поговаривают, мол...

В день Чернолуния полагается завесить все зеркала и ни в коем случае не смотреть на собственное отражение.

Некоторые порождения дикой магии могут свободно проходить сквозь стены.

В Солгарде все желающие могут оформить заявку на тур по тавернам, включающий в себя 10 уникальных заведений со всех уголков мира, и посещение их всех в один день!

Дикая роза на крышке гроба запрет вампира внутри.

В Керноа кто-то повадился убивать горожан. Обнаруживший неизменно замечает, что из тел убитых растут... зеленые кусты.

В Эльмондо обрел популярность торговец, раз в период заглядывающий в столицу и предлагающий всем желающим приобрести удивительно умных зверей. Правда все чаще звучат голоса тех покупателей, которые утверждают, будто иной раз животные ведут себя странно.

Если в Новолуние поставить зажженную свечу на перекресток - можно привлечь Мертвого Феникса, который исполнит любое желание.

Некоторые представители расы шадд странным образом не нуждаются во сне - они вполне могут заболтать вас до смерти!

Эльфы просто обожают декорировать свое жилье и неравнодушны драгоценностям.

Дворфы никогда не бывают пьяны, что говорится, «в зюзю». А вот гномы напиваются с полкружки пива.

Бросьте ночью 12 Расцвета в воду синие анемоны, подвязанные алой лентой, и в чьих руках они окажутся, с тем вас навек свяжет судьба.

Оборотни не выносят запах ладана и воска.

В Сонном море существуют целые пиратские города! Ничего удивительного, что торговые корабли никогда не ходят в этом направлении.

Хельдемор не отличается сильным флотом: портовые города в гигантском королевстве ничтожно малы!

Положите аркану Луна под подушку в полнолуние чтобы увидеть сон о будущем!

Благословение Луны, которым владеют представители Фэй-Ул, способно исцелить от любого проклятия в течении трех дней после его наложения.

Джинны огня дарят пламя, закованное в магический кристалл, в качестве признания в любви.

В Маяке Скорби обитает призрак водного джинна, который вот уже пятьдесят лет ждет свою возлюбленную и топит каждого, чья нога ступит в воды озера, окружающего маяк.

Фэй-Ул пьянеют от молока, а их дети не нуждаются в пище первые годы жизни - главное, чтобы ребенок находился под Луной.

Самой вкусной для вампиров является кровь их родственников.

Свадьбы в Аркануме проводятся ночью, похороны - днем. Исключение: день Чернолуния, когда ночью можно только хоронить.

В лесу Слез часто пропадают дети, а взрослый путник легко может заблудиться. Очевидцы рассказывают, что призрачный музыкант в праздничной ливрее играет всем заблудшим на флейте, и звук доносится со стороны тропы. А некоторым он предлагает поучаствовать в полуночном балу.

Не соглашайтесь на предложение сократить дорогу от незнакомых путников.

На острове Чайки стоит роскошный особняк, в котором никогда нет людей. Иногда оттуда виден свет, а чей-то голос эхом отдается в коридорах. Говорят что каждый, кто переступит порог, будет всеми забыт.

Озеро Лунная Купель в Лосс'Истэль полностью состоит не из воды, а из лучшего вина, которое опьяняет сладким вкусом!

Утеха стала приютом целым двум ковенам ведьм: неужто им здесь медом намазано?

В языке эльфов нет слова, обозначающего развод.

По ночам кто-то ошивается у кладбищ подле Руин Иллюзий.

В Фортуне дают три телеги золота в придачу тому, кто согласен жениться на дочери маркиза.

В Белфанте очень не любят культистов.

Не стоит покупать оружие у златоперого зверолюда, коли жизнь дорога.

Кто-то оставил лошадь умирать в лесу Ласточки, а та взяла и на второй день заговорила.

Храм Калтэя называют проклятым, потому что в статую древнего божества вселился злой дух и не дает покоя ныне живущим. Благо, живут подле статуи только культисты.

В Озофе то и дело, вот уже десять лет, слышится звон колоколов в день Полнолуния.

Жители утверждают, будто бы портрет леди Марлеам в их городке Вилмор разговаривает и даже дает им указания.

Чем зеленее орк, тем он сильнее и выносливее.

У водопада Дорн-Блю в Ольдеморе живут джинны воды и все, до единого - дивной красоты.

На Ивлире ежегодно в период Претишья происходит турнир воинов. В этом году поучаствует сам сэр Александер Локхард - личный охранник ее Величества королевы Маргарет!

Все аристократы отличаются бледностью кожи, да вот только в Рон-Дю-Буше эти господы будто бы и вовсе солнца не знают.

В мире до сих пор существуют настоящие фэйри, да вот только отличить их от любого другого существа - невозможно!

Фэй-Ул настолько редки, что являются настоящей диковинкой для всего Аркануме. А на диковинки большой спрос. Особенно на черном рынке...

18 Бурана дверь королевского дворца Хельдемора распахивается всем желающим, бал в ночь Первой Луны.

В 15-20 числах в Лосс'Истэле происходит Великая Ярмарка Искусств - это единственный день, когда эльфы позволяют пройти через стену всем.

10 Безмятежья отмечается один из главных праздников - самая длинная ночь года. в Рон-дю-Буше проводится Большой Маскарад.

42 Расцвет - день Солнцестояния, неофициальный праздник Пылающих Маков в Ольдеморе, когда молодые люди ищут цветок папоротника и гадают.

22 Разгара отмечается Урожайный Вал в Фортуне.

Каждую ночь спящие жители Кортелий подле Утехи выбираются из своих постелей, спускаются к неестественно синему озеру и ходят по его песчаному дну. Поутру их тела всплывают, а селяне всерьез боятся спать.

Прогуливаясь по улочкам Солгарда, вы натыкаетесь на старуху. Ее уродливое лицо на миг мелькает в свете фонаря, она хватает вас за руку и кричит что-то невнятное. На следующий день все начинают сторониться и избегать вас.

В деревне Уилмот подле Вилмора более 90% детей умирают при рождении и тем странней, что несколько семей отличаются в ней поразительным плодородием.

Администрация проекта: один, два, три.
нужные персонажи
16.06 Открыт набор в новый квест.
11.06 Продолжаются торги на аукционе, сделка будет заключена 18.06.

Арканум. Тени Луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Дорога сна » [сон] Между сказкой и похмельем


[сон] Между сказкой и похмельем

Сообщений 31 страница 40 из 40

31

Даэлис хитро щурится, а после отходит назад, предусмотрительно отводя руку с бумагой подальше от менестреля.
О, поверь, я беспокоюсь в первую очередь о своей шкуре, а не о твоей. А что если ты специально меня споил, а теперь делаешь вид, будто тоже ничего не помнишь? – само собой, Каэтар так не считала, поскольку ситуации последних дней показали её спутника как человека в какой-то степени благородного, однако его тайны подогревали в эльфийке интерес и просто так она сдаваться не хотела.

С одной стороны имя – лишь то, что записано на бумаге. Оно не отражает твоего внутреннего мира, не раскрывает твою истинную суть. Но с другой стороны, имя – это и возможный титул, звание или клеймо. А о таких вещах знать стоит, когда заводишь новые знакомства.

Потому, решив допытать своего спутника, Каэтар забрасывает бумагу в свой колчан – к остальным делам – и, бессовестно подмигнув, срывается в сторону лесопилки, напоследок бросив:
Нет имени, нет дела, А-м-е-л-ь, – издевательски протянув его имя, девушка довольно быстро скрылась из его поля зрения.

И, поскольку на лесопилке она оказалась первой, то тут же расположилась на земле, сняв колчан и прислонившись спиной к обработанной древесине, тут же лежащей рядами. Здесь же, наконец, можно было стянуть с головы капюшон в котором уже становилось жарко (хотя, скорее всего, виной тому не капюшон, а незаконные дела, что она проворачивала).

Достав наконец из колчана бумаги, девушка мысленно попросила хоть у кого-нибудь, чтобы среди них оказалась та самая – с козой. К счастью, она действительно оказалась среди прочих. Вникнув в содержание, девушка прочла следующее:

«Разыскиваются двое воров и дебоширов!
В ночь на 22-е Высокого солнца, черноволосая девушка эльфийской расы, возрастом приблизительно 23-26 лет, и мужчина человеческой расы, возрастом приблизительно 25-28 лет выкрали козу достопочтенного купца Даувардена.
Особые приметы похитителей:
Эльфийка: черные или каштановые волосы, острые уши, зеленые глаза, с собой носит лук.
Человек: рыжеволосый, худой, с повязкой на глазу.
За поимку преступников награда в 20 эллиров.
8:27, 22-е Высокого солнца, 2669 год.»

«Ну что за хамство. Мало того, что описали так, что любого второго хватай, так еще и награду маленькую объявили. Обидно даже».

Еще несколько бумаг показались девушке совершенно неинтересными, однако одна из них привлекла ее внимание. В ней говорилось вот что:

Стража деревни ***!
Поступила информация о том, что торговля между данной деревней и другими резервациями на протяжении долгого времени происходит без учета налоговых взносов. Необходимо разобраться в проблеме, выявить нарушителей и принудить к выплате налога в размере 95 эллиров.

Не нужно было быть великого ума, чтобы сопоставить две данности между собой: коза, пропажа которой была для хозяина настолько серьезной проблемой, что он пошел к страше, эллиры в размере 95 штук внутри ее бренного праха, и, конечно, налоговые долги, равняющиеся той же сумме.
Как только бард оказался в поле видимости эльфийки, Даэлис, подскакивает к нему, протягивая в руки бумагу.
Сегодня воры, а завтра, дорогой друг, мы будем героями.

[icon]https://i.imgur.com/iV4Bp4I.png[/icon][nick]Даэлис Каэтар[/nick][status]In vino veritas [/status][path]<div class="lz"><lz>Эльфийка-изгой, лучница, завсегдатай таверн.</lz></div>[/path]

Отредактировано Доминик (07.06.2021 14:50)

+1

32

Амель, хотевший было выхватить многострадальный листок бумаги из рук Даэлис, недовольно хмурится, тогда как уголок его губ дергается в подобии веселой усмешки. Давненько никто не проявлял особого упорства в попытке допытаться до скромных секретов столь же скромного барда, а он, прежде не думавший, что может дать для того достойный повод, метался между двумя чувствами: раздражением, кое всегда следует в ответ на неприятные тонкой душевной организации артиста действия, и… польщенностью. Всё же быть центром чужого внимания, пускай ненадолго, пускай из-за такой глупости, Амелю было приятно. Тем более, если речь шла об очаровательной леди!

Ах, я-то думал!.. После всего, что между нами произошло, неужели ты до сих пор веришь, что меж нами есть место недоверию и обману? – Он театрально сложил руки на груди, скорбно вздохнув, но образ оскорбленной невинности давался менестрелю просто отвратительно – Разве я похож на подлого негодяя, который мог бы так поступить со своей спутницей? Вздор!

На одно только мгновение вид его становится более собранным, а на лице возникает невиданная ранее серьезность:

К тому же, каждый имеет право на свои личные тайны, м?

Но Даэлис совершенно не проникается(уже в который раз, боже) его словами, тут же срываясь в сторону лесопилки. Имя, слетевшее с её губ, достигает слуха Амеля, чтобы табуном мурашек пробежаться от шеи вниз, по спине. Что это? Должно быть, просто шаловливый ветер забрался ему под одежду. Бард вздрагивает, будто очнувшись от мягкой полудремы, и тут же бежит следом, тихо посмеиваясь. Вот чертовка!

На самом деле, бежит он лишь первые два десятка метров, а после, понимая, что слишком уж большую фору дал эльфийке своим замешательством, спокойно преодолевает остаток небольшого расстояния пешком. Нагнать её всё равно бы не вышло, а убежать? О, он был уверен, что сбегать Даэлис не планировала. Беспокоиться было не о чем, а минуты благоговейного спокойствия, такие редкие за последние два дня, позволили привести мысли в порядок.

Нет имени, нет дела… – Амель в полголоса передразнивает поддевку, а после кривится: никогда ещё его нынешнее имя не было произнесено с таким издевательством. Однако это вызывало в нём куда больше веселья, чем злости, ведь сколько бы менестрель не пытался казаться разобиженным, любая новизна в доселе казавшихся обыденными вещах будоражила его беспокойный разум.

Услуга за услугу, разве нет?

Наконец он прибавляет шагу, чтобы как можно скорее оказаться у входа на лесопилку: времени Амель и без того потратил достаточно, уж как бы его задиристая спутница не начала беспокоиться о столь ценной пропаже в его лице. Вон как подскочила, стоило ему оказаться поблизости!

Хотевший было отпустить какой-нибудь игривый комментарий в ответ на поведение Даэлис, бард осекается - в его руках оказывается бумага, одна из тех, что была спрятана ранее в колчане. Амель слегка заламывает бровь, переводя недоумевающий взгляд с эльфийки(«Героями? Это мы-то с тобой?») на документ, далеко не с первого раза зацепивись взглядом за строчки.

Я полагаю, ты думаешь, что мы достигли того уровня понимания, когда не нужно лишних слов, но… милая, в твоей компании я становлюсь крайне несообразительным. Может, одолжишь мне и другие бумажки?

Разумеется, выведенные ровным почерком «95 эллиров» в конце одного из предложений не могли не наталкивать на определенные мысли, но для полной картины Амель всё ж таки хотел знать немного больше.

Или я всё ещё обязан расплатиться своим именем за эту возможность? – Веселая улыбка вновь расцветает на его лице, когда менестрель отступает и кланяется, неожиданно грациозно для человека, уже создавшего вокруг себя образ пьянчуги – Что же, примите же мою искренность. Амельгрет, к вашим услугам, миледи!

Мягко подхватывая ладонь Даэлис, он подносит её к губам, не иначе как с намерением запечатлеть на ней поцелуй, но вместо этого с хохотом кружит эльфийку, будто в танце. Движение резкое, немного дезориентирующее, но в намерениях Амеля вовсе не уронить свою подельницу, а лишь поменяться с ней местами, без проблем проходя к колчану. В полутьме лесопилки сложно разглядеть, насколько довольным становится выражение его лица, когда он перебирает бумажки.

Что? Уговор был только на имя!

[nick]Амельгрет Хоуфнарр[/nick][status]Спой со мной[/status][icon]http://forumavatars.ru/img/avatars/001a/bb/ee/42-1612293357.jpg[/icon][path]<div class="lz"><lz>Балагур и самодур.</lz></div>[/path]

+1

33

Бард откровенно излучает непонимание, и Даэлис уже набирает в грудь побольше воздуха, чтобы объяснить ситуацию, ооднако тот представляется, полагая, что ей нужно именно это. А она и вовсе забыла о своем мелочном шантаже, тут же переключившись на представившуюся возможность. Изобразив вполне себе изящный книксен, совершенно не вяжущийся с образом охотницы за всякими вещицами от песочных часов до голов, Каэтар закатывает глаза, оказавшись перехитренной рыжеволосым. Ну что ж, не велика проблема, к тому же она узнала его имя. "Амельгрет". Да и изящные движения выдавали в нем не просто подражателя знати. Какая, впрочем, теперь разница? Даже если и так, Даэлис и сама не болтала о своем происхождении.

Подойдя к нему со спины и заглянув через плечо, пальцем она указывает на бумаге об их поимке в слово "купец", а после кивает на вторую бумагу, в которой говорится о торговле.
Сам посмотри. Не может быть простым совпадением и число утраченных эллиров и связь между нашим делом и проблемой с торговлей. Я практически уверена, что этот.. как его.. Даугарден? В общем, тот, кого мы ненароком ограбили, промышляет укрывательством от налогов. В таком случае ему грозит серьезный штраф или тюрьма. Вот почему он так отчаянно нас разыскивает.

Отойдя от барда, девушка начинает нервно расхаживать туда-сюда, сведя брови к переносице.
Одного я не понимаю: почему у этой чертовой стражи пазл не сложился? За что люди платят налоги, если эти остолопы ни на что не годятся – даже два плюс два сложить! – темноволосую захватила ярость от обиды за жителей деревни. Стоявшая на холме лесопилка давала неплохой обзор и Даэлис, окинув взглядом окрестности, сглотнула подобравшийся к горлу ком: ни два дня назад, ни сегодня она не заметила, насколько бедно выглядит деревня, в которой они находились. Да и не то чтобы это бросалось в глаза – в целом все было хорошо, своя таверна, свой пост охраны. Да только, кажется, именно из-за этого у здешних жителей и были проблемы: оба этих заведения существовали засчет труда людей, и если таверна хоть как-то себя окупала, давая народу возможность расслабиться, то вот пост не гарантировал людям никакой защиты. Только видимость создавал.

Не стану настаивать на твоем участии в том, что я задумала, Амель, но твоя помощь мне бы пригодилась, – оторвавшись от созерцания деревни, лучница обернулась к барду, и лицо ее выражало сосредоточенность – ни намека на ту шутливость, что была парой минут ранее, – Я хочу убедиться в том, что этот купец, коему мы так сдались действительно тот, кто выпивает все соки из людей. И чтобы это выяснить, нужно поговорить с другими людьми. Придется остаться здесь на какое-то время, и да, предупрежу заранее, для нас это весьма рискованно. После того, как убедимся в личности купца, нужно будет найти доказательства его махинаций. Не для стражи – они здесь просто жиреют на чужих харчах – для людей. Этих самых людей, которые верят в тех, кто ими пользуется.

Тяжело вздохнув, Каэтар прикрывает глаза. Когда она заговорит снова, ее голос будет стальным:
А пост мы сожжем.

[icon]https://i.imgur.com/iV4Bp4I.png[/icon][nick]Даэлис Каэтар[/nick][status]In vino veritas [/status][path]<div class="lz"><lz>Эльфийка-изгой, лучница, завсегдатай таверн.</lz></div>[/path]

Отредактировано Доминик (07.06.2021 21:11)

+1

34

- О, миледи, да вы явно из знатной семьи! Какое изящество! - Амель не перестает подтрунивать над своей подельницей, но делает это совершенно безобидно, действительно удивленный ловкостью Даэлис. Интересная черта, которая никогда не бросится в глаза, если не иметь привычки присматриваться ко всему, что или, будем уж выражаться точнее, кто тебя окружает. Кажется, им обоим было что скрывать, а потому далее легкой шутки ничего не уходит. Уголки губ дергаются, ломая некогда беззаботную улыбку. Амель знает, как дороги бывают личные секреты.

Развернувшись, чтобы эльфийка могла спокойно рассмотреть документы вместе с ним, бард силится прочитать слово, в которое она указала пальцем. Читать в полутьме - дурная идея, а потому он отходит к окну, где было немного светлее.

“Купец”. Золото. Коза.

Здесь улавливалась взаимосвязь, которая очень сильно Амелю не нравилась. Он тихонько присвистнул.

- Надо же, во что мы ввязались - С досадой отмечает менестрель, зарываясь пальцами в копну рыжих волос на затылке. Движение это нервное, Даэлис могла уже не раз наблюдать его прежде. Прежде всего беспокойство доставляло само знание того, что они умыкнули кругленькую сумму у богатого человека. Уже после - этот самый человек, который тоже, как оказалось, был не из тех, кто чист на руку - Да хоть Драугр, право слово. Купец, если я правильно понимаю, - мошенник! Отвратительная характеристика, должен признать.

Его слова - всего лишь констатация факта, и Амеля, как несложно догадаться, беспокоит совсем не это. То есть, это, конечно, очень печально, что правовая система в далекой от городской жизни деревеньке работает, мягко сказать, отвратительно, но… им-то с Даэлис какое до этого дело? Они выяснили, что их описание в розыске такое смутное, что сердце поэта точно не выдержит повторного прочтения тех строк. И деньги остались при них. Поделили бы поровну, да зажили в ближайший месяц как короли!

Но нет, эльфийка выглядела слишком серьезной, чтобы бард осмелился хотя бы предложить что-то в этом духе. Он только пожимает плечами, облокачиваясь спиною о стену лесопилки.

- Открою тебе секрет - страже то попросту не нужно. Они получают свое скромное жалование, всеми силами желая откреститься от бумажной волокиты и работенки сверху, да и тратят его на пиво в таверне и распутных женщин. Чужое благополучие волнует их не больше своего собственного. Логика простая, как запеченная картошка!

Теперь на его лице появляется непонимание: уж с чего бы эльфийке беспокоиться о жизни простого люда? Они со своими проблемами и сами управятся, было бы желание. Но Даэлис остается серьезной до жути, и Амель подходит к ней ближе, пытаясь разгадать причину такого её настроения.

- Гуманизм - это крайне похвально, но… - Он подбирает слова, пытаясь продолжить - Ох, как бы это сказать. Но с чего ты взяла, что те самые люди не сдадут нас страже при первой же удобной возможности? Они не знают, что мы невиновны, а ты только подставишься под удар, если пойдешь опрашивать местных. Тебе оно надо? Я, почему-то, так не думаю.

На плечо Даэлис мягко опускается мужская ладонь. Амель не смотрит на деревню, мало озабоченный проблемами абсолютно незнакомых ему людей. Гораздо больше его интересовали намерения эльфийки. Намерения и их последствия.

- Вот что я тебе предложу, Даэлис. Расспрашивать взрослых - дело гиблое, если они уже настороже. А вот найти стайку сорванцов, которая соберет для нас слухи со всей округи - запросто! С детьми всегда можно найти общий язык, это я тебе заявляю после того, как проверил опытным путем. Ты же не хочешь угодить за решетку раньше, чем это сделает Драу… Доу… Тот хрен, у которого мы козу умыкнули, в общем-то.

[nick]Амельгрет Хоуфнарр[/nick][status]Спой со мной[/status][icon]http://forumavatars.ru/img/avatars/001a/bb/ee/42-1612293357.jpg[/icon][path]<div class="lz"><lz>Балагур и самодур.</lz></div>[/path]

+1

35

Слова рыжеволосого звучат убедительно, однако Каэтар не планирует отступать от своей затеи. И дело было даже не в пресловутом гуманизме. Сработал, скорее, обратный фактор, – она до жути ненавидела тех, на кого работала и чьи люди сейчас охраняли эту деревушку.

... С чего ты взяла, что те самые люди не сдадут нас страже при первой же удобной возможности? Они не знают, что мы невиновны, а ты только подставишься под удар, если пойдешь опрашивать местных. Тебе оно надо? Я, почему-то, так не думаю.
Вот для этого нам и понадобится раскрыть карты прилюдно. Само собой, я не хочу нарваться на гнев людей. Да и всегда можно воплотить в жизнь твой любимый способ решения проблем – сбежать.

Приступ священной ярости отступил, и Даэлис, поглощенная мыслями о будущей авантюре, растянулась прямо на траве, подложив под голову колчан со стрелами. Взору представилось ясное вечернее небо, на котором постепенно, становясь все ярче, просматривались звезды. Под этим небом живут и ее родители. Каэтар нечасто вспоминала их, но недавняя шутка Амеля о ее грациозных движениях не могла не навеять воспоминаний. Тех, в которых остроухая была еще в стенах родительского дома – занималась танцами, этикетом и прочей бесполезной рутиной, годящейся теперь только на то, чтобы в шутку перед кем-то блеснуть навыками. 

Я думаю, ты прав, – лучница прервала молчание, обращаясь к возившемуся неподалеку Амелю, – В первую очередь нужно говорить с детьми. Но, поскольку, я их не люблю и общего языка с ними не нахожу, этим займешься ты. А я предпочту общество прекрасных дам, – с этими словами, девушка закрывает глаза, давая понять барду, что ни одно его возражение не будет принято к сведению.

https://i.imgur.com/LF2lfxy.png

Как только первые лучи солнца, выглянув из-за верхушек елей, осветили лесопилку, Даэлис растолкала спящего Амеля. Пора было приниматься за дело. Укоротив нехитрым образом рукава нагло украденной рубашки и оторвав от остатков полоску, Каэтар подвязала передние пряди волос, умело скрыв под ними острые уши. Саму рубашку подвязала под грудью, стараясь видоизменить ее до неузнаваемости. В ее арсенале, увы, не было разнообразия гримирующих средств, но и то, что эльфийка уже предприняла, было достаточно для того, чтобы и без того размытое описание не сопоставлялось с ее внешностью. Лук, само собой, также пришлось припрятать среди балок, а вот нож в сапоге девушка оставила при себе – не стоило рассчитывать на то, что все пройдет гладко. Конечно, убивать жителей она не собирается, но вот пригрозить страже можно и этим. К тому же, путешественник с отсутствующим оружием вызывает подозрения больше, чем вооруженный.

Закончив с приготовлениями, Каэтар обратилась к спутнику:
— Раз за ночь ты не сбежал, значит, все-таки идешь на эту авантюру вместе со мной. В таком случае желаю удачно побеседовать с детишками! – бессовестно ухмыльнувшись и подмигнув, девушка направилась в сторону леса, планируя обойти деревню и зайти с, так называемого, парадного входа.

На входе в ворота, Каэтар сорвала листовку, узнав в ней описание их с Амелем персон. Чем меньше люди это видят – тем больше вероятности, что авантюристам будем сопутствовать удача. Байка, сочиненная Даэлис находу о девушке, скитавшейся по лесу и чудом удравшей от хищника, вызвала, как и было рассчитано, сочувствие у прекрасной половины населения. Одна из сердобольных селянок – белобрысая и болтливая – даже предложила залечить рану в плече. И хоть остроухую кольнула совесть за бессовестный обман, она все же успокоила себя тем, что в конечном итоге ее действия улучшат жизнь всех здесь живущих.

Зацепившись за ту самую белобрысую лекаршу, Каэтар аккуратно вытягивала у нее информацию о жизни деревни.
Скажу тебе, что бывает и хуже. Пока стража довольна, они нас не трогают. Иногда приходится чем-то жертвовать, – на этом моменте девка запнулась, но тут же продолжила болтать о вещах настолько малозначимых, что только выдрессированное годами терпение эльфийки не позволяло ее перебить. В конечном итоге, никто не обещал, что будет легко.
А к осени у нас такие яблоки спеют, что выстраивается очередь на пробу... Отменный сидр... Кто-то вымачивает... – в конце концов, блондинка не заметила, что Даэлис ушла в собственные мысли, зацепившись за ту самую фразу, которую болтливая дева решила таки не продолжать. "Довольная стража, значит".

Спустя час бестолковой болтовни, в ответ на которую Каэтар отвечала самой благодарной улыбкой, которая ей только удалась, белобрысая наконец заговорила о торговле.
Хороший он у вас, купец этот?
Очень хороший! Правда, последние месяцы никак не удается ему наладить торговое дело с соседней деревней. Эти заразы завышают цены на продовольствие, из-за чего нам приходится отдавать все больше и больше.
Вот как, значит.

Сердобольная девушка, то ли поддавшись чарам исркнней каэтаровской улыбки, то ли радуясь возможности присесть на свежие уши, предложила Даэлис остаться у нее на ночь. Та, впрочем, отказалась. И даже не потому, что бросать Амеля было самым настоящим свинством (а у него наверняка была информация!), причина была в том, что выслушивать эту прекрасную леди было ужасно сложно. Потому, объяснив, что вполне может себе позволить съем комнаты, девушка в конце концов выскользнула из дома болтливой хозяйки.

Какое-то время пошатавшись по деревушке, Даэлис заметила Амеля, усердно допрашивающего детей. Улучив момент, когда их взгляды пересекутся, Каэтар окинула товаща насмешливым взглядом и, показав язык, тут же скрылась за ближайшим домом. Однако услышанный разговор заставил ее замереть на месте, прислушавшись.

Господин Дауварден, подождите!

Выглянув из-за угла, Каэтар увидела грузную хорошо одетую фигуру, вальяжно расхаживающую по главной улице, а за фигурой мчался парень. Придерживаясь задворков, эльфийка проследила за Дауварденом и, обогнав его, наконец смогла разглядеть лицо. "Черта с два меня подведет интуиция!" Убедившись в своей догадке, Каэтар бегом возвращается на лесопилку.

[icon]https://i.imgur.com/iV4Bp4I.png[/icon][nick]Даэлис Каэтар[/nick][status]In vino veritas [/status][path]<div class="lz"><lz>Эльфийка-изгой, лучница, завсегдатай таверн.</lz></div>[/path]

Отредактировано Доминик (08.06.2021 18:42)

+1

36

- Уж кабы нас не сочли за чрезмерно дерзких лжецов - Амель, по натуре своей человек крайне осторожный, все ещё не был доволен тактикой Каэтар, но и противопоставить ей пока что ничего не мог.

Она права, сбежать они смогут в любой удобный момент, уж в этом пара их - мастера. Бард наблюдает за своей спутницей, до поры не произнося более ни единого слова, будто бы и сам пребывал в глубокой задумчивости. Ни её, ни уж тем более своей драгоценной, холеной шкурой он рисковать совсем не хотел. Но чего только не сделаешь, чтобы уберечь барышню от неприятностей? Друг другу они, гляди-ка, уже и совсем не чужие люди. Ну, после пережитых последних дней так уж точно.

В конце концов, Амель и сам опускается на траву подле Даэлис. Взгляд обводит изрядно почерневшее небо, успевшее ему здорово осточертеть. Все хорошо в меру.

Негромко фыркнув, он падает на спину, под голову положив одни только ладони.

- Я бы, может, тоже предпочел общество прекрасных дам! Но ты права. При одном только моем появлении они потеряют всякий дар речи, и выудить хоть словечко у них будет невозможно. Даже используя мой несравненный талант дипломата и неоспоримую харизму. Какая жалость!

Им предстояла очередная ночь на открытом воздухе.

***

Сон шел тяжело - бард полноценно отключился только под утро, а потому на растолкавшую его эльфийку смотрел глазами, полными вселенской усталости и печали. Могла бы и понежнее!

Он тяжело приподнялся на локтях, лениво наблюдая за приготовлениями Даэлис. Веки неумолимо слипались, и их приходилось время от времени усердно растирать, чтобы не провалиться вновь в беспробудное небытие. Ему-то все эти ухищрения были ни к чему.

- Какого же ты, - Амель громко зевает, прикрывая ладонью рот - Невысокого обо мне мнения, Даэлис. Поболтаю, не сомневайся.

В ответ на усмешку бард машет ей рукой и улыбается, не то вымученно, не то мечтательно. Каждый ли день ему подмигивают симпатичные эльфийки? Нет, абсолютно точно это происходило немного реже. Чуть реже, чем Амелю везло встретить их в принципе. Ужасное упущение, надо сказать.

Но, долг зовет!

Помедлив едва ли десять минут, менестрель спешно собирается. Прежде чем пытаться заговорить с местной детворой, стоило привести себя в божеский вид. То есть, выглядеть немного приличнее, чем огородное пугало, которое несколько суток мотало по лесу. Уложить волосы, поправить повязку на глазу да одернуть рубаху - вот он, красавец. Амель проходит в те же ворота, где недавно бывала Каэтар, но идет в совершенно противоположную ей сторону, уже предполагая, где может отыскать необходимый ему контингент.

Конечно же в чужих огородах.

Несколько мальчишек тихо переговариваются, рассовывая молодые яблоки по всем карманам. Они воровато оглядываются, готовые в любую секунду стартануть с места, разбегаясь в рассыпную. Наученные горьким опытом? О, Амель почему-то в этом совсем не сомневался.

Негромкий свист привлекает внимание ребят, замерших на месте, как перепуганные зайцы. Хо-хо, кому-то удалось застать их врасплох.

- Эй, парни! - Негромко подзывает их бард, высовываясь из-за забора - Сейчас хозяйка выйдет из дома, так что бегите скорее сюда, если не хотите, чтобы вам оборвали все уши!

Спонтанное заявление, пришедшее в голову первым, оказывается правдивым: стоит мальчишкам послушаться, прячась с Амелем в одном укрытии, как на порог выходит крепкого вида мужичок с хворостиной, озадаченно оглядываясь по сторонам.

- И где эти прохиндеи? Эть, зараза! Не успел что ли?

Ну, с полом напортачил, а вот общую суть передать сумел, чем сразу же завоевал доверие детей.

Даэлис говорила, что детей совсем не любит и ладить с ними не умеет. Амель же наоборот, к детям относился более чем благосклонно, а те отвечали ему взаимностью. Может, потому что сам Амель был тем ещё ребенком, неугомонным, веселым, оттого и общий язык ему с ними всегда было находить легче. Сумев убедить, что он - оболганный бесчестными дуболомами-стражами герой, о присутствии которого рассказывать нельзя даже под пытками, бард выуживает из мальчишек все, что те могли ненароком услышать от родителей или соседей.

- А тетка Мальта говорит, что купец наш - врун страшный, и на золоте спит.

- А вот и не правда! Мне мамка сказала, что купец - человек честный, все ради нас делает. Просто методы у него больно жесткие. Папке, вон, денег не хватает новый плуг купить на рынке. Все в залог барину несет.

Они галдят наперебой, но Амель слушает внимательно, не перебивает даже тогда, когда тема разговора уходит в совсем иное русло. Так уж выходит, что мальчишки увязываются за ним следом, и к тому моменту, как Даэлис запыханная появляется на лесопилке, вся компания весело играет в жмурки.

Ведущим к тому моменту оказывается менестрель. Чуткий слух легко улавливает быстро приближающиеся шаги, и он приподнимает импровизированную повязку, что закрывала его глаза. Дети замирают, не зная, как реагировать, а Амель, чтобы их не пугать, максимально спокойным тоном произносит:

- Ну-с, парни, на сегодня мы наигрались! Завтра обязательно свидимся снова - Он провожает их к выходу, а года мальчики скроются за воротами, обращается уже к Каэтар - Ну что? Удалось чего полезного узнать?

[nick]Амельгрет Хоуфнарр[/nick][status]Спой со мной[/status][icon]http://forumavatars.ru/img/avatars/001a/bb/ee/42-1612293357.jpg[/icon][path]<div class="lz"><lz>Балагур и самодур.</lz></div>[/path]

+1

37

Вид бессовестно играющего в их – практически секретном! – убежище вызывает у Даэлис почти возмущение. "Почти", потому что, нельзя не признать, выглядел он потешно в окружении оборванцев. Даже ничем от них не отличается: такой же балбес. Скрыв улыбку и натянув маску скептицизма, Даэлис окидывает барда нарочито холодным взглядом.
Удалось, ведь в отличие от тебя я занималась разрешением поставленной задачи, а не играла в догонялки, – тут же следует наигранно вымученный вздох, – И на что я рассчитывала?.. Ладно, если серьезно, то отзываются о купце в деревне весьма лестно и свято верят в его честность, что усложняет нам задачу. Но, по чистой случайности, мне удалось увидеть и его самого. И да – это действительно тот, кого мы нагрели на 95 эллиров. Именно его угрозы слышались на утро на всю деревню. Собаки, вероятно, тоже его были. Хорошо, что мы быстрее его ленивых отожранных гончих. А что у тебя? Ты же не весь день играл с детьми, да?

Выслушивая рассказ барда, девушка направилась к балкам, куда утром припрятала лук. К своему ужасу, эльфийка обнаружила его отсутствие. "Что за черт? Кому он сдался?". Пропал и колчан со стрелами.
Амель, как давно ты вернулся и видел ли кого-то? Лук сперли.

Их гуманистическая миссия тут же отошла на второй план – что-что, а свой лук Каэтар ценила не только как эмоциональную ценость, но и как вполне себе материальную: в свое время она обошла дюжину оружейных, чтобы лучшие мастера нескольких городов улучшили его характеристики. Да и стрелы она не из грязи и палок делала – закупала у лучших. И что теперь? Какой-то деревенский мужчок, не знающий ему цену, продаст этому самому Дуавардену?
Никто из твоих мелких вороватых новых друзей с луком обратно домой не уходил? – под подозрение в голове Каэтар попадали чуть ли не деревья, стоящие неподалеку.

Когда первые эмоции уступили место рациональному, Каэтар посетила мысль о том, что далеко ее зазноба быть не может. Пробежавшись до дома лесоруба и заглянув в ближайшее окошко, девушка с огромным облегчением увидела его – вот он, лук, стоит в углу, неприкаянный. Девушка, не раздумывая, распахнула окно и уже было собралась без зазрения совести проникнуть в чужое жилище, как из соседней комнаты послышали шаги. Чертыхнувшись, темноволосая мигом сбегает за угол, выжидая момента. Сколько бы она его ждала – неизвестно, пока с другой стороны не послышался звук закрывающейся двери. Лесоруб, по собственнически держа в руке и лук, и колчан каэтаровских стрел, шагал в направлении деревни.

Ситуация казалась безысходной, и девушка, обратив взгляд к своему подельнику, о коем вспомнила только-только, просительно заглянула ему в глаза: "Выручай, он же его продаст! За копейки!"

[icon]https://i.imgur.com/iV4Bp4I.png[/icon][nick]Даэлис Каэтар[/nick][status]In vino veritas [/status][path]<div class="lz"><lz>Эльфийка-изгой, лучница, завсегдатай таверн.</lz></div>[/path]

Отредактировано Доминик (09.06.2021 19:30)

+1

38

Чумазые мальчишки машут Амелю на прощанье руками, и тот машет в ответ, мягко улыбаясь. Милые ребята, может, ради них и стоило влезть в это гиблое дело, за выяснением подробностей. Уж кто-кто, а дети от глупости и жадности взрослых страдать не должны.

Он оборачивается к Даэлис, и улыбка на его лице делается еще более широкой.

- Ну надо же мне было чем-то себя развлечь, пока ты общалась с местными красотками - Бард дует губы, дурачится, не желая возвращать себе серьезности. Детские игры здорово его раззадорили: на усыпанных веснушками щеках красовался яркий румянец, а в том глазу, что не был закрыт повязкой, плясали искорки веселья - Это они тебе говорят, что купцу своему в ноженьки кланяются. Ты - чужачка, не дай Диос пойдешь разбираться, пошто народ людей выше чином не уважает. Мне вот ребятня рассказала, что между собой, нет-нет, да кто-то скажет, что этот Дау… тьфу ты. Купец этот - та ещё скотина!

Лишь краем глаза наблюдая за тем, чем сейчас занята эльфийка, Амель плюхается на траву, туда, где уже успел расстелить купленный накануне плащ. Солнышко светит ярко, заставляя щуриться.

- Я занимался вверенным мне делом так самозабвенно, что готов был пойти на все, чтобы выудить нужную нам информацию! Даже играть в салочки и жмурки! И… что? Какой лук?

Не сразу догадавшись о чем речь, бард удивленно вскидывает брови, а после, резко подскочив на месте, будто ужаленный, подходит ближе к Каэтар.

- Ты что, здесь лук припрятала? На действующей-то лесопилке?

Про существование того самого лука он уже успел благополучно позабыть. Быстро смекнув что к чему, Амель готов был едва ли не за голову хвататься - это хорошо, что тот, кто лук утащил, не решил хозяйки дождаться, чтобы под белы рученьки отвести к купцу. Конечно, с Даэлис такую процедуру осуществить было бы затруднительно, но все же. Она срывается с места, бард - следом за нею.

Одна напасть за другой. Им вообще может хоть раз свезти?

Оказавшись у дома лесоруба, эльфийка спешит залезть в чужое окно, а Амель, скрепя сердце, стоит на стреме, чтобы  никто и на километр близко не подошел. Не хватало им еще и этой проблемы в добавок ко всем остальным! Увы, угроза находилась не снаружи, а внутри.

Менестрель ловит на себе умоляющий взгляд подельницы, когда хозяин дома выходит вместе с чужой собственностью в руках, и тихо чертыхается себе под нос. Была не была, этот лук давеча его кормил.

- Уважаемый! Эй, уважаемый! - Сделав вид, будто сильно запыхался, Амель подходит к лесорубу. Актер из барда всегда был хороший, ведь за напускным беспокойством и растерянностью в глазах не разберешь их причин - Ох, милостью Диоса, прошу меня простить! Это ведь вы нашли мой лук? Да, тот самый, что у вас в руках!

Мужичок косится на него, как на сбежавшего из бедлама, но все же отвечает:

- Ну я. Тебе чего надо рыжий? Лук я нашел, а твой иль не твой - какая мне забота. Лежал ничейный, да еще и на моей лесопилке. А чего бы твоему луку делать на моей лесопилке, а?

Поскольку жил лесоруб в отдалении от деревушки, была надежда, что о похитителях прознать он не успел.

- Н-ничего! Но... Как какая забота? Вы что! Лук этот - вещь не простая, а вы его сейчас купцу снесете, да получите сущие гроши - Судя по смутившемуся вмиг лицу напротив, Амель не ошибся, а потому продолжал с большим напором - Во-от, и я о том же. А уж я цену этой вещице знаю, можно не сомневаться. Хотите, выменяю, коль так отдавать не собираетесь?

Мужик призадумался, но ответил довольно быстро, кивнув головой.

- Хочу - Он кивает на руки барда - Отдам тебе лук за пару перчаток. Они у тебя, я вижу, тоненькие. Мне для работы в столярне в самый раз будут - уж как я замучался занозы из пальцев доставать.

- А… деньги?..

- Перчатки давай, умник! А то снесу лук барину - не увидишь больше.

- По рукам!

На том и порешили. Амель поджал губы и стянул с рук перчатки, не слишком довольный таким обменом. Но делать нечего, уж лучше лесоруб продолжит оставаться дома и никому не доложит о том, кого видел. Он уходит, а бард, глубоко вздохнув, уходит в тень, туда, где продолжала прятаться Даэлис.

- Вот, возьми - Говорит он, протягивая оружее - Видишь, не такой уж я и бесполезный, как обычно ты любишь заявлять! Воплощение благодетели, уж не податься ли мне на службу в храм?

[nick]Амельгрет Хоуфнарр[/nick][status]Спой со мной[/status][icon]http://forumavatars.ru/img/avatars/001a/bb/ee/42-1612293357.jpg[/icon][path]<div class="lz"><lz>Балагур и самодур.</lz></div>[/path]

+1

39

И бард откликнулся на просящий эльфийский взор – никак женские чары Даэлис сработали. Какое-то время он беседовал с мужичком, а после вернулся. Радость, выплескивающаяся из глаз Даэлис практически слезами вполне могла затопить эту богами забытую деревушку, – бард вернулся с луком. Необдуманное действие, рожденное нахлынувшими эмоциями – и вот темноволосая касается губами древка лука. Слова барда же она пропускает мимо ушей, уже набрав полную грудь воздуха, чтобы в очередной раз отпустить острую шутку в его сторону, но так и замирает с раскрытым ртом, когда мельком бросает взгляд на его руки. Не то чтобы она присматривалась к его одежде когда-либо, но не заметить отсутствие перчаток было нельзя. Стоило сложить два очевидных факта воедино – все-таки ее интеллектуальные способности превышали сумму способностей стражи этой деревни – и становился ясен факт пропажи перчаток.
Одной рукой все еще крепко держа лук, второй же порывисто обнимает барда за плечи, бросив ему на ухо:
Спасибо, небесполезный.

Когда наконец бард, Даэлис и ее лук снова воссоединились, необходимо было подумать и об основной цели, с коей они здесь и задержались.
Какие вообще могут быть догадки, как вывести купца на чистую воду? Очевидно, лично нам с ним встречаться нельзя, он-то был трезвый и наверняка нас запомнил, – тяжело вздохнув, девушка усаживается на ближайший пень, – До чего я докатилась, если единственным выходом из ситуации вижу проникновение в чужое жилище? Сколько раз за последние три дня я этим занималась? Вот же ж. Но где, если не у него дома, будут храниться документы, подтверждающие его махинации с деньгами?

Очередной день медленно клонился к заккату. Безумно хотелось оказаться в четырех стенах, умываться из ковша, а не из реки и созерцать перед сном потолок, вместо звездного неба. Хотя небо Даэлис полностью устраивало. Да и погода, к счастью, была теплой, даже без дождей. Порой приходилось оставаться и в менее благоприятных условиях и компаниях. А бард, безусловно, мог считаться отличной компанией, даже после того, что они вместе учудили. Да и смотрела (хотя, скорее косилась) она на него несколько иначе теперь: каким бы детищем в душе он ни был – всегда приходил на помощь и даже исправлял косяки самой Лис. Определенно, он успел понравиться девушке за столь короткий срок, правда, эти мысли она отметала ввиду понимания конечности всего сущего.

Нет смысла оставаться здесь дольше положенного, поэтому я предлагаю завтра же нарушить закон снова и, надеюсь, в последний раз. Тебе же я предоставляю выбор: будешь бдительно наблюдать из кустов или же геройски взвалишь на себя ответственность за проникновение в чужое место жительства.

[icon]https://i.imgur.com/iV4Bp4I.png[/icon][nick]Даэлис Каэтар[/nick][status]In vino veritas [/status][path]<div class="lz"><lz>Эльфийка-изгой, лучница, завсегдатай таверн.</lz></div>[/path]

Отредактировано Доминик (10.06.2021 17:59)

+1

40

Странное дело, но, пользуясь возможностью побравировать в очередной раз, Амель совсем не смотрит на Даэлис. Голос его весел, но вот взгляд, устремленный на руки, кажется растерянным. Да, без перчаток определенно было непривычно - тонким длинным пальцам было зябко, даже не смотря на то, что на дворе стояла теплая погода. Конец лета как-никак, где бы ему тут замерзнуть. И все же было непривычно, слишком редко он снимал их при ком-то, а тут и вовсе остался без “защиты” на довольно долгое время, если по пути к Вееросу не наткнется на какого-нибудь торговца или кожевника. Амель рефлекторно сжимает ладони в кулаки, чтобы поменьше пялиться на ожоги, которые их украшали, и не доставить такого неудовольствия эльфийке.

Для задумавшегося о чем-то своем барда её порывистые объятия становятся неожиданностью, а шепот, коснувшийся уха чужим дыханием, заставляет округлить глаза. У него, кажется, даже щеки успели вспыхнуть и, тем не менее, это не мешает ему улыбнуться, так же мягко, как получасом назад он улыбался убегавшим с лесобилки мальчишкам. Амель посмеивается.

- Обращайся.

Что ж, оно того стоило.

Но момент нежности растворяется под натиском суровой реальности, где им все еще нужно было думать о том, как избежать ответственности за убийство козы, спустив всех собак правосудия на человека, который был виноват куда больше. Небо уже начало розоветь. В четвертый или пятый раз они встречают закат вместе? Может, бард и не против продолжить, все же Даэлис была просто душкой, особенно когда не острила, но не под открытым небом. Он слишком дорожит своим комфортом.

- М-м, дай-ка подумать. Как минимум раза два, и это только в моем присутствии - Амель пытается разбавить серьезный настрой Даэлис своими шутками, хотя и сам не то чтобы был весел. Привычка - Я бы, конечно, предположил, что коли он золото в козе спрятал, так и документы стоит поискать в хлеву, но если этот парень не совсем остолоп, то бумажки он все ж таки перепрятал. В овчарню, например. Ладно-ладно, шутки в сторону. Люди почтенные обычно прячут свои документы в личных кабинетах, в ящиках. Если заедает паранойя - за рамами картин. Не спрашивай, откуда я это знаю, я тебе не отвечу, потому что сам уже не помню.

Бард вздыхает глубоко и обреченно - “снова” нарушить закон входило в их совместную, крайне дурную привычку. Он поднимает руки вверх, демонстрируя свою полную капитуляцию.

- Ну уж нет, такие дела я оставлю на совесть профессионала. Опыта у тебя явно побольше моего будет, а я… я постою на стреме, да! Правда, в этот раз выскочить торговцу прямо под ноги у меня не выйдет, раз уж наши лица он запомнил лучше нас самих. Придется выкручиваться.

[nick]Амельгрет Хоуфнарр[/nick][status]Спой со мной[/status][icon]http://forumavatars.ru/img/avatars/001a/bb/ee/42-1612293357.jpg[/icon][path]<div class="lz"><lz>Балагур и самодур.</lz></div>[/path]

+1


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Дорога сна » [сон] Между сказкой и похмельем


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно