поговаривают, мол...

В день Чернолуния полагается завесить все зеркала и ни в коем случае не смотреть на собственное отражение.

Некоторые порождения дикой магии могут свободно проходить сквозь стены.

В Солгарде все желающие могут оформить заявку на тур по тавернам, включающий в себя 10 уникальных заведений со всех уголков мира, и посещение их всех в один день!

Дикая роза на крышке гроба запрет вампира внутри.

В центре опустевшей деревушки подле Фортуны стоит колодец, на бортиках которого грубо нацарапана фраза на эльфийском: «Цена должна быть уплачена».

Старый лес в окрестностях Ольдемора изменился. Звери изменились вместе с ним. Теперь их нужно убивать дважды.

В провинции Хельдемора не стихает молва о страшной угрозе, поджидающей путников на болоте, однако... всякий раз, когда туда прибывали нанятые охотники, они попадали в вполне себе мирную деревеньку.

Беда! Склеп мэра одного небольшого города возле Рон-дю-Буша едва ли не полностью ушел под землю после землятресения. Лежавшие там мирно тела... пропали.

В окрестностях Рон-дю-Буша есть примечательный город, главная особенность которого — кладбище. Поговорите с настоятелем местной церкви и он непременно отыщет для вас могилу... с вашим именем.

Известный мастер ищет бравого героя, дабы увековечить его благородный лик в камне.

Тролль, которого видели недалеко от деревни на болотах, говорит на общем языке и дает разумные советы напуганным путешественникам, встречающих его на пути.

Книги в большой библиотеке при ольдеморской консерватории начали разговаривать, и болтают они преимущественно друг с другом.

В Керноа кто-то повадился убивать горожан. Обнаруживший неизменно замечает, что из тел убитых растут... зеленые кусты.

В Эльмондо обрел популярность торговец, раз в период заглядывающий в столицу и предлагающий всем желающим приобрести удивительно умных зверей. Правда все чаще звучат голоса тех покупателей, которые утверждают, будто иной раз животные ведут себя странно.

Если в Новолуние поставить зажженную свечу на перекресток - можно привлечь Мертвого Феникса, который исполнит любое желание.

Некоторые представители расы шадд странным образом не нуждаются во сне - они вполне могут заболтать вас до смерти!

Эльфы просто обожают декорировать свое жилье и неравнодушны к драгоценностям.

Дворфы никогда не бывают пьяны, что говорится, «в зюзю». А вот гномы напиваются с полкружки пива.

Бросьте ночью 12 Расцвета в воду синие анемоны, подвязанные алой лентой, и в чьих руках они окажутся, с тем вас навек свяжет судьба.

Оборотни не выносят запах ладана и воска.

В Сонном море существуют целые пиратские города! Ничего удивительного, что торговые корабли никогда не ходят в этом направлении.

Хельдемор не отличается сильным флотом: портовые города в гигантском королевстве ничтожно малы!

Положите аркану Луна под подушку в полнолуние чтобы увидеть сон о будущем!

Благословение Луны, которым владеют представители Фэй-Ул, способно исцелить от любого проклятия в течении трех дней после его наложения.

Джинны огня дарят пламя, закованное в магический кристалл, в качестве признания в любви.

В Маяке Скорби обитает призрак водного джинна, который вот уже пятьдесят лет ждет свою возлюбленную и топит каждого, чья нога ступит в воды озера, окружающего маяк.

Фэй-Ул пьянеют от молока, а их дети не нуждаются в пище первые годы жизни - главное, чтобы ребенок находился под Луной.

Самой вкусной для вампиров является кровь их родственников.

Свадьбы в Аркануме проводятся ночью, похороны - днем. Исключение: день Чернолуния, когда ночью можно только хоронить.

В лесу Слез часто пропадают дети, а взрослый путник легко может заблудиться. Очевидцы рассказывают, что призрачный музыкант в праздничной ливрее играет всем заблудшим на флейте, и звук доносится со стороны тропы. А некоторым он предлагает поучаствовать в полуночном балу.

Не соглашайтесь на предложение сократить дорогу от незнакомых путников.

На острове Чайки стоит роскошный особняк, в котором никогда нет людей. Иногда оттуда виден свет, а чей-то голос эхом отдается в коридорах. Говорят что каждый, кто переступит порог, будет всеми забыт.

Озеро Лунная Купель в Лосс'Истэль полностью состоит не из воды, а из лучшего вина, которое опьяняет сладким вкусом!

Утеха стала приютом целым двум ковенам ведьм: неужто им здесь медом намазано?

В языке эльфов нет слова, обозначающего развод.

По ночам кто-то ошивается у кладбищ подле Руин Иллюзий.

В Фортуне дают три телеги золота в придачу тому, кто согласен жениться на дочери маркиза.

В Белфанте очень не любят культистов.

Не стоит покупать оружие у златоперого зверолюда, коли жизнь дорога.

Кто-то оставил лошадь умирать в лесу Ласточки, а та взяла и на второй день заговорила.

Храм Калтэя называют проклятым, потому что в статую древнего божества вселился злой дух и не дает покоя ныне живущим. Благо, живут подле статуи только культисты.

В Озофе то и дело, вот уже десять лет, слышится звон колоколов в день Полнолуния.

Жители утверждают, будто бы портрет леди Марлеам в их городке Вилмор разговаривает и даже дает им указания.

Чем зеленее орк, тем он сильнее и выносливее.

У водопада Дорн-Блю в Ольдеморе живут джинны воды и все, до единого - дивной красоты.

На Ивлире ежегодно в период Претишья происходит турнир воинов. В этом году поучаствует сам сэр Александер Локхард - личный охранник ее Величества королевы Маргарет!

Все аристократы отличаются бледностью кожи, да вот только в Рон-Дю-Буше эти господы будто бы и вовсе солнца не знают.

В мире до сих пор существуют настоящие фэйри, да вот только отличить их от любого другого существа - невозможно!

Фэй-Ул настолько редки, что являются настоящей диковинкой для всего Аркануме. А на диковинки большой спрос. Особенно на черном рынке...

18 Бурана дверь королевского дворца Хельдемора распахивается всем желающим, бал в ночь Первой Луны.

В 15-20 числах в Лосс'Истэле происходит Великая Ярмарка Искусств - это единственный день, когда эльфы позволяют пройти через стену всем.

10 Безмятежья отмечается один из главных праздников - самая длинная ночь года. в Рон-дю-Буше проводится Большой Маскарад.

42 Расцвет - день Солнцестояния, неофициальный праздник Пылающих Маков в Ольдеморе, когда молодые люди ищут цветок папоротника и гадают.

22 Разгара отмечается Урожайный Вал в Фортуне.

Каждую ночь спящие жители Кортелий подле Утехи выбираются из своих постелей, спускаются к неестественно синему озеру и ходят по его песчаному дну. Поутру их тела всплывают, а селяне всерьез боятся спать.

В деревне Уилмот подле Вилмора более 90% детей умирают при рождении и тем странней, что несколько семей отличаются в ней поразительным плодородием.

Администрация проекта: один, два, три.
нужные персонажи
25.10 Аукцион открыт.
25.10 Луна дарит чудеса в прогнозе астрологов.
21.10 Стартовал ивент в честь дня Черной Луны. Не упустите свой шанс поделиться самой жуткой историей из жизни!

Арканум. Тени Луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [26 безмятежья, 1055] fairly local


[26 безмятежья, 1055] fairly local

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://i.imgur.com/RRha1tx.png https://i.imgur.com/P2TxBkX.png https://i.imgur.com/Infn6j6.png https://i.imgur.com/bk7Y72N.png


Наглый воробей и мудрый ворон
неведомая деревенька на долгом пути двух воинов;

Каждый прав, но это не я
У каждого, видимо, правда своя!
А я - то раз через раз,
Не в бровь и не в глаз.

+1

2

[indent]Не более года прошло с того дня, как Тцуки подобрали с сырых улиц родины; не более года прошло с того дня, как Тцуки научилась тому, что никогда бы не стало известно ей, если бы не человек, который сейчас безучастно шел рядом. Учитель, по природе своей, человек более благоразумный чем Воробей, едва ли перешагнувшая второй десяток годов. Ренгоку цеплялась за остатки своей человечности, которая была сокрыта под слоями напускной грубости и попыток защитить себя от зла извне, шипела и выпускала когти, даже когда на то не было причин. Теперь все иначе. Плохие воспоминания покидают ее, каждый раз давая дорогу новым, хорошим, пускай и не всегда честным, и красивым. Такие истории не расскажешь внукам, такое хранят глубоко в сердце. Наверное, Калтэй был одним из немногих светлых пятен на длинной канве темного шелка, именуемым ее жизнью. Редкий нагоняй цубой меча по спине явно не сравнится с той бесконечной мудростью, которая хранилась в его душе. Но всему свое время.

[indent]Деревенька была небольшая, с десяток домов, узкими улочками между теми и неприветливыми людьми. Грязь под ногами неприятно чавкала, аккурат после дождя. Воздух, благо, не был спертым и дышалось свободно, а значит дорога обещала быть приятной. Шум дороги и влажной земли перебивался редкими разговорами, ранее утро не было порой для длинных диалогов, особенно, когда спалось так себе. Тцуки обычно ловко шныряла между проходящих мимо людей, попутно о чем-то рассуждая, вертелась как угорь на раскаленной сковороде, и этот раз не был исключением. К утренним делам поспевали деревенские, покидали свои дома и шли по улицам, становилось чуть более оживленно. Ренгоку увлеченно болтала о лапше, которую когда-то ей готовила ныне покойная мать, то ли дело рассматривая окружающих ее людей, словив на себе пару неспокойных взглядов. От бодрого шага массивный лук бил ее по спине и ногам, но было вовсе не до того, речь же шла про кисло-сладкий соус, который так ценился в ее семье. В принципе, вид вооруженных причудливыми мечами и луками людей, наверное, вызывал не только неподдельный интерес, но и вполне рациональный страх. Тем не менее, настрой был более чем добродушный: перекинуться парочкой слов на местном рынке, пополнить и без того скупое продовольствие, может найти, где переночевать и двинуть дальше, на встречу ветру. План запомнился нею просто, пункты-то можно пересчитать на пальцах!

[indent]- Ма говорила, что еда должна с душой делаться, эх! – странноватым акцентом ознаменовывался ее голос, а лицо озаряла слишком-уж-довольная улыбка, - Готовка она ж, стало бы, как дело военн…

[indent]Тцуки затихает в тот момент, когда глухой стук выбивает из ее легких воздух. Не внимая по сторонам, вертясь как белка в колесе Ренгоку грубо вмазалась в стоящего на ее пути крепкого мужчину. Для нее не было в новинку то, что любой проходящий мимо в сколько-то пальцев выше нее, но в этом случае ей даже пришлось вскинуть глаза в гору, недовольно упираясь руками в свои боки.

[indent]- Ты че творишь, мелочь? – хриплый бас режет уши, заставляет неприятно поежится и отпрянуть, все еще не покидая горделивой позы. Сейчас бывшая беспризорница обязательно выскажется. Даже год не смог изменить в не одного - Воробей не из молчаливых, не из сдержанных и вежливых. Сама себе на уме, болтает как вздумается, а оттого и частый нагоняй. Весьма заслуженный.

[indent]- Тч, сам ты мелочь. – безмятежная юность бурлит в ее жилах, рядом с огненным характером, который не позволяет то промолчать. Тцуки бросает взгляд то на сельского, то на учителя, хмурит брови. Они оба вот-вот вспыхнут, готовые сорваться на словесную (или не очень) перепалку. Мужчина делает шаг вперед, недобро рассматривая ту исподлобья, Тцуки не отходит, сжимает пальцами рукоять ножа на бедре. О каких извинениях тут может идти речь?

+2

3

[indent]Поначалу иметь такую непоседу под боком было крайне непривычно. Бродяга по жизни не собирался путешествовать в чьей-то компании, особенно в компании несмышлёной девицы. Она напоминала ему себя в ее возрасте. Такой же неугомонный, такой же нетерпеливый. Желание обучать ее возникло так же неожиданно, как и предложение путешествовать вместе. Калтэй понимал, одной девочке в этом мире долго не протянуть. А если и его не станет, ей нужно как-то уметь постоять за себя. Так вот и сформировался их тандем учитель и его ученица.

[indent]Года вполне хватило, чтобы мужчина очень сильно привязался к своей подопечной. Возможно, мечник сам того не осознавая, просто не хотел оставаться в одиночестве. А этот ребенок под боком, пусть и достаточно шебутной, скрашивал его дни, которые грозили быть серыми и тягучими, как болотная слизь.

[indent]Тцуки говорила, а Калтэй слушал. Так проходило девяносто процентов их времени, если они не были заняты тренировками или не влипали в какую-нибудь историю, после которой говорил уже Калтэй, пытаясь наставить ученицу на путь истинный. Вот и сейчас девушка все говорила и говорила, пока резкий обрыв фразы не заставил мечника повернуться.

[indent]Мужчина, двоим больше самой девчонки, высился над ней, явно недовольный пешеходно-человеческим происшествием. Тцуки, по природе своей, естественно начала огрызаться, что грозило еще большими проблемами, и больше для Воробушка, нежели для мужика. Однако Бродяга вмешиваться не спешил, делая вид, что он к этой девчонке никакого отношения не имеет. Не то, чтобы ему было трудно урегулировать ситуацию, или заставить успокоиться этого громилу, пусть даже силой, но в этом не будет никакого смысла. Бродяга ни раз и не два говорил Тцуки о важности самообладания, и вот сейчас была хорошая возможность проверить, насколько внимательной ученица слушала своего наставника. Опасности мечник не видел, а расстояние достаточное, чтобы успеть среагировать, если девушке действительно будет что-то или кто-то угрожать. Но сейчас Бродяга предпочел бы, чтобы его подопечная постаралась разобраться с этим сама.

+1

4

[indent]Тцуки сжимает кулаки так, что костяшки белеют, старается сдержать внезапный порыв. Ей хотелось бы уметь быть спокойно, хотелось бы соблюдать нормы приличия, но увы. Многолетний опыт среди низших мира сего нельзя было просто смыть речной водой, скрыть под дорогой одеждой и ухоженным лицом. Тцуки здесь, Тцуки пять лет назад, Тцуки каждый день – одно и то же, наглый разбойник, который лишь пытается исправится. И в этом нет ничего постыдного, ведь заглядывая в ближайшее будущее можно сказать, что иногда ее наглеж будет весьма вовремя. Но не сейчас.

[indent]Если стоять уж слишком близко у ней, то можно расслышать кроткий скрип ее зубов, так сильно она старалась держать себя в руках. Нет. Ренгоку больше в свое жизни не любит, когда ее называют мелочью, когда над ней потешаются, терпеть в этом случае становится на уровень сложнее. Еще шаг вперед и Тцу закидывает голову вверх, почти встречаясь лбом с твердой ключицей; она смотрит, пристально, дотошно, даже не думает отводить полный ненависти взгляд. Пускай терпит или нападет первым, тогда это не считает за ее вину, она всего лишь защищалась. А самозащита, как известно, благое дело.

[indent]- Чего уставилась, вали давай. – островитянка морщит нос, и все же делает шаг назад, несмело. Вязкая земля играет вовсе не в ее пользу, и нога проскальзывает вперед, аккурат на ногу здоровяку. Тот хмурится еще сильнее обычного, ощущая резкую боль и хватает коротышку за шиворот, поднимая на свой уровень. Ренгоку не сразу понимает в чем дело, когда почва уходит из-под ног, а уж тем более, когда ее лоб встречается с чужими пальцами. Мужчина щелкает ее по лбу, не слабо, но и не слишком сильно, как-то по-доброму. Любой другой бы уже стушевался, поумерил пыл, но увы Тцуки была не из тех.

[indent]- Эй, отпусти. – извернувшись, как только можно, девчушка пытается схватить того за локоть, но выходит так себе. Застыв на месте-таки, она переводит взгляд на учителя, которому, скорее всего, действительна смешно от такого зрелища. Болтая ногами в воздухе, Ренгоку тяжко вздыхает, поднимая глаза, - Ладно, извините, ау.

[indent]Оказавшись ногами на стабильной земле Тцу пару раз, топает по ней, отряхивает хаори и смотреть прямо на Калтэя, помотав головой пару раз. Ей невероятно стыдно, необъяснимо почему-то. Неужели она могла вот так опозориться перед человеком, которого считала чуть ли не вторым отцом? Неужели она могла так просто испортить и так сомнительное мнение о себе? Девушка в очередной раз вздыхает и отводит взгляд, краснея до кончиков ушей. Не решаясь заговорить об инциденте, Тцукири решает, что самое время двинуться далее от обидчика, может это отвлечет от недавнего позора, иногда бросая короткие взгляды на молчаливого спутника. Теперь-то она не такая болтливая, когда ей так легко дали урок.  Ее все еще крепко держат за воротник, не давая уйти, а хриплый бас громко раздается у нее над головой.

[indent]- Чья детина, чего не уследили?

+1

5

[indent]За год всему и сразу никого не обучить, и Калтэй это видел по движениям Тцукири. Сноровка все еще хромала, неуклюжие размашистые движения. Наступила бедолаге на ногу. Даже за шиворот схватить себя дала. Картина забавная ровно до тех пор, пока не понимаешь, что это, как бы, твоя ученица. Стоило заняться ее обучением пожестче, или это просто особенности подросткового характера? У мечника тоже был вздорный характер, но он старался в обиду себя не давать. Хотя, в отличие от Тцуки, в большинстве случаев он лез первым, буквально нарываясь на потасовку.

[indent]И, казалось бы, урок прошел успешно, можно было двигаться и дальше, иногда подкалывая нерадивую ученицу, но мужик, что схватил девушку, думал иначе. Это заставило мечника слегка нахмуриться. Однако он вышел вперед с дружелюбной улыбкой, подняв руки в примирительном жесте.

[indent]- Ну-ну, были извиненья сказаны, зачем же дале девушку держать? – Калтэй подошел к мужику и сжал его руку, что держала воротник Тцуки. Бродяга пристально посмотрел одним глазом в глаза сельчанина. – За нее держу ответ – я. Слушаю внимательно, коль что сказать ты мне имеешь. А ежель нет, так отпусти малую, и мы далее пойдем.

[indent]Хоть голос был ровным и елейным, а рот расплывался в дружелюбной улыбке, глаз будто буравил мужичка, а рука мечника сжималась стальной хваткой, заставляя разжаться чужую.

[indent]Урок уроком, но у всего есть свои границы и пределы. Калтэй хотел, чтобы Воробушек извинилась и отступила. Она не разочаровала. Конфликты можно решать и без меча, и без гонора. Однако Бродяга очень не понравилось поведение мужика по отношению к его ученице. Появилось желание врезать по его свиной морде хорошенько кулаком, а лучше ножнами по хребту. Но мечник не хотел разжигать еще больший конфликт, старался себя контролировать. Иначе он подаст плохой пример Ренгоку.

+1

6

[indent]Тцуки как-то уже свыклась с мыслью, что она продолжит быть обузой для всех вокруг. Как колючка среди дикий трав, она цеплялась за все подряд и тянула за собой ватагу неприятностей. Хватка на воротнике чуть ослабляется, когда в разговор вступает учитель. Ей хотелось бы верить, что это не тотальный позор и что мнение о себе еще можно поднять с уровня сплошного дна. Ей вечно кажется, она вечно думает-думает-думает. Ренгоку никогда не волновалась о том, что ей скажут, ее редко волновали неприятные смешки за спиной, взволнованный взгляд брата в толпе, пренебрежительные слова Тендо, грубости отца. Ее ничего не волновало так, как волновало, что подумает человек, который ее… спас? Доброту положено встречать добротой, но пока у нее получалось только что-то по-детски наивной, тем не мене очень искреннее. Слова мало что скажут, больше скажет последний разделенный обед или попытка развлечь глупой историей. Ну или тотальный позор, агрессия и внезапные вспышки панического страха.

[indent]Воробей нервно топчется на месте, ловко увиливает из-под мужской руки, которая еще миг назад держала ее слишком уж крепко. Она прячет лицо в широком хаори, небрежно накинутом поверх ее одежды и инстинктивно двигается ближе к учителю, чтобы не потеряться. Все еще стыдно поднимать взгляд, все еще стыдно нормально заговорить.
[indent]- Спасибо. – в непривычной для себя манере давить из последних сил Ренгоку, кротко кивая на удачную попытку освобождения. Как вообще можно было говорить нормально в такой ситуации, как можно было избежать неловкости, которая нарастала каждую секунду.
[indent]- Да ладно, идите с миром. Только девку-то научи на людей не бросаться, ну. - на секунду большой мужчина отшатнулся и хлопнул Калтэя по плечу, возможно слишком уж сильно, после чего удалился. Никто не хотел устраивать перепалок ранним утром, особенно когда нарушителей уже не один, а целых двое. Сельские внимательно изучают причудливые ножны на боках воинов, шепчутся о чем-то, кто-то даже позволяет себе ткнуть пальцем. Страх естественен для них, для людей, которые живут свою жизнь в четырех стенах, волнуются о том, что завтра есть и как прокормить детей. И в этом нет ничего плохого, правда. Возможно, если бы не гонор Тцукири, она бы тоже осталась на острове, завела бы семью и стала бы частью серого мира, слилась бы с толпой. Так было бы спокойнее, лучшее, она была бы в безопасности. Девушка мотает головой, когда плохие мысли полностью заседают в голове, морщится неприятно и вновь смотрит на своего напарника.

[indent]- Мне надобно быть терпеливее, эх? – они сделали не более полсотни шагов с места происшествия, и Ренгоку не смогла сдержаться от повисшей в воздухе тишины, - Я понимаю, но… Мне тяжело. И стыдно. И мерзко. Поступаю'ль я верно, оказавшись тут?
[indent]Слова как-то сами возникали в голове, а Тцуки говорила от чистой души, не зная, как это все донести. Ей казалось, что ее присутствие невероятная тягость, и что терпеть ее целый год – величайший из подвигов, правда. Сомнение закралось в душе мерзким червем, выедающим ее нутро до капли, заставляющим делать вещи необдуманные. Не все же так плохо, правда? Она же все еще здесь, и он нее отказались, спустя цельный год, спустя каждый день приключений и усталых ног. И что-то в этом разговоре поможет ей эти сомнения развеять.

+1


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [26 безмятежья, 1055] fairly local


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно