поговаривают, мол...

В день Чернолуния полагается завесить все зеркала и ни в коем случае не смотреть на собственное отражение.

Некоторые порождения дикой магии могут свободно проходить сквозь стены.

В Солгарде все желающие могут оформить заявку на тур по тавернам, включающий в себя 10 уникальных заведений со всех уголков мира, и посещение их всех в один день!

Дикая роза на крышке гроба запрет вампира внутри.

В центре опустевшей деревушки подле Фортуны стоит колодец, на бортиках которого грубо нацарапана фраза на эльфийском: «Цена должна быть уплачена».

Старый лес в окрестностях Ольдемора изменился. Звери изменились вместе с ним. Теперь их нужно убивать дважды.

В провинции Хельдемора не стихает молва о страшной угрозе, поджидающей путников на болоте, однако... всякий раз, когда туда прибывали нанятые охотники, они попадали в вполне себе мирную деревеньку.

Беда! Склеп мэра одного небольшого города возле Рон-дю-Буша едва ли не полностью ушел под землю после землятресения. Лежавшие там мирно тела... пропали.

В окрестностях Рон-дю-Буша есть примечательный город, главная особенность которого — кладбище. Поговорите с настоятелем местной церкви и он непременно отыщет для вас могилу... с вашим именем.

Известный мастер ищет бравого героя, дабы увековечить его благородный лик в камне.

Тролль, которого видели недалеко от деревни на болотах, говорит на общем языке и дает разумные советы напуганным путешественникам, встречающих его на пути.

Книги в большой библиотеке при ольдеморской консерватории начали разговаривать, и болтают они преимущественно друг с другом.

В Керноа кто-то повадился убивать горожан. Обнаруживший неизменно замечает, что из тел убитых растут... зеленые кусты.

В Эльмондо обрел популярность торговец, раз в период заглядывающий в столицу и предлагающий всем желающим приобрести удивительно умных зверей. Правда все чаще звучат голоса тех покупателей, которые утверждают, будто иной раз животные ведут себя странно.

Если в Новолуние поставить зажженную свечу на перекресток - можно привлечь Мертвого Феникса, который исполнит любое желание.

Некоторые представители расы шадд странным образом не нуждаются во сне - они вполне могут заболтать вас до смерти!

Эльфы просто обожают декорировать свое жилье и неравнодушны к драгоценностям.

Дворфы никогда не бывают пьяны, что говорится, «в зюзю». А вот гномы напиваются с полкружки пива.

Бросьте ночью 12 Расцвета в воду синие анемоны, подвязанные алой лентой, и в чьих руках они окажутся, с тем вас навек свяжет судьба.

Оборотни не выносят запах ладана и воска.

В Сонном море существуют целые пиратские города! Ничего удивительного, что торговые корабли никогда не ходят в этом направлении.

Хельдемор не отличается сильным флотом: портовые города в гигантском королевстве ничтожно малы!

Положите аркану Луна под подушку в полнолуние чтобы увидеть сон о будущем!

Благословение Луны, которым владеют представители Фэй-Ул, способно исцелить от любого проклятия в течении трех дней после его наложения.

Джинны огня дарят пламя, закованное в магический кристалл, в качестве признания в любви.

В Маяке Скорби обитает призрак водного джинна, который вот уже пятьдесят лет ждет свою возлюбленную и топит каждого, чья нога ступит в воды озера, окружающего маяк.

Фэй-Ул пьянеют от молока, а их дети не нуждаются в пище первые годы жизни - главное, чтобы ребенок находился под Луной.

Самой вкусной для вампиров является кровь их родственников.

Свадьбы в Аркануме проводятся ночью, похороны - днем. Исключение: день Чернолуния, когда ночью можно только хоронить.

В лесу Слез часто пропадают дети, а взрослый путник легко может заблудиться. Очевидцы рассказывают, что призрачный музыкант в праздничной ливрее играет всем заблудшим на флейте, и звук доносится со стороны тропы. А некоторым он предлагает поучаствовать в полуночном балу.

Не соглашайтесь на предложение сократить дорогу от незнакомых путников.

На острове Чайки стоит роскошный особняк, в котором никогда нет людей. Иногда оттуда виден свет, а чей-то голос эхом отдается в коридорах. Говорят что каждый, кто переступит порог, будет всеми забыт.

Озеро Лунная Купель в Лосс'Истэль полностью состоит не из воды, а из лучшего вина, которое опьяняет сладким вкусом!

Утеха стала приютом целым двум ковенам ведьм: неужто им здесь медом намазано?

В языке эльфов нет слова, обозначающего развод.

По ночам кто-то ошивается у кладбищ подле Руин Иллюзий.

В Фортуне дают три телеги золота в придачу тому, кто согласен жениться на дочери маркиза.

В Белфанте очень не любят культистов.

Не стоит покупать оружие у златоперого зверолюда, коли жизнь дорога.

Кто-то оставил лошадь умирать в лесу Ласточки, а та взяла и на второй день заговорила.

Храм Калтэя называют проклятым, потому что в статую древнего божества вселился злой дух и не дает покоя ныне живущим. Благо, живут подле статуи только культисты.

В Озофе то и дело, вот уже десять лет, слышится звон колоколов в день Полнолуния.

Жители утверждают, будто бы портрет леди Марлеам в их городке Вилмор разговаривает и даже дает им указания.

Чем зеленее орк, тем он сильнее и выносливее.

У водопада Дорн-Блю в Ольдеморе живут джинны воды и все, до единого - дивной красоты.

На Ивлире ежегодно в период Претишья происходит турнир воинов. В этом году поучаствует сам сэр Александер Локхард - личный охранник ее Величества королевы Маргарет!

Все аристократы отличаются бледностью кожи, да вот только в Рон-Дю-Буше эти господы будто бы и вовсе солнца не знают.

В мире до сих пор существуют настоящие фэйри, да вот только отличить их от любого другого существа - невозможно!

Фэй-Ул настолько редки, что являются настоящей диковинкой для всего Аркануме. А на диковинки большой спрос. Особенно на черном рынке...

18 Бурана дверь королевского дворца Хельдемора распахивается всем желающим, бал в ночь Первой Луны.

В 15-20 числах в Лосс'Истэле происходит Великая Ярмарка Искусств - это единственный день, когда эльфы позволяют пройти через стену всем.

10 Безмятежья отмечается один из главных праздников - самая длинная ночь года. в Рон-дю-Буше проводится Большой Маскарад.

42 Расцвет - день Солнцестояния, неофициальный праздник Пылающих Маков в Ольдеморе, когда молодые люди ищут цветок папоротника и гадают.

22 Разгара отмечается Урожайный Вал в Фортуне.

Каждую ночь спящие жители Кортелий подле Утехи выбираются из своих постелей, спускаются к неестественно синему озеру и ходят по его песчаному дну. Поутру их тела всплывают, а селяне всерьез боятся спать.

В деревне Уилмот подле Вилмора более 90% детей умирают при рождении и тем странней, что несколько семей отличаются в ней поразительным плодородием.

Администрация проекта: один, два, три.
нужные персонажи
27.09 Опубликован новый прогноз астрологов.

Арканум. Тени Луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [5 Опочивальня 1054] Я справлюсь с этим злом


[5 Опочивальня 1054] Я справлюсь с этим злом

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Я справлюсь с этим злом

https://i.imgur.com/IoIrRE0.jpg
Рон-Дю-Буш|5 Опочивальня 1054  года Вероника де Морте |Карл Карсье

Ты говоришь, всё это западня,
Де, карту разыграли без меня.
Во что, конечно, верится с трудом.

Мол, рыцарь без упрёка и страстей!
Попробуй сам - в бою не очерствей.
Всё это видится порочным колесом.

Сам упрекаешь, ну а что же ты?
И знаешь в нас похожие черты.
Я непременно справлюсь с этим злом.
.

Закрутить колесо Аркан?
нет

Отредактировано Вероника де Морте (10.08.2021 18:26)

+1

2

[nick]Лило[/nick][icon]https://i.ibb.co/ZK7q0GF/2.jpg[/icon]

Время уже клонилось к горизонту, он чувствовал это по нарастающему зуду в костяшках пальцев и тикающей боли в висках. Ему было вовсе необязательно видеть небо над головой чтобы знать, что часы покоя подходят к концу. Навскидку он дал бы еще пару часов до наступления вечерних сумерек, вот когда наступят настоящие проблемы. Он потратил целый день, удивительное расточительство, для человека, бьющегося за каждый час собственного здравомыслия. Холодный расчет и прогнозируемая феерия боли и жестокости. Крытая повозка, в которой их везли, наконец, начала менять характер своего движения. Лило ждал. Это было долгое, муторное ожидание. Шесть часов они ехали по-прямой, в душной и нагреваемой солнцем подобно парнику повозке, не смотря на легкий мороз и свежевыпавший снег за ее пределами. Всю дорогу они с Вероникой играли в догадки, куда именно их везут, считал повороты и время движения. Все зависело от начального поворота, если они свернули на запад – то уже должны были проехать долины Альдмеры, лес Рондо и сейчас находятся где-то в Рон-Дю-Буше. Эта догадка подтверждалась двойным переездом через каменные мосты, и придавала мужчине оптимизма — у него были неплохие отношения с местной знатью, что время от времени пользовалась его услугами через общиих знакомых. Аналогичным образом дела обстояли с церковью, что не смотря на всю свою внешнюю святость представляла собой лишь очередное формирование желающее доминировать над остальными. Эти два факта обнадеживали, давай ему понять что когда все закончится — проблем не будет, и власть иущие охотно закроют глаза на любой произошедший на их территории беспредел. Вполне вероятно, даже вышлют собственных чистильщиков чтобы прибрать за залетным ведьмаком и его спутницей, что против воли оказалась вовлечена в войну фракций, банд и гильдий. Впрочем, так ли это – вопрос был крайне спорный, держалась девушка слишком стойко для простолюдинки в непростой ситуации.

Повозка начала сбрасывать скорость, дергаться вправо, словно съезжая с дороги и стонать изнывающей от нагрузок древесиной колес и бортов. С этого момента можно было сказать определенно – они куда-то приехали. Цетробежные силы швыряли Лило и Веронику из стороны в сторону, останавливая движения лишь натянутыми цепями кандалов, пока их транспорт преодолевал все новые подъемы и спуски уклонов и ухабов. Повозка то останавливалась на особо трудных участках, то трогалась, набирая скорость, резко останавливалась, и, наконец, круто повернув влево, в течение четверти часа медленно тащилась по прямой, усеянной рытвинами дороге.

– Какая-то деревня, – подал голос Лило, продолжая затеянную ими в самом начале пути игру в догадки. Довольно экстремальное знакомство не раз заставляло парочку обмениваться полуулыбками и ободряющими шутками по пути. Кто-то из них был виновником незавидного положения обоих, вот только кто? Изначально Лило считал что охота велась за ним, но факты расходились с действительностью, он не ходил одним и тем же маршрутом дважды, его было невозможно подкараулить в засаде. А если и так – зачем брать девушку? Вопросы, вопросы, и ни одного ответа. Он тщательно анализировал ситуацию, подходил к ней со всех сторон, вновь и вновь возвращаясь в памяти к тем событиям. Вот девушка покидает магазин, вот поскальзывается, роняя корзину, вот он приходит к импульсивному решению помочь, и тут… их обоих хватают. Шансы, что охота велась не за Верой казались микроскопически малы. Шансы, что кто-то бросил вызов ему, а то и вовсе – Синдикату, и того меньше.
– Очевидно, – согласилась де Морте. – Но где?

Он пожал плечами. Где-то. Одно он знал наверняка, они уже не в Хельдеморе. Повозка сбавила скорость до предела, вновь делая крутой поворот. Дорога, казалось, стала еще хуже, чем была до этого. Подпрыгивая на кочках, несчастный транспорт протащился ярдов триста, после чего остановился. С улицы послышался звук открывающихся ворот, после чего повозка медленно поползла вперед, гулким шумом отражая звуки от стен помещения, в котором ее движение окончательно оборвалось.

– Мы в каком-то сарае, – Продолжая игру в очевидность подметил мужчина. – С закрывающимися воротами.

Вероника вновь кивнула, поддерживая это наивное развлечение.

– Знаю. В коровнике. Я чувствую запах.

До пленников донеслись приглушенные голоса . К повозке приблизились шаги. Тент открылся, и в кузов хлынул ослепительный свет. Гарсье прищурился, спасаясь от внезапно вспыхнувших ярких факелов, и, посмотрев мимо Вероники, увидел троих мужчин, два тесака, один меч.

— Выходите, оба. – Скомандовал мечник. Ничего иного, кроме как подчиниться у пленников не оставалось. Неуклюже, на отсиженных в долгой поездке ногах стражи закона выбрались, ступив расшитыми сапогами в навоз, что устилал пол сарая. Лило огляделся – это и вправду был здоровенный коровник, с высокими стенами и воротами, позволяющими проехать внутрь повозке с запряженными в нее лошадьми. Вот только коров в нем не было, стойла оказались переделаны под содержание людей: каждое имело собственное кольцо для цепей, а так же железную калитку с накидным замком. Мечник жестом приказал законникам двигаться в стойла.

— Вы совершаете серьезное преступление. – На всякий случай напомнил мужчина. В его голосе не было паники и осознания того, во что он вляпался. Он говорил спокойно и размеренно, словно бы поддерживая беседу на светском рауте, а не был привезен на убой в тихое местечко. Лило и не признавал себя пленником. Да, он был закован в кандалы, что в целом не являлось проблемой, лишь временным неудобством. Да, его вывезли за пределы королевства и сейчас он находится ровно там, где по всей видимости ни единая живая душа не найдет его останков. Но и это не смущало его, бывали ситуации и похуже. В конечном итоге, он знал один секрет, о котором не догадывались его похитители – не он здесь жертва.

— Без тебя знаю, козел. – Пробурчал мечник в ответ. – Молчи.

Пленников отвели в их стойла, отделенные друг от друга деревянной перегородкой, их кандалы быстрыми и отточенными движениями приклепали к свисающем с колец цепям и, проверив, надежно ли закованы члены ордена, оставили на некоторое время привыкать к своему новому положению.

Время клонилось к закату. Он уже чувствовал как запах железа на каждом вдохе. Лицо Вершащего не покидала ухмылка, полная злобы и предвкушения.

— Вероника? — Обратился он к девушке, продолжая игру в очевидность. – Им нужен не я. Не хочешь ничего рассказать?

Отредактировано Карл Гарсье (15.09.2021 20:26)

+1

3

Женщина вздрогнула, когда Карл позвал её по имени. Она ещё не привыкла к тому, что ему ведома свято охраняемая ею тайна. А ещё его дурная, следует признать, привычка обращаться к ней вот так запросто, пусть даже и наедине, когда никто не может услышать, нервировала Веронику изрядно и только прибавляя азарта зверю, без того возмущённому плачевным положением дел и неустанно проверяющему крепость её духа, выискивая любую возможность сунуть свой нос в происходящее гораздо раньше отмеренного ему времени. Своеобразная игра в поддавки изнуряла. Но она покуда ещё могла противостоять его рвению.
Тяжёлые металлические оковы тесно сжимают запястья.
- Давай я раскрошу металл.
Короткие цепи, продёрнутые в кольцо, вбитое в стену, тянут и выламывают суставы при любом неосторожном движении.
- Я легко порву их.
Чужие голоса, отдалённые, улавливаемые только на крайних нотах диапазона, но всё равно различимые. Они насмехаются над тем, с какой лёгкостью им удалось пленить двух Мечей, отпускают гадкие и похабные шуточки про Виктора и Арх`Сонне, смакуют свою браваду и хвалятся друг перед другом: “Как я его!”
- Только позволь, и я вырву их поганые языки.
Двоедушница дёрнулась, подогнула ноги и повисла на путах, проверяя их прочность тяжестью собственного веса. Сильно, но не больнее боли вывернулись руки, и ей пришлось вновь искать опору. Затем она что есть мочи потянула цепи на себя, напрягая жилы и стиснув челюсти почти до тризма. Даже упёрлась одной ногой в стену, но звенья так и не поддались.
- Хлипкие, не удержат, - наконец, она прекратила свои на первый взгляд совершенно бессмысленные попытки. Цепи радостно брякнули, повиснув без натяжения. - Что за подстава! Надо же было так, - Вероника абсолютно игнорирует вопрос Вершащего, прямо давая понять, что не особенно желает вдаваться в подробности и вести непринуждённую беседу.
Нет, она вполне могла бы рассказать ему о том, что нарочно подставилась и отбивалась вполсилы, чтобы наверняка попасться, полагая, что подобный ход много сэкономит ей время и позволит не только убедиться в справедливости своих подозрений, но и проследить весь путь от простых исполнителей до заказчиков, а главное логова преступников.
- Быть может кто-то ещё остался жив? - женщину не покидала эта мысль, она на мгновение застыла, оставив свои метания, и прислушалась к окружению, но не уловила ни единого признака стороннего присутствия. Здесь, в этой занюханной темнице, приспособленной из старого коровника, лишь они двое, и никаких других узников.
Вот только она никак не могла раскрыть перед нежданным напарником истинную подоплёку дела. Де, всё это не просто похищение, а намеренная провокация со стороны правящей семьи Рон-Дю-Буш. Своеобразная демонстрация силы, призванная удержать на привязи всех, кто не согласен с их стремлениями.
- Да, кстати, вся правящая верхушка страны - вампиры, - Веронника безумно рассмеялась, вспыхнувшему в её сознании крамольному признанию. - Один из этих тоже вампир тот, что с мечом. Может сказать? Предупредить? Чтоб не лез на рожон. А впрочем, какое это сейчас имеет значение… - женщина начала шумно и часто дышать, её грудная клетка заныла от боли, словно кто-то хотел пробраться сквозь неё наружу, разорвав плоть и переломив рёбра.
- Ха-а-а-а, - она стиснула зубы. Одна единственная гласная, растянутая на выдохе приносила ей невероятные мучения.
Один секрет Карлу всё же предстоит узнать. Хочет он того или нет.
- Надо было бежать раньше, чёрт, - внутреннее напряжение ломает голос, её артикуляция становится нечёткой, а из-за сбивчивого дыхания слова вырываются из глотки с глухим рычанием, похожим на хрипы, придушенного мягкой удавкой человека. - Думала успею… - она вдруг пронзительно закричала, привлекая к себе внимание похитителей. - Эй вы, грязные ублюдки, чего попрятались, как крысы, - Вероника гремит цепями, пинает деревянную перегородку и поливает преступников чёрной бранью, - собачьи дети! Сосунки! Трусы! - умолкает она только, убедившись, что её спектакль возымел эффект. Кто-то из сторожей не выдержал и решил проучить горлопана. Двоедушница отчётливо различала его настойчивые шаги.
- Самый молодой и и самый наверняка самый недалёкий.
- Ка-а-арл, ни звука. Сиди тихо, может, - она сглотнула скопившуюся во рту слюну,- может тогда обойдётся. И… - последние слова она прошептала едва слышно, - прости меня… - больше Вероника не промолвит ни слова.
Подошедший мужик ударяет рукоятью тесака по металлической калитке и выкрикивает несколько угроз, наивно полагая, что они сумеют утихомирить разбушевавшегося узника.
- Эй ты чего там? На цепи со страху вздёрнулся? - ничего не подозревающий караульный прикладывается ухом к железной створке.
По ту сторону двери раздаются невнятные и непонятные звуки - хруст, треск, лязг, всхлипы и, наконец, гулкое рычание, застывшее на самой низкой ноте.
Зверь припал к земляному полу, опираясь на все четыре лапы и соображая, как поступить. Замкнутое пространство, вонь и биение двух сердец где-то совсем рядом. То, что воспринимается ближе, бьётся чаще, с провалами и перебоями. Так звучит страх, страсть и предвосхищение. Оборотень желает отведать разгорячённой крови и ударяет когтистой лапой по деревянной перегородке. Один раз. Другой. Третий. И так покуда совсем не проломит тонкие доски. Переступив черту, зверь встанет в полный рост, нависая над жертвой. У его оскаленной пасти пенится окрашенная алым слюна, а раскосые жёлтые глаза горят в темноте и глядят не мигая.
- Р-р-р… - предостерегающее приветствие исключительно безрадостно. Монстр готов к прыжку, но Карла по счастливой случайности спасает чужая тупость. 
- Э-э-эй? - идиот несколько раз ударяет ладонью по металлической створке. Грохот раздаётся такой, что зверь прижимает уши и ревёт, протестуя перед рваной и чрезмерно раздражающей гармоникой.
Он рывком срывается с места и всей своей тушей ударяется в дверь, выгибая створки в противоположную сторону так сильно и так резко, что петля навесного амбарного замка лопается, и дверь распахивается, выпуская оборотня наружу. Чухвнуший к тому времени, что к чему, похититель, уже улепётывает со всех ног, призывая товарищей на подмогу и поднимая переполох истеричными воплями. Но она настигает его у самого входа, напрыгивает сверху, хватается лапой за подбородок и дёргает голову на себя и, запрокидывая её назад, переламывает хребет. Не выпуская безжизненного тела, она смыкает пасть на чужом горле, резким и смазанным для взгляда простого человека движением вырывая гортань. Кровь брызжет фонтаном, впитывается в сухой наст из соломы и перегнившего навоза. Уронив добычу на пол, волколак вгрызается во вспоротое брюхо, намереваясь как можно скорее добраться до внутренностей и полакомиться такой горячей, такой нежной и вкусной печёнкой. Его трапезу прерывает задорный свист - тот, кто подоспел на подмогу бедолаге, выпустил в монстра арбалетный болт. Простой наконечник, не серебро. Выстрел не сможет надолго задержать зверя, разве что разъярить ещё больше. Оборотень отскакивает от трупа, обламывает стрелу и успевает ударить до того, как стрелок перезарядит своё орудие. Зверь рвал и метал, атакуя всякого, кто попадался на его пути. Он был зол, слишком зол, чтобы уйти в охоту. Только лишь месть и жажда убийства побуждали его к действию. И даже неутолимый голод не становился поводом прервать череду бессмысленных смертей.

+1


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [5 Опочивальня 1054] Я справлюсь с этим злом


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно