поговаривают, мол...

В день Чернолуния полагается завесить все зеркала и ни в коем случае не смотреть на собственное отражение.

Некоторые порождения дикой магии могут свободно проходить сквозь стены.

В Солгарде все желающие могут оформить заявку на тур по тавернам, включающий в себя 10 уникальных заведений со всех уголков мира, и посещение их всех в один день!

Дикая роза на крышке гроба запрет вампира внутри.

Если в Новолуние поставить зажженную свечу на перекресток - можно привлечь Мертвого Феникса, который исполнит любое желание.

Некоторые представители расы шадд странным образом не нуждаются во сне - они вполне могут заболтать вас до смерти!

Эльфы просто обожают декорировать свое жилье и неравнодушны драгоценностям.

Дворфы никогда не бывают пьяны, что говорится, «в зюзю». А вот гномы напиваются с полкружки пива.

Бросьте ночью 12 Расцвета в воду синие анемоны, подвязанные алой лентой, и в чьих руках они окажутся, с тем вас навек свяжет судьба.

Оборотни не выносят запах ладана и воска.

В Сонном море существуют целые пиратские города! Ничего удивительного, что торговые корабли никогда не ходят в этом направлении.

Хельдемор не отличается сильным флотом: портовые города в гигантском королевстве ничтожно малы!

Положите аркану Луна под подушку в полнолуние чтобы увидеть сон о будущем!

Благословение Луны, которым владеют представители Фэй-Ул, способно исцелить от любого проклятия в течении трех дней после его наложения.

Джинны огня дарят пламя, закованное в магический кристалл, в качестве признания в любви.

В Маяке Скорби обитает призрак водного джинна, который вот уже пятьдесят лет ждет свою возлюбленную и топит каждого, чья нога ступит в воды озера, окружающего маяк.

Фэй-Ул пьянеют от молока, а их дети не нуждаются в пище первые годы жизни - главное, чтобы ребенок находился под Луной.

Самой вкусной для вампиров является кровь их родственников.

Свадьбы в Аркануме проводятся ночью, похороны - днем. Исключение: день Чернолуния, когда ночью можно только хоронить.

В лесу Слез часто пропадают дети, а взрослый путник легко может заблудиться. Очевидцы рассказывают, что призрачный музыкант в праздничной ливрее играет всем заблудшим на флейте, и звук доносится со стороны тропы. А некоторым он предлагает поучаствовать в полуночном балу.

Не соглашайтесь на предложение сократить дорогу от незнакомых путников.

На острове Чайки стоит роскошный особняк, в котором никогда нет людей. Иногда оттуда виден свет, а чей-то голос эхом отдается в коридорах. Говорят что каждый, кто переступит порог, будет всеми забыт.

Озеро Лунная Купель в Лосс'Истэль полностью состоит не из воды, а из лучшего вина, которое опьяняет сладким вкусом!

Утеха стала приютом целым двум ковенам ведьм: неужто им здесь медом намазано?

В языке эльфов нет слова, обозначающего развод.

По ночам кто-то ошивается у кладбищ подле Руин Иллюзий.

В Фортуне дают три телеги золота в придачу тому, кто согласен жениться на дочери маркиза.

В Белфанте очень не любят культистов.

Не стоит покупать оружие у златоперого зверолюда, коли жизнь дорога.

Кто-то оставил лошадь умирать в лесу Ласточки, а та взяла и на второй день заговорила.

Храм Калтэя называют проклятым, потому что в статую древнего божества вселился злой дух и не дает покоя ныне живущим. Благо, живут подле статуи только культисты.

В Озофе то и дело, вот уже десять лет, слышится звон колоколов в день Полнолуния.

Жители утверждают, будто бы портрет леди Марлеам в их городке Вилмор разговаривает и даже дает им указания.

Чем зеленее орк, тем он сильнее и выносливее.

У водопада Дорн-Блю в Ольдеморе живут джинны воды и все, до единого - дивной красоты.

На Ивлире ежегодно в период Претишья происходит турнир воинов. В этом году поучаствует сам сэр Александер Локхард - личный охранник ее Величества королевы Маргарет!

Все аристократы отличаются бледностью кожи, да вот только в Рон-Дю-Буше эти господы будто бы и вовсе солнца не знают.

В мире до сих пор существуют настоящие фэйри, да вот только отличить их от любого другого существа - невозможно!

Фэй-Ул настолько редки, что являются настоящей диковинкой для всего Аркануме. А на диковинки большой спрос. Особенно на черном рынке...

18 Бурана дверь королевского дворца Хельдемора распахивается всем желающим, бал в ночь Первой Луны.

В 15-20 числах в Лосс'Истэле происходит Великая Ярмарка Искусств - это единственный день, когда эльфы позволяют пройти через стену всем.

10 Безмятежья отмечается один из главных праздников - самая длинная ночь года. в Рон-дю-Буше проводится Большой Маскарад.

42 Расцвет - день Солнцестояния, неофициальный праздник Пылающих Маков в Ольдеморе, когда молодые люди ищут цветок папоротника и гадают.

22 Разгара отмечается Урожайный Вал в Фортуне.

Каждую ночь спящие жители Кортелий подле Утехи выбираются из своих постелей, спускаются к неестественно синему озеру и ходят по его песчаному дну. Поутру их тела всплывают, а селяне всерьез боятся спать.

Прогуливаясь по улочкам Солгарда, вы натыкаетесь на старуху. Ее уродливое лицо на миг мелькает в свете фонаря, она хватает вас за руку и кричит что-то невнятное. На следующий город все начинают сторониться и избегать вас.

В деревне Уилмот подле Вилмора более 90% детей умирают при рождении и тем странней, что несколько семей отличаются в ней поразительным плодородием.

Администрация проекта: один, два, три.
нужные персонажи
17.05 Открыт набор в первый квест по глобальному сюжету О делах государственных.

Арканум. Тени Луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [7 безмятежье, 1059г] Лживая ночь


[7 безмятежье, 1059г] Лживая ночь

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Лживая ночь

https://images.vfl.ru/ii/1619288646/e65ddf19/34210905.png

Солгард| 7 Безмятежье, 1059Арила Валлион | Хельберген

В следующий раз стоит дважды подумать, прежде чем выпорхнуть из золотой клетки на бедные улочки Солгарда.

Закрутить колесо Аркан?
нет

+5

2

Это было своего рода традицией, как дань своему первому успеху, с которого все и началось. Для Арилы это было удивительным достижением – не просто поймать вдохновение за хвост, но удержать эту птичку в руках. Она любила свою работу, успех, который она принесла, любила громкие овации и море цветов, которое выплескивалось на сцену после выступления. Восторг простых людей был несравним с тем, что давали в ответ люди из высших слоев общества. Первые всегда были такими искренними, Арила просто не могла отказаться от удовольствия выступать перед простой и неискушённой публикой.
Поэтому нет ничего удивительного в том, что она с легкостью, даже не дослушав до конца, согласилась на предложение своей фракции. Благотворительный концерт. Они частенько занимались чем-то подобным, снискав любовь масс, а Арила редко когда отказывала в помощи, появляясь на первых полосах газет все чаще.
Место для выступления было выбрано наиболее приличное, какое только можно было найти в таком районе. Большой постоялый двор, зал в котором занимал два этажа. Желающих услышать Соловья, Золотой Голос Солгарда, было столько, что никакой постоялый двор не смог бы вместить их всех. Концерт еще не состоялся, но уже окупился и выполнил поставленную цель. Арила слышала, что стоило появиться плакатам, как места и даже комнаты были выкуплены в одно мгновение, а на счет организаторов была переведена внушительная сумма от лица, пожелавшего сохранить анонимность.  Собранные средства было обещано отправить в приюты.
Ей выделили охрану. Несколько человек от заведения, чтобы избежать проникновения посторонних за сцену и в гримерку. Кроме, разумеется, сотрудников самого заведения. Арила не отказала желающим в короткой встрече, а поварихе достался рецепт воздушного десерта. Гримерка быстро наполнилась цветами и презентами от поклонников, которых стало еще больше после того, как концерт закончился.
В зале было не протолкнуться, у окон торчали те, кому не досталось местечка внутри, а на втором этаже даже поперечные балки оказались заняты самыми юркими поклонниками. Во время выступления в зале царила тишина, а на особенно трогательных моментах можно было увидеть и услышать, как тихонько плачут женщины и даже мужчины. Успех был оглушительным, сцена утонула в цветах и монетах, звона которых не было слышно за громкими овациями зрителей.
Все закончилось поздно вечером, можно сказать, уже ночью. Улочки почти опустели и Арила, окрыленная успехом, решила, что это идеальная возможность отдохнуть от толпы и привести мысли в порядок. Была у нее такая привычка. С одной только разницей – обычно она гуляла в местах куда более безопасных, где и одной не страшно остаться. Словно в этот раз она забыла о том, что случилось в первую ее вылазку в подобное заведение. Попытка похищений, которая скорее всего закончилась бы бедой.
— Каждый раз как первый, я и забыла каково это, совсем не то же самое, что выступать перед высшим светом, — Арила перескакивала по камням, которыми была вымощена мостовая. На фоне серых домов и тусклого освещения она казалась призраком – такая же белая, едва ли не прозрачная. И на сцене Арила частенько старалась подкрепить этот эффект, используя магию и одежду, отражающую свет.
Это выступление было тем, чего ей так не хватало в последнее время. Яркие и чистые эмоции, то что нужно, чтобы выбраться из болота меланхолии, в которое она угодила после… Арила поджала губы и постаралась отогнать непрошенные горькие мысли. Эта рана никогда не заживет до конца.
Она так увлеклась своими мыслями, что не заметила, как свернула с большой и освещенной улицы в какой-то переулок – узкий и куда более темный, заставленный бочками и ящиками. В такие места не захаживала стража и Ариле тоже стоило бы убраться отсюда как можно быстрее, но об этом она подумала слишком поздно.
Охранников сняли быстро. Арила только и успела услышать звуки возни и ударов. Дожидаться развязки не стала, испугалась, увидев, как упал на землю один из сопровождающих, и бросилась наутек. Протиснулась между домов на еще более узкую улочку, затем свернула еще раз, и еще, пока наконец окончательно не потерялась. Возможно ли, что и преследователи потеряли ее? Арила слышала шаги, свист – не обычный, а словно птицы перекликались. Это пугало, она знала, что это сигналы и нападающие сейчас просто прочесывали район.
Что делать? Арила вспомнила, как это было в первый раз, ужасно страшно, и только чудо в лице брата помогло избежать больших неприятностей. Сейчас его нет рядом, его нет даже в Солгарде, а может и в стране, он даже не узнает, что ей нужна помощь. Больше не от кого ее ждать – муж, он… Арила машинально прокрутила кольцо на пальце, скрепившее их брак и ставшее причиной ее нынешнего статуса вдовы, о чем знало еще меньшее количество людей, чем о замужестве.
Где-то за спиной раздался свист, слишком близко. Куда же бежать и где искать спасения? Как выбраться на главную улицу, где можно найти стражу?

+3

3

На стенах зданий красовались большие цветастые плакаты. Ушлые рекламщики потрудились на славу и настолько усердно, что даже здания, жмущиеся друг к другу на узких и не пользующихся особой популярностью среди граждан улочках были щедро обклеены этими пестрыми бумажками. Тут даже не интересующийся ни музыкой, ни массовыми мероприятиями будет осведомлен о происходящем сегодняшнем концерте. Взгляд раба, осторожно блуждающего под покровом ночных теней и зданий, то и дело останавливался и скользил по афише, выхватывая из общего текста куски и фрагменты слов. Крупно выведенные яркие буквы прямо по центру "Главная звезда мероприятия - Арила Валлион, "Золотой голос Солгарда" нескромно теснили остальные слова с перечнем имен других артистов и адресом места проведения мероприятия. Место для иллюстрации занимал минималистичный, но талантливый рисунок, изображающий, как догадался орк, саму Арилу.  Судя по всему, эта человеческая дева была не последней в глазах нынешнего люда и это вызывало непонимание у дикаря. Неужели у людей в почете и уважении купаются не великие войны и герои, а... Простые певицы? Нет, Хелю еще не довелось ни услышать голос госпожи Валлион, ни лицезреть ее саму, однако же этого он не мог понять - отчего другие расы настолько сильно придают значение так называемому искусству. Неужели их сердца настолько легко размягчить и надломить множеством пятен краски, нанесенным на бумагу или же просто пропев слезный припев надрывным голосом?
- Держу пари, на арене ты бы и секунды не продержалась, женщина. - хмыкнул орк, вновь разглядывая портрет Арилы на плакате. И внезапно понял, что его одолевает легкое любопытство. Какой же у этой девушки голос?
Но некогда было забивать голову размышлениями, ведь сильнее любопытства было только желание поскорее закончить с очередным поручением "хозяина" и вернуться домой, к позднему, очень позднему ужину. Ведь если он опоздает или не справится - опять придется выбирать между батоном черного хлеба с луковицей и опостылевшей холодной кашей со странной масляной коркой.  Такая еда до голодной смерти не доведет, но и приятного в ней крайне мало. Как же бесконечно жаль, что одним из приказов было не пытаться охотиться ни на разумных существ, ни на бездомных животных. Но что толку ныть по ускользающим возможностям. Хельберген в очередной раз достал из кармана помятый клочок бумаги и, развернув, вновь прошелся взглядом по начерченным от руки линиям и пояснительным фразам. Указания "дедушки" и отрисованная им же карта едва виднелись в ночном мраке, освещаемом лишь светом из окон, но обнадеживали - кажется, он идет по правильному пути. Пока что все сходилось - вот здесь развилка, слева расположилось бледно-красное здание, чуть поодаль виднеется уже давно закрытая бакалейная, а рядом прямо по центру дороги - неплохая такая по ширине рытвина, формой похожая на профиль свиной головы. Значит, скоро должно показаться нужный ему магазинчик... А, вот же оно! Хельберген поправил тонкий шарф, скрывающий магический ошейник и ускорил шаг по направлению к двери нужного ему здания. Схватившись за ручку, он на миг помедлил и прошептал вслух на родном языке:
- Пожалуйста, пусть все пройдет гладко, а не как обычно! - и уже после, распахнув дверь, шустро зашел внутрь.

- Черт возьми, животное, ты меня хоть понимаешь? - сверкая глазами и хмурясь, совершенно не сдерживаясь в проявлении собственного недовольства, повышал голос человеческий мужчина.
Раздраженно сжимая зубы, орк молча кивнул и вновь попытался протянуть продавцу записку от старика-мага, но тот смахнул ее с прилавка с таким отвращением, словно это был не лист бумаги, а мертвое, облепленное трупными мухами, животное.
- Я не собираюсь тебе ничего отдавать! Я, в отличие от Богарта, не веду с твоим хозяином никаких дел и не собираюсь даже начинать. Поэтому проваливай подобру-поздорову, а не то мигом тебе припомню все то, что успели натворить твои уроды-соплеменники.
"Почему же посредника старика сегодня нет, а вместо него этот зарвавшийся свин? И как мне теперь быть в этой ситуации?  Проклятие".  мысли крутились в голове Хеля. Просто вернуться ни с чем домой он не мог - старик никогда не принимал никаких оправданий по не сделанному как надо заданию.
- Я понял, успокойся. Если мастера Богарта здесь нет, тогда где он? Скажи мне и я уйду и больше не побеспокою. - произнес с сильным акцентом Улл`Парский дикарь, скрестив руки на груди. Исписанный ромным подчерком лист бумаги так и остался валяться на деревянном полу.
- С чего это я должен тебе что-то говорить, зеленорожий? Может ты его того, прикончить хочешь! Словно дрессированная шавка, которую хозяин отпустил на охоту. - Толстые небритые щеки агрессивно настроенного мужика тряслись в такт каждому его слову.
- Не прикончить, нет. У него посылка, которую меня попросил забрать... - голос орка заметно дрогнул, а сам он на миг скривился так, будто бы съел дольку лимона. - Дедушка.  Я просто заберу эту посылку и уйду. Может, мастер Богарт все же оставил вам ее и говорил о том, что сегодня я за ней явлюсь?
После этих слов мужчина оперся одной рукой о прилавок,  а другой задумчиво потер подбородок. Весь его вид указывал на то, что мозговая деятельность давалась этому человеку туго и непривычно, поэтому было бы крайне неразумно сейчас его отвлекать. Так и стояли в тишине, пока извилины мозга продавца не завершили свою работу.
- Посылка, говоришь? Да, что-то такое припоминаю. - тихо бормотал себе под нос продавец. - А ведь и вправду что-то такое говорил, прежде чем убежать на этот вшивый концерт и оставить меня вместо себя. Будь он проклят, я ведь тоже так хотел увидеть милую Арилу на сцене, а он... Шаад бы его побрал... Да, да! Точно! Он сказал, что ты придешь и оставил мне это, прежде чем убежать!
Довольно заулыбавшись, человек какое-то время пошарил рукой под прилавком и после, нащупав нужное, выудил и положил на гладкую поверхность стойки маленькую, не больше декоративной шкатулочки, коробку.
- Отлично! - чувствуя облегчение, несдержанно выпалил Хель и уж было потянулся за вещью, за которой пришел, как вдруг продавец, злобно хрюкнув, рывком убрал посылку обратно под прилавок.
Сначала непонимающе, а затем злобно, орк сверкнул глазами и оскалился. Показались в полной красе крупные нижние клыки.
- Что это значит? - из глотки Хельбергена вырвался почти звериный рык. - Я сюда не играться с тобой пришел, человек.
Мужчина, побледнев, шустро отступил назад и сглотнул. Однако от полного подчинения страху и паники его спасало знание - он был осведомлен о том, что Хель был рабом и не мог вот так просто причинить вред кому-либо из жителей этого города.
- Я-Я сказал же тебе! Что не веду с твоим хозяином никаких дел! И не буду вести! Поэтому либо проваливай отсюда, либо жди, когда Богарт вернется с того вшивого концерта. Или, если спешишь, то сам иди ищи этого прощелыгу! Хотя подожди, могу уступить, если кое-что для меня сделаешь. Я же не монстр какой, в конце концов, и не подлец вовсе. Просто маленькое поручение и я все тебе отдам! - губы человека растянулись в мерзкой ухмылке.
- Какое еще "маленькое поручение"? - не ожидая ничего хорошего, все же спросил орк, пытаясь успокоить  гнев.  Что толку вестись на провокации, если не можешь заставить оппонента пожалеть об этом?
- Из-за вас двоих я, знаешь ли, концерт пропустил этим вечером. Обидно, между прочим. Но готов все простить и сотрудничать, если ты, скажем... Приведешь саму Арилу Валлион сюда! Воплоти. Чтобы она лично мне спела. И тогда мы уж о деле потолкуем.
Кулак орка с грохотом обрушился на прилавок. Да над ним издеваются! Мразь, свин, падаль, кусок изнеженной и слабой жирной плоти смеется над ним, смотря ему прямо в глаза! Ох, если бы не этот ошейник, как бы тот поплатился. Как бы страдал, как бы просил пощады, как бы... Не проронив ни слова, Хельберген вышел из магазина, хлопнув входной дверью так, что она покосилась. В спину летели приглушенные вопли и проклятия, но те проносились мимо его ушей. Легкий теплый ветер взъерошил темные волосы, словно пытаясь быстрее успокоить гнев орка. Раб же тем временем, пытаясь отодвинуть на задний план мысли о том, каким способом убил бы наглого человека, думал, что же ему делать дальше? Вернуться домой без посылки он не мог. Арилу или как там звали эту человеческую женщину, он, разумеется, тоже не найдет этой ночью в таком месте. Да даже если бы и нашел, то что бы сделал? Закинул на плечо и потащил в магазин? Или попросил бы о помощи? "Эй, женщина! Стой, только не кричи. Нет, я не собираюсь тебя есть, мне просто нужна помощь. Да, ночью, посреди темной подворотни все, что мне может понадобится от молодой человеческой женщины - это ее помощь. Мне нужно, чтобы ты пошла со мной и спела одному своему свинолицему ярому поклоннику. Зачем? Потому что этот мешок с дерьмом не отдает нужную мне вещь," - прокрутил он в голове диалог с местной звездой и сам же усмехнулся собственным мыслям. Да, именно так бы все и было. На такое предложение "Золотой голос Солгарда" тут же непременно бы согласилась с большой охотой и энтузиазмом. Но что тогда остается делать? Ждать Богарта у магазина - самое разумное решение. Хотя... Сколько его придется еще ждать?
Тем временем где-то неподалеку раздался свист. Затем еще один. И еще.  Впереди мелькнули две тени, которые не заметили замершего рядом с магазином орка и поспешили нырнуть в следующее переплетение узких улиц. До ушей раба донесся похотливый голос одного из незнакомцев:
- Если найдем девку первыми, то чур первыми с ней и позабавимся. Я не хочу дожидаться, пока она после Герна и Хурка будет похожа на мертвячку. В конце концов такие аристократки, как Арила Валлион похожи на фарфоровых кукол - достаточно чересчур сильно сжать или надавить, как они тут же ломаются.
Прежде чем полностью осознать услышанное, Хельберген инстинктивно двинулся следом за незнакомцами. Не ослышался ли он? Скорее всего. Не могла же знаменитая певица посреди ночи блуждать по ночному городу, словно беспечная простушка без инстинкта самосохранения! Нет, невозможно... И все же...

Незнакомцев он нагнал вовремя. Впереди как раз мелькнула тонкая девичья фигура, к которой шустро, словно хищники к раненному оленю, устремились двое похитителей. Он спешно вышел вслед за ними из переулка и крикнул девушке:
- Как тебя зовут, женщина? Говори быстрее, если дорога жизнь.

Отредактировано Хельберген (Сегодня 01:40)

+4

4

Улочки нижних районов города были похожи одна на другую, все одинаково серые и невзрачные, ориентиром здесь могли служить разве что горы мусора и, может быть, метки, но на поиск последних у Арилы не было времени. Да и кто знает, не завело бы это в еще большие неприятности, чем те, в которые она уже вляпалась.
Дробный стук каблучков по щербатым камням выдавал ее местоположение и Арила, но снимать их… скорее всего уже через несколько мгновений она поймает пяткой гвоздь или осколок стекла.
Поворот, еще один и еще… на таких улочках не бывает фонарей, а редкого света из окон едва ли хватало для того, чтобы замечать преграды на своем пути. Подол белого, слишком заметного в этом месте, платья успел истрепаться и запачкаться, нежная ткань не предназначалась для прогулок в подобных местах, но состояние одежды было последним, что ее волновало. Она радовалась только тому, что в этот раз подол оказался достаточно свободным и легким, чтобы не стеснять движений. Арила бежала, подобрав ткань юбок, чтобы не запнуться и молила богов о помощи. Что еще бы могло спасти ее в такой ситуации? Спрятанный под юбкой стилет? Как бы это оружие не обернули против нее.
Свист приближался, преследователи настигали и постепенно сжимали кольцо, загоняя жертву. Хорошо бы проскочить мимо них, выбраться на территорию, которую те уже прочесали. Вскоре, сквозь шум крови в ушах и собственное учащенное дыхание, Арила различила голоса. Ничего нового. Об этой стороне своей славы девушка старалась не думать, отдавая предпочтение более позитивным моментам. Как-то Арила уже совершила эту ошибку, обратила свой взор не на тех людей, замечая, как восхищение соседствует с похотью, с омерзительными и низменными мыслями, которые читались в глазах и лицах…
— Фу, — она остановилась на развилке, стараясь отдышаться. — Все получится, — главное – не падать духом.
Арила подняла глаза к темному небу и вздохнула, бросившись снова бежать. Она выбрала ориентиром один из высоких шпилей, какие украшали башни церкви. Это был бы недурной план, будь все улочки сквозными. Спустя несколько минут, едва избежав первой встречи с преследователями, она уперлась в тупик. Дальше путь был только по крышам, то есть – не для нее. Нужно вернуться…
Только она развернулась, собираясь добежать до развилки и броситься в другую сторону, как поняла, что уже слишком поздно. Поперек узкой улочки стояли двое: низкие, грязные, с горящими злобным восторгом глазами. В их кривых ухмылках Арила прочитала свое будущее, таким, каким они его видели – полным страданий, отчаяния и недолгим, если очень повезет. Сердце испуганно екнуло и стремительно похолодели кончики пальцев, упрямо сжались тонкие губы. Арила не собиралась сдаваться вот так просто, пусть физической силой она и не одарена, но в ее рукаве еще был козырь.
— Ну-ка, куколка, послушаем, как ты поешь… — хриплый голос оборвался мерзким лающим смехом. От этого звука и скрытого за словами смысла по телу Арилы пробежала волна отвращения. Глупая девчонка. Арила зажмурилась, вдохнув поглубже, и сразу же удивленно выдохнула, открыла глаза и разглядела за спинами третью фигуру. Двое обернулись, переглянувшись между собой.
Они… не вместе? Помедлив несколько секунд, показавшихся целой вечностью, она все же решилась довериться случаю:
— Арила, — голос девушки прозвучал слегка сдавленно, но достаточно громко, в нем явно слышалась надежда на спасение.
— Проваливай, пока цел, — угрожающе прорычал один из них и двинулся к незнакомцу, пока другой все ближе подбирался к девушке.
Может это был тот самый шанс, о котором она молила богов? Подняв руку вверх и сжав ее в кулак, Арила крикнула:
— Закрой глаза! — одновременно с ее голосом переулок мгновенно затопило ярким золотым светом, ослепляя преследователей. Посыпались проклятья, ставшие музыкой для ее ушей. Тип, оказавшийся к ней ближе всего, испуганно и зло заверещал, принявшись без разбору махать руками. Собрав тонкую ткань подола, девушка бросилась к выходу из тупика. Будь она чуточку медленнее и получила бы хорошую оплеуху, но Арила успела проскочить мимо. Второго тоже удалось обогнуть, скользнув вдоль стены из шершавого камня, неприятно мазнувшего кожу липким холодком. И теперь, оказавшись к «спасителю» ближе и наконец разглядев его, Ариле потребовалось собрать в кулак все оставшееся у нее самообладание, чтобы не завизжать от страха.
Орк, оживший детский кошмар.
Слишком редкое явление для этого города, но не в том было дело, а в репутации, какую заслужили зеленокожие варвары. Нянька порой пугала маленькую Валлион страшными историями, которыми хотела приструнить и призвать к порядку и послушанию свою подопечную. Женщина порой так усердствовала, что потом Ариле не одну ночь кошмары снились о больших и страшных людоедах, которые заберут и сожрут маленькую непослушную девчонку. Что же было хуже, остаться в лапах мужланов, верхом мечтаний которых было желание овладеть «птицей» не их полета, или довериться орку и остаться с ним один на один?

Отредактировано Арила Валлион (29.04.2021 17:34)

+3

5

Орк едва успел зажмуриться и заслонить лицо рукой, когда непонятно откуда взявшаяся вспышка света малым солнцем осветила переулок, полностью ослепив похитителей и незначительно задев невольного зеленокожего "спасителя" попавшей в беду девы. Яркие назойливые пятна запульсировали перед взором, пока он держал глаза закрытыми, но исчезли довольно быстро. Едва он вновь открыл глаза, как вдруг увидел, что девушка уже  подобралась ближе, минув своих преследователей, и теперь стояла,  широко раскрыв глаза и испуганно, с ужасом смотря прямо на него. "А, точно. Я уже успел забыть, что для людей один орк гораздо страшнее банды насильников," промелькнула в голове Хельбергена мысль. Девушка вроде бы точно та самая золотоголосая знаменитость с плакатов. Внешне - похожа, именем тоже представилась нужным. Однако, какое же удачное совпадение перепало ему этой поздней ночью. Может быть, его боги все-таки еще приглядывают за своим плененным чужой магией сыном?
- Я тебя не трону. Не беги и стой здесь. Поняла? Твоя помощь нужна мне не меньше, чем тебе - моя. - особо не пытаясь словами успокоить деву, он демонстративно поднял руки вверх ладонями вперед, показывая, что безоружен. Но поскольку дикарь ладить с девушками из высшего общества (да и вообще с женщинами других рас) не умел, поэтому, сурово зыркнув, добавил. - А вот если побежишь или закричишь - вот тогда у тебя будут проблемы. Стой здесь.
Хельберген направился к все еще ослепленным похитителям, что от гнева и от боли уже успели достать оружие и теперь пытались добраться до цели, ориентируясь на звук. Они не были ни опытными, ни хорошо обученными войнами - лишь швалью и падалью, возомнившей о себе слишком многое. Поможет ли дорогой и явно украденный кинжал, если ты нервно и слепо машешь им из стороны в сторону, надеясь попасть хоть по кому-нибудь? Нет. Все закончится лишь тем, что противник поопытнее, а в данном случае Хель, без особого труда поймает тебя за руку, держащую оружие и переломит ее в районе локтя. А затем, пока ты загинаешься от боли, тебя грубо схватят за волосы и несколько раз со всей силы вдарят коленом по переносице.
- Я видел, что ты двинулась. - крикнул Ариле раб, опуская первого противника, который уже потерял сознания, на землю. - Стой. На. Месте.
На звук голоса орка  среагировал второй похититель, повернувшийся в его сторону и выставивший перед собой кулаки в защитной рукопашной стойке. На костяшках недобро сверкнули металлические кастеты.
- Сука, ну иди сюда! - гаркнул бандит, но явно обладая более развитым интеллектом, решил предпринять попытку сбежать.
Ринувшись со всех ног прочь, положившись на память, хранящую план этого района, похититель попытался сбежать, чтобы скрыться в лабиринте улиц и переулков, но ему помешала кое-какая вещь. А точнее - метко и с силой брошенная прямо в затылок стеклянная бутылка, которая так вовремя попалась на глаза и под руку орку. Теперь карма того человека, который оставил ее здесь вместо того, чтобы, как порядочный гражданин, выбросить в помойку, была очищена за счет этого инцидента.  Бандит пошатнулся и остановился, взвыв от боли и хватаясь за голову. Подобное, конечно, не могло его оглушить или вырубить. Зато умелый сдавливающий сонную артерию захват шеи не теряющего времени бывшего война Улл`Парсы сделал свое дело. Мгновение, другое - и вот на земле средь мусора, грязи и нечистот валяется еще одно, пока что хранящее жизнь, тело. "Надо добить," подумал Хельберген, уж было потянувшись к мечу, покоящемся в ножнах на поясе, но замер и бросил взгляд на Арилу. Замешкался, не зная, что делать. Убить их было бы правильно и даже приятно. В конце концов хозяин, когда отдавал команды и излагал напутствия в дорогу, сам говорил - "если встретишь на своем пути того, кто ценою чужих жизней  делает лучше свою нечестными способами, то разрешаю тебе убить это создание. Ибо собственной жизни оно недостойно". Значит, позволено пролить кровь этой швали и магия ошейника его не остановит. Но с другой стороны... Как отреагирует девчонка? Закричит?  Кинется прочь? Этого бы не хотелось, так как на этот ночной шум уже и так среагировали жители домов и начали подглядывать в окна. Хель видел, как подрагивали шторы у окон и как в полумраке квартир замелькали чужие любопытствующие лица. Раб поспешил поскорее натянуть на голову капюшон плаща и частично прикрыть лицо шарфом. Значит, убить никого сегодня не выйдет. Если местные воспримут произошедшее, как обычную драку, то все ограничится обсуждением инцидента друг с другом за завтраком и на работе. Но если он убьет этих бандитов - это уже может вылиться во что-то более масштабное и серьезное. Что-то, что могут начать расследовать. Маловероятно, но даже при наличии малого шанса на подобный исход событий рисковать не хотелось. Не выгодно будет, если по городу прокатится слух о том, что в ночи по улицам бродит орк и убивает людей.
- Ну что же. Очень жаль. - на родном языке тихо пробормотал Хельберген и спешно направился к человеческой деве, вновь выставляя перед собой руки, демонстрируя безоружность. И заговорил с ней на общем. - Я помог тебе, не так ли? У большинства людей, насколько я помню, есть традиция отвечать на добро ответным добром.  Так может, поможешь дикарю? А я потом провожу тебя до... Не знаю, уж точно не до дома, но до места, где о тебе позаботятся другие. Что думаешь?
Тем временем он бегло осматривал спасенную девушку, не подозревая, что многие ее фанаты просто за возможность стоять так близко к своему кумиру отдали бы все на свете, включая собственные жизни. Вся такая... Маленькая. Худенькая. Хрупкая. Словно тепличный цветок, который непременно бы погиб под напором сильного ветра, если бы оказался вне стен своей безопасной обители. Что, собственно, чуть и не произошло. Глаза сами по себе большие, а от испуга еще более. Кожа и волосы белые, как снег на вершинах гор. Совсем чужая и не вписывающаяся в виды этих серых и нечистых улиц. "Да, такая не то, что на арене не продержалась бы и минуты. Ее бы и близко не подпустили," все, что возникло в голове дикаря при лицезрении такого нежного девичьего образа.

Отредактировано Хельберген (Сегодня 01:37)

+2

6

«Вот и пришла моя расплата,» — с ужасом думала Арила, припав к стене и чувствуя, как холодеют кончики пальцев и дрожат коленки. Она во все глаза смотрела на орка и не знала, что ответить и как себя вести. Все ее существо буквально вопило о том, что нужно как можно скорее убраться отсюда и вовсе не в компании дикаря, который, возможно, ест таких как она на ужин. Или на завтрак. Паника охватывала ее все сильнее и лишь чудом Ариле удавалось удерживаться от откровенной истерики и визга, чудо и страх, сдавивший горло стальной хваткой. Даже жест орка, в каком он поднял руки, демонстрируя свои намерения, вызвал у Арилы испуг. Воображение живо дорисовало, как он хватает ее и тащит куда-то… в пещеры.
Неуместная ассоциация, родом из детства и нянькиных страшилок, вызвала на дрожащих губах улыбку. Валлион была в шаге от того, чтобы рассмеяться нервным тонким смехом. Вместо этого в уголках глаз проступили слезы и от напряжения мгновенно заболела голова.
Не в силах ответить, она лишь кивнула в ответ, прижав к губам ладони. Если что-то пойдет не так – стилет ей пригодится, чтобы прикончить себя. В мыслях нянькины истории водили хороводы, вырисовывая ужасающие картины, которые не вязались с реальностью. И это сбивало с толку.
Речь орка была осознанной и разумной, его доводы и в самом деле имели смысл. Ей нужна была помощь, чья угодно, даже его и она будет должна расплатиться с ним за эту услугу.
Орк уже развернулся, собираясь расправиться с бандитами, что преследовали ее, точно гончие кролика. Те продолжали браниться и ходили, нелепо вытянув руки вперед и размахивая оружием, дергаясь при этом от каждого звука. Ее магия не могла наносить вред, так говорил учитель, но глядя на этих двоих Арила не верила в это. Что если… если они были бы ближе? Она могла выжечь им глаза? Отняв от лица ладони и взглянув на них, Ариле почудилось, что на белой коже появились кровавые пятна. Подобные "видения" порой преследовали ее, находя дорогу из мира кошмаров в реальность.
От раздавшегося крика, полного боли и злобы, Арила вздрогнула, отвлеклась от видения и, пискнув, дернулась в сторону. У одного из бандитов рука уже была неестественно вывернута, выпавший из нее кинжал звякнул о камни под ногами, высекая искры. Бандит вскрикнул еще раз и отрубился, получив мощный удар по носу.
Прежде Ариле не доводилось видеть такую… жестокость? так близко. Даже убийство своих похитителей она не видела, лишь слышала как их плоть разрывает сталь, а следом за тем раздаются крики полные боли и ярости. Пугающее зрелище, одно из тех, что опускало ее с небес на землю и приземление оказалось слишком жестким.
Мимо, спотыкаясь о собственные ноги, пронесся второй бандит. Арила дернулась, но тут же вжалась обратно в стену, помня слова своего «спасителя». Вслед ему полетела бутылка, угодив аккурат в затылок, а там и сам орк подоспел, беря парня в захват.
«Сейчас он оторвет ему голову,» — мысль эта была ясной и четкой, пугающей, — «а затем и мне тоже.»
Унять дрожь в коленках так и не удалось, Арила потихоньку сползала по стене, рискуя оказаться в грязи. Поймав взгляд орка, она только уверилась в своих мыслях и зажмурилась, не готовая встретить смерть с открытыми глазами.
Что он сказал? Этого языка Арила не знала и не слышала прежде – грубый и резкий. Так звучит «а сейчас твоя очередь»?
Накрутив себя, она едва не потеряла сознание, когда орк подошел ближе.
— Не надо! — невольно закрылась руками, готовая умереть на месте от разрыва сердца, что бешено билось в груди.
Мгновение, другое… ожидаемой расправы не наступало. Напротив, воцарилась подозрительная тишина, которую разбавлял шорох за стенами, жителей ближайших домов привлекли шум и яркая вспышка света.
— Ч… ч-что? — не веря своим ушам, Арила немного опустила руки, взглянув на орка. В ее сознании все еще плохо стыковались понятия «орк, варвар, убийца, людоед» и «помощь, разумность». Самое время избавиться от фобий, насаженных старой нянькой? — Д-да-а, — произнесла это и закашлялась от сухости в горле.
— Ты говоришь? В смысле… то есть… я имею в виду… на нашем языке, — она говорила, запинаясь то и дело, пытаясь подобрать слова, какие не разозлили бы незнакомца. Но другой вопрос интересовал ее сильнее. Почему она должна доверять ему? В смысле, да, она вряд ли сбежит и не сказать, чтобы у нее был выбор, но… почему?
— Ты… почему ты помог мне? — трезвая мысль позволила взять себя в руки и почти подавить дрожь в голосе, который, впрочем, все равно звучал слишком тонко и сдавленно. — В смысле… ты ведь, — насколько невежливым будет сказать орку, что он орк? — Таких как ты здесь не должно быть. Почему?

+3

7

В голову закралась мысль о том, что они сейчас напоминают героев из детской сказки. Принцесса, попавшая в беду и чуть было не лишившаяся жизни, и дикий зверь, внезапно решивший оказать помощь. Только вот они сейчас находятся не в глухом зачарованном лесу, а на улице этого уже осточертевшего города. И в окнах его домов уже замелькали зажженные свечи любопытствующих. Схватить бы сейчас девчонку да донести до магазина, так ведь кричать начнет или еще какой световой фокус продемонстрирует. Ну что тут сделаешь? Остается только пытаться успокоить и склонить к сотрудничеству, но что за заноза в заднице. Придется что-то сейчас объяснять,  говорить, подбирать слова и стараться лишний раз не ругнуться - дама же все-таки. И судя по всему не слишком осведомленная о настоящем положении дел в собственной стране касательно рабства и орков. Можно было бы просто показать ей ошейник, да никак - старик строго настрого велел демонстрировать его лишь в крайних ситуациях. А вопросы девушки вдруг прекратились и напряжение от ожидания ответов на них повисло в воздухе.
- Ну, что я могу сказать... Раз уж меня ты понимаешь, значит и вправду говорю на языке вашем. - Хель неловко пожал плечами и попытался улыбнуться, надеясь разрядить обстановку. В какой-то из дедовых книг он прочел, что улыбка способна расположить к себе собеседника. Но вышло не очень, слишком хищно и зловеще. - Не знал уж, что мне здесь рады не будут, вот и зашел на экскурсию да заблудился. Спасибо, что сказала, что мне здесь не место. Значит, договорю с тобой и пойду домой.
Раб скрестил руки, выжидающе смотря на певицу, надеясь увидеть на ее лице хотя бы мелкую улыбку. Шутил орк очень редко, потому каждую свою попытку в юмор воспринимал чуть ли не как щедрый подарок окружающим. Поняв, что его чувством юмора не прониклись, дикарь отвел взгляд, кашлянул и уже более серьезным тоном продолжил разговор:
- Давай так. Говорю сразу. В мои планы не входит ни грабить тебя, ни убивать, ни насиловать, ни похищать, ни... Что там еще обычно ваши делают с молодыми и известными особами? Ничего из этого.  А помог я тебе потому что... -Хельберген указал на один из плакатов на здании жилого дома, на котором красовался портрет "Золотого голоса Солгарда". - Даже если ты не настоящая Арила Валлион, а доппельгангер или же безумная фанатка, с помощью магии принявшая чужой облик, все равно мне пригодилось бы твоя помощь. Видишь ли, мой...
Он резко осекся и замер, прислушиваясь. Надо бы торопиться, пока остальные бандиты не подоспели или пока жители домов окончательно не решили что-то предпринять с мешающим им спать шумом. И кстати, нужно бы осторожнее подбирать слова.
- Мой хороший друг попросил меня забрать у местного торговца посылку. Но человек, который мне нужен, по словам его сменщика отправился на какой-то ваш вшивый благотворительный концерт, где ты еще должна была выступать. Сменщик в курсе про нужную мне посылку, да только мерзкий свин мне ее не отдает. Артачится. Я бы ему, конечно, за такое поведение... - Хель внимательно глянул на Арилу и поспешил исправиться. Нельзя, чтобы девушка думала, что перед ним не спаситель попавших в неприятность дам, а тот, кто готов любую возникшую сложность решать лишь силой. -  Я бы ему в книгу жалоб много чего написал. Но он требование мне выдвинул. Сказал, что отдаст мне посылку, если приведу к нему саму Валлион. И вот ты тут. Ну не судьба ли?
Орк вновь внимательно оглядел девушку с ног да головы. Заметная, слишком заметная для этих улиц и для преследователей, которые все еще рыскают меж домов в поисках добычи. Светлая, белая, как дух печальной девы из местных легенд и баек.
- Мне нужно, чтобы ты помогла мне заполучить эту посылку. Магазин недалеко, просто быстро дойдем до него и все. От тебя требуется лишь показаться этому беззубому кроту на глаза и попросить его отдать мне то, что нужно. И все. Даю слово, что тебе не придется его как-то... - Хельберген замешкался, вспоминая и подбирая нужное слово. То и дело он бросал на Арилу умоляющие взгляды, словно это она похитила нужное слово и теперь держала его у себя в заточении. - Что-то делать еще, в общем.  Согласна? И кстати, тебе нужно что-то на себя накинуть. Тебя даже издалека легко заметить.
Однако что ей на себя накидывать-то? Запасного плаща под рукой нет. "Можно стянуть с одного из бандитов, лежащих сейчас на земле, да только благовоспитанная дама вряд ли захочет на себя надевать что-то пропитанное потом, кровью и грязью", крутилось в голове Хеля.

Отредактировано Хельберген (Сегодня 01:34)

+2

8

Не смотря на ужас, какой Арила испытывала перед "чудовищем" из своих детских кошмаров, она ощутила укол стыда. Орк и в самом деле не выглядел агрессивным. Взгляд сам собой упал на два тела, лежащих без сознания у него за спиной.
«По отношению ко мне, во всяком случае,» — зубы стукнулись друг о друга и Валлион наконец попыталась унять дрожь во всем теле. Возможность просто поговорить отрезвляла, позволяя как-то присмотреться к незнакомцу. Привыкнуть. Хоть немного.
— Я не… я не это имела в виду! — поторопилась добавить Арила, заметив как орк скрестил руки на груди. Не хватало еще, чтобы он и правда развернулся и ушел, оставив ее в этом лабиринте грязных домов. Кто знает, что ждет за поворотом? Эти двое были не одни, но и без них найдется желающий выяснить что же такая девушка делает на улице в столь поздний час совершенно одна.
Собственно, орк перечислил все то, что ее ожидало в результате такой прогулки. Каждое его слово падало точно камень на ее голову. Пожалуй, об этом приключении Арила рассказывать не станет. Конрад ее живьем съест, узнав какой опасности себя подвергла младшая сестра, а заодно и орку достанется. К слову, об этом. Чем она могла бы его отблагодарить за свое спасение? Звонкой монетой? Мысль о том, чтобы подарить ему билет на концерт показалась до одури смешной и Арила невольно прыснула. Хотя, кто знает, вдруг его и такое интересует?
— Настоящая, — обиженно вставила девушка, принимая более устойчивое положение, до этого едва не соскользнув на землю. Платье и так на выброс, но не ходить же с грязной… не важно.
Разговор перешел в деловое русло и тут Арила ощутила себя куда увереннее. Чем дольше орк говорил, тем менее страшным ей представлялся. Если приглядеться, так и не было в нем ничего по настоящему жуткого. Не страшнее зверолюда с волчьей мордой. В коленках еще чувствовалась слабость, но это, возможно, от длительной погони. Она и в самом деле ощутила себя загнанным гончими кроликом. Охота никогда не входила в число ее любимых забав, разговоры о ней на приемах всегда вызывали у Арилы очень смешанные чувства, а теперь и подавно от нее не дождаться снисхождения в таких вопросах.
— В книгу жалоб, — взгляд опять соскользнул с зеленого лица на поверженных бандитов, — ага.
Просьба орка звучала на удивление просто. Помочь получить посылку у фаната, пропустившего концерт? О таком еще не просили. Хотелось бы верить, что тот человек не потребует слишком многого, судя по отзывам орка тот был не самым приятным типом.
— Что-то еще, — повторила следом за ним и задумалась. Не трудно представить себе варианты этого «чего-то еще». — Обещаешь? — спросила, склонив голову на бок и приподняв левую бровь.
Страх отступал, таял, как туман под лучами солнца. Находиться рядом с ним все еще было странно, дико, словно оказываешься нос к носу с животным, а между вами нет прутьев клетки. Она бы сказала, что никогда не видела орков, но теперь, немного задумавшись, вспомнила, что сталкиваться все же доводилось. Аристократы держали у себя не только диких животных, за экзотику считался и зеленокожий раб. Ужасное, на самом деле, зрелище, видеть как обходятся «великие» с теми, кого считают ниже себя. И как обходятся порой с ней самой, считая за подобную диковинку. Вот как те двое. И как сам орк, Арила заметила в его глазах что-то знакомое.
— Но у меня ничего нет, чтобы… прикрыться, — на фоне серых стен бедных кварталов белая как снег Валлион выделялась еще сильнее, чем обычно. Некоторые дети дразнили ее призраком, когда не видели взрослые и брата не было рядом. При нем-то молчали, ища повод сблизиться. — Только если ты не одолжишь мне свой плащ и не боишься испачкать его, — казалось, все в этом мире были выше ее.
После страха приходит облегчение, легкая эйфория, способная сделать человека слишком беспечным. Вот и она, осмелев, приблизилась к своему спасителю, рассматривая его во все глаза. Пялиться было неприлично, но что поделать? Кое как она еще удерживалась от того, чтобы потрогать его за край одежды и убедиться, что он настоящий.
— Как твое имя? — Арила и в самом деле дернула за рукав и тут же спрятала руки за спину. В моменты вроде этих ее всегда спасало доброжелательное отношение к другим. Хотелось как-то сгладить первое впечатление, вряд ли орк был в восторге от ее первой реакции.

+2

9

- Хельберген, сын Джернерана, почетного разводчика ездовых волков. - с гордостью произнес раб, красноречиво посмотрев на девушку в ответ на ее по-детски милый и легкомысленный жест. Ишь какая, как быстро осмелела. - Больше не трогай, а то я кусаться люблю.
Где-то в трех дворах от них послышался громкий свист. На него ответил еще один, уже ближе. Полуночные "свистуны" явно не торопились расходиться по домам. Мысль о похищении знаменитой аристократки и певицы настолько сильно захватила их грешные душонки, что раздумья и сомнения не могли остудить пыл. Ведь, если так подумать, девушка могла где-то затаиться, спрятаться, найти приют и защиту у кого-либо из жителей, либо же воспользоваться волшебным артефактом или магией, о которых их, похитителей, не предупредили информаторы. Но странная все же вещь - людская похоть. Какое же порочное горючее для подобного энтузиазма. Вот похитители и суетились, рыскали, осматривали каждый закоулок в азарте и панической надежде увидеть объект своих поисков. "Хорошо, по крайней мере эта певица уже более-менее доверилась мне и готова следовать. Значит, потраченное на этот неловкий диалог ценное время не прошло впустую и не было щедро брошено на чашу преимущества бандитов. Только вот, дьявол возьми, плащ. Да, нужно отдать его ей. Но так же не хочется", подумал Улл`Парский дикарь, тяжко вздохнув.
- Кхм, насчет этого. А никак нельзя... Не знаю... - поежившись, явно чувствуя неловкость, проговорил Хель.
Раб настолько за этот год привык к своему, уже успевшему потерять весь лоск и вид, плащу, точнее к тому ощущению маскировки и сокрытия, которое давала ему эта вещь, что уже чувствовал себя уязвимым и слишком заметным лишь от одной мысли о том, что нужно отдать его кому-то другому. Да, у него все еще есть шарф, достаточно широкий и длинный, чтобы можно было замотать еще и голову. Но дьявол, это совсем другое и никак не заменит привычных ощущени1тяжелой плотной ткани на плечах, капюшона, закрывающего лоб и, конечно же, потайных внутренних карманов с секретными заначками, многие из которых съестные.
- А может как-то так? Вместе пойдем? - смущенно посмотрев на Арилу, орк отодвинул край плаща, но очень быстро отбросил эту мысль. - Хорошо, только чур не потеряй.
Тихо ворча себе под нос на родном языке, Хель стянул с себя плащ и быстро передал его Валлион, бросив на ту почти ревнивый взгляд. Ему так долго пришлось упрашивать дедулю купить эту вещь в одном из магазинов, в который они заглянули пол года назад во время их совместных приключений, а теперь приходиться отдавать ее вот так просто кому-то. Убедившись, что Арила успешно разобралась, где в таком несоразмерно большом плаще верх, а где низ, Хельберген принялся пытаться прикрыть шарфом еще и голову. Закончив, он вновь обратился к девушке:
- Арила Валлион, я даю тебе слово, что все, что мне от тебя нужно - это твоя помощь, о которой я сказал ранее. Когда посылка будет у меня в руках, я помогу тебе добраться туда, где ты будешь в безопасности. Или же постараюсь доставить тебя к нужным людям. Я обещаю, что сделаю все возможное, чтобы ты не пострадала ни от рук своих похитителей, ни от того жалкого человечишки, к которому мы сейчас идем. Руки в честь нашего партнерства пожмем потом, а сейчас давай-ка поторопимся.
Толком не дождавшись ответа, он на миг замер, прислушиваясь к звукам ночного города, концентрируясь на раздающихся в нескольких местах перекрикиваниях и свисте. Им повезло, что преступники не владели ни артефактами, ни техникой, ни телепатией, что позволило бы им более грамотно и умно вести поиски, разделяя между собой общую локацию и сообщая друг другу о малейших зацепках и догадках. Если судить по шуму, бандиты ставили на собственную многочисленность и на предполагаемое паническое состояние жертвы, которая наверняка, согласно их плану, должна быть дезориентирована и не способна здраво соображать.  Видимо, потому они и не пытались передвигаться тихо - старались таким образом держать цель в напряженном и напуганном состоянии. "Спасибо за то количество шума, которое производите, идиоты", усмехнувшись, подумал орк и шустро направился в один из переулков.

Путь до нужного магазина был близким, но оттого, что шли осторожно  и не прямым, более очевидным путем, а петляли меж домов и улиц,  стараясь избегать ненужных встреч, их "прогулка" затянулась. Хель шел впереди, лишь изредка оборачиваясь, чтобы убедиться, что его невольная спутница все еще на месте и поспевает за его широкими шагами. Пока что им удавалось миновать бандитов и те возможные неприятности, которые тоже могли бы сделать эту не задавшуюся ночь еще хуже. Разве что разок наткнулись на какую-то странную, явно сошедшую с ума, старушку. Пожилая женщина неподвижно сидела под окнами жилого дома на маленьком детском табурете и безэмоционально смотрела на небо. Было неясно, что же она там высматривала, так как ни светлоликая луна, ни ее вечные спутники звезды не смогли явить смертным созданиям свое великолепие этой ночью. Небо было занесено темными тучами из промышленного дыма и смога, закоптивших его в течении прошедшего дня и не успевших развеяться в безветренную ночь. Орк спокойно прошел мимо старухи, лишь бросив на нее мимолетный изучающий взгляд. Маленькая, взъерошенная, с большой копной вьющихся седых волос, глаза большие, нос со ртом маленькие, вся отчего-то напоминает дряхлую домашнюю кошку. Старушка не удостоила дикаря даже взглядом, но как только мимо прошла Арила, то сразу переключила внимание на нее и нервно завозилась на своем табурете.
- Ты еще заплатишь за то, что сделала. Заплатишь. Скоро поймешь, насколько страшную ошибку совершила.- зашипела женщина вслед Валлион, затем резко вскочила с табурета и, шустро юркнув за угол дома, скрылась из виду. Детский табурет так и остался одиноко стоять у стены.
- Пошли-ка побыстрее. Осталось совсем ничего, буквально пару улочек пересечь. - тихо сказал Хельберген, внимательно наблюдая за реакцией девушки.

Отредактировано Хельберген (Сегодня 02:09)

+3


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [7 безмятежье, 1059г] Лживая ночь


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно