03.09. Я календарь переверну и снова третье сентября.... 05.06. Доступ к гостевой для гостей вновь открыт. 14.05. Временно закрыта возможность гостям писать в гостевой. Писать сообщения можно через профиль рекламы (Ворон), либо зарегистрировавшись. 14.04. Регистрация на форуме и подача анкет возобновлены. 07.04. Можно ознакомиться с итогами обновления, некоторые мелкие детали будут доработаны.

В день Чернолуния полагается завесить все зеркала и ни в коем случае не смотреть на собственное отражение.

Лучше всегда носить при себе зеркальце чтобы защититься от нечистой силы и проклятий.

Некоторые порождения дикой магии могут свободно проходить сквозь стены.

В Солгарде все желающие могут оформить заявку на тур по тавернам, включающий в себя 10 уникальных заведений со всех уголков мира, и посещение их всех в один день!

Дикая роза на крышке гроба запрет вампира внутри.

В центре опустевшей деревушки подле Фортуны стоит колодец, на бортиках которого грубо нацарапана фраза на эльфийском: «Цена должна быть уплачена».

Старый лес в окрестностях Ольдемора изменился. Звери изменились вместе с ним. Теперь их нужно убивать дважды.

В провинции Хельдемора не стихает молва о страшной угрозе, поджидающей путников на болоте, однако... всякий раз, когда туда прибывали нанятые охотники, они попадали в вполне себе мирную деревеньку.

Беда! Склеп мэра одного небольшого города возле Рон-дю-Буша едва ли не полностью ушел под землю после землятресения. Лежавшие там мирно тела... пропали.

В окрестностях Рон-дю-Буша есть примечательный город, главная особенность которого — кладбище. Поговорите с настоятелем местной церкви и он непременно отыщет для вас могилу... с вашим именем.

Известный мастер ищет бравого героя, дабы увековечить его благородный лик в камне.

Тролль, которого видели недалеко от деревни на болотах, говорит на общем языке и дает разумные советы напуганным путешественникам, встречающих его на пути.

Книги в большой библиотеке при ольдеморской консерватории начали разговаривать, и болтают они преимущественно друг с другом.

В Керноа кто-то повадился убивать горожан. Обнаруживший неизменно замечает, что из тел убитых растут... зеленые кусты.

В Эльмондо обрел популярность торговец, раз в период заглядывающий в столицу и предлагающий всем желающим приобрести удивительно умных зверей. Правда все чаще звучат голоса тех покупателей, которые утверждают, будто иной раз животные ведут себя странно.

Если в Новолуние поставить зажженную свечу на перекресток - можно привлечь Мертвого Феникса, который исполнит любое желание.

Некоторые представители расы шадд странным образом не нуждаются во сне - они вполне могут заболтать вас до смерти!

Эльфы просто обожают декорировать свое жилье и неравнодушны к драгоценностям.

Дворфы никогда не бывают пьяны, что говорится, «в зюзю». А вот гномы напиваются с полкружки пива.

Бросьте ночью 12 Расцвета в воду синие анемоны, подвязанные алой лентой, и в чьих руках они окажутся, с тем вас навек свяжет судьба.

Оборотни не выносят запах ладана и воска.

В Сонном море существуют целые пиратские города! Ничего удивительного, что торговые корабли никогда не ходят в этом направлении.

Хельдемор не отличается сильным флотом: портовые города в гигантском королевстве ничтожно малы!

Положите аркану Луна под подушку в полнолуние чтобы увидеть сон о будущем!

Благословение Луны, которым владеют представители Фэй-Ул, способно исцелить от любого проклятия в течении трех дней после его наложения.

Джинны огня дарят пламя, закованное в магический кристалл, в качестве признания в любви.

В Маяке Скорби обитает призрак водного джинна, который вот уже пятьдесят лет ждет свою возлюбленную и топит каждого, чья нога ступит в воды озера, окружающего маяк.

Фэй-Ул пьянеют от молока, а их дети не нуждаются в пище первые годы жизни - главное, чтобы ребенок находился под Луной.

Самой вкусной для вампиров является кровь их родственников.

Свадьбы в Аркануме проводятся ночью, похороны - днем. Исключение: день Чернолуния, когда ночью можно только хоронить.

В лесу Слез часто пропадают дети, а взрослый путник легко может заблудиться. Очевидцы рассказывают, что призрачный музыкант в праздничной ливрее играет всем заблудшим на флейте, и звук доносится со стороны тропы. А некоторым он предлагает поучаствовать в полуночном балу.

Не соглашайтесь на предложение сократить дорогу от незнакомых путников.

На острове Чайки стоит роскошный особняк, в котором никогда нет людей. Иногда оттуда виден свет, а чей-то голос эхом отдается в коридорах. Говорят что каждый, кто переступит порог, будет всеми забыт.

Озеро Лунная Купель в Лосс'Истэль полностью состоит не из воды, а из лучшего вина, которое опьяняет сладким вкусом!

Утеха стала приютом целым двум ковенам ведьм: неужто им здесь медом намазано?

В языке эльфов нет слова, обозначающего развод.

По ночам кто-то ошивается у кладбищ подле Руин Иллюзий.

В Фортуне дают три телеги золота в придачу тому, кто согласен жениться на дочери маркиза.

В Белфанте очень не любят культистов.

Не стоит покупать оружие у златоперого зверолюда, коли жизнь дорога.

Кто-то оставил лошадь умирать в лесу Ласточки, а та взяла и на второй день заговорила.

Храм Калтэя называют проклятым, потому что в статую древнего божества вселился злой дух и не дает покоя ныне живущим. Благо, живут подле статуи только культисты.

В Озофе то и дело, вот уже десять лет, слышится звон колоколов в день Полнолуния.

Жители утверждают, будто бы портрет леди Марлеам в их городке Вилмор разговаривает и даже дает им указания.

Чем зеленее орк, тем он сильнее и выносливее.

У водопада Дорн-Блю в Ольдеморе живут джинны воды и все, до единого - дивной красоты.

На Ивлире ежегодно в период Претишья происходит турнир воинов. В этом году поучаствует сам сэр Александер Локхард - личный охранник ее Величества королевы Маргарет!

Все аристократы отличаются бледностью кожи, да вот только в Рон-Дю-Буше эти господы будто бы и вовсе солнца не знают.

В мире до сих пор существуют настоящие фэйри, да вот только отличить их от любого другого существа - невозможно!

Фэй-Ул настолько редки, что являются настоящей диковинкой для всего Аркануме. А на диковинки большой спрос. Особенно на черном рынке...

18 Бурана дверь королевского дворца Хельдемора распахивается всем желающим, бал в ночь Первой Луны.

В 15-20 числах в Лосс'Истэле происходит Великая Ярмарка Искусств - это единственный день, когда эльфы позволяют пройти через стену всем.

10 Безмятежья отмечается один из главных праздников - самая длинная ночь года. в Рон-дю-Буше проводится Большой Маскарад.

42 Расцвет - день Солнцестояния, неофициальный праздник Пылающих Маков в Ольдеморе, когда молодые люди ищут цветок папоротника и гадают.

22 Разгара отмечается Урожайный Вал в Фортуне.

Каждую ночь спящие жители Кортелий подле Утехи выбираются из своих постелей, спускаются к неестественно синему озеру и ходят по его песчаному дну. Поутру их тела всплывают, а селяне всерьез боятся спать.

Арканум. Тени Луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Баллада о борьбе » [35 Разгар 1061] Если долго всматриваться во Тьму


[35 Разгар 1061] Если долго всматриваться во Тьму

Сообщений 31 страница 33 из 33

31

Страх Скии перед стихией огня теперь поддавался контролю своей же жертвы. Или женщина настолько отрешилась от всего, что не воспринимала пугавшее ее когда-то пламя как угрозу; или научилась подавлять панику сама, переборола ее; или годы знакомства научили ее доверять Тэль - неизвестно, что стало причиной ее холодного спокойствия и механических, четких действий по поиску выхода. Риш не могла оставить без внимания несомненный плюс этого состояния подруги - не придется беспокоиться о ней, контролировать ее, защищать ее от собственной силы, отвлекаться от основной задачи.
Больше десятка? Много. Восставших мертвецов было слишком много.
Пиромантка бросила быстрый и отнюдь не лишенный злобы и агрессии взгляд в сторону дамы в черном, но успела выхватить только исчезающую в оконном проеме фигуру. Вспыхнувшие вместе с пламенем эмоции не относились к Скии, больше - к самой ситуации, к мертвым, что шагали прямиком на Тэль, к магу, устроившему это безумие. Тэль вынужденно пятилась назад шаг за шагом, пока ее руки испускали из себя все больше огня.
Всего на несколько секунд она прервала свою магию, лишь для того, чтобы вышвырнуть в окно рюкзак. Как же ее раздражал этот лишний тяжелый скарб, которые нельзя так запросто оставить!
Всего несколько секунд, и огонь вспыхнул с новой, неистовой силой.
Жар и вонь.
Воздуха становилось все меньше, приходилось глубже вдыхать эту отвратительную гарь, отчего горло сжималось все сильнее, выталкивая ее через кашель. Глаза слезились от едкого дыма, и Тэль старалась проморгаться - безрезультатно. Ладони неистово пекло, пламя то и дело бросалось к запястьям, стараясь захватить и саму Тэль в себя, поглотить ту, которая многие годы подавляла его. Риш сорвалась на глубокий гортанный рык, когда огонь ущипнул ее за предплечье. Нет уж, дружище, тебе так просто не справиться с ней, подчиняйся, повинуйся, следуй!
Артефакт сиял красно-рыжими всполохами под рубашкой. Стекляшка никогда не подводила Ри, грамотно дозировала силу, и Тэль, ощущая ее тепло, невольно вспомнила и ее создателя, что сам оказался погребенным в устроенном пироманткой кострище. Сколько таких пожарищ еще должно разгореться? Сейчас полыхал простой деревенский дом, некогда принадлежавший кому-то, у кого была своя по-своему примечательная жизнь. Как и тот, в котором выгорело дотла счастье семьи Харрад.
Дверной проем, часть стены, пол, потолок - все чернело под безжалостным воздействием стихии. Тела, неустанно влезавшие внутрь, толкавшиеся на пороге, тянущие скрюченные холодные пальцы к Тэль, обугливались, падали, передавали огонь друг другу. А Тэль пятилась, посылая пламя то на ближайших к ней мертвецов, то на тех, что только-только оказывались в доме. Она поджигала и половицы под ними - чем быстрее опалятся ноги, тем быстрее воскрешенные остановятся, упадут.
- Идите, идите, - прошипела она в короткое мгновение передышки, схватив подвернувшийся под руку стул и огрев им мужское тело. Оно, шагавшее на прогоревших до кости ногах, рухнуло на пол, и огонь тут же охватил деревянные доски вокруг него.
Риш не всматривалась в толпу, стараясь не обращать внимания на детские руки, что тянулись к ней, не различать фигуры, что валились на пол, не думать о том, кого она обращала в пепел.
Лишь впечатавшись спиной в стену и поняв, что отступать больше некуда, Тэль осознала, что ей никто не помогает.
- Сука, - злобно прошептала она то ли в адрес исчезнувшей Скии, то ли от боли, что пронзила раненый бок, когда Риш, присев на узкий подоконник, ногами оттолкнула от себя в толку очередное горящее тело.
Огонь был слишком близко, но он не пугал Тэль - боялась она тех, кто в этом огне, не чувствуя боли, шагал вперед.
Разжав вцепившиеся в оконную раму пальцы, Риш резко подалась назад и рухнула спиной на землю, и тут же, подобно трупам не ощущая ни боли, ни страха, взмахнула руками, давая стихии волю. Стекла закрытых окон с треском разлетелись, и пламя вырвалось наружу, охватило стены, перебралось на крышу.

Тэль сразу отползла в сторону, откашлялась и сплюнула на землю. Она не оглянулась на полыхающий дом, только, обессилевшая, перевалилась на спину и раскинула руки в стороны по мокрой пожухлой траве. Исходивший от сырой земли холод казался таким желанным, таким приятным, а прохладный воздух, наполняя легкие, остужал разогретое силой изнутри тело пиромантки. Пальцы впились в землю, Ри напряженно зажмурилась, стараясь сконцентрироваться не на треске огня, а на собственном дыхании.
Раз, два, три.
- И где ты теперь? - шепнула она в пустоту, поднявшись на локтях и разомкнув, наконец, веки.
За безудержным, несмолкающим шумом прогорающего дерева она не различила шаркающих шагов - один из мертвецов вышел из-за угла и, едва различив Тэль, поплелся в ее сторону, а за ним потянулись и другие.
- Да блять, - протянула Риш, попытавшись подняться на ватных ногах, но сразу же завалившись на правый бок. - Сссссука!
Смазанное, неловкое движение руками, и огонь со здания сместился, бросившись пожирать тела воскрешенных. Тэль, неспособная заставить себя пошевелиться, остекленевшим взглядом смотрела, как они медленно оседают на землю, и лишь когда мертвецы прогорели,  смогла сесть. Бок отдавал резкой болью, и Риш медленно приподняла рубашку, чтобы рассмотреть разошедшийся от падения, кровоточащий шов. Не было сил даже на ругань, а потому она, лишь шумно выдохнув, кое-как поднялась на ноги.
Не время для отдыха и жалости к себе.
Тэль отыскала валяющийся неподалеку рюкзак и побрела прочь от горящего дома.
- Сука. Где ты?

Отредактировано Тэль Риш (19.11.2022 07:59)

+2

32

Была ли она в самом деле так спокойна, как показалось Тэль?
О, вовсе нет. Пламя не стало для нее явлением, рядом с которым некромантка могла чувствовать себя хоть сколько-то свободна. Положа руку на сердце, никто не смог бы сохранять хладнокровие в подожженном доме, в дверь которого один за другим ломятся ожившие мертвецы - никто, и даже Ския.
Она и не была хладнокровна. В этот момент ею владело иное чувство, столь сильное, что перекрывало и панический страх перед огнем, и усталость, и раздражение.
Она почуяла своего врага.
Это было похоже на шевеление под опущенными веками. На черный мазок краски на залитом серым цветом холсте. На движение в темноте, которое можно заметить посреди ночи самым краем глаза - и, заметив, думать уже только об этом движении, о том, кто его произвел, и о том, насколько он опасен.
Некромант, погубивший Янгрейв, был где-то недалеко.

Черная Баронесса сама сейчас более всего походила на ожившего мертвеца, движимого одним лишь голодом. Она не бежала, и даже не спешила. Напротив, неторопливо поднялась на уставшие ноги, медленно распрямилась, хищно шевельнула ноздрями.
- Нашла тебя... - беззвучно выдохнула она, и глаза загорелись ярким зеленым огнем под упавшими на лицо черными прядями. Некромантка не пыталась их отбросить, не пыталась даже подобрать собственную сумку с вещами, не оглядывалась на исходивший треском и воем дом, где все еще оставалась Тэль - просто, шатаясь, побрела в ту сторону, где ощущала чужое присутствие.
Плевать, кто ты, и каковы твои мотивы.
Плевать, насколько ты силен и насколько оглушен собственной силой.
Плевать, молод ты или стар, болен или здоров, сколько у тебя осталось магии и скольких мертвецов ты еще сможешь поднять.
Я уже иду за тобой. Я найду тебя...
...и снова убью тебя, Теобальд. Некромант. Ферандор. Старый сукин сын.
Снова тебя убью...

Осознавала ли она реальность в полной мере?
Едва ли.
Жажда, которую она испытывала, была сильнее всех чувств, на которые Ския еще была способна.

Окраины Янгрейва тонули в черном тумане.
Он очерчивал плотную, ровную границу - та самая стена темноты, густая и непроглядная, которую Собирающая кости уже видела однажды.
За ней не было ничего: конец привычного мира, пустота, забвение и небытие.
За ней было все: голоса тех, кого уже не было здесь, их лица, их призрачные тени.
Возможно ли различить среди них и его лицо? Услышать среди шепота его голос?
Несколько мгновений Ския зачарованно, завороженно смотрела на эту клубящуюся мглу, и искушение шагнуть в нее, поддаться забвению, нахлынуло столь мощной волной, что бледное лицо исказило судорогой. Она даже сделала этот шаг - один из нескольких, отделяющих ее от стены черного тумана...
Но ее противник, сам того не ведая, предотвратил этот шаг.

Она ощутила чужую магию прежде, чем увидела его - и, не раздумывая, защитила себя безыскусным и грубым щитом из собственной силы, чистой энергии, поспешно подставленной под удар. И сгусток мертвенного огня - не зеленовато-синего, как у нее, но серого, будто комок светящегося пепла, рассыпался градом шипящих искр, бессильно стек к ее ногам.
- Ты!.. - его голос дрогнул от напряжения, и она наконец-то смогла разглядеть его воочию. - Я тебя почувствовал еще в деревне. Ты... - он прервался, разглядывая ее и не торопясь с новым ударом.
Нанес его из страха или просто упиваясь собственными возможностями?
- Ты сильна.
Безмерное удивление.
- А ты юн, - Ския разлепила бледные, пересохшие губы.
Он и вправду был юн - куда моложе, чем показался ей в видении. Узкое лицо белое, как мел, роскошная, театральная какая-то мантия, расшитая по краю золотом, нелепо перекосилась на плече и вымазана пылью и грязью.
Бутафория. Бахвальство. Юнец, хапнувший столько сил, что возомнил себя великим магом - талантлив, но неопытен, не лишен искры, но не подпитывал ее ни знаниями, ни умениями.
В эту минуту он чудовищно напомнил ей Элиаса - при том, что ни чертами лица, ни цветом волос, ни движениями он не походил на ее бывшего ученика. И все равно некое сходство было столь разительным, что она остановилась и сама.
Видя, что она не спешит нападать, он рассмеялся на выдохе - как показалось ей, облегченно.
- Ну-ну... и все же ты долго меня искала, - взгляд молодого некроманта упал на солнце Девяти, символ Церкви, висевший у нее на поясе и тускло блестевший под распахнувшимся плащом. - Ты служишь Девяти?
Вопрос был простой. И ответ на него - тоже.
- Нет, - глухо проговорила Черная Баронесса, не сводя с него взгляда. - Я никому не служу.
Это заставило его сделать еще один шаг вперед - глубоко посаженные темные глаза заблестели ярче.
- Так значит, ты тоже почувствовала? Тебя тоже привел сюда туман? Я знал... догадывался.
О, ей знакома была эта глупая радость. Это внезапное, оглушающее осознание собственного не одиночества.
Разодетый, словно великий колдун из старых пьес, молодой некромант вспомнил об опасности - подозрительно прищурился.
- Чего ты хочешь?
Она молчала. Медлила с ответом.

+2

33

А ноги оказались тяжелее, чем Тэль ожидала, и тело после падения на спину и обильной затраты магических сил было куда менее послушным, чем обычно. Чтобы перевести дух, пришлось приостановиться посереди пустой дороги, некогда бывшей центральной улицей и очевидно делившей собой Янгрейв на две части. Еще недавно в том самом месте, где замерла Тэль, кипела жизнь, даже земля до сих пор хранила в себе колею от деревянных колес и отпечатки копыт. Риш взглянула под ноги и, чуть помедлив, развернулась к горящему дому.
Она покачала головой и плавно опустила веки, пытаясь сосредоточиться на хоть одной из обилия беспорядочно снующих в голове мыслей. Устала изрядно, да и все происходящее как в поселении, так и с ее единственной спутницей пробуждало желание оставить проклятую деревню и проклятую Скию. Свернуть к привязанным на въезде, все еще беспокойным лошадям, одну отпустить, лихо стегнув прутом, а на второй вернуться в прогнившую таверну старого Сэма. И пусть некромантка думает, что скакуны сорвались сами, а Тэль не справилась с воскрешенными или с собственной магией, прогорела до костей среди других безликих мертвых тел. Еще раскинуть огонь на соседние здания, чтобы он выглядел беспорядочно бушующим кострищем, захватывал все вокруг, пожирал один дом за другим, пока на месте поселения не останется черной выжженой пустоши. Чтобы пламя поглощало сумасшедших, воскрешенных, каждое некромантское отродье в этой глуши, каждое порождение Тьмы.
А что до Скии? Скии не нужна была ни сама Тэль, ни ее помощь, Ския как-то выберется, пусть даже придется идти пешком несколько суток; и не приведи Луна им с Тэль хоть однажды еще встретиться. От мыслей о некромантке к горлу подступала тошнота. К хренам Скию.
Риш резко выдохнула и, поморщившись, вернулась на несколько десятков шагов назад, чтобы остановиться напротив горящего здания. Она выставила руки вперед, напрягла пальцы и зажмурила глаза, когда пламя отозвалось на зов - просьбу, приказ, компромиссное предложение. Огонь бывал сговорчивым, Тэль умела найти к нему подход даже в те моменты, когда он становился много больше и сильнее ее самой. Он порой бывал послушным. Кулаки пиромантки медленно сжались, и высокие яркие всполохи, очередной вспышкой взмывшие вверх, волной обрушились обратно к прогоревшему дереву. Моменты единения со стихией были поистине особенными, именно в подобные Риш чувствовала себя чем-то большим, чем человек, чем маг, чем пирокинетик. Словно она и огонь были неотделимы друг от друга. Он будто пронизывал ее, жег изнутри, но не сжигал. Чувство болезненной, вымученной, выстраданной свободы. Ложное, но каждый раз вырывающее из груди крик. И он раздался, когда пламя стихло, став спокойным костром на еще не обращенным в уголь поленьях.
Тэль обессиленно опустила плечи и, продышавшись, подняла глаза на соседние дома, всмотрелась в темноту центральной улицы, попыталась различить что-то в переулках.
Ския бросила ее в огне, но Ри отчего-то тянулась за ней, словно привязанная.
Пиромантка не была уверена, что вызывало в ней чувство собственной ничтожности, - то ли это полуслепое следование, то ли допущение самой мысли о том, что можно не следовать, бросить, уйти.
- Ты меня достала, леди де Митти, - Ри сплюнула на землю, избавляясь от осевшей в горле гари.
И куда идти? Тэль оглядывалась, всматриваясь в пустоту. Деревню наполнили звуки, как будто она пробудилась от кошмарного сна в еще более жуткую реальность, - скрежет проржавевших дверных петель, скрип пересохших половиц, остающееся все дальше за спиной беспокойное фырканье лошадей и далекие звуки голосов. Чей-то смех, чей-то плачь, чья-то ругань и ни намека на некромантку. Риш не было страшно, она почему-то чувствовала, что с любой напастью из тех, что могла обрушить на нее проклятая деревня, справится сама. Озиралась по сторонам она лениво; брела вперед, зачерпывая землю мысами сапог.
"Сама как хренов мертвец."

Плотным заслоном неподалеку чернела Тьма, и Тэль, едва заметив ее, вспомнила все, что знала об этом густом непроглядном тумане. Его описывали как некое подобие дыма, но Ри не находила значительного сходства.
Шаг, другой, третий, и она уже стояла слишком близко, достаточно было протянуть руку, чтобы коснуться этой черной пелены. Говорили, что нельзя подходить близко, нельзя всматриваться, но почему же, черт возьми, этого так хотелось? А вдруг там, за этой границей что-то другое? Новое? Небывалое? Про Тьму говорили много противоречивых вещей, и кто, если не ученый, должен лично убедиться в правдивости слухов и мнений?
"Что ты такое?" - Риш прищурила глаза, всматриваясь в туман, будто старалась рассмотреть в нем ответ на немой вопрос.
Кажется, что-то мелькнуло в нем, далеко, едва заметно.
Что?
Кончики пальцев едва не коснулись Тьмы.

Чей-то осмысленный короткий возглас неподалеку заставил несколько раз моргнуть и оторвать взгляд от притягивающей, гипнотической неизвестности. Тэль, опомнившись, отшатнулась, на несколько шагов отошла назад, прерывая опасную близость с черным туманом. Она сбивчиво выдохнула, критически оглядев пространство вокруг себя, осмотрела руки, ноги, утерла запачканный лоб грязным рукавом. Риш словно бы сама себя не узнавала - что это было за слепое, бессознательное сближение с неизведанным? Еще немного, и она прошла бы сквозь границу Тьмы, а ведь была уверена, что слухи о ее магнетизме преувеличены...
Это потом.
Пиромантка развернулась в сторону, откуда донесся незнакомый ей голос. Всего одно короткое слово. "Ты", кажется.

- Чего ты хочешь? - спросил парнишка у Скии, но она смолчала.
Риш не застала их разговор, да и не могла бы сказать, что ей была интересна или хоть сколько-то важна его суть.
Два мага беседуют о своем. Два мага ненавидимой ею школы просто общаются посереди мертвой деревни, стоящей на границе Тьмы. Один хочет убить второго.
Тэль лениво, излишне неспешно бросив на землю рюкзак, всмотрелась в фигуры перед собой. Скию она видела со спины, зато ее оппонент предстал перед глазами во всей его нелепой, нарочитой сказочности. Риш видала таких - молодых, только-только ощутивших свою силу и убежденных в собственной неуязвимости. Она обучала десятки студентов, среди которых обязательно находился тот особенный, кто, помимо таланта и рвения, рано или поздно проявлял характер. Некоторых мания величия губила еще до того, как они успевали опомниться. Таким был и Герберт Шелл.
- Вайлет, а я-то думала, не увижу тебя больше, - протянула Риш. Слова были излишни, но ей хотелось голосом обозначить свое присутствие, будто без того оно не было очевидным. Она прошла вперед и поравнялась со Скией. В усталых карих глазах читалось зарождение агрессивной злости и доля (совсем небольшая и почти неприметная) презрения. - Мне показалось, или ты меня бросила? - спросила она полушепотом, но прозвучал он с металлическим холодом. Не лучшее время, чтобы выяснять отношения, но едва ли Тэль могла промолчать.

Отредактировано Тэль Риш (24.11.2022 00:48)

+2


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Баллада о борьбе » [35 Разгар 1061] Если долго всматриваться во Тьму


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно