поговаривают, мол...

В день Чернолуния полагается завесить все зеркала и ни в коем случае не смотреть на собственное отражение.

Некоторые порождения дикой магии могут свободно проходить сквозь стены.

В Солгарде все желающие могут оформить заявку на тур по тавернам, включающий в себя 10 уникальных заведений со всех уголков мира, и посещение их всех в один день!

Дикая роза на крышке гроба запрет вампира внутри.

Если в Новолуние поставить зажженную свечу на перекресток - можно привлечь Мертвого Феникса, который исполнит любое желание.

Некоторые представители расы шадд странным образом не нуждаются во сне - они вполне могут заболтать вас до смерти!

Эльфы просто обожают декорировать свое жилье и неравнодушны драгоценностям.

Дворфы никогда не бывают пьяны, что говорится, «в зюзю». А вот гномы напиваются с полкружки пива.

Бросьте ночью 12 Расцвета в воду синие анемоны, подвязанные алой лентой, и в чьих руках они окажутся, с тем вас навек свяжет судьба.

Оборотни не выносят запах ладана и воска.

В Сонном море существуют целые пиратские города! Ничего удивительного, что торговые корабли никогда не ходят в этом направлении.

Хельдемор не отличается сильным флотом: портовые города в гигантском королевстве ничтожно малы!

Положите аркану Луна под подушку в полнолуние чтобы увидеть сон о будущем!

Благословение Луны, которым владеют представители Фэй-Ул, способно исцелить от любого проклятия в течении трех дней после его наложения.

Джинны огня дарят пламя, закованное в магический кристалл, в качестве признания в любви.

В Маяке Скорби обитает призрак водного джинна, который вот уже пятьдесят лет ждет свою возлюбленную и топит каждого, чья нога ступит в воды озера, окружающего маяк.

Фэй-Ул пьянеют от молока, а их дети не нуждаются в пище первые годы жизни - главное, чтобы ребенок находился под Луной.

Самой вкусной для вампиров является кровь их родственников.

Свадьбы в Аркануме проводятся ночью, похороны - днем. Исключение: день Чернолуния, когда ночью можно только хоронить.

В лесу Слез часто пропадают дети, а взрослый путник легко может заблудиться. Очевидцы рассказывают, что призрачный музыкант в праздничной ливрее играет всем заблудшим на флейте, и звук доносится со стороны тропы. А некоторым он предлагает поучаствовать в полуночном балу.

Не соглашайтесь на предложение сократить дорогу от незнакомых путников.

На острове Чайки стоит роскошный особняк, в котором никогда нет людей. Иногда оттуда виден свет, а чей-то голос эхом отдается в коридорах. Говорят что каждый, кто переступит порог, будет всеми забыт.

Озеро Лунная Купель в Лосс'Истэль полностью состоит не из воды, а из лучшего вина, которое опьяняет сладким вкусом!

Утеха стала приютом целым двум ковенам ведьм: неужто им здесь медом намазано?

В языке эльфов нет слова, обозначающего развод.

По ночам кто-то ошивается у кладбищ подле Руин Иллюзий.

В Фортуне дают три телеги золота в придачу тому, кто согласен жениться на дочери маркиза.

В Белфанте очень не любят культистов.

Не стоит покупать оружие у златоперого зверолюда, коли жизнь дорога.

Кто-то оставил лошадь умирать в лесу Ласточки, а та взяла и на второй день заговорила.

Храм Калтэя называют проклятым, потому что в статую древнего божества вселился злой дух и не дает покоя ныне живущим. Благо, живут подле статуи только культисты.

В Озофе то и дело, вот уже десять лет, слышится звон колоколов в день Полнолуния.

Жители утверждают, будто бы портрет леди Марлеам в их городке Вилмор разговаривает и даже дает им указания.

Чем зеленее орк, тем он сильнее и выносливее.

У водопада Дорн-Блю в Ольдеморе живут джинны воды и все, до единого - дивной красоты.

На Ивлире ежегодно в период Претишья происходит турнир воинов. В этом году поучаствует сам сэр Александер Локхард - личный охранник ее Величества королевы Маргарет!

Все аристократы отличаются бледностью кожи, да вот только в Рон-Дю-Буше эти господы будто бы и вовсе солнца не знают.

В мире до сих пор существуют настоящие фэйри, да вот только отличить их от любого другого существа - невозможно!

Фэй-Ул настолько редки, что являются настоящей диковинкой для всего Аркануме. А на диковинки большой спрос. Особенно на черном рынке...

18 Бурана дверь королевского дворца Хельдемора распахивается всем желающим, бал в ночь Первой Луны.

В 15-20 числах в Лосс'Истэле происходит Великая Ярмарка Искусств - это единственный день, когда эльфы позволяют пройти через стену всем.

10 Безмятежья отмечается один из главных праздников - самая длинная ночь года. в Рон-дю-Буше проводится Большой Маскарад.

42 Расцвет - день Солнцестояния, неофициальный праздник Пылающих Маков в Ольдеморе, когда молодые люди ищут цветок папоротника и гадают.

22 Разгара отмечается Урожайный Вал в Фортуне.

Каждую ночь спящие жители Кортелий подле Утехи выбираются из своих постелей, спускаются к неестественно синему озеру и ходят по его песчаному дну. Поутру их тела всплывают, а селяне всерьез боятся спать.

Прогуливаясь по улочкам Солгарда, вы натыкаетесь на старуху. Ее уродливое лицо на миг мелькает в свете фонаря, она хватает вас за руку и кричит что-то невнятное. На следующий город все начинают сторониться и избегать вас.

В деревне Уилмот подле Вилмора более 90% детей умирают при рождении и тем странней, что несколько семей отличаются в ней поразительным плодородием.

Администрация проекта: один, два, три.
нужные персонажи
17.05 Открыт набор в первый квест по глобальному сюжету О делах государственных.

Арканум. Тени Луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [38 Расцвет 1049] Which Witch?


[38 Расцвет 1049] Which Witch?

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

[float=left]https://i.ibb.co/Pr2P74F/222.png[/float]Цзай ши Нва х Керастес Буревестная
сельский трактир неподалеку от Храма Калтэя | полночь
"Как же там этот анекдот... а, точно. Встретились, значится, как-то в баре шадд и ведьма..."

"Слово и нож, говорят, способны разделить что и кого угодно"

https://i.ibb.co/0qKjg15/3e5ac617c7167414209eb08885f5a7b8d5a38910.gif

https://i.ibb.co/yPxkgDn/54bf929939a74db7c432c9f50261e37c3f17767a.gif

https://i.ibb.co/3r2tT2j/4402331f2c59a9dadac51a5999bb5774e4e2c303.gif

https://i.ibb.co/L97B1rQ/f8a94a25d1941160cf824489532799b3b44d919d.gif

https://i.ibb.co/QdpxqfH/91ec9c2cdbf26187d9857544b5f5b7670bd68037.gif

+1

2

Можно было сморщить нос, скосить глаз и сказать: господин инквизитор изволил чинно выпить дабы отпраздновать удачное завершение очередной работенки. Между прочим, господин инквизитор имел на это полное право, потому что нервы у него были отнюдь не железными. Точнее, не настолько железными насколько хотелось.

Но будем честны, как требуют того некоторые странные книги. Господин Цзай ши Нва бухал аки последняя пьянь, прекрасно это осознавая и получая море удовольствия. Ему нравились шумные таверны, нравился постоянный кипешь вокруг. Вкус алкоголя (нет, не дешевого! Он же не школяр какой, чтобы покупать дешевенькое пиво за последние деньги!) в глотке. Витающий вокруг запах добротной еды.

Снующие туда-сюда симпатичные разносчицы, все с фирменными фартуками, раскрашенными под чешую. Или перья - инквизитора больше интересовала не одежда, а то, что она в той или иной степени прикрывала.

Ах, слава "У василиска" на самом деле была оправдана - и за это место стоило выпить, определенно стоило.
И за эту прекрасную ночь, теплую и пряную, словно местная фирменная котлета!
И за здоровье хозяина вместе с его симпатичной дочкой.
...и пожалуй не менее симпатичного сыночка, кхм.

Цзай покачнулся вместе со стулом, - дурная привычка с детства так никуда и не исчезнувшая, - залипнув на барную стойку. Где-то что-то хрустнуло. Шадд было подумал, это у него в голове. Но оказалось за соседнем столом просто непросто упала кружка, задетая чьим-то хвостом.
Нет, дочка определенно не в какое сравнение. Определенно, хоть ты тресни!
Паскудно ухмыльнувшись своим мыслям и приложившись в который раз к кружке, его взгляд вдруг уперся в нечто Прекрасное. Прекрасное было весьма выдающимся - настолько, что несколько необычная в здешних местах внешность Цзая абсолютно не заинтересовала. 

"...какая!" Едва не вякнул в слух шадд, в последний момент прикусив чрезвычайно острый язык. Вместо этого он оскалился и решительно подцепил ручку незнакомой дамы и самодовольно прокомментировал:

- Фэй-ул делали, да? - Он имел в виду изящную татуировку на руке, но взгляд его все равно поднимался выше. Ну ничего, в декольте лозы тоже были.

+1

3

Ночь выдалась теплая, Луна - симпатичная, к удивлению всех присутствующих в заведении культистов. "У василиска" - заведение для своих, а не для этих, церковников. Луна как Луна, светит да и ладно, не молиться же на эту заразу? Ой, сплюнуть от греха подальше.

Вечер был в разгаре, и кровь Керастес закипала от выпитого алкоголя. Что за дивный сидр, пробирает, чтоб его! На вкус - спиртяги больше, чем сидра, а по горлу льется медом, водой. Компания тоже подобралась веселая. Конечно, все до единого - жаждущие заглянуть ей под рубаху в конце вечера, но веселиться же это не мешает? Она успела свернуть одному бедолаге руку в состязании, потом они весело сыграли в кости и уже отмочили несколько дерзких частушек: за применение рабочего инструмента ей налили четыре кружки за чужой счет, правда аппетитов иностранки это не поубавило.

Она была странной для этих мест: вся покрыта странным золотым узором, говорит со странным акцентом, роста чрезвычайно высокого, а инструмент, даром похожий на лютню, тоже странный. В селе за милю она была нынче за почившую ведьму. Слухи распространялись в таких местах со скоростью света, а народ-то потянулся, кому какие болячки жить мешают.

Буревестная вновь тянется к кружке, но так вдруг исчезает буквально из-под руки в направлении пола, в то время как ее ладонь оказывается заточена в чужую руку. Она поднимает взгляд и щурит янтарные глаза... это напилась уже и все? А, нет, это просто шадд. И как прошел мимо незамеченным?

- И то, и это делали, однако глаза мои не там, как и выпивка. Оплатить кружечку даме изволите за созерцание? - ее вторая рука перемещается на стол, подпирая все то прекрасное, что так интересовало незнакомца.

+1

4

- За созерцание платят в музее, - В некоторых еще и пощупать дают, кхм. Но он перестал разговаривать с декольте, переведя наконец взгляд на лицо женщины. Оно оказалось ничуть не хуже всего остального. Ему нравились подобные дамы, лишенные модной кисейности и нежности. Мол коснись меня пальчиком, и я сломаюсь. Что это за мода делать из живых существ фарфоровые куклы?

- А-а-а.... вы что-то на музей не похо-ожи~ - Пожалуй будь он не таким пьяным, обязательно добавил что-нибудь пафосное про шедевры и выставки. Вместо этого он повторил движение барда, перетекая в похожую позу. Правда эдак эффектно подпирать Цзаю было нечего, только собственную щеку.

- Айра-Айра! - Он окрикнул проходящую мимо девицу в фартуке, махнув ей свободной рукой. - Принеси-ка нам еще кружечку-другую. Или лучше сразу кувшин. - Цзай хотел было сказать что-то еще, но вместо этого прижал тыльную сторону ладони к губам, подавив икоту. - Вы же с Эльпиды-ы? И это вы играли на этом, как его... О, вспомнил! Уде, да? Здесь редко встретишь барда, который их использует. А вы еще и не джинн. Или... - Склонив голову на бок, он по-птичьи уставился на нее. - Не-ет, явно не джинн.

+1

5

- В цирке тоже платят, уважаемый~ - ехидно подмечает Буревестная в ответ: в конце концов, он был тем, кто уничтожил последнюю кружку ее бесплатного сидра. И за одну или две новые можно насладиться созерцанием за бесплатно. Опыт с рукой мальца этим же вечером показал, что свои лучше держать при себе. - А я, между прочим, ходячий музей народного творчества... даром что тут одни гнойники да роженицы, а потом "Ой, дала бы Луна дождика...". Ой, дала бы... делаешь, делаешь, а они все свое божество славят, что за народец...

Мир был наполнен красками и плавностью, как это и бывает, когда ты пьяна чуть меньше, чем полностью. Речь замедляется, но ни ее, ни случайного собеседника это не тревожило ничуть -  они были уже в той кондиции, когда нормальный народ предпочел бы отставить кружки в сторону. Но не они.

- А чего, по-вашему... - она сдерживает икоту весьма успешно - ...на Эльпиде людей не водится? Там таки и ваша.. - она прищуривается, силясь понять, какого цвета кожа собеседника- ...розовая братия живет получше. И нашей сестре работы с погодой на века... ух... припасено. А вы тут, значится, чем маетесь, такой образованный... господин?

+1

6

- Я шадд, а не орк. - С деланной обидой поджал губы инквизитор. На всякий случай он постучал когтем по правому рогу - ну а вдруг у нее проблемы с восприятием цветов, и она видит его зелёным?! Но орки с рогами и хвостом не бывают, Цзай в этом был уверен настолько же, насколько он был уверен в их наличии у себя.

- Не те, не другие в цирках не выступают. -
Цзай озадаченно поскреб переносицу, а потом чуть менее уверенно добавил:

- Вроде бы. Шадд вообще отличаются умом, ага. -
Сам себя не похвалишь - никто не похвалит. А вот при упоминании о божествах в голове что-то шевельнулось. - Ну а что такого? Нынче во-он какая красивая Луна! - Для усиления эффекта он попробовал нарисовать в воздухе силуэт Луны, но почему-то у него получилась весьма характерная восьмерка. - На такую не грех не то что помолиться, но и пожениться... Люди вообще это такие суч-щества, которые везде есть. - Он пожал плечами, силясь сообразить кого она имеет в виду под розовой братией. Розовый - конкретно человеческий цвет, такие шадд встречались довольно редко.

Инквизитор даже повернул голову, проверив сидит ли его знакомая магичка за барной стойкой и не стала ли она розовой. Но нет - та все еще была красивого ониксового цвета, все темные эльфы обзавидовались бы такому благородному оттенку.

- На Эльпиде бывают розовые шадд? - Заинтересовался Цзай. Айра наконец принесла заказанное и он поспешил наполнить кружки. Сначала ее, потом свой - он ж этот..
Как его?
Тот самый, вот!

- За знакомство! - он поднял кружку, залпом опрокидывая в себя едва ли не половину. – Я откуда? Отсюда, откуда же еще!.... Но вот что-то не припомню как тебя зову-ут... - Стоит ли упоминать, что женщина уже казалась ему если не родной сестрой, то давней-придавней подругой?

+1

7

- Еще как выступают! И те, и эти... и цирк тот в этих местах бывает...  - шадд или орк, да кому какая разница? Что те розовые, что эти... или такие пурпурные? Или зеленые? Ой, да к черту.

Вскоре на столе оказывается новый кувшин сидра. В этот, кажется, добавили еще немного мяты, чтоб позабористей да посвежей был, отлично избавляет от утреннего похмелья. Не то чтобы этого хватило для ее дурного самочувствия, но выпивка отменная, так к чему себя ограничивать? Керастес уверенно кивает в ответ на слова об умных шадд, и кто их такими умными сделал? - Ой да идите вы, с вашей этой Луной... - хмуря брови, отзывается Буревестная на слова о нынешней красоте светила. Ерунда какая-то, это же территория культистов, а что не рыло так любители Луны.

Разговоры об этой материи явно распаляли в ней раздражение, способное, как это бывает с южными народами, запросто вспыхнуть гневом.

Она подставляет кружку, и, хотя и не сразу, напиток наполняет ее до краев. Вопрос незнакомца удивляет, и Керастес заглядывает ему в глаза, потом - осматривает целиком: - Так а вы что, не розовый разве? Вам же знать, какие бывают.

Кружки сталкиваются перед тостом, пена разлетается по всему столу.

- За это... знакомство! - поддерживает она и залпом осушает добрую треть содержимого, утирая пену с лица краем рукава и выдыхая с удовольствием истинного пьяницы, добравшегося до заветного пойла. - Вот уж не похожи вы... ик... на местного. А я... Кера, чего таить. Один фиг имени моего не... ик... запомните! Ведьмой тут вроде подрабатываю... на досуге.

+1

8

Цзай вдруг понял, что он вообще ничего не понимает. Впрочем, проблемы в этом не было - зачем шевелить мозгами, когда истинна и так ясна как лунный свет? Вот у Керы глаза по цвету похожи на сидр, такие же янтарные... Он вдруг вспомнил про странные белесые фрукты из Эльпиды, которые тоже весьма напоминали собой глаза. Маринованные глаза...

- До Луны далеко идти пешком. - Серьезно заметил Цзай. - Вот там как раз пока дойдешь можно и не только розовым стать, но и фиолетовым! - Пояснил шадд, взмахнув хвостом. Скосив взгляд на собственные пальцы, он запоздало вспомнил что он вообще-то уже фиолетовый. Причем всю жизнь. - Лучше на грифоне!

Он глупо захихикал, едва не снеся на пол кувшин с выпивкой.

- Почему это не похож? - Поинтересовался он, отсмеявшись. - Я ж это! Лицо, решающие чужие лица... ой, то есть проблемы. То есть с фантиками... - Перед глазами - разноцветные пятна оберток самых разных причудливых форм и размеров. Тут не то что шадд, а цельного фэй-ул слепить можно. Вот, например по щеке Керы поползло синее расплывчатое пятно и Цзаю чертовски захотелось его стереть.

Что, впрочем, он и сделал. Даже относительно чистый платок откуда-то вытащил.

- А-а-а... у ведьм это нормально да? - Пятно благополучно переползло со щеки в пространство, зависнув в воздухе. - Меня зовут Ай.... то есть Цзай, вот! - Он хлопнул себя по груди и поспешно протянул руку к кувшину, решительно наливая себе еще. – Э-э… - Сидр, к ужасу шадд, закончился. Перевернув кувшин, инквизитор с крайне озадаченным видом потряс им над кружкой, но напиток в нем от этого не появился.

+1

9

С каждым глотком мир начинал плыть все сильнее... наверное, сейчас и Луна покажется совсем близкой, не то что брешут, мол не дойдешь. Пьяному и Луна эта по колено.

- Так это надо арендовать... а ты ж уже фиолетовый, что, по-другому... ик... никак? - она хмурит брови, и это выражение кажется очень серьезным, но всего на пару минут, до нового глотка сидра, после которого на ее лице вновь появляется блаженная улыбка. - Ну так это... фиолетовый что-то для местного... но раз лица и фантики... важное же дело!

Одобрение Керастес проливается последней порцией выпивки по кружкам, правда выпить они не успевают: новообретенный друг что-то торопится стереть с ее лица. Что-то уже совсем потеряла хватку, вся облилась что ли? - Что... нормально? Да все нормально! - бодро отвечает Буревестная. Но когда она касается собственного лица, там ничего нет. Какой молодец, как ловко все стер, что за славный чело... то есть шадд.

- Ну, за здравие, чтоб где надо стояло и Луна в глаза не светила. - кружки ударяются, сидр льется во все стороны, но никого это не волнует. Проблема одна: он кончился! Керастес наклоняется вперед, Прекрасное становится в стократ Прекрасным, а украдкой она ему говорит: - А ты знал что тут... каждый втарой мужик... приходит лечить все то самое? - и следом уже громко: - Мадам, есть еще что горло промочить?

- Неа, все выдули за седня.

Вся таверна мигом смолкает. Это ж как, чтобы бухло закончилось? Это ж где такое "гостеприимство" видано? Где-то даже падает кружка, а один из уснувших у столов мужик поднимает голову, подбирая ее.

- А чо, у нас же тут эта... ведьма евонная... хуле она ведьма, если дождь из бухла не наколдует... грили не ведьма, а ВЕДЬМИЩЕ, так хуле с небес еще не настойка... йих... из мандрагоры льется? - вдруг выдает пострадавший с рукой, вызывая шепотки по всему трактиру, к вящему неудовольствию Буревестной.

- Я захочу, и прольется, только мандрагору ты... де возьмешь, упырь? - кажется, сейчас кому-то набьют морду. Или отправят за выпивкой.

- Да у бабки этой... евонной... знахарки, во! Она то их кошеварит будь здаров. - выдает гениальную мысль пьяный вдрызг молодец, держась за больную руку. - А чо, слабо?

+1

10

Металлический наконечник на хвосте царапал древесный пол, выводя не узоры, а какие-то хаотичные царапины. Заметил бы хозяин - дал по рогам, но под столы посетителей его грозный взор не распространялся. Шадд навострил уши, услышав тост Керы. Лицо его разом стало серьезнее и Цзай активно закивал. За такой тост грех было не выпить!

Даже если в кружке осталось всего лишь половина глотка. А то еще обидится кто-нибудь, и радовать не будет... и то, что светит, и то, что стоит.
Он машинально скосил глаза на подавшеюся вперед женщину, подумав что еще чуть-чуть и у нее все из выреза вывалится. Если вывалится, то еще куда-нибудь укатится, Кере придется искать по всей таверне!

- У тебя сейчас убежит, - Вякнул он, собираясь уже подхватить Прекрасное до этого, но следующая фраза заставила Цзая замереть с растопыренными когтями на уровне собственной груди.
- Ч-что? - Он моргнул, пытаясь сложить в голове все сказанное. Может это была такая реклама своих услуг? Мол сначала мы пьем вместе, а потом ты мне денюшки приносишь чтобы вылечиться.
Инквизитору показалось что ему опять шестнадцать лет, и он неудачно погулял в "Садах Мираль".

Растеряться окончательно ему не дала прошедшая мимо служанка, принесшая горестную весть. Цзай тяжело вздохнул и уныло посмотрел на кувшин.

- Мандраго-ора, -
Протянул себе под нос мужчина, откидываясь на стул. В дождь из бухла ему особо не верилось, но коли Кера захочет - он же не может ей не помочь! Тем более пускать женщину ночью бродить одной по незнакомому городу!
Нет, так нельзя!

Вторя своим мыслям, он с треском опустил стул и так же сильно треснул ладонями по столам.
- Слышь ты, вот этот, с рукой! Если мы это... сходим! Ты нам потом абонемент на посещение выкупишь?! - Почему-то обращался Цзай не к молодцу, но к хозяину. Хвост его воинственно дергался из стороны в сторону а желтые глаза хищно прищурились.

+1

11

Хотя и кажется, будто Прекрасное опасно балансирует, уходить или выкатываться оно не собирается, надежно держась в пределах рубашки.

- Чего там убежит?... - запоздало спрашивает Буревестная, осматривая стол на наличие "беглецов" и не находя ничего потенциально бегучего, за что Цзай удостаивается недоверчивого взгляда. - Манд... Манда... Мандрагора, от нас точно не убежит, точно говорю!

Она ударяет кулаком по столу и становится ясно, какая такая сила выломала руку бедолаге. Правда, с его-то острым языком поразительно, как зубы все на месте, не то что руки и ноги... вроде их по шесть, есть куда стремится. А вот у ее товарища по попойке в глазах явно уже поплыло - как давай заливать что-то про выкупы чего-то хозяину. Ой, что ты будешь делать, собрались тут оббивать столы.

Керастес поднимает руку нового знакомого со стола и указывает ею в реального собеседника.

- Да не тот... ой... а этот. - немного левее надо было, да.

- Да хуле... ик... косая ведьма хуже заразы, ни шиша не сделает, кроме дождя из дерьма. - заявляет тот, чем вызывает едва ли не злобный рык у Керастес. Та резко поднимается, и почти сразу пошатывается. Росту в даме было едва ли не на полголовы больше, чем в ее собеседнике, вот уж кому и по незнакомым местам бродить не страшно.

- Ну, пошли искать мандрагору! А коли не найдем, вернемся и сломаем этому упырю другую... ик... руку! - пожалуй, это самое длинное членораздельное предложение, сказанное ею почти без запинки. И обращено оно к Цзаю, которому не свезло выразить готовность участвовать в авантюре.

+1

12

Цзай задумался. Его познания в ботанике были весьма скромными и в основном касались растений, которые можно было курить. Бурная молодость шадд была очень бурной, но это же как скакать на лошади - один раз научился, то всю жизнь помнишь! Единственный же факт про мандрагору, всплывший в его голове сводился к похожести ее корня на человеческую фигурку.

Вот только теперь он засомневался, на фигуру ли она похожа или все-таки на конкретную часть конкретно женского тела. Ну, название такое... располагающее!

Инквизитор уже было открыл рот спросить у ведьмы, но вдруг включились остатки приличия, и он так же благополучно захлопнул пасть, озадаченно вильнув хвостом туда-сюда.

- Обязательно! - Мстительно прошипел Цзай, переключившись на упыря. Вот еще какой-то хер на Керу вякать будет, да шадд бы ему и сейчас руку с удовольствием сломал. Кажется это желание отразилось на его лице, потому что мужчина недовольно поджал губы и поспешно приложился к остатком своего пойла.

- Тут не далеко-о.... - Донельзя довольный произведенным эффектом, ши Нва подхватил свою новую знакомую под локоток и повел к выходу из таверны.


- Кера-а, не падай! - Он в который раз подхватил девицу, не дав ей свалиться в канаву. Прохладный ночной воздух немного остудил алкогольный дух, но явно недостаточно. - Слу-ушай, - Цзай остановился, взявшись одной рукой за перекладины деревянного заборчика, а другой все еще держа ведьму под ручку. За заборчиком начиналось поле, на другой стороне которого и жила ведьма-травница. Вот только в поле уже были травы по пояс и Цзаю вдруг совсем расхотелось в нее заходить.

Его не покидало дурное ощущение.

- Может это... ик! -
Шадд поспешно прижал ладонь к губам. - ...нафиг ее, мандугору эту, а? Это поле на меня смотрит!

+1

13

Заботой Цзая, перепалка не успела из словесной стать физической: здесь у Керастес имелось очевидное преимущество. Они покидают трактир раньше, и Буревестная полной грудью вдыхает прохладу расцветного вечера. Уже пахнет разгаровыми дождями, а там и до урожая недалеко. Но мандрагора хороша именно в эту пору, да и визжит еще не так оглушительно, чтобы утратить слух навсегда.

Проселочная дорога полна ям, а чувство направления и собственных ног ее немного подводит. Поначалу Буревестная вообще достает компас, чтобы понять, где поле, но Цзай указывает на него... так близко? Ничего себе. И ноги вдруг сами несут ее вперед, так что уже не столько шадд тащит Керастес, сколько она его... до первой канавы, в которую едва не попадает ее нога.

- Кажется... нам нужен фонарь. Я ничего... уй... не вижу. - вдруг сообщает она, словно до этого все было прекрасно видно, действительно! Луна давала какой-то ненадежный, зыбкий свет бездонному черному полотну поля, отчего оно казалось сплошной дырой. Песня звучит над ним свистом, зовом, бегом.

Беги, не стой.

Цзай тоже это чувствует, на свой лад, но Буревестная не дает ему отступить. Она достает что-то из Прекрасного, после чего берет его за руку, переплетая пальцы, зажимая между их ладонями теплый тканый мешочек... полный зерна? Ветер превратил черные волосы ведьмы в сплошной беспорядок, песня будоражила ее, глаза казались такими же черными, как это поле впереди.

- И чего... посмотри на него в ответ... и-ик! - хохочет Керастес, в ее другой руке блестит охотничий кинжал... главное, что они разделены с этим оружием ее телом и здравомыслием. Но сейчас это немного жутко, она как будто не совсем сама по себе, словно поле зовет и ногам сложно устоять здесь, за хлипкой оградой.

- Идем! Не размыкай рук... и не оборачивайся, когда позовут сзади... идет? Потеряешься в ведьмином поле и я не... ик... в-виновата.

+1

14

Чем дольше они стояли, тем неуютнее становилось инквизитору. Он переминался с ноги на ногу, водил хвостом туда-сюда и постоянно осматривался. За ними следили.
За ними точно следили. Цзай чувствовал на себе чей-то внимательный, слегка ленивый взгляд. Так сытый хищник глядит из норы на потенциальную добычу, когда та пробегает мимо. И вроде жрать-то и не хочется, но кто отказывается от еды, которая сама готова прыгнуть в пасть.

- Точно. - До инквизитора наконец дошел тот факт, что поле словно поглощало лунный свет. Оно было неприлично темным для такой ясной ночи.
Шадд поежился от несуществующего холода, повел широкими плечами унимая бегущие по коже мурашки.

- А? - У него с собой даже нет меча, только длинный нож, заткнутый в сапог. Кто суется на хищное поле без оружия?! Но вместо того, чтобы отступить он трясет головой и опускает взгляд на Керу. У нее в глазах такая-же тьма. Его же собственные отражали свет, точно звериные.
Отголоски звериного, инстинктивного страха перед неизвестностью.

...негоже демону темноты боятся утверждает нечто, заставляя шадд уже откровенно вздрогнуть. Стиснуть чужие пальцы, - слишком сильно, едва не вогнав когти в мягкую плоть, - забыв, что эта всего лишь тонкая женская ручка.
Цзай был достаточно самоуверен, чтобы позволить себе быть ведомым. Но он терпеть не мог ощущение беззащитности.

- Агенейя помоги нам. - Тихо-тихо пробормотал Цзай себе под нос, перелезая оградку вслед за Керой.

Стоило им ступить на темную землю, как поле словно вздрогнуло. Втянуло их запах, зашуршало молодыми побегами. Они ведь еще зеленые, не зрелые. А что может быть лучше для растений, как не чужая кровь?
Каждый шаг все труднее, поле тянуло к ним цепкие лапы: колючки на стеблях, корни под ноги и непроходимая трава выше пояса. Оно цеплялась за одежду, за длинные волосы, шелестело ночным ветерком на ухо.
Зачем сопротивляться? Оставайся здесь, здесь никто не обидит. Как глупо бояться какого-то поля!

- Как... такое у них прямо посреди... деревни! Выросло?! - Не выпуская руки ведьмы, он попробовал оглядеться, но шуршащая темнота казалась бесконечной. - Нет начала и нет конца.

Нет выхода.

+1

15

Керастес хихикает, когда шадд сжимает ее руку особенно крепко.

- З-зачем тебе ее помощь, она же с нами пойдет? - удивленно то ли спрашивает, то ли утверждает Буревестная, и ее уже несет куда-то вперед, навстречу тьме, полю, свободе, ветру и всему, что там спрятано перепрятано. Пьяная голова лишает любых барьеров, песня поддерживает, а значит там - можно пройти, ничего не обидится, пока она не решит все это обидеть.

- Ну, в добрый путь, искать! - оповещает она, хотя и забор преодолеть оказывается той еще задачей. Но как только справляются: Керастес буквально бросается вперед, словно вор в чужом огороде, а Цзай вынужден бежать за ней. Ветер тут же перечит им, отгоняя назад, а сзади - уже чей-то голос, не сильно трезвый, зовет: - Эй, а ну назад! Цзай, эй!

Наверное, этот голос был ему знаком. Должен быть. Но вокруг - сплошная темнота, а назад смотреть нельзя, запрещено. Керастес смеется, и заводит его еще глубже в черноту, по самое горло,  где ее смех сливается с ветром и становится чем-то жутким. Но его пьяная знакомая все еще здесь, мешочек меж их ладоней полон тепла, жизни, настоящего.

Это поле было целым миром, из него можно попасть куда-угодно. И не прийти никуда.

Чей-то далекий голос зовет его снова. Обернуться?

+2

16

Ведьма рядом с ним словно порхала по полю. Цзаю же с каждым шагом становилось все труднее переставлять ноги, и дело здесь было вовсе не в нескольких литрах сидра и пива. Словно он шел не по земле, а по болоту. Вот-вот сапоги затянет в пучину, а следом за сапогами и нога провалится в коварную трясину. Никто его не вытащит из нее - сам виноват, напился и полез куда не надо...

В ладонь что-то ткнулось, и он вздрогнул, скосив глаза. Нет, это поле. Это всего лишь поле, полное незрелых колосьев. Над ним - Луна, а рядом идет вполне себе живая и настоящая Кера. Идет легко и весело, и ветер трепет ее волосы, а колосья словно расступаются перед ней.
Его хватают еще злее, еще сильнее. Острыми колючками пытаются пробить одежду и пробивают. Шадд кажется, что у него между лопаток что-то ползет.

...нет, это всего лишь волосы по плечам рассыпались. И словно незримые ледяные пальцы в них зарываются.
Зачем сопротивляться? Нужно лишь расслабиться и прислушаться к зову. Он ведь слышит голос, до боли знакомый.
Чей?
Цзай останавливается и вздрагивает.

- Они меня зовут. - Говорит он, смотря стеклянными глазами в темноту. Мешочек в руке раскаляется до невозможности; шадд чует запах горелого мяса.
Своего собственного.
Он шипит и одергивает руку, вместе с тем отскакивая от мешочка и от нее.

- Ты решила меня убить, ведьма?! - Да, ведь так и есть, как он мог сразу не заметить?! Она специально его сюда завела, а он, дурак, не подумал. Нужно идти обратно к краю поля, пока они не зашли еще глубже.

«Убей ее, сломай ее шею!» В голове возникает чужая мысль. Цзай вскидывает губу в абсолютно зверином оскале, но от Керы пятится, то и дело бросая косые взгляды за спину.

+2

17

Пшеница щекочет ноги даже через плотную ткань штанов, ветер - обволакивает плечи, вынуждает вдыхать полной грудью. Но ее спутник замедляется, его тревожит зов, потому что он не может услышать песню, которая целиком увлекала Буревестную. И Цзай поддается. Сначала она дергает его за руку, силой вынуждая смотреть вперед, но он все равно останавливается.

Керастес сама не своя, она куда больше ведьма сейчас, чем думала о себе час до этого. Ее опьяняет эта пьяная свобода, возможность забыть.

- Это иллюзия, никто не зовет. Поле обманет тебя, и не выйдешь. - говорит она, грудь женщины тяжело вздымается. Путь был увлекательным, когда знаешь, к чему идешь.

Цзай не знал. Ему не хватило силы воли, полно надеяться, что он сумеет пройти, прочувствовать. Все скомкано и неправильно.

Он одергивает руку, отходит, скалится. Буревестная поздно осознает это, она была слишком пьяна. Но трезвеет моментально, и это видно по ее испуганному взгляду. Она выбрасывает вперед руку, надеясь схватить его... и все.

Пустота. Чернота.

И чей-то смех, отдающийся пульсацией в висках.

Через секунду: опять поле, только небо над ним - алое, и находится оно не над головой, а под ней... потому что все вокруг как будто перевернулось с ног на голову. И там, за спиной, был Зовущий.

Его глаза пылали алым, как кровавая Луна внизу. Или это просто твои ноги прилипли к земле наверху? 

Создание издает вой: его морда, черная, как сама тьма, задирается. Но из пасти вырывается беспокойный зов: - Цзай, вернись!

Это все наваждение, это магия, призванная не дать тебе уйти от ведьмы. Но решение не ждет: бежать к Зовущему, или от него?

+1

18

Над головой Цзая небо - черное, бесконечное. Под ногами такая же черная трава. Где верх, где низ? Нету. Ничего нету. Этот мир отвергает его, потому что шадд слишком сложен для него. Слишком много силы: она бурлит в венах вместо крови, она раздается в черепе сотнями боевых барабанов. Можно протянуть руку, соскрести воздух когтями и скатать из него твердый шарик.

Можно... он уже может. А если на зов ответит, то еще больше сможет. Такой родной голос, такой близкий. Разве стоит бояться того, кому он принадлежит?

Разве стоит бояться себя самого?
Разве стоит демонам бояться?

Ночное небо больше не черное, но красное. Глубокого темного цвета. Как кровь ведьмы.

Цзай не знает, какого она цвета, но ведь это так легко проверить! Это всего лишь человеческая девка, наделенная толикой силы. Ее кровь сладкая и теплая, способная прогнать этот озноб.
Его рука замирает в воздухе, когда он вновь слышит голос. В груди словно натягивается струна и иллюзия силы сменяется накатившей тоской.

- Где ты?! - Цзай судорожно крутит головой из стороны в сторону, пытаясь найти Зовущего. Он ведь где-то рядом! Он ждет его, Цзая! Ведь Цзай так нужен ему!

- ГДЕ ТЫ?! - Повышает голос шадд, но ответа так и нет. Нужно найти его, пока не стало слишком поздно. Он должен найти его! Бросив ошалелый взгляд на ведьму, он делает еще шаг в темноту и ныряет в высокую траву.

Когда она успела так вырасти?

+1

19

Трава - как деревья, она цепляется за руки и ноги, давит на кожу. Прижимает к земле.

И зверь проносится над головой, его гибкое черное тело всего на секунду мелькает вверху (внизу?) и исчезает. А ты ползешь к Зовущему, что есть сил, насколько позволяет поле. Ползешь, а он зовет: - Возвращайся!, давая ориентир, пускай и зыбкий. В твоем уме лишь одно: подальше от ведьмы и ее страшных чар, ее жуткого поля.

А ее уже и нет рядом, ее вообще нигде нет. Только ты, Зовущий и поле.

Хмель как будто разом выветрился, а может так казалось, потому что головокружение одолевает тебя каждый раз, стоит лишь приподняться в траве. Один раз ты умудряешься осмотреться - и видишь два пылающих огня. Это Зовущий. Ты уверен, он - твое спасение.

Зверь воет вдалеке. И ты вдруг четко осознаешь один факт:

о͉̝̟ͅн͔ ̦̤͙̞̞͖о̧̜̥̱͖х̮̗от̭͎̹̯͕̜и̢͕̥т͇̜̫́с̻̥̭̣̗̩̼͢я̵͓̼͈̘̻̣ͅ ̲̼̬͓̤͡н̴̘̗͓̲̺̗͈а̹̭͈̗͔̳̘ ̵̜̩͖̠̼̭̦т̠̩е̞̟̝̞ͅб̸͍̝̠̩̬͙я̧̘̗̯̱̖.

И вот он возвращается, трава расступается перед ним, не то, что перед тобой. Но трава ослабевает при его приближении, давая тебе волю. Ведьмы нигде нет, она как сквозь землю провалилась. Ты и зверь: один на один. Его пылающие глаза, такие же алые огни, злорадствуют. Его пасть открывается, и ты слышишь человеческую речь, собственный голос говорит: "Убей ведьму, ведьма виновата, она убьет тебя.". А потом хохочет, и в тебе снова пробуждается желание убить. Но зверь не ждет, он бежит на тебя, с его длинных клыков капает кровавая слюна.

Откуда-то справа начинает дуть ветер, вдалеке слышатся раскаты грома.

Куда бежать? Против ветра или к Зовущему, в безопасность?

+1


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [38 Расцвет 1049] Which Witch?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно