поговаривают, мол...

В день Чернолуния полагается завесить все зеркала и ни в коем случае не смотреть на собственное отражение.

Некоторые порождения дикой магии могут свободно проходить сквозь стены.

В Солгарде все желающие могут оформить заявку на тур по тавернам, включающий в себя 10 уникальных заведений со всех уголков мира, и посещение их всех в один день!

Дикая роза на крышке гроба запрет вампира внутри.

В центре опустевшей деревушки подле Фортуны стоит колодец, на бортиках которого грубо нацарапана фраза на эльфийском: «Цена должна быть уплачена».

Старый лес в окрестностях Ольдемора изменился. Звери изменились вместе с ним. Теперь их нужно убивать дважды.

В провинции Хельдемора не стихает молва о страшной угрозе, поджидающей путников на болоте, однако... всякий раз, когда туда прибывали нанятые охотники, они попадали в вполне себе мирную деревеньку.

Беда! Склеп мэра одного небольшого города возле Рон-дю-Буша едва ли не полностью ушел под землю после землятресения. Лежавшие там мирно тела... пропали.

В окрестностях Рон-дю-Буша есть примечательный город, главная особенность которого — кладбище. Поговорите с настоятелем местной церкви и он непременно отыщет для вас могилу... с вашим именем.

Известный мастер ищет бравого героя, дабы увековечить его благородный лик в камне.

Тролль, которого видели недалеко от деревни на болотах, говорит на общем языке и дает разумные советы напуганным путешественникам, встречающих его на пути.

Книги в большой библиотеке при ольдеморской консерватории начали разговаривать, и болтают они преимущественно друг с другом.

В Керноа кто-то повадился убивать горожан. Обнаруживший неизменно замечает, что из тел убитых растут... зеленые кусты.

В Эльмондо обрел популярность торговец, раз в период заглядывающий в столицу и предлагающий всем желающим приобрести удивительно умных зверей. Правда все чаще звучат голоса тех покупателей, которые утверждают, будто иной раз животные ведут себя странно.

Если в Новолуние поставить зажженную свечу на перекресток - можно привлечь Мертвого Феникса, который исполнит любое желание.

Некоторые представители расы шадд странным образом не нуждаются во сне - они вполне могут заболтать вас до смерти!

Эльфы просто обожают декорировать свое жилье и неравнодушны к драгоценностям.

Дворфы никогда не бывают пьяны, что говорится, «в зюзю». А вот гномы напиваются с полкружки пива.

Бросьте ночью 12 Расцвета в воду синие анемоны, подвязанные алой лентой, и в чьих руках они окажутся, с тем вас навек свяжет судьба.

Оборотни не выносят запах ладана и воска.

В Сонном море существуют целые пиратские города! Ничего удивительного, что торговые корабли никогда не ходят в этом направлении.

Хельдемор не отличается сильным флотом: портовые города в гигантском королевстве ничтожно малы!

Положите аркану Луна под подушку в полнолуние чтобы увидеть сон о будущем!

Благословение Луны, которым владеют представители Фэй-Ул, способно исцелить от любого проклятия в течении трех дней после его наложения.

Джинны огня дарят пламя, закованное в магический кристалл, в качестве признания в любви.

В Маяке Скорби обитает призрак водного джинна, который вот уже пятьдесят лет ждет свою возлюбленную и топит каждого, чья нога ступит в воды озера, окружающего маяк.

Фэй-Ул пьянеют от молока, а их дети не нуждаются в пище первые годы жизни - главное, чтобы ребенок находился под Луной.

Самой вкусной для вампиров является кровь их родственников.

Свадьбы в Аркануме проводятся ночью, похороны - днем. Исключение: день Чернолуния, когда ночью можно только хоронить.

В лесу Слез часто пропадают дети, а взрослый путник легко может заблудиться. Очевидцы рассказывают, что призрачный музыкант в праздничной ливрее играет всем заблудшим на флейте, и звук доносится со стороны тропы. А некоторым он предлагает поучаствовать в полуночном балу.

Не соглашайтесь на предложение сократить дорогу от незнакомых путников.

На острове Чайки стоит роскошный особняк, в котором никогда нет людей. Иногда оттуда виден свет, а чей-то голос эхом отдается в коридорах. Говорят что каждый, кто переступит порог, будет всеми забыт.

Озеро Лунная Купель в Лосс'Истэль полностью состоит не из воды, а из лучшего вина, которое опьяняет сладким вкусом!

Утеха стала приютом целым двум ковенам ведьм: неужто им здесь медом намазано?

В языке эльфов нет слова, обозначающего развод.

По ночам кто-то ошивается у кладбищ подле Руин Иллюзий.

В Фортуне дают три телеги золота в придачу тому, кто согласен жениться на дочери маркиза.

В Белфанте очень не любят культистов.

Не стоит покупать оружие у златоперого зверолюда, коли жизнь дорога.

Кто-то оставил лошадь умирать в лесу Ласточки, а та взяла и на второй день заговорила.

Храм Калтэя называют проклятым, потому что в статую древнего божества вселился злой дух и не дает покоя ныне живущим. Благо, живут подле статуи только культисты.

В Озофе то и дело, вот уже десять лет, слышится звон колоколов в день Полнолуния.

Жители утверждают, будто бы портрет леди Марлеам в их городке Вилмор разговаривает и даже дает им указания.

Чем зеленее орк, тем он сильнее и выносливее.

У водопада Дорн-Блю в Ольдеморе живут джинны воды и все, до единого - дивной красоты.

На Ивлире ежегодно в период Претишья происходит турнир воинов. В этом году поучаствует сам сэр Александер Локхард - личный охранник ее Величества королевы Маргарет!

Все аристократы отличаются бледностью кожи, да вот только в Рон-Дю-Буше эти господы будто бы и вовсе солнца не знают.

В мире до сих пор существуют настоящие фэйри, да вот только отличить их от любого другого существа - невозможно!

Фэй-Ул настолько редки, что являются настоящей диковинкой для всего Аркануме. А на диковинки большой спрос. Особенно на черном рынке...

18 Бурана дверь королевского дворца Хельдемора распахивается всем желающим, бал в ночь Первой Луны.

В 15-20 числах в Лосс'Истэле происходит Великая Ярмарка Искусств - это единственный день, когда эльфы позволяют пройти через стену всем.

10 Безмятежья отмечается один из главных праздников - самая длинная ночь года. в Рон-дю-Буше проводится Большой Маскарад.

42 Расцвет - день Солнцестояния, неофициальный праздник Пылающих Маков в Ольдеморе, когда молодые люди ищут цветок папоротника и гадают.

22 Разгара отмечается Урожайный Вал в Фортуне.

Каждую ночь спящие жители Кортелий подле Утехи выбираются из своих постелей, спускаются к неестественно синему озеру и ходят по его песчаному дну. Поутру их тела всплывают, а селяне всерьез боятся спать.

В деревне Уилмот подле Вилмора более 90% детей умирают при рождении и тем странней, что несколько семей отличаются в ней поразительным плодородием.

Администрация проекта: один, два, три.
нужные персонажи
21.10 Стартовал ивент в честь дня Черной Луны. Не упустите свой шанс поделиться самой жуткой историей из жизни!
11.10 Пора примерить маску и порадовать Луну.

Арканум. Тени Луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [4 опочивальня 1058] Бегущие за огнями


[4 опочивальня 1058] Бегущие за огнями

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Бегущие за огнями

https://i.imgur.com/cR8adO8.jpg

https://i.imgur.com/s9qVIE2.jpg

https://i.imgur.com/s31KmqT.jpg

Калтэй | Пантегинет Винлорд V | Конрад Валлион
Хельдемор, город Фортуна | день

Виновник пожарища раскрыт. Власти Хельдемора и члены Белого Меча сделают всё возможное, чтобы поджигатель не сбежал. Но в дело могут вмешаться другие силы. Будет ли торжествовать правосудие? Или всё это лишь часть чьей-то игры?

https://i.imgur.com/YplKgSN.jpg

https://i.imgur.com/aiCjcPU.jpg

https://i.imgur.com/idC5F0n.jpg

[icon]https://i.imgur.com/j8Rr4yB.jpg[/icon][nick]Летописец[/nick][status]I saw the coming end[/status][path]<lz>История - это порой то, чего никогда не происходило, описанное тем, кто никогда там не был.</lz>[/path]

+4

2

Утро 4 Опочивальни 1058, Фортуна

Атмосфера на главной городской площади Фортуны была, мягко говоря, напряжённая. Почти тысяча жителей, разных сословий, полов, возрастов и рас, собралась перед помостом, стоящим перед величественной отстроенной ратушей, чтобы услышать утренние новости о случившемся несчастье на Вольном Берегу. Слухи облетели уже весь материк. Известно, что пожар был вызван огненным магом. Известно, что на борту были рабы, предназначавшиеся богатому Солгардскому купцу.

Малый народ за стенами Гарменара ответил на случившееся. Теперь люди ждали ответа Короны.

Впереди помоста, который своим видом жутко напоминал сцену виселицы, между народной толпой и королевскими чиновниками в два стройных ряда стояли люди в тяжёлых доспехах – прибывшее ночью подкрепление Ордена Белого Меча. Передний ряд – с щитами и деревянными палками, задний – с алебардами. Наличие такого контингента вынуждал народ держать язык за зубами и сохранять порядок. Все понимали, что власть имущие не допустят смуты и разбоя.

На помосте королевского глашатая уже ждали. Вершащий из Белого Меча, Лютьен Мернот, стоял по стойке смирно, словно ожидая приказаний, с абсолютно нейтральным и невозмутимым выражением лица, несмотря на светящее ему прямо в глаза солнце. Возле него, уже в шлемах, находилось ещё двое членов Ордена с щитами, готовые защищать.

Когда раздался стук сапог об деревянные ступени, казалось, что все люди в городе затаили дыхание.

Худой чинуша в сером камзоле вышел к краю помоста, но прежде чем демонстративно развернуть огромный свиток, оглянулся на командующего, словно прося его разрешения. Тот его предоставил коротким кивком. После этого вестник набрал в грудь воздуха, развернул свиток перед собой и начал речь.

Дорогие жители Хельдеморского государства, подданные королевы Маргарет Альдемерской, да правит она долго под светом Луны! Всё королевство содрогнулось от трагедии, произошедшей у Вольного Берега! Королевский двор и мы все скорбим о потерях и страданиях семей бедных моряков, утративших жизнь, так и не добравшись до родной земли!

А о рабах Корона не скорбит? – раздалось откуда-то из толпы, но вестник был невозмутим и продолжил читать, благо выкрик был всего единственный.

Наши защитники из Ордена Белого Меча установили, что виной тому был незарегистрированный огненный маг, находившийся на борту. В ходе допроса уцелевших, да дарует им Луна свою милость, позволив прожить долгую и здоровую жизнь, было выяснено, что виновник сих трагических событий уцелел.

По толпе прошёл дружный ропот, и в этот раз вестник сделал паузу, придав этим сведениям вес и важность.

Власти назначают за любую информацию о виновнике кораблекрушения награду в размере от пятидесяти серебряных фиоров до пяти золотых.

Мало! — раздалось аж несколько выкриков из толпы, но глашатай продолжал.

За поимку живым и сопровождение преступника до местного отделения Белого меча – пятьдесят золотых. За тело – двадцать пять. Так же, в связи со сложившейся ситуацией и опасностью, что представляет этот мерзавец, повинный в гибели невинных людей, в Фортуне объявляется комендантский час. Любой задержанный после заката и до рассвета без документов человек или представитель другой расы подлежит аресту с целью установки личности, ради всеобщей безопасности жителей города. Служители порядка и местные власти рассчитывают на ваше понимание и благодарят вас за сотрудничество! Да хранит вас всех Луна!

И после заключительных слов, означавших конец сообщения властей народу начался настоящий гвалт. Шум накрыл площадь и разнёсся вокруг как тайфун, силой вложенного возмущения подстёгивая тысячную ораву людей к действию. Недовольная введением таких строгих мер толпа словно наплевала на вооружённую охрану и начала пытаться пробраться к помосту. Причины у всех были разные.

Кто заплатил за рабов? Почему его не накажут? — раздавались вопросы одних, пока другие кричали, — В пекло такую власть! Долой монархию рабовладельцев!

Толпа гудела, а к глашатаю подошло двое рыцарей в доспехах, дабы прикрыть бедного служащего щитами, уводя его прочь, обратно в ратушу. И не зря. Первым в один из каплевидных щитов прилетел помидор. Потом последовал уже камень. Лютьен Мернот увидел достаточно.

Сохранять спокойствие! Разойтись! К порядку! — каким-то чудом смог перекричать толпу мужчина в сияющих латах. Его слова эхом разнеслись по площади, словно приговор.

Для солдат Белого Меча последнее услышанное было полноценной командой. Щитовики одним рывком отбросили передние ряды неорганизованной толпы, а затем принялись бить деревянными палками по щитам, пока задний ряд выставил алебарды вперёд. Медленно продвигаясь вперёд, дабы не вынуждать людскую массу к давке, они оттеснили народ к улицам, освобождая пространство за собой. Больше свергать власть желающих не нашлось. Без жертв и задержаний, через час площадь была снова пустой.


День 4 Опочивальни 1058, Отделение Белого Меча города Фортуны

Сказать, что всё происходящее действовало Вершащему на нервы – значит сказать ничего. Лютьен Мернот не спал этой ночью. За прошедший день не успел поесть, лишь в какой-то момент наградив себя чашей с водой и только. Про то, как он ненавидел любого разумного человека возле себя, говорить было лишним. У него был соблазн послать всё в пекло и взять ситуацию в свои руки. Но нет. Командующий дал ясное указание: Никакой крови.

Сэр, Исполняющий Валлион прибыл.

Впустите.

Вершащий не поднял головы, когда мужчина вошёл в кабинет главы безопасности отделения Белого Меча в Фортуне. Местный исполняющий ныне отсутствовал, разгребая беспорядки, вызванные ситуацией в регионе. Лютьен превратил это место в настоящий штаб. И с каждой минутой ему всё больше казалось, что он ведёт настоящую войну. Но не мечом и щитом, а бумагой и пером.

Прошу прощения, Исполняющий, что не смог встретить вас лично. В связи с ситуацией, я вынужден сразу перейти к делу.

Рука в латной перчатке пододвинула свиток к другому краю стола, чтобы вошедший имел возможность ознакомиться с содержимым.

Протокол допроса, если надо. Рулевой судна, один из выживших, в ходе допроса сказал, что виновник пожара – огненный маг. Это вы знаете. Чего вы не знаете, так это то, что огненным магом был джинн.

Попутно дочитав ещё одно донесение, о ситуации у ворот города за прошедшие сутки, Лютьен тяжко вздохнул, не получив никаких ценных сведений, после чего подошёл к окну, ощущая надобность в свежем воздухе. На то, что поворачиваться к гостю спиной было невежливо, ему было плевать. Они на службе, а не на светском вечере.

Хельдеморская граница неприступна. Если бы джинн ринулся в Ольдемор, где его приняли бы с распростёртыми объятиями, я бы вас не вызвал. Но нет, никого на пути в Дивноречье не поймали. А значит, что ваша цель будет искать помощь здесь, в городе, где его трудно найти. Я понимаю, что вы не в восторге от этого задания. Но его надо найти.

Теперь Вершащий повернулся к Конраду лицом, глядя тому прямо в глаза. Это полезно, когда поток «ценных» указаний подчинённому не спешил заканчиваться.

Хельдемору и Ордену он нужен живым, для честного суда и публичной казни. Однако, учитывая специфику вашей цели, я пойму, если ради безопасности города вы будете вынуждены его ликвидировать. Пожары и смертоубийства нам тут не нужны.

Дверь отворилась без стука, молодой член Ордена, в тёмной бригантине, вошёл и тут же обратился к Вершащему.

Сэр, Герцог Мирнэйский вызывает вас в своё поместье для отчёта.

Командир Белого Меча в Фортуне кратко выругался, после чего вернул взгляд на Конрада.

Как будете готовы, приступайте, Исполняющий.


То же время, кабак «Под Солгардской Юбкой», Фортуна

Элих Хуртклейф ненавидел человеческую одежду. Его огненные волосы под шапероном салились, а кожа на голове зудела и чесалась. Его ладони потели под кожей толстых перчаток. Да и сам запах предыдущего владельца ныне надетого на джинна плаща вызывал чуть ли не тошноту. Люди. Маложивущие. Бездарные. И их тут полно. В маленькой сумке на поясе у пирокинетика был мешочек с золотыми фиорами, что были у наёмника, которого Элих заставил расстаться с одеждой. И с жизнью.

Люди Дитриха слишком быстро поняли, что что-то пошло не так. Быстрее чем безмозглый портовый начальник. Это не первая попытка толстосума избавиться от бывшего партнёра. Их связь раскрыта. Товар на дне. Там же должны быть и все свидетели. Вопрос только в том, кто там окажется первым. Он? Или господин Вердайн?

Кожа на запястьях джинна липла к золотым воинским браслетам, полностью скрытым под плотной тёмной тканью его одежд. Разумнее было бы избавиться от них, но он не мог. Они были его памятью. Его званием. Его честью. В другой части света, увидев эти свидетельства принадлежности к военной аристократии Пламенного Воинства, живые склоняли бы головы в уважении.

Это ещё случится. Сначала ему надо выбраться из города. Для этого ему нужен какой-нибудь профессионал в деле скрытого перемещения. Какой-нибудь контрабандист.

Элих не мог скрыть своих огненных глаз. Они выдавали его. Большинство боялись в них смотреть, принимая джинна за какого-нибудь шадда-уголовника. Ну и пусть. Сейчас это ему лишь на руку.

По квесту

— В вводных постах вы можете обозначить план действий. Можно даже объединиться в команду, если увидите для этого возможность. Так же очень важно указать мотивацию, и вообще будет ли персонаж ловить поджигателя. Зачем он ему нужен в том или ином виде.
— Под спойлером в первом посте надо указать инвентарь и оружие.
— В каждом посте гейм-мастера будет и описание действий джинна. Это призвано слегка помочь, и только. Никакого метагейма.
— Вы можете выманить цель, но с началом погони/сражения в дело серьёзно вступают кубы.
— Джинн может сбежать, может умереть от последствий ваших действий.

[icon]https://i.imgur.com/j8Rr4yB.jpg[/icon][nick]Летописец[/nick][status]I saw the coming end[/status][path]<lz>История - это порой то, чего никогда не происходило, описанное тем, кто никогда там не был.</lz>[/path]

+2

3

Люди галдели с самого утра, стекаясь на главную площадь. Многие хотели услышать, что скажет насчет случившегося глашатай. Калтэй был не исключением. До него тоже дошли слухи о сгоревшем затонувшем корабле, на котором, как оказалось, были невольные люди. Дело пахло жареным. Во всех смыслах. Но где была опасность, там была и возможность неплохо подзаработать, тем более сейчас, когда они с Тцуки, по факту, на мели. Поэтому мужчина шел за более подробной информацией о случившемся, поскольку альтернатив, на данный момент, не было.

Толпа собралась не маленькая. Такое чувство, что вся Фортуна с близлежащими окрестностями. Калтэй в самую гущу лезть не стал, услышит все и отсюда. На комментарии кого-то из толпы одобрительно хмыкал. Особенно ему понравился момент про рабов. Не в бровь, а в глаз, как говорится. А вот и то, зачем мечник сюда и пришел. Вознаграждение. Пятьдесят золотых. Мужчина присвистнул. Ну, ради такого и попотеть не жалко.

Народ разбушевался, и его начали отпихивать, при чем в очень грубой форме, даже палками колотить. Был бы Бродяга на лет пять-шесть помоложе – полез бы в драку без раздумий. Мечом махать он был горазд. Сейчас же он понимал, что ни к чему хорошему это не приведет, поэтому постарался ретироваться, придерживая кого-то из толпы, кто готов был вот-вот упасть. Так и затоптать же могут.

— Итак, что ж на руках я имею? — рассуждал Калтэй вслух сам с собой. — Жив виновник деяния. Однако, лишь по слухам мне известно, что магом он является. А коли ж так, то какому магу под силу в одиночку такое сотворить?

Было несколько вопросов. Первый: стоило ли впутывать в это Тцуки? Если Калтэй в самом деле решит искать этого мага (?), она же может увязаться за ним, что опасно. Мужчина очень не хотел, чтобы она пострадала. Второе: мог ли это быть джинн? Спалить целый корабль, выжить и скрыться, рядовому магу такое точно не под силу. Но вот джинну… Мужчина рос на их родине. Более того, его учителем был один из них. Так что о силе этих существ мечник знал не понаслышке. Третье: если это был и правда джинн, зачем ему это? Не мог же он просто взять и спалить корабль, были же причины? Или мог? Мужчина бухнулся на землю под козырьком какого-то строения, усаживаясь полу лотосом. Свои мечи он уложил на ноги и подпер голову кулаком.

Когда Калтэй лишился хозяина, по первости было тяжело. Когда у тебя есть направляющая длань, все в разы проще. Не надо думать. Есть приказ – пошел и выполнил. Никаких тебе моральных дилемм и прочей ерундистики. Но после… После Калтэй вновь оказался под давлением собственных решений. При чем он уже не был молодым и пылким повесой, а зрелым мужчиной, который с горячей головой на рожон лезть уже был не готов. Во-первых, голова была уже не такая горячая, во-вторых, он был в ответе за маленькую девочку. Жить стало проще, когда бродяга выбрал для себя политику «кто платит, тот и хозяин». Благодаря этому и деньги всегда водились, и, вроде как, доброе дело делал, на радость Тцуки. В данном случае, платила Корона, или как там их? Следовательно, чего тут думать, встаем и идем искать виновника поджога.

— От варианта худшего пойдем, — бродяга поднял свой единственный глаз в небо. — Думать буду, что и правда джинн это. Коли ж был бы джинном я, куда бы схорониться я ушел?

Мужчина поднялся с земли и отряхнулся, после убирая свои мечи обратно за пояс. Малышке он пока ни о чем говорить не будет, постарается разобраться сам. Плюс, будет хорошая возможность попрактиковать свою магию в бою с кем-то, если до него дойдет. А о таком оппоненте, как джинн, Калтэй мог только мечтать

Инвентарь

Два меча: Первый в длину (вместе с рукоятью) 90см. Второй (вместе с рукоятью) 70см.
Лук и колчан с двадцатью стрелами.
Амигаса — тайное клинковое оружие, замаскированное под соломенный головной убор конической формы с широкими полями.
Курительная трубка: 1 штука.
Припарки: 2 средних.
Деньги: 32 серебряных и 12 медных.

Отредактировано Калтэй (30.05.2021 14:49)

+3

4

Скука - великий двигатель прогресса или в случае Панти способ оправдать своë стремление влезть во все дела в мире. Как бы советник не пытался удержать главу от опрометчивых поступков, да позволить уладить историю с поджигателем компетентным людям, тем же наемникам. Пантегинет был другого мнения и раз кто-то посмел вскрыть гноящийся нарыв, то пусть будет добр хлебнуть из него полную чашу, которую ему готовы предоставить пираты. Только из-за этого случая, бережно наращиваемые связи с любителями максимально дешевой рабочей силы, могут оборваться. Суть не только в работорговле, но и в надежности подобных дел. Никому не хочется быть раскрытым в ходе рейдов королевских псов, возможно многие уже подчищают за собой каналы связи, будто отмываясь после дешевой шлюхи. На кону стоит не только заработок, но и репутация, которую Панти пытается выгрызать зубами уже который год. И всë из-за одного идиота со спичками.
На площади пираты затесались средь люда, подбираясь к одному единственному дурачку, замотанного в шерстяной овечий платок по глаза и в соболиной шапке с ушами. Мерзлявый глава пиратов любил холода только когда с их помощью можно было закрыть лицо тем же платком и не привлекать к себе внимания, мол, сразу видно человеку холодно, зачем приставать к нему. Пятеро мужчин окружили закутанного капитана особо ничего не говоря, лишь строя предположения между собой каков ответ Короны принесет глашатай. Им важно было знать о поджигателе, жив или нет, пойман или нет. Вариант с его поимкой Пантегинет вообще не рассматривал, ему это не выгодно, можно сказать, поимка и казнь поджигателя проигрыш всухую для пиратов. Если пироман информацией какой обладает и попадет в руки "законников", то это полный провал.
Дождавшись завершения речи, капитан в принципе понял как ему нужно дальше действовать. Почему-то в его голове планы звучали намного проще, чем есть на самом деле. Всего лишь найти мага в городе. Раз плюнуть.
- Уходим, - ему не нужно было поворачиваться, чтобы сказать кому-то на ухо о намерениях покинуть сие представление, достаточно сказать ближнему и двинуться в любую сторону, как его люди последуют примеру. Дабы не вызывать подозрений, пираты разошлись кто куда до того, как народ поднял бучу.
Пантегинет неторопливо пробился сквозь толпу, затем исчез в проулке, двигаясь к обусловленному месту встречи. Всего десять минут и он оказывается первым, кто пришел. Наверно, стоило быть более осторожным и почаще оглядываться, другие наверняка идут каким-то окольными путями между домов.

- Чтоооо ж, мы имеем незарегестрированного мага, это значит..? - Панти заискивающе поглядел на собравшихся приятелей, загребая воздух ладонью, делая намек продолжить предложение за него.
- Он не из этих мест.
- Иль она, - хихикнул самый остроумный.
- Глашатай говорил "он".
- Ниче он такова не грил!
- Отставить разговорчики. Да, он или она не из этих мест, вероятно сами знаете откуда. - хоть они говорили на Элтэе, Пан избегал четких определений, которые могут одинаково слышаться, например, несказанным словом стала Эльпида. У стен тоже могут быть уши, нет гарантии приватности разговора, да и о какой приватности идет речь, когда они на дороге болтают, будто соседи вышли новостями обменяться.
- Могу сказать, что этот маг сейчас в городе скрывается, поскольку идти ему некуда, разве что словить попутный корабль. - задумавшись, Пан приковал к себе внимание команды, немного не догоняющие мысль капитана, а он всë молчал, пытаясь почесаться через платок.
- Вдруг он уже уплыл.
- Или в порту корабль ищет, или заныкался в трюме вместо крысы. - хоть одно более-менее здравое предположение выдал пират.
- Нет. Зус, возвращайся к остальным, пускай человек двадцать дежурят в порту и высматривают подозрительных личностей, остальные пусть идут в город и шарят по всем закоулкам, постоялым дворам, тавернам, подвалам, трясут бездомных, нам нужно узнать приходил ли кто-то в период после поджога. Приметы...один, возможно скрывающий лицо и не громкий, странный во всех смыслах. Может быть джинн? - незаконченный приказ с предположение о расе разыскиваемого вызвал у собравшихся взволнованный шепот. Каждый думал, что им придется в случае чего хватать поджигателя и тащить к капитану. Но ведь так можно привлечь слишком много внимания, умереть например, а это будет лишним.
- В бой не вступать, задержать всеми возможными силами до моего прихода. Свободен, Зус. - пресекая попытки возмущения, Пан закончил вальяжным взмахом руки.
- Есть! - паренек сорвался с места и быстро скрылся из виду, Панти проводил его взглядом, вжимая голову в плечи. Он так привык к жаркому климату, что до сих пор негодовал от разницы сезонов. Прохладный ветер в Эонии - благословение свыше, в Хельдеморе - проклятие какое-то, колючий, совсем не ласковый.
- А мы? - раздалось неуверенное из оставшейся четверки.
- Нам особое приглашение нужно? Тоже идем искать. Враг Короны наш друг, ему наверно очень грустно сейчас. - насмешливый тон капитана приободрил его ребят, сама фраза давала понять, что биться с джинном не обязательно. Просто найти и Винлорд сделает всë сам.
Идея его проще паренной репы, найти и забрать, затем показать, что так дела не делаются и свою придурь надо оставлять за пределами работы. Может повезет и Панти сможет приобрести себе сильного мага в команду, чем черт не шутит.

Чуть больше часа он с оставшимся помощником бродил по городу и высматривал людей. Заходил в маленькие питейные заведения, в которых сидеть-то не хотелось. Внутри почти пусто, а после заката гулять вообще запретили. По ходу это сильно ударит по кошельку владельцев всяких заведений и лавок, не очень удачное время чтоб запрещать народу гулять.
По пути ему то и дело встречались его ребята, коротко докладывая кого видели и кого не видели. Пару раз приводили странных на вид дядек "познакомить", но Пан от них отмахивался, не похожи они были на скрывающихся поджигателей. Сам он, заходя в какую-нибудь забегаловку, старался привлечь внимание, только не как обычно с ноги выбирая дверь и приказывая нести бухла, а более тонко. То на Элтэе что-то брякнет, то Первичный вспомнит, так и зашел в очередное место "Под Солгардской Юбкой",  пропуская вперед своего человека. Редкие посетители подняли голову на вошедших, почти сразу опускал глаза. Нелепый человек в соболином полушубке и шапке сверкал глазами от лица к лицу.
- Твои глаза я узнаю в бреду… - необычно из уст человека звучала речь Первичная, отрывок из стиха, запомнившийся на долгие года. "С ладоней твоих воды я испью", вроде так звучало второе предложение, но Пан был не уверен что произнесет правильно, всë же практики в языке ему нехватало.
Пройдя до свободного стола, он устало бухнулся на скамью и стал снимать с головы шапку с платком. За время прогулки он упарился так, что волосы остались прилизаны влагой, а шея и спина вспрели. Того гляди простудиться не долго. А вот внимание его привлекло всего два посетителя, кто не посмотрел на дверь, когда они пришли. По его наблюдениям на вошедших смотрят оценить уровень угрозы, если не смотрят, значит слишком в себе уверены или сами не хотят светить рожей.
- Дождемся ночи и сможем отчалить, какие бы ограничения эти Белые не ввели, ночью в порту караул сонный. - со стороны могло показаться, что в кабак зашла парочка моряков с другого берега, ну лялякают на своем, пускай. Панти же верил в легенду, что поджигатель как-то себя выдаст, услышав знакомые языки. Достаточно одного вздрагивания, как Пан умудрился подкатить со своими сладкими речами.
- Удачно мы попали, не пришлось швартоваться невесть где. Пока они ищут того мага нам это на руку, Таир, смекаешь? - попытка выстроить диалог с этим оболтусом было сложно, он только и умел что поддакивать, зато палубу драил до блеска.
- Да… да, сэр… давайте согреемся чем покрепче, времечко скоротаем. - садиться дядька не стал, бросил бушлат на своë сидение, да пошел проверять первого "не посмотревшего". Он оказался просто вусмерть пьян и кемарил, опустив голову на грудь. От него Таир пошел за хозяином прося подать подогретого вина, а Панти думал с каким предлогом подлезть ко второму мужчине. Может предложить работу?

Инвентарь

+3

5

Исполняющий Валлион был там, когда представитель Короны зачитывал милость перед толпой горожан. Он не стоял в строю Меченосцев, ограждающих представителя власти от лица народа - грязного, дикого, зажравшегося и неблагодарного лица, оскаленно плюющего в тех, кого стоило бы благодарить; но даже в стороне, наблюдая за происходящим и оценивая обстановку без привлечения к себе лишнего внимания, воин прекрасно все видел и слышал. И, как водится, негодовал.
Весь свой путь от площади отделения Белого Меча Конрад предавался мрачным мыслям о том, насколько неблагодарным может быть простонародье и насколько слабой может себе позволить быть королевская власть, чтобы на выходки и выкрики подобные тем, что слышались на площади, сделать... ничего.
Да, именно ничего: что такое парочка синяков случайным зевакам в передних рядах взамен призывов к свержению королевской власти?
Иногда он совсем не понимал подобного милосердия, вплотную стоящего к слабости и в паре шагов от вседозволенности. Если уж не разгонять ропчущую толпу силой - в конце концов, это и впрямь могло быть опасным - то агентам королевской секретной службы определенно стоило бы отыскать тех самых всем недовольных болтунов, кричащих о свержении власти, и вдумчиво с ними поговорить.
А то, что останется после - обмотать вокруг позорного столба с табличкой с надписью "Изменник", и оставить в назидание. Такое нельзя прощать: хоть Белый Меч и оставался вне политики, гораздо большая часть Конрада Валлиона принадлежало его прошлому - прошлому офицера королевской армии, жертвовавшего своей кровью и жизнями своих друзей - и ради чего? Ради этой массы? Ради этого неблагодарного быдла?
Что-то подсказывало ему, что ни королевские представители, ни местные власти ничего не предпримут.

...Именно в таких мыслях он прибыл в расположение отделения Ордена. Он еще не знал, кого именно предстоит ловить, как не знал и десятков других мелких деталей, однако уже держал в голове примерный план действий.
Однако информация, переданная Вершащим, не несколько секунд вывела его из равновесия.
"Я не ослышался? Они упустили джинна?" - крайне изумился Конрад, услышав детали. Но ничего не сказал вслух, определенно не считая должны спорить со старшим по званию. В конце концов, какая уже разница, как местные его упустили?

- Разрешите уточнить, сэр. - когда Вершащий завершил брифинг, Конрад обратился со вполне логичным вопросом. - Насколько широки мои полномочия при решении данной задачи, и какими ресурсами мы обладаем?

...Вне зависимости от ответа начальника, план действий, разработанный Конрадом, в общих чертах останется единым - о чем, собрав офицеров стражи некоторое время спустя, Валлион им и поведал. Как и о том, кого предстоит искать: секретность секретностью, но найти человека, зная что у него горит огнем лицо - значительно проще. В конечном счете, разница лишь в деталях: насколько жестко будет действовать стража и насколько активно могут страдать условно-мирные жители. И что важнее - поимка преступника или соблюдение их, с позволения сказать, гражданских прав.

- Я склонен полагать, что местные жители могут укрывать преступника, польстившись на его слова. Вы и сами знаете, что Корона пользуется большой популярностью, а сам беглец может выдать себя за беглого раба. - говорил Исполняющий офицерам рангами ниже, ответственным за те или иные службы. В одиночку поймать беглеца невозможно, не поможет и крайне хаотический пророческий дар - однако сильной стороной Ордена всегда была организованность. То самое секретное оружие, что позволяет солдатам побеждать воинов. - Однако я склонен считать, что засиживаться в городе - не в его интересах. Джинн не может не понимать, что вскоре его найдут, а потому - попытается выбраться. И нам следует помочь ему дойти до этой мысли.

А сделать это - просто. Карта города, лежащая на большом столе перед офицерами, поделена на секторы по районам; каждый из офицеров, ответственный за свой район, организует его патрулирование и внеплановые проверки всех объектов, где можно прятать беглеца. Рядовым бойцам, за исключением тех, кто стоит на страже на выездах из Фортуны, в целях соблюдения секретности задачи  будут ставиться вполне буднично, не связанно с поиском убийцы. В конце концов, борьба с контрабандой и рейды по бандитским схронам - прямая задача стражи. Шаг за шагом сжимая кольцо, стража - по расчету Конрада - поневоле заставит джинна искать выходы из города... но покинуть его напрямую он вряд ли решится. Не через усиленные посты, заставляющие снимать головные уборы и показывать лицо.
И тогда - у него останется не так много вариантов. В лучшем случае он попытается прорваться с боем, и тогда на огонь пожарищ можно будет свести всю королевскую рать. В худшем же...

- ...А сейчас - самое главное. Ваши осведомители в преступных кругах города. - завершая первую половину брифинга, Конрад перешел к основной части плана. -  Вы знаете, о чем я говорю... 

Валлион тоже знал, о чем говорил. В любом городке размерами больше деревни, где зарождается организованная и не очень преступность, блюстители закона не могли существовать сами по себе. Тайная война неизбежно переходила на глубокий уровень, и наилучшим оружием против беззакония и зла оказывалось другое беззаконие и чуть меньшее зло. Любой, кто занимался розыском преступников, использовал стукачей. Исключений нет.

- Пусть каждый из ваших "кротов" превратится в ваши глаза и уши. Мы должны знать обо всех передвижениях из города и обо всех чужаках, вышедших на контакт с преступностью города. Мы должны знать каждый их шаг, прежде чем не обнаружим его. 

А когда цель обнаружится - если обнаружится - ему подскажут путь. Ну, не то чтобы подскажут - просто один из потайных ходов окажется практически незащищен, не прикрыт. Именно тот из путей, который и должен быть открытым.
Отряд быстрого реагирования - десяток опытных бойцов, прибывших вместе с Конрадом  - не зря ждет своего часа в полной готовности в расположении отделения: добраться оттуда в любую точку города - не так уж и долго.
Охота начинается.

Инвентарь

Длинный меч;
кинжал;
документы с подтверждением полномочий и допусками;
орденские знаки различия;
икенитовые кандалы;

флакончики с зельями в компактно расположенной сумке:

наркотическое зелье (стимулятор + анальгетик) х2;
флакон с настойкой Черной ольхи;
антидот к Черной ольхе;

+1

6

Оглашение новостей на городской площади было ключевым, но не единственным поводом для людских масс сегодня собраться за пределами стен своих жилищ. Так уж вышло, что чужеземный бродяга уселся под карнизом в проходе, что вёл в обширный закрытый высокими зданиями двор, где сегодня, специально для недавно отстроенной Фортуны, выступал бард-коллектив «ФэирЛайн» из Солгарда, известный своим «неординарным и современным подходом» в музыке. Классический женский вокал их знаменитой певицы сменялся не только струнными и ударными инструментами, но временами можно было слышать поистине новаторскую канонаду, похожую на звон и одновременно треск, когда между магическими катодами воздушный джинн запускал ярко светящиеся ломанные разряды, озарявшие маленькую площадку, словно вспышки молний. Молодая публика, опоздавшая к началу представления, огибала мечника, не обращая на него никакого внимания, а охрана мероприятия, казалось, приметила в Калтэе что и кого угодно: безумца или бездомного, но никак не повод для опасений. Весьма напрасно, на взгляд Чёрного Рыцаря.

  Так уж вышло, что самый известный в узких кругах и самый высокооплачиваемый наёмник был сегодня в городе. Его именитый доспех «Шварцпанцер» из заколдованной вороненой стали как всегда на нём, за исключением подшлемника и шлема. Его смуглая лысина отражала бы солнце, если бы погода не была такой пасмурной.

  Левая рука в сегментированной латной перчатке покоилась на эфесе его меча, пока в правой, без перчатки, находилось зелёное надкусанное яблоко, которое наёмник собирался к концу короткой беседы с странствующим воином доесть. Поза у него была расслабленная, поскольку Чёрный рыцарь не собирался сегодня сражаться и проливать чью-то кровь. Но, Луна свидетель, его планы не всегда сходились с волей страждущей чужих страданий судьбы. Дождавшись, пока размышляющий чужеземец с двумя мечами встанет, словно получив ответ от небес, к которым недавно обращался, двухметровый доспешный рыцарь позволил себе сказать слово.

Не любите современную музыку? Зря. Они редко бывают в этих широтах. — наёмник бесцеремонно откусил от яблока большой кусок и, предварительно трижды сомкнув широкие челюсти, проглотил его, после чего продолжил, — Прежде чем пойдёшь охотиться на джинна, предлагаю обсудить моё предложение. За кружечкой эля, например. Не бойся, я заплачу.

Принять предложение незнакомца

Идти искать пирокинетика самому

Ты его не знаешь. А вот он о тебе что-то знает. Его предложение по всем правилам является подозрительным. С другой стороны – что ты теряешь? Ты не местный, а этот воин может что-то знать. Но будет ли он делиться сведениями? Что попросит за них? Да и будет ли полученная информация тебе полезна?

Ты один в чужом большом городе. В городе, где тебе не рады, где твои мечи могут как решить проблемы, так и их создать. Ты знаешь, как тебе кажется, кого искать, и только ты можешь легко распознать в толпе искомую тебе цель. Небо на твоей стороне. Разве может что-то пойти не так?


  Элиху не нужно было следить за дверью, чтобы распознавать вошедших. Стук сапог об пол, стон дерева под их весом, лязг имеющегося оружия. Он слишком много провёл времени на войне с тёмными эльфами, чтобы его можно было застать врасплох. Люди, этот никчёмный и напыщенный вид, всегда любил заявлять о себе заранее. Как будто бы в них было о чём заявить.
Кто бы не вошёл, пламенный воин смог бы понять, патруль ли это Ордена, или это обычные посетители, которых ему бояться стоило меньше. Судя по всему, явившиеся были из вторых. Никакого звона стали. Хороший знак.

  Но стоило пирату заговорить на южном языке, да и не на духи знают каком, а на первичном, Элих едва сдержал желание рефлекторно повернуть голову. Первая мысль, что он мог встретить сородича разожгла в сердце ифрита пламя надежды, но акцент и неверный переход между некоторыми согласными в краткой речи вошедшего точно дали понять: это был не джинн.
Настоящий джинн позволил себе риск и осмотрел незнакомца. Когда тот повернулся к магу спиной и обратился к сослуживцу на элтэе – появилась другая надежда: что он из пилигримов, из тех чужаков, кому ифрит мог доверять. Но пока рано было делать такие выводы. Для этого ещё возможно найдётся время.

  Содержание их разговора сказало Элиху всё, что ему надо было знать. Говорливый выдал свою преступную морскую сущность, а значит, они были пиратами. Пират не мог быть пилигримом. Но в данной ситуации ифрит не мог позволить себе такую роскошь, как разборчивость в друзьях. Эти люди могли помочь ему сбежать, тем более, что у них был корабль в своём распоряжении. Придётся рискнуть.

Я бы не рассчитывал на порт у Вольного берега, человек, — произнёс Элих на элтэе, практически выплёвывая последнее слово, не оборачиваясь, выдав себя для пирата и обозначив, что слышал разговор того с неким Таиром.
На заре прибыл Вершащий с целым батальоном Белых Мечей. Если у него есть хоть грамм мозгов, то он не меньше трети направил в порт. Если вы хотели удачно отплыть, надо было это делать вчера. Но сначала.

Информация не была единственным даром, которым джинн собирался заинтересовать и мотивировать своего потенциального союзника. Правая рука ифрита опустилась в сумку, а вернулась оттуда уже с пузатым мешком, в котором, по скромным расчётам джинна, было не меньше тридцати золотых фиоров. Можно было не сомневаться, что Вандайн щедро платил своим людям в порту. Иронично, что аванс за свой побег Элих вручал из денег того, кто больше всех на этом свете жаждал его поимки. Мешочек упал в центр стола, как раз между джинном и тем, с кем предстояло вести диалог.

Я дам втрое больше, когда окажемся у берегов Эонии. Даю слово.

Он бы показал воинские браслеты, в подтверждение для инородца, каким-то образом сведущего в магократических традициях, что слову ифрита можно было верить, но сейчас так раскрывать себя не стоило.

И мне очень любопытно как ты это провернёшь, человек.

Уйти

Попытаться спасти

Обмануть

Полученных сведений от ифрита становится достаточно, чтобы осознать, что не один лишь джинн попал в беду. Чёртовы законники прямо в эту секунду могут шарить по твоему кораблю, уничтожать твой мир. Нужно срочно принять меры, чтобы спастись самому!

Вы в одной лодке. Его глаза напоминают тебе Инсара. Будь это твой возлюбленный в беде – разве ты бы его бросил? К тому же, он вроде не из робкого десятка. И обещает награду. Пускай даже вселенная будет против вас, но именно ты знаешь, что нет преград, когда на твоей стороне дети стихий.

Возможно, ты сможешь предложить законникам сделку? Свобода в обмен на поджигателя. Джинн сам виноват, что так бездарно раскрыл себя. И у него нет шансов выбраться из города, целиком и полностью состоящего из людей. Уж лучше ты получишь за него награду. Не в золоте, но кое в чём другом. Осталось лишь обмануть ифрита.

Информация для Пантегинета
  • Выбрав вариант «Уйти» - Патегинет должен совершить бросок 1д10 на выносливость и выбить не меньше 7, чтобы успешно и быстро покинуть город.

  • Выбрав вариант «Попытаться спасти» - Пантегинет должен совершить бросок 1д9 на скрытность и выбить не меньше 5, чтобы избежать внимания ищеек на службе Ордена.

  • Выбрав вариант «Обмануть» - Пантегинет должен совершить бросок 1д10 на обман и выбить не меньше 7, чтобы джинн ему поверил.


  Вершащий, уверенной походкой устремившись к двери, останавливается буквально у порога, услышав вопрос, после чего оборачивается к Исполняющему, снова взглянув ему прямо в глаза.

Я вам выделю из батальона семь десятков Штатных и три Новобранцев. Стандартная рота. Делайте что необходимо для безопасности жителей. С этой минуты, считайте, что закрытых дверей в этом городе для вас больше нет.

  После чего обернулся к своему помощнику и те вместе проследовали к выходу, на встречу с герцогом Мирнэйским. Секунду спустя, к Конраду подошёл молодой рыцарь в начищенном доспехе. На его юбке тёмного цвета красовался белый меч на фоне такого же белого полумесяца, под юбкой – кольчужная подстёжка. Латные перчатки, как и меч, висели прикреплённые на поясе, свой шлем-салад в Хельдеморской манере он сжимал в правой руке. Увидев исполняющего, он кивнул, чуть подавшись вперед, в импровизированном лёгком поклоне.

Третья рота готова служить, Исполняющий Валлион. Мы прибыли в составе батальона под командованием Вершащего Мернота, для меня будет честью служить под вашим началом.

  Казалось, Штатный знал о Конраде больше, чем говорил, однако задача, имевшееся у них время и субординация не позволяли рыцарю, чей акцент явно указывал на Ольдеморские корни, продолжить беседу в другом ключе, кроме делового.

Честно говоря, для меня удивительно, что Орден для столь плёвого дела выделил такие силы. Раньше такого не было. Сюда пожалуйста.

  И это было правдой. Целые батальоны Орден обычно отправлял на места природных бедствий, или тогда, когда требовалось обезопасить крупные регионы и обширные земли, пострадавшие от войн, но никак не на подавление беспорядков в одном городе и для поимки одного беглого мага. Ситуация была из ряда вон. Штатный проводил своего командира в комнату, где у круглого стола уже собралось около десятка рыцарей – все в полном облачении, готовые приступать к работе сразу после брифинга. Как минимум трое из них были из местного резерва, присоединённые к группе под началом Исполняющего, так как именно на его плечи ложилась задача поймать поджигателя, а значит, в его распоряжении должны были находиться не только силовые, но и информационные ресурсы.
На столе была раскрыта подробная карта отстроенной Фортуны – со всеми зданиями и мелкими улочками. Рядом покоился свиток с другой картой – сетью канализационных тоннелей и подземных ходов под важными зданиями, такими как ратуша или городской склад.

  Слушая речь и план своего командира, большинство собравшихся исправно кивали, искренне соглашаясь с идеями Исполняющего. План был решительный, но Валлион доходчиво объяснил присутствующим, почему надежду на содействие жителей они не могли больше себе позволить.
Когда же речь зашла об информаторах из числа преступных элементов города, все трое из числа местных служителей Белого Ордена нехотя кивнули.

  Когда все приказы были оговорены, а Исполняющий удалился играть свою роль в поимке мага огня, Штатный Уильям Флоримон позволил себе постоять над картой несколько секунд, собираясь с мыслями, прежде чем направиться к постам у ворот с новыми указаниями. План обескураживал своим стремлением решить проблему быстро и эффективно. Но это не было похоже на мир и порядок, который они должны были нести. Это было скорее то, что в древние, и отчасти в нынешние времена любил навязывать Хельдемор любому, кого считал слабее себя. Страх.

Информация для Конрада

Конрад должен совершить три броска 1д10.

  • Первый с результатом не ниже 7, чтобы внезапный интересов информаторов и кротов не предупредил преступников о начинающейся облаве.

  • Второй, с результатом не ниже 8, чтобы по сведениям «кротов» узнать, что пламеглазого чужака видели близ заведения «Под Солгардской Юбкой».

  • Третий, с результатом не ниже 5, чтобы внеплановые проверки не вызвали новую волну возмущений в городе.

По квесту
  • Калтэю и Пантегинету писать посты, основываясь на выборе той или иной дороги в квесте.

  • Пантегинету кидать свои кубы после поста.

  • Конрад может основывать свой пост на результате второго броска, первый и третий - бросать в конце.

  • Посты можете делать маленькими, большой объём никто не требует.

[icon]https://i.imgur.com/j8Rr4yB.jpg[/icon][nick]Летописец[/nick][status]I saw the coming end[/status][path]<lz>История - это порой то, чего никогда не происходило, описанное тем, кто никогда там не был.</lz>[/path]

+2

7

Как любезно было со стороны незнакомца дождаться, когда бродяга сам поднялся и засобирался куда-то идти. Мужчина встал к рыцарю полу боком, стороной со зрячим глазом, и достал из-за пазухи трубку. Забил табаком, прикурил. Левая рука Калтэя так же легла на его мечи.

  — По разному можно музыкой наслаждаться. Кому-то видеть нужно рот поющий, кому и звука сладкого вдоволь будет, — мечник посмотрел на рыцаря из-под своей соломенной шляпы.

  Вроде бы, оба стояли непринужденно, со стороны казалось, что двое мужчин просто встретились и просто решили поболтать. Однако, для бывалого война или проницательного прохожего, явно было, что оба прощупывали почву. Оба видели друг друга первый раз, обдумывали, стоило ли продолжать знакомство или разойтись. Красноречивее всего говорили руки, лежащие на мечах. Может рыцарь напротив и не выказывал враждебности открыто, может по привычке положил руку на эфес. Но для мечника, вроде Бродяги, это расценивалось, как «смотри, у меня есть оружие, и я, случись чего, его использую». Калтэй, даже несмотря на то, что он амбидекстр, знал, что опытный воин сможет обнажить свое оружие, при желании, и левой.

  — Платить за эль, — мечник ухмыльнулся. — Или ж цену за что другое предлагаешь?

  Калтэй не знал, с чего начать и это факт. С головорезами да бандитами проще, тех выследить особого навыка не надо. Те иногда чуть ли не красную дорожку к себе раскатывали, бахвалясь своими «подвигами». Сейчас ситуация была иная, и бродяга, хоть и прожил в землях Галатеи не мало времени, все еще был здесь чужим. Даже стиль одежды, который он упорно не менял, говорили об этом. Так что добывание информации у местных могло не слабо ударить по гордости. Да что там по гордости? По кошельку!

  Мужчина затянулся и выпустил густой серый дым, но не в сторону собеседника: — Согласен я испить с тобой, но сначала имя мне скажи. А остальное уж обсудим опосля. Харчевню тут одну я знаю. Яства блевотня, зато питье добротно. Думается мне, и сам ты о нем слышал.

  Конечно, можно было повести незнакомца и на постоялый двор, в котором они с малышкой остановились. Случись чего, она бы услышала шум и прикрыла бы наставника. Но раз уж Калтэй решил не впутывать ее в это, то и потенциальную угрозу следовало увести в другую сторону. Когда дело касалось Тцуки, мечник становился невыносимым параноиком.

  Но если рассматривать этого Черного Рыцаря, как союзника, то вид его был вполне внушительным. Массивный, угрожающий. Не вступил в общение сразу. Ждал. Наблюдал? Похоже, выводы, что он сделал о Бродяге ему понравились, раз он решил заговорить с последним.

  Если по пути наемник и пытался разговорить Калтэя, то тот отвечал. Даже, возможно, сам мог становиться инициатором разговора. Если же Черный Рыцарь предпочитал молчать, то и бродяга только знай себе пускал свой дым. Харчевня встретила их характерным гудением. Даже в начале дня тут были люди. Наверное те, что пришли сюда посреди ночи и уже заканчивали свои посиделки, и на смену им приходили другие посетители. Бродяга указал на место в дальнем углу. Недостаточно уединенное, конечно, но они тут и не военные тайны собрались обсуждать. Плюс, на них так и так обратят внимание, поскольку внешность у обоих была выделяющаяся. Один громила в латах, другой вообще не пойми в чем, еще и в соломенной шляпе посреди зимы. Двое уселись, мечник напротив своего нового знакомого. Калтэй уложил свои мечи рядом с собой, облокотив их на лавку, а шляпу положил на стол. Мужчина махнул рукой, подзывая к себе служку.

  — Только давай без этих «обычно работаю один, будешь мешаться – убью». Без пафоса мы обойдемся. Выпьем, как приятели, дело сделаем, и разойдемся. Навязывать свое начнешь, я ухожу.

  То, что Черный Рыцарь упомянул джинна, Калтэя никак не удивило. Во-первых, сам он говорил в слух, и если этот человек действительно наблюдал за ним, то услышал бы его речи. Во-вторых, в этом наемнике угадывался опыт, и, если он решил работать в паре с другим «охотником», значит понимал, что работа намного — намного — серьезнее.

  Служка принес им выпивку, Калтэй немного отхлебнул и продолжил: — Для начала, финансовый вопрос обсудим. Человек не жадный я. На пополам награду можем разделить. Приемлемо ль для тебя подобное? — дождавшись ответа, бродяга продолжил. — Так что за предложенье? Приманкой выти мне для джинна, аль узнать чего ты хочешь?

Отредактировано Калтэй (12.06.2021 01:46)

+2

8

Таир довольно быстро принёс две кружки с вином, ставя их на стол и садясь напротив капитана. Он чуть пригнул голову к столу, кивая на мужчину позади, ожидая действий от Винлорда. Хоть они относительно громко заявили о своем роде деятельности, ходить и тормошить людей будет уже слишком очевидно, что пираты кого-то ищут. Видимо Таир имел в виду совсем другое, кивая на Панти, тогда он шепотом решил поделиться.
– Он смотрит. – мужчина показал на собственные глаза, успев заметить отличие от естественного цвета в глазах гостя таверны.
От этой новости Панти слегка стушевался, теперь точно поняв Таира. Он схватился за свою кружку, припадая губами к краю и делая два больших глотка. Тёплое вино оказалось горячим, обожгло и язык, и горло, пират чуть не подавился, пролив немного напитка на рубашку. Пантегинет не перестает радоваться, несмотря на уже долгое ношение амулета удачи, на каждую удавшуюся авантюру или вот такой элементарный поиск нужного, до сих пор испытывает восторг.
Речь незнакомца на элтэе, то как он делает акцент на слове "человек", всë это прямо говорило не только о желании подсказать ради доброго дела, но и о характерных чертах населения Эльпиды. Панти почувствовал себя рыбаком, поймавшего осетра на кукурузину.
– У Белых мозгов, как у лосося на нересте, я тебя нашел за один час, мой дорогой – соблазнительный звон монет в мешочке был негласным сигналом, что можно провести беседу более открыто. Панти встал и пересел за стол к джинну, наконец рассматривая его. Если бы он в глазах каждого рожденного огнем видел Инсара, то его команда состояла бы только из джиннов, но он относился к ним лишь с той толикой лояльности, насколько мог себе позволить. Да, безусловно маг напоминал ему наставника, тормоша угли подавленных чувств до обжигающих искр. Пират вздохнул и с наигранной брезгливостью подвинул к себе мешочек с золотом. Сумма хорошая, да и обещание получить больше могло раззадорить Панти, но у него и без того достаточно денег, чтоб прожить остаток жизни ни в чем себе не отказывая.
– Мне не нужно твоё золото. Взамен него я хочу взять кое-то нематериальное, когда мы будем в безопасности. – пират жестом подозвал Таира, тот сразу встал у стола, переставляя их напитки, одну он подвинул к новоиспеченному соратнику.
– Таир, передай кого встретишь, чтобы сворачивали поиски. Кот, наверно увел корабль, раз там Мечи ходят, всё равно пускай выпускает пороховых обезьян. – отдав команду, Панти снова потянулся к кружке, притягивая её к себе и опуская взгляд на остатки кислятины. Пороховые обезьяны - мальчишки, некогда похищенные из порта, им всем не более двенадцати лет, но они неотъемлемая часть экипажа. Бегают в роли “принеси подай”, а когда долг зовет, то они выступают в роли приманки, поджигая взрывчатку в оживленных местах в городе. Привлекая к себе внимание, мальчишки получают свободу, только то, что последует после их поимки уже не касается капитана.
– Мы можем уйти по суше, сбросим хвост, а там на лодке нас подберут. Если что-то пойдет не так, то просто сжигай нахрен город, как-нибудь выберемся. Кстати, меня зовут Панти, будем знакомы. – пират протянул руку, особо не надеясь, что её пожмут.

+2

9

Приказы были отданы, карты - размечены и розданы ответственным офицерам, а солдаты - направлены на посты эти приказы исполнять. Система, скрипя и звеня плохо начищенными шестеренками - разумеется, ведь на деле реальность редко соответствует ожиданиям и планам -  запустилась и начала свой ход, уже не требующий ни ручного управления, ни непосредственного участия. В этом и было преимущество отлаженного иерархического механизма любой дисциплинированной армии - каковой являлся и Орден Белого Меча: даже если с командующим операцией случится несчастный случай, если он отравится яблоком или поскользнется и упадет на нож двенадцать раз - Система продолжит работать. И ее не остановить.

Оставшись в кабинете, Конрад продолжил свою работу - изучение карт и схем, внесение оперативных изменений после каждого нового гонца с известиями от патрульных, стражей или "кротов"; а еще - он размышлял. Что и говорить, Исполняющий никогда не любил бумажную работу, с тоской вспоминая о былых временах в рядах королевского армейского корпуса и лихих рейдах по тылам диких жителей пограничья - но сейчас он более чем отлично осознавал, что самым быстрым способом покинуть этот городок, этот неблагодарный народец и этого диковинного поджигателю - Луна, да кому вообще какое дело до горстки прожаренных рабов? -  окажется скорейшее и эффективнейшее решение джинньего вопроса.

Что же оставалось? Можно было ждать, пока стражники медленно, планомерно не перевернут вверх дном весь город; вместе с предоставленной третьей ротой сил вполне хватало, чтобы за пару дней справиться с этой задачей. Вот только к тому времени чертов джинн может оказаться уже очень далеко.
Как бы он решил покинуть город на месте джинна? Стал бы вообще его покидать? Мыслить как преступник - полезный подход, вот только Валлион понятия не имел, что представляет из себя народ пламени и как будет мыслить огненный джинн.
Одно ясно точно: мимо патрулей у ворот и с портовых причалов создание с настоящим огнем в глазах пройти не должно. Как не должен отойти от пирса ни один из кораблей, по крайней мере, без досмотра.

- Сэр. - голос очередного посыльного отвлек Конрада от размышлений над картой. - Есть новости, сэр.

Уже что-то. Развернувшись и обратившись в одно большое внимание, Валлион тщательно слушал каждое слово, переданное гонцом, принял бумаги - а дослушав, поблагодарил и отпустил его прочь.
По лицу его не было заметно - но Исполняющего зацепил азарт охотника, взявшего след.

Следующие ходы были коррекцией уже имеющегося плана. «Под Солгардской Юбкой» - в докладах "кротов" звучало только это название, а потому было решено сконцентрироваться именно на нем. Группы, занятые поисками в совершенно противоположном секторе города, были переброшены к периметру вокруг этого заведения; одному из офицеров из местных, вызвавшемуся в качестве знатока "подземного мира", было приказано разобраться со схемами и указать возможные выходы из сетей подземных коммуникаций, соединяющихся с "Юбкой". На месте, конечно, остались и стражи на выездах из города и в порту, несмотря на возможное недовольство жителей: сейчас, когда под угрозой стояла жизнь и имущество целого города, по мнению Валлиона было совсем не время рассуждать о правах и свободах.
Что же касается самой таверны - или что там носило подобное название - с минуты на минуту туда должна была выдвинуться оперативной группа  в виде первого взвода третьей роты с приказом задержать либо ликвидировать замеченного джинна и всех, кто будет ему помогать. Насколько Конрад успел понять - в этом взводе числились опытные и подготовленные бойцы, к тому же жившие не в этом городе и потому не связанные ни с кем из местных.
Кольцо сжималось.

0

10

Уголки губ уходят в стороны, когда наёмник широко улыбается, видя находящуюся на мече руку иноземного воина. Это дразнит Чёрного Рыцаря. Он чувствует, как внутри загорается желание испытать этого паренька в шляпе. Посмотреть, как он танцует, и будет ли способен не обделаться, когда исход боя станет ему окончательно ясен. Находившиеся в стороне охранники, наблюдавшие за встречей двух вооружённых людей, если и имели какое-то намерение вмешаться, когда бродяга был один, то теперь лишь стояли столбом, молясь, чтобы не началась резня.

  Нет. Сейчас не до этого. У него была работа. Работа, для которой нужен был кто-то со стороны. И лучшего кандидата найти было сложно.

Ну уж точно не за твою шляпу, — зелёные глаза темнокожего мужчины на миг поднимаются, рассматривая причудливый головной убор, а затем возвращаются обратно к лицу бродяги, решившего покурить трубку. Требование назвать своё имя режет слух наёмника, привыкшего, что его обычно все знают.

Меня зовут Пьетро Хиль, — без лишних помпезных официозов и формальностей, воин в доспехе доедает яблоко и бросает остатки куда-то в сторону. — В народе известен как Чёрный Рыцарь.

  Они молча уходят в ту самую харчевню, которую упоминает странник, благо про неё известно и местному наёмнику. Двухметровый мужчина входит в заведение, и стоит ему появиться в дверях, как ряд разговоров заметно замирает. Когда тот не обнажает оружие и идёт к стойке, невозмутимо расталкивая зевак на своём пути, жизнь возвращается в харчевню, будто ничего и не было.

Мне пинту Эля, и вяленого мяса в панировке. Этому, что захочет, — Рыцарь оборачивается на чужака, а тот указывает на место в дальнем углу. Без лишних споров, они его занимают, благо, если и существовал кто-то, кто хотел занять этот столик до них, то он благополучно исчез из обозримого пространства.

  Прежде чем Чёрный Рыцарь успел вставить хоть слово, бродяга озвучил первые требования касательно их сотрудничества. Наёмник слушал внимательно, не задавая вопросов, и лишь в конце нахмурив брови, когда парнишка пригрозил уйти. Когда им принесли питьё, Чёрный Рыцарь сделал три глубоких глотка и глухо рыгнув в рукавицу, продолжил внимать бродяге. Речь подошла к концу и темнокожий солдат широко улыбнулся, обнажив контрастировавшие с смуглым лицом белые зубы.

Я и не собирался с тобой его ловить, парень, — Чёрный рыцарь усмехается и его нагрудник лязгает об столик, на фоне двухметрового рыцаря кажущийся кукольным, — Я точно знаю где и когда он будет, если только его не поймают молодчики из Ордена. Меня надо, чтобы ты вытащил его. И сказал мне, куда он направляется потом. Мне он не поверит, а вот тебе – возможно. Если тебя поймают Белые – я тебя вытащу. Вздумаешь меня кинуть – я найду тебя и убью.

  Последние три предложения наёмник произнёс с холодным и спокойным выражением лица, словно они обсуждали не помощь беглому магу и убийство в случае обмана, а ремонт протекающей крыши.

Награда вдвое больше той, что обещали власти.

  Латная рукавица потянулась к бродяге, остановившись по центру стола, едва не опрокинув посуду с питьём.

По рукам?

Согласиться

Отказаться

В этом деле есть дух приключения. Есть риск, есть задача, которую надо решить не одним лишь мечом, но сердцем, умом. К тому же, он обещал помочь, если ты попадёшь в беду. Что ещё нужно воину, кроме как не достойная его навыков и отваги битва?

Ты услышал достаточно. Слишком много вещей, вызывающих вопросы. Откуда он знает, где появится джинн? Если он так силён, почему не справится сам? Ты воин чести, а не засланный шпион. Гораздо лучше тебе будет держаться от всего этого подальше.


  Огненные глаза изучают пирата, когда тот поворачивается. То, как маложивущий обратился к одному из представителей стихийной расы режет слух ифрита, но тот сдерживается, позволяя пирату вести себя вызывающе. В конце концов, фривольность, царящая в их социальном дне, была общеизвестна.

  Пират отказался от золота, и это вызывало подозрения. Элих прищуривается, пытаясь распознать обман, но продолжает игру. Горящие в помещении лампы – есть оружие, которое он всегда может обернуть против любого, кто вздумает замыслить против него зло. Это успокаивает. Власть над обстановкой, пускай всё, что ты можешь – спалить всё вокруг, успокаивает.

  Пират упоминает что-то нематериальное, и джинн хочет поинтересоваться, подогретый вспышкой любопытства. Вспышка возникает так же ярко и быстро, как и гаснет. У них сейчас другие заботы. Пират прав. «Когда будем в безопасности».

  Начинают звучать команды, и джинн не встревает, позволяя морскому бандиту вести свою игру. Элих теперь – наблюдатель, свидетель, пассажир. И козырь, на случай, если придётся сжигать мосты, по которым за ними последует погоня.

  Панти предлагает бежать по суше, но последнее предложение, касательно сожжённого города, особенно радует Элиха, дважды бывавшего на войне против орков, где его народ не сдерживал себя в причиняемых страданиях и наносимых страданиях. Вид пылающей Фортуны в воображении ифрита вспыхивает контрастирующим пейзажем, вызывая на лице джинна улыбку. Если пират хотел угодить воину с Эльпиды – ему это удалось.

— Элих Хуртклейф, — джинн неохотно, но жмёт руку маложивущего, в голове оправдывая этот жест как компромисс с целью успешного побега, — Мы можем сбежать и спрятаться в Утехе, если твои люди успеют быстро пересечь Хармонов Пролив. После, нам уже не станут мешать ни в Ольдеморских водах, ни близ берегов Улл’Парсы.


  Штатный Уильям Флоримон должен был признать, что план Исполняющего Валлиона если и казался по началу брутальным и дерзким, сулящим лишь проблемы, а не их решение, то по факту он таковым не был. На свернутой пополам карте, где был отмечен красным кругом район, выделенный ему для осмотров, росло количество чёрных крестиков, обозначавших проверенные дома. Всё было цивильно. Никаких погромов, криков, побоев. Это и удивляло.

  Если и были недовольные внеплановыми проверками, то те быстро начинали сотрудничать, стоило напомнить им об угрозе от взбесившегося огненного мага. Большинство торговцев боялось пожара в городе куда больше любых штрафов, но дело было не только в страхе. За дело принималась старая добрая Хельдеморская нелюбовь к чужеземцам. Одно лишь слово о заморском преступнике, и люди были готовы на любое содействие, неважно, нарушало ли это порядок и противоречило ли это чьим-то правам. Члену Ордена, выросшему в Ольдеморе, претило это зрелище. Но он не подавал виду. Ему сложно было жаловаться. Их появление на улицах не вызывало ни устрашённого бегства, ни даже любопытства. Большинство жителей не сопротивлялось, а кто-то даже активно содействовал. Работа шла как по рельсам.

  И с каждым переходом, с каждым новым крестиком на карте, петля на шее беглеца затягивалась всё туже и туже.

  Луна в этот день благоволила Белому Ордену, словно поймать огненного джинна им было предначертано судьбой.

  Когда к Штатному пришёл гонец из штаба, Флоримон не удивился, что пришли долгожданные сведения, и их теперь отправляли ближе к месту, где последний раз видели джинна. Когда тот прибыл на место – к одному из перекрёстков, служивших этаким «углом» в периметре вокруг интересного им участка, стало ясно, что Орден взялся основательно.

По квесту
  • Калтэю выбирать, после чего в результе выбора его направят к тому или иному месту действия.

  • Пантэгинету принимать план джинна или предлагать свою версию, после чего, для удачного побега ему требуется совершить бросок с 1д10 на хитрость и выбить не меньше 9, чтобы хоть как-то выпутаться из облавы Ордена. Либо принимать другие меры противодействия грядущему столкновению.

  • У Конрада всё хорошо, в бросках пока нет нужды. Пост можешь писать в ответ на действия пирата. Если потребуются броски, ГМ сообщит в теме для обсуждения квеста.

[icon]https://i.imgur.com/j8Rr4yB.jpg[/icon][nick]Летописец[/nick][status]I saw the coming end[/status][path]<lz>История - это порой то, чего никогда не происходило, описанное тем, кто никогда там не был.</lz>[/path]

+1

11

Сложно сдержать улыбку, когда твою руку пожимает джинн, явно настроенный не очень дружелюбно по отношению к людям. Южный Барон откровенно любуется глазами нового товарища, представляя как они пылают во время битвы, ярче падающей звезды. Есть большая вероятность, что Элих военный и это будет большим плюсом. Надо будет держаться рядом с ним и не спускать глаз, раз в городе полно Белых, значит, они точно так же рыщут и возможно готовят облаву не только на выезде из города, блокируя все дороги, ещë и пасут у питейных заведений. Может быть они знают где огненный маг, просто ждут удачного момента. Как выбираться отсюда Пантегинет представлял в двух вариантах: тихо, как мышки, либо сравнять город с землёй, чтобы его следы искали в пепелище. Второй вариант ему нравился куда больше, тем более сейчас у него нарисовалось весомое преимущество.
– Будь по твоему, искорка моя, постараемся держать путь к Утехе, но никогда не знаешь какой стороной к тебе повернется удача. – словно делая одолжение, пират согласился с идеей Элиха. Он подпер щеку ладонью, ставя локоть на стол, всë так же не сводя взгляда с ифрита. Им бы хорошо покинуть сие мрачное место, но Пан ждал хоть одного из своих подчиненных с докладом об обстановке снаружи. Сам он барабанил пальцами свободной руки по столу, хотелось завалить Элиха вопросами об инциденте на Вольных Берегах, но он держался. В итоге даже минуты молчания не прошло, как пират протянул странное "хмм", взял свою кружку с недопитым вином и вылил на пол, бросив посудину вслед за содержимым. Дрянное питье, такое же дрянное, как и этот город. Плеск привлек внимание посетителей, кто-то осмелился спросить зачем Панти это сделал, кто-то поддержал кряхтящим смехом.
– Эй! Кто мне своë пальто отдаст, может забрать мою шубу. – казалось бы глупая затея менять хорошую шмотку на тряпье с чужого плеча, с другой стороны, Пан весь день проходил в этой шубе и много где засветился, сменить что-то яркое на блеклое в середине дня, наоборот поможет отвести взгляд от себя.
В кабаке поднялся тихий галдеж, пока один дядька не стукнул по столу кулаком.
– Давай меняться, а то тошно на тебя смотреть! Пфф! Ворона в павлиньих перьях… – ворчал дядька,  подходя к их столу. В его руках был длинный серый плащ, подбитый овчиной, и шляпа котелок.
– Замечательно. – без особого энтузиазма отозвался пират, протягивая руки к новым шмоткам. Плащ и шляпу положил рядом с собой, сняв с себя шубу, невольно продемонстрировал своë снаряжение, отчего алкаш замолчал и побледнел. Его руки дрогнули, когда он забирал вещи пирата, более безобидных ругательств в сторону Панти не сыпалось, достаточно того, что ему пришлось наблюдать, как его вещички перекочевали за чужой стол.
Время ожидания скрасилось громким шепотом, некоторые посетители поспешили уйти, почуяв неладное. Спустя пять минут в кабак заходит высокий худой мужчина с длинной седой бородой, он недолго осматривается и подходит сразу к столу, где сидел пират с джинном. Сухо кашлянув и присев рядом, он начал свой тихий доклад.
– Двое сбоку, в штатском, доспехах ходят, шмонают. "Мола" снялся с якоря, Кот ждет дальнейших указаний. Обезьянки на севере и двое на востоке, один в порту. – снова покашляв, старик запускает руку в карман бушлата, вытаскивая мятый сверток. Положив его на стол и развернув, подвинул к капитану, на куске пергамента лежало пять колец, два инкрустированы крупными аметистами.
– Я захватил Ваши цацки, что-то из них артефакты для магии? – не отрывая взгляда от стола, старик снова кашлянул, прикрыв рот рукой.
Панти взял кольца и нанизал их на пальцы обеих рук, недолго полюбовавшись тусклым блеском золота, пытаясь поймать камушками блеск света, одобрительно кивнул.
– Молодец, хорошая работа. Кот пусть идет к берегам Улл'Парсы, обезьянки могут открывать бал, проконтролируйте их издалека. Нам для сопровождения нужно пятеро бойцов и какой-нибудь транспорт, мы с моим другом идем в Утеху, на границе пересечемся. Те, кто без дела на суше, должны забивать баки, я дам маяк, если жарко станет. – переводя на понятный язык, Панти дал указания, чтобы дети взрывали приманку, оставшиеся в городе члены команды подтягивались к "Под Солгардской Юбкой", стараясь привлечь к себе внимание, а в случае использования силы огненного мага, то капитан даст сигнал отступать.
Покачав головой, старик поднялся и молча вышел из кабака, будто его и не было. Панти снова уставился на свои кольца, выставив руки перед лицом.
– Пойдём прогуляемся. От меня не советую отходить без веских причин. Я, Элих Хуртклейф, верю в порядочность эльпидских солдат. – снова уголки губ тянутся в недоброй улыбке. Тыкнув пальцем в небо, пират лишь озвучил своë предположение о принадлежности ифрита к армии, но этот вариант был более правдоподобным, чем джинн-пират или джинн-контрабандист.
Поднявшись и надев новые вещи, не забыв замотать лицо платком, чтоб им особо не светить, Панти направился к хозяину кабака, прося проводить к черному выходу. Во дворе их ждал только один из пиратов, кто первым получил весть от старика.
– Идемте, капитан – махнул он рукой вышедшим.
Пантегинет оглянулся на огненного мага, ничего не говоря, первым ступил за порог кабака. Почему-то сомнения о провале их побега сразу улетучились, может потому что он снова увидел в пылающих глазах Элиха Инсара.

0

12

Куда бы я бежал, будучи поехавшим кровожадным ксеносом с пламенем на голове?

В том, что джинн поехавший и кровожадный, Конрад не сомневается. Каким же еще может быть подобное чудовище?
Орден стягивает петлю на шее чужеземного беглеца, квартал за кварталом остаются позади, и вскоре чужаку придется проявить себя так или иначе. Не останется выбора, и вопрос оставался лишь в деталях: как и где. И если с первым проблем особых не было - побочный ущерб Исполняющего не пугал, да и в принципе волновал не слишком - то вот с местом прорыва все еще хватало вопросов.

- Что нового? - вошедший в штаб посыльный вновь привлек внимание офицера своим появлением. - А, вижу. В этих секторах пусто, как и ожидалось. Вольно, боец.

Бумаги, выложенные на стол, говорили сами за себя, и на карте города образовалась очередная горсть крестов. Еще несколько десятков человек, освободившихся от обысков, можно направить в другое место.
Петля - именно ей и был план. Не просто сравнение: чем меньше оставался отрезок веревки вокруг шеи, тем проще было его затянуть и тем сильнее он давил. А попытайся беглец дергаться, поджигать или убегать - и на обратившего внимание бросятся все силы Белых.
Может быть, именно этого как раз он и ждет. Или его помощники.

- Ганс, созовите офицеров.

Взвод, ушедший к "Под Солгардской Юбкой", имел вполне конкретные задачи: заблокировать, обыскать, допросить. В случае чего зарево пожара будет видно далеко, и страхующие мобильные опергруппы прибудут на помощь, но на самом деле Валлион совсем не верил в то, что солдатам удастся найти беглеца в этом заведении: по опыту он знал, что от бегущей крысы в глаза попадается только хвост. Так что основная цель, которую преследовали обыски в кабаке - это выяснить, кто и когда покидал его в ближайшее время, а в особенности - странный незнакомец с огненными глазами. Если искать достаточно хорошо, чтобы слегка прищемить нервы влиятельным людям, и в то же время дать понять, что сейчас Ордену нужен только джинн - не исключено добиться определенного согласия. Отчего-то Исполняющему казалось, что беспорядки, разрушения и разжигание войну между преступностью и местными властями не нужны никому, включая преступников. Одинокий беглец, кем бы он ни был, едва ли сможет компенсировать потери, на которые им пришлось бы пойти ради помощи ему.

...Офицеры, координирующие свои районы, явились в течении нескольких минут. А Конрад к тому времени определился, куда бы пошел на месте джинна.

- Я принял решение несколько скорректировать план. Товарищи офицеры, куда бы вы пошли, если бы хотели покинуть Хельдемор из этого города?
- В Ольдемор, Исполняющий. - нашелся один из них, немолодой уже мужчина с побитым жизнью усталым лицом. - Через Вольный берег или Дивноречье. Или морем, если все перекрыто.
- Или в Улл'Парсу через залив, тоже морем.
- Но Вольный берег после пожара перекрыт, и шансов мало. На юге и востоке - стены и укрепления. Я вижу два пути - либо в Вилмор, либо в Утеху.
- Так точно. И я бы пошел в Утеху - даже не доходя до нее, береговая линия оставляет подняться на борт почти где угодно. 
- Именно так. Поэтому с этого момента нам следует обратить внимание именно на тракт к Утехе. Мистер Грейвс, ваши люди видели ли кого-то подозрительного в этом секторе?

Итан Грейвс, рыжеволосый бородач, ответственный за северный сектор, отрицательно помотал головой. И без того весьма жесткий трафик в северных воротах сегодня возрос до прямо-таки неприличных размеров, а пропускные и досмотровые мероприятия, проводимые стражей, привели к масштабному скоплению народа возле ворот, разогнать который удалось лишь несколько минут назад.

- Никак нет. Джинны через ворота не проходили, да и кто бы его пустил.
- Значит, нужно навести его на эту мысль. Переведите часть людей в наблюдение и резерв и удвойте бдительность ближе к воротам. Кто бы ни помогал джинну, у них должно сложиться впечатление, что на северной границе вы слишком устали заниматься обысками и досмотрами, и что у них есть шанс проскочить. Подключите внештатников, если потребуется - нужно выявить как можно скорее.

На секунду Исполняющий замолчал, переводя дыхание. Из того, что он успел прочитать о джиннах, все шло к опасному исходу. Но в то же время - быстрому.

- Доведите до людей, чтобы не пытались задерживать беглеца в одиночку. Полагаю, его сил вполне хватит, чтобы испепелить любого солдата или даже небольшой отряд. Пусть следят, не выпускают из глаз и немедленно сообщают в ставку. То же самое касается и остальных, товарищи офицеры. Раздайте боевое оружие, особенно стрелковое, и прикажите не геройствовать. Задержание или ликвидация - только при полной уверенности в успехе. При малейшем сомнении или подозрении, что джинн будет использовать магию - стреляйте на поражение.

- Эвакуировать гражданских? Возле ворот и в ближайших жилых домах их все еще довольно много.
- Исключено. Это выдаст нашу подготовку ловушки. Ах, да. Если мои подозрения верны, и ему помогают - на улицы вполне могут быть выпущены ложные цели или даже ложные вооруженные прорывы. Все эти прорывы должны быть ликвидированы силами, отвечающими за сектор. На его месте я бы попытался устроить диверсию, чтобы отвлечь наши силы - и на это нельзя попадаться. Помощь запрашивать только через штаб и только при тяжелом положении. Или обнаружении цели. Вопросы?

Вопросов не оказалось, и после нескольких минут дополнительных разъяснений офицеры Ордена разошлись по местам - доводить распоряжения до своих солдат. По этим дополненным инструкциям, значительная часть сил на периферии, отдаленной от кабака, где заметили джинна, переводится ближе к месту действия - отчасти на обыски и досмотры, отчасти - формируя мобильный резерв на случай обнаружения. Интенсивность же досмотров на всем пути до северных ворот - несколько снижается; стражи, кажется, по большей части ограничиваются поверхностным осмотром да дежурными опросами. Люди, проходящие мимо усталых бойцов и ожидающие долгой нервотрепки, могли бы удивиться тому, как легко и быстро все идет.

Сам же Конрад был беспокоен. Внутри тянуло, шевелилось беспокойство и чувство опасности, словно что-то из предусмотренного им в плане являлось ошибкой. Вот только что именно - он не знал. Предчувствие не давало сидеть на месте, заставляло беспокойно бродить по кабинету и думать, думать, думать.
Что-то подсказывало ему, что будет бой и кровь. И проблема не решится без его личного участия.

0

13

Будучи уже на улице Пантегинет не прошёл и десяти шагов, остановившись, будто озаренный. Подняв руки кольцами вверх, подозрительно осмотрел свои безделушки, пропуская через них магическую энергию. Все кольца потрескались, буквально порвались металлом на пальцах и оплавились, разрешая и прижигая кожу. Панти сдавленно выдохнул, почти потеряв равновесие от болевого шока, если бы не товарищ за спиной, схвативший капитана за плечи, не давая упасть. Артефакты оказались не только слабыми, но и бракованными. Дед, принесший их, видимо брал не из шкатулки, а со стола в каюте смахнул все в платок и принёс. Именно те, которые Пан ещё не проверил. Получается, сегодня обойдемся без иллюзий, что очень жаль, они смогли бы пройтись по улице максимально долго не привлекая внимания.
– Как неожиданно и неприятно. Восемь колец - минус восемь пальцев, благо не оторвало. Придется мне положиться на собственную смекалку и твои силы, Элих. – от боли и ужасного жара подавляемой агонии руки тряслись, кусочки золотого металла въелись в кожу нижних фаланг, порезы сильно кровоточили, окропляя грязный снег под ногами.
– Черт побери! Везёт мне с тобой оставаться, когда ты калечишься. – пробубнил встретивший их парень, начав копаться в походной сумке. Из неё он извлек пару мотков чистой ткани для перевязи, обрабатывать раны сейчас некогда, достаточно будет наложить повязки и забыть на какое-то время. Протянув ему руки, Панти оставалось только ждать, когда о нем позаботятся. Сероватая ткань на пальцах сразу окрасилась в красный, ладони все еще подрагивали от покалывающих болевых ощущений. Самым неприятным занятием будет после всей сегодняшней беготни, это вытаскивать вплавившиеся кусочки металла из плоти.
– Понять бы еще к чему эти знаки судьбы. – продолжая беззаботно улыбаться под тканью платка, пират поднял голову к небу, серые тучи накрывали небосвод неподвижной гранитной плитой. Боль в пальцах отошла на задний фон, заставляя поволноваться о том, как он будет защищаться в случае чего. Пока что держать рукоять сабли он не сможет, а с повязками это будет еще труднее.
Пока они стояли у чёрного хода кабака, откуда открывался вид на соседнее невысокое здание с достаточно узкой улочкой для свободного прохода трёх человек плечом к плечу, вдали с разных сторон города послышались раскаты грома. Но то был далеко не гром, а пороховые обезьянки, исполняющие последнюю капитанскую волю, ради выкупа собственной свободы. Своими взрывами они очертили розу ветров, обозначив стороны света, самый ближайший к ним был западный взрыв, после которого отчетливо стали слышны крики жителей. Мало кто ценит силу толпы, охваченную паникой. Подобно буйному горному потоку, люди бросятся по улицам, а пираты пустят слух, что тот самый маг огня разбушевался, добавляя жару. Затаившиеся Мечи выдадут себя сами, они будут ожидать нечто подобное, стоять или делать свою работу, пытаясь успокоить граждан.
Когда первые люди стали пробегать мимо выходов из переулка, и трое человек забежало к ним, махая рукой, подзывая, Панти кивнул на них, глядя на джинна.
– Ноги в руки и не отставай. – опустив чуть ткань платка с носа, чтоб было чем дышать, Пан первым побежал, воссоединяясь со своими людьми. Они привыкли к подобного рода маневрам, по большей части отрабатывая их без реальной угрозы, чтобы быть готовыми действовать, когда момент настанет.
Выйдя из переулка, пират схватит Элиха за предплечье, не давая и секунды задержаться и осмотреться. Самое главное в подобном отступлении вести себя, как толпа, двигаться за ней, пока она не собьется в кучу, мешая обычный люд со стражей. Вместе с тем пиратской команде будет проще собраться и держаться друг от друга в поле видимости.
Пока народ стекался к центру, обратно к площади, Панти на ходу запустил руку под плащ, срывая с крепления ручную бомбу. Заметив это, один из сопровождающих подбежал чуть ближе, чтобы получить передачку и понести еë дальше, обгоняя людей. Эту бомбочку взорвут на площади, давая человеческому стаду понять, что там тоже не безопасно. Начнется давка в попытках просочиться по улицам обратно к сторонам первых взрывов. В этот момент группа Панти и Элиха, не добегая до площади, свернет куда им надо.

0

14

[indent]Калтэй пил размеренно, не спеша, пока его собеседник объяснял в чем суть да дело. И по выражению лица Бродяги сложно было понять, нравится ему то, что на него тут вывалили, или же наоборот он не доволен условиями. Спокойное выражение лица и мирная полуулыбка ни разу не сменились. Даже когда мужчина произнес: - Отказываюсь.

[indent]Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понимать, что дело пахнет керосином. Слишком все хорошо, слишком идеально. Мечник в такой фарт не верит и вряд ли когда-нибудь свое мнение поменяет. Раз такой умный, грозный и опасный, пусть топает сам. Не то, чтобы Калтэя волновала честь война, на уловки идти он и сам горазд. Просто не очень хотелось остаться без штанов в какой-нибудь канаве.

[indent]- Передай заказчикам своим, что мясо свое гнилое едят пусть сами.

[indent]Вторая причина отказа – Тцуки. Если что-то пойдет не так, малышка останется совсем одна. Да еще, если этот человек о ней прознает, будет угрожать Калтэю через нее, и тут уже у мечника окончательно будут связаны руки. Нет, на такой риск он не пойдет.

[indent]- Видимо, ты тоже видишь только рот, но звуков ты не слышишь, - Бродяга поднялся из-за стола, оставив рядом с пустым элем деньги за выпивку. – Сказал же я, навязывать свое начнешь… Тебе удачи в поисках своих. А за компанию спасибо.

[indent]Пока мечник говорил, он успел заправить свои мечи обратно за пояс. Надев обратно свою шляпу, он в последний раз улыбнулся рыцарю, кивнул и засобирался к выходу.

[indent]О сказанном Калтэй не жалел. Конечно, он вернулся в изначальную точку своего «расследования», но ему то не привыкать. Придумает что-нибудь. Сейчас главным было убраться подальше от этого Пьетро Хиля и его козней.

0

15

[icon]https://i.imgur.com/j8Rr4yB.jpg[/icon][nick]Летописец[/nick][status]I saw the coming end[/status][path]<lz>История - это порой то, чего никогда не происходило, описанное тем, кто никогда там не был.</lz>[/path]

Пылало пламя красное,
Деревню сжечь грозя.
Огонь — стихия страшная,
И с ним играть нельзя.

  Элиха раздражала манерность его союзника. Его жесты, его обращения. Будто всё происходящее – спектакль, не более чем игра. Будто их не могли поймать и упрятать в темницу, пока от их сил и личности не останется лишь истлевшая, сгнившая в темноте и сырости оболочка. В какой-то момент в голове ифрита проплывает мысль, что договариваться с этим типом было ошибкой.

Удача — всего лишь выдумка тех, кому не хватает сил управлять своей судьбой. — процитировал Элих одно из наставлений своих учителей в своей голове.

  Позволив пирату играть свою часть, он получал возможность оценить своего партнёра не только внешне, но и с деловой стороны. В конце концов, какая разница – отбросит он свои павлиньи повадки, или будет серьёзен, если его решения и действия в конце концов выведут их из города. Деньги Элих обещал за результат, а не за комфорт в приключении. Хотя, честности ради, от второго огненный всадник Эонии точно бы не отказался.

  Трюк пирата был верным, но бессмысленным. Джинн прекрасно понимал: если что-то их и выдаст – так это будет его магическая сущность. Ифриты не созданы были для скрытной деятельности, их природное пламя горело и ночью, и днём. Стоит кому-то приметить в городе иноземца с огненными глазами – никакая смена одежды уже не спасёт.

  Иронично было бы, найдись в городе другой огненный джинн. Вот был бы номер. Но стихийные духи не сделают ему такой подарок. Он не дома. Здесь у них не было власти.

  Пират демонстрирует своё снаряжение, и прежде чем сделать вывод об полной взбалмошности своего нового друга, Элих успевает увидеть: что именно было припрятано за плащом. Разумеется, через перешёптывания, взгляды и жесты, весть о взрывчатке разошлась по заведению, быстро сдув часть посетителей. Ифрит посмотрел на мужчину со смесью негодования и восхищения одновременно.

  В бар влетает человек, его вид выдаёт в нём старика. Иноземец про себя усмехается недолговечности и хрупкости людской расы, губы искривляются в пренебрежительной брезгливости, когда пожилой мужчина направляется прямо к ним. Когда его рот открывается, окатив их не самым приятным амбре, и вошедший начинает нести какую-то несвязную чушь, джинна посещает мысль отделаться от назойливого насекомого с помощью магии. Всё меняется, стоит взглянуть на лицо пирата, выражавшее предельное внимание к произносимому. Это не какие-то бредни бездомного прохожего, а переданное зашифрованное послание.

  Возникшие раздумья грозили стать поленьями, что разогреют в сердце пожар сомнений и подозрений. Элих не позволял как мог им сейчас создать проблемы. Бомбы пирата, тайные сообщения. Слишком хорошая подготовка для случайной встречи. Вопросы о мотивации морского разбойника копились, а ответы на них – нет. И терпение джинна не было вечным.

  Когда пират надел свои магические артефакты – использование которых бездарными в глазах Элиха было ничем иным, кроме как святотатством, - настало время уходить. Дав указание своему подчинённому, капитан принялся инструктировать и эвакуируемую из города цель.

Совершенно не важно, во что ты веришь, — подумал огненный маг, не придав никакого значения тому, что пират по браслетам узнал, кем в сущности был джинн. Кивнув капитану и выйдя во двор за ним следом, Элих обернулся в сторону кабака и на миг задумался, стоило ли просто так уходить, оставляя в живых столько свидетелей. Здравый смысл говорил, что они итак уже выдали себя с головой, а значит в шуме и гибели не было нужды. Пока что.


  Дискуссия пошла на новому кругу. Герцог Мирнэйский снова принялся, как владыка этих земель, настаивать перед посланником Трансконтинентальной Торговой Гильдии Фиора на том, что ситуация под полным контролем. Лютьен Мернот многозначительно кивал, при необходимости парируя выпады гильдейского переговорщика заверениями и частными примерами в виде конкретных приказов, что исполнялись в городе. Несмотря на то, что он находился в герцогском дворце, его постоянно держали в курсе происходящих событий, пополняя его арсенал новыми контраргументами.

Решение Исполняющего Валлиона затягивать петлю вокруг преступника в городе безусловно является спорным, — спокойным тоном отчитывался Вершащий, словно объяснял что-то крайне очевидное, — но пока что оно может служит праведной цели – вывести поджигателя на удобную позицию за городом, где можно было бы избежать ненужных потерь. Как со стороны жителей, так и инфраструктуры.

  Представитель торговой гильдии был настойчив в своём скепсисе и недоверии и казалось всеми силами желал найти достаточный повод для начала вывода капиталов из, как он выразился, «неблагоприятного региона». Герцог же старался этого не допустить, призвав всю харизму, влияние и задействовав все внешние и внутренние ресурсы. Про себя Лютьен нутром чувствовал, что мотивация посланника от крупнейшей в мире коммерческой организации не могла обойтись без взятки со стороны какого-нибудь заинтересованного лица. Формально, Мернот даже мог бы всерьёз взяться за расспросы, превратив деловую встречу в настоящий допрос, но в его нынешнем положении у него не было ни сил, ни желания, ни времени этим заниматься. С межрегиональной политикой в Королевстве вполне могли справиться и сами игроки. Приказы вышестоящего командования Ордена были более чем конкретны.

До тех пор, пока этот огненный маг в городе, вы не можете гарантировать мне сохранность товаров моих клиентов на их складах!

  Приехали. От негодования Лютьен не выдержал и пришпилил стальной вилочкой с двумя зубцами кусочек запечённой оленины, после чего опрокинул в себя бокал вина залпом. Закрыв глаза, он позволил себе на секунду стать обычным человеком, наслаждающимся вкусными яствами в доме одного из богатейших аристократов Хельдемора. Просто чтобы не начать сходить с ума от усталости.
Войдя в это помещение, он дал чёткое распоряжение своего помощнику – если Вершащий не выйдет оттуда через час, ворваться и выстрелить в командующего из арбалета прямо в сердце. Чего ж он так долго тянет?

  Как по команде, двери распахнулись, и его помощник в сопровождении солдата в полных латах бесцеремонно вошёл внутрь. Стальные сапоги клацали по гладкому, отполированному до блеска каменному полу, бедренные щитки стучали об поножи, коленные и локтевые части доспехов неприятно лязгали при движении. Они торопились. Что-то срочное.

  Лютьену вручили в руки свиток, и он незамедлительно его развернул. Без печати, лишь красная лента. Донесения из штаба об отданных приказах. Он всмотрелся в рапорт офицера, присутствовавшего на устроенном Валлионом собрании, где значилось что именно сообщили Исполняющему и как он решил на полученные сведения отреагировать. Закончив чтение и свернув обратно в рулон плотную пожелтевшую бумагу, Вершащий резко развернулся к Герцогу и наклонил голову.

Прошу меня простить, срочные дела требуют моего присутствия. Герцог. Посол.

Обоим хватило ума не возражать.

Ступайте, Вершащий. Удачи вам и да подарит нам Луна сегодня ночью спокойный сон. — доброжелательно улыбнувшись, напутствовал герцог.

Всенепременно.

  Закрыв за собой двери и выйдя в главный холл с двумя широкими белыми лестницами, Вершащий едва не разразился руганью от пережитого часового акта политического абсурда, замешанного с притворством, глупостью и глухотой счетовода и чиновника.

Вывести конный резерв к северу. Людей у ворот будет недостаточно, и я не хочу резни так близко к городу. Если он побежит, мы загоним его в поле или в лесу. Им не уйти от двух рот нашей конницы. Я в штаб, потом присоединюсь к вам.

Раздав приказы, он уже подходил с подчинёнными к огромным дверям особняка, ведущим во двор, когда со стороны города раздались взрывы.


  Стоило магическим артефактам всем разом отказать, как Элих про себя невольно улыбнулся. Часть его корила себя, не столько из-за совести, сколько осуждая любой садизм как глупое и расточительное убеждение. Другая же часть насмехалась над потугами смертного, не удостоенного магического дара, желавшего обрести хоть толику великой силы и могущества. Пока член команды капитана оказывал своеобразную первую помощь, джинн следил как за той частью улицы, откуда они пришли – ожидая погони из кабака, что нагрянула бы как раз в момент их уязвимости, так и спереди – возможную засаду никто не отменял. Реплики раненного пирата Элих по большей части пропускал мимо ушей. Болтливость капитана, вызванная болью и потерей крови, не была проблемой ифрита.

  Со всех сторон послышались взрывы. Огненный джинн не смог бы спутать этот звук ни с чем другим. Когда взрыв происходит в замкнутой ёмкости, вызывая разрушение. Когда осколки пронзают всё вокруг, желая впиться в сталь, ткань, кожу и плоть. Это было хорошее ощущение. Родное. Своеобразная музыка войны.
За грохотом крушения чьих жилищ и жизней в сжатом городе начался хаос. Выплескивающаяся на каменные улицы с преимущественно деревянными домами толпа стремилась покинуть район, в котором пожар пожрал бы всё – как живых, так и их пожитки. Дабы успокоить народ и избежать давки – с разных сторон появлялись солдаты в доспехах. Пират и джинн, спрятав свои лица, по наводке членов команды, лавировали среди мирных жителей, умудряясь оставаться незамеченными прямо под носом у рыцарей Ордена.

Блестящий план, капитан! — только и успел подумать ифрит, втянувшись в игру и следуя за человеком с перевязанными руками.

  Затем их поток проходил через выстроившийся кордон на площадь. Элих уже собрался останавливать своего спасителя, прекрасно осознавая, что вперёд дороги нет. И тут в дали на горизонте расцвёл ещё один взрыв. Поток людей развернулся обратно, а раненный моряк повёл джинна в сторону одного из переулков, куда их зазывали другие представители грабительского ремесла. Побег можно было бы считать идеальным, если б в деревянную стену позади джинна не впилось несколько стрел.

Бежать в попытке скрыться

Дать бой преследователям

Всё идёт как по маслу. Даже если Белые пойдут следом - вы оторвётесь. Куда этим железным банкам до вас? Они лишь раззадорят вас, упрощая ваш побег. Они считают вас крысами в лабиринте. Но где проще обмануть кошку, как не в окружении нор и тоннелей? Вы справитесь. Вы это уже делали.

Вы в ловушке. Белые отрежут пути, загонят вас, как на охоте. В этом весь смысл. Чего они не ждут - так это попытки воспротивиться их правлению. На море ветер имеет натуру меняться. Так и здесь охотник в один присест станет жертвой. Посмотрим, кто кого сейчас съест!

Информация для Пантегинета
  • Выбрав вариант "Бежать" — Пантегинет должен совершить два броска д10 на "Побег" и "Знание улиц" и выбить не меньше 8, чтобы: в первом случае успешно сбежать от погони, во втором — не затеряться среди улочек Фортуны.

  • Выбрав вариант "Дать бой" —  Пантегинет должен совершить два броска д10 на "Бой" и "Сдерживание ифрита" и выбить не меньше 8, чтобы: в первом случае успешно отбиться от появившихся рыцарей Белого Меча, во втором —  не дать Элиху увлечься и начать поджигать всё вокруг.


  Штатный Флоримон не любил ждать. Даже в родном Ольдеморе, будучи оруженосцем у своего дяди, больше всего он ненавидел охоту. Человек, заменивший ему отца, делал это не как знатные соседи, а, как он выражался, «со здравым смыслом». Он заставлял молодого племянника затаиться и ждать, внимательно следя, высматривая цель. Выявлять закономерности и обращать внимание на детали.

  Когда в городе взорвалось бомбы, все пятеро лучников-новобранцев обернулись кто куда. Ожидание изматывало их, как и его. Они были молоды и позволили обстоятельствам отвлечь их. Уильям – нет.

  Нахлынувшая живая масса не стала для него неожиданностью. Джинн сумел обзавестись могущественными союзниками и те не поскупились разыграть свои лучшие карты. В иных обстоятельствах такой ход обеспечил бы удирающим идеальное прикрытие. Но в нынешних реалиях агенты беспорядков и хаоса серьёзно недооценили количество рыцарей порядка в Фортуне. Часть, исполняющая свои рядовые обязанности по обеспечению безопасности в городе – конечно испытывала трудности. Другая – затаившаяся для поиска и слежки за конкретной целью, - адаптировалась к новым условиям и продолжала работу.

  Найденный Флоримоном склад обеспечивал как отличный обзор, так и скрытность – наблюдая изнутри помещения, а не с открытых террас, их было трудно обнаружить. Позиция сверху помогла ему следить за потоком людей сверху. И найти то, чего там быть не должно. Например, людей, не из Ордена, что указывали какой-то другой своей бандитской ячейке куда идти. Та, следуя наказам товарищей, лавировала в толпе, со знанием дела и с ловкостью, невольно вызывавшей уважение. Затем Уильям увидел, как один человек из шайки в человеческом потоке передал другому какой-то предмет и второй сразу же после этого ускорился, желая быстрее оказаться на площади. Потом рыцарь заметил фигуру в шапероне. Попался.

  Стоило раздаться новому взрыву – помощники поджигателя были к этому готовы, выждав какое-то время, притворившись частью перепуганной толпы, после чего изменили план и повели его прочь – к переулку, где те смогли бы затеряться на фоне устроенного хаоса. Флоримон не мог этого допустить. Он указал лучникам в его подчинении куда и в кого стрелять. Стрела наложена. Тетива натянута. Залп.


  Пьетро Хиль, по прозвищу Чёрный Рыцарь, слушал слова потенциального партнёра спокойно, практически не реагируя на услышанные колкости, поедая вяленое мясо и периодически запивая всё это дело элем. Взгляд его белых глаз иногда обращался к съестному, но в основном следил за чужаком, выражавшем отказ так, будто наёмник его чем-то задел.

  Будь перед ним человек из его же профессии, под названием: «Решаем вопросы, со вкусом, иногда с мокрухой» - Чёрный Рыцарь удивился бы такому принципиальному подходу. Но в движениях, интонации бродяги будто сквозила претензия на «честь». А это значило, что в их бизнесе тот был не нужен.

  Опустив усталый взгляд на оставленные мужчиной фиоры, Пьетро провёл языком по левым верхним зубам, избавляясь от застрявшего куска мяса, после чего сказал:

Пожалуйста. Тебе также удачи. Если передумаешь – предложение в силе.

  Кивнув в ответ на прощание, наёмник как ни в чем не бывало продолжил трапезу. Спустя минуту, к нему присоединился худой человек в длинном плаще и накинутом капюшоне, заняв то место, где недавно сидел чужеземец в причудливой шляпе.

Да ты просто дипломат. Быстро от него избавился. Не думал пойти в политику? Ну и что мы будем теперь делать?

  Взяв большой кусок мяса на кости двумя руками, Чёрный рыцарь впился в него зубами, сдирая сухую говядину. Закончив есть, он вытер рот сальной рукой, больше размазав остатки еды, чем избавившись от них.

Нехорошо вышло, — признал он, — без него мистер Хуртклейф нам не поверит. Да и ты помнишь пророчество: «Без иноземца с двумя мечами пламевласого воина ждёт заточение».

Да. — кивнул человек в капюшоне, — И ты не ответил на мой вопрос.

Чёрный рыцарь чмокнул губами, после чего вытер лицо и рот об нижнюю часть плаща своего собеседника.

Придётся импровизировать. У меня есть одна идея, учитывая наше пророческое преимущество.

А что с парнишкой с двумя мечами?

Темнокожий наёмник бросил взгляд в сторону двери, за которой недавно скрылся бродяга.

Он сделал свой выбор. Пускай ищет джинна. Вдруг найдёт? Нам это всё равно только на руку.

Информация для Калтэя
  • Для того, чтобы найти Джинна в хаосе и неразберихе тебе надо совершить два броска д6 и выбить не меньше 3. Первый бросок - на проницательность, чтобы не купиться на дезинформацию пиратов. Второй - на внимательность, чтобы проследить за событиями в толпе и вычислить где ведётся погоня.

  • Провалив "Проницательность" - персонаж тратит ход на поиски не в том месте.

  • Провалив "Внимательность" - персонаж не приходит к правильным выводам и направляется за толпой к северным или западным воротам.

+2

16

Лёгкие нещадно жгло от учащенного дыхания, сердце бешено стучало где-то в глотке, распространяя жар, словно кузнечная печь. Несмотря на плохую подготовку к быстрому бегу, Пантегинет чувствовал себя легко подобно птице, парящей над городом. Саднящие пальцы не мешали пирату держать джинна то за рукав, то за подолы одежды, подхватывая его под руку, когда надо слегка сменить курс. Они легко маневрировали средь толпы, благодаря присоединившимся членам команды. Чем ближе они были к площади, тем кучнее приходилось вставать друг к другу, но тем быстрее доходила информация о заторе впереди до капитана, чтобы в следующую секунду не спотыкаться о собственные ноги при очередном маневре.
Пока они бежали, Панти пытался сообразить стоит ли им идти к воротам и покидать город через сушу. Белые Мечи пока не знают, что в деле замешаны пираты, в порту Вольного берега их корабль был похож на все остальные, даже паруса белые, чтоб уж точно сойти за судно торговой гильдии. От пирса "Мола-Мола" отчалил не так давно, значит, ещё можно подать им сигнал дымом чтоб возвращались. По логике, раз огненный маг пришёл с моря, то уходить через море он посчитает плохой идеей, так как охраны там будет вдвое, а то и втрое больше. Возможно, Мечи тоже думают, что через море джинн уходить не будет и пойдет сушей. Выходы из города ограничены воротами, их охранять проще всего, а с морем им не совладать, значит и охраны там не так много. Риск есть, но он меньше, чем биться в воротах ыдалека от моря, где тебя ещё легко могут преследовать. Подтянуть подкрепление с моря будет сложнее, тем более не только у Белых есть флот.
Теперь спасение Элиха это дело принципа. Виндорд подумывал его кинуть, допросив по-быстрому, но такие безвкусные способы добиться своего его не устраивают. Надо чтоб с огоньком, да с реальным риском для жизни!
А риска ему хватало, мало того, что его могли затоптать в толпе, подойди они слишком близко к площади, так и никто не отменял того, что глаза ифрита могут привлечь внимание. Правда, это маловероятно. В такой неразберихе самое то заглядывать в глаза напуганным людям. Вот наблюдай кто-то сверху за течением людского потока, то легко бы заметил, как одна компания плавно перемещается то в один край, то в другой, избегая сильного давления. Почему-то на этот случай Панти ставку не делал, для него розыск джинна был не столь серьезной причиной для созыва чуть ли не королевской армии в город. Будет забавно, если сюда и рыцари в латах придут, и конница со всадниками, ну тогда точно Элиху даст волю сжигать город к чертовой матери.
– Вижу поворот! – выкрикнул один из сопровождающих и очень вовремя. Впереди уже была площадь, как раз на ней собрался народ и потихоньку успокаивался, ругаясь и оплевываясь от бега, наконец задав себе вопрос, "а нахрена бежали-то?".
Мужчина, принявший подарок капитана, не стал протискиваться в самый центр столпотворения. Прикрываясь полами плаща, он зажег фитиль бомбы и метнул вперёд, тут же начиная грести назад. Ему бы добраться до любого здания или столба, остальное уже не важно, свою задачу он выполнил. Взрыв прогремел прямо в толпе, умерщвляя и раня осколками бедных людей, тех кто подальше, оглушая звуком. Снова поднялся крик, волна людей хлынула от эпицентра, падая и давя друг друга. Напуганное стало не знало куда себя деть, перестав отличать землю от тел под ногами.
Пираты успели шмыгнуть в переулок до того, как из настигла волна, но кое-что другое все же до них дошло. Стрелы, вонзившиеся наконечниками в дерево стены, ясно дали понять, что их раскрыли. Счёт один:один, Белые, ищете плохо, зато догоняете хорошо.
– Блядская ж ты сука! Нас вычислили! – озвучил общую мысль капитан, слегка притормаживая. Вступать в бой пиратам сейчас не выгодно, пусть среди них чуть ли не каждый второй маг, по числу боевых голов их меньше. От силы человек шестьдесят наберется, только большая часть разбросана по городу, обеспечивая отступление к северным воротам, человек двадцать собралось вокруг Панти, когда он со своей группой прошёл по точкам "остановкам", собирая координаторов. Качество вооружения Белых выше, они-то и шли чуть ли не на войну, пираты же маскировались, стараясь не демонстрировать оружие народу.
– Какие действия, кэп!? – бросил кто-то из толпы ручных головорезов.
– Попробуем оторваться! – с этими словами, Пан выбился вперёд, не забыв поманить за собой Элиха. Будет лучше, если они теперь будут бежать впереди, а остальные прикроют тыл. Пираты обнажили оружие и были готовы встретить неприятеля из любого проулка или угла дома.
Пантегинет относительно помнил карту и пытался вспомнить безопасные ходы, но чем глубже они забирались в вены Фортуны, тем сильнее Ворон понимал, что путается и путает свою команду. Казалось бы, вот поворот на пересечении улицы Варэско и Штурдгайна, после него налево и прямо, там уже будет дорога к востоку. Как оказалось, завернув туда, Пан тут же затормозил, увидев перед собой тупик - стену дома. Его люди, не зная, только протиснулись глубже в "карман", встав, как вкопанные.
– Блять! Да ты прямо великий полководец, кэп! Ахуенно придумал! – вместо причитаний и нытья, мужики рассмеялись, став передразнивать недавно сказанное Панти о попытке сбежать от преследователей. Подходили, трепали по плечу, иронично хваля умение искать дорогу, пока один из них не поинтересовался куда именно Винлорд их вёл.
– На берег, там ничего нет, кроме песка и моря. Наверняка есть рыбаки, одолжим шхуну и доберемся до нашего корыта. – казалось, на этой наглой роже даже тени смущения нет за свою оплошность. Наоборот, гордо поднял подбородок и наконец освободил лицо от платка. Пусть Панти не знает точное количество преследователей, но их пока должно быть мало, может отряд из десяти человек, может чуть больше с других сторон подходят. Пиратам придется дать отпор, чтобы выиграть время для сверки с картой города.
– Стойте, мы разве не в Утеху по суше идем? Зачем на пустой берег? К тому же "Мола-Мола" давно с якоря поднята. – юноша с чёрной банданой на голове и светлыми кучеряшками, закрывающие уши, протиснулся между джинном и Панти, повисая на плече капитана.
– Точно! У кого дым есть? Подайте сигнал, пусть возвращаются. – отпихивая от себя матроса, направляясь к выходу из тупика.
Мда, загнали их как крыс в лабиринте. Интересно, а все те, кто использует поговорку о крысе загнанной в угол, знают как ведут себя грызуны в таком положении? Отчаянно защищаются и чаще выходят победителями, особенно если крыса жирная и не одну кошку на своём веку напугала.
– Элих, помнишь!? Никакого огня до сигнала! Здесь слишком мало места для маневра. – решив умолчать о том, что он может ненароком поджечь людей Панти, пират вышел из тупика, встречая своих отставших ребят.
– Рассредоточиться! Готовьсь к бою! – впервые за все время прозвучал настоящий командный капитанский тон, пробравший до мурашек изголодавшихся по бойне разбойников. Словно муравьи, они посыпались на улицу, выстраиваясь в кривую шеренгу вдоль улицы, чтобы не толпиться в "уличном кармане", встречая своих врагов со свирепым оскалом. Позади, в тупике, раздался хлопок, и столб красного дыма вознесся к серому небу. Оставшиеся двое человек в тупике, исполнили приказ и развернули карту города, чтоб понять где они и как выйти к порту.
Где-то в море недалеко от Вольного берега, в паре верст от суши, один зверолюд с львиной гривой приставил подзорную трубу к глазу. Он и без неë отчетливо видел "красный сигнал тревоги" из Фортуны и несколько очагов пожара в виде серого дыма, но не мог поверить, что в таком простом деле потребовалась помощь всей команды.
– Возвращаемся! Проклятые черти! Чтоб вас всех! – голос сорвался в львиный рык. "Мола-Мола" получила сигнал.

Отредактировано Пантегинет Винлорд V (07.08.2021 22:30)

+2

17

[indent]Калтэй вышел на улицу и устало вздохнул. Первая мысль, что возникла в его голове: отказаться от поисков джинна. Встреча с наемником, у которого были такие связи, и которому нужен был виновник торжества, ясно дала понять, что тут не все так просто, как казалось на первый взгляд. Корона понятное дело, зачем пыталась поймать этого джинна, но зачем он тем, на кого работал Пьетр? Вопросов накапливалось все больше. Например, было ли на корабле еще что-то, помимо рабов? Из-за чего джинн вдруг взбесился и сжег целый корабль? Понимал ли он, чем это грозит? Все труднее становилось придерживаться установки «кто платит, тот и прав». Проще было отказаться от идеи искать джинна дальше, а просто развернуться и сделать вид, что и не слышал ни о каком происшествии, корабле, рабах на нем. Не любил Калтэй все усложнять.

[indent]В центре, откуда они с Пьетро недавно пришли, раздались взрывы. «Зацепка» - промелькнуло в голове Бродяги, прежде чем он успел ухватиться за эту мысль. С одной стороны, он понимал, с чем это может быть связанно, с другой… Решение не вмешиваться конфликтовало внутри с банальным любопытством, что же все-таки происходит в этом городе. Что за сети медленно, но верно распространяются, и кто их плетет? Сжав свои мечи и придерживая амигасу, Калтэй побежал обратно к центру.

[indent]Мужчина добежал как раз к тому моменту, когда прогремел еще один взрыв, тесня толпу к северным воротам. Мечника пихали со всех сторон, однако он упорно продолжал противостоять потоку. Сложить два и два, на первый взгляд, не сложно. Сначала объявляют о джинне, который уничтожил целый корабль с людьми на борту и за него объявляют награду. Потом появляется какой-то черт и говорит, что прекрасно осведомлен о передвижениях этого самого джинна, и что все надо провернуть по красоте, и служители порядка ему не помеха. Теперь еще кто-то устроил фейерверк прямо среди белого дня. Огру понятно, что это просто отвлекающий маневр, а зачинщик сейчас пытается скрыться от глаз закона.

[indent]Калтэй хоть и был одноглазым, но все же заприметил в толпе несколько рыцарей, что пробирались сквозь толпу в определенном направлении, при чем весьма уверенно. Мужчина поспешил последовать в том же направлении, пытаясь выловить среди народа, за кем они бегут. Лишь на мгновение мечнику удалось зацепиться взглядом за, вроде непримечательных мужей, что уверенно лавировали в сторону улочек.

[indent]Последний шанс, Меч Калтэя. Разворачивайся. Не зачем тебе в это впутываться. Ты один, хоть и с двумя мечами. Оно тебя сожрет.
Но он продолжил бежать.

[indent]И нагнал.

[indent]Поначалу Калтэй старался не высовываться, даже когда приближался к месту баталии. Стрелы, что свистели в воздухе, подсказывали мечнику, что движется он в правильном направлении. И среди тех, в кого они летели, Бродяга вдруг заприметил знакомое лицо. Панти! Он сорвал с головы амигасу и кинул ее в пирата. Шляпа-лезвие воткнулось окурат рядом с головой Винлорда, засев в дереве. А на брусчатку закоулка упало пара разрубленных стрел.

Отредактировано Калтэй (09.08.2021 23:27)

+1

18

[icon]https://i.imgur.com/j8Rr4yB.jpg[/icon][nick]Летописец[/nick][status]I saw the coming end[/status][path]<lz>История - это порой то, чего никогда не происходило, описанное тем, кто никогда там не был.</lz>[/path]

Огонь — стихия грозная,
Вновь в мире жар войны.
Его, пока не поздно,
Мы затушить должны.

  Ничего не предвещало беды.
Примерно так можно было бы описать такие дни в Ордене. Ничего не предвещало беды, просто в город заскочил массовый убийца-пирокинетик, с возможным намерением спалить и город. Ничего не предвещало беды, просто при попытке аккуратно отловить огненного джинна вмешалась какая-то преступная группировка, подорвав в разных частях города бомбы. Ничего не предвещало беды, просто прибывший в город Исполняющий решил ключевую часть плана взвалить на его, Итана Грейвса, плечи.

  С самого утра всё шло слишком гладко и это казалось неправильным. К ним, в отделение на Фортуне прибыло аж два батальона. На утреннем брифинге – всюду довольные лица. Семнадцать лет службы научили Штатного, подавшего прошение на повышение, чувствовать подвох и надевать доспех прежде чем в такой солнечный день шальная стрела угодит прямо в зад.

  После возвращения с собрания работы у командующего воротами лишь прибавляется. Поток людей – не прекращающийся ни на минуту, усиливается, становясь настоящей лавиной к тому моменту, когда на южном горизонте вырастает четыре дымовых столба. Ослабить контроль и вывести людей в резерв не представляется возможным. Слишком велик риск создать затор, грозящий перерасти в настоящую давку, либо и вовсе кого-то пропустить. Давление на рыцарей слишком велико, чтобы в здравом уме можно было рассчитывать на их бдительность.

  Слышится пятый взрыв. Все находящиеся на левой смотровой башни без труда понимают – звук доносился с центральной площади. Повисает тишина, пока несколько лучников-смотровых и новобранец в лёгком кожаном камзоле ожидают приказов от Грейвса.

Половину резерва к воротам. — Итан чуть не фыркает, отворачиваясь от зубчатой преграды. Если кто-то попал в ловушку, то скорее всего Орден. И теперь надо было чем-то отвечать. — Остальных к площади, на подмогу.

  Новобранец хочет возразить, напомнив о приказе Исполняющего, но качающий головой лучник отговаривает его от этой затеи.


  Прошлой ночью он плохо спал.

  Его бабушка говорила, что всегда, когда он в детстве плохо спал – на следующий день происходило что-то ужасное. В деревне сгорала изба, умирала корова. Дядя Бенжин сломал челюсть, радостно спускаясь с холма, где находился нужник. В общем, ничего хорошего.

  Теперь он в Ордене. Несёт службу, охраняя чужой сон. Он не выспался и чувствовал себя так, будто во всём произошедшем виноват именно он. Руки крепко сжимали арбалет, словно это могло что-то исправить.

— Убери руку подальше от рычага, малыш. — латная рукавица успокаивающе опускается на его плечо.

  Им не грозила опасность, они в резерве на случай начала неприятностей. Находясь в столярной мастерской, под прикрытием, их отряд ждал указаний, когда события примут скверный оборот. Десять членов ордена. Пять новобранцев и пять штатных «рыцарей».

— Я те говорю, босс, это Дом Змея. Малыша лучше б оставили в Штабе. Рано ему с головорезами стукаться. — Штатный по имени Болин нервничал и периодически выглядывался в мутноватое стекло окна, пытаясь что-то разглядеть.

— Отставить разговоры. – Штатный Леонард и их командир – крупный и начавший седеть мужчина в начищенной до блеска кирасе, посмотрел на новобранца. За бугивером не было видно его рта, но Малыш знал, что тот добродушно ему улыбается. — Не слушай его. Сегодня ты не умрёшь.

  Послышался скрип пола на втором этаже. В стёганном дублете и накинутом капюшоне, тихо и ловко, как кошка, по лестнице спустился их лучник и наблюдатель – тёмный эльф-лучник по имени Соленс. Его лицо сливалось с тьмой внутри головного убора, из-за чего выделяющиеся алые глаза выглядели словно у демона из детских страшилок.

— Джинн обнаружен. Ольдеморец начал погоню. Ему уже сыпит за это прибывший черновласый Исполняющий. — Пепельное лицо южного воина не выражает ни одной эмоции, но Малыш достаточно хорошо знает его, чтобы распознать в голосе нотки беспокойства. — Наши действия?

Все прекращают свои дела и замолкают. Взгляд десяти пары глаз обращён на Леонарда.

— Поймаем этих мерзавцев!


  Штаб гудит как улей. Люди снуют туда-сюда, словно в безумной танце, повинуясь конвульсиям сумасшедшего кукловода. Запах пота смешивается с руганью и ором тех, кто пытается перекричать бушующий шторм. Словно в центре бури - стоит Вершащий Мернот и намеревается внести порядка в это царство Хаоса.

Где Исполняющий Валлион?

  В миг гул прекращается. Самые молодые или жаждущие повышения члены Ордена как по струнке формируют строевую линию, пропуская верховного к столу с картой, и встают по стойке. Более опытные и старые – доделывают свои дела и лишь затем обращаются в сторону вышестоящего офицера. Его вопрос висит в воздухе, пока спустя пару секунд один штатный не решается принять ответственность за ответ на себя.

Он отбыл в город сразу после взрывов, Вершащий. — в глотке офицера пересыхает, когда он по выражению лица Лютьена понимает, что это совсем не то, что командующий хотел услышать.

Хорошо. Что по поджигателю? Почему я слышал пятый взрыв?

  Они проходят к карте, после чего один из Штатных тыкает в обширный светлый квадрат по центру разложенного свитка.

Это не огненная магия. Кто бы это ни был, они заминировали четыре случайных участка, после чего попытались сбежать из своего укрытия. Наш человек видел, как они ушли в этот переулок. — Рука в кожаной перчатке указывает на проход недалеко от площади, уводящий в сеть узких улочек и проходов в дали от основных городских магистралей. Верховный кивает, понимая цель такого хода – нивелировать их численное преимущество и попытаться скрыться. Но была и другая проблема. Успех погони ещё не означал для Ордена победу. Поджигатель мог отказаться сдаться. Оказать сопротивление. И спалить вместе с собой половину города.

Трубите отступление отрядам, ушедшим за джинном. Мы поймаем мерзавца или у ворот, или вне города.

  Согласны были не все.

Вершащий, если кто-то уже столкнулся с ним, то мы лишим их подкреплений!

Выполняйте! — отрезал командующий, после чего обернулся, когда его тронули за плечо, требуя внимания.

Исполняющий у Вольного Берега сообщает, что один из кораблей поднял якорь и ушёл на восток.

  Лютьен закрывает лицо ладонью на секунду, потом растирает переносицу пальцами. В висках начинает неприятно гудеть. Он понимает, что послать погоню не выйдет. Разве что отправить гонца в Ольдеморское отделение и попросить подмоги у их флота, чтобы они бы перекрыли выход из Залива Орнелии. Мернот понимает, что не может разорваться между контролем за поимкой джинна и ловлей всех потенциальных участников беспорядков. Исчезновение Валлиона было как нельзя не кстати.

Отправьте письмо Командующему в Эльмондо. Объясните ситуацию. Исполняющему на Берегу ожидать указаний. Его восемь рот в порту – наш резерв на случай, если друзья нашего джинна выкатят ещё какой-нибудь трюк.


  Погоня длится долго. На лбу и под глазами у него скапливаются капельки влаги, макушка зудит, когда из-за подшлемника его сальные волосы начинают раздражать кожу. Лёгкие горят, стопы ноют, в суставы будто воткнули кинжалы, но он продолжает бежать. Он уже не понимает куда, видя лишь блестящие кирасы перед собой. У него кружится голова и он иногда ходит, будто пьяница, пытающийся устоять на ногах. Над головой свистят стрелы. В какой-то момент две из них перерезает странная шляпа, похожая на диск. Он никогда такой не видел, но был бы не прочь поносить.

  Из-за своего дыхания Малыш не слышит, что командует Леонард, в ответ на странную попытку помешать погоне. Его за подмышку подхватывает Болин, в другой руке неся свой двуручный Цвайхэндер. Рядом с ними идёт ещё один Штатный – заместитель Леонарда по имени Джастин. В руках у него причудливая сабля с полузакрытым эфесом. Дужки формируют причудливый узор, увлекающий взгляд. Стуча каблуками кожаных сапог, он обходит чужака чуть справа, позволяя доспешному Болину оказаться слева. Малыш даже по началу не замечает причудливого иностранца, похожего на бездомного, с двумя мечами на поясе. Новобранец нацеливает арбалет лишь когда Болин латной рукавицей указывает на него. Джастин достаёт саблю из ножен и встаёт в фехтовальную стойку.

Вы препятствуете деятельности сил правопорядка. Властью, данной мне Орденом Белого Меча, я приказываю вам сложить оружие и проследовать за нами, для разбирательства и честного суда!

Бежать в попытке скрыться

Дать бой

Тебя заметили, но иначе было нельзя. Ты по другую сторону от пиратов, но ты за них. Ты можешь отвлечь Белых Мечей боем, но разве надо невинной крови лить на землю? Не за этим ты отправился на северную землю. Не этого от тебя хочет Калтэй. Ты можешь развернуться и бежать. Кто-то помчится следом, вместо того, чтобы вредить твоему другу.

К этому всё шло. Весь день, все пути вели к дороге, где придётся пролить кровь. Ты спокоен. Твой враг тебя превосходит и это хорошо. Он достоин твоего меча и тебе не придётся притворяться. Бежав, ты бы выдал свои чувства и позволил бы ему проникнуть в твоё сердце. Ты не так беспечен. Чужое небо над головой не позволило тебе забыть об осторожности.

Информация для Калтэя
  • Для того, чтобы понять выбор Панти и не среагировать в зависимости от его намерений, Калтэй должен совершить бросок 1д7 и выбить не меньше 4 на "Внимательность"

  • Провалив "Внимательность" - персонаж в пылу битвы с Белыми мечами не замечает манёвра Панти, из-за чего действует вслепую (например, не может сдаться, как Панти)

  • Выбрав вариант «Бежать» — Калтэй должен совершить два броска д10 на «Побег» и «Знание улиц» и выбить не меньше 6, чтобы: в первом случае успешно сбежать от погони, во втором — не затеряться среди улочек Фортуны.

  • Выбрав вариант «Дать бой» —  Калтэй должен совершить бросок д10 на «Бой» и выбить не меньше 7, чтобы успешно отбиться от появившихся рыцарей Белого Меча и действовать дальше.

  • Провалив "Бой" - Калтэй получает средние раны и может попытаться бежать.

* * *

  В погоне за группой бандитов Леонард был не первым. Перед ними была ещё одна группа рыцарей – все в доспехах, как на подбор. И поэтому было совсем не удивительно, что, догнав банду, попавшую в западню, они смогли выставить оружие, но отдышка им не позволила нормально выразить требования. Шеренга разбойников стояла перед ними, защищая предмет, испускавший алый дым, и несколько человек. Слово взял Леонард. У него единственного были силы и знания для этого.

Сдавайтесь! Вы в меньшинстве! — произнёс он громко и внятно на Элтее, чем вызвал удивлённые взгляды своих коллег. Лишь Соленс не удивился, удерживая от полёта стрелу, приправленную икенитовым багрянцем и направленную в джинна. — Не нужно проливать кровь! Сдавайтесь и Орден обещает вам справедливый суд!

  Леонард привык к сомкнутому строю, но нынешняя ситуация их от этого отвадила. Их пока что не так много, чтобы воспользоваться небольшим численным преимуществом и сформировать фалангу, занимающую всю улицу. К тому же, они знали, что у противника есть взрывчатка и огненный маг. Все в его и дружественном отряде знали свою задачу. В случае боя, Леонард бы взял на себя главаря, а тёмный эльф получил бы шанс поквитаться с древним врагом. Лео сжал рукоять клеймора покрепче. Сегодня они не умрут. Правда и Луна на их стороне!

Сдаться

Принять бой

Бежать

Вас окружили. Выхода нет. Вас перебьют, и неважно сколько Белых вы успеете забрать перед смертью. Стоит ли желание покрасоваться перед джинном всего этого? Или можно поступить умнее? В Битве может победить и Орден, но ты то знаешь, что войну выиграешь в любом случае ты.

Этих Белых много. Но как они могут быть ровней вам? С тобой огненный джинн и твоя команда. Даже старинный друг пришёл на выручку. Чувствуешь биение сердца? Оно живое и хочет, чтобы ты облил его кровью своих врагов. Море научило тебя, что свобода имеет солёный привкус и алый окрас.

Боя не избежать. Сдаться ты не можешь. Но у тебя есть люди, готовые рискнуть ради тебя жизнью. Пришло время их преданности пройти испытание. Не в первый раз тебе совершать сделку с совестью на пути к исполнению своих мечт. Отставших не ждут. А кто лучше тебя знает, когда надо смыться, прихватив желаемое?

Информация для Пантегинета
  • Выбрав вариант «Сдаться» - Пантегинет должен совершить два броска д10 на "Харизму" и "Убедить Ифрита". И выбить не меньше 5 в первом и 6 во-втором.

  • Провалив "Убедить Ифрита" - Пантегинет будет вынужден совершить ещё один бросок д10 и выбить не меньше 6, чтобы спастись от гнева огненного джинна.

  • Выбрав вариант «Принять бой» - Пантегинет должен совершить два броска д10 на «Бой» и «Сдерживание ифрита» и выбить не меньше 7, чтобы: в первом случае успешно отбиться от появившихся рыцарей Белого Меча, во втором —  не дать Элиху увлечься и начать поджигать всё вокруг.

  • Выбрав вариант «Бежать» - Пантегинет должен совершить два броска д10 на "Убедить команду" и "Побег". И выбить не меньше 6 в первом и 5 во-втором.

  • Провалив "Убедить команду" - Пантегинет будет вынужден совершить ещё один бросок д10 и выбить не меньше 6, чтобы спастись от гнева преданной команды.

+1


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [4 опочивальня 1058] Бегущие за огнями


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно