поговаривают, мол...

В день Чернолуния полагается завесить все зеркала и ни в коем случае не смотреть на собственное отражение.

Некоторые порождения дикой магии могут свободно проходить сквозь стены.

В Солгарде все желающие могут оформить заявку на тур по тавернам, включающий в себя 10 уникальных заведений со всех уголков мира, и посещение их всех в один день!

Дикая роза на крышке гроба запрет вампира внутри.

В Керноа кто-то повадился убивать горожан. Обнаруживший неизменно замечает, что из тел убитых растут... зеленые кусты.

В Эльмондо обрел популярность торговец, раз в период заглядывающий в столицу и предлагающий всем желающим приобрести удивительно умных зверей. Правда все чаще звучат голоса тех покупателей, которые утверждают, будто иной раз животные ведут себя странно.

Если в Новолуние поставить зажженную свечу на перекресток - можно привлечь Мертвого Феникса, который исполнит любое желание.

Некоторые представители расы шадд странным образом не нуждаются во сне - они вполне могут заболтать вас до смерти!

Эльфы просто обожают декорировать свое жилье и неравнодушны драгоценностям.

Дворфы никогда не бывают пьяны, что говорится, «в зюзю». А вот гномы напиваются с полкружки пива.

Бросьте ночью 12 Расцвета в воду синие анемоны, подвязанные алой лентой, и в чьих руках они окажутся, с тем вас навек свяжет судьба.

Оборотни не выносят запах ладана и воска.

В Сонном море существуют целые пиратские города! Ничего удивительного, что торговые корабли никогда не ходят в этом направлении.

Хельдемор не отличается сильным флотом: портовые города в гигантском королевстве ничтожно малы!

Положите аркану Луна под подушку в полнолуние чтобы увидеть сон о будущем!

Благословение Луны, которым владеют представители Фэй-Ул, способно исцелить от любого проклятия в течении трех дней после его наложения.

Джинны огня дарят пламя, закованное в магический кристалл, в качестве признания в любви.

В Маяке Скорби обитает призрак водного джинна, который вот уже пятьдесят лет ждет свою возлюбленную и топит каждого, чья нога ступит в воды озера, окружающего маяк.

Фэй-Ул пьянеют от молока, а их дети не нуждаются в пище первые годы жизни - главное, чтобы ребенок находился под Луной.

Самой вкусной для вампиров является кровь их родственников.

Свадьбы в Аркануме проводятся ночью, похороны - днем. Исключение: день Чернолуния, когда ночью можно только хоронить.

В лесу Слез часто пропадают дети, а взрослый путник легко может заблудиться. Очевидцы рассказывают, что призрачный музыкант в праздничной ливрее играет всем заблудшим на флейте, и звук доносится со стороны тропы. А некоторым он предлагает поучаствовать в полуночном балу.

Не соглашайтесь на предложение сократить дорогу от незнакомых путников.

На острове Чайки стоит роскошный особняк, в котором никогда нет людей. Иногда оттуда виден свет, а чей-то голос эхом отдается в коридорах. Говорят что каждый, кто переступит порог, будет всеми забыт.

Озеро Лунная Купель в Лосс'Истэль полностью состоит не из воды, а из лучшего вина, которое опьяняет сладким вкусом!

Утеха стала приютом целым двум ковенам ведьм: неужто им здесь медом намазано?

В языке эльфов нет слова, обозначающего развод.

По ночам кто-то ошивается у кладбищ подле Руин Иллюзий.

В Фортуне дают три телеги золота в придачу тому, кто согласен жениться на дочери маркиза.

В Белфанте очень не любят культистов.

Не стоит покупать оружие у златоперого зверолюда, коли жизнь дорога.

Кто-то оставил лошадь умирать в лесу Ласточки, а та взяла и на второй день заговорила.

Храм Калтэя называют проклятым, потому что в статую древнего божества вселился злой дух и не дает покоя ныне живущим. Благо, живут подле статуи только культисты.

В Озофе то и дело, вот уже десять лет, слышится звон колоколов в день Полнолуния.

Жители утверждают, будто бы портрет леди Марлеам в их городке Вилмор разговаривает и даже дает им указания.

Чем зеленее орк, тем он сильнее и выносливее.

У водопада Дорн-Блю в Ольдеморе живут джинны воды и все, до единого - дивной красоты.

На Ивлире ежегодно в период Претишья происходит турнир воинов. В этом году поучаствует сам сэр Александер Локхард - личный охранник ее Величества королевы Маргарет!

Все аристократы отличаются бледностью кожи, да вот только в Рон-Дю-Буше эти господы будто бы и вовсе солнца не знают.

В мире до сих пор существуют настоящие фэйри, да вот только отличить их от любого другого существа - невозможно!

Фэй-Ул настолько редки, что являются настоящей диковинкой для всего Аркануме. А на диковинки большой спрос. Особенно на черном рынке...

18 Бурана дверь королевского дворца Хельдемора распахивается всем желающим, бал в ночь Первой Луны.

В 15-20 числах в Лосс'Истэле происходит Великая Ярмарка Искусств - это единственный день, когда эльфы позволяют пройти через стену всем.

10 Безмятежья отмечается один из главных праздников - самая длинная ночь года. в Рон-дю-Буше проводится Большой Маскарад.

42 Расцвет - день Солнцестояния, неофициальный праздник Пылающих Маков в Ольдеморе, когда молодые люди ищут цветок папоротника и гадают.

22 Разгара отмечается Урожайный Вал в Фортуне.

Каждую ночь спящие жители Кортелий подле Утехи выбираются из своих постелей, спускаются к неестественно синему озеру и ходят по его песчаному дну. Поутру их тела всплывают, а селяне всерьез боятся спать.

Прогуливаясь по улочкам Солгарда, вы натыкаетесь на старуху. Ее уродливое лицо на миг мелькает в свете фонаря, она хватает вас за руку и кричит что-то невнятное. На следующий день все начинают сторониться и избегать вас.

В деревне Уилмот подле Вилмора более 90% детей умирают при рождении и тем странней, что несколько семей отличаются в ней поразительным плодородием.

Администрация проекта: один, два, три.
нужные персонажи
25.07 Открыт набор в новый квест.
18.07 Объявлен новый прогноз астрологов.
Переход на Разгар состоится 1 августа.

Арканум. Тени Луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [11 претишье 1058] Мне холодного пива, а моему другу-орку мороженое


[11 претишье 1058] Мне холодного пива, а моему другу-орку мороженое

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://i.imgur.com/G2yS5lU.jpg

Юлки х Хельберген

Мелкий портовый город близ Хельдемора | Вечер неминуемо распространяет тени

Задача была проста, словно детская считалочка. Всего-то и нужно было пересечься, заговорщицки подмигнуть друг другу, убедиться, что артефакт не подделка да скорее-быстрее отправиться на встречу с дедом-Качи. Но в городке такая прекрасная погода, ларьки с уличной едой как назло завлекают запахом, а на главной площади, кажется, вот-вот начнется веселое театральное представление комедийного жанра. Ничего не случится, если они задержатся ненадолго? Ведь так? Так? 

❝Ломаюся, сгибаюся, скажу, что не здоров
Принесите мне пол-литру и не надо докторов
Мы в гробу того видали, кто нас пьяницей назвал
На свои мы деньги пили, нам никто не подавал❞

https://i.imgur.com/jUVENd8.jpghttps://i.imgur.com/N8Nnh5N.jpghttps://i.imgur.com/BKjm0Pj.jpghttps://i.imgur.com/9gF0bcW.jpghttps://i.imgur.com/UOqTh6s.jpg

Закрутить колесо Аркан?
да

Отредактировано Хельберген (26.06.2021 02:11)

+5

2

- Что мы будем делать с пьяным матросом, что же нам делать с пьяным матросом? Что же нам делать с пьяным матросом этим ранним утром? - с сильным акцентом пропел себе под нос Хельберген, привалившись с какой-то высокой груде ящиков и бочек. - А не побрить ли ему пузо ржавой бритвой?
Не будь орк так сонлив от такой приятной погоды и не настолько вымотанным от долгой дороги и ожидания, непременно бы выругался на родном языке, похлопал бы себя по лицу широкой ладонью и до холодного пота ужаснулся тому факту, что только что пропел фрагмент человеческой матросской песни. Нет-нет, постойте, у него есть оправдание! Он, несчастный, торчит в этом треклятом порту уже несколько часов без особой возможности отойти или отвлечься (по нужде не в счет!), а местные работники так любили сопровождать песнями свою рутинную работу, что даже в его голове между такими вещами, как "дед", "война", "племя", "мясо", "работа" и "хорошее оружие" смогли  пролезть назойливые и цепляющие мотивчики. Да и бывшие соплеменники никак не могли застать его за столь постыдным занятием, не так ли? Эх, неужели он впервые с облегчением думает о том, что не способен так просто наткнуться на других орков?
- А не запереть ли его в трюме морской воды напиться? А не запереть ли его в трюме морской воды напиться? - отдаваясь неожиданным порывам своей простой, как придорожный валун, души, раб достал из сумки флягу с водой и сделал несколько глотков. Капли влаги освежили горло, да и само тело почувствовало легкий заряд свежести. Как хорошо все-таки, что в этот раз дедуля не забыл снабдить его припасами в дорогу. Да только все равно допустил промах, пожалев память для работы и не сообщив своему не то рабу, не то подопечному, во сколько прибудет корабль с грузом.
Это было даже похоже на загадку или пазл, когда тебе предоставляют ограниченное количество информации или набор деталей, а дальше тебе нужно самостоятельно найти нужный ответ и собрать общую картину. И город подсказал ему старый Качи и день. И то, какой корабль должен причалить и с кем ему предстоит встретиться. Даже про погоду не забыл сказать, метеоролог хренов, чтобы "внучек" подобающе оделся и не схлопотал тепловой удар, опять укутавшись в несколько шерстяных плащей с капюшоном. Не пожалел, выдал своему невольному помощнику новую легкую накидку, зачарованную на прохладу и на отвод глаз посторонних и взглядов нежеланных. А вот про время, лис дряхлый, не сказал! Вот и торчал в порту зеленокожий целый день, аккурат с утра, как столб посреди ровного поля. И попросту - как дурак последний. А мимо сновали люди, мелкота из малого народца и остроухие, заряжая это место жизнью, суетой и шумом.  "Честное слово, подожду несколько минут и пойду куда-нибудь", уныло подумал дикарь и повернул голову в сторону города. А ведь там, если вспомнить, столько всего интересного, завлекательного и, прежде всего, вкусного. И ведь это он даже не о румяных жителях. Многочисленные ларьки, кафе, ресторанчики без устали работали и были открыты от зари и до зари, помогая каждому, кто был при деньгах, сделать свой день лучше за счет совсем несущественного потакания греху обжорства. Хелю даже казалось, что он слышит шкворчание капель жира, падающих с кусков мяса на угли. Серьезно. И ведь это шипение и бульканье наполняющего кружку напитка не может быть игрой воображения? А эти хлопки лопающихся зерен кукурузы? Орочьи боги, как же хочется туда... Ну пошлите же ему с неба хоть один шампур с шашлыком! Или пусть мимо будет проходить моряк с фруктовым пирогом да забудет его рядом с орком. Отчего же молитвы работают лишь тогда, когда нужно снести какому-либо уродливому монстру голову или беспрепятственно поджечь чужую хату? Неужели его голодные муки стоили этого проклятого артефакта?! "Да их у старика такая куча, что он может из них сделать гору да спать сверху подобно дракону! Ведь ничего не произойдет, если он отлучится на полчаса прикупить хотя бы горсть печеных желудей? Ну подождет его "посланник" с "товаром", ничего страшного. Постоит тут, в назначенном месте, тоже послушает местные песенки, полюбуется видами, половит пауков из этой горы ящиков. Найдет, чем себя занять", почти убедил себя Хель и уж было бодрым шагом сделал несколько шагов, как вдруг тут же вернулся и, тяжко вздохнув, вновь привалился к ящикам. Конечно. Конечно, всех ваших и отцов и матерей, он не может отлучится даже на мгновение даже из-за малейшего риска проворонить "посланника".  Страх не от возможного провала, а перед стариком, который будет выслушивать оправдания, был сильнее нежели потребности. Не хотелось бы вновь принимать "наказание", когда нижние клыки только-только отрасли на приличные полсантиметра.
- Клянусь своими богами, но как только вся эта засранская пустая трата времени закончится, я куплю себе огроменный пирог с печенью! И большую кружку лимонада. Да и сверху еще заполирую мороженным. Чтоб пять шариков на этой, как ее... Вафле было. - стоял и бубнил себе под нос недовольный орк, хмурясь и скрестив руки.

+4

3

Очевидно, Хелю повезло. Артефакт, который ему велели забрать, прибыл в порт. Сотрясаясь внутри своей коробки от постоянного столкновения с ящиками стройматериалов и грудами матросов, магическая диковина всё-таки сократила расстояние, разделявшее их с будущим попутчиком. Ни разбитые о защитный кейс бутылки, ни лишние 1000 километров пути не смогли сбить приспособление с верного курса.

Матросы не навредили бы артефакту нарочно, и тот это понимал. Радовался за то, как искренне команда праздновала последнее путешествие перед большим перерывом. Заканчивается строительство самой длинной в Галатее железной дороги. Оставалось только сбросить груз в порту и готовиться к новому масштабному контракту. Железо под рельсы, прочная Ивлирская древесина для шпал – их запах больше не будет впиваться в кожу работников. Сейчас пахнет лишь самогоном, а в кожу впиваются только морские шмели, гнездо которых корабль пробил, маневрируя сквозь рифы. Противопоказано тем, кто испытывает такую эйфорию, опьянение и отравление, прибывать на встречу вовремя.

– Точно там про место не сказано? – высокая шадд потирает опухшую от укусов руку. Она падает носом в просалённый листок с инструкциями, в который напарница вцепилась смуглыми пальцами до дырок.

– Даже отмокнув в пиве, невидимые чернила не показались. Уточнений не будет… – с унынием отвечает та, облокачиваясь на плечо подруги, – Хоть бы только ящики, про которые тут говорится, не были у нас в трюме. Дэв, тебе ведь доводилось с камельцами-умельцами встречаться, они могли зайцем запрыгнуть? – Кричит она, скрываясь под тушкой шадд от солнца.

Пока ждала ответа, успела задремать.

Дев не шли по следу заказников, они шли по следу фруктовых пирогов. Зыбучие пески медовых кренделей и шипучих лимонадов уже давно стащили их подальше от своего поискового отряда. Слишком мелодична песня продавцов в придорожных ларьках, крутящих сахарную вату, жарящих попкорн, разливающих холодный сидр.

– …Что же нам делать с пьяным матросом этим ранним утром?

За годы мореплавания шадд научилась разом подбирать звуковую волну морских частушек. Умела, как летучая мышь, ориентироваться в пространстве исключительно на них. Рефлексы толкали следовать за знакомыми звуками. С подругой подмышкой она рассекает суетившихся и снующихся обитателей порта в поисках чу́дного голоса.

– Ящики! Накидка! Нашли! – Вербально выпинывет свою напарницу из сладкого сна, как только очертание собирающего пауков Хеля появилось в толпе. Мускулистая шадд запрыгивает на орка с объятиями:

– О-о-о! Кто умирает на дне океана? Ле-ви-а-фан! Что угрюмо так жужжишь? Мы тебе кое-что привезли!

– Акри! Мы предмет взять забыли! Давай вернёмся, пока не поздно, заодно может Дэв на… А… – девушка убирает с лица дреды, в полусонном ступоре оценивая, что изменилось с момента, когда она была в сознании.

– Ты не переживай, – на этот раз она обращается к Хелю, пытаясь подмигнуть, – заказ у нас, он во-о-он там, на корабле. Мы тогда там и встретимся. Нам просто пару срочных дел нужно… завершить. Мы быстро! Обменяемся любезностями и пойдёшь. Как придешь – скажешь, что Мишель пригласила, – она очень убедительно улыбается, вылезая из крепкой хватки сокомандницы на мостовую.

Отредактировано Юлки (30.06.2021 05:36)

+1

4

"Угрюмое жужжание" орк прекратил моментально, но не сразу вернул себе способность к вербальному общению. Гомон окружающих, впрочем, и не думал утихать, поэтому неловкой абсолютной тишины с насмешливым стрекотом сверчков удалось минуть. После того, как шадд выпустила опешившего, как собака перед раскрытым зонтом, Улл`Парского дикаря из настолько сильных объятий, при которых боль считается показателем огромного дружелюбия и расположения, он был способен лишь глупо и недоверчиво пялиться на этих двух подружек-хохотушек, замерев и не двигаясь. Поток времени забрал с собой не менее шестидесяти секунд, прежде чем Хель отмер и, не особо стесняясь подобным жестом оскорбить двух незнакомок, принялся смотреть, не пропало ли что-либо у него с пояса и не поместила ли шадд ему на спину какое-либо маленькое приспособление для недобрых целей.  Не обнаружив ничего ни скандального, ни подозрительного, воин моментально вытянулся по струнке и, напустив на себя серьезный вид, скрестил руки и начал недовольно зыркать.
- Вы опоздали. И забыли артефакт. Славно? Славно. - процедил сквозь зубы Хельберген, постукивая указательным пальцем себе по предплечью. - Как вас там? Акри и... Бэв? Так вот, женщины. Уж я-то не переживаю, потому что при любых обстоятельствах получу то, за чем притащился на эту, дьявол ее побери, пристать. А вот вам, ба-реш-нем, переживать как раз стоит. Не думаю, что когда я буду вынужден объяснять человеку, на которого работаю, причину такой задержки, то он спокойно отреагирует на такое непрофессиональное поведение с вашей стороны.
Хельберген знал, что мог отпустить эту ситуацию, не журить легкомысленных морячек словно школьниц за невыполненное домашнее задание. Но уж сильно крутило-воротило его душу то, как от них пахло. За то время, пока девы проделывали свой путь между палатками с уличной едой, словно от одного райского острова к другому, запах различных вкусных блюд прилип к ним подобно липучке для мух. В уголке рта и на штанине у одной из них изголодавшийся раб отчетливо видел пятна соуса, а в волосах другой застряли крошки. Или это песчинки? Ладно, он будет думать, что это крошки лимонного пирога, чтобы добавить своему негодованию силы и натуральности.
- Я негодую. - добавил он, хотя это и без того было понятно. И затем, тяжело вздохнув и закатив глаза, добавил. - Ну хорошо. Тот корабль? Точно?
Хель бросил взгляд в сторону пришвартованных кораблей, кажущихся такими одинокими без своей суетной команды. Особенно тот, на котором, по словам этих недобросовестных раззяв, и находилось то, что было ему нужно. Отсюда орк не смог разглядеть ни единой души на палубе, но ведь кто-то же должен был его встретить, верно?
- Ладно. Ладно. - зеленокожий опустил руки и поочередно взглянул каждой морячке в глаза. - Пусть будет так. Но если вы не хотите, чтобы я болтал лишнего, то я ожидаю от вас как минимум мясной пирог. С печенью. С каждой из вас по пирогу, дьявол вас забодай. Все поняли? Приступать немедленно.
Хмурым выражением своего зеленого от природы и слишком продолжительного времени, проведенного на морском воздухе лица Хель дал понять, что подобное заявление обсуждению, торгу и отказу не подлежит и направился в сторону корабля, имени которого все еще не знал.

Все-таки наконец пройтись, пусть и немного, было приятно. И пусть доски скрипели и шатались, измученные тяжестью более тысячи шагов, покрывавших их каждодневно, а работники, что с грузами, что без, любили беспардонно потолкаться, но ему стало даже как-то легче, едва он ощутил работу мышц в ногах. Едва раб приблизился к нужному кораблю, как сразу же, не тратя времени на любование судном, прошествовал по мостику на палубу, ловя себя на мысли, что впервые в жизни ступает на корабль, да еще и имея на это разрешение.  Осталось лишь на дирижабле полетать да увидеть ту самую железную дорогу, о которой в народе столько слухов ходит.
- Есть кто? Я по делу! - это человек или эльф, возможно, стали бы тихонько и крадучесь, как мышеньки, выискивать кого-либо, при этом боясь лишний раз потревожить окружающих. А вот Хельберген рассудил, что если как можно громче гаркнуть на всю силу орочьих связок, то это ускорит развитие необходимых событий.

+1

5

– Кошмар, какой душный попался, – утомлённо протянула Акри, передавая подруге кусок лимонного пирога.

– На моего младшего брата чем-то похож. Будем надеяться, также быстро отходит.

– Отмахались и главное.

– Хорошо хоть ребята все успели свалить, – Миша сканировала толпу в поисках Дев, не дошедших с ними до вымотанного Хельбергена. Она с раздражением замечает, что ни они, ни другие члены команды, координировано прыгнувшие в эпицентр фестивальных торжеств, на глаза не попадались.

– А на кого корабль оставили?

Над безлюдной палубой, среди такелажа нашли себе место два призрака.

Юлки сидели в беседке, подвешенной под собранными парусами. Они слегка покачивались на ветру, подпирая одной ногой мачту. Рядом с ними – дух, пытающийся что-то вспомнить.

С пристани было видно, как вереницы тележек с закусками обступили городские постройки. Барельефные фасады и закрепленные над дверьми указатели напоминали начинку сдобной сладости, проглядывающую сквозь тесто. Юлки видели, как в одно из этих зданий недавно вошли их товарищи матросы. Сейчас они смотрели за скоплениями отдыхающих. Как и их сокомандники, многие устроились под боком у баров. Кто-то прохлаждался ближе к воде. На площади радовались песням уличных музыкантов и импровизированным представлениям. Призрак рядом, Лялиэль, грустно хмыкает.

Заметным становится гость, целенаправленно ступающий на судно.

– Лунной ночи, – Юлки откликнулись на гортанную прокламацию Хеля и методично спустились вниз на подвесной доске. Они пересекают палубу и встают напротив орка, вправляя выбитые внезапным криком барабанные перепонки.

+2

6

Ответ, уже сформированный в голове и готовившийся сорваться с языка, бестактно сорвал яростный гвалт черно-белых птиц, покруживших над их головами и неспешно устроившихся на мачте. Чайки, словно базарные зазывалы или типичные кумушки-сплетницы на деревенских танцах, следили за ними с ленивым интересом, поворачивая желтоклювые головы то в одну сторону, то в другую. Птахи были нескрываемо упитанными, что наводило на мысль не только о благополучии города, но и том факте, что в более несчастные времена их можно использовать вместо куриц на мясо. Их суетной гвалт раздражал и не без того не самого терпеливого представителя орочьих кровей, отчего вместо ответного приветствия, что был запланирован изначально, он выдал грубое и бестолковое:
- Сейчас не ночь, эльф. Луны еще нет.
Новый взрыв птичьего гвалта, словно это было шоу и кто-то поднял для зрительского зала табличку "Смеяться".  Даже удивительно, как всего всего-навсего одна деталь способна перечеркнуть все то положительное,  что существует вокруг. Ведь свежий бриз, воздух без индустриального смога, ароматы свежей еды, плеск воды о борт и гармоничные цвета безоблачного неба были ничем иным, как подарком этого дня жителям и гостям этого города. Именно за подобной атмосферой и ощущениями могут как успешно, так и впустую гнаться художники, поэты, писатели и просто люди, чьи сердца нуждаются в теплом, ободряющем касании любви к самой жизни. Как же жестоко и до едкого смеха иронично, что Улл`Парский дикарь, неосознанно ощущая на себе всю эту любовь окружающего мира, так легко поддался на раздражение лишь от птичьих криков. Пальцы непроизвольно сжались в кулак, а затем, насильно расслабившись, с нажимом прошлись несколько раз по затылку, ероша коротко стриженные жесткие волосы. Раньше отец учил его таким жестом негласно давать волкам команду успокоиться. Даже спустя столько лет орку казалось, что он способен помнить ощущения, когда можно пальцами зарыться в теплую звериную шерсть. Теперь за неимением ни родителя, ни волков, Хель применял этот навык на себе. В большинстве случаев помогало. Дьявол, еще бы эти мерзкие птицы охрипли до немоты и заткнулись наконец!
- Я по делу. - неосознанно повторил раб, пытаясь полностью сфокусироваться на появившемся незнакомце. Сказать по правде, он был готов сфокусироваться на чем угодно, лишь бы шум от морских птиц стал не более чем второстепенным фоновым шумом. - Мне сказали, что нужно упомянуть, будто бы меня пригласила какая-то Мишель.
Хельберген внимательно проследил за реакцией матроса. Это же матрос, верно? Не всякий простак смогл бы сначала без несчастных случаев и неловких падений сначала спуститься вниз, а затем уверенно пройти по палубе, не вздрагивая от каждого скрипа деревянных досок. Но ведь как непривычно и странно замечать эти острые и торчащие из светлых волос уши. Неужели эльфы занимаются чем-то еще, помимо бесконечных балов, декорирования собственных  домов и многовековой череды изображения своей бессмертной "красы" на кусках бумаги? Занятно. Век живи, век учись и удивляйся.
- На этом корабле вы перевозили нечто, что должны были впоследствии доставить мне. - раб поспешил уточнить. - Точнее, сначала мне, а я затем должен был бы доставить это моему, черт побери, дедуле. Дедуле. Качи. Качи Карачи. Такой дряхлый, изъеденный морщинами и сединами лис с несколькими золотыми зубами во рту. Пахнет странно. Даже по моим меркам. У него еще брови заставляют задуматься, сросшиеся они или нет. Что-нибудь в голове уже зажглось?
Орк вздохнул и скрестил руки, уже готовясь повернуть обратно да пойти отыскать этих беспечных прохвосток, которые скорее всего его попросту разыграли и хорошенько всыпать им по первое число за такие детские подколы. Разумеется, ничто никогда не могло идти по плану, верно? Все всегда через ишачью сраку. Дьявол, да если бы впервые за его служение старику хоть одна миссия прошла бы гладко да без сучка и задоринки, он бы... Да он бы! Ах, если бы да кабы!
- Дай-ка угадаю - меня развели. - слова воина были скорее тихим отзвуком решивших пробиться наружу мыслей, нежели обращением к эльфу - невольной жертве его вечного недружелюбного настроя. - Смешно. Отлично. Понятно. Давай, остроухие, посмейтесь.
Можно было даже не просить, ведь за них и за, казалось бы, весь свет в целом смеялись чертовы чайки. И тут внезапно Хелю пришла мысль. "Этот ушастый", взгляд с легким непониманием скользнул по матросу, "здесь одни, что ли? Команда оставила корабль под такую скупую охрану? Либо этот порт славится невероятной безопасностью для судов, либо тут что-то не так просто, как кажется". Взгляд орка мгновенно, пусть и беспочвенно и надуманно, стал подозрительным.
- А чего это ты в одиночестве здесь, а не с остальными? Или я просто не вижу остальных оставленных без веселья и на дежурство?

Отредактировано Хельберген (25.07.2021 00:22)

+2


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [11 претишье 1058] Мне холодного пива, а моему другу-орку мороженое


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно