05.06. Доступ к гостевой для гостей вновь открыт. 14.05. Временно закрыта возможность гостям писать в гостевой. Писать сообщения можно через профиль рекламы (Ворон), либо зарегистрировавшись. 14.04. Регистрация на форуме и подача анкет возобновлены. 07.04. Можно ознакомиться с итогами обновления, некоторые мелкие детали будут доработаны.

В день Чернолуния полагается завесить все зеркала и ни в коем случае не смотреть на собственное отражение.

Лучше всегда носить при себе зеркальце чтобы защититься от нечистой силы и проклятий.

Некоторые порождения дикой магии могут свободно проходить сквозь стены.

В Солгарде все желающие могут оформить заявку на тур по тавернам, включающий в себя 10 уникальных заведений со всех уголков мира, и посещение их всех в один день!

Дикая роза на крышке гроба запрет вампира внутри.

В центре опустевшей деревушки подле Фортуны стоит колодец, на бортиках которого грубо нацарапана фраза на эльфийском: «Цена должна быть уплачена».

Старый лес в окрестностях Ольдемора изменился. Звери изменились вместе с ним. Теперь их нужно убивать дважды.

В провинции Хельдемора не стихает молва о страшной угрозе, поджидающей путников на болоте, однако... всякий раз, когда туда прибывали нанятые охотники, они попадали в вполне себе мирную деревеньку.

Беда! Склеп мэра одного небольшого города возле Рон-дю-Буша едва ли не полностью ушел под землю после землятресения. Лежавшие там мирно тела... пропали.

В окрестностях Рон-дю-Буша есть примечательный город, главная особенность которого — кладбище. Поговорите с настоятелем местной церкви и он непременно отыщет для вас могилу... с вашим именем.

Известный мастер ищет бравого героя, дабы увековечить его благородный лик в камне.

Тролль, которого видели недалеко от деревни на болотах, говорит на общем языке и дает разумные советы напуганным путешественникам, встречающих его на пути.

Книги в большой библиотеке при ольдеморской консерватории начали разговаривать, и болтают они преимущественно друг с другом.

В Керноа кто-то повадился убивать горожан. Обнаруживший неизменно замечает, что из тел убитых растут... зеленые кусты.

В Эльмондо обрел популярность торговец, раз в период заглядывающий в столицу и предлагающий всем желающим приобрести удивительно умных зверей. Правда все чаще звучат голоса тех покупателей, которые утверждают, будто иной раз животные ведут себя странно.

Если в Новолуние поставить зажженную свечу на перекресток - можно привлечь Мертвого Феникса, который исполнит любое желание.

Некоторые представители расы шадд странным образом не нуждаются во сне - они вполне могут заболтать вас до смерти!

Эльфы просто обожают декорировать свое жилье и неравнодушны к драгоценностям.

Дворфы никогда не бывают пьяны, что говорится, «в зюзю». А вот гномы напиваются с полкружки пива.

Бросьте ночью 12 Расцвета в воду синие анемоны, подвязанные алой лентой, и в чьих руках они окажутся, с тем вас навек свяжет судьба.

Оборотни не выносят запах ладана и воска.

В Сонном море существуют целые пиратские города! Ничего удивительного, что торговые корабли никогда не ходят в этом направлении.

Хельдемор не отличается сильным флотом: портовые города в гигантском королевстве ничтожно малы!

Положите аркану Луна под подушку в полнолуние чтобы увидеть сон о будущем!

Благословение Луны, которым владеют представители Фэй-Ул, способно исцелить от любого проклятия в течении трех дней после его наложения.

Джинны огня дарят пламя, закованное в магический кристалл, в качестве признания в любви.

В Маяке Скорби обитает призрак водного джинна, который вот уже пятьдесят лет ждет свою возлюбленную и топит каждого, чья нога ступит в воды озера, окружающего маяк.

Фэй-Ул пьянеют от молока, а их дети не нуждаются в пище первые годы жизни - главное, чтобы ребенок находился под Луной.

Самой вкусной для вампиров является кровь их родственников.

Свадьбы в Аркануме проводятся ночью, похороны - днем. Исключение: день Чернолуния, когда ночью можно только хоронить.

В лесу Слез часто пропадают дети, а взрослый путник легко может заблудиться. Очевидцы рассказывают, что призрачный музыкант в праздничной ливрее играет всем заблудшим на флейте, и звук доносится со стороны тропы. А некоторым он предлагает поучаствовать в полуночном балу.

Не соглашайтесь на предложение сократить дорогу от незнакомых путников.

На острове Чайки стоит роскошный особняк, в котором никогда нет людей. Иногда оттуда виден свет, а чей-то голос эхом отдается в коридорах. Говорят что каждый, кто переступит порог, будет всеми забыт.

Озеро Лунная Купель в Лосс'Истэль полностью состоит не из воды, а из лучшего вина, которое опьяняет сладким вкусом!

Утеха стала приютом целым двум ковенам ведьм: неужто им здесь медом намазано?

В языке эльфов нет слова, обозначающего развод.

По ночам кто-то ошивается у кладбищ подле Руин Иллюзий.

В Фортуне дают три телеги золота в придачу тому, кто согласен жениться на дочери маркиза.

В Белфанте очень не любят культистов.

Не стоит покупать оружие у златоперого зверолюда, коли жизнь дорога.

Кто-то оставил лошадь умирать в лесу Ласточки, а та взяла и на второй день заговорила.

Храм Калтэя называют проклятым, потому что в статую древнего божества вселился злой дух и не дает покоя ныне живущим. Благо, живут подле статуи только культисты.

В Озофе то и дело, вот уже десять лет, слышится звон колоколов в день Полнолуния.

Жители утверждают, будто бы портрет леди Марлеам в их городке Вилмор разговаривает и даже дает им указания.

Чем зеленее орк, тем он сильнее и выносливее.

У водопада Дорн-Блю в Ольдеморе живут джинны воды и все, до единого - дивной красоты.

На Ивлире ежегодно в период Претишья происходит турнир воинов. В этом году поучаствует сам сэр Александер Локхард - личный охранник ее Величества королевы Маргарет!

Все аристократы отличаются бледностью кожи, да вот только в Рон-Дю-Буше эти господы будто бы и вовсе солнца не знают.

В мире до сих пор существуют настоящие фэйри, да вот только отличить их от любого другого существа - невозможно!

Фэй-Ул настолько редки, что являются настоящей диковинкой для всего Аркануме. А на диковинки большой спрос. Особенно на черном рынке...

18 Бурана дверь королевского дворца Хельдемора распахивается всем желающим, бал в ночь Первой Луны.

В 15-20 числах в Лосс'Истэле происходит Великая Ярмарка Искусств - это единственный день, когда эльфы позволяют пройти через стену всем.

10 Безмятежья отмечается один из главных праздников - самая длинная ночь года. в Рон-дю-Буше проводится Большой Маскарад.

42 Расцвет - день Солнцестояния, неофициальный праздник Пылающих Маков в Ольдеморе, когда молодые люди ищут цветок папоротника и гадают.

22 Разгара отмечается Урожайный Вал в Фортуне.

Каждую ночь спящие жители Кортелий подле Утехи выбираются из своих постелей, спускаются к неестественно синему озеру и ходят по его песчаному дну. Поутру их тела всплывают, а селяне всерьез боятся спать.

Арканум. Тени Луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Баллада о борьбе » [35 Разгар 1061] Если долго всматриваться во Тьму


[35 Разгар 1061] Если долго всматриваться во Тьму

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Если долго всматриваться во Тьму

https://i.imgur.com/wDaoMtj.gif

Ския х Тэль Риш

Пригород Рон-дю-Буша | Начало осени 1061

"Тэль отправляют на исследование странной аномалии, появившейся в отдаленной деревне на территории Рон-дю-Буша. Но Церковь Девяти настаивает, чтобы волшебницу сопровождал их специалист по темной магии..."

❝Если вы заметили Жителя Тьмы... [запись обрывается]

+3

2

Отдаленные людские голоса - похожи на жужжание роя назойливых, надоедливых насекомых. Тусклое, временами проглядывавшее сквозь серые облака солнце - каждый раз его злобные, холодные лучи обжигали ей глаза. Резкие запахи вызывали подкатывавшую к горлу тошноту: слишком много людей, животных, еды, которую она не в состоянии была переварить. Слишком много...
...мира вокруг.
Длинные паучьи пальцы скользнули в карман платья, больше напоминающего безразмерный черный балахон. Нащупали твердую флягу, прицепленную к поясу на тонкой цепочке - цепочка звякнула о ритуальный нож, о другую цепь, на которой висел крупный медальон в виде стилизованного солнца.
Бессмысленные, пустые символы. Они чего-то стоили разве что в глазах зевак, но все, кто искал себе новое место, все, кто зубами и когтями вырывал себе покровительство жадных фракций, торопились обвесить себя ими, надеясь, что простая принадлежность к чьей-либо общности защитит. Избавит. Спасет.
Ничто не спасет. Все они обречены, просто по какой-то причине продолжают бессмысленно бороться за жизнь. И сама она вместе с ними - почему-то тоже.
Зелье было горьким - на мгновение рот обожгло, затем губы онемели, скованные разом жаром и холодом. По горлу прокатилась горячая волна - а следом и звуки, и запахи отступили. Полуцветник. Чертов зверолюдов мозг до сих пор спасал ей - нет, не жизнь. Но хотя бы рассудок.
Слишком много полуцветника не бывает. А если и бывает - это далеко не худшее, что может случиться с человеком.

Сидя на низких перилах, опоясывавших первый этаж захудалого, провонявшего дымом трактира, Ския медленно обводила глазами двор, на несколько мгновений задерживаясь взглядом на предметах, привлекавших ее особое внимание. В последнее время она часто играла в эту игру сама с собой: искала такие предметы, останавливала на них ленивую мысль.
Топор - поблескивает в оставленной без присмотра чурке. Если наточенное лезвие вонзается в череп, раздается такой звук, словно разломили напополам огромный орех.
Вилы - зубья заржавевшие, давно не чищенные. Вонзаясь в тело, не просто пробивают его сразу в четырех местах, но и вызывают заражение крови. Мерзкая смерть...
Ремни, оставленные на конюшне. Безобидная вещь. Пока кто-то не затянет один их конец на шее, а второй не перебросит через широкую, неструганную балку под потолком - флегматичным лошадям-доходягам на радость.
Крыша сарая. Непрочная, рассохшиеся доски разъедутся под ногами, взметнется в воздух сухая, щекочущая горло труха, коротко хрустнут кости... нет, это определенно не то.
Хорошо, что никто из этих людей, суетящихся во дворе, не знал, в какую игру с каждым из них мысленно играет некромантка, примостившаяся на широком крыльце. А она играла.
И не только с ними - но и с собой.

Сопроводить мага из Ордена Камелии... она посмеялась бы, если бы хотела посмеяться. Можно подумать, у них нет там своих сопровождающих. Нет, Солнцеликая в очередной раз строит планы внутри планов. Ей просто самой интересна аномалия, вспыхнувшая совсем недалеко от деревни Янгрейв - нечто, сводящее людей с ума. Нечто, от чего буквально разило черной магией.
Если это некромант, как опасались Камелии, то и разобраться с ним стоит другому некроманту, не правда ли? Как крысиные волки, натравленные жрать других крыс и уже не способные отказаться от вкуса собственных сородичей...
В конце концов, ты ведь уже уничтожила одного Некроманта, дитя мое. Ты уже сделала это. Ты - Крысиный волк в человеческом облике. Кому и отправляться туда, как не тебе?
Она поморщилась от собственных - собственных ли?! - мыслей, неохотно соскользнула с перил и перетекла в полутемный, задымленный зал. Подальше от солнца, режущего ей глаза - дожидаться ротозея-мага, запаздывавшего на встречу.
Она умела ждать, и с годами лишь отточила это мастерство - так ждет паук, медитативно зависший в своей паутине.
И лучше ждать там, где с людьми можно мысленно играть в новые игры, потому что если не делать этого - она утонет. В собственных воспоминаниях, в которые не желала возвращаться, но в которые окуналась каждую ночь.
В Аркхольм.

Отредактировано Ския (24.07.2022 23:47)

+2

3

В последнее время маги Академии очень неохотно отвечали на простой вопрос о том, как у них дела, ибо хорошего в нынешнем положении вещей было немного, а о плохом говорить не очень-то хотелось, ведь пугающие новости и так обсуждались сутками напролет, проговаривались теории, составлялись планы и собирались факты, но за гомоном наперебой звучащих голосов всегда сквозила какая-то пустота. Тяжелая, вязкая тишина наступала в тот момент, когда все замолкали не в силах подобрать слов или боясь развить тему, и разорвать ее, тишину эту, зачастую никто и не решался. Лучшие умы Королевской Академии просто вставали и расходились, и в этот момент Тэль всегда ощущала себя совершенно потерянной. Эта потерянность стала ее постоянным спутником, да и не только ее, но и всех, пожалуй, кто знал чуть больше, чем простые обыватели, далекие от тех выводов, что делали ученые. Паника была повсеместно, но Ивлир стал ее средоточием.
Риш не знала, к чему вернется, когда ее исследование закончится, ведь в газетах писалось, что Тьма охватила остров почти сразу после того, как пиромантка выехала на задание. А вернется ли она вообще? В экспедиции обычно, в былые времена, отправляли сразу нескольких ученых, чтобы в случае, если что-то пойдет не так, было больше шансов для выживания, но сейчас ситуация изменилась - резко и беспросветно. Бдящий мор косил магов так быстро, что невозможно было не задуматься о собственной безопасности, ощущение которой таяло столь стремительно. Риш одна, и ей тревожно, если не сказать другое слово - "страшно". В Академии остались коллеги и студенты, за которых стоило бы побеспокоиться, если бы Тэль не была обеспокоена самой собой. Единственный положительный момент этой вылазки состоял только в том что она успела заскочить в Солгард и убедиться, что в дом Агнесс Стоун беда не пришла. Пока что.
Если бы у Тэль спросили бы о перспективах, она, наверное, не стала бы отвечать. Коллеги умели сложить два и два, сопоставляли нынешнюю ситуацию с событиями далекого прошлого и находили взаимосвязи там, где их никто не усматривал, но, несмотря их на видение и наличие хоть какого-то понимания причинно-следственных связей, никто понятия не имел, чем все закончится, когда, и закончится ли в принципе до того, как магов в мире не останется вовсе.
У камелийцев был и иной повод для переживаний. Никто не говорил напрямую, высшее руководство отмалчивалось, стараясь скрыть планы на ближайшее будущее, но все в Академии и без громких заявлений знали - грядет смена структуры фракции. Каждый, кто проработал в Камелии хоть пару лет, понимал устоявшуюся и отлаженно работающую систему Ордена, но после слияния с Белым мечом ей грозил обвал и возведение совершенно нового порядка на пепелище старого. И возводить этот порядок, как с сожалением отмечала про себя Риш, станут отнюдь не маги и ученые, а те, на чьей стороне сила. Хорошо было бы ошибиться во мнении, ведь такое подчинение претило пиромантке, да и многим из тех, кто не стеснялся высказываться.

Тэль вновь закурила - которую уже по счету папиросу? - и со всей силы пнула чертово колесо старой, полуразваленной телеги. И надо было сломаться так вовремя, а?
- Вам бы, милочка, поаккуратнее, - беззубым ртом укорительно произнес старик, что выступал в роли извозчика. - Чай не ваше имущество.
- Все равно сломано, - огрызнулась Тэль в ответ, со злостью плюнув на землю.
- Так и что ж теперь? Доломать надо? Починить быстро я не смогу, это надо в ближайшую деревню идти. А вам пешим шагом осталось пару часов. Идете прямо, на третьей развилке налево, и дальше снова прямо. Там вродь указатель ихний есть, увидите "Янгрейв", да и повернете. Мож попадется по дороге другая телега...
- Прекрасно, твою мать, - поморщилась Риш. Тащиться два часа пешком под открытым небом, когда осеннее, но все еще по-летнему жгучее солнце в зените, в ее планы не входило, как и не планировала она опаздывать на встречу с кем-то из некогда запрещенной и презираемой Церкви. Хотела же, чтобы все было нормально - хоть в чем-то. Приехать чуть заранее, успеть перекусить и, может быть, помыться, а в итоге волей случая явится не ко времени, потная, голодная и уставшая. - Ладно, спасибо за попытку, - Тэль достала из кошелька монету и протянула старику. - Берите.
- Это много, - округлил глаза тот, - я ж не довез.
- Берите, сказала, - бросила Тэль и, вслух протянув долгое "блять", поплелась вперед по длинной, кажущейся отсюда бесконечной, дороге.

Она не устала от незапланированной пешей прогулки, но ее изрядно раздражало буквально все: полуденный зной; жужжащие насекомые, летевшие на вспотевшее тело; объемный рюкзак, лямка которого то и дело сползала с плеча; ботинок, неожиданно натерший пятку.
Ее здесь вообще не должно было быть. Для экспедиции готовили другого ученого, который незадолго до дня выезда умудрился получить травму, в связи с чем руководству пришлось искать ему срочную замену. И кто же, если не Тэль Риш, которую вечно запихивали в самую задницу? Знак доверия ли это, или всего-навсего желание отправить куда подальше слишком дерзкую и частенько раздражающую своими выходкам персону?
- Интересно, не специально ли Волтерс сломал ногу, лишь бы не ехать в эти ебеня? - пробубнила Ри, взглянув на указатель. Налево.
Сраное место. Трактир "Старый Сэм" стоял на дороге, чуть обособленно, и одним своим видом оправдывал свое название. Старый, вонючий, задрипанный Сэм. Риш, открыв скрипучую покосившуюся дверь, на полном ходу влетела внутрь и, даже не осмотрев обстановку (ну какая обстановка могла быть в этом Луной и богами забытом месте?) принялась выискивать того, кто наверняка ее уже ожидал. Знать бы хоть приметы или имя...
Взгляд задержался на символе солнца, что лежал на краю одного из столов, и лишь потом коснулся той, что за этим столом сидела. Знакомые черты, но как будто бы лишь отдаленно. Тэль прищурилась, пытаясь понять, не обозналась ли, ведь хранимый в памяти образ этой женщины так сильно отличался от того, что открылся взору теперь. Будто у Скии была сестра, как две капли воды на нее похожая, но совершенно иная. Лишенная лоска и дорогих одежд, выглядящая уставшей и какой-то болезненной... Излишне бледная, исхудавшая, угловатая.
- Что ж, - тихо произнесла Риш и, чуть помедлив, направилась к старой знакомой, чей взгляд был направлен только лишь на одного из присутствующих, не блуждал по помещению, не выискивал среди местного сброда мага из Академии. Ския просто ждала - терпеливо, но абсолютно незаинтересованно. - Вайлет, - произнесла Тэль, остановившись чуть сбоку от дамы в черном, все еще красивой, но изрядно... изменившейся. Ри давно знала ее настоящее имя, но отчего-то до сих пор иногда звала ее так, как некромантка представилась в первый день их знакомства. - Наверное, я к тебе, - она сбросила рюкзак на пол, без приглашения опустилась на стул напротив и всмотрелась в зеленые глаза, не говоря пока больше ни слова, не спрашивая ни чем, не переходя сразу к делу и не стремясь влезть в чужое личное.

Отредактировано Тэль Риш (28.07.2022 21:16)

+2

4

Своим вкусам некромантка не изменила: дрянное пиво, поставленное перед ней, она проигнорировала. Уж лучше обходиться водой, нежели тем, что набирали, судя по запаху, из нужника. Да и зелья, которые она принимала теперь постоянно, дурманили ей разум не хуже алкоголя. И все же лучше было с ними, чем без них.
Ския вновь отвинтила крышечку фляги, сделала еще один маленький глоток - и мир вокруг снова подернулся легкой дымкой. Время словно замедлялось на крохотную долю секунды, возвращалось ощущение того, что она контролирует не только себя, но и окружающее пространство.
Оно - не враждебно. Оно - не пытается уничтожить ее прямо сейчас. Оно - послушно и доступно...
Сощурившись, Собирающая кости устремила пристальный взгляд на одного из двух мужчин, сидящих чуть поодаль - погонщиков, судя по всему. Зеленые глаза по-кошачьи блестели - как блестел нож, лежавший у локтя выбранной ею жертвы.
Возьми его. Рукоять гладкая, отполированная сотнями прикосновений. Лезвие заляпано крошками сыра, но острое, острое...
Бери.

Почувствовав этот взгляд, эту сконцентрированную, недобрую волю, человек неуютно пошевелил плечами, смутно ощущая холод у основания шеи, в затылке. Нервно двинул локтем, задел рукоять ножа и взял его в ладонь - чтоб не упал ненароком.
Конечно, чтоб не упал. После он ведь и сам не вспомнит, как именно нож оказался у него в руке...
Их с собеседником - приятелем, видимо, - разговор давно уже вышел за рамки дружеского и превратился в ожесточенный спор. Ския не вдавалась в подробности спора, он не интересовал ее, как не интересует шелест мелкого ручья. Ее интересовало иное.
Он совсем не слушает твои слова... сукин сын! Он обманывает, говорит, будто ты ему друг. Но ты же в это не веришь?
На висках некромантки выступили мелкие капли пота, но она не отводила взгляда, будто это было самым важным сейчас в ее жизни.
Ублюдок только и думает о том, чтобы убить тебя...
Брови мужика, и без того изрядно налитого алкоголем, сошлись на переносице, лицо покраснело. Без сомнения, он ощущал чужую, давящую волю, но не был способен распознать ее, отделить от собственных желаний - не в таком состоянии, не теперь...
Убей его первым. Ударь ножом!
Его рука мучительно дернулась, но устояла.
Убей...
Длинные пальцы колдуньи впились в край стола.
И в этот момент она сама ощутила чужое присутствие рядом с собой. Не случайное.

— Вайлет...
Транс разлетелся. Ския выдохнула, опустив плечи. Ее несостоявшаяся жертва с лязгом выронила нож на столешницу, и этот звук привел в чувство обоих спорщиков, изумленно опустивших глаза вниз.
Никто ничего не заметил. Но ее игру сломали.
Ския наклонила голову из стороны в сторону, разминая гибкую шею, и только после этого, наконец, подняла глаза на женщину, которую узнала по одному только присутствию. По одной только привычке подкрадываться. По имени, которым никто, кроме нее, некромантку не называл.
— Наверное, я к тебе.
- Вот это шутка судьбы, - некромантка усмехнулась уголком рта. Усмешка была прежней, привычной, но выражение лица уже иным.
Она и сама знала, как сильно похудела и осунулась, утратив былое очарование, острое, разящее, словно меч. Медлительные, лишенные грации движения, морщинки в уголках глаз и губ, между бровей, выдавая привычку часто хмуриться. Под запавшими глазами - глубокие тени, из-за которых зелень радужки выглядит еще более пронзительной.
Сколько лет прошло с момента их последней встречи? Ей бы еще помнить... Слишком много событий. Слишком много полуцветника. Иной раз память путалась, как моток нитей, и она сама теряла последовательность того, что происходило.
Но кое-что оставалось, словно выжженное клеймо. Такое же болезненное и отчетливое.
- А ты почти не изменилась, - заметила Ския, разглядывая собеседницу. Тэль выглядела уставшей, но эта усталость была иного толка. В остальном - все та же бритая, блестящая от загара голова, живые темные глаза, яркие татуировки, вызывающе распахнутая рубашка, тяжелые сапоги. Магичка оставалась верна себе.
И если Тэль скажет нечто вроде "как и ты", Черная Баронесса, пожалуй, посмеется. Возможно.
- Так это ты лезешь в Янгрейв, разгребать дела Камелии? - некромантка больше не пыталась произвести впечатление, прежняя певучесть исчезла из ее голоса. Она подобрала со стола солнце Девяти, прицепила обратно на пояс и одернула полы запыленного черного плаща, скрывая под ним и бесформенную одежду, и нож, и флягу, и знак Церкви, и небрежную длинную косу, все еще не тронутую сединой, и острые ключицы за краем ворота. - Я не ожидала. Думала, маги в это больше не вмешиваются.
Не было нужды пояснять, какое "это" она имела в виду. Это для всего мира сейчас было общим.
Но ее лично - вот насмешка! - не интересовало ни капли.

Отредактировано Ския (25.07.2022 00:26)

+2

5

Расширенные зрачки почти полностью поглощали зелень ее глаз, оставляя вокруг себя лишь тонкий ободок, но остра и ярка она была как никогда раньше. Что давало такой эффект? Ския с момента их с Тэль первой встречи употребляла все больше зелий, составы становились все сложнее, и угадать сразу, по одному только виду, что на сей раз смешалось с кровью некромантки, не удалось бы, даже если бы Риш попыталась. Но она и не собиралась, только глядела в черно-зеленый омут чуть настороженно, из-под слегка нахмуренных бровей. Что-то случилось ведь - что-то плохое, страшное, такое, что сломало тот нерушимый стержень внутри леди в черном, который ранее из года в год становился только прочнее. Ранее. Предполагать не хотелось, да и спрашивать вот так сразу, в первые секунды, едва только присев за стол, Ри сочла неуместным, а потому лишь приподняла правый уголок рта в ответ на усмешку, столь знакомую и столь привычную.
- Я опоздала, извини. Подгнившее колесо треснуло, пришлось идти пешком что-то около двух часов, может, чуть дольше, - оправдалась Тэль, хотя Ския не упрекала ее в опоздании.
Да, образ Риш уже многие годы оставался неизменным, и он ей вовсе не надоедал со временем. Вещи сменяли друг друга, татуировки становились более плотными, оставляя все меньше чистой кожи на теле пиромантки, некоторые узоры заполнялись новыми и видоизменялись, но кто бы их рассматривал так пристально, чтобы заметить разницу? И как она только находила место для свежих картинок, когда как его, казалось, уже давно не было, а? Кожа чуть блестела от пота, а расстегнутая до груди рубашка неприятно прилипала к телу. Ей бы смыть с себя итог этой неожиданной прогулки вместе с усталостью, да негде. Риш, достаточно насмотревшись в уже не кажущееся таким знакомым лицо, расслабленно откинулась назад до упора и расслабленно положила руку на спинку соседнего стула. Левая нога щиколоткой легла на колено правой.
Тэль лишь кивнула. Что она могла бы ответить? Некрасиво, топорно и совершенно очевидно соврать, сказав, что некромантка тоже осталась самой собой? Эта грубая ложь подошла бы для какой-нибудь стареющей Сильвии Феррейн, которая так и жаждет услышать, что годы обходят ее стороной, но никак не для Скии, которая не привыкла обманывать саму себя. Лесть в данном случае и с этой женщиной была неприменима.
Риш почти не изменилась и прекрасно это понимала. Как и Ския наверняка осознавала собственные перемены. Возраст возрастом, он однажды коснется каждого, кто доживет, он и пиромантку стороной не обходил, но он-то как раз вовсе не был способен испортить тот образ леди в черном, который помнила Риш. Но что от него-то, от того образа, осталось? Разве что, сама Ския. Когда женщина раскрыла плащ, чтобы спрятать символ Церкви, Тэль на секунду опустила глаза, чтобы увидеть одежду. Все тот же черный цвет, но совершенно иной стиль - мешковатое платье, скрывающее под собой сильно исхудавшее тело. Корсеты и многослойные юбки, над которыми подшучивала Тэль со дня их знакомства; соблазнительные, притягивающие взгляд декольте; сложные прически и аккуратный, подчеркивающий лучшие черты красивого лица макияж - все это оказалось поглощено временем. Как будто не один десяток лет минул с момента их последней встречи, эти перемены казались Риш слишком резкими, они вызывали смятение, сомнение и непонимание.
- Маги не могут не вмешиваться, хотя для магов-то вся эта херня как раз и представляет особую опасность. Мы пока не ездим группами, пытаемся быть осторожными, но изучать-то надо. Чтобы понимать. Хоть и не хочется. Знала бы ты, что творится в Академии, да и в Камелии в целом... - Тэль шумно выдохнула, подалась вперед и, уперев локти в стол, на пару мгновений закрыла лицо ладонями в попытке то ли согнать усталость, то ли скрыть собственную взволнованность относительно поставленной задачи. Когда руки упали на липкую, старую, исцарапанную, сто лет не мытую столешницу, она продолжила говорить. - Вообще-то, здесь должен был быть другой маг, мой коллега, но он сломал ногу, - тон ее голоса теперь звучал более буднично. - Пока я топала сюда от Ор-Кимы, все крепче убеждалась в мысли, что он специально. А ты? - А вот здесь проявилась осторожность. - Какими судьбами? Церковь Девяти, да и вообще, куда делась рон-дю-бушская врачевательница? - Риш снова внимательно всмотрелась в глаза Скии. Она не хотела так скоро об этом говорить, но едва ли могла сдержаться. Как и всегда, слова слетали с языка, оказываясь необдуманными, невыверенными и, возможно, совсем неуместными. Но вряд ли некромантка, зная Тэ достаточно хорошо, могла бы удивиться этому, - Извини, что скажу, да и ты сама знаешь, что ты сейчас... другая. Совсем. - Именно это слово - другая. Ския, по мнению Тэль, не то, чтобы стала хуже, но она была теперь отнюдь не той, на которую впервые обратила свое внимание пиромантка. Шаблон дал трещину.

Отредактировано Тэль Риш (25.07.2022 14:38)

+2

6

Тэль опоздала - но у некромантки и мысли не возникло упрекнуть ее за это. Не потому, что была настолько великодушна - просто ей, в целом, было все равно, как скоро они отправятся в Янгрейв: сейчас, через несколько часов, завтра или на следующей неделе. Аномалия не денется никуда, а жители, попавшие под ее влияние... что ж, они и так уже под него попали.
Зелье делало ее спокойной и отрешенной - до тех пор, пока что-то не привлекало внимание непосредственно самой Черной Баронессы. Как тот выпивоха с ножом.
Ския покосилась в его сторону, но ни ее несостоявшейся жертвы, ни его приятеля, рядом уже не было. Вышли, пока она отвлеклась на Тэль. А жаль...
Пиромантка рассказывала что-то о своем коллеге, сломавшем ногу, о беспокойствах среди магов - Собирающая кости делала вид, что слушала, но слова протекали мимо ушей, как вода. Пока в интонациях спутницы она невольно не уловила вопрос:
- А ты? Какими судьбами?
Ския подняла на нее пронзительный зеленый взгляд.
- Одиночек выдавливают отовсюду, - она пожала худыми плечами под слоями черной ткани. - В Рон-дю-Буше учащаются призывы быть полезным обществу и вступать в Церковь. Луна, как ты понимаешь, меня никогда не приняла бы, - ее рот снова искривила усмешка. - Но Девять оказались не столь щепетильны. Они знают о моих... способностях, и по-своему нуждаются в них. Так что мне сделали предложение, от которого невозможно было отказаться.
Голос некромантки был хрипловатым, интонации - монотонными, незаинтересованными. Она знала, что Тэль не удержится от вопроса или от замечания - и ждала его.
— Извини, что скажу, да и ты сама знаешь, что ты сейчас... другая. Совсем.
Ския помолчала, провела кончиком пальца по краю пивной кружки, из которой не сделала и глотка. Опавшая горькая пена липла к коже.
- Многое изменилось, - наконец, сказала она. - Все мы теперь немного другие.
По темным глазам она видела, что Тэль ответом не удовлетворена, и уже готова задать следующий вопрос. И даже догадывалась, о ком он будет.
Нет... отвечать на этот вопрос она не желала. Даже слышать его имя, произнесенное кем-то другим...
Полуцветник гасил физическую боль - но не эту.
- Нам пора. Там, знаешь ли, люди страдают, пока мы тут сидим, - некромантка вытерла испачканный палец о подол, оперлась обеими руками о край стола, поднялась на ноги, не озаботившись посмотреть, не желает ли Тэль заказать что-нибудь поесть или отдохнуть лишний раз. Еда в этом месте - преступление против человечества. Так что пиромантка может считать себя спасенной.

Черная Баронесса терпеть не могла путешествовать верхом - но на этот раз пришлось. Повозок у "Старого Сэма" не было, но несколько тощих, захудалых лошаденок при конюшне хозяин держал. Вполне может сдать на время.
Она с сомнением покосилась на пегую, словно корова, кобылу, и вновь подняла взгляд на балки, представляя болтающееся между полом и потолком человеческое тело.
На мгновение тело обрело черты Тэль.
Некромантка прикрыла глаза, сбрасывая видение, и повернулась к настоящей огненной волшебнице.
- Что ты вообще слышала о Янгрейве? - она ногой пододвинула к лошади грязноватую рассохшуюся скамеечку, и уже с нее щепетильно, осторожно взобралась в седло. Животные не любили магию смерти, и кобылка недовольно дернула ушами, переступила вперед-назад, пытаясь понять, чем именно ей так не нравится наездница.
В отличие от него, Ския до сих пор не научилась толком с ними управляться. Но на этот раз его не было рядом, чтобы успокоить наглое зверье.

+2

7

Тэль что, снова слишком много говорила? Она чуть подрастеряла былую уверенность, заметив, что ее слова словно летят в бездну, проваливаются в пространстве, как будто бы не доносясь до слуха той, кому они адресованы. Как будто бы. Нет, Ския, конечно, слышала их, но едва ли слушала - на лице не было ни намека на эмоции, хоть какие-то, а заторможенные, сухие ответы давали понять, что интереса в словах Риш некромантка не находит, ей безразличны и вопросы, и замечания давней знакомой.
Она рассказала немного о Церкви, но тон был ровно таким, какой замечала у самой себя пиромантка, когда приходилось не раз и не два повторять вслух одни и те же предложения под запись для тех студентов, которые не проявляли к обучению интереса. Спокойный, однозвучный настолько, что можно и задремать ненароком. Не оживилась Ския и в тот момент, когда Тэль затронула тему ее изменений - ответила коротко, абстрактно, не называя причин. Она явно не желала слушать предположений и наводящих вопросов, но Риш и не стала бы пытаться разговорить даму в черном, не в этот раз. Тэль ведь могла казаться поверхностной, излишне болтливой, требующей к себе внимания, совершенно непосредственной и бесцеремонной, и, возможно, неспроста о ней такое впечатление складывалась, но ей вовсе не хотелось делать новых попыток без приглашения вторгнуться туда, куда ее не пускали.
Возможно, она могла бы ощутить легкий укол обиды (и, возможно, ощутила) из-за одного-единственного факта - Ския до сих пор не доверяла ей - однако Тэль четко осознавала, что доверие этой женщины удавалось заполучить лишь совсем узкому кругу избранных лиц, которые регулярно, годами доказывали ей свою лояльность. Это у Тэль язык как помело, это она порой была способна трещать без умолку, это она не всегда могла понять, откуда и для чего в людях эта закрытость, да и то, даже у нее было то сокровенное, что хранилось где-то в глубине души и никогда не выставлялось напоказ. Вдруг вспомнив об этом, Ри утратила основания, чтобы мысленно упрекнуть Скию в скрытности. Но, как знать, может, настанет еще подходящий момент, когда ей захочется поделиться.
Но пока же Ския, бросив что-то про людские страдания, резко поднялась на ноги и поспешно направилась к двери. Тэль не смогла скрыть удивления, она вопросительно развела руки в стороны, и с несколько секунд недоуменно смотрела в спину уходящей женщины.
"Люди страдают?" - переспросила саму себя Ри. О, нет, вряд ли это было что-то искреннее.
Ри встала, поерзала натертой пяткой в сапоге, безуспешно попытавшись найти какое-то удобное положение, и на шумном выдохе водрузила на спину свой рюзкак. Не такой уж и тяжелый, но как же он раздражал.

Старые клячи "Старого Сэма" полусонно, лениво собирали губами овес, пребывая в ожидании собственной смерти в вонючем, давно не чищенном стойле. В них будто и силы-то не было, лошади стояли здесь наверняка дни напролет, и никому не приходила в голову мысль, что животным нужен простор, хоть иногда. Отвыкшая от нагрузки и посторонних людей, упрямая гнедая кобылица так и пятилась назад, не желая ни примерять на себя седло, ни выходить из конюшни, ни принимать из татуированных рук угощение. Риш, насколько смогла, осмотрела копыта и недовольно цокнула языком - подковы, конечно, дрянь, но выбирать не приходилось. Копыта и седло - это еще полбеды - стоило Тэ вставить ногу в стремя, Розалия (так представил лошадь конюх ее будущей наезднице) делала шаг в сторону, не давая взобраться в седло. Новая попытка и тот же результат, животное только раздраженно фыркало, отказываясь брать пассажира.
- Не боись, красотка, буду нежной, - пробубнила себе под нос Тэль, погладив лошадь по спутанной гриве.
- Что ты вообще слышала о Янгрейве? - спросила Ския, чем ненадолго отвлекла Тэль от безрезультатных попыток забраться в седло.
- Что там "люди страдают", - не скрывая раздражения, отозвалась Риш, бросив быстрый взгляд на некромантку, и в этот момент Розалия, словно того и ждала, сдалась. - Меня отправили проверить, что... - Пиромантка осторожно и медленно, чтобы не пугать ошарашенную такой наглостью лошадь, перенесла вес своего тела с земли на седло, - ... там за аномалия, - Тэль уселась, наконец. - Если она там есть. Вроде как, жители сходят с ума, бредят. Может, это влияние Тьмы, а может, конопляные поля поблизости горят, - она неопределенно дернула плечом. - В общем "мы не знаем, что это такое, ну-ка, Тэль, пойди, проверь", - усмехнулась женщина. - А какая версия у тебя? - спросила она, аккуратно направляя животное вперед. - И сколько нам вообще туда добираться, ты не в курсе?

+2

8

Люди страдают...
Вот уж на кого ей было наплевать. Люди страдают всегда и во все времена: от голода, болезней, неурожая, капризов природы, но больше всего - от самих себя. И почему Катаклизм должен стать исключением?
Если тебе суждено гореть - пусть горит весь мир. Если ты испытываешь боль - почему ты должна испытывать ее в одиночестве? Тебе больше нечего терять, дитя. Больше нет ни целей, ни смысла, ни стремлений, ни жажды...
- Может, это влияние Тьмы, а может, конопляные поля поблизости горят.
Ския бледно усмехнулась. Это был бы самый простой вариант. Но, положа руку на сердце, она желала не этого. Она хотела - действительно хотела! - найти виновного. Покарать виновного так, как не способна была покарать ни Церковь, ни рассыпающийся, как старый сарай, Орден Камелии.
— А какая версия у тебя?
Лошадь под некроманткой смирилась со своей жизнью и уныло зацокала копытами по пыльной дороге, неровной, спотыкающейся походкой.
- Катаклизм многих сводит с ума, но чтобы всех разом - о таком я не слышала, - размеренно проговорила она, пытаясь хоть как-то поудобнее устроиться в старом седле. - Не исключено, что и вправду аномалия. Но Культ считает, что темная магия, потому и послали меня.
Была у нее и еще одна догадка - Девять, вполне возможно, просто хотели заполучить еще одного темного мага, понимая, насколько важно иметь при себе тех, кто не испытывает страха перед черным туманом, наползающим, словно живое существо, на все новые области, города и поселения. Но этой догадкой она с Тэль делиться не спешила.
- К вечеру доедем, посмотрим своими глазами...
В этих землях она ориентировалась лучше уроженки Солгарда, но оптимизмом не страдала. С ее-то навыками верховой езды, да на такой-то кляче.

- А тебе доводилось своими глазами видеть эту самую Тьму?
На удивление, Ския сама нарушила молчание через некоторое время. До сих пор обе волшебницы ехали, погруженные в тишину, и пригороды, ранее кишевшие оживленной жизнью, становились все беднее и безлюднее. Теперь они уже и вовсе не встречали прохожих, а единственная собака, дремавшая возле покинутого дома, оставленный в спешке дворовый пес, пару раз гавкнул на них, но после устало вернулся к своей конуре и, жмурясь, уложил голову на тощие лапы.
- Я видела, - Черная Баронесса неотрывно смотрела вперед, но вряд ли ее глаза видели серую нитку дороги под ногами и безрадостные обочины по обеим ее сторонам. - Возле Керноа, месяц назад... Знаешь, как большая волна накатывает на берег? Одним потоком. Я думала, это будет больше похоже на туман, но это... плотное и непроглядное, как дым от сгоревшего дома. Черное. Оно накатило одной сплошной стеной и застыло стеной же. Ровной границей. Как будто... у него был разум. И воля.
А еще, - и об этом она тоже умолчала! - Тьма говорила. Множество голосов - мужских и женских, кричащих и шепчущих, громких до визга и тихих, на самом пределе слуха.
И еще, - об этом она, опять же, не сказала, - ей очень хотелось переступить границу Тьмы. Отправиться туда, закрыв глаза, нырнуть в черный туман, как в воду. Пройти туда, куда до сих пор ходили только Охотники, новоиспеченное подразделение Меча...
Но в тот раз она развернула лошадь и уехала.
И все же Тьма нередко продолжала сниться ей по ночам, сменяя собой обычные кошмары.

Отредактировано Ския (31.07.2022 22:54)

+2

9

- Разберемся, - коротко и тихо отозвалась Тэль, выслушав ерзавшую на лошади Скию. - Лично я теорий не строю. Мне сказали ехать, и я поехала.
"Ты сама-то себя слышишь?" - пронеслось в мыслях. - "Да что с тобой?"
Риш уже не в первый раз ловила себя на том, что вела себя вовсе не так, как привыкла, и пыталась выхватить суть тех изменений, что происходили с ней - не внешних, но внутренних. Это ведь было совсем не похоже на нее, ту самую Тэль Риш, какой ее знали, ту самую, которую она сама из себя взрастила. Ей сказали - она сделала, не поспорив, не возразив, не выставив ультиматум. Никакого интереса, только доля раздражения из-за необходимости исполнять. Некромантка могла помнить, что в лысой голове всегда присутствовал пытливый, любопытствующий разум, и его хозяйка всегда искала зацепки, хваталась за правду, и ей нередко удавалось находить верные ответы, однако сейчас что-то было иначе. Права была Ския, обронив ту общую фразу о том, что все теперь немного другие. Это не обошло и Тэль - в мелочах, по крупицам можно было вычленить те едва уловимые различия во взгляде, в речи, в мыслях. В ее глазах все так же горел огонь, но иного толка, не отражающий былого задора, но все чаще вспыхивающий от недовольства и усталости, а за привычной легкостью общения можно было заметить этот непривычно отстраненный взгляд, полный каких-то других, не относящихся к конкретному моменту мыслей. Не то, чтобы ей было все равно на события и окружение, но измотанность и напряженность, в которой Риш пребывала в последнее время постоянно, не имея возможности отвлечься, давали свои плоды.
Пиромантка не больно-до доверяла тем версиям, которых выдвигались ее коллегами и руководством, хотя сама толком и не пыталась вдуматься и вникать. Ей могло казаться что угодно, она могла выбрать какое-то одно мнение и думать в его направлении, развивать мысль, но какой смысл слагать точку зрения, не имея должной для нее основы? И какой толк в этих разрозненных, необобщенных ничем, кроме описанной в бумагах общей картины, предположениях? Лучшие умы раздираемой на части Камелии кидались из стороны в сторону, от одного мнения к другому, хаотично хватались за все зацепки и аномальные случаи сразу, бросались наспех слепленными гипотезами, некоторые стремились стоять на своем даже когда вся доказательная база падала, они спорили друг с другом, с пеной у рта доказывая свою сомнительную даже для них самих правоту, и на эти припадочные метания Риш было не только неприятно смотреть, но и больно. Больно видеть, как рушится то, чему она хотела посвятить жизнь.
Может, от этой вылазки, помимо раскрытия обстоятельств массового помешательства, будет и иной прок, лично для Ри. Может быть, удастся отвлечься, вырвавшись ненадолго из угнетающей академической рутины, переключить мысли и снова начать интересоваться чем-то, как это было раньше? Риш ведь категорически не нравилось то, какой она стала в последнее время, но не было возможности что-либо развернуть в себе и поставить на прежнее место, а потому, все же, она возлагала кое-какие слепые надежды на эту миссию. Как бы только хуже не стало.
Одно Тэль поняла сразу и наверняка - насладиться тишиной удастся сверх меры. Ее сегодняшняя коллега не стремилась разбивать эту тягучую тишину, не спешила этого делать и Риш. Только размеренный цокот копыт, жужжание редких насекомых над ухом, шум ветра в листве и птичий щебет - это могло бы умиротворять, если бы не раздражало, но Ри не хотела навязывать беседу, да и быстро смирилась с перспективой молчаливой конной прогулки длиной в вечность. Несколько часов кряду уставшим от безделья лошадям предстояло мерить подковами расстояния, все так же медленно волоча длинные, кажущиеся слабыми ноги. Тэль даже пыталась слагать в голове какие-то рифмы, чтобы хоть как-то скоротать время, но таланта в этом ремесле не имела, и получалось у нее только сводить окончания слов с нецензурной бранью. Сомнительное развлечение.
- А тебе доводилось своими глазами видеть эту самую Тьму?
Резко заданный вопрос застал Тэль, пребывавшую в какой-то полудреме, врасплох - она не ожидала, что молчание будет прервано, а потому даже вздрогнула. В первое мгновение она с недоумением взглянула на Скию, пытаясь уловить суть ею сказанного, но быстро собралась с мыслями, когда разум очистился от цепляющихся одно за другое размышлений.
- Нет, - мотнула головой она. - Когда я уезжала с острова, там еще не было Тьмы. Читала много о ней, слушала рассказы очевидцев и пересказы коллег, не более. И как-то не стремлюсь увидеть, - Ри дернула плечом. И снова это. Когда Тьма только проявилась, Тэль стояла первой в очереди немногочисленных добровольцев, готовых отправиться на ее изучение, но ее не отпустили, оставив разбираться с кипами бумаг. Со временем нереализованный интерес исчерпал себя, запустив череду тех изменений, которые Тэль в себе замечала, но с которыми не было сил бороться.
- Я видела, - продолжила некромантка. Ри то и дело поглядывала на нее, но не встречала на себе ответного взгляда - Ския словно говорила в пустоту. Но, пусть так, раз ей хотелось рассказать.
- У нее бывает разная плотность, - пожала плечами Тэль. - Кто-то сталкивается с легкой серой дымкой, а кто-то, как в твоем случае, - с вот этой непроглядной черной волной. И да, многие считают, что Тьма разумна. Тебе повезло, что она замерла, не поглотив тебя. Может, дело в некромантии, а может, сыграла твоя удача - тема не изучена, судить сложно. Очевидцы часто видят и слышат во Тьме что-то странное. Видят умерших родственников, например, оборачиваются на голоса, которым неоткуда было взяться, ну, и все в подобном роде. Галлюцинируют они, или это действие Темных - сказать никто не может, причем даже у тех, кто вышел из области Тьмы, иногда настолько путаются показания, что разобраться и понять, что там на самом деле, невозможно. Но лучше бы мы в Янгрейве нашли кучку объевшихся сомнительных грибов селян. Нам еще несколько часов ползти, могу провести лекцию на тему, если хочешь, но это будет скучно, потому что, опять же, нет никакой полноценной базы. И вряд ли я скажу что-то, чего еще не осветили в газетах. - Вообще-то, предложение она сделала почти машинально, оно сорвалось с языка необдуманным, и едва ли Тэль, на самом деле, хотела разглагольствовать о том, относительно чего не имела собственного мнения, и пересказывать чужие слова. - Хотя... Нет, я сама не хочу, - честно призналась она, сняв с одного плеча рюкзак, чтобы достать портсигар.

Отредактировано Тэль Риш (04.08.2022 08:50)

+2

10

Все они изменились - так же необратимо, как менялся мир вокруг. Тэль растеряла былой азарт и задор, устала и утратила интерес к делу своей жизни. В дороге Ския видела это отчетливо, но не задавала вопросов.
Ее общество и ее молчание тяготило Тэль - не само по себе, но как еще одна капля в чаше раздражителей. Она разочаровалась в том, что делала.
Ох, Тэль. От разочарований в жизни так легко уйти. Множество, огромное множество способов. Забытый топор в колоде. Потолочные балки. Высокий обрыв. Ванна, полная теплой воды. Невзрачный пузырек. Много всего.
Только скажи. Одно слово - и мироздание непременно поможет.

Сама Ския это слово все еще не готова была произнести. Что-то еще держалось, цеплялось за привычное, пыталось продолжать веритью
Возможно, и в Тэль тоже...

- ...Тебе повезло, что она замерла, не поглотив тебя. Может, дело в некромантии, а может, сыграла твоя удача — тема не изучена, судить сложно.
Ския усмехнулась, привычно дернув уголком рта. Она не бежала от Тьмы, завороженная невиданным, грандиозным, пугающим - но все же великолепным зрелищем чистого природного могущества, повергающего в ужас все живое. И, вопреки словам пиромантки, ей хотелось войти в эту черную волну, закрыть глаза и узнать, что будет.
- Очевидцы часто видят и слышат во Тьме что-то странное. Видят умерших родственников, например, оборачиваются на голоса, которым неоткуда было взяться...
Тогда почему она не слышала во Тьме голос, который искала? Провела там слишком мало времени?
Или он все еще может оказаться жив?
- Но лучше бы мы в Янгрейве нашли кучку объевшихся сомнительных грибов селян.
- Ты так думаешь? - поинтересовалась Собирающая кости. - А по мне было бы интересно наткнуться на Тьму. Разве ты сама не хотела бы ее изучить? Только представь, что может чувствовать человек там, внутри...
В ее голосе скользнули искушающие, почти мечтательные нотки.
Тэль, по-прежнему хмурая, полезла за портсигаром, закурила, и усмешка потихоньку сползла с губ Скии. Что-то все же оставалось неизменным. Хотя прежняя Риш не упустила бы случая поговорить об этом. Прежняя Риш вообще не упустила бы случая поговорить.

Солнце уже почти село, когда впереди показались очертания домов. Янгрейв удобно расположился рядом с трактом, скрытый с двух сторон холмистой местностью и редкими перелесками. И это был один из немногих случаев, когда некромантка увидела поселение прежде, чем услышала или учуяла его.
Ни звука. В спускающихся сумерках дома, лишенные света, выглядели призраками. Не было слышно ни людских голосов, ни собачьего лая, ни сонного квохтанья куриц, ни стука, ни крика, ни песни - ничего из того, чем живет обычное, полное людей поселение.
Но - Тьмы не было тоже. Обычный вечерний туман, влажный и холодный, ленивый и не слишком густой.
- Похоже, что все уже опустело, - Ския чуть приподнялась на стременах, разглядывая Янгрейв. - Я такое видела только однажды, и ничего хорошего в том не было...
Деревня близ замка де Энваль, проклятая, покинутая жителями, превратившаяся в жуткую тень прежнего поселения. Нет зрелища более гнетущего, чем оставленное, опустевшее человеческое жилье.
- Возможно, если кто-то и есть, то прячется? - высказала предположение некромантка. В полумраке зеленые глаза тускло светились, словно у кошки.

+2

11

- Разве ты сама не хотела бы ее изучить? - спросила Ския, и внутри Тэль что-то болезненно кольнуло где-то в межреберье.
Некромантка еще помнила свою знакомую той, какой она была раньше, - с горящим взглядом, неспособной усидеть на месте, всегда навязчивой, бегущей впереди всех, стремящейся познать. Такой себя помнила и Ри - помнила и очень скучала. Пиромантка упустила момент, когда разум изменил самому себе, надломив себя, став таким чужим, инородным и до омерзения отстраненным; она не узнавала себя и не хотела принимать эти перемены, но сознание не оставляло ей выбора. Странно, но даже кажущаяся сейчас ледяной и какой-то неживой Ския проявляла куда больше интереса к Тьме, чем Тэль.
Риш приподняла бровь, взглянув на нее, и на лице на мгновение отразилась полуулыбка, не выражающая ничего, кроме смирения и досады. На вопрос Тэ так и не ответила, не желая озвучивать слишком честное отрицание. Прозвучал бы этот вопрос ранее, и пиромантка без устали твердила бы о своем желании влезть в эпицентр Тьмы, о необходимости ее исследовать, непременно напомнив, что она, вообще-то, на минуточку, ученый, а ученый, не испытывающий интереса к своему делу, не в праве так называться. А в праве ли она сейчас?
- Только представь, что может чувствовать человек там, внутри...
Что ж, похоже, Ския была бы совсем не прочь переступить границу черного, почти осязаемого облака. Это желание так и сквозило в ее словах, ничем не прикрытое, а зеленые глаза тронулись томной негой - точно такой, какую Тэль замечала во взгляде "леди де Митти" в момент их первой встречи и отчего-то до сих пор прекрасно помнила. Тогда некромантка искусственно вырисовывала выражение заинтересованности на красивом лице, но сейчас в том не было никакой нужды, а значит, ее желание соприкоснуться с Тьмой было искренним. Риш чуть прищурила глаза, всего на пару секунд задумавшись о том, что же Ския могла увидеть и услышать во Тьме в тот единственный раз, когда оказалась на ее краю. Что она хотела найти в ней, зачем так стремилась внутрь?
- Может, нам предстоит испытать это на собственных шкурах, - пожала плечами Тэль. - Мы же все еще не знаем, что нас ждет в этой деревне, - в тоне голоса было некое завершающее выражение, и, едва договорив, она затянулась сигаретой и не сказала больше ни слова, когда как Ския, в свою очередь, тоже не испытывала стремления к общению, а потому не делала попыток разговорить старую знакомую.
- Лошади нужно двигаться, а не в загоне стоять, - начала как будто бы невзначай Тэль, но сказанная фраза обрела смысл, когда она добавила следующее предложение. - Мы с Розалией попробуем пробежаться.
Тэль перевела гнедую с ленивого шага в осторожную рысь, не спеша разгоняться, чтобы уловить настроение животного и опробовать реакцию на команды без риска сломать себе или лошади шею, а потом, когда стало ясно, что застоявшаяся в стойле кобылица идет на контакт куда охотнее, чем в момент их с Риш знакомства, перешла на галоп. Ския осталась в одиночестве, на размеренно шагающей пятнистой кляче, когда как Тэль периодически находила ее на дороге, возвращалась и вскоре снова уносилась вдаль. А Розалия оказалась не так плоха, как думала Тэ изначально, - идею своей всадницы восприняла прекрасно и была даже более резвой, чем того ожидала Риш, но весьма послушной. Пиромантка была осторожна с ней, чтобы не переутомить лошадь неожиданной излишней нагрузкой.

Риш могла с уверенностью утверждать, что день тридцать пятого разгара тысяча шестьдесят первого года был одним из самых длинных в ее жизни. Время тянулось медленно, казалось вязким, а ощущение неопределенности и безысходности от возможных предстоящих открытий тяготило еще сильнее.
И эта гнетущая, осязаемая тяжелым грузом на плечах тишина - не только та, что сопровождала женщин во время пути, но и та, что висела над деревней - добавляла тревожности, вызывая неосмысленное желание закрыть уши руками, чтобы не слышать ее, такую неестественную, но все же, вопреки всему, возникшую.
- Похоже, что все уже опустело, - предположила Ския, разглядывая Янгрейв с расстояния.
Да, похоже. Тэль кивнула - трижды, таким образом отвечая на каждую из высказанных некроманткой мыслей.
- Мы с расстояния ничего не поймем, нужно подойти ближе, - сказала Риш, нажав шенкелями на бока лошади, но та, противясь команде, фыркнула, завертела головой, словно в попытке обернуться, и сделала два небольших нерешительных шага назад. - Тихо-тихо, - шепотом обратилась пиромантка к Розалии, как будто та могла понять. - Ей тут не нравится, - нахмурилась Ри, оправляя повод. Вторая попытка заставить лошадь идти вперед тоже закончилась неудачей. - Да чтоб тебя, Розалия. Мне тоже туда не хочется, а что делать? - Кобыла встала, как вкопанная. - Вот же упрямая, - с досадой и раздражением произнесла Тэль, спешиваясь. - Но это не просто так. Она отлично вела себя на протяжении всего пути, а туда, видишь, ни в какую не идет. Лошади умнее нас, пожалуй. - Тэль вытащила из седельной сумки моток веревки. - Мне придется идти без нее. А ты - как хочешь, но неизвестно, не взбрыкнет ли твоя кобылица. - Ския, пока Ри отводила Розалию к ближайшему дереву, чтобы привязать, тоже спешилась. - Надеюсь, здесь с ними ничего не случится, - пробубнила пиромантка, принимая из рук дамы в черном повод ее лошади.

Янгрейв встретил непрошенных гостей все той же гробовой, нарочитой тишиной, которую было даже страшно нарушить. Ри даже дышала тихо, размеренно и глубоко, чтобы ненароком не сломать эту мрачную идиллию каким-нибудь неосторожным вдохом. Удручающая, конечно, атмосфера, но очень гармоничная. Тэль всмотрелась в черные окна ближайших домов, подняла глаза к небу и оглядела пространство на улице в поисках хоть чего-то, за что можно было зацепиться взглядом. Ничего - ни черной дымки, ни жителей, ни какого-то намека на жизнь как таковую. Даже птиц не видно и не слышно.
- Видишь что-нибудь? - спросила она шепотом, внимательно взглянув на Скию. От нее ведь тоже можно было ожидать чего угодно - уж слишком упоенно звучал ее голос тогда, во время их короткого разговора про Тьму. - Лично я - вообще ничего. Пойдем, прогуляемся?
Риш поежилась - воздух стал ощутимо холоднее, а туман оседал на коже мелкой, неразличимой для глаза, но ощутимой на коже росой.

+2

12

В одном Тэль оставалась неизменной: слишком медленная ходьба или стояние на одном месте утомляли ее сильнее самого лютого из огненных заклятий. Она и прежде-то всегда ходила широким, размашистым, мужским шагом, не стесненным ни юбками, ни корсетами, но сейчас в ее порывистости чувствовалось нечто загнанное.
Попытки убежать от действительности...
Ския дорого дала бы за то, чтобы это работало именно так.
Но желание побыть в одиночестве, вдали от утомляющего, не приносящего ничего и ни к чему не ведущего разговора, некромантка ценила, как и вообще всегда ценила уединение. Потому догонять Тэль не стала.
Вернется.
Знать бы ей раньше, насколько это одиночество, всегда столь желанное, может тяготить.

***
- ...Лошади умнее нас, пожалуй, - Тэль привязала свою утомленную кобылу к дереву.
- Или ты ее просто загоняла, - по старой, почти изжитой привычке возражать (колкость в обмен на колкость) отозвалась Ския, но тоже медленно сползла с седла и отдала повод пиромантке.
Янгрейв, по крайней мере, помогал отвлечься. Не думать о том, к чему раз за разом возвращались все мысли. Она чувствовала давящую, гнетущую ауру этого места - и волоски сзади на шее вставали дыбом от неясного предчувствия.
- Пойдем, прогуляемся?
Ския плотнее закуталась в черный плащ, опустила капюшон на лицо и кивнула.

Первое живое существо они обнаружили несколько минут спустя: отощавшая пятнистая кошка, вспрыгнув на забор, настороженно наблюдала за незваными посетительницами. Выгнула спину, безмолвно предупреждая не приближаться, вздыбила шерсть на загривке и шмыгнула в кусты.
- Хотя бы коты тут остались, - задумчиво проговорила Черная Баронесса, медленно шагая по дороге. - Значит, воздух и вода, как минимум, не ядовиты...
Все же свойства Тьмы не были изучены до конца. Как знать, не научился ли черный туман убивать все живое, просто появляясь на месте происшествий.
А еще - Ския поймала себя на том, что пальцы неосознанно дернулись в привычном желании погладить убежавшую кошку. И молча сжала их в кулак.
Тихий, мягкий смешок, раздавшийся из дома в стороне, заставил обеих женщин настороженно вздрогнуть - так внезапно он прозвучал и таким неожиданным казался. Негромкий женский голос казался неприятно, исступленно веселым, хотя какое веселье могло остаться в таком месте?
Собирающая кости не обернулась к Тэль, но глаза ее снова тускло загорелись, рука шевельнулась в привычном плетении атакующего заклятья, готового сорваться с пальцев.
- Сколько, говоришь, дней Янгрейв уже попал под эту... аномалию? - едва слышно уточнила Ския у пиромантки. Ноздри тонкого носа дернулись, улавливая печально знакомый запах.
Чем ближе они подходили к дому, в котором смеялась женщина, тем отчетливее становился смрад разложения. Определенно, не почудился. Определенно, она не ошибается.
Дом был добротным, приземистым, но просторным, построенным для большой семьи, живущей под одной крышей. С таким расчетом, чтобы все домочадцы собирались к трапезе, чтобы стол ломился от еды...
- Положить тебе еще, милый?.. Что? Да, конечно!
Стол и вправду был накрыт, и женщина, худая, растрепанная, со следами грязи на руках и лице, суетилась вокруг, расставляя немытые, с остатками пищи, тарелки, миски и чашки. Ския осторожно заглянула в окно - и брови невольно приподнялись.
За столом сидели мертвецы.
Трое - пожилая женщина, мужчина и маленький мальчик. Головы безвольно упали на грудь, неумело намотанные веревки удерживают тела в сидячем положении, руки у всех положены на стол - пальцы мужчины сведены предсмертной судорогой. Мухи кружились вокруг их лиц, но радушная хозяйка словно не замечала ни зловония, ни гнуса.
Она смеялась и щебетала, обращаясь к своим мертвым родным - единственная живая в воплощенном кошмаре. Подкладывала в тарелки покрывшуюся плесенью кашу, подливала в кружки воду, заботливо вытирала ребенку рот.
Ския смотрела, невольно ожидая, что эта жуткая картина тронет хоть какие-то струны в душе. Заставит хоть что-то отозваться, даст понять, что в ней еще осталось нечто живое.
Но струны молчали.
- Безумна... - выдохнула некромантка, непонятно, кого имея в виду.

Отредактировано Ския (10.08.2022 22:08)

+2


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Баллада о борьбе » [35 Разгар 1061] Если долго всматриваться во Тьму


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно