поговаривают, мол...

В день Чернолуния полагается завесить все зеркала и ни в коем случае не смотреть на собственное отражение.

Некоторые порождения дикой магии могут свободно проходить сквозь стены.

В Солгарде все желающие могут оформить заявку на тур по тавернам, включающий в себя 10 уникальных заведений со всех уголков мира, и посещение их всех в один день!

Дикая роза на крышке гроба запрет вампира внутри.

В центре опустевшей деревушки подле Фортуны стоит колодец, на бортиках которого грубо нацарапана фраза на эльфийском: «Цена должна быть уплачена».

Старый лес в окрестностях Ольдемора изменился. Звери изменились вместе с ним. Теперь их нужно убивать дважды.

В провинции Хельдемора не стихает молва о страшной угрозе, поджидающей путников на болоте, однако... всякий раз, когда туда прибывали нанятые охотники, они попадали в вполне себе мирную деревеньку.

Беда! Склеп мэра одного небольшого города возле Рон-дю-Буша едва ли не полностью ушел под землю после землятресения. Лежавшие там мирно тела... пропали.

В окрестностях Рон-дю-Буша есть примечательный город, главная особенность которого — кладбище. Поговорите с настоятелем местной церкви и он непременно отыщет для вас могилу... с вашим именем.

Известный мастер ищет бравого героя, дабы увековечить его благородный лик в камне.

Тролль, которого видели недалеко от деревни на болотах, говорит на общем языке и дает разумные советы напуганным путешественникам, встречающих его на пути.

Книги в большой библиотеке при ольдеморской консерватории начали разговаривать, и болтают они преимущественно друг с другом.

В Керноа кто-то повадился убивать горожан. Обнаруживший неизменно замечает, что из тел убитых растут... зеленые кусты.

В Эльмондо обрел популярность торговец, раз в период заглядывающий в столицу и предлагающий всем желающим приобрести удивительно умных зверей. Правда все чаще звучат голоса тех покупателей, которые утверждают, будто иной раз животные ведут себя странно.

Если в Новолуние поставить зажженную свечу на перекресток - можно привлечь Мертвого Феникса, который исполнит любое желание.

Некоторые представители расы шадд странным образом не нуждаются во сне - они вполне могут заболтать вас до смерти!

Эльфы просто обожают декорировать свое жилье и неравнодушны к драгоценностям.

Дворфы никогда не бывают пьяны, что говорится, «в зюзю». А вот гномы напиваются с полкружки пива.

Бросьте ночью 12 Расцвета в воду синие анемоны, подвязанные алой лентой, и в чьих руках они окажутся, с тем вас навек свяжет судьба.

Оборотни не выносят запах ладана и воска.

В Сонном море существуют целые пиратские города! Ничего удивительного, что торговые корабли никогда не ходят в этом направлении.

Хельдемор не отличается сильным флотом: портовые города в гигантском королевстве ничтожно малы!

Положите аркану Луна под подушку в полнолуние чтобы увидеть сон о будущем!

Благословение Луны, которым владеют представители Фэй-Ул, способно исцелить от любого проклятия в течении трех дней после его наложения.

Джинны огня дарят пламя, закованное в магический кристалл, в качестве признания в любви.

В Маяке Скорби обитает призрак водного джинна, который вот уже пятьдесят лет ждет свою возлюбленную и топит каждого, чья нога ступит в воды озера, окружающего маяк.

Фэй-Ул пьянеют от молока, а их дети не нуждаются в пище первые годы жизни - главное, чтобы ребенок находился под Луной.

Самой вкусной для вампиров является кровь их родственников.

Свадьбы в Аркануме проводятся ночью, похороны - днем. Исключение: день Чернолуния, когда ночью можно только хоронить.

В лесу Слез часто пропадают дети, а взрослый путник легко может заблудиться. Очевидцы рассказывают, что призрачный музыкант в праздничной ливрее играет всем заблудшим на флейте, и звук доносится со стороны тропы. А некоторым он предлагает поучаствовать в полуночном балу.

Не соглашайтесь на предложение сократить дорогу от незнакомых путников.

На острове Чайки стоит роскошный особняк, в котором никогда нет людей. Иногда оттуда виден свет, а чей-то голос эхом отдается в коридорах. Говорят что каждый, кто переступит порог, будет всеми забыт.

Озеро Лунная Купель в Лосс'Истэль полностью состоит не из воды, а из лучшего вина, которое опьяняет сладким вкусом!

Утеха стала приютом целым двум ковенам ведьм: неужто им здесь медом намазано?

В языке эльфов нет слова, обозначающего развод.

По ночам кто-то ошивается у кладбищ подле Руин Иллюзий.

В Фортуне дают три телеги золота в придачу тому, кто согласен жениться на дочери маркиза.

В Белфанте очень не любят культистов.

Не стоит покупать оружие у златоперого зверолюда, коли жизнь дорога.

Кто-то оставил лошадь умирать в лесу Ласточки, а та взяла и на второй день заговорила.

Храм Калтэя называют проклятым, потому что в статую древнего божества вселился злой дух и не дает покоя ныне живущим. Благо, живут подле статуи только культисты.

В Озофе то и дело, вот уже десять лет, слышится звон колоколов в день Полнолуния.

Жители утверждают, будто бы портрет леди Марлеам в их городке Вилмор разговаривает и даже дает им указания.

Чем зеленее орк, тем он сильнее и выносливее.

У водопада Дорн-Блю в Ольдеморе живут джинны воды и все, до единого - дивной красоты.

На Ивлире ежегодно в период Претишья происходит турнир воинов. В этом году поучаствует сам сэр Александер Локхард - личный охранник ее Величества королевы Маргарет!

Все аристократы отличаются бледностью кожи, да вот только в Рон-Дю-Буше эти господы будто бы и вовсе солнца не знают.

В мире до сих пор существуют настоящие фэйри, да вот только отличить их от любого другого существа - невозможно!

Фэй-Ул настолько редки, что являются настоящей диковинкой для всего Аркануме. А на диковинки большой спрос. Особенно на черном рынке...

18 Бурана дверь королевского дворца Хельдемора распахивается всем желающим, бал в ночь Первой Луны.

В 15-20 числах в Лосс'Истэле происходит Великая Ярмарка Искусств - это единственный день, когда эльфы позволяют пройти через стену всем.

10 Безмятежья отмечается один из главных праздников - самая длинная ночь года. в Рон-дю-Буше проводится Большой Маскарад.

42 Расцвет - день Солнцестояния, неофициальный праздник Пылающих Маков в Ольдеморе, когда молодые люди ищут цветок папоротника и гадают.

22 Разгара отмечается Урожайный Вал в Фортуне.

Каждую ночь спящие жители Кортелий подле Утехи выбираются из своих постелей, спускаются к неестественно синему озеру и ходят по его песчаному дну. Поутру их тела всплывают, а селяне всерьез боятся спать.

В деревне Уилмот подле Вилмора более 90% детей умирают при рождении и тем странней, что несколько семей отличаются в ней поразительным плодородием.

Администрация проекта: один, два, три.
нужные персонажи
27.09 Опубликован новый прогноз астрологов.

Арканум. Тени Луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [30 разгар 1058] Молитвы неупокоенных


[30 разгар 1058] Молитвы неупокоенных

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Молитвы неупокоенных

https://i.imgur.com/P66VvQL.png

Деревня Крюблан | 30 разгар 1058 Пантегинет Винлорд V | Мао | Винсент де Крориум | Калтэй

О красном вечере задумалась дорога,
Кусты рябин туманней глубины.
Изба-старуха челюстью порога
Жует пахучий мякиш тишины.

Закрутить колесо Аркан?
да | нет

+4

2

Не так уж далеко от берегов пролива Ловца, у подножья леса Скользкого Вала, давненько стоит деревня Крюблан. Жители и лесными дарами кормиться могли, и за рыбой ходить хоть каждый день, кто на что горазд. Больших стад скота здесь не держат, у семей то одна корова с теленком, то две, голов под пятьдесят соберется. Особенно вечером забавно наблюдать, как мальчишка-пастух гонит телок в деревню, а их хозяева встречают, ласково зовя по именам.
Деревня разрослась хорошо, обзавелась собственными тремя улицами с широкими протоптанными проселочными дорогами. Сложно сказать сколько домов на каждой улочке стоит и насколько они старые, жители ухаживают за своими жилищами и друг другу помогают чуть что. Как заведено: у соседки есть молоко, другая за него принесет овощей с собственных грядок, у третьей сыновья крепкие, пошлет их помогать кровлю крыши латать соседу, а к зиме этот сосед поможет сено для скотины на сеновал перетащить. Так и живут дружной общиной. Самым же главным строением в Крюблане считается церковь Луны, отстроенная совсем недавно. Подобно святому месту, камень еë стен всё ещё сияет белизной, вытягиваясь вверх к небу своими острыми макушками крыш. Средь низких деревенских домиков, храм казался сказочной постройкой, вышедшей из страниц доброго романа.
Кажется, что Крюблан идеальное место не только для жизни, но и для поиска ночлега случайным путникам. Дружелюбные и радушные жители с легкостью приглашают в свой дом незнакомцев, ведь делая добро, ожидай добро в ответ, правильно же?

К маленькому причалу, построенному явно не городскими властями, а силами мужиков ближайшей деревни, пришвартовалась лодочка, кинув узел на чугунный кнехт. Четверо мужчин поднялись из лодки, наконец размяв ноги на твердой земле, миновав мостик. На горизонте виднелся корабль с поднятыми чёрными парусами, пиратский флаг с черепом и костями беспокойно развивался на ветру, встав на якорь, экипаж мог не беспокоиться, что их найдет дозорные моряки Белых.
На суше не было ни души, кроме тех, кто только что высадился. Солнце нещадно палило землю, в тени деревьев жара не спадала, лишь защищала от солнечного удара. Кузнечики трещали о своём, будто для них такое пекло самый раз для песен. А что? Птиц не видно и не слышно, они тоже попрятались, спасаясь от палящих лучей солнца в зените. Пантегинет тяжко вздохнул, положив ладонь на соломенную шляпу с широкими полями, пытаясь посмотреть на небо. Всего пара минут на берегу, как на смуглой коже выступила испарина. Серо-бежевая рубашка расстегнутая до пупа, не спасала, зато хотя бы не липла к телу, амулет удачи болтался на перемотанном серебряной цепочкой кожаном шнурке, выглядя обычной невзрачной безделушкой. Закатанные рукава до локтей, обнажали шрамы и особенно уродливую левую руку, ожог на которой напоминал морщинистый изюм своими жилками соединительной ткани. Брюки на несколько размеров больше поддерживали подтяжки, на поясе висели ножны с палашом, если бы не оружие, то Панти можно было выдать за обычного деревенского парня. Члены команды рядом с ним немного похожи одеждой, но предпочли повязать головы платками вместо шляп, и лишь один надел жилетку на голый торс. С виду они крепкие, не старше самого капитана, одному даже больше двадцати пяти не дашь, совсем ещё зеленый.
– По прямой как раз Крюблан будет, по наводке надо искать дом с синими рамами окон, вот там и прячется Хемиш. – сорвав тростинку, Пан откусил кончик и выплюнул, затем сунул в зубы, перекатив языком к уголку рта, покачивая лохматой частью.
Вальтер Хемиш - богатенький молодой аристократ, решивший подмазаться к Левиафану через пиратов. Два месяца он "дарил" оружие, взамен на полезные знакомства и доступ к черному рынку. Как вдруг, по странным совпадениям Белые насели на одну из баз, гоняя пиратов, арестовывая или расправляясь на месте. И во всех случаях Хемиш либо присутствовал во время облавы, либо был там за день до неë. Все стало понятно, когда Панти поручил Касандру связаться с ним от лица главы пиратов, Хемиш сразу исчез со всех карт, увез все добро из своего поместья и с месяц ни слуху ни духу о нём. Однако Левиафан это не только пираты, есть еще и наемники, которые не прочь поискать человека за символическую плату. Вот так Винлорд и оказался здесь со своими подручными. Он мог, конечно, все оставить на наемников, но лишать себя удовольствия поиздеваться над крысой не мог.
Дорога до деревни ещё никогда не была такой тяжёлой. Привыкший к жаркой погоде на Эльпиде, Пан подгонял своих соратников. Приходилось останавливаться в тени хлебнуть воды из фляг, хоть деревню уже было видно. Что странно, никто не слышал лая собак, не видел коров на поле и редкие дуновения ветра казались необъяснимо странными. Подходя все ближе к первым домам с низкими заборами, ограждающие огороды, пираты заметили, что чем дальше, тем суше трава. Не по сезону выгоревшая, чуть ли не черная, вместо сочной зелени. Остановившись у первого забора, пираты разошлись, обходя дом, заглядывая в окна и на участок. Грядки усеяны гнилью, земля пересушена и потрескана, на глаза попадаются комки перьев. Не без причины. Куры хозяина участка валялись дохлыми. Их никто не драл, следов драки или чего-то более подозрительного не находилось. Они просто лежали уже полулысые, в открывшихся животах копошились белые личинки, дополняя картину.
Что-то здесь не так. Куры явно давно сдохли, их должны были убрать, дом не выглядит заброшенным, разве что трава на участке не кошена. Встретившись с ребятами у калитки, Пан осмотрел их лица, нахмуренные брови, прищуренные взгляды бросают на соседние дома.
– Окна закрыты, внутри пусто, никого не увидел. – пробасил первый мужик, вытирая тыльной стороной ладони пот со лба.
– На соседнем участке собака мертвая на цепи лежит. Тоже никого из людей не увидел. – заговорческий шепот второго лишь нагонял жути.
– Вы заметили запах? Мне кажется мертвые животные это только цветочки. – звонкий голос юноши слегка разбавил обстановку и одновременно с этим заставил поморщиться от нежелания представлять что творится в самих домах.
Принюхавшись, Панти действительно не придал значения запаху гнилого мяса, считая, что это идет от кур и кого-то ещё. Но этот запах был куда сильнее и не прогонялся ветром, наоборот воздушные потоки несли больше тошнотворной вони, от которой слезились глаза. Даже привыкшие к запахам пираты, еле держались чтоб не кашлять и не затыкать нос от отвращения. С другой стороны, судить о том, что в деревне все померли по одним животным, не стоит. Вдруг люди чем-то напуганные ушли подальше, оставив хозяйство. Куры и собака просто с голода издохли и все, точно так же и на других участках, отсюда и запах.
– Давайте проверим есть ли кто в доме. – ничего лучше на ум не пришло. Нужно развеять собственные страхи и подозрения, пока мысли не завели ещё куда в какие дебри.
Согласившись с предложением, первый здоровяк, имя которому Йорма, аккуратно завел руку за калитку, оттягивая щеколду вбок. Несмазанные петли противно заскрипели, первым пошел любитель говорить шепотом Зер, доходя до ступеней дома по заросшей дорожке. За ним пошел Панти и последним стал юнец Бади. Дверь дома оказалась открытой, мужики столпились на крыльце и не решались открыть. Не сговариваясь, все подтолкнули Бади поближе к двери и заставили еë толкнуть.
Открывшись нараспашку, из душной тюрьмы вылетел рой мух, врезаясь в лица незванных гостей. Бади завалился вперёд и не смог удержаться на ногах, он сдавленно крикнул, падая на колени и за криком последовали булькающие звуки льющейся рвоты. Запах стоял такой, что не каждый выдержал бы. Панти первым избавился от мух с лица, заглядывая внутрь дома. Перед самым входом на стуле сидело тело. Набухшее, с лопнутым животом, на его коленях шевелились чёрные кишки, сверху них лежало сердце и из-за движений казалось что оно продолжало биться. Бади снова закричал подняв голову на мертвеца, слезы застелили его глаза, руки вляпались в эту непонятную жижу вперемешку с собственной рвотой. Йорма и Зер схватили пацана, оттаскивая его на улицу за шкирку, Панти не мог отвести взгляда от искаженного лица мертвеца. Его рот был открыт настолько широко, что вот-вот оторвется от костей лица, мухи вылезали из самой глотки, вылетая или ползая к белым стекляшкам-глазам. Приглядевшись, он увидел все тех же белых личинок в гниющих внутренностях, они все извивались, поедая мертвые ткани. Закрыв рот рукой, он тоже выскочил наружу, догоняя своих людей, они уже были за калиткой. Бади тихо всхлипывал и вздрагивал от рвотных позывов.
– Что это такое… что это… ааа-ааааа. .. – скулил юнец, тряся испачканными руками. Йорма старался вытереть ему руки смоченной водой собственной банданой.
– Ничего не понимаю! Он просто взял и умер перед дверью? Что это за херня? Что с это деревней не так? Неужели во всех домах так?... Даже дети.. неужели даже дети померли? – несмотря на грозный вид, Зер дрожал то ли от отвращения, то ли от страха.
Пантегинет сам был в ужасе от увиденного, в голове не укладывалось как такое могло произойти в некогда оживленной деревне, он слышал о Крюблане только хорошее. Отойдя от своих людей, выйдя на центральную широкую дорогу, он окинул взглядом близлежащие дома. Чёрные пустые глазницы домов смотрели на гостей безразлично и в то же время угрожающе. В этой деревне нет ни единой живой души. В ушах звенело от тишины, будто в голове кузнечики завели трель, хотя даже птицы молчали. Сильный порыв ветра хлопнул калиткой и входной дверью так, будто внутрь кто-то забежал, заставив сердца авантюристов сжаться от секундного страха.
Пока Бади отмывали, Панти и Зер прошлись по ещё нескольким участкам, заглядывая за двери. На пороге им встречались взбухшие трупы женщин, детей и стариков. На одной из кухонь Пан проверил кастрюлю, похлебка наполовину иссохла и густо заросла плесенью, с учётом времени года, еде почти две недели. Вернувшись к Йорма и Бади, Винлорд решил их порадовать неутешительной новостью.
– Мы найдем дом с синими рамами, убедился, что Хемиш мертв, заберем его добро и уйдем.
– Погоди, нельзя ничего здесь брать. Это место настоящее кладбище, оно проклято. Здесь столько неупокоенных тел, что уж лучше свалить побыстрее. – Зер снова жутко шептал.
– Тогда просто найдем труп Хемиша и свалим, я сам не очень горю желанием здесь задерживаться. – глядя на лица членов команды, Панти пришлось согласиться не воровать у покойников. Команда согласно закивала, Бади последний раз всхлипнул, набираясь мужества. Чего стоит пройтись по дороге, осознавая, что тебя окружают одни мертвецы?
Не успели они двинуться дальше, как до их слуха донесся странный отдаленный звук, напоминающий колокол. Впереди виднелась остроконечная крыша храма Луны, но звук шёл будто бы немного дальше и левее, ближе к лесу. В сердцах пиратов затаилась надежда, что хоть кто-то жив и сможет пояснить им что случилось в Крюблане. Не согласовывая путь, мужчины двинулись по главной дороге к церкви. Из них никто не был глубоко верующим, но ноги сами просились вперёд, не объясняя причин.

+5

3

Есть места, которые не предназначены для жизни. Есть места, которые не стоит посещать. Проклятые. Мертвые земли, внушающие страх, отчаяние и ужас. Мао не знал о таких местах, однако понимал, что они есть и, к великому сожалению, их слишком много. Просто. Он еще слишком юн. Слишком глуп и наивен. Его приключения только начались. Тропа была зеленой, красивой и нетронутой грязью. Тем смрадом, который витал вокруг и выжидал. Ждал, когда нога погрузится по самую щиколотку, чтобы, в одночасье, окутать тебя безжалостной неизбежностью. Парень всем сердцем надеялся, что эти дни не нагрянут никогда. Не хотелось разочаровываться в мире, который любил. Богиня же не должна была забыть о детях своих, подвергнув их невыносимым ужасам.

Жалко, что его надежды остались лишь надеждами.

Выйдя из под церковного крыла, Мао направился в странствие по миру. Решив не рисковать и не испытывать судьбу, парень начал с малого. Переговорив с прохожими, Тихоня узнал, что есть одно место, точнее деревня, которую уже давно покинула богиня. Церковь, которая там находилась, молчала. Люди, которые уходили туда, не возвращались. Торговцы обходили это место стороной, а залетные зеваки делились ужасающими вещами.

Мао понимал, что это место может оказаться опасным, однако, он не мог поверить, что Богиня решила покинуть те земли. Неужели она отвернулась от всех существ, которые там обитали. Это ведь. Невозможно! Собрав всю волю в кулак, ведомый юношеским максимализмом и идеалистическим видением мира, спустя пару дней, парень всё же добрался до деревни под названием Крюблан. Лес, окружающий деревню, потрясал своей красотой. В столь жаркое время суток растения чувствовали себя прекрасно. Цветя и благоухая, Мао наслаждался каждой секундой, пока находился в дороге.

Всё изменилось в тот момент, когда его нога вступила на основную тропу, которая вела к границам деревни. Торговец, согласившийся подвезти Мао за небольшую сумму, высадил паренька и, нервно потянув вожжи, поспешил обратно. Отмахиваясь от пыли, что поднялась после колес повозки, Тихоня пару раз покашлял, проводив испуганного мужика недоумевающим взглядом. "Чего это он?" Поморщившись, Мао отряхнул рясу и, вновь развернувшись к деревни, неуверенно, но направился прямо. Шаг за шагом он ощущал, как аура деревни поглощала его и давила со всех сторон. Солнцестояние и обжигающие лучи ушли на второй план. Жарко. Только это не помешало тому факту, что по коже прошелся мерзкий холодок. Поежившись, прислужник уместил руки на грудной клетки, сжимая пальцами кулон, сокрытый под тканью и плотно, прилегающий к телу.

Осматриваясь по сторонам, место казалось безлюдным. Безжизненным. Не было слышно собак. Не было видно скота. Озорного крика детей. Мужского баса или же женского смеха. Чем дальше он погружался в деревню, тем больше нарастала тревожность. Вскоре под его взор попалось первое существо. Собака. Мертвая. Она валялась у калитки, словно пыталась убежать, но, не успела. Понадеявшись на то, что бедному существу еще можно помочь, Мао поспешил к собаке.

Сблизившись, парню открылась полная картина, которую скрывал забор. Живот животного был разорван. Тело иссушено, а белые черви уже начали поедать гнилостные ткани. Вонь ударила в нос, заставив его закрыть рукой. Внутри все сжалось. Картина пугала, однако, Мао не стал закрывать глаза. - Как же так... - Шепотом произносят его дрожащие губы.

Глаза заблестели, давая понять, что еще немного и он может заплакать. Но он не мог. Нельзя! Его долг, как священика, хоть и поздно, но, он должен упокоить несчастную душу. Усаживаясь на колени, Тихоня сковывает пальцы в замок, прижимая руки к грудине, ощущая всю вонь, начинает взывать к Богине. Тихо нашептывая молитву, прося Богиню услышать его зов, прося Богиню помочь.

Было ли это спасением или нет, но Мао услышал чей-то крик. Подняв голову, парень осмотрелся по сторонам, после чего, закончив молитву, поднялся, отряхивая подол рясы. "Здесь кто-то есть". Появился проблеск надежды, что деревня не была такой мертвой, как казалась с первого взгляда. Еще раз взглянув на собаку, Тихоня стремительным шагом направился в сторону шума.

На самом деле, после молитвы, Мао хотел зайти внутрь двора, дабы посмотреть где находятся хозяева собаки и вообще, не нуждаются ли они в его помощи. Если бы он открыл калитку сильнее. Если бы он удосужился заглянуть внутрь. Он бы застал тела двух мертвых детей. Один нашел свое пристанище под яблоней, а второй на крыльце дома. Изуродованные. Гниющие. Тела.

Выйдя на основную улицу, Тихоня заметил церковь Луны. По устам прошлась улыбка. "Церковь". Она олицетворяла дом. Защиту. Спокойствие. Далее послышался громкий звон колокола. "На церковный не похож". Нахмурившись, Мао сделал еще пару шагов, как из-за соседней улицы, откуда доносился крик, вышли четверо мужей. Оцепенев на одном месте, прислужник посмотрел на незнакомцев, а когда их взгляды пересеклись и вовсе сделал шаг назад.

Лица не внушали доверия. Кроме, наверное, одного, который держал руку у рта. "Может... тот крик..." Слова путаются. Рот не открывается, а губы не двигаются. "Соберись!" Вдохнув полной грудью, парень всё же делает пару шагов вперед, сближаясь.

- И... извините. - Обращается он к тому, что стоял впереди всех. Шрамы на лице. Суровый взгляд. "Они явно не деревенские". - Вы не знаете, что здесь происходит?

+4

4

- И вас, красавица, и вас коснется тленье; и вы сгниете до костей; одетая в цветы под скорбные моленья; добыча гробовых гостей. – произнес неслышно Винсент, несильно шевеля пересохшими, потрескавшимися и воспаленными губами. Воин смотрел перед собой и ничего не видел, ничего нового так точно.
Сквозь прямоугольник дощатого потолка, в пространство между неровными, искривленными погодой досками, просачивался солнечный свет. Он горел как огонь, «поджигая» пыль и витающий в смрадном воздухе мусор. Иногда пыль принимала страшные формы из прошлого и нашептывала проклятья.
Но все это было не взаправду. Правда, с каждым прошедшим часом «фантазии» становились все более реальными и пугающими, и возвращать себя в реальность оставалось все меньше сил.
Винсент засипел, пытаясь справиться с сильным спазмом страдающих внутренностей.
Подохни здесь наконец. Сделай себе одолжение и избавь от страшных, растянутых в бесконечном времени мучений.
- «Раньше надо было на это решаться, приятель.» - но сейчас сил проломить себе голову уже не было.

– Что это такое… что это… ааа-ааааа.
Посторонний голос, разлетевшийся стрелой по окрестности, можно было принять за очередной приступ и игры измученного и иссушенного мозга, но Винсент не поддался этому искушению. 
— И... извините.
Беда поднял воспаленные глаза наверх, его пульс подпрыгнул в поисках запрятанных резервов тела. И они все-таки, но нашлись.
- «здесь кто-то есть…»- воин попытался сглотнуть и пошевелиться. – «…живой!»
- Эй, вытащите меня, вытащите! – Винсент принялся кричать, но связки запротестовали.
Сначала голос был негромким, писк крысы не больше. Но после нескольких попыток голос становился все громче и настойчивее. Беда отчетливо почувствовал отвратительный вкус густой крови во рту, но останавливаться не намеревался.
- Вытащите меня отсюда! - он поднялся, пошатываясь и пытаясь найти поддержку в землянистой стене. – Живой я, эй!
Положение Винсента было не завидным, ничего не скажешь. И все из-за цепочки сучьих случайностей. Несколько дней назад Беда сорвался со скалы из-за неожиданного оползня и разбился на смерть о камни на берегу в нескольких километрах от этого чумного поселения. Единственный плюс, погиб Винсент моментально.
Интересно, его тело теперь было на глубине и спокойно, без свидетелей кормило рыб или осталось разлагаться на берегу на потеху чайкам? Было жаль походного недавно купленного снаряжения и провизии. Винсент решил переждать несколько недель вне города из-за того, что случилось 15 разгара, на всякий случай.
И поплатился за это. «Наказание» было кошмарным. Бессмертный воскрес в самом «подходящем» месте – в пустом погребе, с выходом-створкой снаружи жилой постройки(крестьянского дома) с голубыми рамами окон. Высота погреба была приличной и без лестницы, которая по какой-то причине сгнила до щепок, выбраться было невозможно. Беда был гол, как младенец. Ночью было не по-детски холодно, а в течение дня крайне сильно не хватало воздуха. Более того смрад, стоящий густым облаком над поселением, проникал в каждую клетку рыцаря, отравляя его мысли.
Шутить о своем положении Винсент закончил на второй день.
И на данный момент ему было глубоко насрать кто мог оказаться снаружи: бандит, крестьянин, головорез или псих. Попытка не пытка, и горше не будет.
- Боги вас задери, откройте!
Беда не представлял, что здесь случилось. Но ничего хорошего произойти не могло, запах и мертвецкая тишина четко давали об этом знать. Не ради же забавы на его неожиданный зов, раздававшийся из погреба где никого не должно было быть, ранее никто извне не отзывался. Так ведь не бывает. Этот мир прогнил еще не до такой степени же, да?

Отредактировано Винсент де Крориум (03.08.2021 16:35)

+4

5

[indent]Рука как никогда раньше крепко сжимала рукоять меча. Ноги чуть не срывались на бег. Разум как мог пытался загасить нарастающую панику. Потерял.

Калтэй. Потерял. Тцуки.
                                                                       ***

[indent]День как день. Никакой погони, никаких разбойников, желающих отнять последнее, никаких жужжащих под ухом торговцев, которых нужно сопроводить из точки А, в точку Б. Калтэй шел не спеша, наслаждаясь погодой, обмахивая себя амигасой. Кимоно было немного распахнуто, обнажая грудь. Все же, хоть он и южанин, но ходить в такую погоду полностью укутанным был перебор даже для него.

[indent]Давеча Бродяга и Воробей условились встретиться неподалеку от деревни Крюблан, в которой намеревались остаться на день другой, дабы отдохнуть и пополнить провиант. Тцуки вроде как говаривала, что народ там, по слухам, дружелюбный, так что, возможно, они и медяка не потратят. Что очень радовало Калтэя. Дойдя до обусловленного места, мужчина не застал там свою подопечную. Возможно, еще не дошла. Мужчина присел на валун, достал курительную трубку, но, немного не до неся ее до своего рта, замер. Тихо. Слишком тихо. В такое-то время? Если подумать, Бродяга по дороге и людей-то не встречал. Даже одного. Курить расхотелось, хотя внутри нарастало какое-то не хорошее волнительное ощущение. Воробушка все не было и не было, поэтому Калтэй решил двинуться вперед.

[indent]И чем дальше он пробирался по деревне, тем больше леденел внутри. Что здесь, во имя Богов, произошло? И холод внутри разрастался не от ужасающего вида (хотя это тоже вносило свою лепту), а осознание того, что где-то здесь могла быть Тцуки. С нее станется недожаться своего учителя и пойти вперед, без него.

[indent]Калтэй. Потерял. Тцуки.

[indent]Собрав всю свою волю, Бродяге все же удалось погасить в себе панику и ужас осознания. Возможно, еще не все потеряно. Нельзя утверждать с полной уверенностью, что с Воробушком что-то случилось, пока мужчина воочию не увидит ее тело. Успокоившись, мечник оглядел окружение уже трезвым взглядом. Судя по всему, случилось все точно не сегодня и даже не вчера. Тельца живности уже начали разлагаться, и во многих уже копошились личинки. Плюс, смрад стоял такой, что очень хотелось закрыть нос рукой. Вытащив длинный меч из-за пояса, мужчина подошел к одному из домов, и на вытянутой руке толкнул ножнами дверь. Вонь отбила всякое желание заходить внутрь.

[indent]От экскурсии по вонючему дому Калтэя спас звон колокола. Церковь? Возможно те, кто выжил, укрылись там. Неизвестно, сколько времени прошло, но страх наверняка не позволил бы им и носа показать из церкви. Так что, возможно, там кто-то еще был. Возможно, даже Тцуки. Не думая ни секунды более, Бродяга направился прямиком к источнику звука.

[indent]- И мне вот интересно, - молвил мечник следом за юношей, стоило ему только подойти к собравшейся около одного из домиков компании.

[indent]Мечник быстро пробежался одним своим глазом по собравшимся. Левая рука покоилась на рукояти меча, правая придерживала соломенную шляпу, будто бы ее могло унести от ветра.

[indent]Кто-то начал кричать о том, чтобы его открыли. И если Калтэй правильно определил источник, доносились крики из того самого дома. Кого-то спасся? Свидетель, который пролил бы свет на происходящее? Вопрос лишь в том, кто рискнет и пойдет открывать? Да и кто вообще эти все собравшиеся тут люди и что забыли в таком месте?

Отредактировано Калтэй (03.08.2021 15:49)

+1

6

При всем желании искатели приключений не могли прибавить шаг и быстрее добежать до церкви. Не из гордости и страха ударить друг перед другом лицом в грязь, показав свой испуг, не из-за жары, коптящей не только живых, но и мертвых, наверняка придавая гниющему мясу изумительный вяленый вкус; они помнили об осторожности, прислушивались к звукам, различия только приближающийся колокольный звон, как вдруг из одного дома напряженный до предела слух мужчин, услышал тяжкий вздох.
Панти поднял ладонь, останавливая процессию. Пираты переглянулись в молчании, пока капитан не показал жестами Йорме сходить проверить дом. Мужчина угрюмо кивнул и направился к дому, открыл калитку и замер. На заросшей дорожке лежала женщина со вздутым животом, будто беременная, обойдя еë, Йорма подошел к окну, заглядывая внутрь. Ситуация была без изменений, труп мужчины с мушкетом сидел за столом, но вот что интересно: степень их разложения была похожа на труп четырехлневной давности, с учётом погоды, вдобавок у почившего оказалось оружие. Вернувшись, Йорма покачал головой.
– Все мертвы, те тела выглядят куда лучше тех, что на окраине, из них все еще выходит воздух или газы, у мужика в доме мушкет. – заключил мужчина и в молчании продолжил идти вперед.
– Слушайте, а это отличный момент чтоб собрать трупный яд. – на капитана уставились три пары глаз, не скрывая отвращения и недоумения. Парнишка, еле отошедший от увиденного, нервно сглотнул, отнимая руку ото рта.
– Алхимики всегда такие мерзкие? – вопрос вызвал смешок у мужчин, наверно, все вступившие в команду "Мола-Мола" вскоре задаются таким вопросом, наблюдая за увлечениями Винлорда.
– Ты не представляешь насколько. У него на острове есть целая ферма буквально с дерьмом всяким, где он что-то там добывает… – Зер нашел отличный способ отвлечь всех обсуждением капитанских хобби. Не то чтобы это было интересно слушать, но выбирать темы для бесед время неподходящее.
Тихий говор Зера разбавлял обстановку, однако Бади находил причину снова прикрывать рот рукой, подавляя рвотные позывы. С того момента, как они отошли от дома с трупом, он вполне переварил увиденное, почти привык к зловонию, только вот странная усталость накатывала на тело и сознание. Он сбрасывал все на впечатление и жару, решив не делиться своими ощущениями. А зря. Пантегинет тоже начал чувствовать усталость и тяжесть в конечностях, в голове будто бы образовался фантомный пузырь, вытесняющий нечто такое же эфемерное. В свою очередь он думал, что это место так влияет на него, будто бы вытягивая жизненные силы по крупицам. И тоже промолчал.
– Вы видите? Священник впереди. – Йорма заметил паренька в рясе на дороге, их компания шагу не сбавила, подходя к нему ближе. Пантегинет даже не допускал мысли, что первый живой человек может быть причастен к гибели деревни. Он сам выглядел несколько рассеянно и пыльно, будто с дороги. Видеть живое лицо было как-то отрадно, Панти осмотрел незнакомца с ног до головы, останавливаясь на глазах. Ну, ребенок же! Что он тут делает? Это его церковь там впереди? Судя по вопросам, юноша сам не местный.
– Ни малейшего...понятия.. – приготовившись выложить целую тираду на уши нового лица, Пан обернулся к ещё одному мимопроходящему человеку, которого почему-то никто не заметил.
– Начиная с окраины все люди здесь мертвы, включая скот. И довольно давно, неделя-две прошло, хотя ближе к церкви нашли тела, которым несколько дней. – собственно, это вся информация, которой обладали пираты. Было бы разумно сжечь эту деревню к вечеру, чтоб и головешки не осталось, а то будут вот так приходить всякие люди, бродить и наверняка что-то подцепят, потом в другие поселения понесут. Конечно, Панти нет до этого дела, но что если он так случайно заразится? Как говорят, на одном краю земли бабочка крылом махнет, на другом краю шторм начнется.
От дальнейших разговоров оторвал приглушенный крик из соседнего дома. Бади дернулся и вцепился в локоть Йормы, отчего между ними возникла мелкая перепалка на тему храбрости. Зер дернул Панти за плечо, чтоб тот обратил внимание на дом, показывая пальцем на синие оконные рамы дома.
– Это тот самый дом. Может этот вопит?
– Надо проверить. Не думаю, что внутри именно Хемиш, хотя… – на вид самые глупые и трусливые крысы оказываются самыми живучими.
– Слушайте, мужики, вы не расходитесь, тут искать нечего. Мы сейчас одно дельце закончим и давайте устроим из этой деревни погребальный костер, священник души упокоит или что там обычно делают? – пират улыбнулся насколько мог самой очаровательной улыбкой, сверкнув золотым зубом.
– Эй, китовьи отрыжки! Шуруйте дом вскрывать. Быстро! – отдав команду, Пан дернул Бади за шкирку, чтоб тот наконец отцепился от бедного Йормы, да встряхнул как следует.
– Й-йесть, капитан! – просипел парнишка, бросаясь к дому, остальные пошли следом.
Дверь на удивление пиратов оказалась заперта, Йорме пришлось несколько раз ударить ногой, чтобы дверь поддалась и треснул засов с другой стороны. Еще пару ударов, чтоб выбить еë с петель, и наконец дверка открылась. Они ожидали рой мух и сразу приготовились закрывать глаза, но ни гнилостного запаха трупов, ни мух, ничего не было. Йорма пропустил Панти вперёд, позволяя ему войти первым. Вместо того, чтобы идти выручать кричащего, вошедшие пираты принялись осматривать скудно обставленный дом.
На входе их сразу встречают цепи на полу, странного вида птичьи клетки с широкими плоскими прутьями, расставленные вдоль стен, стол с россыпью всяких безделушек, несколько обгоревших мисок и перевязаные бечевкой пучки сушеного тмина. Панти догадался только по запаху что за трава, но не понял зачем это все. Подойдя ближе к столу, пока ребята искали вход в подвал, Пан увидел листы пергамента, разрисованные и исписанные странными символами и пугающими рисунками каких-то монстров. По всей видимости, тот, кто здесь жил, отчаянно жег траву и сходил с ума потихоньку.
– Кэп! Мы нашли вход!
Не став ничего трогать, Винлорд прошёл вглубь дома. Под лестницей на второй этаж оказалась ещё одна дверь на тяжелом амбарном замке, но с ключом в скважине.
– Слыш, мы откроем дверь, только давай без глупостей. – изрек пират после предупреждающего стука кулаком, после чего отошел в сторону, позволяя открыть дверь компаньонам. Когда замок с лязгом упал, Йорма и Зер спустились вниз, света нехватало, но они смогли на звук определить где человек, похватить его под локти и помочь подняться. Как только лицо незнакомца осветили солнечные лучи, Пан недовольно цыкнул.
– Это не Хемиш, поищите внизу, может его труп найдете. – устало вздохнув, капитан подошел к лестнице и присел на нижние ступеньки. Бади сел к стенке, закрыв лицо руками. Колокольный звон становился все громче, будто приближаясь, от его звука в голове начало гудеть, а мысли твердили, что церковь перемещаться не может, значит звук…не оттуда.

+3

7

[nick]Поглотитель[/nick][status]злобная ебака[/status][icon]https://a.radikal.ru/a14/2108/d7/00b86ee1ca6a.png[/icon][path]ща зарррежу нахххОой[/path]

Дом, в котором не так давно побывали гости, стоял все также в тишине. Несчастный труп, с вывалившимися органами, продолжал сидеть, глядя мутными глазами в потолок. Муха мирно ползла по своим мушиным делам по зеленоватому лицу, остановившись на выпуклой склере глаза, задумчиво потирая лапки. За окном запел кузнечик, ветер растрепал крону яблони в саду, а труп нехотя моргнул, прогнав назойливое насекомое. Мертвец захрипел, вздрогнул, поднимая руки к животу, впиваясь пальцами в холодные кишки, пытаясь запихнуть их обратно. Тщетные старания были брошены спустя минуту, труп кое-как встал, роняя всë своё добро на пол и сильно хромая поплелся на выход, полоса за собой гирлянду из кишечника.
Он бы вдохнул на крыльце свежего воздуха, да только легкие висят на соплях. Идя дальше, покидая свой участок, оживший труп встречает соседку: и без того тучная женщина при жизни, стала похожа на желе, под еë натянутой до предела коже будто бы текла вся гниль, местами взбухая волдырями. Вместе они вышли на дорогу, где их ждали старые знакомые, такие же мертвые и гниющие. С разных концов города поочередно продрали глотки коровы, их булькающий жуткий рев давал начало чему-то более ужасному. Деревня вновь ожила, чтобы встретить дорогих путников со всем своим гостеприимством.
Существо, ошибочно принятое за церковный колокол, неторопливо переставляло свои ноги, тяжело ступая босыми пятками по просёлочной дороге. Сложно назвать стопы чудовища именно стопами, они были нечто средним между ладонью руки с длинными подвижными пальцами и самой "стопой", больше походя на звериную конечность своими сочленениями. Чудовище напоминало собой вросших друг в друга сиамских близнецов с одной головой: две пары ног, противопоставленных друг другу, две пары рук на худом длинном туловище с пробитой грудиной, в котором покоились высохшие чёрные органы. Казалось, что у него не было кожи, незащищенные мышцы, доступные взору, демонстрировали свою работу, натягиваясь при ходьбе и движениях рук тугими канатами. Вид монстра понравился бы художнику, познающему азы анатомии, цвет заветренной говяжьей вырезки плоти чудовища мог бы стать новой краской в палитре. Оно не могло ходить прямо быстрыми шагами, переставляя ноги не спеша, гремя длинными цепями в руках, на концах которых были клетки из толстых плоских прутьев. Оно держало их на слегка вытянутых руках верхней пары, нижние же руки наматывали цепь, будто готовясь бросить еë, как лассо на теленка. Существо было слепо, его рыло представляло собой голову на длинной шее с приоткрытой зубастой пастью, там, где должен быть нос и глаза, если судить по человечьим мордам, от пасти вверх голова разрасталась будто бы лопастью боевого топора. Твёрдое костяное лезвие со множеством трещин, даже доходящим до игловидных зубов, намекая о серьезном переломе, защищало чувствительные слуховые отверстия по бокам.
Порождение слышало каждый громкий стук и голос от прибывших людей, каждый их шепот, брошенный в пустоту. Оно выжидало подходящего момента, когда живые, вкусные маги, подойдут немного ближе к центру, дабы захлопнуть за ними невидимые двери давно заготовленной ловушки. Монстр насыщался их магией, словно изысканный деликатес, смаковал огонь, ветер и иллюзии, создавая внутри себя то, что заставило несчастных мертвецов восстать ещё один раз.
Зацепившись краем головы-топора за крышу дома на своём пути, обломив черепицу, монстр громыхнул цепями и выглянул из за угла, поворачивая голову в сторону звука, где говорили люди. Он был в десяти ярдах от них, застыл на месте приоткрывая клыкастую пасть, будто бы смеясь и радуясь гостям. Воздух вибрировал вокруг него от невообразимой силы, превращаясь в звук - тот самый звон церковного колокола.
– М̵̧̧̘̪̫̽а̴̢̢̣̲̮̰̹͔̻̥͐̑̉̒м̵̨̧̧͇̩̺̻͉̈́͊͗̏́̆̈́̕͜͝ӓ̶̗́͆̂̿̏̒͘ ̷̧̦̮͈̦̼̘͂̆͌́̉̀͛̌͝п̸̰̯̈́̅̒̿͑̊͊̔̿̔р̸͎̳͈̻͇͗и̸͓̥͓̮̤͕̮̙̩̹̍̇̒г̷̟̟̲̞͎̎̓̓о̷̛̱̐̆̈͠ͅт̶̧̟͎̳̓͂̋́̃̄о̶̢̛̓̔͗̚в̶͚̄̊̆͌͋͠и̸̛͚͈͔̝͊̍͋̕л̶̩̘̝͉̌̽̉̀͐͑а̵̧͕͓̭̰̟̙̩̒ ̸͚̣̭̙̿в̴̩̙̪̟͓̟͇̮͊͋͜к̵̙͖̙̯͔̺̟̦̐͋̓͐̉̊͘͜͝у̴͖̗͈̝̉̌̽͂͗̽̅̈с̷͉̘͈̪̓́̿̔̕н̸̤͓̜͂͋͋̓͛ы̵͙̤̫͚͚̟̳̤̮̱̔й̸͔͔̼̪̭͈̜͚̑̍͗͊̈́̇̇͘ ̶̳̗̮͕̖̓͐̿͂̚͜о̴̧͍̞͕̓̂̄̈͗б̸̨̺͍̪̯͓͈͎̆̎̇͛͆̈̑́̚ͅе̸̻̱͔̟̯̟̜̞̰̉̑́ͅд̵͔̩͔̞̰̭̂͑̐̈́͑̅̏͛̚͝.̸̩͍̗͔̊̊̑̐̍̃͛́̚ ̶̧̬̙̮͉̣̘̐ͅБ̸̛͙͇̻̫̟͎̯̦̀́̉е̸̧̢̭̼̮̦̼̼̎̈́̓̎̍́ѓ̵̡̩̝͔̲͌͑̅и̸̼͓͖̗͇̼̼̟͗̌̎̍̋̄͝ͅ ̸̧̩͎̆͗̉̍̚͠͝с̷̠̈̎͆͛̑͗к̵̢̻͈̺̀̄͐̈́̕͘͠͠о̴̢͚͉͚͇͑̏̐̍̀̓̍р̴̤̂͛͊̀͝е̸̬̖̦̙͎̠̮̊е̸̛͖͖̠̋̈́̑́͆͆͘̕̚.̴̡̨̪̣̘̝̺͚̑̈́́̈́̚̚ͅ.̴̠̩̼̹̮̱̣̝̼̓͂̊̔.̵͎̘́͊͌̓̑̏̉͑̕ ̴̡͓̟̏̐̊̅́͊̈́̾͜͝ͅб̴̨̝̮͙̦̲̬̪͂ͅе̶̣͙̙͓̬̽̍͆͠ͅг̸̦͙̞̤͌̈́͝и̷̡̨̛̘̗̬̣͇̣̰̐̂͆̈́̑̐̿͌ͅ ̸̡̢̘̝̃̉с̸̬̯͓̙̂͐̂́̐̀̕͠к̸̺̊̉͌̈́̕о̶̨͉͌̔̀͋̌̓̋̃̊р̵̧̹͚͙̞̤̃̊̏͊̇͜е̶̢̛̖̹̹̬̓̉̃̍͘е̵͈̮̯̤̳̤͌̌̓̽̾͐͆͋͝͝.̴̨̘͔̠̫̔
Голос порождения был низким и хриплым, глубоко простуженным и в то же время резал слух непонятным скрежетом. Оно не спешило наступать, все еще продолжая поглощать магию людей. Однако, единственный, кто ему не нравится, так это мальчишка в рясе. В нём чувствовалась магическая энергия, но она пугала и отвращала от себя. Может поэтому первыми, кто решил познакомиться с гостями, стали ожившие мертвецы, открывшие двери из соседних домов. Женщины, старики, мужчины и дети разных возрастов, показались наружу. Они выходили во дворы, стояли на крыльцах, рыча и хрипя, страшно вздыхая. Пока со стороны окраины не послышался топот копыт. Некогда рыжая корова с обнажёнными зубами и обвисшими лоскутами шкуры, бежала по дороге, с неë шмотками отваливались куски плоти, падала загустевшая чёрная кровь. Из глазниц лилось что-то желтовато-белое, стекая по вытянутой морде, из глотки рвался наружный рёв, оповещая о начале конца.

+3


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [30 разгар 1058] Молитвы неупокоенных


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно