поговаривают, мол...

В день Чернолуния полагается завесить все зеркала и ни в коем случае не смотреть на собственное отражение.

Некоторые порождения дикой магии могут свободно проходить сквозь стены.

В Солгарде все желающие могут оформить заявку на тур по тавернам, включающий в себя 10 уникальных заведений со всех уголков мира, и посещение их всех в один день!

Дикая роза на крышке гроба запрет вампира внутри.

В центре опустевшей деревушки подле Фортуны стоит колодец, на бортиках которого грубо нацарапана фраза на эльфийском: «Цена должна быть уплачена».

Старый лес в окрестностях Ольдемора изменился. Звери изменились вместе с ним. Теперь их нужно убивать дважды.

В провинции Хельдемора не стихает молва о страшной угрозе, поджидающей путников на болоте, однако... всякий раз, когда туда прибывали нанятые охотники, они попадали в вполне себе мирную деревеньку.

Беда! Склеп мэра одного небольшого города возле Рон-дю-Буша едва ли не полностью ушел под землю после землятресения. Лежавшие там мирно тела... пропали.

В окрестностях Рон-дю-Буша есть примечательный город, главная особенность которого — кладбище. Поговорите с настоятелем местной церкви и он непременно отыщет для вас могилу... с вашим именем.

Известный мастер ищет бравого героя, дабы увековечить его благородный лик в камне.

Тролль, которого видели недалеко от деревни на болотах, говорит на общем языке и дает разумные советы напуганным путешественникам, встречающих его на пути.

Книги в большой библиотеке при ольдеморской консерватории начали разговаривать, и болтают они преимущественно друг с другом.

В Керноа кто-то повадился убивать горожан. Обнаруживший неизменно замечает, что из тел убитых растут... зеленые кусты.

В Эльмондо обрел популярность торговец, раз в период заглядывающий в столицу и предлагающий всем желающим приобрести удивительно умных зверей. Правда все чаще звучат голоса тех покупателей, которые утверждают, будто иной раз животные ведут себя странно.

Если в Новолуние поставить зажженную свечу на перекресток - можно привлечь Мертвого Феникса, который исполнит любое желание.

Некоторые представители расы шадд странным образом не нуждаются во сне - они вполне могут заболтать вас до смерти!

Эльфы просто обожают декорировать свое жилье и неравнодушны к драгоценностям.

Дворфы никогда не бывают пьяны, что говорится, «в зюзю». А вот гномы напиваются с полкружки пива.

Бросьте ночью 12 Расцвета в воду синие анемоны, подвязанные алой лентой, и в чьих руках они окажутся, с тем вас навек свяжет судьба.

Оборотни не выносят запах ладана и воска.

В Сонном море существуют целые пиратские города! Ничего удивительного, что торговые корабли никогда не ходят в этом направлении.

Хельдемор не отличается сильным флотом: портовые города в гигантском королевстве ничтожно малы!

Положите аркану Луна под подушку в полнолуние чтобы увидеть сон о будущем!

Благословение Луны, которым владеют представители Фэй-Ул, способно исцелить от любого проклятия в течении трех дней после его наложения.

Джинны огня дарят пламя, закованное в магический кристалл, в качестве признания в любви.

В Маяке Скорби обитает призрак водного джинна, который вот уже пятьдесят лет ждет свою возлюбленную и топит каждого, чья нога ступит в воды озера, окружающего маяк.

Фэй-Ул пьянеют от молока, а их дети не нуждаются в пище первые годы жизни - главное, чтобы ребенок находился под Луной.

Самой вкусной для вампиров является кровь их родственников.

Свадьбы в Аркануме проводятся ночью, похороны - днем. Исключение: день Чернолуния, когда ночью можно только хоронить.

В лесу Слез часто пропадают дети, а взрослый путник легко может заблудиться. Очевидцы рассказывают, что призрачный музыкант в праздничной ливрее играет всем заблудшим на флейте, и звук доносится со стороны тропы. А некоторым он предлагает поучаствовать в полуночном балу.

Не соглашайтесь на предложение сократить дорогу от незнакомых путников.

На острове Чайки стоит роскошный особняк, в котором никогда нет людей. Иногда оттуда виден свет, а чей-то голос эхом отдается в коридорах. Говорят что каждый, кто переступит порог, будет всеми забыт.

Озеро Лунная Купель в Лосс'Истэль полностью состоит не из воды, а из лучшего вина, которое опьяняет сладким вкусом!

Утеха стала приютом целым двум ковенам ведьм: неужто им здесь медом намазано?

В языке эльфов нет слова, обозначающего развод.

По ночам кто-то ошивается у кладбищ подле Руин Иллюзий.

В Фортуне дают три телеги золота в придачу тому, кто согласен жениться на дочери маркиза.

В Белфанте очень не любят культистов.

Не стоит покупать оружие у златоперого зверолюда, коли жизнь дорога.

Кто-то оставил лошадь умирать в лесу Ласточки, а та взяла и на второй день заговорила.

Храм Калтэя называют проклятым, потому что в статую древнего божества вселился злой дух и не дает покоя ныне живущим. Благо, живут подле статуи только культисты.

В Озофе то и дело, вот уже десять лет, слышится звон колоколов в день Полнолуния.

Жители утверждают, будто бы портрет леди Марлеам в их городке Вилмор разговаривает и даже дает им указания.

Чем зеленее орк, тем он сильнее и выносливее.

У водопада Дорн-Блю в Ольдеморе живут джинны воды и все, до единого - дивной красоты.

На Ивлире ежегодно в период Претишья происходит турнир воинов. В этом году поучаствует сам сэр Александер Локхард - личный охранник ее Величества королевы Маргарет!

Все аристократы отличаются бледностью кожи, да вот только в Рон-Дю-Буше эти господы будто бы и вовсе солнца не знают.

В мире до сих пор существуют настоящие фэйри, да вот только отличить их от любого другого существа - невозможно!

Фэй-Ул настолько редки, что являются настоящей диковинкой для всего Аркануме. А на диковинки большой спрос. Особенно на черном рынке...

18 Бурана дверь королевского дворца Хельдемора распахивается всем желающим, бал в ночь Первой Луны.

В 15-20 числах в Лосс'Истэле происходит Великая Ярмарка Искусств - это единственный день, когда эльфы позволяют пройти через стену всем.

10 Безмятежья отмечается один из главных праздников - самая длинная ночь года. в Рон-дю-Буше проводится Большой Маскарад.

42 Расцвет - день Солнцестояния, неофициальный праздник Пылающих Маков в Ольдеморе, когда молодые люди ищут цветок папоротника и гадают.

22 Разгара отмечается Урожайный Вал в Фортуне.

Каждую ночь спящие жители Кортелий подле Утехи выбираются из своих постелей, спускаются к неестественно синему озеру и ходят по его песчаному дну. Поутру их тела всплывают, а селяне всерьез боятся спать.

В деревне Уилмот подле Вилмора более 90% детей умирают при рождении и тем странней, что несколько семей отличаются в ней поразительным плодородием.

Администрация проекта: один, два, три.
нужные персонажи
24.09 Осталось 4 дня до окончания прогноза астрологов.

Арканум. Тени Луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Архив у озера » Сокровищница » [8 расцвет 1059] Полундра!


[8 расцвет 1059] Полундра!

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

https://i.ibb.co/tQRn91n/image.gif

Герда х Пантегинет

Воды залива Орнелии | День перетекает в вечер

"Похищение - это, должно быть, событие в жизни каждого живого существа из ряда вон выходящее. Главное, вовремя догадаться о том, что тебя похитили.

...И не подавать виду, что это может хоть сколько-то беспокоить."

❝Сэр, я свято уверена, что суша находится в другой стороне.❞

https://i.ibb.co/Kzt06W5/2.jpghttps://i.ibb.co/bJzmxSJ/4.jpghttps://i.ibb.co/KbrLQwn/3.jpghttps://i.ibb.co/426Brbp/5.jpghttps://i.ibb.co/sRB2Y6Y/1.jpg

Закрутить колесо Аркан?
да

+2

2

- Вы принесли ещë сундучок? Я просил поменьше размером.- в голосе говорящего чувствовалось нервозность, будто он вот-вот сорвется на ругань, если что не так пойдет.
- Да, Барон, но кажется третий сундук уже лишний. Вы настолько боитесь этот артефакт? - грузный мужчина с неопрятной черной бородой и лысой черепушкой остановился в проеме двери, не собираясь входить в каюту. Протягивая сундук Барону, он многозначительно смотрел на него, но так и не дождался хоть каких-то действий, кроме болтовни.
- Естественно! Нестабильный артефакт, призывающий штормы, который надо везти морем! Только дурак не будет бояться, и не надо на меня так смотреть.- фыркнул брюнет, слегка ударив кулаком в плечо своего собеседника. Он небрежно тряхнул головой и поставил сундук, больше похожий на шкатулку, на стол, после чего ушел из капитанской каюты, бубня и оплевываясь, будто говорил не с самым приятным человеком.
Бриг "Алая Каракатица" принадлежал ливиафанскому капитану Саузу де Приго или Барракуде, прозванного так за подпиленные зубы. Человек он мерзкий, жадный и громкий, но его команда и корабль считался одним из быстрейших, какие знал Пантегинет. Барракуда не раз на пиратских съездах говорил, что хочет стать следующим главой, вызывая у большинства смех, чем одобрение. Нравом Сауз строптив, но как только дело касается выслуги перед главой, так сразу меняется в лице. Интересно было бы глянуть на реакцию капитана, узнай он, что перевозчик артефакта и есть главарь пиратов. Наверно сообразил бы настоящий аристократический прием, хотя Панти нравилось то, что уже видит.
"Каракатицу" он выбрал не только за быстроходность, но и за внешнее состояние судна, поскольку начало их пути может привлечь внимание "законников", а так выхоленный бриг с флагом королевства и гербом торговой гильдии сливается с местными кораблями на причале.
Пантегинет закрылся в каюте, позволяя себе немного расслабиться. Он ослабил ремни портупей, снимая их с себя и складывая со всеми боеприпасами на столе. Скучающий взгляд не сходил с небольшого сундучка, лежащего рядом с принесенным. В голове крутились мысли, мол столько лет прошло, как Сигурд искал артефакт, как его преемник Нигредо стал одержим артефактами в целом, но стоило Панти взяться за поиски, так через год таинственная музыкальная шкатулка сама всплыла. Триста лет истории-тайны, почти что мифа, против амулета удачи в руках пирата. Он потянулся пальцами к шее, нащупывая нить и повел вниз, вытаскивая на свет серебряный амулет. Иногда желание снять его появляется в голове, однако плата за такого рода "предательство", может быть неподъемной. Неизвестность пугает, но со страхом всегда помогает справляться ром. Запрятав артефакт в сундуки и убрав с глаз долой, Южный Барон вышел на палубу, прихлебывая с горла бутылки вполне сносное пойло. Он гость на этом корабле, к работе его не принуждают, но злобно пялиться никто не запрещал. Панти не особо-то жаловали, зная, что у него самого достаточно кораблей и возможностей чтоб добраться до Эльпиды, его появление на "Алой Каракатице" воспринималось как прихоть зажравшегося пирата, побратима обоих глав и просто наглеца. В подтверждение этому, проходя по палубе мимо застывший парочки, не сводящих взгляда с лишнего члена экипажа, Пан повернулся к ним, показывая язык. Какие они все смешные.

Тем временем корабль грузили товаром и запасами на дальнее плавание, пираты сновали туда-сюда с ящиками и бочками, а кто-то отлынивал, прогуливаясь между торговыми лавками и небольшими толпами наемных рабочих. Двое из команды Барракуды не нашли себе дело по душе, так что предпочли поболтать в стороне ото всех и может быть подцепить чей-то дорогой ящик, а то и кошель. Прилично одетые мужчины производили впечатление простых моряков, может быть капитанов мелких шхун, томящихся в ожидание когда их корыта тоже погрузят нанятые работнички. И надо же было судьбе распорядиться так, что их взгляд зацепится за фэй-ул. Маленькая козочка выглядела потерянной, будто что-то или кого-то искала, задирая голову в надежде увидеть то что ей надо со своей небольшой высоты. Пираты недобро переглянулись, остановившись, стали перешептываться, думая, как бы преподнести такой редкий товар капитану и самим в доле остаться. В итоге оба решили поиграть с удачей.
- Доброго вечера! Слава Луне, мы Вас нашли! - начал первый мужчина, подойдя к фэй-ул спереди, преграждая дорогу.
- Мы уж думали без Вас отчаливать, корабль готов, вот ищем ходим нашего очаровательного купца! - заговорил второй со спины девы. Оба пирата показали себя приторно вежливыми и всем своим видом давали понять, что идти им надо в другую сторону. Даже если фэй-ул захочет убежать, то они не постесняются припугнуть еë саблями, насильно ведя к "Алой Каракатице".

Пантегинет разместился на носу корабля, перекинув ноги за борт. Ром игриво плескался в бутылке, с каждым глотком становясь менее противным. Хмель туманил взгляд и на лице сама собой натягивалась улыбка, расслабленная туша требовала покоя и уж точно не была готова к кипешу. Матрос, угостивший Барона папиросой, видя как он отлынивает от подготовки экипажа, не знал, что гость не курит. Но отказываться Панти не привык, так что закурил, выдыхая низкосортный табачный дым. Прохладный ветер с моря трепал волосы и норовил распахнуть рубашку, он вздрогнул от мурашек, пробежавшихся по руке и задумчиво уставился в небо. Как только они покинут залив и отойдут достаточно далеко от суши и рыболовецких шхун, поднимут наконец свои флаги и устроят попойку, вот этого Пан ждал больше всего. Лучше уж напиться и забыть об опасном артефакте, чем сидеть и переживать на его счет.
Докурив и кинув окурок в воду, он пересел к палубе лицом, флегматично рассматривая снующих матросов. Честное слово, они как обожравшиеся чайки, парящие в небе, сонные, неторопливые, любой резкий человек может показаться здесь не к месту. Как раз за таких и зацепился взгляд главы пиратов, поднявшихся на борт с новым пассажиром. Не веря глазам, Пан потер их кулаками, пытаясь согнать ленность. Они и правда вели фэй-ул показывая ей то на собранные паруса, то на матросов, направляя к лестнице на нижнюю палубу. Эти типы задумали запереть еë до самой Эльпиды и продать, это самый очевидный и простой вариант.
Панти направился прямо к ним, со спины одергивая одного из болтунов, грубо подтягивая к себе за локоть.
- Вы че задумали, олухи? Не смейте еë в клетку сажать - сквозь зубы прошипел Пан в ухо пирата. Он дернулся и пихнул назойливого гостя, отходя с ним в сторону.
- Ты че лезешь не в своë дело? Иди и не мешайся, ещë спасибо капитану сказать должен что взяли тебя с твоим проклятием. - приглушенным голосом ответил матрос, смерив Панти взглядом. Он же смотрел через плечо на фэй-ул, скорчив улыбчивую гримасу.
- Госпожа! Я младший помощник капитана, давайте я Вас в каюту провожу, не будем мешать экипажу готовиться. - он пихнул морду стоявшего рядом пирата чтоб обойти его и отгородить от барракудовых халуев.
- Пройдемте в капитанскую каюту, госпожа, я велю принести напитки и закуску, дабы скрасить ожидание. - не давая пиратам и слова лишнего сказать, Панти завел овечку в каюту, закрыв за собой дверь.
Внутри стоял стойкий запах перегара, а убранство нельзя было назвать богатым: стол, пара стульев, кушетка, сундуки по углам расставленные и несколько ящиков с ромом. На столе остались ремни портупей с прикрепленными ручными бомбами, злосчастный сундук с нестабильным артефактом, письменные принадлежности и пара карт.
- Подождите совсем немного!- с этими словами он вылетел из каюты и закрыл дверь. На этом концерт можно закончить.
Как только Панти появился, к нему тут же подбежали те двое, что привели козочку.
- Не говори что ты башкой тронулся, нахер ты завел еë в капитанскую? Еë на цепь надо и продать подороже джиннам или ещë кому. - пираты Барракуды окружили Панти, мешая пройти.
- Верно! Вдруг она щас сбежит.- второй прям был раздосадован тем, что добычу увели буквально из-под носа.
- Заткнулись нахуй, крысы палубные. Ваши пропитые мозги годятся только на губки гальюн драить, стойте здесь и сторожите дверь, мне нужно с Барракудой переговорить на этот счет. - из улыбчивого дядьки Панти переменился в сурового моряка, острого на язык. Он не позволил дальше продолжать спор, отправляясь на поиски капитана судна.

Как и было обещано, гостье принесли кружку разбавленного вина и тарелку с пресными лепешками. Ей не разрешали выходить, глупо отмазываясь о занятости всех, с кем можно поговорить. А через пару минут и вовсе послышались приказы отдать швартовы, и поднять паруса.
Пантегинет переговаривался с Саузом де Приго, убеждая его не трогать фэй-ул, ибо с простой продажи выручишь не так много, как с требования выкупа у Лунной Церкви. К переговорам подключили и старпома с боцманом, чтобы те проследили за безопасностью рогатой, заодно и письма направили куда следует от имени Левиафана. Выручку же Барракуда может преподнести главе пиратов, выбив себе звание получше, чем просто быть членом флота. На том и порешили.

Отредактировано Пантегинет Винлорд V (19.05.2021 23:59)

+2

3

Герда любит свою работу. Не в последнюю очередь из-за возможности побывать во всех уголках Арканума, куда только могли дотянуться торговые пути Трансконтинентальной Гильдии. И простирались они вплоть до берегов далекой Эонии, жаркой земли джиннов, на которой… ей никогда прежде не доводилось побывать. Говорят, порядки там совершенно иные, нежели на Галатее, а ещё, Луна помилуй, нет кошек. Кого же местные аборигены держат в качестве домашних любимцев?

- Известно кого - Кривовато улыбается наставник Герды, и вид её сразу делается несколько поникшим. Да, известно. И не в последнюю очередь из-за этого появляться там мягкосердечной девушке не хотелось. Благо, путь их лежал вовсе и не в ту сторону - Чего скуксилась, рогатая? Цокай быстрее, а то опоздаем!

Двое, дворф преклонных лет и его юная подопечная, спешили на пристать, а вместе с ними спешила и огромная толпа народу. Рабочий день, каждый куда-то спешит, куда-то торопится, но, поскольку время давно уже перевалило за полдень, единой целью их оставалось одно: попасть на борт нужного корабля в срок. Исключений не было, иначе же чем объяснить такую ярую текучку и грубость.

Мимо проносится незнакомец в плаще, едва не сбивая пару с ног. Герда недовольно фыркает, поправляя взлохмаченную челку, а вот её спутник громко чертыхается, потрясая вслед грубияну кулаком.

- ..Быдло! - Самое уважительное, что можно разобрать в его сбивчивых ругательствах. Из-за густой бороды они слышатся ещё и приглушенными.

Сатир слегка прижимает уши к голове, уж никак ей не привыкнуть к такому потоку брани, что услыхать можно было разве что из лавки сапожника, но никак не из уст довольно уважаемого купца. Однако сказать, что чувств Готт’Дрока она не разделяла, было бы ложью еще более грязной, чем вся та ругань вместе взятая. Ну что за люди! Никакого взаимоуважения.

А ведь цели их сюда привели самые благородные: добраться до корабля, с капитаном которого было оговорено заранее о дополнительном пассажире в лице девчушки-курьера. Этого человека она знать не знала, вопреки тому, что путешествует не первый год, и за это время успела перезнакомиться с многими из тех, кто бороздит морские просторы Арканума. Ну, или ей так казалось. Разумеется, вряд ли ей довелось знать хотя бы четверть бравых моряков, под чьим командованием гордо рассекали волны фрегаты и бригантины, но рядом с добрыми знакомыми путешествовать было всяко легче.

Как легче было отыскать знакомый корабль.

- И надо было тебе вытащить меня с собой! - Возмущается дворф.

- На-а-адо было - От волнения голос у Герды дрожит, а глазки с горизонтальным зрачком бегают туда и сюда, в попытке понять, куда двигаться, да так, чтобы не пришибли - Жалко тебе что ли меня проводить разочек? А вдруг потеряюсь? А вдруг... украдут?

Последнее она добавляет совсем уж шутливо, хотя посыл был предельно ясен. Дворф шутку понимает, и негромко усмехается. Отыскать нужный корабль без посторонней помощи представлялось ей делом сложным и, что гораздо важнее, долгим. А опаздывать было бы крайне дурным тоном. Да и по ушам потом можно получить от начальства…

Девушка закачала головой, но, отвлекшись на собственные мысли, совершенно упускает момент, в котором толпа отделяет её от проводника. Голос его слышится приглушенно за шумом из сотни чужих голосов, но Герда слышит и отчаянно пытается отыскать Готта в толпе. Вот ведь напасть!

Вырваться из плотного потока людей удается с большим трудом, а вздохнуть свободно все так же не выходит. Во-первых, наставник остался где-то там, далеко, и отыскать его будет едва ли не сложнее незнакомого корабля. Во-вторых, на пристани жутко пахнет рыбой, куревом и спиртом - Герда не таясь прикрывает ладонью нос, давая себе время привыкнуть к рыбацкому “омбре”. Занесло так занесло, но, судя по стоящим поблизости кораблям, оказывается она в нужном месте.

- Ну, глядишь, по дороге встретимся - Шепчет фэй-ул, поправляя ремешок переброшенной через плечо сумки, и шагает вперед, звонко цокая копытами по дороге.

Говорят, присутствие потомка фэйри в каком бы то ни было месте сулит удачу. Окружающим, но точно не ему.

Шагать приходится долго, потому как ни знакомых лиц, ни знакомых хотя бы по описанию кораблей на её пути не встречается. Может ли быть такое, что её и вовсе занесло совсем не в ту часть пристани? Герде совсем не хотелось в это верить, но обстановка говорила об обратном. Интуиция чуяла скорые неприятности, а вот определить их источник никак не могла. И на подлетевших к девушке молодцев никак не отреагировала.

Замерев на месте, Герда удивленно приподнимает брови. Как это, искали? Никто и не говорил, что её встречать будут!

- Правда? - Спрашивает она так, будто может получить отрицательный ответ. Потерянный взгляд становится испуганным. Батюшки, сколько же она тут шаталась? - Нет, не надо без меня! Вот, вот она я!

Не имея даже мысли о том, чтобы убежать, сатир спокойно идет рядом с двумя детинами, откровенно сказать, бандитской наружности. Не было бы этой ужасной спешки, и у нее, быть может, осталась хотя бы минутка для того, чтобы усомниться в искренности их слов и законности намерений. Но минутки не было, как и не было сомнений. Да и корабль, на который её привели, не казался странным. Почти. Разве что из-за того, что опознавательных знаков на нем найти не удалось. Плохо смотрела, увлекшись беседой со своими новыми спутниками, бывает.

На самом деле, быть бы им довольно милыми молодыми людьми. Ещё немного потренироваться, и точно быть.

Новым действующим лицом в их компании оказывается мужчина, высокий, и не очень довольный. Он что-то шипит на ухо одному из матросов, а Герда украдкой разглядывает его. Смуглый, со шрамами, немногим отличающийся от других мужчин на палубе корабля. Было, в нем, однако же, что-то еще, едва уловимое, что все таки выделяло его среди прочих. Как только тот представляется помощником капитана, девушка находит этому свое определение - представительность. Да, пожалуй, это можно назвать представительностью.

- Благодарю вас, сэ- - Она неловко ему кланяется, а в обращении своем осекается, припоминая случай двухлетней давности. Э нет, никаких больше сэров - Мистер! А-а… Как я могу к вам обращаться?

Герда доверчиво хлопает глазами, позволяя увести себя в одну из кают. Капитанский помощник быстро скрывается за дверью, а фэй-ул сидит тихонечко, боясь не то что коснуться чего-то из местного арсенала, даже вздохнуть лишний раз. Она дружелюбно улыбается принесшим ей перекус матросам, но приступать к трапезе совсем не спешит. Неприятное чувство беспокойства продолжало ворочаться в душе, но объяснения ему так и не находилось. Все ведь хорошо, не так ли?

+1

4

Поднятый якорь, да раздутые попутным ветром паруса, оживили Панти. Пока ещë пристань была видна, он решил помочь матросам закрепить канаты и проверить пушки на нижней палубе. Солнце неспешно закатывалось за горизонт, окрашивая небо невероятными красками от лилового до сочного оранжевого. Закончив с делами и распустив матросов по своим делам, он забрался на ванты фокмачты и повис вниз головой. Увидевший сие циркачество, боцман, стал угрожать использовать Панти в качестве мишени, если он не слезет.
- Последний раз те говорю, мартышка! Давай слезай! - боцман уже достал пару метательных ножей, показушно прицеливаясь. Вокруг начал собираться народ, почти что сразу делая ставки сколько ножей попадет.
- Кидай! Если попадешь, я тебя капитаном в своем флоте сделаю! Какой корабль хочешь, Грувел? - насмехался Пан, размахивая руками и корча рожи команде. Смех раскатом грома пронесся по палубе, вытаскивал даже капитана "Каракатицы" к общему веселью.
- Ах, ты стервец! Не смей мою команду переманивать! - беззлобно пригрозил капитан, скаля подпиленными острыми зубами. На вид он жуткий, то ли толстый и мускулистый, то ли мускулистый, но толстый. Рожа в шрамах, рот кривой, нос смотрит строго налево - красавчик. Забрав у боцмана нож и швырнул в Панти, он серьезно намеревался попасть, само собой оружие пролетело мимо, команда восторженно взвыла, топая ногами. Как легко их расшевелить оказалось.
- Ставлю один золотой на третий бросок! - раздалось из толпы.
- Почему на третий уже!? Я ещë первый не кинул! - взвился боцман, прижимая к груди оставшийся в руке нож.
- Ставка принята! Грувел, первый бросок уже засчитан, давай кидай, я даже уклоняться не буду! - Пан смеялся и слегка качнулся, изобразив что сейчас упадет. По-хорошему надо и правда слезать, висеть вниз головой на полупьяную голову идея не самая хорошая, трех бросков будет достаточно.
Боцман такой же человек, как и большая часть команды, хорошо сложенный и на вид не больше сорока. Метать ножи он начал чуть ли не с пеленок, но его навыки уступали пред защитой из амулета удачи, то кисть не так согнет, то рукоятка ножа соскользнет раньше времени. Так и вышло со вторым броском, острие ножа вошло в доски палубы под ногами. Снова раскатистый смех и Грувел побагровел от стыда. Надо же так, Какой-то щегол своими глупыми выходками делает из него посмешище. Со злости он бросил третий раз, угодив в трос рядом с левым коленом Панти. Народ заулюлюкал, а Пан чуть не выпал, ведомый одними рефлексами, слетел с вант и был пойман матросами.
- Хороший бросок, но на капитанство не тянет. - встав на ноги, он одернул вылезшую из штанов рубашку и улыбнулся во все зубы, сверкнув золотым.
- Что более важно, вы все поняли, что фэй-ул нельзя трогать? Она будет под моим личным присмотром и заговаривать с ней о нашей принадлежности тоже не стоит. Нам важно получить выкуп, чем целей она будет, тем нам же лучше, усекли? - собственно, для этого и нужен был цирк, чтобы собрать весь этот сброд. Теперь Панти уверен, что его услышала большая часть экипажа и в случае чего, наказание за порчу товара понесут все.

Постучав в дверь капитанской каюты, не дожидаясь разрешения войти, Пан вошёл внутрь. Ничего не говоря, он спокойненько заправлял рубашку в штаны и подошел к кушетке забрать свой поношенный черный китель. Накинув его на плечи, он присел и жестом показал фэй-ул на стул, мол, лучше тоже присесть.
- Забыл представиться, Пантегинет Винлорд Пятый или Южный Барон, не помню по каким там прозвищам я в розыске. Можешь звать меня Панти, мне не очень нравится официоз. - почесав бородку, давая козочке пару секунд на переваривание информации, продолжил, - С этого момента тебя похитили левиафанские пираты, можешь не переживать за свою безопасность, нам будет выгодно, если ты будешь в добром здравии и хорошем настроении. Мы скатаемся до Эльпиды, пока ведутся переговоры с церковниками, а по их завершению, встретимся с их представителем, получим деньги и отпустим тебя. Это всë. - ещë минута на размышление, Пан оценивающе смотрит на пленницу, отмечая для себя какая же она милая. Ему всегда нравились всякого рода зверушки, особенно если они разумные и поговорить можно.
- Ты не попила даже? Ну, ладно, через пару часов ужин будет. Ты главное, не устраивай сцен, не стесняйся и не бойся, мы от берега уже далеко, так что доплыть не сможешь. Если хочешь, то выходи на палубу, тебя никто не обидит… я надеюсь. Но если что, мой маленький денежный мешок, я за тебя любого на рее вздерну. - пират погрозил потолку кулаком и рассмеялся, вставая с кушетки. Подойдя ближе к фэй-ул, он беспардонно запустил пятерню в еë волосы, мягкие, упругие кудряшки такого приятного цвета. Панти присвистнул. Ему определенно нравилась эта особа, но рассматривать еë в качестве компаньона на ночь даже не думал, она слишком похожа на ребенка.
- Как тебя зовут говоришь? - нагладив козу-дерезу насколько она позволила, он ткнул пальцем в рог и наконец убрал от неë руки. Говорят, присутствие фэй-ул приносят удачу, неужто амулет решил призвать на помощь ещë немного фортуны. Мысли неуклонно сводились к артефакту в сундуках, портя настроение. Чтоб его окончательно не потерять, он встал в дверной проеме, ненавязчиво намекая, что Герде придется выйти. Как раз посмотрит на закат и взглянет на команду с пиратским ярлыком.

+1

5

Герда не умеет врать. Себе в том числе.

Все не было хорошо. Капитанский помощник, если он и впрямь таковым был, отсутствовал слишком долго, а выпускать девушку из капитанской каюты никто не намеревался. Может, отговорки матросов были довольно глупыми, но вот весь вид их так и говорил: попробует она им перечить, и ничем хорошим это не окончится. Не для неё уж точно. Руки нервно сжимают в руках ткань юбки. К тому моменту, когда заведший её сюда человек возвращается, Герда уже вся на взводе.

Сквозь тонкую дверь не было большой проблемой расслышать чужие разговоры. Судя по тому, как бешено колотится девичье сердце, лучше бы она зажала уши, но не слышала их.

Она затравленно смотрит на главу пиратов, пытаясь держать себя в руках. Получается плохо: уши и хвост подрагивают от напряжения, а на лице маской застыло выражение беспокойства. Ну, ещё не хватало прямо здесь разреветься - пират этого точно не оценит.

- Я уже поняла, мистер Панти - Лепечет она, неотрывно смотря куда-то под ноги. От новости, что им придется оказаться на Эльпиде, Герду едва не трясет от ужаса, но все же она робко поднимает взгляд на Пантегинета - Правда не троните? В прошлый раз мне едва рога не обломали…

Да, воспоминания не из лучших. Фэй-ул не зря боялись показываться миру на глаза. Может, не было на них никогда открытой охоты, однако, желающих легкой наживы отыскать было не трудно. Никогда не сидящая на одном месте, наивная Герда была слишком легкой добычей. Ей всего лишь не повезло наткнуться на таких годом ранее, в Рон-дю-Буше. В тот раз её хватились быстро, а в этот? Она вздохнула. Рассчитывать на удачу не стоило.

Сатир тоскливо косится на вино и лепешки. Аппетита и так не было, а после заявления о своем похищении вообще кусок в горло не лез. Вообще стало как-то не до еды.

- Не буду, честное слово не буду - От выбранного в свою сторону обращения её явно покоробило. Стоило пирату подойти ближе, как Герда вжала голову в плечи, а на протянутую в свою сторону руку и вовсе зажмурилась. Вдруг будут бить?

Но удара не последовало. Пока что. Боясь, что ладонь, перебирающая мягкие волосы, сожмется в кулак, девушка не двигалась, даже дышала, кажется, через раз. Злить Пантегинета было себе дороже, но волнение и страх брали свое.

- Гердой меня зовут, мистер Панти - Она рефлекторно наклонила голову вперед, несильно бодаясь в ответ на слабые тычки.

Когда пират оказывается у двери, следом Герда встает далеко не сразу, в попытке хотя бы немножечко отсрочить неминуемое возвращение на палубу. Матросы ей теперь виделись не смелыми моряками, а кровожадными головорезами, от которых ждать беспрекословного послушания приказу было нельзя. Помявшись с минуту, она соскальзывает со стула, цокнув копытами о пол, и спешно подошла к своему пленителю, пару раз запнувшись о доски.

Совершенно неожиданно, на тонких губах расцвела нервная, но довольно милая улыбка.

- А вы мне расскажете об устройстве корабля? Те двое, что привели меня сюда, остановились, кажется, на фок-мачте.

0

6

Наблюдая за Гердой, Пан ловил себя на мысли, что хочет взять еë на руки, как игрушку и зачем-то потрясти. Он не привык сдерживать себя в порывах, но на этот раз терпел, стиснув зубы. Пират прекрасно видел из какого теста сделана фэй-ул, еë не то что трогать, на неë дышать нельзя, пока не начнет хоть немного доверять, а этого доверия Пан надеялся добиться за время их плавания. Не ради какой-то выгоды, просто стимул вести себя хорошо, чтобы оставить хоть одно положительное впечатление о пиратах. Может быть и выгода будет, Пан пока не знает каким ветром занесло Герду в порт.
-Устройство корабля? Всë что тебе нужно знать - это двухмачтовый бриг "Алая Каракатица" на восемнадцать орудий, самый быстроходный корабль, что был свободен.- он остановился возле ящиков, забытых у борта, да уселся на них, протягивая руку, чтоб помочь Герде забраться на соседний ящик.
- Если хочешь выучить названия снастей и отличать корму от бушприта, то наблюдай за матросами, - пират указывает на проходящего мимо коллегу, нарочно сгорбившись и вылупив глаза, будто в чем-то подозревает несчастного. Темнокожий парень, заметив глупое поведение Панти, сначала фыркнул, затем замедлился шаг.
- Эээ..махАца буш? Драца. - язык матрос знал, но говорил пока плохо. Он уже приготовил кулаки, демонстрируя их Панти во всей красе. Во всей этой сцене была доля шутки, однако компаньона для ночной попойки Пан уже приметил, вот с ним подраться будет забавно.
- Не, брат, иди куда шел. - отмахиваясь, как от мухи, Пан прогнал лишнего слушателя, продолжая свою мысль, - Так вот, слушая команды и следя за тем, что матросы делают, тебе будет легче запомнить, чем я тут буду перечислять все названия снастей. Больше запутаешься, чем выучишь что-то. Я вот в своë время точно так же на корабле был, мои познания в морском деле были нулевыми, а я нанимался работать, между прочим. Ну, в итоге со своими ребятами корабль захватили, выжившую часть команды продали в Эонии...не мы конкретно, но они определенно были проданы. - вот поболтать Пантегинет просто обожал, особенно не с пиратами и далекими от морских дел личностями. Он мог трепаться часами без устали о чем угодно, ибо собеседника себе найти бывает тяжеловато, а тут у фэй-ул даже шанса сбежать нет, ей придется дать свои уши в пользование, как бы это пошло ни звучало.
- К слову, капитана "Каракатицы" зовут Барракуда, у нас принято использовать прозвища вместо имени. Спросишь почему? Можешь не спрашивать, потому что какой смысл запоминать имя, если ты не сегодня, так завтра, сдохнешь? Твоë тело пропадет в морской пучине или в пылу схватки, станешь одним из многих, кто не смог сделать себя важным и заслужить своë имя. - как всегда, Пан пытался романтизировать обычные левиафанские правила в нечто с глубоким смыслом, сам веря в собственные россказни.
Он замолкает, поднимая взгляд к парусам. Солнце уже скрылось за горизонтом, последние мазки природной кисти раскрасили небо во все оттенки сирени, редкие белые облака одиноко кочевали, ведомые прохладным ветром. На воде холодает быстрее, чем близ суши, простудиться очень легко. Взглянув на Герду, Пан задумался, не холодно ли ей? Вроде шерсть есть, не должно продуть, но Винлорд же учтив с дамами, тем более с пленными. Сняв с себя китель, он накинул его на плечи козочки.
- Кстать, на счет капитана. Если меня рядом не окажется, то держись рядом с ним. На корабле до сотни головорезов, мы не можем отвечать за придурь каждого. - пальцем он указал на здоровяка неподалеку, занятого общением с парой матросов. Страшный на вид дядька не был душкой, но он разделял мнение Пантегинета, видя в фэй-ул денежный мешок и будущие привилегии пред главой пиратов, а не игрушку для издевательств.
- Герда, такой вопрос, что ты делала в порту? И чем ты занимаешься по жизни? Не подумай чего лишнего, дорогая, твоих близких преследовать не собираемся, я просто хочу поболтать. - пират усмехнулся, искренне веря, что ему удастся расположить к себе прелестную даму. Ведь немало крепостей он прошел, добиваясь внимания женщин, пусть Пан не имеет особых видов на Герду, но привычной тактике изменять пока не будет.

+1

7

Герда склоняет голову набок, всем видом показывая, что слушает предельно внимательно. Найти нейтральную тему для разговора показалось ей удачной идеей, ведь это неплохо помогало отвлечься от окружавшей их с Пантегинетом обстановки. Рядом с пиратами было неспокойно, и, пускай никто из них пока что не порывался протянуть к фэй-ул руки, близость их радовать не могла. Держась как можно ближе к Панти, она тут же оказывается у него за спиной, стоит кому-то из присутствующих подойти к ним. Весь вид её выдает нервозность, хотя держится она молодцом: ни тебе обмороков, ни тебе визгов. Даже отвечать пытается в привычном для себя тоне.

- Был свободен? - Переспрашивает Герда, приподняв брови - Поблизости, стало быть, есть ещё несколько? В смысле… У вас ведь тоже есть свой корабль? Ходят слухи, что у короля пиратов настоящий корабль-призрак, и поймать его не может ни один из адмиралов Белого Меча, сколько бы не гонялся.

Она принимает его помощь, взбираясь на ящики, и пытается устроиться на них поудобнее. С юбкой это выходило непросто - та постоянно за что-то цеплялась и её приходилось одергивать. Прижав колени к груди, Герда укладывает на них рогатую голову. Вместо того, чтобы прислушаться к чужому совету и присмотреться к матросам, она то и дело бросает взгляд на линию горизонта. Солнце уже садится, обозначая завершение очередного дня.

Панти кривляется, и девушка тихо хихикает в ответ, до того забавным было зрелище. Пока он был обходителен и держал свое слово, ей хотелось верить, что подпустить его чуть ближе не будет дурной затеей. Да и на диалог тот шел охотно, а уж член самой крупной гильдии торговцев, состоящий на хорошем счету, всегда найдет способ сговориться. Искатель она или кто?

Но крохи той уверенности, что были в ней, быстро испарились, когда к компании приблизился один из пиратов. Такой зашибет и не заметит!

- Буду знать, мистер Панти - Герда съеживается, когда он упоминает продажу людей на Эонии. Тема эта для любого фэй-ул была весьма болезненной, а уж после пережитого уже однажды похищения тем более. В этот раз отличным было и отношения, и намерения, но забывать не стоило - чужое мнение может перемениться так же легко, как направление ветра.

Кончики мягких ушей коротко дергаются.

- А мне казалось, прозвище вместо имени берут, начиная новую жизнь. Ну, знаете, такая себе точка невозврата. Глупость, конечно, зато как символично! А ваше имя, мистер Панти? Оно тоже - прозвище?

Небо над ними медленно теряло краски рассвета, темнело. С наступлением темноты приходит и холод. Герда этого холода почти не чувствует, будучи существом в сущности своим ночным, но китель, наброшенный на свои плечи, принимает с благодарностью. Её семья давно отказалась от ночного образа жизни, и потому так было легче. Едва заметное сияние, которое источает тело девушки, становится более заметным. Луна была совсем близко.

- Надеюсь, что это так - Уголок губ дергается в нервной усмешке. Нет уж, навлечь такую беду на головы своих близких ей точно не хочется - А в порту… В порту я должна была сесть на корабль, что отправлялся в Рон-дю-Буш. По суше добираться больно долго выйдет, а поезда наше руководство не жалует. С Солгардским Орденом у них не лады. В Торговой Гильдии Фиор я состою в качестве курьера, вот и развожу письма да посылки - Отодвинув ворот рубашки, она достает гильдейский знак отличия, золотую монетку с оттиском якоря. Начищенная до блеска, на ней игриво пляшут последние отголоски дневного света - Мелочь, конечно, серьезного задания мне пока не доверят. Зато я на хорошем счету! Вот-вот получу четвертый ранг!

Заметно повеселев, Герда немного расслабилась, заняв на ящиках более удобное положение. Не сумев достать до палубы, она размеренно качала ногами, то и дело ударяя копытами о деревянную стенку своего сиденья.

0

8

Заметно было, как Герда старалась вести себя как обычно вела бы будь она на свободе. Может Панти так хотелось думать, будто это его достижение, вот такой он талантливый переговорщик. Хотя, на тонкую работу его разговоры не похожи, он надеялся просто не сболтнуть лишнего, чтобы пленница осталась в живых после объявления о похищении.
- Ты знаешь о "Принцессе Мадлен"? Действительно замечательный корабль, но поймать еë никто не может не потому что она окутана мистикой, а потому что штурман хорош, как и вся команда. - много сказать Пан не мог, этот корабль принадлежал бывшему главе пиратов и прослужил ему не один десяток лет. Со смертью Клиффа, став новым пиратским главнокомандующим, Винлорд не хотел, чтобы репутация судна была разрушена. Так что стоит он на верфях пылится, как трофей или сувенир на память. Каждый раз, навещая старушку "Мадлен", Панти хочется спустить еë на воду, но духа не хватает. Она дорога, как память о названном отце, и позорить эту память он никому не позволит.
А может Герда говорит о его "Мола-Мола"? К слову, за ним тоже гонялись Мечи, только Пан не придавал этому значения, игнорируя их присутствие на воде, порой укрываясь иллюзиями. И что странно для многих, но нормально для него, это иметь два корабля с одинаковым названием: бриг и галеон. Хорошо что он свои корыта не назвал в первую очередь.
- Впрочем, у меня тоже корабль есть, но он не здесь и даже не рядом. Увы, я не могу раскрыть тебе сколько наших кораблей на ходу, ибо сам не знаю. - что правда, то правда. Хоть он и глава, аля коронованный пират, знать обо всех и вся не всегда удается. Ему достаточно того, что плохих вестей не поступает, сундуки пополняются золотом и этим золотом он может и платить, и башлять в пиратские порты, и химикаты себе закупать с запасом.
- Маленькая хитрюшка! Хочешь выведать информацию о кораблях? Ничего тебе не расскажу. - "пока не напьюсь", чуть не вырвалось у пирата. Внезапное озарение, что он лишнего болтает, пришло как-то не вовремя.
Пират посмеялся сам с себя, ударяя по собственной коленке. Он надеялся, что не напугал девчонку эмоциональным всплеском. С другой стороны, какая разница, когда его лицо тут же переменилось, став серьезным. Тема имен для Панти порой была болезненна, особенно когда выдается время побыть с самим собой наедине. Тяжелые мысли о прошлом не то чтобы терзают сильно, однако у каждого в жизни бывают периоды переосмысления жизни.
- У меня нет имени, я сам или кто-то придумывал как меня называть. Даже то имя, которое я тебе назвал, глупая выдумка, которая ко мне случайно привязалась, став постоянной. Хочешь и ты меня назови, я запомню и всегда откликнусь.- мужчина как-то нехорошо улыбнулся с прищуром, задержав пристальный взгляд на Герде. Вряд ли она решится как-то назвать своего пленителя, он видел насколько козочка боится и видел насколько она пытается храбриться. Чудесное создание.
- Для кого-то кличка новое начало жизни, отражение того, кем его видят остальные. Лишь возможность отказаться от прошлого себя, этакая фальшивая подмена. Но будь ты Джон Смит, ты останешься Джоном Смитом, даже если тебя кликать Орлом будут. Но кем ты будешь, если всю жизнь жил под именами тех, с кем когда-то был связан? Так что я считаю, что своë имя ты должен заслужить и никогда не забывать. Ведь в истории кому какая нахрен разница какой Борзый или Шпельх что-то там сделал, а вот сэр Фридрих Шапильо или Бертрам Сардаган, между прочим выдающиеся мореплаватели, уже звучат по-другому.- он вспомнил своих первых солгардских товарищей, которые одни из первых рискнули пойти с Панти договариваться с тёмными эльфами о союзе. Они знали, что пираты верность хранить не будут, но всë равно нашли выгоду в сотрудничестве с ними, позволив отстроить порт. Сейчас тех ребят давно нет в живых, их поминают добрым словом в пиратских кругах, как и многих других, кто действительно громко заявил о себе всему миру.
Цель Герды оказалась более интересной, чем он предполагал. На самом деле Пан не ожидал, что она просто с кем-то ходит из церкви лунатиков, на самом же деле козочка скачет по опасным делишкам. Посыльный - необычная профессия для фэй-ул и кажется невыгодной для нанимателя, хотя бы потому что выходит на данный момент. Связь с торговой гильдией дает лишний повод ходить фэй-ул на виду неприятных личностей, вроде тех, кто еë привел на корабль. Будь Пан начальником Герды, он бы не отпускал еë никуда, максимум, отправлял знакомыми тропами, давал заниматься бухгалтерией, ведь… ведь она такая милашка, маленькая, слабенькая, вот украдут козочку и что делать прикажешь? Пират смотрел на неë и умилялся, всë больше и больше воспринимая еë ребенком. Даже знак отличия гильдии принял за игрушку в еë ручках.
- Четвертый рааанг! - протянул мужчина, опускал ладонь на голову Герды, ласково трепля за волосы, - Ты ж моя ласточка, куда тебе работать-то? Раз уж хочешь ранг заслужить, надо тебе придумать что-то, что отобьет желание похищать тебя в будущем. Я могу кое-что предложить, но взамен хочу и кое-что получить. - слегка дернув козочку за ухо, Пан соскачил с ящика. Он потянул руки вверх, вытягиваясь и разминая плечи. Вечерняя прохлада добралась и до него, не будь Пан джентльменом он бы забрал китель у пленницы, но он ведь джентльмен, потерпит. Встав напротив Герды, пират упер руки в боки и качнулся с пятки на мысок, морду состроил, будто кот сметаны нажрался, довольно улыбается и хитро щурится. Панти не привык упускать возможности подмазаться к полезным личностям, тем более он ещë раз убедит Герду в безопасности сия путешествия.

До чего фэй-ул прекрасные создания, вроде ничего особенного, вот эта похожа на зверолюдку редкую, но тельце выдает еë "божественность". Ко всяким рода религиям Пантегинет относился холодно. Он успел насмотреться на лунатиков, культистов и познать веру джиннов, особо не впечатлившись, однако косить под верующего приходится, когда имеешь дело с разными личностями. Чего стоит называть собственные корабли в честь лунной рыбы, правда, с первым кораблем он не знал перевода слов, просто смешная рыба и всë.
Тем временем на палубе моряки сновали туда-сюда, корабль поворачивал, вставая на нужный курс. Винлорд остановил одного и попросил  принести какую-нибудь куртку. Через минуту на его плечах было пальто не по сезону, для ночи сойдет. Принесший одежку пират, помчался помогать ребятам на камбузе, некоторые уже вытащили бочки и стулья, чтоб сидеть. Скоро объявят ужин, уставшие за день пираты так и ждали поскорее пожрать стряпни кока.

+1

9

- Не-а, - Она закачала рогатой головой - Не знаю. Ничегошеньки!

Откровенно сказать, в кораблях Герда понимала чуть больше, чем ничего, и знала примерно столько же, а потому названия, которые упоминает в своей речи Пантегинет, совершенно ни о чем ей не говорят. Слишком уж большой редкостью было путешествие по морю в сравнении с сушей, да и к тому же сатиры - существа, привязанные к земле. На земле спокойно. На земле, даже при большом желании, тебя не выбросит за борт.

Тем более, речь шла о пиратских кораблях. А с пиратами у неё общего было ещё меньше, чем с кораблями. Зато Панти, до поры до времени, говорил об этом спокойно, а ни к чему не обязывающая беседа могла помочь выдохнуть в присутствии бандитов. Как это обычно называется? “Заговорить зубы”? Да, примерно этим девчушка сейчас и занималась, пускай и не намеренно.

Но вот Пантегинет обвиняет её в попытке выведать важную информацию, а Герда, поначалу прижавшая уши к голове от испуга, подается вперед и хмурит брови.

- А вот и не-еправда! - Ненароком растянув гласные, блеет она. Карие глаза пылают от возмущения - это она-то хитрюшка? Ужасное оскорбление самого честного торговца во всей торговой гильдии! - Неправда! Хотела бы выведать - перебрала бы бумаги в капитанской каюте, они у него прямо на столе и лежат. А я спрашиваю из интере-еса. Из интереса, вот!

Но легкая тема и веселье сменяются хмуростью, когда речь заходит об именах. Герда притихла, слушая внимательно, а на предложение выбрать пирату очередное имя только сильнее склонила голову и промямлила себе под нос: “Я что-нибудь придумаю”. В этом незатейливом действии не было того страха, что не отпускал девчушку с момента объявления о своем похищении. Скорее сочувствие.

Это, должно быть, очень грустно - не иметь собственного имени, данного при рождении.

Чувства к Пантегинету становились все более и более смешанными. С одной стороны - пират, жестокий, думающий только о выгоде. Не имей Герда высокой значимости для представителей лунной церкви, и с ней бы сейчас разговаривали совсем по-другому, если бы разговаривали вообще. Невеселая это перспектива, отправиться в рабство, да и где гарантия, что никто на этот счет не передумает? С другой стороны - бандитами не рождаются, а становятся. На кривую дорожку часто становятся, не имея выбора. А ещё… Панти с ней разговаривал. Довольно искренне. И на цепь не посадил, создавая какую-никакую иллюзию безопасности и хорошего отношения. Стоило быть благодарной уже за это.

- Совсем по-другому - Кивает Герда, хотя имена тех выдающихся мореплавателей для неё такое же открытие, как “Принцесса Мадлен” - В моей семье есть поверье: забываешь свое имя - забываешь себя, будто и не было тебя никогда раньше. А принимаешь новое - начинаешь все заново. С именем рождаешься, с ним же и умираешь, не имея шанса забрать с собой что-то ещё туда, за грань. Сделать его громким - очень почетно.

Она улыбается, вспоминая о собственных стремлениях. Ей тоже хочется, чтобы имя её было громким. И своего девчушка непременно добьется, стоит только приложить чуть больше усилий. Вот уже на горизонте замаячила перспектива повышения - ну чем не мотивация двигаться вперед?

Кажется, от гордости и довольства даже шерсть фэй-ул засияла немного ярче. Она охотно подставляет макушку под чужую ладонь.

- Да! Здорово, правда? Я работать очень хочу, мне работа моя нравится!

Герда тихо ойкает, когда её дергают за ухо, но кажется весьма заинтересованной предложением своего похитителя. Иронично иметь возможность предостеречь себя от похищений в будущем, будучи похищенной, но отказываться было бы глупо. В прошлый раз ей такой роскоши не предоставили.

- Хорошо. А что я могу предложить вам взамен?

+1

10

Пантегинет чувствовал себя странно, собираясь раскрыть светящейся козочке свои глупые желания и представления. Её образ казался эфемерным, сложно было поверить, что её можно коснуться руками и даже почесать за ушком. Не зря лунатики обожествляют фэй-ул и пытаются их защищать. Если бы Герда жила при храме или в общине, то может быть ей не пришлось бы выслушивать какого-то грязного пирата. Сидела бы на тахте в шелках, пила бы сок из свежих фруктов или чем там фэй-ул занимаются?
– Предложить… хмм, – пират чешет бритый затылок, и задирает голову к небу, – Чем выше ты будешь подниматься по должности, тем сильнее должно распространяться наше влияние в гильдии. Свободная швартовка в портах под фиорским флагом, никакого досмотра и новые торговые связи. Взамен же тебя больше не будут похищать, а пара писем может гарантировать четвертый ранг уже через декаду, Герда. – как на духу выдал Южный Барон, будто особо и не старался. Его мысли на деле текут быстрее, чем у многих капитанов и даже почившего главы, подобно горному потоку, беспокойному, но способному сточить камень. Что взять с остальных? Большинство моряков заточены именно под те должности, на которые воспитывались, взойдя на борт судна. Даже из тех, кто сейчас составляет экипаж, найти обученных письму и счету будет сложно, они разве что золото считать умеют.
Протянув ей ладонь в знак заключения сделки, Пан надеялся, что она упрется рогами и потребует официальности. Просто так пожать руку пирату - это все равно что подписаться на любую авантюру, которую только можно придумать. Пусть сейчас Винлорд строит из себя хорошего парня, обещая вложиться в Герду, но любой понял бы, что в будущем сделка с пиратом обернется сделкой с дьяволом.
Пожала Герда руку Панти или вспомнила с кем имеет дело, попросив обождать до причала в Эонии, пока не имеет значения. Слишком много дел впереди ждет, говорить о будущем фэй-ул, за которую он ещë выкуп не получил и не знает разослали ли письма, как-то рановато.
– Ладно, погнали, можешь посидеть в каюте и перебрать бумажки на столе, – посмеялся пират, предлагая свою руку Герде, дабы помочь слезть с ящиков. За ними как раз пришли матросы, чтоб слегка разобрать завал на места для сидения. Пусть хоть всë перероет, кроме карт, личных вещей Барракуды и Панти, оружия и того самого артефакта, она не найдет информации. Ну, не считая карт с обозначением пиратских островов. Раз дева особо не разбирается в кораблях и далека от мореплавания, то вряд ли запомнит координаты. Герда, по виду, легко адаптировалась в сложных ситуациях, пирату нравилась эта раскрывшаяся в ней черта. Ещë еë говор так забавно менялся, когда эмоции вспыхивали от недовольства. Интересно, как она себя поведет, когда ей будет угрожать опасность.
Не успев сделать и трёх шагов к лестнице, как на глаза пирата и пленницы попадается крупная женщина. Еë желтоватая от времени блуза обнажает загорелые плечи, выдающийся бюст дамы говорит о немалом авторитете на корабле, отчего взгляд Панти конкретно приковывает соблазнительный вырез.
– Поди г'халодные! – голос женщины был глубоким и в то же время поднимался до высоких нот, не скрывая истеричность натуры. Дама вытерла ладони о многочисленные юбки своего платья, тут же хватая Панти за лицо.
– Мальчишка мой неуг'хамоннааай! Шож ты не спуст'ся ко мне на камбуз!? – тëтка притянула главу пиратов к себе, целуя в щеки и лоб полными губами, затем прижимая к груди крепко-крепко, Панти только и оставалось вцепиться пальцами в бока мадам, пытаясь ненавязчиво вырваться. Пахло от неë молоком и вареной картошкой, любого такие объятия могли погрузить в воспоминания о доме, о бабуле с еë знаменитыми пирожками, но только это была суровая пиратка и до бабули ей далеко. На вид, круглое личико мадам, было не старше сорока, больше состаренное загаром и тёмными веснушками не только на лице, но и на теле, разрастаясь до пигментных пятен, что было заметно на плечах и груди. Выгоревшие русые волосы дама прятала под платком так, что пряди торчали несуразной пальмой во все стороны.
– Тëтя Хельга! Я бы спустился, честно, но дела были! Пощадите! – взмолился пират, умудрившись немного отстраниться. Пока внимание Панти было поглощено женскими чарами и попытками оправдать свою невежество пред авторитетной тëткой, собравшиеся члены экипажа, преграждали ему обзор.
Всего трое человек смогли отвлечь Панти от его важной миссии: сберечь козу, буквально оттесняя её назад. Один даже коснулся её плеча, отводя назад;
– Отойди, не видишь, старые товарищи встретились. – вот так просто козочку отставили, как ненужный предмет, пока её защитник сцепился зубами с коком, обсуждая какими судьбами глава оказался на “Каракатице”. Скучать Герде всё равно не дали, со спины кладя руку ей на рот, чтоб не крикнула, а крепкие руки подхватили её и прижали спиной к груди, быстро убегая к лестнице на камбуз. Каково это, когда тебя похищают второй раз за пару часов? Наверно, очень весело, без смеха на эту ситуацию не взглянешь.
Винлорда пытались увести к импровизированным столам и пихнуть в руки кружку с пойлом, чтоб уж окончательно отвлечь. Он действительно легко отвлекается, но не тогда, когда дело касается денег и данных им обещаний. Краем глаза пират видел убегающего матроса и ещё одного с ним, только пока не стал поднимать бучу, послушно принимая разбавленный водой ром в кружке. Сделав пару глотков, он приобнял тётю Хельгу и ушел к остальной компании. Многие уже расселись кто куда, жрали похлебку, пили и болтали о всякой фигне: кто какую рыбу поймал давеча, кто сколько смог сэкономить золотых за время их остановки, пересказывали друг другу детали последней битвы с торговым судном. С наступившим вечером, масляные лампы на мачтах немного разбавили сумерки, пара скрипачей прибавили шума, вбросив соринку веселья в общий гомон.

Пока Панти давал фору новым похитителям, закусывая ром ножкой вареной курицы, они времени зря не теряли. Спустившись на нижние палубы, тот, кто держал ценную гостью, бросил её на мешки с припасами. Посадка оказалась не очень мягкая, всё же не пух они везли, на ощупь и запах можно было предположить, что в мешках картошка и ещё какие-то корнеплоды.
– Носятся с тобой, как незнамо с чем, – пират плюнул себе под ноги. Выглядел мужчина, как большинство пиратов: крепкий, но худощавый, неаккуратно собранные длинные волосы под лентой, некогда белая рубаха подпоясана матерчатым кушаком и кожаные штаны с такими же сапогами на мягкой подошве, на поясе ножны с палашом. Второй же был лысым и вместо кожи на ногах носил шаровары, он был крупнее и лицо обезображено нарывами и желтоватой сыпью, верхняя губа практически отсутствовала, обнажая желтые неровные верхние зубы, однозначно пораженный сифилисом.
– Так она дорогая штучка, её можно продать в рабство. – робко ответил сифилитик, складывая ладони на груди.
– Да мне похуй куда и что её! Меня бесит, что пленника не посадили в клетку к остальным рабам! Этот Ворон с ней сидит лясы точит, как с давним другом. Пришел тут, еблом своим светит: “Ой, посмотрите на меня, я в команде Главы, значит уважайте меня”, – снова харчок себе под ноги, пират обнажает шашку и недобро косится на Герду.
– Че ты с ним базаришь? Он такой же сын шлюхи, как и все здесь! – яд в голосе пирата так и плескался, грозясь выйти новой порцией слюны. Сифилитик рядом с ним тихо захихикал, скалясь.
– Может подпортим шкурку? – предложил он, кивая на козочку и тут же срываясь на ненормальный смех, представляя как будет Панти кудахтать о порче породистой зверушки.

На палубе веселье только разгоралось, Винлорд доедал похлебку и допивал свой ром под разговоры с Хельгой. Когда он закончил, то громко ударил дном деревянной кружки по бочке, вставая с ящика.
– Что ж, мадам, с вами всеми очень весело, но мне нужно отлучиться. – подтягивая штаны и поправляя рубаху, он вышел из-за “стола”. Нагнувшись, Ворон ловко вытащил из ножен мимо проходящего матроса, саблю.
– Эй, медовый мой, чахо ты удумол-то? – резко всполошилась Хельга, пролив ром на грудь, пытаясь прижать кружку к ней.
– Ничего особенного, просто прирежу парочку невежд, что смеют нарушать правила. – Панти улыбнулся самой очаровательной улыбкой, на какую был способен.

0

11

Теперь Герда не выглядит веселой или растерянной, даже испуга в ней почти не осталось. Карие глаза смотрят на пирата предельно серьезно, неотрывно, будто могут видеть его насквозь. Хотя, как знать, может и могут. О фэй-ул было не так много известно даже церковникам, а делиться всеми своими секретами этот народ не торопился. Она хмурит брови, и казавшееся детским личико теперь выглядит взрослым, сосредоточенным, идет в разрез с образом милой козочки. В гильдии Герде хорошо объяснили, какова цена сделки, и как важно внимательно подбирать человека, с которым её заключаешь. Как важно этому человеку доверять.

Панти усердно делает вид добряка, бес знает как занявшего пост главы пиратов. Герда усердно делает вид, что верит ему. А то, что делается напоказ, всегда быстро рассыпается пеплом.

Никто и никогда Герде никаких почестей не оказывал, кроме тех самых церковников. Только вот даже наивный ребенок догадается - не движет ими что-то чистое и бескорыстное. И пиратами тоже не движет, только одни это скрывали, а вторые выставляли на показ. Может, в этом было их преимущество. Нет никакого двойного дна, и ты сразу можешь догадаться: гиблое это дело, заключать сделки с головорезами, у которых из принципов - один кодекс, о котором каждый слышал лишь краем уха.

Правое ухо фэй-ул дергается, улавливая порыв холодного ветра.

- Неужели вы не верите, что своего я смогу добиться сама? - Спрашивает она беззлобно, беззаботно, смотря уже не на Панти, а куда-то вверх, в небо. Звезды подмигивают ей, заставляя улыбнуться чуть шире - Но… не будут похищать? Совсем-совсем? Мне бы этого сильно хотелось. Очень сильно, правда!

Герда смотрит на протянутую ладонь, но медлит, прежде чем подать свою.

- Давайте так. Одно, одно единственное похищение, произошедшее после заключения нашей сделки - и все её условия аннулируются! Вы не будете обязаны мне, а я - вам. Это ведь честно, а вы, я верю, очень честный человек, мистер Панти.

Его руку сжимают две хрупкие ладошки, от которых исходит тепло и свет. Этот свет вспыхивает мимолетно, едва уловимо, стоит им разорвать рукопожатие, но вряд ли Пантегинет почувствует хоть что-то кроме мягкой шерсти под пальцами.

Фэй-ул не могут врать. А ещё фэй-ул нельзя обмануть. Сделка - это серьезное мероприятие, и, быть может, пират сам не догадывается, с кем её заключает.

Широкая улыбка Герды вновь делается беззаботной и открытой, а всю серьезность сдувает очередным порывом ветра. Она резво спрыгивает с ящиков, а пиратский китель, который неожиданно оказался ей длинноват, волочится по полу.

- Так точно, капитан! О, а мне дадут посмотреть карты? Пожалуйста-пожалуйста!

Будто и не было этой странной перемены в её настроении.

Суета на палубе захватывает их неожиданно, Герда едва успевает смотреть по сторонам, чтобы не наткнуться случаем на кого-то из пиратов, схлопотав тем самым пачку дополнительных проблем. Да, Панти говорил, что никто её здесь не тронет, но предосторожность в таких ситуациях не могла быть лишней.

Все внимание Пантегинета захватывает дама, образ которой ну никак не вязался с суровой пираткой, до того мило она сюсюкалась со своим “неугомонным мальчишкой”. Девушка негромко хихикает, наблюдая эту картину со стороны и совсем не замечает, как толпа оттесняет её все дальше и дальше от лестницы. Поначалу это кажется чем-то естественным, Герда сама отходит на почтительное расстояние, чтобы развернуться и самой пройти к капитанской каюте, чай маршрут был уже знакомым. А вот потом, когда чужие руки начали хватать девчушку то за плечи, то за запястья, стало уже совсем не спокойно.

Закрывшая рот ладонь не дает ей окликнуть Панти, как и не дают вырваться схватившие её крепкие руки. Вот… засада.

Герду уносят куда-то на нижние палубы, как можно догадаться по бесчисленному колличеству ступенек. Привыкшие к темноте глаза слабо улавливают обстановку, да и некогда ею любоваться. Пытаясь оторвать руку ото рта, не сразу удается сообразить - куда эффективнее в такой ситуации было бы пинаться и кусаться.

Удар о что-то твердое. Герда болезненно вскрикивает, хватаясь за предплечье - приземление оказывается не самым удачным, и она, кажется, раздирает его в кровь о торчащие из мешков булавки. Но жалеть себя некогда. Девушка быстро разворачивается лицом к своим похитителям, судорожно переводя взгляд с одного на другого, а шерсть её сияет ярче, чем на палубе, выдавая все эмоции с головой.

Пираты говорят о чем-то непонятном и задают ей такие же непонятные вопросы. Герда только губы поджимает, смотрит на них исподлобья, не может и звука проронить - если прежде ей было, то сейчас фэй-ул готова была охватить настоящая паника. Все это слишком знакомо, она знает, чем заканчивается встреча с недобрыми взглядами похитителей. На их лицах - оскал дикого зверя, а в руках оружее, которое они хотят использовать с вполне конкретным намерением.

Сердце в груди бьется, как бешеное. Гарда жмурится, чтобы спрятать навернувшиеся на глаза слезы, и медленно отступает от своих похитителей.

В голове менторским тоном профессора звучит лекция, зачитанная ей около трех лет назад: “...В организме любого живого существа заложен простейший механизм выживания, который, однако же, является наиболее эффективным из всех нам доступных. Это ответная реакция, которая заставляет тело действовать практически на автопилоте, если вы загнаны в угол. Реакция бей-беги...

Бей-беги.

Никто не имеет права тебя ранить, милая” - звучит уже совершенно другим голосом.

Пираты не торопятся надвигаться на Герду, с злой насмешкой наблюдая за тем, как та пятится назад. И им вовсе не в домек, что она не отступает. Она берет разгон.

Бей!

Сатир срывается с места резко, со всей силы влетая рогами в живот того из похитителей, что загораживал ей путь наружу - тот сгибается пополам, а Герда уже летит вверх по ступеням, почти не касаясь их копытами. Адреналин играет в крови, а рев за спиной не дает обернуться. Сейчас главное выбраться. Сделать все, чтобы до нее не добрались.

Беги!

Она несется по кораблю вверх, скидывая на пол попутно бочки и прочий мусор, за какой только могла уцепиться и какой только дозволяли ей силы. А силы, не глядя на хрупкий внешний вид, было много. Пелена слез застилает глаза, мешая видеть, и когда Герда врезается в кого-то на своем пути, то заходится криком, таким пронзительным, что от него может заложить уши.

- Н-не, н-не... - Пытается сказать она что-то, но мешает сбитое дыхание. Из груди начинают рваться всхлипы, ещё сильнее мешая членораздельной речи. Герда продолжает трепыхаться в чужих руках - Н-не трогайте м-меня! Лжец, лже-ец...

0

12

От компании отвлекающих отделилось несколько мужчин, исчезая в толпе, по ходу они были умнее чаек, решив сделать вид, что не причастны к испорченному настроению Пантегинета. А может целью их ухода было пустить шепот о будущей заварушке, иначе не объяснить, почему многие до чьего ухо дошли слова, стали отвлекаться от своей клы и выпивки. Несколько человек даже подошли, окружая компанию Панти. Он в свою очередь не сводил взгляда с Хельги, молчаливо выжидал, когда дама раскроется и начнет лепетать оправдания.
–  Ой! Ну что ты придумываешь? Кого резать собрался-то?! Все отдыхают, кушают, вот и ты, милый, выпей ещë! - она хватает Главу за локоть, пытаясь пихнуть свою кружку ему в руки. Но вместо отговорок и смешков, Панти толкает от себя кружку, выбивая еë из рук Хельги. Она и крякнуть не успела, как разозленный гость Каракатицы хватает еë за плечи, как следует встряхивая.
– Я для вас шутка что ли какая-то?! Куда фэй-ул дели!? Ты понимаешь сколько она стоит, глупая баба? У тебя рот устанет шпаги глотать, если с козы хоть волос упадет! – переходя на крик, Пан старался быть более сдержанным, поэтому толкнул Хельгу на мужиков позади неё чтоб поймали. Только вот никто не ожидал подобной выходки, так что от неожиданности полетели и Хельга, и бочка-стол из-за вскинутых ног, и те самые, кто должен был ловить. Падение дамы, правда, смягчили тела.
–  Думаете, я шут или мальчик на побегушках? Когда я говорю "не трогать, холить и лелеять", значит надо выполнять! Мне ничего не стоит прирезать вас всех, как свиней на убой ради выгоды, но и вы такие же, да? – атмосфера дружелюбности развеялась, стоило только Барону напомнить про некую выгоду. Кто успел направить оружие на оратора, не смог скрыть гадливой ухмылки, мысленно представляя себе собственную ценность. У кого-то легкомысленнве женщины, у кого-то в голове возник образ зажиточного аристократа, такие фантазии пираты называют "король однодневка", когда добытых кровью и потом средств хватает на безумный кутеж со всеми изысками, но только на день, как и говорит само название. Всë это объединяет яркое, блестящее золотишко, что обжигает руки каждого, кто возьмет его.
– Нам не заплатят за полуживого фэй-ул. Играйте свои роли, иначе будете болтаться на мачтах вместо парусов. – профилактическая беседа грозилась затянуться. За это время с Гердой могли сделать уже что-то плохое, окончательно разрушив договор, заключенный от силы десять минут назад. Возможно, не получится выставить похищение из-под носа за шутку, хотя, чем черт не шутит. Словно подарок судьбы, "золотая антилопа" выпрыгивает из трюма, влетая в первого попавшегося матроса. В шуме ветра и морских волн разрезался девичьим криком, отчего многие поморщились, включая Панти. Он демонстративно прочистил ухо пальцем и в пару шагов дошёл до козочки, отдирая её от опешившего матроса. Не без труда Винлорд поднял Герду, как ребенка, прижимая к себе. Кажется она лёгкой, но вес ощущается.
– Вот ты где! Я думал ты в каюту капитансаую убежала! Герда, что случилось? – прижав еë голову к своему плечу, Панти постарался мимикой передать команде, чтоб они возвращались к своим делам.
– Тебя кто-то напугал? Не бойся! Этот ублюдок сегодня рыб кормить будет, мы устроим целое шоу. Ведь кто-то ещë не понял, что при такой очаровательной мадемуазель надо своих демонов загнать куда подальше. Прости нас, пиратов грязных, так и чешутся руки до прекрасного дотронуться. – пытаясь утешить пленницу, Пан потихоньку отдалялся от входа в трюм.
Из него как раз вылезли похитители, держа обнаженные сабли в руках. Поняв, что всë внимание к ним приковано, они бросили оружие на палубу, то с лязгом грохнулось, теряясь в полнявшемся гомоне. Те, кто был дальше от места драмы, продолжили веселиться, вовлеченные в дело пираты, выглядели растерянно, однако двоих саботажников схватили под локти. Капитан корабля, уже хорошенько разогретый ромом, подтягивался к источнику крика.
– Что тут происходит? – негромко поинтересовался Сауз де Приго, шмыгая кривым носом. Осоловелые глазки бегают по фигуре Панти, принимающего к себе фэй-ул, затем чуть дальше на захваченных похитителей. Пусть он пьян, котелок капитана "Алой Каракатицы" ещë варил, и беда для всех была в том, что под алкогольными парами Барракуда свиреп, как сам морской дьявол. Кивнув Панти, он позволил им пройти мимо к веселящейся на носу матросне.
– Проклятье! Палубные крысы! Готовь доски, Сэрди!.. – ругаясь и расталкивая матросов на своём пути, капитан дал волю своим диким морякам почесать кулаки об провинившихся неудачников. В отличие от многих, он понимал ценность их пленника и отличался проницателтнлстью, складывая два и два. Плачущий фэй-ул, взъерошенная парочка с заломанными руками - явно что-то нехорошее они задумали, да осуществить не получилось. Теперь их судьба красиво спикировать в морскую пучину, веселя своими слезами и мольбами о помиловании пьяную публику.
Пантегинет отнес Герду к новому столу, сооруженную из бочек и досок, для него поставили ящик, куда он сел вместе со своей ношей.
– Эй, Герда, хватит слезами заливаться. Ты только посмотри, смогла отбиться от двух матерых убийц! Ты очень смелая! – стараясь подбодрить девчушку, Пан прихватил с чужих рук кружку с разбавленным ромом, пихая в руки рогатой.
– На небе родилась новая звезда имени Герды - свирепой козы, защитнице собственной чести! – сказанное Бароном воспринялось, как тост. Веселое улюлюканье пиратов и стук пузатых кружек друг о друга поддержали слова Панти. Один особо развеселившийся мужчина чуть склонился к рогатой.
– Не вешай нос, светлячок, хочешь научим тебя саблей махать? – хриплый прокуренный голос было еле слышно, хотя идея научить пленницу сражаться посетила не одну голову. За их столом все наперебой пытались привлечь внимание козочки, обещая утром начать уроки, кто-то уже на обглоданной бараньей кости показывал как саблю держать нужно. Оно и хорошо, Панти не хотелось разбираться в ситуации и размазывать сопли Герде из-за такой глупой "шутки", устроенной одной не менее глупой женщиной. Ясно одно, до самого отхода ко сну ему придется караулить рогатый мешок золота, забыв о безграничном поглощении рома.

+1

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»


Сегодня в мире Разгар 1059 года.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Архив у озера » Сокровищница » [8 расцвет 1059] Полундра!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно