поговаривают, мол...

В день Чернолуния полагается завесить все зеркала и ни в коем случае не смотреть на собственное отражение.

Некоторые порождения дикой магии могут свободно проходить сквозь стены.

В Солгарде все желающие могут оформить заявку на тур по тавернам, включающий в себя 10 уникальных заведений со всех уголков мира, и посещение их всех в один день!

Дикая роза на крышке гроба запрет вампира внутри.

Если в Новолуние поставить зажженную свечу на перекресток - можно привлечь Мертвого Феникса, который исполнит любое желание.

Некоторые представители расы шадд странным образом не нуждаются во сне - они вполне могут заболтать вас до смерти!

Эльфы просто обожают декорировать свое жилье и неравнодушны драгоценностям.

Дворфы никогда не бывают пьяны, что говорится, «в зюзю». А вот гномы напиваются с полкружки пива.

Бросьте ночью 12 Расцвета в воду синие анемоны, подвязанные алой лентой, и в чьих руках они окажутся, с тем вас навек свяжет судьба.

Оборотни не выносят запах ладана и воска.

В Сонном море существуют целые пиратские города! Ничего удивительного, что торговые корабли никогда не ходят в этом направлении.

Хельдемор не отличается сильным флотом: портовые города в гигантском королевстве ничтожно малы!

Положите аркану Луна под подушку в полнолуние чтобы увидеть сон о будущем!

Благословение Луны, которым владеют представители Фэй-Ул, способно исцелить от любого проклятия в течении трех дней после его наложения.

Джинны огня дарят пламя, закованное в магический кристалл, в качестве признания в любви.

В Маяке Скорби обитает призрак водного джинна, который вот уже пятьдесят лет ждет свою возлюбленную и топит каждого, чья нога ступит в воды озера, окружающего маяк.

Фэй-Ул пьянеют от молока, а их дети не нуждаются в пище первые годы жизни - главное, чтобы ребенок находился под Луной.

Самой вкусной для вампиров является кровь их родственников.

Свадьбы в Аркануме проводятся ночью, похороны - днем. Исключение: день Чернолуния, когда ночью можно только хоронить.

В лесу Слез часто пропадают дети, а взрослый путник легко может заблудиться. Очевидцы рассказывают, что призрачный музыкант в праздничной ливрее играет всем заблудшим на флейте, и звук доносится со стороны тропы. А некоторым он предлагает поучаствовать в полуночном балу.

Не соглашайтесь на предложение сократить дорогу от незнакомых путников.

На острове Чайки стоит роскошный особняк, в котором никогда нет людей. Иногда оттуда виден свет, а чей-то голос эхом отдается в коридорах. Говорят что каждый, кто переступит порог, будет всеми забыт.

Озеро Лунная Купель в Лосс'Истэль полностью состоит не из воды, а из лучшего вина, которое опьяняет сладким вкусом!

Утеха стала приютом целым двум ковенам ведьм: неужто им здесь медом намазано?

В языке эльфов нет слова, обозначающего развод.

По ночам кто-то ошивается у кладбищ подле Руин Иллюзий.

В Фортуне дают три телеги золота в придачу тому, кто согласен жениться на дочери маркиза.

В Белфанте очень не любят культистов.

Не стоит покупать оружие у златоперого зверолюда, коли жизнь дорога.

Кто-то оставил лошадь умирать в лесу Ласточки, а та взяла и на второй день заговорила.

Храм Калтэя называют проклятым, потому что в статую древнего божества вселился злой дух и не дает покоя ныне живущим. Благо, живут подле статуи только культисты.

В Озофе то и дело, вот уже десять лет, слышится звон колоколов в день Полнолуния.

Жители утверждают, будто бы портрет леди Марлеам в их городке Вилмор разговаривает и даже дает им указания.

Чем зеленее орк, тем он сильнее и выносливее.

У водопада Дорн-Блю в Ольдеморе живут джинны воды и все, до единого - дивной красоты.

На Ивлире ежегодно в период Претишья происходит турнир воинов. В этом году поучаствует сам сэр Александер Локхард - личный охранник ее Величества королевы Маргарет!

Все аристократы отличаются бледностью кожи, да вот только в Рон-Дю-Буше эти господы будто бы и вовсе солнца не знают.

В мире до сих пор существуют настоящие фэйри, да вот только отличить их от любого другого существа - невозможно!

Фэй-Ул настолько редки, что являются настоящей диковинкой для всего Аркануме. А на диковинки большой спрос. Особенно на черном рынке...

18 Бурана дверь королевского дворца Хельдемора распахивается всем желающим, бал в ночь Первой Луны.

В 15-20 числах в Лосс'Истэле происходит Великая Ярмарка Искусств - это единственный день, когда эльфы позволяют пройти через стену всем.

10 Безмятежья отмечается один из главных праздников - самая длинная ночь года. в Рон-дю-Буше проводится Большой Маскарад.

42 Расцвет - день Солнцестояния, неофициальный праздник Пылающих Маков в Ольдеморе, когда молодые люди ищут цветок папоротника и гадают.

22 Разгара отмечается Урожайный Вал в Фортуне.

Каждую ночь спящие жители Кортелий подле Утехи выбираются из своих постелей, спускаются к неестественно синему озеру и ходят по его песчаному дну. Поутру их тела всплывают, а селяне всерьез боятся спать.

Прогуливаясь по улочкам Солгарда, вы натыкаетесь на старуху. Ее уродливое лицо на миг мелькает в свете фонаря, она хватает вас за руку и кричит что-то невнятное. На следующий город все начинают сторониться и избегать вас.

В деревне Уилмот подле Вилмора более 90% детей умирают при рождении и тем странней, что несколько семей отличаются в ней поразительным плодородием.

Администрация проекта: один, два, три.
нужные персонажи
17.05 Открыт набор в первый квест по глобальному сюжету О делах государственных.

Арканум. Тени Луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Баллада о борьбе » [5 Расцвета 1059] Оология для чайников


[5 Расцвета 1059] Оология для чайников

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Оология для чайников

https://i.imgur.com/CmPmdLV.gif

Ирр | Вторая половина дня Хельберген | Цзай ши Нва

Астрологи предсказали появление мистического яйца в городе Ирр, прямо под носом Церкви! Поэтому поводу в городе ожидается скопление любопытных ученых и им сочувствующих. Как известно, там где много людей - там и много проблем.

Закрутить колесо Аркан?
да

+2

2

Цзаю было скучно. А когда Цзаю было скучно - об этом знала вся церковь Девяти и кое-кто из Лунных. Сидеть в городе шадд надоело. На задания его так и не пускали, и Цзаю мерещилось в этом след руки Маар. В одинаковой мере изящной и жесткой. Она беспокоилась, он знал об этом. Ему даже было немного стыдно, но это чувство было недостаточно сильным, чтобы долгое время противостоять эгоистичному "хочу".
Инквизитор пытался, правда. Всеми силами пытался найти себе занятие чтобы вроде при деле и "не опасно", но тело подводило после минимальных нагрузок, а архивы и бюрократия быстро начинали его раздражать. Раздраженный Цзай еще хуже, чем Цзай скучающий.
Поэтому, когда предложили отправиться в Ирр он сразу же ухватился за эту возможность всеми конечностями.

Да, там будет куча стражи и его участие чисто для галочки.
Да, скорее всего яйцо и не появится.
НО ОН НАКОНЕЦ-ТО ПОКИНЕТ ЭТОТ ХРЕНОВ ГОРОД! Видит Шаар, Храм Калтэя уже в кишках сидел. Цзай хоть и любил родной городишко, но сколько можно то?!
Вот.
Поэтому - Ирр!

...правда кто додумался сунуть ему абсолютно новое, жесткое седло?! Через час езды у него уже ныла задница и хвост. Пришлось какую-то часть пути идти пешком. Впрочем, Цзая это даже не особо расстроило: погода была хорошая, тракт был пустой. Тефтелька вела себя хорошо, а то попадались в казенных конюшнях такие кони, которых можно было в одиночку пускать на фанатиков - толку было бы больше, чем от их хозяев-рыцарей.

Шадд ухмыльнулся себе под нос, машинально похлопав лошадь по сильной шее. В конюшнях за последние несколько лет образовалась весьма забавная ситуация. Часть лошадей все еще носили пафосные имена вроде Брунгильды и Гиппериона, доставшихся им от старого конюха. Новый же, - огромный фелид-тигр, - нежно любил лошадей в любом виде, цельном и съедобном. Поэтому все звери при нем носили имена мясных блюд. Некоторые этого не понимали, другим эта тенденция казалась забавной. Цзай относился к последним.

В конце концов, зверю абсолютно плевать, зовут его в честь колбасы или в честь великого полководца.

До Ирра он добрался без приключений. С легким опозданием, но кому какая разница?

На городских часах местной ратуши стрелки показывали два часа дня. Появление яйца обещали в два тридцать четыре и почему-то на главной площади. Цзай подозревал, потому что там можно было расставить палатки и продавать всем заинтересованным местную сувенирную продукцию и еду. Не даром же на всех центральных улицах даже развесили указатели с изображением яйца и надписями на нескольких языках!

Разжившись несколькими пирожками, показавшимися ему наименее сомнительными, инквизитор направился сразу на площадь. Люди и нелюди потихоньку подтягивались к месту действия – их оказалось не так много, как Цзай думал. Хотя возможно дело было в том, что он потащил Тефтелю с собой, побоявшись не успеть пока найдет конюшню.

В поле зрения мелькнуло что-то слишком зеленое на общем фоне. Шадд удивленно моргнул и протер глаза, чтобы убедиться – нет, не показалось. Мимо него прошел самый натуральный орк. В меру зеленый и крупный. Цзай сообразил, как инстинктивно пошел за «подозрительной личностью» только когда Тефтель недовольно всхрапнул, испугавшись какого-то куста.
Орк, естественно, этого не мог не услышать. Хотя он вряд ли мог не услышать цоканье копыт по мостовой. Цзай поспешно сделал вид, что он вообще-то пытается прочитать надпись на ближайшем указателе, но вот увы – никто не научил его читать!
…заодно поправив воротник куртки, чтобы приколотый к воротнику знак Церкви Девяти не был заметен. Ему совершенно не нужны были проблемы, особенно такие зеленые и крупные.

+1

3

Запах жаренного бекона и яичницы пропитали не только кухню, но и одежду, волосы и руки. Далеко не самый неприятный аромат, что когда-либо цеплялся к нему, поэтому жаловаться было не на что. За окном только-только просыпались пташки и несмело начинали перекличку. Да, слишком рано зеленокожий раб решил поднялся с кровати сегодня, с сожалением прогнав сладкие сны об собственном освобождении и массовых убийствах во имя мести. Веки норовили опуститься, руки едва слушались, а голова была тяжелой и словно под завязку набитой пухом и перьями, как подушка. Но такова была цена за возможность спокойно, сытно и в тишине позавтракать. Редкий шанс воспользоваться пока что чистой и не разнесенной алхимическим огнем и взрывами кухней, да приготовить то, что хотел собственный язык и желудок, И, что самое главное - не слышать старческое ворчание хозяина хотя бы некоторое время. 
- Всегда бы так.
Умиротворенно улыбаясь, Хель решительно добавил  на широкую сковороду еще две тонкие полоски бекона, а затем, недолго думая, уложил рядышком несколько ломтей свежего пшеничного хлеба. Все это жаренное и вредное яство  было щедро осыпано специями и мелко нарезанной зеленью.  Желудок Улл`Парского воспитанника уже яростно рычал на всю кухню подобно настоящему орочьему воителю. Масло шкворчало, пыталось метко плюнуть в зеленую рожу дикаря. В ногах, трясь о щиколотки облезлыми спинами и лысыми, раздвоенными хвостами, завозились крысы, клянча еду. Пришлось бросить им несколько крупных кусков мяса, пока эти кухонные паразиты не принялись с досады вгрызаться в ноги и вырывать мясо уже оттуда. Маленькие засранцы. К тому времени как грызуны в два счета расправились с подачкой и юркнули в свои норы, завтрак уже был готов. Решив не тратить время попусту на сервировку и поиск подобающей тарелки, орк перенес сковороду вместе с едой прямо на обеденный стол, даже не потрудившись сначала выставить специальную подставку для горячей посуды. Он знал, что благодаря чарам, наложенным на этот стол, раскаленное дно сковороды не могло причинить его поверхности никакого вреда. Ну, если только не решиться со всей дури вдарить этой самой сковородой по бедному предмету мебели - тут уж чары на подобное не рассчитаны. Но этот "эксперимент" непременно будет непременно проведен другим утром. Сейчас же...
- Завтрак! Приятного аппетита мне.
Поудобнее ухватив тонкую вилку, Хельберген уж было вцепился ее зубчиками в кусок потолще и хотел отправить в рот, как вдруг дверь, ведущая на кухню, неожиданно с грохотом распахнулась. Послышался быстрый топот, старческий кашель и скрип одеревеневших за ночь суставов.
- Внучек, я нашел тебя! Наконец-то!
Кусок яичницы так и сполз с вилки, шлепнувшись на стол и остался лежать там, так не выполнив свое истинное предназначение. Желудок орка грустным воем прокомментировал это. 
- Вот это будет открытие! Это чертово яйцо появится снова! И знаешь где? В Ирре, будь этот городишко неладен! Срочно отправляйся туда. Мне нужны заметки, описания, образцы земли под этим яйцом, какой-нибудь соскоб с поверхности, образцы пыли, которые за день насядут на скорлупу. И, что самое главное - множество слухов. Там наверняка соберется толпа, поэтому поброди, посмотри, держа ухо востро и потом мне доложишь. Я прибуду как только смогу, поэтому до этого времени постарайся ни во что не вляпаться, как ты это обычно делаешь. Договорились?
Старик замер у стола, довольно поглаживая бороду и внимательно следя за реакцией своего раба. Затем перевел взгляд на приготовленный дикарем завтрак.
- Некогда набивать живот, дорогуша! Иди одеваться. А это я соберу тебе в дорогу! 
Пташка, усевшаяся на ветви старого бука, что рос у окна кухни, словно в насмешку сначала издала тонкую трель, а затем грубым мужским голосом усмехнулась:
- Фьють. Ха!

- Эх. А ведь почти получилось в кои-то веки поесть спокойно. Но нет, нет, конечно же дедуля решил все испоганить в самую неподходящую минуту. Яйцо он захотел посмотреть... Ну правильно, своих-то больше нет. - Грустно проворчал орк, без особого аппетита подъедая уже давно остывший завтрак, который после "сборов" дедули превратился в ничто иное как месиво, небрежно запиханное в контейнер.
Еда, конечно, все еще источала слабый запах, но она была холодной, приобретшей тот самый легкий привкус некой залежалости.  Потому орк ел без аппетита, уныло и всерьез обдумывая, не посетить ли ему какую-нибудь дешевую столовую - харчевню, когда он окажется в городе. Сам того не подозревая, Хель рассуждал здраво - ему еще предстояло обнаружить, что дедуля позабыл помимо листов для записи, канцелярских принадлежностей и различных пробирок с колбами упаковать "внучку" в дорогу простые съедобные припасы. Поэтому перехватить кусок-другой с компотом на третье было бы неплохо. Но в данный момент эта проблема оставалась скрытой. Явной же была излишняя болтливость нанятого дедом возницы. Всю дорогу бедному дикарю, уже который раз пожалевшему, что он знает общий язык, приходилось слушать назойливый, как комариный писк, треп. Зверолюд с волчьей мордой удобно устроился на козлах и, погоняя двух вороных кобыл, не смолкал ни на минуту.
- А я ему, значит, говорю! Мол, Артур, так дальше жить невозможно! Это настоящие токсичные отношения! Ты обязан оградить себя от них и выстроить собственные границы комфорта для всех людей, которые встретятся тебе в будущем. Нельзя же надеяться, что человек, которого ты не взаимно считаешь своим близким другом, в один волшебный момент сможет преодолеть эмоциональную незрелость, начать работать над собой и предложить совместными усилиями преодолеть то абьюзное болото, которое он уже успел развести в ваших отношениях. Ох уж эти люди. То ли дело песики! Эй, зеленый! Нравятся песики?
- Что?..
- Песики, говорю. Нравятся песики?
- А. Собаки. - Рассеянно пробормотал Хельберген и кивнул.
- Ну так вот. Вот песики - это дело. Был у меня как-то бизнес. Эт ты на меня сейчас не смотри. Проштрафился немного, ни с теми людьми связался. Вот раньше у меня было свое дело - жил рядом с большим городом, тоски не знал, собак плодил и воспитывал. Ох это была жизнь. Все меня любили, все деньги давали за дело и за просто так. Местные девушки на поклон ходили и украшениями своими любимыми заваливали лишь за возможность за ручку со мной по окрестностям походить! Да только связался я с рыцарем одним по имени Хурман. Со связями был рыцарь, уважением пользовался, почетом, да покупал не по дешевке моих псов, чтобы те на хорошей должности служили и пользу приносили. Да только странные дела пошли - начал мне тот рыцарь странные вещи в письмах писать. То про стояки непрекращающиеся расскажет, то про недоеб в целом. То как бы невзначай опишет расскажет про интим с девкой какой. А то и вовсе в одном письме прислал рисунок с изображением себя полуголого! Почувствовал я, что пахнет не то, что жаренным, но как-то не особо, ну и собрал вещи да переселился. И вот я здесь! Тебя, зеленорожий, подвожу! Нечасто я с братом вашим сталкиваюсь. Что, в принципе, и хорошо, хвала Луне! Да только жуть как интересно расспросить про то да се! Ну, садись рядом. Сейчас, погоди... Самогончика бахну и задам несколько вопросов!
- Отлично. Как мне повезло. - Тяжко выдохнув и закатив глаза к небу, прошептал Хель. Боги... Слышите ли вы? Видите ли страдания своего сына?
А дорога тем временем и не обещала подойти к концу. Дикарю предстояло еще около шести часов провести в компании волкоголового возницы и собственных печальных мыслей.

- Ну вот, прибыли! Ты эта, не теряйся особо и будь осторожен. Эта, ща, погоди... Ща я на место переберусь. - Пьяно бормотал зверолюд, кое-как вылезая из телеги и пытаясь забраться на козлы.
Хель, которому пришлось часа три назад закинуть пьяного вдрабадан назад и самостоятельно направлять лошадей по верной дороге, шустро слез на землю и быстро зашагал в сторону города, параллельно натягивая капюшон на голову. Фраза, которую он всем сердцем боялся услышать, все же догнала в спину.
- Ну ты это! Заходи если шо!
Задержавшись у входа в город, Хельберген достал из поклажи зелье, которое дал ему в дорогу старый маг. По словам это престарелого авантюриста стоило только намазать этой жижей лицо, как можно было избежать излишнего внимания. Зелье было зачаровано на отвод глаз, а значит каждый случайный прохожий, захотев повнимательнее рассмотреть лицо орка, тут же терял бы к нему интерес, искренне думая, что настолько скучного и посредственного лица он не видел ни разу в жизни. Правда, дедуля предупредил, что подобное зелье не работает на нескольких личностях - столетних профессорах, опытных детективах, настойчивых коллекторах и шадд, склонных к сильному злоупотреблению алкоголя. Каков шанс наткнуться хотя бы на одного из них в этом городе? Ниже сорока процентов? Значит, с этим уже можно работать.
- Будет смешно, если сегодня в город решит заявиться столетний шадд-детектив с ученой степенью, решивший поискать налоговых неплательщиков, но застрявший душой и телом на дне винной бутылки. - Усмехнувшись, проговорил Хель и принялся намазывать пахнущую цитрусом жижу из склянки себе на лицо. Кожу неприятно защипало. Работает ли? Придется проверить на практике.
Все равно натянув край шарфа повыше, до переносицы, Хельберген проник в город, ориентируясь на шепотки прохожих и то, куда толпами валил народ. И, что сказать, уверенность в зелье и тех самых сорока процентах вероятности не оправдали надежд. Обычные люди и вправду не замечали, что среди них ходит двухметровый Улл`Парский детина. Но ведь стоило же воле судьбы направить рогатого и хвостатого представителя шаддской расы именно в этот город! Смотри-ка, плетется на лошади, словно демон-принц из дешевого женского романа, который Хель определенно точно не читал, а просто слышал о нем. Хвостатый гость, судя по всему, тоже его заметил и решил последовать следом. Шадд не особо старался смешаться с толпой, а если и пытался, то откровенно говоря выходило у него плохо. "Проклятье, надо же было из всех мест и событий именно здесь и сейчас напороться на демоническое отродье! И к тому же, если конечно предупреждения мага не врали, пьяницу," размышлял Хель, лавируя между прохожими. Тем временем орк приблизился к главной площади, но вместо того, чтобы двухметровой мышенькой прокрасться и юркнуть в толпу, он резко завернул в узкий переулок, что был поблизости, куда не могла бы протиснуться лошадь незнакомого преследователя.

Отредактировано Хельберген (03.05.2021 22:45)

+1

4

Во всем, что касалось своей "работы" реакции шадд были доведены до автоматизма: мозги еще думали, а тело уже действовало. Иногда это его свойство приводило к весьма плачевным последствиям; иногда позволяло Цзаю сломать чужую шею до того, как в его прилетит клинок. Как известно, можно быть хоть трижды шадд, но с оторванной башкой не выживешь. Вот и сейчас, когда орк начал от него убегать, Цзай сразу же пошел следом.

Ведь если он убегает значит ему есть что скрывать! И совсем не важно, орк это или эльф!

Мало того, этот орк думал очень громко. Настолько громко, что его не услышал бы только ленивый псионик. Цзай цыкнул себе под нос, привычно двигая сережку в языке.
Чужая спина затесалась в толпу как раскаленный нож в масло. Конечно, у него же не было коня с собой, которого вести в толпу точно не стоило.

Хотя нет. Орка не замечали. Не замечали конкретно так, даже когда отнюдь немаленький друг из далекого Улл`Парса проходил в неприличной близости от людей и нелюдей. Может быть, он был магом?
Среди орков вообще бывают маги?!

Шадд было задумался, озадаченно поскреб затылок когтями. Его никогда особо не интересовали орки, а думать и вспоминать Цзаю было лень. Тем более там скоро яйцо должно было появиться, а он тут торчит и пытается поймать какого-то незнакомого орка... просто потому что тот орк?

Пороков и дурных черт характера в Цзае был вагон и еще тележка, но расистом он не был. Около его уха тяжко вздохнула Тефтелька и шадд моргнул и дернулся, переключаясь обратно на мир реальный.
Орк к тому времени окончательно пропал из поля зрения.
Ну и пусть идет с Луной.


Яйцо не появилось в два тридцать четыре. В два тридцать пять тоже. Даже в два сорок. Толпа собравшиеся на площади начинала волноваться, зато торговцы с лотками выглядели вполне довольными. Они ловко лавировали туда-сюда среди обеспокоенных ожидающих, продавая всем желающим всевозможные блюда из яиц.

Среди торговцев попадались и воришки разной степени наглости. Один из них было заинтересовался кольцами на хвосте шадд, но был одарен "осуждающим взглядом №14" - обычно Цзай так смотрел на вчерашних адептов, пытавшихся что-то ему вякать. Особенно хорошо это действовало на адептов из лунных, но и на согильдийцев производило впечатление.

Стрелочки тикали. Яйцо не появлялось. Либо астрологи что-то напутали, либо они забыли сообщить о назначенном времени самому яйцу. Инквизитора это не особо удивило, и он уже подумывал что пора бы найти себе ночлег и провести остаток дня в ближайшем кабаке но...

Толпа вздохнула и заволновалась. Оно все-таки возникло! Огромное, какого-то бледновато-синеватого цвета, все покрытое темными пятнами. Шадд видел такие яйца на картинках о певчих птицах.

Вот только стоило стоящим в первых рядах ученым ринуться вперед, как яйцо моргнуло и исчезло - под возмущенные голоса обывателей, не успевших даже дойти до него.
Теперь здесь точно ему делать нечего. С толкучкой пусть стража разбирается, а то еще отдавят его многострадальный хвост!


Отгрузив Тефтелю на конюшню и сняв комнату в одной из трех местных гостиниц (Цзай считал себя птицой слишком высокого полета чтобы экономить на собственном удобстве. Тем более выводить потом вшей из волос и клопов из вещей весьма неприятное занятие), инквизитор со спокойной душой выполнившего свой долг человека приступил к исполнению второй части своего плана.

Он направился в самый расхваленный кабак Ирра, собираясь потратить часть остаток казенных денег на увеселение себя. Благое дело, конечно же!

Свернув в проулок между двумя главными улицами, Цзай едва не уперся в то самое яйцо носом. Оно возникло прямо перед ним. Но не успел шадд даже выругаться, как яйцо растаяло точно так же как и появилось.
Зато на другой стороне проулка он увидел фигуру того самого орка.
Инквизитор ошалело моргнул.

- Кажется я сегодня еще не выпивал. –
Пробубнил он себе под нос, озадаченно потерев лоб.

+1

5

Миновав переулок, Хель обернулся, вовсю ведя с собой внутренний монолог, состоящий из размышлений о том, кем мог бы быть шадд - преследователь. "Вот ведь дьявольское отродье! И что ему от меня-то понадобилось? Орков не видел, вот и захотелось поближе глянуть? Еще один решил меня, как какого-нибудь зверька, на реагенты и на трофеи пустить? Может, очередной мститель или служитель закона? Или один из тех странных личностей, которые начитаются нездоровых людских романов и потом фантазируют себе всякое," ломал голову орк, спеша поскорее уйти, увеличить расстояние между собой и преследователем. Этот город, Ирр, никогда не был и вряд ли будет жемчужиной на карте континента. Небольшой по размеру и плотности населения, он до этого дня даже не пытался претендовать на какую-либо известность или славу. Архитектура зданий была направлена на практичность, жертвуя возможностью как-то гордо украшать собой улицы, практически полностью отказавшись от декоративных элементов. То же самое можно было сказать и о тех, кто населял этот город - обычные жители с жизнями, поставленными на ограниченное и весьма простое расписание "рождение, школа, взросление, работа, немного религии и увлечений для себя, женитьба, собственная семья, вырастить детей, вырастить внуков, загнуться от старости и болезней". На миг Хельберген даже задумался о том, что даже без волшебной мази мага, от которой кстати неприятно пощипывало кожу, его бы и не замечали. Просто проходили бы мимо, не обращая никакого внимания и спеша по своим делам. Действительно, а что тут такого? Ну ходит по городу двухметровый орочий мальчонка? Что тут такого? Никого не трогает, за жопу никого не кусает,  чужих женщин к греху не склоняет, детей на шампура не нанизывает. "Да я б даже вот той бабке помог донести ее тяжелые сумки, если бы по делу не спешил", искренне веря в то, что уж на него лично жителям этого города нет претензий, раб уж было собрался достать из мешка с вещами флягу и смыть питьевой водой мерзкое зелье со своего лица, да вовремя в голове возникли воспоминания того, как его обычно "встречали" городские и деревенские, умудряясь случайно обнаружить. "О нет, это орк, он всех нас убьет", "вчера пропала моя любимая собака, наверняка это его рук дело", "прячьте своих жен и дочерей, зеленый дикарь сначала над ними надругается, а затем сожрет" и даже "защити нас Луна, он пытается соблазнить меня, поигрывая мышцами" - какие только обвинения не летели то в лицо, то в спину до того, как удавалось скрыться. Поэтому к черту, лучше перетерпеть этот дискомфорт на коже, чем потом убегать вприпрыжку от обеспокоенной толпы. А, вот и главная площадь, кстати! Столько народа, не протолкнуться. По-крайней мере не намеренно. Да яйца что-то не видно.
- Ну что же. Надо бы подойти поближе. - Тихо вслух рассуждал раб, невольно вжав голову в плечи и стараясь ни с кем не пересекаться взглядом и привлечь к себе внимание. Разве что позволил себе пошутить. Так, для собственного расслабления. - Ух, столько людей. Как бы мне сдержать свои орочьи порывы и не начать наперебой всех жрать и насиловать!
Благо никто его своеобразную шутку не услышал. Толпа была вся в ожидании появления того самого гигантского яйца. Суета, гомон и даже торговля развернулись на главной площади с такой активностью, будто бы должен был состояться великий концерт. В основном ушлые торговцы впаривали народу закуски и выпивку - все же стоять в течении долгого времени в такой тесной куче было изматывающее для  организма. Но попадались и те, кто пытался продать самодельную сувенирную продукцию. Открытки, закладки, кружки с нарисованным на ним гигантским яйцом. Простые хлопковые рубахи с вышивкой в виде повторяющегося орнамента яйца. Плюшевые игрушки в виде яйца и деревянные поделки той же формы. Не сдержавшись, Хельберген решился воспользоваться преимуществами волшебного зелья и втихую умыкнул у мимо проходившего торговца пару пирожков с яйцом - в конце концов, не мог же он позволить себе голодать во время подобной важной миссии? И пока Хель тихо бродил средь толпы, нет-нет да осторожно поглядывая по сторонам на случай, мелькнет ли поблизости тот самый шадд или кто-либо еще, способный видеть его обличие, он задаться вопросом - а появится ли это яйцо сегодня? Ведь время шло, минуты летели, средь толпы уже слышались споры и сомнения, а загадочного яйца все не было.  Время на городских часах показывало сначала два тридцать четыре. Затем два тридцать пять. Подождем еще... Уже два сорок?! К этому моменту Хельберген, уже порядочно обнаглев,  успел "позаимствовать без обговоренных сроков возврата" еще несколько пирогов, бутылку с холодным лимонадом, два полностью изготовленных из шоколада яйца и одну открытку в подарок деду, на которой курица, ошеломленно смотря на яйцо, значительно превышающее ее в размерах, лепетала "К такому меня жизнь не готовила". И когда он уж было нацелился на беззаботно оставленную без присмотра на краю прилавка рубаху, вдруг эта... Хрень. Явилась.

Не было ни грохота, ни дыма, ни языков пламени, устремившихся во все стороны. Молнии не пронзали небо, не набежали тучи, льющие потоком крови, лягушек и водки. Не раздались зловещие крики и дьявольский смех. Не было ничего, что обычно следует за появлением чего-то необычного и волшебного. Яйцо просто... Вдруг возникло аккурат посреди площади. С такой непосредственностью, словно оно всегда там было, а это остальные - слепошарые дураки, которые в упор его не замечали. Большое, нет, гигантское! Со слабым синим оттенком. Скорлупа идеально целая, без малейшей трещины. Толпа, на миг замерев, замолчала. После чего разразилась настолько радостными воплями, словно к ним вернулся народный и любимый герой. Ну или какой-то богач решил угостить всех собравшихся пивом за свой счет. Издалека раб видел, как сквозь толпу резво-резво начали пробираться группы людей, тащащих на себе незнакомое оборудование. Видно, ученые подоспели, решили не терять ни секунды. "Так, стоп! Черт, я же должен быть среди них," подумал зеленокожий, однако же рвануть к яйцу не спешил. "Там наверняка будут те, кто смогут увидеть мою истинную личину. Да, спешить ни к чему, особенно после того, сколько времени я убил на дорогу и ожидание. Попробую чуть позже подобраться, ближе к ночи", уж было решил для себя Хель, как вдруг яйцо попросту... исчезло.

- Дьявол побери и это яйцо! И этот город! И тебя, старик, за то, что послал меня сюда! - Бухтя под нос, дикарь вновь бродил по улицам города, не зная, что ему дальше делать. - Почему ты не отправил меня обезглавить какую-нибудь тварь из леса? Вот это я понимаю, вот это то, к чему я привык!
После того, как волшебное яйцо исчезло, он вместе с толпой еще в течении пары часов не решались сойти с места в надежде, что волшебное явление покажет себя вновь. В конце концов, оно ведь и появилось не точно в срок? Кто ж их разберет, эти магические штучки? Но время шло, хлеб у торговцев кончался, а зрелища все не возобновлялись. Народ начал медленно расходиться по делам. А с ним и раб, здраво рассуждая о том, что так же, как и молния редко бьет в одно место дважды, так и яичко вряд ли решит появится в одной и той же локации. Да только что дальше делать? Провал? Да, не по его вине, но что сказать дедуле? Хоть бы старый пень поверил ему, а не то... Бедные, бедные орочьи клыки, от вас и так мало что осталось!
- Да нет, должен же он мне поверить! В конце концов, есть свидетели. Да не один, а много. У кого угодно пусть спросит, как все было! Я-то что? - Нервно рассуждал он вслух, пока бесцельно шлялся по городу. А сам чуть дрожащей рукой тер подбородок да кончиками пальцев касался подпиленных клыков.
Хельберген не следовал по конкретному маршруту, просто шел туда, куда глаза глядят. И ведь надо же было ему таким способом выйти именно в нужный, единственный из всех проулок, где волшебное яйцо решило появиться вновь! Такой узкий проулок, телеге не проехать, двум толстякам мимо без происшествий не пройти, стены все расписаны ругательным "фольклором" местных раздолбаев, на земле блевотина вперемешку с мусором уже двадцать лет как застыла и намертво присохла, эта дьявольская хрень решила появиться именно здесь!
- Да ты издеваешься... - Устало закатив глаза, орк уж было направился к яйцу, как вдруг оно вновь исчезло.
Яйцо-то исчезло. Да только стало видно, что было за ним.  Нет. Серьезно? Да черт побери! Это же его безымянный демонический преследователь! Стоит, глаза округлил, как кошак, смотрит непонимающе, лоб трет и, кажется, шевелит губами. Что-то бормочет или... Стоп! А уж не заклинание ли он плетет?
- Да ты издеваешься! А ну-ка остановись! - Яростно гаркнул орк, надеясь, что повышенный голос вкупе с неожиданно понятными для слуха словами заставят шадда по крайней мере опешить на какое-то время.

+1


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Баллада о борьбе » [5 Расцвета 1059] Оология для чайников


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно