поговаривают, мол...

В день Чернолуния полагается завесить все зеркала и ни в коем случае не смотреть на собственное отражение.

Некоторые порождения дикой магии могут свободно проходить сквозь стены.

В Солгарде все желающие могут оформить заявку на тур по тавернам, включающий в себя 10 уникальных заведений со всех уголков мира, и посещение их всех в один день!

Дикая роза на крышке гроба запрет вампира внутри.

В центре опустевшей деревушки подле Фортуны стоит колодец, на бортиках которого грубо нацарапана фраза на эльфийском: «Цена должна быть уплачена».

Старый лес в окрестностях Ольдемора изменился. Звери изменились вместе с ним. Теперь их нужно убивать дважды.

В провинции Хельдемора не стихает молва о страшной угрозе, поджидающей путников на болоте, однако... всякий раз, когда туда прибывали нанятые охотники, они попадали в вполне себе мирную деревеньку.

Беда! Склеп мэра одного небольшого города возле Рон-дю-Буша едва ли не полностью ушел под землю после землятресения. Лежавшие там мирно тела... пропали.

В окрестностях Рон-дю-Буша есть примечательный город, главная особенность которого — кладбище. Поговорите с настоятелем местной церкви и он непременно отыщет для вас могилу... с вашим именем.

Известный мастер ищет бравого героя, дабы увековечить его благородный лик в камне.

Тролль, которого видели недалеко от деревни на болотах, говорит на общем языке и дает разумные советы напуганным путешественникам, встречающих его на пути.

Книги в большой библиотеке при ольдеморской консерватории начали разговаривать, и болтают они преимущественно друг с другом.

В Керноа кто-то повадился убивать горожан. Обнаруживший неизменно замечает, что из тел убитых растут... зеленые кусты.

В Эльмондо обрел популярность торговец, раз в период заглядывающий в столицу и предлагающий всем желающим приобрести удивительно умных зверей. Правда все чаще звучат голоса тех покупателей, которые утверждают, будто иной раз животные ведут себя странно.

Если в Новолуние поставить зажженную свечу на перекресток - можно привлечь Мертвого Феникса, который исполнит любое желание.

Некоторые представители расы шадд странным образом не нуждаются во сне - они вполне могут заболтать вас до смерти!

Эльфы просто обожают декорировать свое жилье и неравнодушны к драгоценностям.

Дворфы никогда не бывают пьяны, что говорится, «в зюзю». А вот гномы напиваются с полкружки пива.

Бросьте ночью 12 Расцвета в воду синие анемоны, подвязанные алой лентой, и в чьих руках они окажутся, с тем вас навек свяжет судьба.

Оборотни не выносят запах ладана и воска.

В Сонном море существуют целые пиратские города! Ничего удивительного, что торговые корабли никогда не ходят в этом направлении.

Хельдемор не отличается сильным флотом: портовые города в гигантском королевстве ничтожно малы!

Положите аркану Луна под подушку в полнолуние чтобы увидеть сон о будущем!

Благословение Луны, которым владеют представители Фэй-Ул, способно исцелить от любого проклятия в течении трех дней после его наложения.

Джинны огня дарят пламя, закованное в магический кристалл, в качестве признания в любви.

В Маяке Скорби обитает призрак водного джинна, который вот уже пятьдесят лет ждет свою возлюбленную и топит каждого, чья нога ступит в воды озера, окружающего маяк.

Фэй-Ул пьянеют от молока, а их дети не нуждаются в пище первые годы жизни - главное, чтобы ребенок находился под Луной.

Самой вкусной для вампиров является кровь их родственников.

Свадьбы в Аркануме проводятся ночью, похороны - днем. Исключение: день Чернолуния, когда ночью можно только хоронить.

В лесу Слез часто пропадают дети, а взрослый путник легко может заблудиться. Очевидцы рассказывают, что призрачный музыкант в праздничной ливрее играет всем заблудшим на флейте, и звук доносится со стороны тропы. А некоторым он предлагает поучаствовать в полуночном балу.

Не соглашайтесь на предложение сократить дорогу от незнакомых путников.

На острове Чайки стоит роскошный особняк, в котором никогда нет людей. Иногда оттуда виден свет, а чей-то голос эхом отдается в коридорах. Говорят что каждый, кто переступит порог, будет всеми забыт.

Озеро Лунная Купель в Лосс'Истэль полностью состоит не из воды, а из лучшего вина, которое опьяняет сладким вкусом!

Утеха стала приютом целым двум ковенам ведьм: неужто им здесь медом намазано?

В языке эльфов нет слова, обозначающего развод.

По ночам кто-то ошивается у кладбищ подле Руин Иллюзий.

В Фортуне дают три телеги золота в придачу тому, кто согласен жениться на дочери маркиза.

В Белфанте очень не любят культистов.

Не стоит покупать оружие у златоперого зверолюда, коли жизнь дорога.

Кто-то оставил лошадь умирать в лесу Ласточки, а та взяла и на второй день заговорила.

Храм Калтэя называют проклятым, потому что в статую древнего божества вселился злой дух и не дает покоя ныне живущим. Благо, живут подле статуи только культисты.

В Озофе то и дело, вот уже десять лет, слышится звон колоколов в день Полнолуния.

Жители утверждают, будто бы портрет леди Марлеам в их городке Вилмор разговаривает и даже дает им указания.

Чем зеленее орк, тем он сильнее и выносливее.

У водопада Дорн-Блю в Ольдеморе живут джинны воды и все, до единого - дивной красоты.

На Ивлире ежегодно в период Претишья происходит турнир воинов. В этом году поучаствует сам сэр Александер Локхард - личный охранник ее Величества королевы Маргарет!

Все аристократы отличаются бледностью кожи, да вот только в Рон-Дю-Буше эти господы будто бы и вовсе солнца не знают.

В мире до сих пор существуют настоящие фэйри, да вот только отличить их от любого другого существа - невозможно!

Фэй-Ул настолько редки, что являются настоящей диковинкой для всего Аркануме. А на диковинки большой спрос. Особенно на черном рынке...

18 Бурана дверь королевского дворца Хельдемора распахивается всем желающим, бал в ночь Первой Луны.

В 15-20 числах в Лосс'Истэле происходит Великая Ярмарка Искусств - это единственный день, когда эльфы позволяют пройти через стену всем.

10 Безмятежья отмечается один из главных праздников - самая длинная ночь года. в Рон-дю-Буше проводится Большой Маскарад.

42 Расцвет - день Солнцестояния, неофициальный праздник Пылающих Маков в Ольдеморе, когда молодые люди ищут цветок папоротника и гадают.

22 Разгара отмечается Урожайный Вал в Фортуне.

Каждую ночь спящие жители Кортелий подле Утехи выбираются из своих постелей, спускаются к неестественно синему озеру и ходят по его песчаному дну. Поутру их тела всплывают, а селяне всерьез боятся спать.

В деревне Уилмот подле Вилмора более 90% детей умирают при рождении и тем странней, что несколько семей отличаются в ней поразительным плодородием.

Администрация проекта: один, два, три.
нужные персонажи
21.10 Стартовал ивент в честь дня Черной Луны. Не упустите свой шанс поделиться самой жуткой историей из жизни!
11.10 Пора примерить маску и порадовать Луну.

Арканум. Тени Луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Архив у озера » Сокровищница » [7 безмятежье, 1059г] Лживая ночь


[7 безмятежье, 1059г] Лживая ночь

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Лживая ночь

https://images.vfl.ru/ii/1619288646/e65ddf19/34210905.png

Солгард| 7 Безмятежье, 1059Арила Валлион | Хельберген

В следующий раз стоит дважды подумать, прежде чем выпорхнуть из золотой клетки на бедные улочки Солгарда.

Закрутить колесо Аркан?
нет

+5

2

Это было своего рода традицией, как дань своему первому успеху, с которого все и началось. Для Арилы это было удивительным достижением – не просто поймать вдохновение за хвост, но удержать эту птичку в руках. Она любила свою работу, успех, который она принесла, любила громкие овации и море цветов, которое выплескивалось на сцену после выступления. Восторг простых людей был несравним с тем, что давали в ответ люди из высших слоев общества. Первые всегда были такими искренними, Арила просто не могла отказаться от удовольствия выступать перед простой и неискушённой публикой.
Поэтому нет ничего удивительного в том, что она с легкостью, даже не дослушав до конца, согласилась на предложение своей фракции. Благотворительный концерт. Они частенько занимались чем-то подобным, снискав любовь масс, а Арила редко когда отказывала в помощи, появляясь на первых полосах газет все чаще.
Место для выступления было выбрано наиболее приличное, какое только можно было найти в таком районе. Большой постоялый двор, зал в котором занимал два этажа. Желающих услышать Соловья, Золотой Голос Солгарда, было столько, что никакой постоялый двор не смог бы вместить их всех. Концерт еще не состоялся, но уже окупился и выполнил поставленную цель. Арила слышала, что стоило появиться плакатам, как места и даже комнаты были выкуплены в одно мгновение, а на счет организаторов была переведена внушительная сумма от лица, пожелавшего сохранить анонимность.  Собранные средства было обещано отправить в приюты.
Ей выделили охрану. Несколько человек от заведения, чтобы избежать проникновения посторонних за сцену и в гримерку. Кроме, разумеется, сотрудников самого заведения. Арила не отказала желающим в короткой встрече, а поварихе достался рецепт воздушного десерта. Гримерка быстро наполнилась цветами и презентами от поклонников, которых стало еще больше после того, как концерт закончился.
В зале было не протолкнуться, у окон торчали те, кому не досталось местечка внутри, а на втором этаже даже поперечные балки оказались заняты самыми юркими поклонниками. Во время выступления в зале царила тишина, а на особенно трогательных моментах можно было увидеть и услышать, как тихонько плачут женщины и даже мужчины. Успех был оглушительным, сцена утонула в цветах и монетах, звона которых не было слышно за громкими овациями зрителей.
Все закончилось поздно вечером, можно сказать, уже ночью. Улочки почти опустели и Арила, окрыленная успехом, решила, что это идеальная возможность отдохнуть от толпы и привести мысли в порядок. Была у нее такая привычка. С одной только разницей – обычно она гуляла в местах куда более безопасных, где и одной не страшно остаться. Словно в этот раз она забыла о том, что случилось в первую ее вылазку в подобное заведение. Попытка похищений, которая скорее всего закончилась бы бедой.
— Каждый раз как первый, я и забыла каково это, совсем не то же самое, что выступать перед высшим светом, — Арила перескакивала по камням, которыми была вымощена мостовая. На фоне серых домов и тусклого освещения она казалась призраком – такая же белая, едва ли не прозрачная. И на сцене Арила частенько старалась подкрепить этот эффект, используя магию и одежду, отражающую свет.
Это выступление было тем, чего ей так не хватало в последнее время. Яркие и чистые эмоции, то что нужно, чтобы выбраться из болота меланхолии, в которое она угодила после… Арила поджала губы и постаралась отогнать непрошенные горькие мысли. Эта рана никогда не заживет до конца.
Она так увлеклась своими мыслями, что не заметила, как свернула с большой и освещенной улицы в какой-то переулок – узкий и куда более темный, заставленный бочками и ящиками. В такие места не захаживала стража и Ариле тоже стоило бы убраться отсюда как можно быстрее, но об этом она подумала слишком поздно.
Охранников сняли быстро. Арила только и успела услышать звуки возни и ударов. Дожидаться развязки не стала, испугалась, увидев, как упал на землю один из сопровождающих, и бросилась наутек. Протиснулась между домов на еще более узкую улочку, затем свернула еще раз, и еще, пока наконец окончательно не потерялась. Возможно ли, что и преследователи потеряли ее? Арила слышала шаги, свист – не обычный, а словно птицы перекликались. Это пугало, она знала, что это сигналы и нападающие сейчас просто прочесывали район.
Что делать? Арила вспомнила, как это было в первый раз, ужасно страшно, и только чудо в лице брата помогло избежать больших неприятностей. Сейчас его нет рядом, его нет даже в Солгарде, а может и в стране, он даже не узнает, что ей нужна помощь. Больше не от кого ее ждать – муж, он… Арила машинально прокрутила кольцо на пальце, скрепившее их брак и ставшее причиной ее нынешнего статуса вдовы, о чем знало еще меньшее количество людей, чем о замужестве.
Где-то за спиной раздался свист, слишком близко. Куда же бежать и где искать спасения? Как выбраться на главную улицу, где можно найти стражу?

+3

3

На стенах зданий красовались большие цветастые плакаты. Ушлые рекламщики потрудились на славу и настолько усердно, что даже здания, жмущиеся друг к другу на узких и не пользующихся особой популярностью среди граждан улочках были щедро обклеены этими пестрыми бумажками. Тут даже не интересующийся ни музыкой, ни массовыми мероприятиями будет осведомлен о происходящем сегодняшнем концерте. Взгляд раба, осторожно блуждающего под покровом ночных теней и зданий, то и дело останавливался и скользил по афише, выхватывая из общего текста куски и фрагменты слов. Крупно выведенные яркие буквы прямо по центру "Главная звезда мероприятия - Арила Валлион, "Золотой голос Солгарда" нескромно теснили остальные слова с перечнем имен других артистов и адресом места проведения мероприятия. Место для иллюстрации занимал минималистичный, но талантливый рисунок, изображающий, как догадался орк, саму Арилу.  Судя по всему, эта человеческая дева была не последней в глазах нынешнего люда и это вызывало непонимание у дикаря. Неужели у людей в почете и уважении купаются не великие войны и герои, а... Простые певицы? Нет, Хелю еще не довелось ни услышать голос госпожи Валлион, ни лицезреть ее саму, однако же этого он не мог понять - отчего другие расы настолько сильно придают значение так называемому искусству. Неужели их сердца настолько легко размягчить и надломить множеством пятен краски, нанесенным на бумагу или же просто пропев слезный припев надрывным голосом?
- Держу пари, на арене ты бы и секунды не продержалась, женщина. - хмыкнул орк, вновь разглядывая портрет Арилы на плакате. И внезапно понял, что его одолевает легкое любопытство. Какой же у этой девушки голос?
Но некогда было забивать голову размышлениями, ведь сильнее любопытства было только желание поскорее закончить с очередным поручением "хозяина" и вернуться домой, к позднему, очень позднему ужину. Ведь если он опоздает или не справится - опять придется выбирать между батоном черного хлеба с луковицей и опостылевшей холодной кашей со странной масляной коркой.  Такая еда до голодной смерти не доведет, но и приятного в ней крайне мало. Как же бесконечно жаль, что одним из приказов было не пытаться охотиться ни на разумных существ, ни на бездомных животных. Но что толку ныть по ускользающим возможностям. Хельберген в очередной раз достал из кармана помятый клочок бумаги и, развернув, вновь прошелся взглядом по начерченным от руки линиям и пояснительным фразам. Указания "дедушки" и отрисованная им же карта едва виднелись в ночном мраке, освещаемом лишь светом из окон, но обнадеживали - кажется, он идет по правильному пути. Пока что все сходилось - вот здесь развилка, слева расположилось бледно-красное здание, чуть поодаль виднеется уже давно закрытая бакалейная, а рядом прямо по центру дороги - неплохая такая по ширине рытвина, формой похожая на профиль свиной головы. Значит, скоро должно показаться нужный ему магазинчик... А, вот же оно! Хельберген поправил тонкий шарф, скрывающий магический ошейник и ускорил шаг по направлению к двери нужного ему здания. Схватившись за ручку, он на миг помедлил и прошептал вслух на родном языке:
- Пожалуйста, пусть все пройдет гладко, а не как обычно! - и уже после, распахнув дверь, шустро зашел внутрь.

- Черт возьми, животное, ты меня хоть понимаешь? - сверкая глазами и хмурясь, совершенно не сдерживаясь в проявлении собственного недовольства, повышал голос человеческий мужчина.
Раздраженно сжимая зубы, орк молча кивнул и вновь попытался протянуть продавцу записку от старика-мага, но тот смахнул ее с прилавка с таким отвращением, словно это был не лист бумаги, а мертвое, облепленное трупными мухами, животное.
- Я не собираюсь тебе ничего отдавать! Я, в отличие от Богарта, не веду с твоим хозяином никаких дел и не собираюсь даже начинать. Поэтому проваливай подобру-поздорову, а не то мигом тебе припомню все то, что успели натворить твои уроды-соплеменники.
"Почему же посредника старика сегодня нет, а вместо него этот зарвавшийся свин? И как мне теперь быть в этой ситуации?  Проклятие".  мысли крутились в голове Хеля. Просто вернуться ни с чем домой он не мог - старик никогда не принимал никаких оправданий по не сделанному как надо заданию.
- Я понял, успокойся. Если мастера Богарта здесь нет, тогда где он? Скажи мне и я уйду и больше не побеспокою. - произнес с сильным акцентом Улл`Парский дикарь, скрестив руки на груди. Исписанный ромным подчерком лист бумаги так и остался валяться на деревянном полу.
- С чего это я должен тебе что-то говорить, зеленорожий? Может ты его того, прикончить хочешь! Словно дрессированная шавка, которую хозяин отпустил на охоту. - Толстые небритые щеки агрессивно настроенного мужика тряслись в такт каждому его слову.
- Не прикончить, нет. У него посылка, которую меня попросил забрать... - голос орка заметно дрогнул, а сам он на миг скривился так, будто бы съел дольку лимона. - Дедушка.  Я просто заберу эту посылку и уйду. Может, мастер Богарт все же оставил вам ее и говорил о том, что сегодня я за ней явлюсь?
После этих слов мужчина оперся одной рукой о прилавок,  а другой задумчиво потер подбородок. Весь его вид указывал на то, что мозговая деятельность давалась этому человеку туго и непривычно, поэтому было бы крайне неразумно сейчас его отвлекать. Так и стояли в тишине, пока извилины мозга продавца не завершили свою работу.
- Посылка, говоришь? Да, что-то такое припоминаю. - тихо бормотал себе под нос продавец. - А ведь и вправду что-то такое говорил, прежде чем убежать на этот вшивый концерт и оставить меня вместо себя. Будь он проклят, я ведь тоже так хотел увидеть милую Арилу на сцене, а он... Шаад бы его побрал... Да, да! Точно! Он сказал, что ты придешь и оставил мне это, прежде чем убежать!
Довольно заулыбавшись, человек какое-то время пошарил рукой под прилавком и после, нащупав нужное, выудил и положил на гладкую поверхность стойки маленькую, не больше декоративной шкатулочки, коробку.
- Отлично! - чувствуя облегчение, несдержанно выпалил Хель и уж было потянулся за вещью, за которой пришел, как вдруг продавец, злобно хрюкнув, рывком убрал посылку обратно под прилавок.
Сначала непонимающе, а затем злобно, орк сверкнул глазами и оскалился. Показались в полной красе крупные нижние клыки.
- Что это значит? - из глотки Хельбергена вырвался почти звериный рык. - Я сюда не играться с тобой пришел, человек.
Мужчина, побледнев, шустро отступил назад и сглотнул. Однако от полного подчинения страху и паники его спасало знание - он был осведомлен о том, что Хель был рабом и не мог вот так просто причинить вред кому-либо из жителей этого города.
- Я-Я сказал же тебе! Что не веду с твоим хозяином никаких дел! И не буду вести! Поэтому либо проваливай отсюда, либо жди, когда Богарт вернется с того вшивого концерта. Или, если спешишь, то сам иди ищи этого прощелыгу! Хотя подожди, могу уступить, если кое-что для меня сделаешь. Я же не монстр какой, в конце концов, и не подлец вовсе. Просто маленькое поручение и я все тебе отдам! - губы человека растянулись в мерзкой ухмылке.
- Какое еще "маленькое поручение"? - не ожидая ничего хорошего, все же спросил орк, пытаясь успокоить  гнев.  Что толку вестись на провокации, если не можешь заставить оппонента пожалеть об этом?
- Из-за вас двоих я, знаешь ли, концерт пропустил этим вечером. Обидно, между прочим. Но готов все простить и сотрудничать, если ты, скажем... Приведешь саму Арилу Валлион сюда! Воплоти. Чтобы она лично мне спела. И тогда мы уж о деле потолкуем.
Кулак орка с грохотом обрушился на прилавок. Да над ним издеваются! Мразь, свин, падаль, кусок изнеженной и слабой жирной плоти смеется над ним, смотря ему прямо в глаза! Ох, если бы не этот ошейник, как бы тот поплатился. Как бы страдал, как бы просил пощады, как бы... Не проронив ни слова, Хельберген вышел из магазина, хлопнув входной дверью так, что она покосилась. В спину летели приглушенные вопли и проклятия, но те проносились мимо его ушей. Легкий теплый ветер взъерошил темные волосы, словно пытаясь быстрее успокоить гнев орка. Раб же тем временем, пытаясь отодвинуть на задний план мысли о том, каким способом убил бы наглого человека, думал, что же ему делать дальше? Вернуться домой без посылки он не мог. Арилу или как там звали эту человеческую женщину, он, разумеется, тоже не найдет этой ночью в таком месте. Да даже если бы и нашел, то что бы сделал? Закинул на плечо и потащил в магазин? Или попросил бы о помощи? "Эй, женщина! Стой, только не кричи. Нет, я не собираюсь тебя есть, мне просто нужна помощь. Да, ночью, посреди темной подворотни все, что мне может понадобится от молодой человеческой женщины - это ее помощь. Мне нужно, чтобы ты пошла со мной и спела одному своему свинолицему ярому поклоннику. Зачем? Потому что этот мешок с дерьмом не отдает нужную мне вещь," - прокрутил он в голове диалог с местной звездой и сам же усмехнулся собственным мыслям. Да, именно так бы все и было. На такое предложение "Золотой голос Солгарда" тут же непременно бы согласилась с большой охотой и энтузиазмом. Но что тогда остается делать? Ждать Богарта у магазина - самое разумное решение. Хотя... Сколько его придется еще ждать?
Тем временем где-то неподалеку раздался свист. Затем еще один. И еще.  Впереди мелькнули две тени, которые не заметили замершего рядом с магазином орка и поспешили нырнуть в следующее переплетение узких улиц. До ушей раба донесся похотливый голос одного из незнакомцев:
- Если найдем девку первыми, то чур первыми с ней и позабавимся. Я не хочу дожидаться, пока она после Герна и Хурка будет похожа на мертвячку. В конце концов такие аристократки, как Арила Валлион похожи на фарфоровых кукол - достаточно чересчур сильно сжать или надавить, как они тут же ломаются.
Прежде чем полностью осознать услышанное, Хельберген инстинктивно двинулся следом за незнакомцами. Не ослышался ли он? Скорее всего. Не могла же знаменитая певица посреди ночи блуждать по ночному городу, словно беспечная простушка без инстинкта самосохранения! Нет, невозможно... И все же...

Незнакомцев он нагнал вовремя. Впереди как раз мелькнула тонкая девичья фигура, к которой шустро, словно хищники к раненному оленю, устремились двое похитителей. Он спешно вышел вслед за ними из переулка и крикнул девушке:
- Как тебя зовут, женщина? Говори быстрее, если дорога жизнь.

Отредактировано Хельберген (18.05.2021 01:40)

+4

4

Улочки нижних районов города были похожи одна на другую, все одинаково серые и невзрачные, ориентиром здесь могли служить разве что горы мусора и, может быть, метки, но на поиск последних у Арилы не было времени. Да и кто знает, не завело бы это в еще большие неприятности, чем те, в которые она уже вляпалась.
Дробный стук каблучков по щербатым камням выдавал ее местоположение и Арила, но снимать их… скорее всего уже через несколько мгновений она поймает пяткой гвоздь или осколок стекла.
Поворот, еще один и еще… на таких улочках не бывает фонарей, а редкого света из окон едва ли хватало для того, чтобы замечать преграды на своем пути. Подол белого, слишком заметного в этом месте, платья успел истрепаться и запачкаться, нежная ткань не предназначалась для прогулок в подобных местах, но состояние одежды было последним, что ее волновало. Она радовалась только тому, что в этот раз подол оказался достаточно свободным и легким, чтобы не стеснять движений. Арила бежала, подобрав ткань юбок, чтобы не запнуться и молила богов о помощи. Что еще бы могло спасти ее в такой ситуации? Спрятанный под юбкой стилет? Как бы это оружие не обернули против нее.
Свист приближался, преследователи настигали и постепенно сжимали кольцо, загоняя жертву. Хорошо бы проскочить мимо них, выбраться на территорию, которую те уже прочесали. Вскоре, сквозь шум крови в ушах и собственное учащенное дыхание, Арила различила голоса. Ничего нового. Об этой стороне своей славы девушка старалась не думать, отдавая предпочтение более позитивным моментам. Как-то Арила уже совершила эту ошибку, обратила свой взор не на тех людей, замечая, как восхищение соседствует с похотью, с омерзительными и низменными мыслями, которые читались в глазах и лицах…
— Фу, — она остановилась на развилке, стараясь отдышаться. — Все получится, — главное – не падать духом.
Арила подняла глаза к темному небу и вздохнула, бросившись снова бежать. Она выбрала ориентиром один из высоких шпилей, какие украшали башни церкви. Это был бы недурной план, будь все улочки сквозными. Спустя несколько минут, едва избежав первой встречи с преследователями, она уперлась в тупик. Дальше путь был только по крышам, то есть – не для нее. Нужно вернуться…
Только она развернулась, собираясь добежать до развилки и броситься в другую сторону, как поняла, что уже слишком поздно. Поперек узкой улочки стояли двое: низкие, грязные, с горящими злобным восторгом глазами. В их кривых ухмылках Арила прочитала свое будущее, таким, каким они его видели – полным страданий, отчаяния и недолгим, если очень повезет. Сердце испуганно екнуло и стремительно похолодели кончики пальцев, упрямо сжались тонкие губы. Арила не собиралась сдаваться вот так просто, пусть физической силой она и не одарена, но в ее рукаве еще был козырь.
— Ну-ка, куколка, послушаем, как ты поешь… — хриплый голос оборвался мерзким лающим смехом. От этого звука и скрытого за словами смысла по телу Арилы пробежала волна отвращения. Глупая девчонка. Арила зажмурилась, вдохнув поглубже, и сразу же удивленно выдохнула, открыла глаза и разглядела за спинами третью фигуру. Двое обернулись, переглянувшись между собой.
Они… не вместе? Помедлив несколько секунд, показавшихся целой вечностью, она все же решилась довериться случаю:
— Арила, — голос девушки прозвучал слегка сдавленно, но достаточно громко, в нем явно слышалась надежда на спасение.
— Проваливай, пока цел, — угрожающе прорычал один из них и двинулся к незнакомцу, пока другой все ближе подбирался к девушке.
Может это был тот самый шанс, о котором она молила богов? Подняв руку вверх и сжав ее в кулак, Арила крикнула:
— Закрой глаза! — одновременно с ее голосом переулок мгновенно затопило ярким золотым светом, ослепляя преследователей. Посыпались проклятья, ставшие музыкой для ее ушей. Тип, оказавшийся к ней ближе всего, испуганно и зло заверещал, принявшись без разбору махать руками. Собрав тонкую ткань подола, девушка бросилась к выходу из тупика. Будь она чуточку медленнее и получила бы хорошую оплеуху, но Арила успела проскочить мимо. Второго тоже удалось обогнуть, скользнув вдоль стены из шершавого камня, неприятно мазнувшего кожу липким холодком. И теперь, оказавшись к «спасителю» ближе и наконец разглядев его, Ариле потребовалось собрать в кулак все оставшееся у нее самообладание, чтобы не завизжать от страха.
Орк, оживший детский кошмар.
Слишком редкое явление для этого города, но не в том было дело, а в репутации, какую заслужили зеленокожие варвары. Нянька порой пугала маленькую Валлион страшными историями, которыми хотела приструнить и призвать к порядку и послушанию свою подопечную. Женщина порой так усердствовала, что потом Ариле не одну ночь кошмары снились о больших и страшных людоедах, которые заберут и сожрут маленькую непослушную девчонку. Что же было хуже, остаться в лапах мужланов, верхом мечтаний которых было желание овладеть «птицей» не их полета, или довериться орку и остаться с ним один на один?

Отредактировано Арила Валлион (29.04.2021 17:34)

+3

5

Орк едва успел зажмуриться и заслонить лицо рукой, когда непонятно откуда взявшаяся вспышка света малым солнцем осветила переулок, полностью ослепив похитителей и незначительно задев невольного зеленокожего "спасителя" попавшей в беду девы. Яркие назойливые пятна запульсировали перед взором, пока он держал глаза закрытыми, но исчезли довольно быстро. Едва он вновь открыл глаза, как вдруг увидел, что девушка уже  подобралась ближе, минув своих преследователей, и теперь стояла,  широко раскрыв глаза и испуганно, с ужасом смотря прямо на него. "А, точно. Я уже успел забыть, что для людей один орк гораздо страшнее банды насильников," промелькнула в голове Хельбергена мысль. Девушка вроде бы точно та самая золотоголосая знаменитость с плакатов. Внешне - похожа, именем тоже представилась нужным. Однако, какое же удачное совпадение перепало ему этой поздней ночью. Может быть, его боги все-таки еще приглядывают за своим плененным чужой магией сыном?
- Я тебя не трону. Не беги и стой здесь. Поняла? Твоя помощь нужна мне не меньше, чем тебе - моя. - особо не пытаясь словами успокоить деву, он демонстративно поднял руки вверх ладонями вперед, показывая, что безоружен. Но поскольку дикарь ладить с девушками из высшего общества (да и вообще с женщинами других рас) не умел, поэтому, сурово зыркнув, добавил. - А вот если побежишь или закричишь - вот тогда у тебя будут проблемы. Стой здесь.
Хельберген направился к все еще ослепленным похитителям, что от гнева и от боли уже успели достать оружие и теперь пытались добраться до цели, ориентируясь на звук. Они не были ни опытными, ни хорошо обученными войнами - лишь швалью и падалью, возомнившей о себе слишком многое. Поможет ли дорогой и явно украденный кинжал, если ты нервно и слепо машешь им из стороны в сторону, надеясь попасть хоть по кому-нибудь? Нет. Все закончится лишь тем, что противник поопытнее, а в данном случае Хель, без особого труда поймает тебя за руку, держащую оружие и переломит ее в районе локтя. А затем, пока ты загинаешься от боли, тебя грубо схватят за волосы и несколько раз со всей силы вдарят коленом по переносице.
- Я видел, что ты двинулась. - крикнул Ариле раб, опуская первого противника, который уже потерял сознания, на землю. - Стой. На. Месте.
На звук голоса орка  среагировал второй похититель, повернувшийся в его сторону и выставивший перед собой кулаки в защитной рукопашной стойке. На костяшках недобро сверкнули металлические кастеты.
- Сука, ну иди сюда! - гаркнул бандит, но явно обладая более развитым интеллектом, решил предпринять попытку сбежать.
Ринувшись со всех ног прочь, положившись на память, хранящую план этого района, похититель попытался сбежать, чтобы скрыться в лабиринте улиц и переулков, но ему помешала кое-какая вещь. А точнее - метко и с силой брошенная прямо в затылок стеклянная бутылка, которая так вовремя попалась на глаза и под руку орку. Теперь карма того человека, который оставил ее здесь вместо того, чтобы, как порядочный гражданин, выбросить в помойку, была очищена за счет этого инцидента.  Бандит пошатнулся и остановился, взвыв от боли и хватаясь за голову. Подобное, конечно, не могло его оглушить или вырубить. Зато умелый сдавливающий сонную артерию захват шеи не теряющего времени бывшего война Улл`Парсы сделал свое дело. Мгновение, другое - и вот на земле средь мусора, грязи и нечистот валяется еще одно, пока что хранящее жизнь, тело. "Надо добить," подумал Хельберген, уж было потянувшись к мечу, покоящемся в ножнах на поясе, но замер и бросил взгляд на Арилу. Замешкался, не зная, что делать. Убить их было бы правильно и даже приятно. В конце концов хозяин, когда отдавал команды и излагал напутствия в дорогу, сам говорил - "если встретишь на своем пути того, кто ценою чужих жизней  делает лучше свою нечестными способами, то разрешаю тебе убить это создание. Ибо собственной жизни оно недостойно". Значит, позволено пролить кровь этой швали и магия ошейника его не остановит. Но с другой стороны... Как отреагирует девчонка? Закричит?  Кинется прочь? Этого бы не хотелось, так как на этот ночной шум уже и так среагировали жители домов и начали подглядывать в окна. Хель видел, как подрагивали шторы у окон и как в полумраке квартир замелькали чужие любопытствующие лица. Раб поспешил поскорее натянуть на голову капюшон плаща и частично прикрыть лицо шарфом. Значит, убить никого сегодня не выйдет. Если местные воспримут произошедшее, как обычную драку, то все ограничится обсуждением инцидента друг с другом за завтраком и на работе. Но если он убьет этих бандитов - это уже может вылиться во что-то более масштабное и серьезное. Что-то, что могут начать расследовать. Маловероятно, но даже при наличии малого шанса на подобный исход событий рисковать не хотелось. Не выгодно будет, если по городу прокатится слух о том, что в ночи по улицам бродит орк и убивает людей.
- Ну что же. Очень жаль. - на родном языке тихо пробормотал Хельберген и спешно направился к человеческой деве, вновь выставляя перед собой руки, демонстрируя безоружность. И заговорил с ней на общем. - Я помог тебе, не так ли? У большинства людей, насколько я помню, есть традиция отвечать на добро ответным добром.  Так может, поможешь дикарю? А я потом провожу тебя до... Не знаю, уж точно не до дома, но до места, где о тебе позаботятся другие. Что думаешь?
Тем временем он бегло осматривал спасенную девушку, не подозревая, что многие ее фанаты просто за возможность стоять так близко к своему кумиру отдали бы все на свете, включая собственные жизни. Вся такая... Маленькая. Худенькая. Хрупкая. Словно тепличный цветок, который непременно бы погиб под напором сильного ветра, если бы оказался вне стен своей безопасной обители. Что, собственно, чуть и не произошло. Глаза сами по себе большие, а от испуга еще более. Кожа и волосы белые, как снег на вершинах гор. Совсем чужая и не вписывающаяся в виды этих серых и нечистых улиц. "Да, такая не то, что на арене не продержалась бы и минуты. Ее бы и близко не подпустили," все, что возникло в голове дикаря при лицезрении такого нежного девичьего образа.

Отредактировано Хельберген (18.05.2021 01:37)

+2

6

«Вот и пришла моя расплата,» — с ужасом думала Арила, припав к стене и чувствуя, как холодеют кончики пальцев и дрожат коленки. Она во все глаза смотрела на орка и не знала, что ответить и как себя вести. Все ее существо буквально вопило о том, что нужно как можно скорее убраться отсюда и вовсе не в компании дикаря, который, возможно, ест таких как она на ужин. Или на завтрак. Паника охватывала ее все сильнее и лишь чудом Ариле удавалось удерживаться от откровенной истерики и визга, чудо и страх, сдавивший горло стальной хваткой. Даже жест орка, в каком он поднял руки, демонстрируя свои намерения, вызвал у Арилы испуг. Воображение живо дорисовало, как он хватает ее и тащит куда-то… в пещеры.
Неуместная ассоциация, родом из детства и нянькиных страшилок, вызвала на дрожащих губах улыбку. Валлион была в шаге от того, чтобы рассмеяться нервным тонким смехом. Вместо этого в уголках глаз проступили слезы и от напряжения мгновенно заболела голова.
Не в силах ответить, она лишь кивнула в ответ, прижав к губам ладони. Если что-то пойдет не так – стилет ей пригодится, чтобы прикончить себя. В мыслях нянькины истории водили хороводы, вырисовывая ужасающие картины, которые не вязались с реальностью. И это сбивало с толку.
Речь орка была осознанной и разумной, его доводы и в самом деле имели смысл. Ей нужна была помощь, чья угодно, даже его и она будет должна расплатиться с ним за эту услугу.
Орк уже развернулся, собираясь расправиться с бандитами, что преследовали ее, точно гончие кролика. Те продолжали браниться и ходили, нелепо вытянув руки вперед и размахивая оружием, дергаясь при этом от каждого звука. Ее магия не могла наносить вред, так говорил учитель, но глядя на этих двоих Арила не верила в это. Что если… если они были бы ближе? Она могла выжечь им глаза? Отняв от лица ладони и взглянув на них, Ариле почудилось, что на белой коже появились кровавые пятна. Подобные "видения" порой преследовали ее, находя дорогу из мира кошмаров в реальность.
От раздавшегося крика, полного боли и злобы, Арила вздрогнула, отвлеклась от видения и, пискнув, дернулась в сторону. У одного из бандитов рука уже была неестественно вывернута, выпавший из нее кинжал звякнул о камни под ногами, высекая искры. Бандит вскрикнул еще раз и отрубился, получив мощный удар по носу.
Прежде Ариле не доводилось видеть такую… жестокость? так близко. Даже убийство своих похитителей она не видела, лишь слышала как их плоть разрывает сталь, а следом за тем раздаются крики полные боли и ярости. Пугающее зрелище, одно из тех, что опускало ее с небес на землю и приземление оказалось слишком жестким.
Мимо, спотыкаясь о собственные ноги, пронесся второй бандит. Арила дернулась, но тут же вжалась обратно в стену, помня слова своего «спасителя». Вслед ему полетела бутылка, угодив аккурат в затылок, а там и сам орк подоспел, беря парня в захват.
«Сейчас он оторвет ему голову,» — мысль эта была ясной и четкой, пугающей, — «а затем и мне тоже.»
Унять дрожь в коленках так и не удалось, Арила потихоньку сползала по стене, рискуя оказаться в грязи. Поймав взгляд орка, она только уверилась в своих мыслях и зажмурилась, не готовая встретить смерть с открытыми глазами.
Что он сказал? Этого языка Арила не знала и не слышала прежде – грубый и резкий. Так звучит «а сейчас твоя очередь»?
Накрутив себя, она едва не потеряла сознание, когда орк подошел ближе.
— Не надо! — невольно закрылась руками, готовая умереть на месте от разрыва сердца, что бешено билось в груди.
Мгновение, другое… ожидаемой расправы не наступало. Напротив, воцарилась подозрительная тишина, которую разбавлял шорох за стенами, жителей ближайших домов привлекли шум и яркая вспышка света.
— Ч… ч-что? — не веря своим ушам, Арила немного опустила руки, взглянув на орка. В ее сознании все еще плохо стыковались понятия «орк, варвар, убийца, людоед» и «помощь, разумность». Самое время избавиться от фобий, насаженных старой нянькой? — Д-да-а, — произнесла это и закашлялась от сухости в горле.
— Ты говоришь? В смысле… то есть… я имею в виду… на нашем языке, — она говорила, запинаясь то и дело, пытаясь подобрать слова, какие не разозлили бы незнакомца. Но другой вопрос интересовал ее сильнее. Почему она должна доверять ему? В смысле, да, она вряд ли сбежит и не сказать, чтобы у нее был выбор, но… почему?
— Ты… почему ты помог мне? — трезвая мысль позволила взять себя в руки и почти подавить дрожь в голосе, который, впрочем, все равно звучал слишком тонко и сдавленно. — В смысле… ты ведь, — насколько невежливым будет сказать орку, что он орк? — Таких как ты здесь не должно быть. Почему?

+3

7

В голову закралась мысль о том, что они сейчас напоминают героев из детской сказки. Принцесса, попавшая в беду и чуть было не лишившаяся жизни, и дикий зверь, внезапно решивший оказать помощь. Только вот они сейчас находятся не в глухом зачарованном лесу, а на улице этого уже осточертевшего города. И в окнах его домов уже замелькали зажженные свечи любопытствующих. Схватить бы сейчас девчонку да донести до магазина, так ведь кричать начнет или еще какой световой фокус продемонстрирует. Ну что тут сделаешь? Остается только пытаться успокоить и склонить к сотрудничеству, но что за заноза в заднице. Придется что-то сейчас объяснять,  говорить, подбирать слова и стараться лишний раз не ругнуться - дама же все-таки. И судя по всему не слишком осведомленная о настоящем положении дел в собственной стране касательно рабства и орков. Можно было бы просто показать ей ошейник, да никак - старик строго настрого велел демонстрировать его лишь в крайних ситуациях. А вопросы девушки вдруг прекратились и напряжение от ожидания ответов на них повисло в воздухе.
- Ну, что я могу сказать... Раз уж меня ты понимаешь, значит и вправду говорю на языке вашем. - Хель неловко пожал плечами и попытался улыбнуться, надеясь разрядить обстановку. В какой-то из дедовых книг он прочел, что улыбка способна расположить к себе собеседника. Но вышло не очень, слишком хищно и зловеще. - Не знал уж, что мне здесь рады не будут, вот и зашел на экскурсию да заблудился. Спасибо, что сказала, что мне здесь не место. Значит, договорю с тобой и пойду домой.
Раб скрестил руки, выжидающе смотря на певицу, надеясь увидеть на ее лице хотя бы мелкую улыбку. Шутил орк очень редко, потому каждую свою попытку в юмор воспринимал чуть ли не как щедрый подарок окружающим. Поняв, что его чувством юмора не прониклись, дикарь отвел взгляд, кашлянул и уже более серьезным тоном продолжил разговор:
- Давай так. Говорю сразу. В мои планы не входит ни грабить тебя, ни убивать, ни насиловать, ни похищать, ни... Что там еще обычно ваши делают с молодыми и известными особами? Ничего из этого.  А помог я тебе потому что... -Хельберген указал на один из плакатов на здании жилого дома, на котором красовался портрет "Золотого голоса Солгарда". - Даже если ты не настоящая Арила Валлион, а доппельгангер или же безумная фанатка, с помощью магии принявшая чужой облик, все равно мне пригодилось бы твоя помощь. Видишь ли, мой...
Он резко осекся и замер, прислушиваясь. Надо бы торопиться, пока остальные бандиты не подоспели или пока жители домов окончательно не решили что-то предпринять с мешающим им спать шумом. И кстати, нужно бы осторожнее подбирать слова.
- Мой хороший друг попросил меня забрать у местного торговца посылку. Но человек, который мне нужен, по словам его сменщика отправился на какой-то ваш вшивый благотворительный концерт, где ты еще должна была выступать. Сменщик в курсе про нужную мне посылку, да только мерзкий свин мне ее не отдает. Артачится. Я бы ему, конечно, за такое поведение... - Хель внимательно глянул на Арилу и поспешил исправиться. Нельзя, чтобы девушка думала, что перед ним не спаситель попавших в неприятность дам, а тот, кто готов любую возникшую сложность решать лишь силой. -  Я бы ему в книгу жалоб много чего написал. Но он требование мне выдвинул. Сказал, что отдаст мне посылку, если приведу к нему саму Валлион. И вот ты тут. Ну не судьба ли?
Орк вновь внимательно оглядел девушку с ног да головы. Заметная, слишком заметная для этих улиц и для преследователей, которые все еще рыскают меж домов в поисках добычи. Светлая, белая, как дух печальной девы из местных легенд и баек.
- Мне нужно, чтобы ты помогла мне заполучить эту посылку. Магазин недалеко, просто быстро дойдем до него и все. От тебя требуется лишь показаться этому беззубому кроту на глаза и попросить его отдать мне то, что нужно. И все. Даю слово, что тебе не придется его как-то... - Хельберген замешкался, вспоминая и подбирая нужное слово. То и дело он бросал на Арилу умоляющие взгляды, словно это она похитила нужное слово и теперь держала его у себя в заточении. - Что-то делать еще, в общем.  Согласна? И кстати, тебе нужно что-то на себя накинуть. Тебя даже издалека легко заметить.
Однако что ей на себя накидывать-то? Запасного плаща под рукой нет. "Можно стянуть с одного из бандитов, лежащих сейчас на земле, да только благовоспитанная дама вряд ли захочет на себя надевать что-то пропитанное потом, кровью и грязью", крутилось в голове Хеля.

Отредактировано Хельберген (18.05.2021 01:34)

+2

8

Не смотря на ужас, какой Арила испытывала перед "чудовищем" из своих детских кошмаров, она ощутила укол стыда. Орк и в самом деле не выглядел агрессивным. Взгляд сам собой упал на два тела, лежащих без сознания у него за спиной.
«По отношению ко мне, во всяком случае,» — зубы стукнулись друг о друга и Валлион наконец попыталась унять дрожь во всем теле. Возможность просто поговорить отрезвляла, позволяя как-то присмотреться к незнакомцу. Привыкнуть. Хоть немного.
— Я не… я не это имела в виду! — поторопилась добавить Арила, заметив как орк скрестил руки на груди. Не хватало еще, чтобы он и правда развернулся и ушел, оставив ее в этом лабиринте грязных домов. Кто знает, что ждет за поворотом? Эти двое были не одни, но и без них найдется желающий выяснить что же такая девушка делает на улице в столь поздний час совершенно одна.
Собственно, орк перечислил все то, что ее ожидало в результате такой прогулки. Каждое его слово падало точно камень на ее голову. Пожалуй, об этом приключении Арила рассказывать не станет. Конрад ее живьем съест, узнав какой опасности себя подвергла младшая сестра, а заодно и орку достанется. К слову, об этом. Чем она могла бы его отблагодарить за свое спасение? Звонкой монетой? Мысль о том, чтобы подарить ему билет на концерт показалась до одури смешной и Арила невольно прыснула. Хотя, кто знает, вдруг его и такое интересует?
— Настоящая, — обиженно вставила девушка, принимая более устойчивое положение, до этого едва не соскользнув на землю. Платье и так на выброс, но не ходить же с грязной… не важно.
Разговор перешел в деловое русло и тут Арила ощутила себя куда увереннее. Чем дольше орк говорил, тем менее страшным ей представлялся. Если приглядеться, так и не было в нем ничего по настоящему жуткого. Не страшнее зверолюда с волчьей мордой. В коленках еще чувствовалась слабость, но это, возможно, от длительной погони. Она и в самом деле ощутила себя загнанным гончими кроликом. Охота никогда не входила в число ее любимых забав, разговоры о ней на приемах всегда вызывали у Арилы очень смешанные чувства, а теперь и подавно от нее не дождаться снисхождения в таких вопросах.
— В книгу жалоб, — взгляд опять соскользнул с зеленого лица на поверженных бандитов, — ага.
Просьба орка звучала на удивление просто. Помочь получить посылку у фаната, пропустившего концерт? О таком еще не просили. Хотелось бы верить, что тот человек не потребует слишком многого, судя по отзывам орка тот был не самым приятным типом.
— Что-то еще, — повторила следом за ним и задумалась. Не трудно представить себе варианты этого «чего-то еще». — Обещаешь? — спросила, склонив голову на бок и приподняв левую бровь.
Страх отступал, таял, как туман под лучами солнца. Находиться рядом с ним все еще было странно, дико, словно оказываешься нос к носу с животным, а между вами нет прутьев клетки. Она бы сказала, что никогда не видела орков, но теперь, немного задумавшись, вспомнила, что сталкиваться все же доводилось. Аристократы держали у себя не только диких животных, за экзотику считался и зеленокожий раб. Ужасное, на самом деле, зрелище, видеть как обходятся «великие» с теми, кого считают ниже себя. И как обходятся порой с ней самой, считая за подобную диковинку. Вот как те двое. И как сам орк, Арила заметила в его глазах что-то знакомое.
— Но у меня ничего нет, чтобы… прикрыться, — на фоне серых стен бедных кварталов белая как снег Валлион выделялась еще сильнее, чем обычно. Некоторые дети дразнили ее призраком, когда не видели взрослые и брата не было рядом. При нем-то молчали, ища повод сблизиться. — Только если ты не одолжишь мне свой плащ и не боишься испачкать его, — казалось, все в этом мире были выше ее.
После страха приходит облегчение, легкая эйфория, способная сделать человека слишком беспечным. Вот и она, осмелев, приблизилась к своему спасителю, рассматривая его во все глаза. Пялиться было неприлично, но что поделать? Кое как она еще удерживалась от того, чтобы потрогать его за край одежды и убедиться, что он настоящий.
— Как твое имя? — Арила и в самом деле дернула за рукав и тут же спрятала руки за спину. В моменты вроде этих ее всегда спасало доброжелательное отношение к другим. Хотелось как-то сгладить первое впечатление, вряд ли орк был в восторге от ее первой реакции.

+2

9

- Хельберген, сын Джернерана, почетного разводчика ездовых волков. - с гордостью произнес раб, красноречиво посмотрев на девушку в ответ на ее по-детски милый и легкомысленный жест. Ишь какая, как быстро осмелела. - Больше не трогай, а то я кусаться люблю.
Где-то в трех дворах от них послышался громкий свист. На него ответил еще один, уже ближе. Полуночные "свистуны" явно не торопились расходиться по домам. Мысль о похищении знаменитой аристократки и певицы настолько сильно захватила их грешные душонки, что раздумья и сомнения не могли остудить пыл. Ведь, если так подумать, девушка могла где-то затаиться, спрятаться, найти приют и защиту у кого-либо из жителей, либо же воспользоваться волшебным артефактом или магией, о которых их, похитителей, не предупредили информаторы. Но странная все же вещь - людская похоть. Какое же порочное горючее для подобного энтузиазма. Вот похитители и суетились, рыскали, осматривали каждый закоулок в азарте и панической надежде увидеть объект своих поисков. "Хорошо, по крайней мере эта певица уже более-менее доверилась мне и готова следовать. Значит, потраченное на этот неловкий диалог ценное время не прошло впустую и не было щедро брошено на чашу преимущества бандитов. Только вот, дьявол возьми, плащ. Да, нужно отдать его ей. Но так же не хочется", подумал Улл`Парский дикарь, тяжко вздохнув.
- Кхм, насчет этого. А никак нельзя... Не знаю... - поежившись, явно чувствуя неловкость, проговорил Хель.
Раб настолько за этот год привык к своему, уже успевшему потерять весь лоск и вид, плащу, точнее к тому ощущению маскировки и сокрытия, которое давала ему эта вещь, что уже чувствовал себя уязвимым и слишком заметным лишь от одной мысли о том, что нужно отдать его кому-то другому. Да, у него все еще есть шарф, достаточно широкий и длинный, чтобы можно было замотать еще и голову. Но дьявол, это совсем другое и никак не заменит привычных ощущени1тяжелой плотной ткани на плечах, капюшона, закрывающего лоб и, конечно же, потайных внутренних карманов с секретными заначками, многие из которых съестные.
- А может как-то так? Вместе пойдем? - смущенно посмотрев на Арилу, орк отодвинул край плаща, но очень быстро отбросил эту мысль. - Хорошо, только чур не потеряй.
Тихо ворча себе под нос на родном языке, Хель стянул с себя плащ и быстро передал его Валлион, бросив на ту почти ревнивый взгляд. Ему так долго пришлось упрашивать дедулю купить эту вещь в одном из магазинов, в который они заглянули пол года назад во время их совместных приключений, а теперь приходиться отдавать ее вот так просто кому-то. Убедившись, что Арила успешно разобралась, где в таком несоразмерно большом плаще верх, а где низ, Хельберген принялся пытаться прикрыть шарфом еще и голову. Закончив, он вновь обратился к девушке:
- Арила Валлион, я даю тебе слово, что все, что мне от тебя нужно - это твоя помощь, о которой я сказал ранее. Когда посылка будет у меня в руках, я помогу тебе добраться туда, где ты будешь в безопасности. Или же постараюсь доставить тебя к нужным людям. Я обещаю, что сделаю все возможное, чтобы ты не пострадала ни от рук своих похитителей, ни от того жалкого человечишки, к которому мы сейчас идем. Руки в честь нашего партнерства пожмем потом, а сейчас давай-ка поторопимся.
Толком не дождавшись ответа, он на миг замер, прислушиваясь к звукам ночного города, концентрируясь на раздающихся в нескольких местах перекрикиваниях и свисте. Им повезло, что преступники не владели ни артефактами, ни техникой, ни телепатией, что позволило бы им более грамотно и умно вести поиски, разделяя между собой общую локацию и сообщая друг другу о малейших зацепках и догадках. Если судить по шуму, бандиты ставили на собственную многочисленность и на предполагаемое паническое состояние жертвы, которая наверняка, согласно их плану, должна быть дезориентирована и не способна здраво соображать.  Видимо, потому они и не пытались передвигаться тихо - старались таким образом держать цель в напряженном и напуганном состоянии. "Спасибо за то количество шума, которое производите, идиоты", усмехнувшись, подумал орк и шустро направился в один из переулков.

Путь до нужного магазина был близким, но оттого, что шли осторожно  и не прямым, более очевидным путем, а петляли меж домов и улиц,  стараясь избегать ненужных встреч, их "прогулка" затянулась. Хель шел впереди, лишь изредка оборачиваясь, чтобы убедиться, что его невольная спутница все еще на месте и поспевает за его широкими шагами. Пока что им удавалось миновать бандитов и те возможные неприятности, которые тоже могли бы сделать эту не задавшуюся ночь еще хуже. Разве что разок наткнулись на какую-то странную, явно сошедшую с ума, старушку. Пожилая женщина неподвижно сидела под окнами жилого дома на маленьком детском табурете и безэмоционально смотрела на небо. Было неясно, что же она там высматривала, так как ни светлоликая луна, ни ее вечные спутники звезды не смогли явить смертным созданиям свое великолепие этой ночью. Небо было занесено темными тучами из промышленного дыма и смога, закоптивших его в течении прошедшего дня и не успевших развеяться в безветренную ночь. Орк спокойно прошел мимо старухи, лишь бросив на нее мимолетный изучающий взгляд. Маленькая, взъерошенная, с большой копной вьющихся седых волос, глаза большие, нос со ртом маленькие, вся отчего-то напоминает дряхлую домашнюю кошку. Старушка не удостоила дикаря даже взглядом, но как только мимо прошла Арила, то сразу переключила внимание на нее и нервно завозилась на своем табурете.
- Ты еще заплатишь за то, что сделала. Заплатишь. Скоро поймешь, насколько страшную ошибку совершила.- зашипела женщина вслед Валлион, затем резко вскочила с табурета и, шустро юркнув за угол дома, скрылась из виду. Детский табурет так и остался одиноко стоять у стены.
- Пошли-ка побыстрее. Осталось совсем ничего, буквально пару улочек пересечь. - тихо сказал Хельберген, внимательно наблюдая за реакцией девушки.

Отредактировано Хельберген (18.05.2021 02:09)

+3

10

Тихо ойкнув, Арила поджала губы и сделала пол шага назад, поглядывая на орка с некоторым осуждением. Шутит так? Хотелось верить, что пальчики человеческих женщин у них не считаются за десерт. Только задумавшись об этом, в мыслях прицепилась другая ассоциация про печенье с говорящим названием. Похоже пальчики любили не только орки.
В повисшей тишине вдруг отчетливо стал слышен свист, затем ответный. Явное свидетельство, что преследователи не бросили затею с ее поимкой. Самое время подумать о том, как такое вообще приключилось. Да, Арила была в этот раз преступно беспечна, но куда смотрела охрана? Пара приставленных к ней мужчин? Их бездействие не оправдать легкомысленностью Арилы. Похоже с выступлениями в подобных заведениях стоит на какое-то время завязать. Или брать с собой Конрада, вот уж кто не дал бы и шанса случиться чему-то подобному. Один его вид, должно быть, способен отпугнуть бандитов.
— Нельзя? — светлые брови удивленно поднялись. Орк выглядел… смущенным? Расставаться с плащом он явно не собирался и Арила вряд ли была в праве требовать от него этого. Хотя будет немного проблематично, учитывая насколько выделяется ее одежда из светлой струящейся ткани, заметной и в большей темноте.
Он помялся немного, видно прикидывая варианты, а потом поднял полу плаща и теперь настала очередь Арилы смущаться.
— Ну-у… — протянула она неуверенно, пытаясь представить как это будет выглядеть. Для подобных трюков плащ должен быть размером с небольшую палатку, иначе не только бессмысленно, но и неудобно для обеих сторон. Возможно Хельберген подумал о том, потому что тут же переменил свое решение.
— Тогда получше за мной присматривай, — хмыкнула Арила. Потерять плащ она может только вместе с собой.
Принимая плащ из его рук, Валлион слышала тихую речь, разобрать которую никак не удавалось. Пока она разворачивала ткань и набрасывала на свои плечи, успела заметить каким взглядом отмечал ее действия Хельберген. Похоже ему не нравилась даже сама мысль о расставании с плащом. К слову о нем – на вид казался легче, чем ощущался на ней. Может из-за того, что Арила намного меньше? Или из-за того, что она нащупала с внутренней стороны плаща, когда попыталась приподнять его так, чтобы он не волочился по земле. Любопытно, но вряд ли стоило потрошить внутренние карманы на глазах у владельца только ради удовлетворения своего интереса.
Хельберген тоже не остался без дела. Намотал на голову длинный шарф, скрывая зеленый цвет лица, и теперь явно ждал, когда она закончит возиться с плащом не по размеру.
— Как официально, — выдохнула Арила, дослушав длинную речь орка. Не всякий человек выражался подобным образом, от него и подавно не ожидаешь услышать нечто подобное. Времени поговорить об этом уже не оставалось. Хельберген прислушался, а затем двинулся по улочке в нужном направлении. Арила, придерживая плащ, старалась не отставать от него, что оказалось не так просто. Он торопился, да и шаг шире, часто сворачивал и петлял между домов, так что Валлион потеряла всяки ориентир, не успевая одновременно смотреть себе под ноги и следить за дорогой.
Несколько раз Арила слышала свист совсем рядом и тогда Хель сворачивал, уводя их в сторону и избегая нежелательных встреч. Пустые грязные и тесные улочки навевали уныние, они сильно отличались от «верхнего» города, где улицы освещены фонарями, а на центральных площадях даже ночью можно встретить прогуливающиеся парочки. Стражи там не в пример больше, хотя Арила не представляла, как можно патрулировать такие районы, как этот. Никакой стражи не хватит, чтобы охватить весь район.
По пути им не встречалось людей, кроме старушенции, сидевшей на низком стульчике под окном такого же невзрачного домишки, как и все прочие. Арила бы не обратила на нее внимания, настолько та вписывалась в окружение, если бы та сама не заговорила. Услышав за спиной злое шипение, Валлион вздрогнула и испуганно обернулась, ожидая увидеть змею. Старуха ткнула пальцем в ее сторону, тараща безумные выцветшие глаза, и прошипела нечто, заставившее девушку пораженно застыть на месте. В горле мгновенно пересохло от охватившего Арилу волнения. Эта безумная что-то знала? Или то была заготовленная речь уличной сумасшедшей, от которой каждому достается по нелестному слову?
Хотя Хельбергену та ничего не сказала, даже не смотрела.
Ненормальная уже скрылась в щели меж двух тесно стоявших домов, а Арила так и осталась стоять, пораженная и обеспокоенная.
— Что? — обернулась, тревожно всматриваясь в Хельбергена. — А, да-да, конечно, пойдем скорее.
Поспешили дальше. Арила, сбросив с себя наваждение, но не тревогу, стала внимательнее смотреть по сторонам. Свист остался у них за спиной, что вселяло надежду на благополучный исход. Казалось, что теперь все позади, когда Арила заметила что-то, испугавшее ее. Она не знала, видел ли это Хельберген и что именно она увидела, но дожидаться личной встречи не стала. Схватила орка за руку, утягивая в пространство между домов. Сердце бешено колотилось, все еще не успокоившись после встречи со старухой. Ее слова разбередили беспокойство в душе и было отчего.
— Ты видел это? — спросила тихо, напряженно всматриваясь в потревожившее ее пятно света. Через пару ударов сердца там, куда они должны были выйти, если бы продолжили идти той же дорогой, что-то зашевелилось и зашумело. Опасливо озираясь по сторонам, вышли двое, оба долговязые и тощие. Они осмотрелись и Арила шагнула еще дальше и отвернулась, пытаясь полностью слиться с тенями, затем раздался свист. Негромкий, похожий на трель какой-то пичуги, им ответил почти такой же и оба двинулись дальше, туда, откуда пришли Арила и Хельберген.
Осознание, что эти двое не просто случайные прохожие, заставило похолодеть. Скорее бы выбраться отсюда и забыть об этом как о страшном сне.
— Мы можем проскочить? — она и сама не заметила, как старалась держаться ближе к Хелю, сжала его руки в ладонях, передавая легкую нервную дрожь. — Прости, я сейчас… сейчас успокоюсь.

+1

11

Хель ответил не сразу. Просто замер, прислушиваясь и недоуменно поглядывая в ту сторону, где уже скрылись похитители.  Дьявол, вот же напасть совсем рядом прошла, напомнив о своем существовании и предупреждающе пошатнув уверенность в том, что все идет гладко и по плану. И ведь надо же такому произойти - не Улл`Парский воин сейчас уберег человеческую девушку от встречи с бандитами, а она их обоих. Люди никогда не перестают удивлять, воистину. Да хоть прямо сейчас. Стоит Валлион, дрожит, словно от сквозняка. Держится близко, будто бы совсем позабыла все истории и байки про дикую зеленокожую расу людоедов, которыми в детстве ей нянька память с ненужной щедростью наполнила. Орк настороженно посмотрел на тонкие девичьи пальцы, мягко сжимающие его руки. "Изменений в себе вроде как не чувствую, да и от ее рук никакого свечения не исходит. Но надо бы быть настороже. Мало ли какие еще магические трюки в рукаве держит помимо того ослепляющего фейверка", мелькнуло в голове раба вместе с воспоминаниями о дедовых уроках и предостережениях, которые старый маг со странным подобием заботы вдалбливал своему "внуку" в голову для более безопасных странствий. Хотя, если получше подумать своей орочьей головой да рассудить, то уж вряд ли девчушка, даже если бы и владела магией очарования, решила бы применить ее именно сейчас и подобным образом. Какая ей от это польза, если он и так, пусть и временно, но на ее стороне? Да и ощущения и от мелодичного голоса и от едва теплых чужих пальцев на своей коже никаких сторонних и чуждых ощущений не приносят. "Я не предвзят, я просто осторожен", оправдываясь, подумал орк и почувствовал легкий и редкий для своего характера укол стыда, который, впрочем, прошел быстрее, чем он успел его осознать.
- Все хорошо. - тихо проговорил Хельберген, отчего-то веря словам Арилы.  Что-то подсказывало ему, что девушка и вправду найдет в себе силы, чтобы скоро успокоиться.
Поэтому раб смиренно ждал, пока ее дрожь сходила на нет. И лишь потом, весьма запоздало, отчего его неумелая попытка подбодрить Валлион показалась еще более неловкой, орк произнес:
- Ты неплохо держишься для человеческой женщины, которая ни разу не была в бою. - Хель решил добавить убедительности своему сомнительному комплименту и осторожно, как ребенка, потрепал Арилу по голове. - В одном из внутренних карманов были шоколадные конфеты, кажется. Где-то с левой стороны.  Угостись, если хочется. Главное в карманы остальные не лезь, там у меня всякое, не особо съедобное.
Затем Улл`Парский воин вновь вышел на мощенную дорогу, по которой они шли ранее и, хорошенько осмотревшись и убедившись, что больше нежелательных личностей в их сторону не направляется, сделал знак Ариле следовать за ним. Чертов магазин с чертовым продавцом уже так близко и судьбе лучше бы не подкидывать в их сторону еще больше тормозящих неприятностей!

- Дошли! - несдержанно громко воскликнул орк, когда они наконец-то добрались до места назначения.
Магазинчик, будь он неладен и чтоб на него в скором времени голой задницей рухнул великан, стоял себе спокойно на своем месте. Для этого двухэтажного здания эта ночь ничем не отличалась от остальных. Ведь главное - что не снесли и не подожгли, а остальное - не важно. Это на их головы сегодня выпали нежданные и негаданные приключения. Из окон магазинчика исходил мягкий теплый свет и отчего-то по спине и рукам приятно пробежала волна мурашек. Хельберген ускорил шаг и вмиг очутился рядом с входной дверью, крепко схватившись за ручку. Посмотрев на Арилу, он, не сдержавшись, слегка улыбнулся.
- Ну что же, вот мы и пришли. Помнишь, что тебе нужно сделать, верно? Помочь мне заполучить мою посылку. И тогда считай, что добрая половина нашей невольного ночного похождения будет закончена. А там уж доставим тебя в по-настоящему безопасное место и забудем этот неудачный инцендент, словно плохой розыгрыш от наших богов.
Раб распахнул дверь, но вместо того чтобы шустро зайти внутрь замер и, вновь улыбнувшись из-за резко улучшившегося настроения, жестом и чуть поклонившись, дал девушке понять, что пропускает ее вперед.

+1

12

«Все хорошо,» — Арила прикрыла глаза, стараясь абстрагироваться, как часто делала это на сцене или в особенно сложные моменты. Глубоко вдохнуть, а затем выдохнуть, прогоняя из тела дрожь, а из разума лишние мысли. Нет, разумеется, это не поможет полностью избавиться от страха, но облегчит задачу. Для них обоих.
— Спасибо, — Валлион сдержанно улыбнулась и наконец отпустила широкую теплую ладонь. С некоторым удивлением посмотрела на свои руки, пытаясь спрятать этот жест. Каких только глупостей ей не говорила нянька… Арила тайком взглянула на орка, пытаясь понять что чувствует сейчас. Говорят, любопытство сгубило кошку – ей не стоит забывать, что все эти пугающие истории «на ночь» не на пустом месте появились.
Впрочем, конкретно этот орк вызывал больше удивления, чем страха. В данный момент, пока лицо его выглядело мирным, цели и намерения их совпадали, а во внутренних карманах лежали конфеты.
На этот раз Валлион взглянула на орка с неподдельным изумлением, после чего постаралась спрятать лезущую наружу улыбку, пока поправляла капюшон, едва не сдернутый его рукой.
— Конфеты, значит, — протянула девушка и на миг задумалась, но Хельберген уже шел дальше и Ариле пришлось поспешить за ним.
Обкрадывать орка она не решилась, даже получив разрешение. Она помнила, как тот смущался и с трудом решился пойти на то, чтобы отдать ей плащ. Очень неожиданными оказались эти открытия.
Шли недолго, свернули еще раз-другой, но Арила все время оглядывалась и прислушивалась, опасаясь пропустить что-то, что может стоить ей если не жизни, то свободы. К счастью, дальше не случилось ничего, что могло бы помешать достигнуть цели.
Хельберген остановился возле одной из дверей, несдержанно радуясь этому факту. Магазинчик выглядел… с точки зрения Арилы выглядел он не слишком презентабельно, но что она знала о таких местах в принципе? Так далеко в своем знакомстве с жизнью и бытом людей рангом ниже она никогда не заходила. Интересно, что сказал бы Конрад, увидь он сестру в таком месте.
«И так известно, что именно,» — в голове сразу возникли нужные слова, да еще и произнесенные его холодным жестким голосом. Стоит дважды, а то и трижды подумать, прежде чем рассказывать брату о подобных «приключениях». Как бы не сжег он этот магазинчик к такой то матери.
Хотя, если все пойдет под откос…
— Постараюсь все не испортить, — Арила поджала губы в неровной улыбке и выгнула брови. Ужасно хотелось вернуться домой, в безопасность и обдумать все случившееся сегодня. Все это время, с начала претишья, она была уверена, что проблема решена и ей ничто не грозит, но сегодняшняя ночь доказала обратное. Была между этими событиями какая-либо связь?
Хорошо бы нет.
Хельберген открыл перед ней дверь, выпуская наружу теплый свет, по которому Арила уже успела соскучиться, и поклонился, жестом приглашая войти первой. Хмыкнув, она присела в шутливом реверансе и переступила порог.
— Опять ты?! — раздался окрик из глубины магазина, заставивший Арилу вздрогнуть. Поморщившись, она обернулась, разглядывая говорившего, но не открывая своего лица.
Выглядел тот не важно – толстый, похожий на оплывшую церковную свечу, утратившую свою твердость. Его щеки при каждом движении дрожали точно небритое желе. Толстый, неопрятный, с сальными зализанными на лысину волосами. Он нисколько не располагал к себе ни внешним видом, ни манерами – злобно сверкал маленькими заплывшими глазками, сверля взглядом то ее, то Хеля.
— Я говорил тебе не возвращаться, я с твоим стариком дел не имею, проваливай, — махнул рукой продавец и уперся в прилавок, так что тот жалобно скрипнул. — И это с собой забери, если вы вместе.
Замахал было руками и на Арилу, но опомнился, еще раз окинул взглядом обоих. Валлион тем временем прошлась вдоль стеллажей, рассматривая содержимое полок. Она и представить пока не могла с чего лучше начать, но лучше не затягивать.
На полках ничего интересного для нее не нашлось, все выглядело каким-то… странным. Нашлась даже банка толстого стекла, за которым в мутной желто-зеленой жидкости плавало нечто пучеглазое, похожее на двухголовую крысу. Что это было за место? Насколько честным был этот делец? Думается, не слишком. В его закромах поди сыщется и что-то нелегальное, достойное внимания ордена или других знающих людей.
— «Это» думает, что здесь есть вещь, которая тебе не принадлежит, — Арила постучала пальцем по банке и скривила губы. Гадость.
Ее голос в таком месте звучал неуместно, сравнимо с тем, как если бы чистые родниковые воды начали бить в свинарнике.
Обернулась, сбрасывая с головы капюшон, хотя предпочла бы остаться неузнанной, и сразу заметила, как забегали глазки мужика – липким взглядом жадно «облапал» знакомое по плакатам лицо, белые волосы и будто бы попытался проникнуть под тяжелый плащ.
— Хель? — Арила чуть склонила голову на бок, заглядывая орку в глаза. При свете тот казался еще более чужим и если бы не улыбка, какую она видела меньше минуты назад, то и лицо казалось бы… другим, быть может пугающим – клыки и шрамы, надо отдать должное, производили впечатление.

Отредактировано Арила Валлион (14.06.2021 02:16)

+1

13

А Хель тем временем стоял и едва сдерживал ехидную ухмылку и еще в пути приготовленное вооружение из колких слов и замечаний. С самой первой минуты он наблюдал за выражением лица торговца и с наслаждением смотрел и запоминал каждую деталь метаморфозы выражения чужого лица. И все же... Как это все странно и необъяснимо. Что этот жалкий человечек не побоялся гнева выходца из Улл`Парсы, но при появлении хрупкой девушки весь затрясся, раскраснелся и потерял дар речи. Хельберген никогда не испытывал того, что сейчас чувствовал торговец, впервые в жизни увидевший так близко причину своих многочисленных бессонных ночей и тоски, сводящей немолодое сердце. Хотя нет, было нечто подобное в жизни неромантичного орочьего война - когда ему доводилось своими глазами лицезреть своего великого вождя воплоти. Только пульс его становился быстрым не от примитивной влюбленности, а фанатичной преданности, а покой не приходил по ночам не от поселившихся в голове порочных фантазий, а от энтузиазма крушить вражеские черепа и служить на благо своего клана. Но молодой орк никогда не позволял себе стоять вот так, с глупым видом и открытым от удивления ртом. 
- Полегче с ним, госпожа Валлион, а то беднягу сейчас сердечный удар схватит. - все-таки не сдержался и выпалил Хельберген.
Торговец тем временем понемногу оживал и даже смог найти в себе силы наконец-то закрыть рот. Колкость раба прошла мимо его ушей и не удивительно - все его внимание было сконцентрировано на Ариле. Казалось, что влюбленный бедняга может различить каждый глухой удар ее сердца и шорох неподходящего под ее красу облачения.  Прошло множество утомительных мгновений, жадно забравших их минуты жизни, прежде чем лысик наконец освободился из оков шока и смог заговорить.
- В-Вы правы, госпожа... У меня и вправду здесь... Здесь... - мужчина театрально похлопал себя по груди. - Есть кое-что, что мне не принадлежит. Мое... Сердце...
Продавец перешел на настолько неясный и нервный шепот, что Хель его едва услышал. Хотя, сказать по правде, лучше бы и не слышал.
- Мое сердце... Ваше, госпожа Валлион...
Тут орк не сдержался и скривился, как ребенок, перед которым только что страстно поцеловались взрослые. Черт возьми, и этот баклан, который вот-вот превратится в лужу розовых соплей, так просто отказал ему отдавать посылку да еще хамств накидал в дорогу бонусом?
- Отдай мне то, что нужно и может быть она позволит тебе целовать песок, по которому ходила. - важно вскинув голову и скрестив руки, проговорил Хель с лицом то ли менеджера звезды, то ли ее вышибалы. Но вновь его слова были проигнорированы, пролетев мимо ушей адресата.
- Секундочку, секундочку, никуда не уходите! Прошу, стойте на месте, я сейчас. Я быстро! - засуетившись и потешно замахав руками, продавец вскочил со стула и ринулся в дверь позади себя с надписью "служебное помещение".
Они остались одни. Тепло, достаточная освещенность и четыре прочные стены сглаживали волнение и напряжение ночных невеселых "пряток" от похитителей. Как стало тихо. Конечно, до тех пор, пока посылка не окажется в руках раба, а аристократка не вернется под более тщательную и безопасную опеку, их невольное приключение вынуждено будет продолжаться, но как же приятно понимать, что большая и самая трудная часть пути остается позади и уже начинает покрываться пылью. Скоро, очень скоро каждый из них получит желаемое, отправится домой и едва только их головы коснутся подушек, а тело расслабленно вытянется на кровати, как воспоминания о произошедшем подернутся тонкой дымкой и сомнением, что все это происходило на самом деле. Возможно, эту нависшую тишину следовало бы нарушить, сказать что-то, хоть что-нибудь. Бросить одинокую мысль, шутку или же, например, подметить, как неожиданно и странно холодком отдавал голос девушки, когда та обратилась к торговцу. Но замкнутость и молчаливость решили дать о себе вспомнить и не позволили даже попытаться начать хоть какой-либо разговор. Орк лишь привалился боком к стене и принялся буравить взглядом дверь, из которой уже должен бы показаться торгаш. "Даю ему пару минут и, дьявол побери, иду за ним сам", подумал Хель и уж было представил, как лихо перемахивает через прилавок и эффектно выбивает ногой дверь, попутно заехав ею по лицу осточертевшего лысика, как тот поспешил появиться вновь, да не с пустыми руками.
- Госпожа, прошу вас! - воскликнул человек, шустро заставляя прилавок различными вещами и яствами.  - Что Луна послала честному торговцу, то вам, прекрасная, предоставляю! Вы выглядите такой утомленной. Сейчас принесу для вас стул. Пока берите все, что вам понравится. Для меня честь принимать такую гостью, поэтому все то, что послала мне добрая Луна, готов бросить к вашим ногам.
А Луна накануне послала этому торговцу отличную бутыль вина со специями, копченую сельдь с лучком, отменный батон свежего хлеба, котлеты из куриного мяса, ворох дорогой бархатной ткани да шкатулку, что не могла закрыться до конца из-за обилия жемчужных нитей и колец внутри. Резво и гостеприимно преподнеся Ариле старый табурет с таким видом, будто бы это королевский трон, мужчина захлопотал, как настоящий хозяин.
- Если миледи желает, то я принесу еще хорошего сыру! - вот теперь он принял вид не хозяина, а услужливого официанта. Интересно, когда этот  человечишка решится наконец попросить автограф?
- Миледи желает, чтобы ты отдал уже мою сраную вещь. - не сдержавшись, рявкнул Хельберген и, грозно оскалившись, принялся медленно подходить к торговцу. Орку уже невыносимо хотелось домой. Отдать деду посылку, поужинать, попить наградного пива и лечь спать. Ему было не интересно смотреть на эти суетные обряды ухаживания. Толстяк же того и гляди начнет камешки с ветками собирать да гнездо строить.
Человек  же вздрогнул, замер и уставился на раба таким взглядом, словно тот только что появился прямо из воздуха. После чего сначала медленно посмотрел на Валлион, затем на Хеля и, как-то странно улыбнувшись, выдал:
- Разумеется.
Попутно бросая на раба презрительные взгляды, явно намекающие на то, что он здесь третий лишний и со своими посылками никому не всрался, торговец покопался под прилавком и вытащил ту самую нужную коробочку, что была не больше шкатулки для дамских колец. И затем он, все еще смотря орку в глаза, обратился к Валлион.
- Госпожа, позвольте мне показать вам то, что так хочет заполучить для своего хозяина эта ручная обезьяна. - уголок рта мужчины дернулся и он медленно направился к Ариле, постепенно приоткрывая крышку коробки и с некой гордостью демонстрируя содержимое.
На дне шкатулки покоился маленькая склянка, внутри которой бледным теплым светом переливалась неизвестная жидкость.
- Это настой для вещий видений и предостережений, госпожа Валлион. По плану, если попробовать на язык хотя бы каплю этого настоя, то вам придет ведение того, какая страшная опасность грозит вам в ближайшем будущем. Вот, посмотрите-ка поближе. - торговец наклонился к Ариле и зашептал той на ухо. - Я не знаю, почему этот дикарь пришел вместе с вами, но чувствую что добровольно вы бы не стали связываться с орком. И если вам нужна помощь, просто произнесите слово "Скоро рассвет".  Я смогу с ним справиться до того, как он успеет хоть что-то понять и предпринять, обещаю. Я клянусь, что не допущу, чтобы с вами что-то случилось.

+1

14

Ожидания отличались от реальности настолько сильно, что Арила вряд ли успела скрыть вызванное этим удивление. Место и тон торговца намекали на вероятные проблемы, но уж точно не это. Толстяк поменялся в лице, побледнел, а затем покрылся красными пятнами. Видно, как тот хотел сказать что-то, но то ли был не в силах сделать это, то ли не мог подобрать подходящих случаю слов. Слова Хельбергена отразили пришедшую на ум Ариле мысль – торговца сейчас удар хватит. Немного не так она представляла себе ситуацию, когда за встречу с ней некоторые обещали расстаться с самым ценным, что у них есть. «Жизнь отдал бы за встречу с Вами!» — так ее однажды приветствовал человек и в самом деле едва не отправившийся на тот свет. Нелепая случайность или предостережение? О, рядом с ней, заключившей сделку непонятно с какими силами, лучше подобными словами не разбрасываться.
— Вы в… — но не успела она поинтересоваться в порядке ли толстяк, как тот заговорил и желания узнать о его самочувствии резко поубавилось. Похоже подходящие слова наконец нашлись, вынуждая Арилу покраснеть, однако не от смущения, а от стыда. Орк, открывший рот следом, только подлил масла в огонь и щеки Валлион вспыхнули алым цветом. «Что ты несешь?!» — хотелось кинуться к нему и, схватив за ворот, потрясти, однако куда ей. Хорошо, если вообще дотянется до шеи орка, ростом не уступающим ее брату.
Арила уже представила, каким будет диалог этих двоих, продолжи они в том же духе, однако же толстяк, казалось, и не заметил орка, точно того и не было в лавке. Засуетился, замахал руками и неожиданно проворно ринулся к скрытой за его спиной двери.
Толстяк исчез и в магазине воцарилась тишина. Орк молчал, недовольно буравя взглядом дверь, из-за которой не доносилось ни звука, что показалось Ариле странным. Валлион же хотелось сквозь землю провалиться и оказаться где-нибудь далеко-далеко отсюда, чтобы не пришлось в очередной раз выслушивать приторные комплименты, какие она слышала слишком часто даже за минувший вечер. У рядового зрителя один ее вид порой вызывал странный и несколько пугающий интерес и не только из-за статуса одной из самый узнаваемых личностей Солгарда, но и из-за своего альбинизма. Ее рассматривали, кто открыто, а кто тайком, заглядывали в глаза, взглядами ощупывали белую едва ли не прозрачную кожу и длинные волосы. Не раз чуткий слух Арилы улавливал тихие разговоры, за которыми слышалось щелканье ножниц. Эти люди растащили бы ее на сувениры, будь у них такая возможность.
Ужасно.
Толстяк, заведующий этим магазином, напоминал Ариле именно таких не всегда безобидных фанатов.
И вместе с тем казался чуть более странным. Как это место. Валлион осматривалась, пытаясь представить рядового клиента. Здесь было так много всего, чем дольше присматриваешься, тем больше видишь. Барахолка, сказала бы Арила. В кучах бесполезного и ненужного хлама можно сыскать что-то действительно ценное, от чего старательно отводят взгляд.
Шли минуты, тянулись медленно, нагнетая повисшую между ними тишину.
— Хель… — и в этот раз она не успела договорить, дверь за прилавком наконец распахнулась, впуская в торговый зал шум и новые запахи, от которых в желудке тяжело завертелся голод. Как давно она ела? Долгая погоня выпила порядком сил и организм требовал восстановить их. Аромат свежего хлеба заполнил помещение и Арила поспешила сглотнуть слюну. Взгляд на вино заставил подумать о сыре и фруктах к нему, отчего во рту появился знакомый привкус, будто она уже положила на язык солоноватый мягкий ломтик с голубой плесенью.
И точно угадав эти мысли, толстяк озвучил вслух готовность принести кусочек сыра.
— Нет, не нужно, — согласие означало, что все это затянется еще надолго, а Валлион хотелось уже вернуться к себе домой и спрятаться от ужасов минувшей ночи под теплым одеялом.
Толстяк же, казалось, будто и не услышал ее слов. Поставил табурет, засуетился, предлагая то одно, то другое, шурша и звеня украшениями в выставленной шкатулке, точно паук, стягивающий вокруг мухи шелковую ловушку.
Недовольный окрик Хельбергена будто привел мужчину в чувства. Арила была благодарна за вмешательство, будто развеявшее все более и более сгущавшуюся душную атмосферу.
От прилавка торговец вернулся с крохотной коробочкой, казавшейся еще меньше в крупных руках с толстыми пальцами-сардельками. Глядя на орка, тот сдвинул с коробочки крышку, открывая взглядам маленький светящийся пузырек наполненный чем-то напоминающим жидкий жемчуг.
Между тем, демонстрируя содержимое шкатулки, толстяк оказался к Ариле настолько близко, что она ощутила исходящее от тучного тела тепло и услышала шепот. Действительно, их временный союз вызывал много вопросов о том, как эти двое оказались вместе. И не знай Арила всей ситуации, то и сама бы решила, что тут что-то нечисто и могла понять беспокойство этого человека, однако… от последних слов толстяка по спине пробежал холодок, будто за шиворот бросили кусочек льда. Теперь уже было не до потехи над суетящимся поклонником.
Куда или, скорее, к кому орк привел ее? Стоило ли верить первому впечатлению о нем, как о человеке грузном и неловком? Похоже, что она сама попалась в ту же ловушку, в какую попадали все те, кто встречался с Арилой впервые. Он так уверенно говорил о том, что может справиться с орком быстрее, чем тот сможет предпринять хоть что-нибудь…
Арила повернулась, встретившись взглядом с торговцем, и вежливо улыбнулась:
— Все в порядке, не беспокойтесь, — коснулась пухлой ладони и обернулась к Хельбергену. — Это то, что ты хотел получить? — Арила поднялась с табуретки и сделала шаг в сторону орка. Отчего-то вспомнился сон, пришедший после полного истощения магических сил, и реальность показалась зыбкой, а пол под ногами неустойчивым. Всего на миг, но это чувство ей не понравилось. Возможно, так сказывалась усталость и стоило поспешить, чтобы закончить эту ночь в своей постели, в безопасности. Впереди еще много дел, долгая дорога в Рон-дю-Буш на празднование длинной ночи, где ей предстояло выступить перед публикой.
— Позволите? — она протянула руку, чтобы взять шкатулку. Все закончится прямо сейчас? Арила еще раз встретилась глазами с толстяком и улыбнулась, немного устало, но тем не менее искренне. В конце-концов, зря она позволила себе дурные мысли, пока этот человек не сделал ничего плохого.

+1

15

Торговец с легким сомнением взглянул на Арилу, но ничто ни в ее улыбке, ни в словах, ни жесте не дали ему подсказку о том, что что-то здесь не чисто и певица нуждается в его помощи. Молча кивнув, мужчина вверил ей шкатулку и опустил руки на прилавок.
- Отлично. - на родном языке проговорил орк, подходя ближе к девушке и забирая из ее тонких пальцев желанную вещь.
Он не мог не захотеть подробнее осмотреть то, ради чего проделал столь нелегкий путь и испытал такое количество неудобств. Неужели в таком маленьком неказистом пузырьке может содержаться что-то, что могло заинтересовать такого ворчливого скрягу, как Карачи? Для чего ему этот... Как там его назвал бородач? Настой для видений? Разве в обширной коллекции Качи нет артефактов, способных показывать будущее и предостерегать от опасностей? Ради чего было столько суеты и суматохи, из-за чего старик еще вчерашним утром велел своему названному внуку поторапливаться и поскорее забрать посылку, оставленную под надзор одного из многочисленных друзей старого хитреца? Интересно, сколько еще должно пройти времени его невольного и несправедливого служения, иронично прикрытого такими словами, как "обучение" и "опека с отработкой", прежде чем дедуля начнет предоставлять ему хоть какие-либо крупицы информации, связанными с на первый взгляд нелогичными поручениями. Еще год? Два? А может, до последнего дня, пока сердечный ритм не оборвется, жизнь так и будет такой же, с впивающимся в горло ошейником и незримым поводком, контролируемым чужой рукой? Раб моментально захлопнул шкатулку, словно именно ее содержимое нашептывало в его голову мысли, от которых становилось не по себе, а взгляд - уставшим и печальным. Крепко сжав в руке шкатулку, Хель понял, что настало время выполнить ту часть соглашения, к которой он совсем не успел подготовиться.
- Значит, пора отправлять тебя домой. - уже на общем проговорил орк и задумчиво почесал затылок. - Подожди-ка секунду...
Перебирая в голове возможные варианты и идеи, зеленокожий нет-нет, да корил себя мыслью, что если бы в самом начале вместо дипломатии применил угрозу и принуждение, то возможно и не оказался бы в таком щекотливом положении. Право же, пока до рассвета далеко и солнце еще не скоро разгонит и ночные тени и все те угрозы, что в них притаились. Конечно, он мог поступить бесчестнее и в то же время проще - оставить Валлион под присмотром торговца и уйти. Вряд ли девушка смогла бы как-то помешать ему бросить ее здесь. Хотя неплохое, казалось бы, место для того, чтобы переждать ночь. Тут и тепло, и крыша над головой. Еще и кормят, как почетную гостью, грех жаловаться. Но старик Качи в свое время хорошенько вбил в его дикарскую голову, что пока тот находится на чужих землях и надеется дожить до совершеннолетия, то следует заводить именно союзников, а не давать лишний раз повод кому-то точить на тебя зуб. Ведь именно он решил поообещать Ариле доставить ее в безопасное место, а не оставлять на попечение докучливого фаната. За язык, как говорится, никто не тянул.
- Ешь пока, а я скоро вернусь. - лихо перемахнув через прилавок, орк направился к служебному помещению, попутно крепко ухватив торговца за воротник и потащив за собой. - Иди-ка сюда, побазарим. Да не трясись так, мстить сам знаешь за что не буду.
Судя по тому, как быстро побледнело лицо мужчины и как печально, словно в последний раз перед смертью, он бросил взгляд на Арилу, словам дикаря он не верил ни единой капли.

- Чего тебе? - едва только Хельберген захлопнул за собой дверь, мужчина вывернулся из его захвата и шустро оказался в дальнем углу.
- Успокойся. Я тебе ничего не сделаю, сказал же. - раздраженно процедил сквозь зубы орк, мельком осмотрев комнату.
Она была довольно уютной, словно маленькая гостиная, если не считать, конечно, что две из четырех стен были заставлены высокой грудой крупных ящиков, мешков и контейнеров. Зато все остальное так и подмывало со спокойной душой оставить Валлион именно тут. Небольшой чистый стол с приставленными к нему двумя стульями, простые, без излишеств, но вполне комфортные на вид. Имелся даже небольшой диван, на котором, как догадался раб, могли перевести дух работники этого магазина в перерыв. "Девчонка могла бы тут и провести ночь", подумал он, отчего план со спихиванием, то есть вверении певицы в чужие руки заработал себе еще пару баллов. В воздухе стоял ненавязчивый легкий запах табака, пыли и чего-то растительного, но не настолько, чтобы хотелось дышать через платок и безостановочно кашлять.
- Не поможешь девицу домой вернуть? - выпалил Хель и сам себе же удивился. Стоп, так ведь внутренние весы решений уже отчетливо показывали, что белокурую девчонку следует оставить здесь, до рассвета. Тогда что же он несет?
- Домой? А в чем дело? - воин видел, что взгляд торговца все еще пропитан недоверием к нему, но ведь речь шла о самой Ариле Валлион, его объекте воздыханий, его музе и неразделенной любви на всю жизнь.
Помедлив несколько секунд, чтобы быстро прикинуть в голове, что ответить, Хель рассказал торговцу полуправдивую историю о том, каким образом судьба этой ночью свела талантливую аристократку и раба-дикаря из Улл`Парсы.

К концу рассказа они заняли единственные стулья. С натугой переступая через свою нелюбовь к беседам, Хель поведал мужчине в то же время краткую, но и содержащую всю необходимую информацию, историю, часть которой пришлось старательно выдумывать на ходу. Дескать, решила эта молодая девица после концерта добраться до местного бара, чтобы и с простыми людьми побыть да пообщаться, разумеется не заливая себе за воротник ничего кроме воды из родника и элитного яблочного сока, ведь она порядочная благовоспитанная леди. И, разумеется, к ней была приставлена охрана, да только что-то видимо случилось, о чем Арила так ему и не поведала, и вот беззащитная несчастная девушка оказалась совсем одна на незнакомых темных улицах, что в ночной мгле похожи на лабиринт. Не удивительно, что, блуждая в потемках, она набрела на сомнительных личностей. На множество сомнительных личностей, включая в последствии и его самого. Расщедрившись не смотря на предвзятость и так и не выплеснутую агрессию за саботирование его миссии, данной дедом, орк поведал бородачу и об их соглашении, из-за которого они сейчас и оказались здесь. Закончив, раб замолчал, а торговец, напротив, уже поспешил открыть рот, чтобы высказаться:
- Ну дела... - пробормотал мужчина, почесав бороду. Интересно, показалось ли, или его взгляд стал самую малость менее враждебным? - Ну ты это... Молодец, что ли? Не ожидал, что зеленорожие тоже способны на хорошие человеческие поступки.
Тут Хельберген отвел взгляд, но вовсе не от смущения, а от раздражения. "Дьявол побери тебя, человек, мне нужна была ее помощь. А если все орки моего племени официально объявят, что открывают на своих территориях приюты для кошек и собак, то вы, почувствовавшись, возведете нас в ранг святых", тихо хмыкнув, подумал орк, но вслух ничего не сказал. Ведь ему же было выгодно, чтобы этот мужик охотнее пошел на сотрудничество.
- Но знаешь, все же это странно. - вновь подал голос бородач, внимательно посмотрев в глаза орка. - Если верить твоим словам, то вы не встретили ни одного городского патруля, верно? А ведь у нас они есть, не зря же каждый месяц отчисления платим.
Тут Хельберген нахмурился и понял, что в словах человека есть смысл. Не сказать, конечно, что они с девушкой обошли весь город вдоль и поперек, но на путь до магазина они потратили достаточно времени, за которое должны были наверняка наткнуться на один из ночных дозоров. Разве только они их случайно не минули, опасаясь наткнуться на бандитов? "Нет-нет, что-то тут и вправду не стыкуется. Дозорные - не летучие мыши, они передвигаются по городу с фонарями или иными средствами освещения", развивал мысль Хель, "Но мы ни разу даже издалека не видели ни одного человека, ни группы, кто пользовался бы тем же фонарем. Свет от него падал бы на стены, на землю. Даже прячась за углами, мы б его запреметили".
- Я тут кстати вспомнил. Не придал сегодня значения этому, но теперь-то вот о чем кумекую - обычно каждую ночь к нам заглядывает кто-то из дозорных. У нас же один из немногих магазинов, работающих круглые сутки. Вот они и заходят дабы проверить, что у нас все хорошо. А сегодня никого из них не было. Я даже и значения этому не придал, повторюсь. И...
- Понятно. Но что толку строить предположения, все равно ничего не добьемся. - резко прервал его Хельберген. - Во всяком случае девчонку надо отправить домой. Я без понятия, как это сделать, по крайней сейчас ночью. Предложения?
К облегчению и даже к удивлению, торговец не стал артачится и отказывать в помощи, аргументируя все тем, что орк дал обещание, значит орк и должен его держать.
- Оставляй ее тут на ночь. - пожав плечами, заявил мужчина. - Диван есть, до утра отоспится, бедняжка, а там уж я ей карету вызову или стражу позову, чтоб спровадили.
Что-то внутри кольнуло, словно при получении выигрышного билета. Как там люди восклицают в таких случаях? Бинго? Вот, вот, этот человек сам предлагает оптимальное решение и ему, гордому воителю, даже не придется просить! Да только...
- Что, останешься ее охранять всю ночь? - проговорил Хель насмешливо и с прищуром взглянул на торговца, скрестив руки. - Спокойно простоишь на своем посту, пока беззащитная молодая девица валяется на диване? И никаких мелких мыслишек и намерений не возникнет?
Тут бородач весь побагровел и, что удивительно, вовсе не от смущения, а от праведного гнева. Аж вскочил со стула, похлопал себя ладонью по груди и выпалил на весь магазин:
- Да за кого ты меня принимаешь, козлина?! Да что б меня в подобном обвинял какая-то мразь, которая лишь пару дней назад научилась не жрать еду из свиного корыта? Это ведь в твоей, между прочим, природе заложено подобное!  Это вы, ублюдки, хуже зверей! Убиваете наших братьев, насилуете наших женщин, пожираете наших детей! То, что тебя посадили на цепь и научили нормальному языку еще не означает, что ты не такой же!
Хельберген неспешно поднялся со стула и, нависнув над рассвирепевшим мужчиной,  медленно опустил свои руки тому на плечи, ощутимо и болезненно сдавив их сильными пальцами. И затем, тихо и холодно произнес:
- Я знаю, кто я. Я знаю, чья во мне кровь, на что она способна и какой силы ужас способна вызвать в таких, как ты. И я ей, мать твою, горжусь. И если однажды Хэйру’Веронтас поможет мне снять с себя эти унизительные оковы, то я подчинюсь зову своего племени и самой войны. Но пока что... - орк чуть склонил голову и устало вздохнул. - Пока на мне этот ошейник, я буду жить в соответствии с вашими законами морали. Законы морали ведь велят помогать девам в беде, верно? Поэтому, чтобы все мои усилия не пропали зря, необходимо чтобы эта история для девчонки закончилась хорошо.
Воцарилась странная и давящая тишина. Но ненадолго. Вскоре они услышали, как хлопнула входная дверь магазина.

Разом забыв о разногласиях, орк и мужчина стремглав выскочили из служебного помещения, едва не застряв в дверном проходе. В магазинчик, на ходу стягивая с себя широкополую шляпу и легкую тканевую куртейку, прошествовал гном. Кинув преисполненный любопытства взгляд сначала на Хельбергена с бородачом, а затем на Арилу, он по очереди отвесил каждому по легкому поклону, а затем заговорил.
- Куртерас, как много у нас посетителей сегодня ночью. Я приветствую тебя, Хельберген. Как твои дела? Как дела у твоего... Дедули? Мой помощник передал тебе то, о чем просил Карачи? И вы, юная леди, если не ошибаюсь, Арила Валлион? Для меня большая честь принимать подобную гостью в моем скромном магазинчике. Был сегодня на вашем концерте, но и не смел наедятся на то, что вы меня посетите лично. Богарт Бертерльон, к вашим услугам.
Голос гнома был спокойный, уверенный и хорошо поставленный. Словно у опытного университетского лектора. Его внешний вид, а именно отлично скроенный по фигуре костюм темно-синего цвета, блестящие черные туфли, аккуратно уложенные волосы и образцово-чисто выбритый подбородок насколько не подходили под окружение, что он мог легко в этом посоревноваться с Валлион. Прошествовал к прилавку и бережно уложив на деревянную поверхность шляпу с курткой, гном достал из карманов брюк кисет и маленькую раскладную трубку.
- Вы позволите? Уверяю, этот табак не пахуч и никоем образом не засорит ваши нежные легкие дымом. - дружелюбно подмигнув Ариле, Богарт шустро набил трубку и, создав маленький язык пламени щелчком пальцев, сначала обжог всю трубку целиком, а затем и сами табачные листья. Сделав пару затяжек и выпустив изо рта несколько колечек белого дыма, он обратился к собравшимся. - Ну а теперь расскажите мне всю историю от начала и до конца.

- И все? - внимательно взглянув в глаза орку, спросил Бертельон.
Тот лишь молча кивнул.
- Да-а-а. Ну и приключение с вами произошло, дорогая Соловей. - с искренним сочувствием пробормотал гном и, хлопнув себя по бокам и направился к входной двери.
- Хозяин, вы куда? - удивленно крикнул ему вслед бородач, уж было поспешивший следом, но гном остановил его простым жестом руки.
- Проблему нужно решать. Подождите немного. - все, что сказал Богарт, прежде чем вышел на улицу.
Троица из ворчливого дикаря, избежавшей похищения звезды и человеческого мужчины, измаявшегося от нестерпимого желания наконец попросить у кумира автограф, вновь осталась наедине. Молчание, тягучее и неловкое, накрыло с головой, надавило на и без того измученные нервы. И вдруг в голову бородачу пришла мысль, которую он тут же озвучил.
- Может в карты? - человек с легкой усмешкой взглянул в глаза орку. - Умеешь в карты, зеленый?
- Умею-умею. - широко зевнув, Хель ответил таким же красноречивым взглядом. - Только потом не плачься, если дикарь тебя переиграет?
Они оба взглянули на девушку.
-Третьей будешь?

Прошел еще час, а вместе с ним и два длинных раунда к карты. Перебираться в служебную комнатку не стали, боялись проглядеть возвращение гнома. Да и все там подначивало плюнуть да лечь спать. Почти дошло до драки и за весь процесс было отпущено не менее дюжины острот и шуток в адреса друг друга. Не боялись даже выражаться в присутствии благородной дамы - уж настолько стало все равно от истощенности этой ночью. Едва успели доиграть, когда господин Бертельон, вернувшись с довольным видом, привлек всеобщее внимание хлопков в ладоши и обратился к Ариле.
- Мой друг согласился доставить вас, мисс, куда вам угодно. Вам нужно лишь будет сказать ему нужный адрес. Прошу. Наверное, вы настолько утомились, что даже желание поскорее вернуться домой уже не чувствуется, не так ли?

+2

16

Шкатулка легла на колени неожиданной тяжестью. Или это впечатление оставила после себя усталость? Возможно, даже кусок хлеба покажется неподъемным. Арила и не заметила, как ее разморило в тепле. Только сейчас поняла, что ноги гудят от долгого бега. Сейчас все должно закончиться, она передаст шкатулку орку, а тот, как и обещал, поможет ей добраться до безопасного места, откуда она сможет отправиться домой.
Поднявшись, она шагнула к Хельбергену, протягивая шкатулку. Спиной Арила все еще чувствовала тяжелый взгляд торговца, оставшегося у прилавка. Хоть его и успокоили ее слова, но видно не до конца. Или это просто молчаливое неодобрение ее действий по отношению с орком, с которым у него уже был конфликт.
Отдав вещицу, Арила вернулась обратно на табуретку и только сейчас задумалась о том, что это чужой плащ тянул ее к земле, особенно ощущалось в тех местах, где карманы, казалось, были набиты до отказа.
— Да, — кивнула в ответ, тайком вытаскивая ноги из туфель. Ступни гудели подобно улью диких ос, какой Арила однажды видела в саду за родительским домом.
Она уже собиралась встать, чтобы направиться к двери, как вдруг Хель перемахнул через стойку, увлекая за собой торговца.
— Что? Куда? Стой, — чувствуя себя полностью растерянной, Валлион, приподнявшись было, опустилась обратно на свое место, недоуменно глядя на дверь, за которой скрылись мужчины.
Оставшись в одиночестве в этом магазине, на чьих полках стояли странные и порой пугающие и даже мерзкие вещи, Арила ощутила подкрадывающуюся панику. Не будь она такой уставшей, то могла бы и броситься следом, чтобы потребовать у орка немедленного ответа, но сейчас оставалось только ждать и надеяться, что все пройдет согласно намеченному плану.
Ждать пришлось долго. Так долго, что Арила под давлением голода, отбросив в сторону сомнения и напускную скромность, стянула с прилавка бутыль вина и ломоть хлеба, отломленный прямо от батона. Кроме того, она все же запустила руку в один из карманов. Хель ведь сам предложил угоститься, так почему бы и не воспользоваться этим в подобной ситуации.
В зале повисла тишина, изредка разбавляемая плеском вина в бутылке, да ворчанием, доносящимся из подсобного помещения.
«Все же не стоило отказываться от сыра,» — подумала она спустя несколько глотков, а еще через парочку с интересом взглянула на выложенные на тарелке сельдь и котлеты, однако к ним так и не решилась подступиться. Хотелось верить, что вот-вот настанет тот миг, когда она вернется домой, а там ее будет ждать куда более приятная и привычная пища.
В какой-то миг из подсобки раздался густой возмущенный бас толстяка, затем послышалась какая-то возня и все утихло. Арила лишь вздохнула, запивая тревогу вином. Действительно неплохое, намного лучше того, что она пробовала в таверне, куда ее приводил брат. Видно торговец и правда вынес все самое лучшее, что у него было.
«Сейчас что-то будет,» — казалось, она выпила совсем немного, но этого оказалось достаточно, чтобы притупить интерес к происходящему вокруг, ценной для нее осталась только конечная цель.
На крыльце раздались шаги и Арила, обернувшись, с любопытством взглянула на вошедшего, а затем вместе с ним наблюдала, как орк и толстый торговец пытаются одновременно протиснуться в узкий дверной проем. Уморительное зрелище и будь она менее уставшей и более трезвой, то смогла бы оценить представшую взгляду картину по достоинству.
Гном, дождавшись, когда суматоха уляжется и мужчины, оценив обстановку, успокоятся, обратился ко всем присутствующим так, будто все они были старыми добрыми знакомыми. Да так оно похоже и было. Ну, кроме, разумеется, самой Арилы.
— Рада, что вам понравилось, — кивнула Валлион, подумала было о том, чтобы встать и поприветствовать как следует, но быстро передумала. Вино успело ударить в голову и мир подернулся легкой дымкой. Похоже было не лучшей идеей приложиться к бутылке на пустой желудок, да еще и в таком состоянии.
— Пожалуйста, — Арила великодушно подняла руку с бутылкой вина, будто от ее дозволения тут хоть что-то зависело.
Повисла пауза, за время которой гном успел раскурить свою трубку и по помещению пополз белый, почти не обладающий запахом, дымок. Владелец лавки потребовал объяснений происходящему и Арила, тяжело вздохнув, отставила бутылку в сторону, пока опьянение не достигло той стадии, когда язык начинает заплетаться.
Рассказ оказался коротким и при желании его можно было уместить всего в два предложения, а лучше в несколько слов – верните меня домой. Бертельон, внимательно выслушав Арилу и комментарии орка с торговцем, будто бы недоверчиво посмотрел на последних и, сочувствующе, на девушку. Задумался ненадолго, а затем бодро направился к выходу, заявив о том, что ситуацию нужно решать. Ариле оставалось только вздохнуть с облегчением. Счастливый конец этой истории немного затянулся. Хлопнула, закрываясь за хозяином лавки, входная дверь, оставив всех троих в неловком молчании, окутанном белесой дымкой.
Ожидание в подобной атмосфере казалось невыносимым, отчего Арила ощутила желание отпить еще немного вина из бутылки, но от столь опрометчивого поступка в итоге смогла удержаться.
— Пожалуй, без меня, а то оставлю вас с пустыми карманами, — шутливо отмахнулась Валлион и добавила, — а с Хеля кроме конфет, похоже, и взять нечего.
За партией в карты время полетело быстрее и за этот час с Арилы схлынул хмель, добавив еще немного очков к обычной усталости. Мысли ее заполонили размышления о грядущей длинной ночи, куда более длинной, чем эта, сейчас кажущаяся бесконечной. Уже завтра, а, вернее, сегодня днем предстоит заняться решением кучи вопросов, связанных с путешествием в Рон-дю-Буш, где они с братом договорились вместе присутствовать во время основного празднества. Мысли о последнем оказались куда приятнее и Арила мечтательно улыбалась, представляя себе это. Реальность, скорее всего, будет далека от ее представлений о ней, но хотелось хотя бы немного повитать в облаках, думая о грядущем.
Наконец ожидание подошло к концу, как раз в тот момент, когда орк и торговец были готовы вцепиться друг в друга.
— Это хорошие новости, мистер Бертельон, — обрадованная, Арила поднялась ему на встречу. — Благодарю вас за помощь.
За усталостью растеряв понятия о приличиях и этикете, Валлион лишь измученно улыбнулась.
— И тебе спасибо, Хельберген, сын Джернерана, твое появление было ниспослано мне самой Луной, не иначе, — она обернулась к орку, расстегивая на чужом плаще застежку и возвращая вещь хозяину. — Может еще встретимся, но при куда более благоприятных условиях.
Наконец лишившись тяжести, тянущей к полу, Арила ощутила себя свободнее и даже нашла в себе силы на легкий реверанс, после чего, попрощавшись с Куртерасом, явно опечаленным фактом скорого расставания, но тоже утомленным этим затянувшимся вечером, направилась к двери.
— Еще раз спасибо, — на улице, стоя одной ногой на ступеньке темной кареты, Валлион обернулась к сопровождавшему ее Бертельону. Забралась внутрь, назвав улицу и дом, куда следовало ее доставить, захлопнула дверцу и откинулась на спинку сиденья, чувствуя, как повозка затряслась на неровной дороге. Усталость казалась настолько сильной, что у Арилы на этот раз не возникло никаких сомнений в честности и безопасности возничего.
К счастью, все прошло как задумано и Арила благополучно была доставлена до самых ворот своего дома.

0


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Архив у озера » Сокровищница » [7 безмятежье, 1059г] Лживая ночь


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно