поговаривают, мол...

В день Чернолуния полагается завесить все зеркала и ни в коем случае не смотреть на собственное отражение.

Некоторые порождения дикой магии могут свободно проходить сквозь стены.

В Солгарде все желающие могут оформить заявку на тур по тавернам, включающий в себя 10 уникальных заведений со всех уголков мира, и посещение их всех в один день!

Дикая роза на крышке гроба запрет вампира внутри.

В Керноа кто-то повадился убивать горожан. Обнаруживший неизменно замечает, что из тел убитых растут... зеленые кусты.

В Эльмондо обрел популярность торговец, раз в период заглядывающий в столицу и предлагающий всем желающим приобрести удивительно умных зверей. Правда все чаще звучат голоса тех покупателей, которые утверждают, будто иной раз животные ведут себя странно.

Если в Новолуние поставить зажженную свечу на перекресток - можно привлечь Мертвого Феникса, который исполнит любое желание.

Некоторые представители расы шадд странным образом не нуждаются во сне - они вполне могут заболтать вас до смерти!

Эльфы просто обожают декорировать свое жилье и неравнодушны драгоценностям.

Дворфы никогда не бывают пьяны, что говорится, «в зюзю». А вот гномы напиваются с полкружки пива.

Бросьте ночью 12 Расцвета в воду синие анемоны, подвязанные алой лентой, и в чьих руках они окажутся, с тем вас навек свяжет судьба.

Оборотни не выносят запах ладана и воска.

В Сонном море существуют целые пиратские города! Ничего удивительного, что торговые корабли никогда не ходят в этом направлении.

Хельдемор не отличается сильным флотом: портовые города в гигантском королевстве ничтожно малы!

Положите аркану Луна под подушку в полнолуние чтобы увидеть сон о будущем!

Благословение Луны, которым владеют представители Фэй-Ул, способно исцелить от любого проклятия в течении трех дней после его наложения.

Джинны огня дарят пламя, закованное в магический кристалл, в качестве признания в любви.

В Маяке Скорби обитает призрак водного джинна, который вот уже пятьдесят лет ждет свою возлюбленную и топит каждого, чья нога ступит в воды озера, окружающего маяк.

Фэй-Ул пьянеют от молока, а их дети не нуждаются в пище первые годы жизни - главное, чтобы ребенок находился под Луной.

Самой вкусной для вампиров является кровь их родственников.

Свадьбы в Аркануме проводятся ночью, похороны - днем. Исключение: день Чернолуния, когда ночью можно только хоронить.

В лесу Слез часто пропадают дети, а взрослый путник легко может заблудиться. Очевидцы рассказывают, что призрачный музыкант в праздничной ливрее играет всем заблудшим на флейте, и звук доносится со стороны тропы. А некоторым он предлагает поучаствовать в полуночном балу.

Не соглашайтесь на предложение сократить дорогу от незнакомых путников.

На острове Чайки стоит роскошный особняк, в котором никогда нет людей. Иногда оттуда виден свет, а чей-то голос эхом отдается в коридорах. Говорят что каждый, кто переступит порог, будет всеми забыт.

Озеро Лунная Купель в Лосс'Истэль полностью состоит не из воды, а из лучшего вина, которое опьяняет сладким вкусом!

Утеха стала приютом целым двум ковенам ведьм: неужто им здесь медом намазано?

В языке эльфов нет слова, обозначающего развод.

По ночам кто-то ошивается у кладбищ подле Руин Иллюзий.

В Фортуне дают три телеги золота в придачу тому, кто согласен жениться на дочери маркиза.

В Белфанте очень не любят культистов.

Не стоит покупать оружие у златоперого зверолюда, коли жизнь дорога.

Кто-то оставил лошадь умирать в лесу Ласточки, а та взяла и на второй день заговорила.

Храм Калтэя называют проклятым, потому что в статую древнего божества вселился злой дух и не дает покоя ныне живущим. Благо, живут подле статуи только культисты.

В Озофе то и дело, вот уже десять лет, слышится звон колоколов в день Полнолуния.

Жители утверждают, будто бы портрет леди Марлеам в их городке Вилмор разговаривает и даже дает им указания.

Чем зеленее орк, тем он сильнее и выносливее.

У водопада Дорн-Блю в Ольдеморе живут джинны воды и все, до единого - дивной красоты.

На Ивлире ежегодно в период Претишья происходит турнир воинов. В этом году поучаствует сам сэр Александер Локхард - личный охранник ее Величества королевы Маргарет!

Все аристократы отличаются бледностью кожи, да вот только в Рон-Дю-Буше эти господы будто бы и вовсе солнца не знают.

В мире до сих пор существуют настоящие фэйри, да вот только отличить их от любого другого существа - невозможно!

Фэй-Ул настолько редки, что являются настоящей диковинкой для всего Аркануме. А на диковинки большой спрос. Особенно на черном рынке...

18 Бурана дверь королевского дворца Хельдемора распахивается всем желающим, бал в ночь Первой Луны.

В 15-20 числах в Лосс'Истэле происходит Великая Ярмарка Искусств - это единственный день, когда эльфы позволяют пройти через стену всем.

10 Безмятежья отмечается один из главных праздников - самая длинная ночь года. в Рон-дю-Буше проводится Большой Маскарад.

42 Расцвет - день Солнцестояния, неофициальный праздник Пылающих Маков в Ольдеморе, когда молодые люди ищут цветок папоротника и гадают.

22 Разгара отмечается Урожайный Вал в Фортуне.

Каждую ночь спящие жители Кортелий подле Утехи выбираются из своих постелей, спускаются к неестественно синему озеру и ходят по его песчаному дну. Поутру их тела всплывают, а селяне всерьез боятся спать.

Прогуливаясь по улочкам Солгарда, вы натыкаетесь на старуху. Ее уродливое лицо на миг мелькает в свете фонаря, она хватает вас за руку и кричит что-то невнятное. На следующий день все начинают сторониться и избегать вас.

В деревне Уилмот подле Вилмора более 90% детей умирают при рождении и тем странней, что несколько семей отличаются в ней поразительным плодородием.

Администрация проекта: один, два, три.
нужные персонажи
16.06 Открыт набор в новый квест.
11.06 Продолжаются торги на аукционе, сделка будет заключена 18.06.

Арканум. Тени Луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [46 Претишье 1059] Ходят слухи по округе


[46 Претишье 1059] Ходят слухи по округе

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Ходят слухи по округе

https://i.imgur.com/Y2BRC0O.jpg

Лес Слёз | Вечереет Хельберген | Агния Златовей

Ходят слухи, что в лес Слёз лучше не соваться: путники сбиваются с дороги, дети бесследно исчезают и какая только чертовщина ещё не творится.
Но кто поверит в эти байки, когда сделка выгодная и надо доставить важную вещицу деловому партнеру? И вот, вроде бы, и посылка доставлена и домой пора собираться, но вдруг на пути повстречается странная женщина?

Закрутить колесо Аркан?
нет

+2

2

Резкая и неожиданная боль в ноге заставила ее наконец-то остановиться и перевести дух. Дорога через лес забрала достаточно сил, отчего женщина то и дело спотыкалась, падала и опиралась о попадавшиеся на пути деревья, но признать необходимость передышки она сумела лишь сейчас. Дохромав до старого трухлявого пня и с глубоким вздохом опустившись на него, дама, которая еще месяц назад была известна в обществе как аристократка и хозяйка поместья рода Сильверрейн, а ныне значилась сошедшей с ума чудачкой и беглянкой, задрала лицо, пытаясь не расплакаться. Ей ужасно хотелось есть, но что-то более существенное, чем те жалкие припасы, которые сейчас покоились в ее сумке. Ей хотелось пить, но не простую воду, а прохладное вино или хотя бы апельсиновый сок. И находиться не в этом треклятом лесу, среди еще не прикрытой зеленью влажной земли и бесконечной череды древних, как мир, деревьев, а у себя в особняке, в своей огромной и мягкой кровати, на шелковых простынях и под любимым одеялом.
- Проклятье. Проклятье! - пустая ругань да бесслезные всхлипывания, вот и все, что она могла себе позволить.
Женщина осторожно стянула с ноги сапог вместе с длинным шерстяным носком и осмотрела место, которое отдавало теперь жгущейся болью. Лопнула очередная приобретенная во время пути мозоль. Ничего страшного, но как же неприятно. Порыскав в поклаже, ей удалось найти несколько толстых пластырей. Управившись и немного подержав ногу на "свежем воздухе", леди Сильверрейн вновь обулась и уж было хотела подняться с пня, но... попросту не нашла в себе сил.  Неприятно взмокшая во время дороги спина наконец начала понемногу остывать, руки сами по себе безвольно легли на колени, а ноги были расставлены широко, совсем не так, как положено настоящим леди. "Ладно, ничего страшного, если я совсем чуть-чуть отдохну. Совсем чуточку. Я заслужила после всего пережитого", рассудила она и неожиданно сильно дернула головой в сторону, словно ей на лицо село назойливое насекомое, но причина была другой. Нечто более назойливое и не дающее покоя пыталось лишить ее последних моральных сил и надежды на то, что эта история может закончится счастливо и из этой ситуации, в которую дама сама себя загнала по собственной глупости, есть выход. И этим были ее собственные воспоминания, которые память так и норовила прокрутить перед глазами, тыкнуть носом, поглумиться над каждой совершенной ошибкой. Череда отрывков, объединенных общей темой, кусающих больнее, чем любое мерзкое насекомое, да и не за плоть, а за саму душу.
- Все будет хорошо, Анни, все будет хорошо! Ты молодая, красивая, умная, у тебя есть план! Ну, почти... И ты решилась и сумела сбежать из своего особняка до того, как тебя упекли в психушку! Хорошее начало! - забормотала себе под нос женщина, вновь копаясь в поклаже и выуживая шоколадный круассан, который уже успел достигнуть состояния осыпающегося сухаря. И только уж хотела поднести его ко рту, как вдруг резко вскочила на ноги, прислушиваясь.
Голубые глаза уставились в дикую чащу леса. Испуганные, широко раскрытые, с покрасневшими от недосыпа белками. И она вновь шустро пустилась в дорогу, вынужденная теперь перекусывать на ходу. А позади нее, постепенно все отчетливее и яснее, слышалась мелодия флейты...

- Моя дорогая, а ваш, эм, спутник... - господин Грэндель, не спуская глаз с уплетающего отбивные за обе щеки орка, чуть склонился в сторону Агнии, понизив голос. - Он нем или попросту неразговорчив? Ведь я помню, что мой добрый друг в своем письме указывал, что сумел научить этого чужака из Улл`Парсы нашему языку. Или может, я сказал что-то, что его задело?
Хель зыркнул на хозяина этого дома и как ни в чем не бывало продолжил с аппетитом уплетать блюда со стола, приготовленные щедрым хозяином. А что тут такого? В конце концов если человечек не хотел, чтобы его гости столько ели, то и не стоило столько готовить. Ведь верно? Уж кто-кто, а орк, севший за щедро уставленный стол, выйдет из него лишь в трех случаях - если на столе больше ничего не осталось, если нужно справить нужду или если обстоятельства не терпят и нужно как можно скорее набить кому-то рожу.  Вот и сидел теперь раб, без тени смущения все закидывая и закидывая к себе в тарелку добавку.
- Немой я. - угрюмо пробурчал раб, отламывая приличный ломоть от свежего батона белого хлеба и на всякий случай строго посмотрел на Агнию.  Пусть даже не думает его упрекать или одергивать. Он ведь не просил, чтобы она за ним увязывалась, вот пусть теперь на себя берет все самое неприятное и ненавистное в приключении - общение с окружающими.
Серебряная, украшенная рубинами шкатулка покоилась на столе рядом с пухлым и румяным человеческим мужчиной лет сорока, к которому раб и помощница старого мага нагрянули этим днем. Человечек то и дело касался ее пальцами или же накрывал ладонью, да только открывать не спешил. Видимо ждал, когда они, невольные курьеры, уйдут поскорее. "Надо было попросить эту ведьму уговорить его предоставить нам комнату на ночлег, а то очень уж не хотелось бы сразу переться обратно", подумал Хельберген и уставился на Златовей, несколько раз прокручивая в голове эту мысль. Вдруг она владеет телепатией? Как это было бы сейчас кстати! "Ну же, девчонка, прочти мысли! Я хочу как можно скорее на боковую, а не снова пешком переться по местным дорогам",  наморщившись и злобно зыркая, думал он, не переставая однако есть.
- Ну, что же, раз один из моих гостей... Нем...- тщательно подбирая слова и явно задействуя все свое терпение, господин Грэндель полностью повернул голову в сторону травницы и решил уделить все свое внимание именно ей. - Дорогая Агния, я же вас не спросил, как прошла ваша дорога. Все ли было хорошо? Ничего не случилось ли? И кстати, как там дела у этого старого ловеласа? Знаете ли вы, что еще в наши годы совместных приключенийу него было прозвище "Киса"?

+1

3

Дети немолодого господина Грэнделя разлетелись по миру с той скоростью, с которой по полу рассыпается горох. Родная деревенька постепенно пустела, оставляя мазки воспоминаний на некогда оживленных каменных улочках. Местные боялись надвигающегося вечно-золотого леса, опасались высоких колючих трав и таившихся в кустах змей да лягушек, но более всего дрожали от упоминания о некой странной мелодии, что из раза в раз слышна среди сплетенных стволов столетних гигантов.

Остаток ужина провели за беседой. Мужчина рассказывал о городке, об обычаях и нравах тех, кого давно нет и тех немногих, кто рискнул остаться. Поведал и о старом друге, которого за любовные похождения прозвали Кисой. Краснощекий от смущения, любезный хозяин в деталях описывал всех бывших дам немолодого своего товарища, время от времени бросая украдкие взгляды в сторону девушки, будто бы желая проверить не преступил ли он тонкую грань между застольными сплетнями и сальными подробностями. Заслышав знакомое сердцу имя дорогой бабушки, Агния поспешила прервать разгоряченного рассказчика: не стремилась она знать все детали бурной романтической жизни Поппи. Хлопнув ладонью по столу, ведьма мотнула головой, откидывая со лба надоедливые светлые пряди. От удара хрупкие семейные бокалы жалобно звякнули, разливая часть багряной жидкости на льняную скатертку.

Грэндель притих, буркнув в усы что-то невнятное, но отдаленно напоминающее "извините". С полминуты девушка молчала, а затем, вернув лицу привычное спокойствие, поведала о долгой и изматывающей дороге, которую они вместе с Хелем проделали.
Часть пути преодолели эти двое на, так называемом, проездном доме - магическая повозка с пристройкой.  Узкая и с виду хлипкая конструкция, сдерживаемая от падения уникальным по составу клеем и золотыми гномьими гвоздями. Разбухшая от сырости скрипучая дверь, запирающаяся снаружи на хлипкую щеколду, маленькое оконце на крыше и несколько огарков свеч. В добавок ко всему путников ждала двухъярусная кровать, тонкие одеяла и плоская, как болотный камень, подушка. За дополнительную плату услужливый кучер может приготовить обед и даже укажет на местонахождение ближайшего родника, однако сам не побежит: повозку сторожить надо да старый Мьюл, жеребец-тяжеловоз, становится нервным, когда надолго остается без хозяина. Зато сколько необычных историй наслушались за поездку - уж больно болтливым оказался мальчишка, а еще, по всей видимости, умом не вышел, раз даже при виде сурового лица утомленного бесконечным потоком слов орка,  оборотов не сбавил. Пришлось незаметно подлить ему во флягу Тихого Зелья и наслаждаться минутами покоя.

Из развлечений мало что оставалось, а дорога долгая. Пролистнув несколько валявшихся в углу книг, Агния задремала, свесив левую ладонь с кровати. Проснулась от шума дождя: мелкие капли назойливо барабанили по стеклу. Приподнялась, заглянула вниз - судя по всему спутника её также сморила дорога, а быть может он лишь притворялся и сейчас наблюдал за девушкой из под прикрытых ресниц? Серебрянная шкатулка, украшенная россыпью рубинов, мирно покоилась на могучей груди: вероятно, Хельберген крутил да вертел её, пытаясь понять, как та открывается? А, быть может, уже и успел открыть и глянуть внутрь? Но совсем быстро, одним глазком, а потом сразу же закрыл и, довольный своей смекалкой, задремал! Агния усмехнулась, представляя, как бы выглялел орк будь он по-настоящему доволен, а может и вовсе счастлив? Как вообще выглядит орочье веселье? 

На минутку прервав рассказ, девушка перевела взгляд со шкатулки на Хеля, а затем опять на шкатулку.
- Как веселятся в Улл'Парсе? - вопрос был задан неожиданно, хотя, учитывая нрав ведьмы, подобное было ей свойственно. Чего только стоит первый день их знакомства, когда она без тени смущения принялась распевать довольно вульгарные песенки, стоя под теплым душем дома престарелого мага. А затем, выйдя из ванной, раскрасневшаяся от пара, поймала удивленный взгляд своего нового сожителя. Жест приветствия, что был далек от женской элегантности, широкая улыбка и невинный вопрос повисший в воздухе: "А ты, Хель, помнишь колыбельные?"
Вот так и познакомились.
А там, за тем вопросом, остались запах апельсинового мыла, запотевшее зеркало ванны, треск костра и тихая мелодия самодельной дудочки - Златовей любила прогуляться перед сном да поиграть что-то легкое, сердцу знакомое.

°•°•°●°•°•°
Стрелки часов медленно ползли, перемещаясь от одной цифры к другой с легким едва заметным шумом. Агния широко зевнула, затем привстала и, оперевшись ладонями о стол, склонилась над Грэнделем. Мужчина опасливо покосился на высокую фигуру, ревностно прижимая к груди драгоценную шкатулку. Сейчас он казался еще более маленьким.
- Господин Грэндель - начала девушка, обводя пустые тарелки задумчивым взглядом - мы проделали такой долгий путь ради этого - бесцеремонно ткнула указательным пальцем в сторону серебрянной крышки - и даже не задаем вопросы о том, что в ней - небольшая пауза, а вдруг старик замучается совестью и поведает секрет? - но согласитесь отправлять нас обратно сейчас - слишком негостеприимно, не найдется ли какой комнатки на ночь?

Для Агнии принимать в доме гостей давно было делом привычным, чего только стоит огромная семья нового бабулиного мужа, но все же меры приличия соблюсти стоило, хотя весь вид девушки ясно говорил одно: это все лишь формальности, мы остаемся ночевать. Мужчина поводил глазами из одного угла в другой, поднял пухлый розовый палец, набрал в грудь побольше воздуха и стал похож на спелый южный помидор, и слова возражения слетели бы с его языка, да только недобрый вид сидящего напротив орка заставил хозяина дома стушеваться и коротко кивнуть. В обмен за ночлег Грэндель попросил немного: нарубить дров для камина.
- Ночи тут холодные, а руки мои давно силы не полны - пожав плечами, оправдывался мужчина - но идите сейчас, успейте дотемна и далеко в лес не заходите. Опасно там...бродит всякое - махнул рукой.

Агнии достался топорик поменьше да полегче, таким хорошо рубить мелкие ветки да отсекать головы птицам на охоте. Стоя на крыльце и дожидаясь своего спутника девушка рассматривала острое лезвие, по всей длине которого расползались тонкие мелкие царапинки. Оранжевые лучи заката блеснули солнечным зайчиком и, отразившись от металлической поверхности, легли узкой полоской на плечо. Минуту спустя появился Хель. Один шаг отделял их от лесной тропинки и в тот самый момент девушка почувствовала присутствие чего-то ещё. Лес принюхивался.

0


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [46 Претишье 1059] Ходят слухи по округе


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно