поговаривают, мол...

В день Чернолуния полагается завесить все зеркала и ни в коем случае не смотреть на собственное отражение.

Некоторые порождения дикой магии могут свободно проходить сквозь стены.

В Солгарде все желающие могут оформить заявку на тур по тавернам, включающий в себя 10 уникальных заведений со всех уголков мира, и посещение их всех в один день!

Дикая роза на крышке гроба запрет вампира внутри.

В центре опустевшей деревушки подле Фортуны стоит колодец, на бортиках которого грубо нацарапана фраза на эльфийском: «Цена должна быть уплачена».

Старый лес в окрестностях Ольдемора изменился. Звери изменились вместе с ним. Теперь их нужно убивать дважды.

В провинции Хельдемора не стихает молва о страшной угрозе, поджидающей путников на болоте, однако... всякий раз, когда туда прибывали нанятые охотники, они попадали в вполне себе мирную деревеньку.

Беда! Склеп мэра одного небольшого города возле Рон-дю-Буша едва ли не полностью ушел под землю после землятресения. Лежавшие там мирно тела... пропали.

В окрестностях Рон-дю-Буша есть примечательный город, главная особенность которого — кладбище. Поговорите с настоятелем местной церкви и он непременно отыщет для вас могилу... с вашим именем.

Известный мастер ищет бравого героя, дабы увековечить его благородный лик в камне.

Тролль, которого видели недалеко от деревни на болотах, говорит на общем языке и дает разумные советы напуганным путешественникам, встречающих его на пути.

Книги в большой библиотеке при ольдеморской консерватории начали разговаривать, и болтают они преимущественно друг с другом.

В Керноа кто-то повадился убивать горожан. Обнаруживший неизменно замечает, что из тел убитых растут... зеленые кусты.

В Эльмондо обрел популярность торговец, раз в период заглядывающий в столицу и предлагающий всем желающим приобрести удивительно умных зверей. Правда все чаще звучат голоса тех покупателей, которые утверждают, будто иной раз животные ведут себя странно.

Если в Новолуние поставить зажженную свечу на перекресток - можно привлечь Мертвого Феникса, который исполнит любое желание.

Некоторые представители расы шадд странным образом не нуждаются во сне - они вполне могут заболтать вас до смерти!

Эльфы просто обожают декорировать свое жилье и неравнодушны к драгоценностям.

Дворфы никогда не бывают пьяны, что говорится, «в зюзю». А вот гномы напиваются с полкружки пива.

Бросьте ночью 12 Расцвета в воду синие анемоны, подвязанные алой лентой, и в чьих руках они окажутся, с тем вас навек свяжет судьба.

Оборотни не выносят запах ладана и воска.

В Сонном море существуют целые пиратские города! Ничего удивительного, что торговые корабли никогда не ходят в этом направлении.

Хельдемор не отличается сильным флотом: портовые города в гигантском королевстве ничтожно малы!

Положите аркану Луна под подушку в полнолуние чтобы увидеть сон о будущем!

Благословение Луны, которым владеют представители Фэй-Ул, способно исцелить от любого проклятия в течении трех дней после его наложения.

Джинны огня дарят пламя, закованное в магический кристалл, в качестве признания в любви.

В Маяке Скорби обитает призрак водного джинна, который вот уже пятьдесят лет ждет свою возлюбленную и топит каждого, чья нога ступит в воды озера, окружающего маяк.

Фэй-Ул пьянеют от молока, а их дети не нуждаются в пище первые годы жизни - главное, чтобы ребенок находился под Луной.

Самой вкусной для вампиров является кровь их родственников.

Свадьбы в Аркануме проводятся ночью, похороны - днем. Исключение: день Чернолуния, когда ночью можно только хоронить.

В лесу Слез часто пропадают дети, а взрослый путник легко может заблудиться. Очевидцы рассказывают, что призрачный музыкант в праздничной ливрее играет всем заблудшим на флейте, и звук доносится со стороны тропы. А некоторым он предлагает поучаствовать в полуночном балу.

Не соглашайтесь на предложение сократить дорогу от незнакомых путников.

На острове Чайки стоит роскошный особняк, в котором никогда нет людей. Иногда оттуда виден свет, а чей-то голос эхом отдается в коридорах. Говорят что каждый, кто переступит порог, будет всеми забыт.

Озеро Лунная Купель в Лосс'Истэль полностью состоит не из воды, а из лучшего вина, которое опьяняет сладким вкусом!

Утеха стала приютом целым двум ковенам ведьм: неужто им здесь медом намазано?

В языке эльфов нет слова, обозначающего развод.

По ночам кто-то ошивается у кладбищ подле Руин Иллюзий.

В Фортуне дают три телеги золота в придачу тому, кто согласен жениться на дочери маркиза.

В Белфанте очень не любят культистов.

Не стоит покупать оружие у златоперого зверолюда, коли жизнь дорога.

Кто-то оставил лошадь умирать в лесу Ласточки, а та взяла и на второй день заговорила.

Храм Калтэя называют проклятым, потому что в статую древнего божества вселился злой дух и не дает покоя ныне живущим. Благо, живут подле статуи только культисты.

В Озофе то и дело, вот уже десять лет, слышится звон колоколов в день Полнолуния.

Жители утверждают, будто бы портрет леди Марлеам в их городке Вилмор разговаривает и даже дает им указания.

Чем зеленее орк, тем он сильнее и выносливее.

У водопада Дорн-Блю в Ольдеморе живут джинны воды и все, до единого - дивной красоты.

На Ивлире ежегодно в период Претишья происходит турнир воинов. В этом году поучаствует сам сэр Александер Локхард - личный охранник ее Величества королевы Маргарет!

Все аристократы отличаются бледностью кожи, да вот только в Рон-Дю-Буше эти господы будто бы и вовсе солнца не знают.

В мире до сих пор существуют настоящие фэйри, да вот только отличить их от любого другого существа - невозможно!

Фэй-Ул настолько редки, что являются настоящей диковинкой для всего Аркануме. А на диковинки большой спрос. Особенно на черном рынке...

18 Бурана дверь королевского дворца Хельдемора распахивается всем желающим, бал в ночь Первой Луны.

В 15-20 числах в Лосс'Истэле происходит Великая Ярмарка Искусств - это единственный день, когда эльфы позволяют пройти через стену всем.

10 Безмятежья отмечается один из главных праздников - самая длинная ночь года. в Рон-дю-Буше проводится Большой Маскарад.

42 Расцвет - день Солнцестояния, неофициальный праздник Пылающих Маков в Ольдеморе, когда молодые люди ищут цветок папоротника и гадают.

22 Разгара отмечается Урожайный Вал в Фортуне.

Каждую ночь спящие жители Кортелий подле Утехи выбираются из своих постелей, спускаются к неестественно синему озеру и ходят по его песчаному дну. Поутру их тела всплывают, а селяне всерьез боятся спать.

В деревне Уилмот подле Вилмора более 90% детей умирают при рождении и тем странней, что несколько семей отличаются в ней поразительным плодородием.

Администрация проекта: один, два, три.
нужные персонажи
21.10 Стартовал ивент в честь дня Черной Луны. Не упустите свой шанс поделиться самой жуткой историей из жизни!
11.10 Пора примерить маску и порадовать Луну.

Арканум. Тени Луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Архив у озера » Сокровищница » Алкид | Джинн | 82


Алкид | Джинн | 82

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

О персонаже

https://i.imgur.com/7FDqHJ7m.jpg

АлкидАл :: Койот

"Если я не улыбаюсь, это еще не значит, что я продумываю план захвата мира. Но это неточно."

Джинн Огня | 82 года | Сила

Фракция:
Орден Камелии, Отдел экспедиторов, Ассистент IV

Мировоззрение:

Хаотически нейтральный

Род деятельности:

Учёный-путешественник

История

Истошный женский крик.

Это первое, что он помнит. Вторым видением была тьма. Тьма ночи, укутывающая пустыню в свои ледяные объятия. Тьма, танцующая тенями верблюдов на песке. Их величавыми горбами, что дергались в предсмертной агонии под натиском неведомой ему силы. Тьма, что отпечаталась на гладкой коже упругих рук, ловко перерезавших горло путникам, что осмелились пересечь бескрайнюю пустошь.

Он не знает, как спасся. Помнит лишь, что песчинки забивались в нос, рот, глаза и уши, а потом еще с месяц вертелись на языке. Он с трудом дышал. Дрожал. Считал мучительно тянущиеся минуты, но не двигался. Мышцы затекали от неудобного положения, но мускулы послушно пребывали в статичном напряжении, скованные животным страхом. Ожившей легендой из мрачных сказок, которой пугают всех детей Эонии.

Безобразные монстры из сказаний ожили и забрали у него всё. Мать, отца. Имя. Мальчишка забыл сочетание звуков, слетавших с губ родителей всякий раз, когда он в очередной раз делал что-то против их воли. В один миг он познал всю беспомощность, заключающуюся в неразвитом детском теле. Ощутил голод, куда превосходящий тот, что он испытывал перед едой. Жажду, медленно тлеющую на дне желудка, но так и норовящую вырваться на волю. Именно она помогла ему не замерзнуть в ту ночь до смерти. Дождаться, когда вопли стихнут, а победные улюлюканья темных эльфов наконец отдаляться на достаточное расстояние, чтобы выпрямить занемевшее тело.

Он пошел в противоположную сторону от удаляющихся звуков. По следам уже мертвых верблюдов. Обратно. Туда, откуда отправился их караван. В город, который больше не мог зваться его домом. Теперь у него нигде не было дома. Мальчишка без имени остался один. Джинн без рода не должен был долго протянуть. Не должен. Но протянул. Жадно вгрызся в треклятую жизнь, что оставила его ни с чем. Он побирался. Он воровал. Убегая от городской стражи, он непременно делал кому-нибудь подножку, стараясь нанести как можно больше увечий. Так блюстителям порядка было с чем повозиться вместо преследования мелкого оборванца.

Если бы не Заггиан, мальчишка определенно рано или поздно загремел бы за решетку или оказался на эшафоте. Богатому эмиру, видимо, вздумалось пощекотать собственное эго, раз он решил приютить у себя уличного сироту, скитавшегося возле его обители. Заггиан протянул ему руку помощи. Благородно. Щедро. Тошно.

Он назвал его Алкидом, даже не спросив его имени. Назвал так, как величали его недавно погибшего сына. Эмир собирался вылепить из него нечто новое, возвести несгибаемый стержень, сломав старый хребет. И у него это даже почти получилось. Снисходительный и добрый на публике, он не жалел методов воспитания, не жалел инструментов укрощения. Каждое новое знание, новая тактика или стратегия в буквальном смысле высекалась в упрямом сознании силой.

Алкид научился языку войны. Языку торговли. Притворства. Магии. Его обучали так, будто он и впрямь был эмирским сынком. Его одевали так, будто он родился с золотой ложкой во рту. Ах если бы окружающие знали, что настоящий Алкид уже давно покинул этот мир. Благо, эту тайну они делили лишь с эмиром. И только наедине с ним он чувствовал, что проживает чужую жизнь. Этот взгляд, полный душащего снисхождения джинну так и не удалось стереть с лица отца. Он невидимым шлейфом следовал за ним по пятам, служа вечным напоминанием о том, что будучи ребенком, он принял подачку. Самую сладкую подачку в его жизни, что теперь расцветала гнойной раной и требовала платить по счетам.

И он заплатил сполна. Свободой. Возможностью выбора, контроля над собственной судьбой и телом. Алкид не был волен выбирать свой путь. Ему на блюдечке преподнесли военную должность с последующим неминуемым успехом. Он должен был огнем и мечом вернуть долг Заггиану. Все от него этого ждали. Он этого от себя ждал.

Но однажды жажда проснулась вновь.

Тлеющие угли закопанного глубоко внутри желания расправы вспыхнули с новой силой, стоило ему увидеть танец лезвий в ловких темных ладонях. Кажется, она была гадалкой. Кажется, она даже ему что-то нагадала, что он успешно пропустил мимо ушей. Это всё не имело ни малейшего значения.

Огонь уже проснулся.

Противно вылизывал его изнутри языками пламени, притупляя чувство долга. Перекатывал песчинки меж зубов, пока перед ним раскладывали карты. Возможно, ему сулили золотые горы. Или то были вечные проклятия? Он не слушал. Лишь чувствовал фантомный привкус свободы, витающий в воздухе душного шатра. Проникающий сквозь стиснутую челюсть куда-то вглубь его естества.

Тогда он впервые ослушался Заггиана. Не пошел по проторенной дорожке. Решил углубиться совсем в иную степь, нежели ему сулил приемный отец. Алкид получил в качестве напутствия лишь кривую усмешку.

«Ты приползешь ко мне точно также, как в детстве».

О, неужели? Может просто признаешь, что вилы общественного порицания могут быть донельзя острыми? Отказаться от сына [пусть и поддельного] – все же не самое рядовое событие в магократии джиннов. А позволить кому-то судачить о себе в дурном ключе, пытаться впоследствии докопаться до истины… Эмир не тот, кто пойдет на подобный риск. Алкид не тот, кто этого бы не знал.

Он уже не тот оборванец, главной задачей которого было пережить этот день. Эмир сам вложил ему в руки инструмент, который порой может быть смертоноснее самого острого меча. Знания. Навыки. Умения. И Джинн собирался отточить его настолько, насколько это было возможно. Сам. Без его невидимой руки, которая решала, в какую сторону он пойдет на этот раз.

Алкид начал с малого. Нанялся сопровождать каких-то самонадеянных чудаков, решивших пересечь пустыню. Удачно помог одному из путешественников не откинуть копыта в зыбучих песках и – вуа-ля – его уже звали охранять других зевак. Благо, эта местность была выжжена в его голове в мельчайших деталях, а полученные при дворе эмира навыки ближнего боя позволяли ему стать достойным телохранителем. Собственно, так он и познакомился с камелистами. Экспедиторами, которым были важны в первую очередь его умения, а не деньги приемного папаши. И вот он уже расхаживает не только по бескрайней пустоши Эльпиды, но и отправляется в самые потаенные уголки Галатеи. Исследует Сонное море и Ясные воды.

Вся его жизнь отныне – сплошные путешествия и бега. Он бежит. Он никогда не стоит на месте. Но ему все еще мало. Мало свободы. Мало влияния. Мало отмщения.

Мальчишка без имени вырос. Пора, наконец, утолить свою жажду.

Отличительные черты

♦ Как и у всех уроженцев южной Эонии, кожа джинна не отличается белоснежностью. Круглый год, вне зависимости от сезона, он выглядит так, будто только и делает, что нежится под палящим солнцем Эльпиды.

♦ Из-за красной радужки глаз Алкида нередко принимают за шадд, что порой играет на руку, а в иной раз заставляет скрипеть зубами от раздражения. Темно-каштановые волосы до плеч отливают в бардовый. Их он собирает в небрежный хвост или же пучок, но редкие пряди все равно лезут в глаза, вызывая очередной приступ ворчания.

♦ На предплечье имеется шрам, оставленный в результате не самого аккуратного надреза: эмир, желавший во всем выдавать Алкида за его настоящего сына, еще в детстве приказал набить татуировку в виде родимого пятна, что имелось у всех представителей рода. Джинн, покинув отчий дом, первым делом решил распрощаться с этим клеймом, поставленным против его воли. А так как красиво разрезать плоть его не учили, то получилось, что получилось.

♦ Уши заострены на концах. Хрящ правого уха порван – единственное напоминание, оставшееся после скитания по городским улицам. Несмотря на это небольшое увечье, любит носить неброские [сугубо в его понимании] золотые серьги-хеликсы.

♦ Ввиду частых разъездов отдает предпочтение удобной одежде, нежели вычурной. Однако, если экспедиторы в городе задерживается на пару дней, то его взгляды на гардероб могут стать диаметрально противоположными.

Навыки и компетенции

♦ С детства его готовили к военным походам, вдалбливали тактики и изнуряли тело ежедневными тренировками. Так что он не только знает подвиги его приемных родичей на зубок, но еще и в состоянии выжить на поле боя. Несмотря на это, холодным оружием владеет слабо – один его вид не внушает ему никакого доверия, более того, вызывает не самые приятные воспоминания.

♦ Из-за врожденной предрасположенности к магии огня и довольно строгой муштры при эмирском дворе является специалистом в области пирокинетики.

♦ Постоянные походы и экспедиции научили Алкида ориентироваться на местности с помощью карты и компаса [звезд на худой конец]. Им также были приобретены навыки выживания в дикой среде и лозунг «каждая соринка в желудке витаминка» в случае внезапной потери продовольствия.

♦ Свободно разговаривает на общем языке, правда, с элтейским акцентом. Если его достаточно хорошо вывести из себя, то джинн окончательно переходит на элтейский язык, порой вплетая в речь слова, не закрепленные ни одним словарем мира.

Связь с вами

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Алкид (02.07.2021 22:48)

+12

2

Репутация и артефакт

Предсказание Посланницы:
«Не ходи тропами из пепла». 

Орден Камелии
(+4)

Ты стал очередной их находкой, приятно удивив чужаков своими навыками. Ты можешь многое рассказать им о таинственной и далекой Эльпиде, а взамен они окажут всевозможную поддержку своему новому проводнику. Это взаимовыгодный союз.

Эония
(-2)

Тебе сулили великое будущее, недоступное уличному оборванцу, но что же в итоге? В огненных глазах твоих собратьев - непонимание, а в теплой улыбке отца - насмешка.

Артефакт

Сердце пламени

Кольцо, украшенное алым агатом. Торговец с хитрой улыбкой поведал тебе, что это - особый артефакт, свойства которого раскроются только тогда, когда второе кольцо обретет своего хозяина.
Сила: ♦

+2

3

Личный дневник


"О днях минувших"

[40 расцвета 1058]
(не)оправданные риски

- Описание эпизода, которое я забуду придумать

[Дата]
Название с ссылкой на эпизод

- Описание эпизода.

"В миг текущий"

[Дата]
Название с ссылкой на эпизод

- Описание эпизода.

"О снах неясных"

[Дата]
Название с ссылкой на эпизод

- Описание эпизода.

0

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»


Сегодня в мире Разгар 1059 года.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Архив у озера » Сокровищница » Алкид | Джинн | 82


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно