ходят слухи, что...

Кристиан заставил себя еще раз заглянуть в лицо девочке. Ее бледные глаза казались бездонными; было трудно разобрать, где кончаются радужные оболочки и начинаются белки, они как бы перетекали друг в друга. Кристиан уловил кислый коричневый запах смерти. От крысы. Слабый запах засохшей крови.

Кристиан уловил кислый коричневый запах смерти. От крысы. Слабый запах засохшей крови.

Администрация проекта: имя, имя, имя.
нужные персонажи
22.03 На обочине, у самой дороги, стояла девочка лет семи-восьми, но худенькая и сморщенная, как старушка, в синей рубашке, которая была ей сильно велика. Один рукав уныло болтался, наполовину оторванный. Девочка что-то вертела в руках. Поравнявшись с ней, Кристиан притормозил и опустил стекло. Девочка уставилась на него. Ее серые глаза были такими же пасмурными и выцветшими, как сегодняшнее небо.

Арканум. Тени Луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Архив у озера » Сокровищница » Виллингили Орват | шадд | 219


Виллингили Орват | шадд | 219

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

О персонаже

https://i.imgur.com/mTWRtgh.jpg
by Angel Ganev

Вилли́нгили ÓрватВиртуоз

"Во все времена толпа сходила с ума из-за какого-нибудь лозунга. Завоеватели сметали империи, пророки устанавливали мировые религии благодаря нескольким словам, выкрикнутым в подходящий момент."

Шадд | 219 | аркан Колесницы

Фракция:
Левиафан — Доверенное Лицо ll — штатный трикстер;
Церковь Девяти — Рядовой lll — наблюдатель по делам Церкви, отдел Вестников;
Бывший член Калейдоскопа Гармонического Созвучия (Лáркас Тýрвин †), Солгардского Ордена (Брýнвульф Медоед, Кáссия Кáрбо †)

Мировоззрение:

Хаотический злой

Род деятельности:

Организация мероприятий, пропаганда, шпионаж

История

Врёт о своём детстве Вилли не так уж много, чтобы не запутаться. Считай, сглаживает углы. Единственным исключением у него была статная красавица Кассия… погодите, автор забегает вперёд. О Кассии и других — позднее, а сейчас, пожалуй, необходимо упомянуть самое начало жизни любимого театрального постановщика Левиафана. Тогда его, правда, звали, Ларкасом, а никаким не Вилли. Официальных документов на его счету с тех пор было много, но ни в одном из сохранившихся не сказано, что его породило семейство Турвинов, полуросликов из батрачного поселения на просторах Вольного берега Хельдемора в 842-ом году. Война жестоко обошлась с ними, отняв ферму и двоих хороших сыновей, а судьба жестоко посмеялась, подарив взамен четвёртым ребёнком шадд.

Родителей он ощутимо смущал своим существованием, а двоих из троих старших отпрысков и того более. Шадд всегда говорил правду в одном: внимания в детстве ему недоставало, а когда он его всё-таки получал, то усваивал впрок каждое мгновение. Прок был, конечно, несколько другого толка, чем может подумать не знавший тяжёлого кулака в детстве собеседник, а кто знаком с ним был — уточнять детали не спешит. Подробностей Вилли и сам бы рассказать уже не мог. Помнит, что рано стал добывать сам себе на жизнь, потому что от других подачек практически не перепадало, не считая сердобольной сестры.

В то же время семья считала, что устраивала жизнь своего младшего уродика как могла, тогда как тот эффектно губил каждое их благое начинание… что тоже не являлось ложью. Дело всё было в том, что тяжкий труд, который считали своей обязанностью нести все Турвины, к нему не клеился. Ларкас ужасно стирал, никудышно мыл, доламывал то, что нужно было подлатать и вечно не успевал — потому что совсем не хотел заниматься тем, к чему его пристраивал семейный подряд, за что был много раз бит. От природы неусидчивый мыслитель, шадд был насмешкой над влиянием арканы, под которой родился. Зато мальчишка научился водиться с хулиганами, ростовщиками, барыгами и другими маргиналами; как он после обретения таких связей доставал сам себе деньги на леденцы родителям и подумать было тошно. Одним словом: ужасное горе в семье.

На сороковом году жизни он наконец перерос на голову всех родственников, навалял тумаков отцу в пылу очередного скандала и засим исчез из стен родного кривоватого дома, будто его там и не было. Теперь ему хотелось отвести душу. Дальнейшие несколько лет биографии не вошли в историю Вилли ни в каком виде. В 883-ем году он  подвизался в ополчение и принял участие в нескольких кровопролитных сражениях с орками, от последствий набегов которых в те годы страдало всё государство. Да, шадд не стал национальным спасителем и зеленокожие сегодня занимают часть земли, за которую он бился под знамёнами Хельдемора. Зато у него получилось вступить в ряды королевской армии, заработать, подучить пару языков и получить несколько заметных шрамов, а самое главное — обзавестись хорошими знакомствами. У него выходило договориться с несговорчивым и убедить непримиримого, а ещё шадд прекрасно умел развлекать своих товарищей и отвлекать их от тягот поля брани. В его руках заладилась игра на лютне, подаренная товарищем, он стал сочинять песни о сражениях. Помахав мечом несколько лет Ларкас в 887-ом году дезертировал, не имея желания продолжать военную карьеру или погибнуть. Он заработал достаточно для того, чтобы отправиться в Ольдемор с парой товарищей.

В этом государстве не было недостатка в солдатне, зато существовало много сцен. Вилли вам этого не расскажет, да и большую часть того, что следовало за этим, — иначе какой толк был бы от “Вилли” — но начал шадд своё знакомство с миром иллюзии и притворства с того, что подвизался в клакёры. Он неплохо понял театральную жизнь ещё до того, как сам впервые напялил на себя костюм. А это, разумеется, рано или поздно случилось, потому что предрасположенность к творчеству и желание собрать на себе взгляды неотступно следовало за Ларкасом, требуя реализации. Начав подхватывать мелкие роли и заменять перебравшего накануне или хлопнувшего дверью артиста, шадд мало-помалу крепко встал на подмостках не самого крупного из театров столицы под зорким взглядом ищущего свою путеводную звезду антепренёра.

Следующие годы бывший солдат успешно развлекал публику на все лады, освоив и пение, и танцы, и всё, чему полагалось быть на сцене в том или ином формате. У шадд получилось замечательно интриговать, создавать комические эффекты и приправлять щепоткой драмы, он чётко знал меру в том, чем кормит внимание публики. Влияние Ларкаса распространилось за пределы родного театра благодаря его интуиции и открытому сотрудничеству, он стал востребован как сценарист и постановщик; к 911-ому году этот деятель искусств уже был автором нескольких пьес, получивших большой успех как на территории Ольдемора, так и за пределами. Его с радостью приняли в ряды Калейдоскопа Гармонического Созвучия. А затем пришёл Бдящий мор.

Шадд не помнит, сколько тогда мучился. Одно верно: это было слишком долго. Он удивлён, что дожил до момента, когда в его жилище зашёл очень хорошо одетый человек и предложил небольшую сделку. Вакцина от Бдящего мора, о которой ещё даже не успел разойтись слух, в обмен на услуги артиста. Шадд, разумеется, согласился — организовать импровизацию актёрской труппы под открытым небом в нужное время было нетрудно. Он даже обрадовался: неужели на его дело обратили внимание власти? Когда артист отошёл от болезни, то стал придумывать сюжет и связываться с коллегами, и когда подошёл срок, спонтанное театральное представление от самого Ларкаса Турвина с шиком состоялось. Собралась половина города, была жуткая толкотня. Даже стражники покидали свои посты, чтобы поглазеть; ослабевшее от последствий Бдящего мора население хотело радости. Шадд не заострил внимание на том, что шоу необходимо было устроить в той части города, где находилось посольство Эльпиды. И когда с той стороны зазвучали взрывы и крики, не сразу понял, что крупно ошибся, подумав про внимание властей.

В ту ночь очень хорошо одетый человек снова к нему явился. Он научил Ларкаса, что нужно говорить, когда к нему придёт следствие, и дал хороший мешочек монет. “Представление было восхитительным, вы настоящий Виртуоз” — сказал человек с улыбкой, от которой шадд покрылся гусиной кожей. Так состоялось его первое сотрудничество с Домом Змея. Пожалуй, Ларкас был слишком тщеславен для того, чтобы воротить нос и считать сделку закабалением. Он ощущал гордость за то, что прославился даже в тех кругах, его любопытство и жажда событий сделали Ларкаса открытым к дальнейшему сотрудничеству. С тех пор к нему стали периодически обращаться из Дома Змея с целью привлечь внимание публики или отвлечь его, заложить в умах какую-то идею или выгнать её оттуда… собственно, забегая вперёд, он занимается этим до сих пор! Правда, в те годы было несколько проще, потому что в его распоряжении были настоящие актёрские труппы, а для того, чтобы договориться о производственных работах, не требовалось пересекать целый континент — всего лишь постучать в нужный кабинет в Консерватории. Теперь же… Самое время отметить, что идея обучаться магии Иллюзии, которой занялся Ларкас после 911-го года, сослужила ему хорошую службу.

Через какое-то время слова его связующего из Левиафана стали пророческими: шадд стал Виртуозом Калейдоскопа. Сорок пять чудесных лет он вскруживал головы и запудривал мозги не раскрывая своей истинной природы действий. Сценой стала вся Галатея, актёрами — личности, даже не подозревающие о своих ролях. Представления, которые устраивал шадд, могли длиться неделями, даже месяцами, а могли случиться в одно мгновение и остаться лишь в глазах смотрящих. Его истории попадали на первые полосы благодаря труду ни о чём не подозревающих коллег по Калейдоскопу — или умирали вместе со своими непосредственными участниками. Всё это Виллингили делает и сегодня, но уже не на правах Виртуоза, потому как это звание осталось лишь прозвищем в рядах Левиафана с тех пор, как занялось расследование после одного не слишком изящного исполнения в Альдмере. Его личная труппа погорела при попытке стащить важный документ в разгар бала-маскарада в королевском дворце. Актёры разбежались как крысы с тонущего корабля, роль которого исполнял сам Ларкас. Дело принимало для шадд скверный оборот, поэтому тот, инсценировав собственную смерть, залёг на дно.

Он скрывался в подполье с 956-ого года по 961-ый, и вышел из него в образе Сэлинджера Орват — молодого человека с лукавыми глазами. Это была его первая роль в мире, для которого умер Ларкас Турвин. Благодаря связям с Домом Змея шадд смог получить артефакт, способный длительное время скрывать истинный облик, заменяя устойчивой иллюзией. Что до его непосредственных связей с внутренней кухней Левиафана… шадд несколько охладел, имея самые скверные подозрения относительно собственного провала. До 977-го года он не занимался делами Дома, предпочитая странствовать и обучаться. Отныне обречённый переживать за своё инкогнито, шадд озадачился целью овладеть мастерством Иллюзии и искал для этого любые поводы и возможности. Но дела делаются, если их делать, а делать шадд всё ещё умел лучше всего то, за что любили когда-то Ларкаса. В конце 977-го его соблазнили вернуться в один многообещающий проект. Сэлинджер вернулся к обязанностям трикстера Дома Змея, держа дистанцию с былыми партнёрами, но ненадолго, ибо вскоре ему предстояло стать кем-то другим.

Перевоплощение произошло в 979-ом году в новорожденном Солгарде. Тогда же случайным образом произошло зарождение профсоюзов... Некто Брунвульф Медоед первым вскинул кулак против двойных смен, навязанных гонкой корпораций, и призвал бойкотировать аристократию. Это задержало на какое-то время постройку главного цеха компании по производству заводских станков, чего как раз хватило для того, чтобы из ниоткуда возникли и быстро отстроились конкуренты, одни из главных нынешних партнёров Дома Змея. Брунвульф, очевидно, от природной скромности, вскоре исчез с подмостков цеха. Наверняка его ум и характер оценили по достоинству где-то ещё, как полагали некоторые бывшие коллеги. Хотя параллель с ним и с ухоженным нуворишем, проживающим в апартаментах в элитной части города, они не провели, даже когда столкнулись с ним нос к носу на улице.

Необходимость присутствия Брунвульфа в Солгарде со временем себя исчерпала, и тот продал дом и "отправился в путешествие". Личины сменяли друг друга в зависимости от необходимости ещё несколько раз. Самой выдающейся со времён гнома для шадд — и одной из самых полезных для Левиафана — стала Кассия Карбо, которая в 1052-ом году появилась словно видение на балу графа алсмарского и совершенно очаровала его сына. В народе много судачили о том, как долго мужчина пытался добиться взаимности таинственной наследницы одной из корпораций Солгарда. Именно тогда политик стал сторонником технократов и лоббировал их интересы при дворе Альдмеры. Он стал верным союзником претендента на престол Аврона Волморена IV и был в числе тех, кто помог тому занять трон в 1057-ом году. К сожалению, после этого события умница Кассия свернула шею, упав с лошади. Вдвойне прискорбно, если учесть тот факт, что наследник графа незадолго до этого объявил в своём дружеском кругу, что намерен удивить женщину и приехать в Солгард для того, чтобы сделать той предложение. Дом Змея был в восторге и ещё долго обсуждал эту историю, хотя завистники утверждали, что шадд напрасно уничтожил такую отличную карту, потому что был бы чудесной жёнушкой политику.

К сожалению, сторонники Аврона не смогли удержать в руках то, на создание чего потратил столько времени Левиафан. Или, может, в интересах заказчиков был как раз-таки временный успех? Так или иначе, тень раздумий пала на шадд. Всё чаще он стал задумываться об истинной цели происходящего и искать сакральный смысл. Став Виллингили — внуком Сэлинджера из неких сентиментальных побуждений — он обратился к вере, его стали чаще видеть в компании служителей Церкви Девяти. Шадд принял младший ранг, что не укрылось от Левиафана и послужило предметом для сплетен. Хотя он птица не самого высокого полёта, а его истинный облик знают, пожалуй, только самые старые и высокопоставленные члены организации, прозвище Виртуоз в своём роде легенда в Доме Змея.

Так или иначе, исполнитель Вилли был и есть исправный. И новоявленное сотрудничество с Церковью не стало препятствием для того, чтобы продолжать переплетать и запутывать нити мира.

Отличительные черты

1,57 | 60

Внешность шадд зависит от того, каким заданием он сейчас занимается. Однако всегда в один промежуток времени существует стабильное обличье, у которого есть свои документы, легенда и прочие земные страсти. Кое-кто из тех, кто давно ведёт дела с Ларкасом, прекрасно осведомлены о том, что тот пользуется личинами. Таким знакомым шадд всегда может дать понять, кто сейчас перед ними на самом деле.

С начала 1058 года и по сей день жив и здравствует Виллингили Орват — молодой человек, что едва ли выше Ларкаса, бойкий и востроглазый. Ему на вид не более двадцати трёх, имеет хорошую выправку, — наверняка успел отслужить где-то — стрижку ряботяги из технократов, одевается соответствующе: аккуратно и чисто, предпочитая короткие куртки и белые рубашки. Но кожа у него светлая, а руки не загвазданы машинным маслом, так что, возможно, это просто следующий модному течению молодец, а никакой не машинист из Солгарда. Впрочем, говорит на общем и на дварфийском сей сударь без акцента, а ещё проявляет большую осведомлённость в вопросах технического производства. Необычный, словом, тип! И очень обаятельно кривящий рожи. И как такой с Церковью связался?

В подлинном облике шадд являет собой очень невысокого мужчину с пропорциональным телосложением пребывающего в частых тренировках активного человека. Голову его венчают тёмные завитые рога, строение остроконечных ушей явно указывает на родство с полуросликами. Его глаза не имеют радужки и зрачка; полностью белые, они, тем не менее, прекрасно видят. Лёгкие морщины украшают смуглую кожу, говоря, что перед вами не мальчик, а человек средних лет — несмотря на то, что это впечатление может быть обмануто густой копной русых волос, по моде Солгарда коротко стриженных. Ещё одна существенная и не самая приятная деталь лица шадд — красный нос, создающий впечатление содранной кожи. Ларкас в юности получил теорию от родной матери о том, что это демон в нём пытался вылезти наружу, начав с носа, и так там и застрял. Возможно, это послужило одной из причин любви шадд к ношению чужих обличий, но разговор этот не имеет смысла, поскольку вы не услышите эту историю и, скорее всего, никогда не увидите этот нос. Ровно как и тонкий гладкий хвост такого же оттенка, и заострённые зубы во рту, и тёмные когти на длинных человеческих пальцах.

Навыки и компетенции

► Театр, искусство выступлений — маэстро с более чем ста семидесяти летней практикой.
► Игра на лютне, свирели, многоствольной флейте — большой ассортимент выученных мелодий, свободная импровизация, авторские песни.
► Стратегия и планирование — в широком смысле слова, шадд хорошо думает. Во всех направлениях одновременно.
► Магия Иллюзии — высокий уровень.
► Образование — высокий уровень грамоты, счёта, свободное владение общим, дварфийским, рон-дю-бушским, основы эльфийского и орочьего языков, знание географии, фундаментальные знания алхимии и инженерного дела.
► Политология и социология — большая осведомлённость в том, чем живёт (и будет жить) Галатея.
► Ведение боя — неплохо владеет коротким клинком, умеет носить части кожаных доспехов. Вынослив, может долго бежать или плыть.
► Связи с общественностью — да. Очень много. Огромное количество, как в самой гнусной клоаке подполья, так и среди аристократии.

Недостатки и слабости:

► Необходимость постоянно поддерживать образ давно не обременяет шадд, но вот время, проводимое в собственном теле, стало для него психологическим неудобством.
► Остерегается общения с сильными магами или артефакторами не из круга. То же касается членов фракций, в которых он состоял ранее, за исключением связных в Солгардском Ордене.
► Ремесленные науки не приклеились к шадд ни будучи Ларкасом, ни будучи даже Брунвульфом Медоедом, который добился успехов в Ордене балабольством. Ничего не может сделать сам нормально паталогически, кроме как расседлать лошадь.

Связь с вами

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Виллингили (07.11.2021 14:52)

+10

2

Репутация и артефакт

Предсказание Посланницы:
«Не доверяй владыке змеи». 

Дом Змея
(+4)

Кружись на своих тонких ниточках, марионетка! Развлекай их, а когда устанешь - умрешь. Ты же в курсе, что случилось с твоими предшественниками?

Церковь Девяти
(+4)

Не братья они тебе по крови, но по духу. В их городе ты находишь публику, которая ценит тебя, в их глазах ты видишь искренность. Но за тобой - опасный для них искуситель.

Фирский Орден
(-3)

Память о тебе поистерлась из их светлых голов, рассеялась в толпе. Пока лучше не появляться им на глаза, но ничего не вечно, да?

Артефакт

Порука лицедея

Маленькая металлическая серёжка в виде кольца, на котором болтается шип. Уникальность артефакта заключается в высококачественной магической настройке конкретной личины, которая накладывается на носителя. Все те, кем был длительное время шадд, пребывали “на нём” таким прекрасным образом именно благодаря этому артефакту. Дружбой с его создателем и настройщиком член Дома Змея очень дорожит. Артефакт может работать беспрерывно двое суток, после чего требует подзарядки, для этого его необходимо снять. Для полной зарядки требуется двенадцать часов. Артефакт невидим под созданным им обликом. Может хранить лишь один облик, для перенастройки под новый потребуется половина периода.
Сила: ♦♦

Летний сон

Как говорится, не хочешь открыть свой истинный возраст — не показывай свой артефакт. Артефакт-проводник магии для шадд был сделан в 911-ом году, когда мода на практичные и эргономичные украшения ещё не вступила в силу, а маги стремились подчеркнуть свою индивидуальность. Изделие являет собой свирель, которую ни внешне, ни по звучанию ни на день не состарило время. По правде говоря, Ларкас однажды сломал её; модель, что нынче болтается у него за пазухой, на самом деле 950-го года. Просто он к ней привык. Свирель звучит замечательно, но для того, чтобы волшебство иллюзии происходило, на ней играть вовсе необязательно.
Сила: ♦

Фиоры: 10

Начисления

+10 за победу в ивенте ко Дню Черной Луны.

+1


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Архив у озера » Сокровищница » Виллингили Орват | шадд | 219


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно