05.06. Доступ к гостевой для гостей вновь открыт. 14.05. Временно закрыта возможность гостям писать в гостевой. Писать сообщения можно через профиль рекламы (Ворон), либо зарегистрировавшись. 14.04. Регистрация на форуме и подача анкет возобновлены. 07.04. Можно ознакомиться с итогами обновления, некоторые мелкие детали будут доработаны.

В день Чернолуния полагается завесить все зеркала и ни в коем случае не смотреть на собственное отражение.

Лучше всегда носить при себе зеркальце чтобы защититься от нечистой силы и проклятий.

Некоторые порождения дикой магии могут свободно проходить сквозь стены.

В Солгарде все желающие могут оформить заявку на тур по тавернам, включающий в себя 10 уникальных заведений со всех уголков мира, и посещение их всех в один день!

Дикая роза на крышке гроба запрет вампира внутри.

В центре опустевшей деревушки подле Фортуны стоит колодец, на бортиках которого грубо нацарапана фраза на эльфийском: «Цена должна быть уплачена».

Старый лес в окрестностях Ольдемора изменился. Звери изменились вместе с ним. Теперь их нужно убивать дважды.

В провинции Хельдемора не стихает молва о страшной угрозе, поджидающей путников на болоте, однако... всякий раз, когда туда прибывали нанятые охотники, они попадали в вполне себе мирную деревеньку.

Беда! Склеп мэра одного небольшого города возле Рон-дю-Буша едва ли не полностью ушел под землю после землятресения. Лежавшие там мирно тела... пропали.

В окрестностях Рон-дю-Буша есть примечательный город, главная особенность которого — кладбище. Поговорите с настоятелем местной церкви и он непременно отыщет для вас могилу... с вашим именем.

Известный мастер ищет бравого героя, дабы увековечить его благородный лик в камне.

Тролль, которого видели недалеко от деревни на болотах, говорит на общем языке и дает разумные советы напуганным путешественникам, встречающих его на пути.

Книги в большой библиотеке при ольдеморской консерватории начали разговаривать, и болтают они преимущественно друг с другом.

В Керноа кто-то повадился убивать горожан. Обнаруживший неизменно замечает, что из тел убитых растут... зеленые кусты.

В Эльмондо обрел популярность торговец, раз в период заглядывающий в столицу и предлагающий всем желающим приобрести удивительно умных зверей. Правда все чаще звучат голоса тех покупателей, которые утверждают, будто иной раз животные ведут себя странно.

Если в Новолуние поставить зажженную свечу на перекресток - можно привлечь Мертвого Феникса, который исполнит любое желание.

Некоторые представители расы шадд странным образом не нуждаются во сне - они вполне могут заболтать вас до смерти!

Эльфы просто обожают декорировать свое жилье и неравнодушны к драгоценностям.

Дворфы никогда не бывают пьяны, что говорится, «в зюзю». А вот гномы напиваются с полкружки пива.

Бросьте ночью 12 Расцвета в воду синие анемоны, подвязанные алой лентой, и в чьих руках они окажутся, с тем вас навек свяжет судьба.

Оборотни не выносят запах ладана и воска.

В Сонном море существуют целые пиратские города! Ничего удивительного, что торговые корабли никогда не ходят в этом направлении.

Хельдемор не отличается сильным флотом: портовые города в гигантском королевстве ничтожно малы!

Положите аркану Луна под подушку в полнолуние чтобы увидеть сон о будущем!

Благословение Луны, которым владеют представители Фэй-Ул, способно исцелить от любого проклятия в течении трех дней после его наложения.

Джинны огня дарят пламя, закованное в магический кристалл, в качестве признания в любви.

В Маяке Скорби обитает призрак водного джинна, который вот уже пятьдесят лет ждет свою возлюбленную и топит каждого, чья нога ступит в воды озера, окружающего маяк.

Фэй-Ул пьянеют от молока, а их дети не нуждаются в пище первые годы жизни - главное, чтобы ребенок находился под Луной.

Самой вкусной для вампиров является кровь их родственников.

Свадьбы в Аркануме проводятся ночью, похороны - днем. Исключение: день Чернолуния, когда ночью можно только хоронить.

В лесу Слез часто пропадают дети, а взрослый путник легко может заблудиться. Очевидцы рассказывают, что призрачный музыкант в праздничной ливрее играет всем заблудшим на флейте, и звук доносится со стороны тропы. А некоторым он предлагает поучаствовать в полуночном балу.

Не соглашайтесь на предложение сократить дорогу от незнакомых путников.

На острове Чайки стоит роскошный особняк, в котором никогда нет людей. Иногда оттуда виден свет, а чей-то голос эхом отдается в коридорах. Говорят что каждый, кто переступит порог, будет всеми забыт.

Озеро Лунная Купель в Лосс'Истэль полностью состоит не из воды, а из лучшего вина, которое опьяняет сладким вкусом!

Утеха стала приютом целым двум ковенам ведьм: неужто им здесь медом намазано?

В языке эльфов нет слова, обозначающего развод.

По ночам кто-то ошивается у кладбищ подле Руин Иллюзий.

В Фортуне дают три телеги золота в придачу тому, кто согласен жениться на дочери маркиза.

В Белфанте очень не любят культистов.

Не стоит покупать оружие у златоперого зверолюда, коли жизнь дорога.

Кто-то оставил лошадь умирать в лесу Ласточки, а та взяла и на второй день заговорила.

Храм Калтэя называют проклятым, потому что в статую древнего божества вселился злой дух и не дает покоя ныне живущим. Благо, живут подле статуи только культисты.

В Озофе то и дело, вот уже десять лет, слышится звон колоколов в день Полнолуния.

Жители утверждают, будто бы портрет леди Марлеам в их городке Вилмор разговаривает и даже дает им указания.

Чем зеленее орк, тем он сильнее и выносливее.

У водопада Дорн-Блю в Ольдеморе живут джинны воды и все, до единого - дивной красоты.

На Ивлире ежегодно в период Претишья происходит турнир воинов. В этом году поучаствует сам сэр Александер Локхард - личный охранник ее Величества королевы Маргарет!

Все аристократы отличаются бледностью кожи, да вот только в Рон-Дю-Буше эти господы будто бы и вовсе солнца не знают.

В мире до сих пор существуют настоящие фэйри, да вот только отличить их от любого другого существа - невозможно!

Фэй-Ул настолько редки, что являются настоящей диковинкой для всего Аркануме. А на диковинки большой спрос. Особенно на черном рынке...

18 Бурана дверь королевского дворца Хельдемора распахивается всем желающим, бал в ночь Первой Луны.

В 15-20 числах в Лосс'Истэле происходит Великая Ярмарка Искусств - это единственный день, когда эльфы позволяют пройти через стену всем.

10 Безмятежья отмечается один из главных праздников - самая длинная ночь года. в Рон-дю-Буше проводится Большой Маскарад.

42 Расцвет - день Солнцестояния, неофициальный праздник Пылающих Маков в Ольдеморе, когда молодые люди ищут цветок папоротника и гадают.

22 Разгара отмечается Урожайный Вал в Фортуне.

Каждую ночь спящие жители Кортелий подле Утехи выбираются из своих постелей, спускаются к неестественно синему озеру и ходят по его песчаному дну. Поутру их тела всплывают, а селяне всерьез боятся спать.

Арканум. Тени Луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [24 Разгар 1055] Из искры


[24 Разгар 1055] Из искры

Сообщений 1 страница 30 из 54

1

Из искры

https://i.imgur.com/YaKf2IM.gif

Ския х Винсент х Тэль

Рон-дю-Буш | Лето 1055

"После серии странных пожаров стало ясно: в столице появился поджигатель. Кто он такой, и чего хочет? Иногда за ответами нужно обратиться к другому пироманту"

❝Пользоваться встречным огнем для тушения пожара должен лишь человек очень опытный

Закрутить колесо Аркан?
нет

+2

2

«Часами я могу смотреть; на то, как пляшет пламя; но стоит только глаз прикрыть; и на костях оно запляшет.»
Винсент знал какого это гореть, когда вскипает жидкость и жир в теле, и первым сворачивается неприглядными кусками кожа, высыхая, трескаясь и моментом вспыхивая, как пылающий мир смешивается с картинами сознания, выдавая нечто нереальное и неосознаваемое, когда бежать бесполезно, но тело кидается само.
Но когда ты пьян, наполнен выпивкой по горло в стремлении получить откровение свыше или справиться с неожиданно возникшим тупиком на своем пути, огонь накидывается иначе, тяжелым, теплым покрывалом, и боль приходит не сразу, застревая где-то между головой и расслабленными, податливыми конечностями. И в первый раз именно так и произошло. Но воин не допил свою бутылку, псы вас раздери.
Первый раз – это случайность, с кем не бывает, да, приятель?

В следующий раз после того, как бессмертие вернуло мечника в этот определенно непростой мир трезвым и голым, огонь возник вне поля его зрения, когда он только переступил порог второй пивной в непоколебимом стремлении все-таки выпить бутылку до конца. Но жадный, красный зверь кинулся во все стороны непонятно из-за чего, нападая на посетителей, накрывая их с головами и врезаясь в воина, кусая по-иному острыми зубами за щеку и нос, опаляя бороду и несколько прядей на голове. И все что оставалось бродяге в этот раз – просто повалиться на спину, позволяя огню вырваться наружу, на воздух к небу. Вышли в итоге из пивной, как и в первый раз, не все посетители, красный зверь хорошо знал свою жаркую работу.
Второй раз – это закономерность, да, приятель?
Не послание ли это тебе свыше, что пора прекращать наведываться в пивные. Бессмертная печень еще не оправдание.
Инстинкты воина подсказывали, что нет. И оставлять просто так это тоже больше было нельзя – горели пивные, к которым мечник испытывал приязнь, и погорело несколько его приятелей по бутылке, и пусть они разбивали носы и кружки о головы бессмертного, он отвечал им той же монетой, и после они были способны вернуться к шуткам и ничего не значащим разговорам. Иногда это помогало, иногда это было нужно.
И он желал знать кто, как и зачем, и он желал правосудия. И пусть меч и заинтересовался этими инцидентами, вынес на заседании этот вопрос, Беда вызвался разобраться сам, заверив что иные поручения все равно будут выполнены в срок. Бессмертному не перечили и не запрещали – пока в огне не горели солдаты меча, это не были казармы, поднимать всех по тревоге было излишне, и так было достаточно проблем, которые доставляли знакомые, установленные враги.
Не занятый поручением воин фракции – потенциальный источник проблем для этой фракции.

Винсент поднялся по ступеням знакомой аптеки, замечая висящую на стекле табличку «открыто», было еще не слишком поздно. Перед этим он оставил закрытую повозку на заднем дворе возле каменной кладки. Полы его серого плаща непривычно были вымазаны поверх грязи пеплом, на пальцах и в этот раз на гладкой, покрытой только начинающей чернеть щетиной щеке были отпечатки пепла тоже. На носу и на второй щеке краснели и подсыхали случайно вскрытые небольшие волдыри, шрам над губой, торчащий изломанным концом к скуле, ранее скрытый бородой, белел и бросался в глаза. На улице стояла жара, неделю не было осадков и не намечались, но золотое светило не было способно на такие ожоги. Неужели он поскользнулся и упал в камин?
В последние несколько дней бродяга был занят и приглашение на ужин, которое доставил мертвый с одним глазом голубь, не принял. И дело здесь было не в чернокнижнице, и не в их провале с филактерией, и не в расправе над кузеном. Все было куда проще и прозаичнее.
Винсент вынюхивал и пытался взять след того, кто был причастен к уничтожению его пивных, его радости и горести, его неменяющегося острова.
- У меня тут есть работенка, которая пахнет с каждым часом все отвратительнее! – произнес громко воин, морща поврежденный ранее огнем нос и входя внутрь аптеки и нервно перекрикивая зазвонивший колокольчик над головой.
- Ты мне нужна, но тебе это может не понравиться. – и он не пришел с пустыми руками, и пусть эти новости никак не касались некроманта и филактерий, но они заставляли шевелиться и меньше обращать внимание на вставший на их пути тупик, решение которого могло крыться за случайным поворотом. Главное было не переставать идти и заглядывать в эти повороты.
- Но я знаю, в цене мы сойдемся. - и почему эта простая мысль не пришла бродяге раньше в голову, например, еще вчера сразу после заседания или до?
Работенка находилась сейчас в закрытой, нагретой повозке. И была она спрятана под несколькими слоями желто-белой ткани, но все равно привлекала всех окрестных мух.

Отредактировано Винсент де Крориум (30.06.2022 03:43)

+2

3

Если бы все людские пороки, включая такой сравнительно невинный, как любовь к выпивке, излечивались знаком свыше в виде случайно вспыхнувшего пожара - возможно, мир давно бы стал лучше. Но, как правило, такой "знак свыше" и пережить-то не удается, не говоря уж о том, чтобы осознать и задуматься...
Случайными (или неслучайными) воспламенениями, охватившими питейные заведения Рон-дю-Буша, Ския интересовалась постольку-поскольку. Возможно, жаркая погода или неосторожное обращение с огнем... Старые страхи по-прежнему шевелились в ней, и некромантка лишний раз проверила защитные руны собственного дома - но тем и ограничилась. И сама она, и ее ученик были в обращении с огнем осторожны и последовательны, а значит, сгоревшие таверны можно было списать на совпадения.
Можно было, пока в лавке целительницы в очередной раз не появился Винсент.

Звякнул колокольчик, скрипнуло крыльцо под тяжелыми шагами - и Ския невольно вздернула уголок рта. Последние вечера он будто нарочно игнорировал ее приглашения, и она уже всерьез подумывала оскорбиться. Для профилактики.
Тонкая нить, еще сильнее натянувшаяся между ними после посещения замка де Энваль, звенела и дрожала, как струна, по которой нарочно ли, специально ли проводят пальцем, извлекая мелодию.
— У меня тут есть работенка, которая пахнет с каждым часом все отвратительнее, - по своему обыкновению, Беда начинал сразу с дела.
- Да, ты прав, я и отсюда тебя чую, - некромантка демонстративно сморщила нос, поднимая голову от ступки, в которой неторопливо растирала корень драконьего мака, взглянула в лицо Винсенту. Изумленно вскинула брови, затем озадаченно нахмурилась. - Ты что, чихнул в камин?
Ожоги от огня она не спутала бы никогда и ни с чем. Кто угодно - но не она.
Оставив работу, Ския вытерла руки о передник, вышла из-за прилавка, бесцеремонно заставила рыцаря приподнять голову, осматривая повреждения, но не касаясь их. Без усов и бороды Беда выглядел странно. Ожоги опасными не казались, но опасным было другое - ситуация, в которой он умудрился их получить.
— Ты мне нужна, но тебе это может не понравиться. Но я знаю, в цене мы сойдемся.
Она досадливо усмехнулась.
- Вот если б ты сказал, что я нужна тебе для чего-то, что мне понравится, я бы удивилась... Постой минуту, работенка не убежит.
Мази от ожогов, жирной, прохладной, остро пахнущей травами и алхимическими компонентами, у нее было предостаточно. Усадив Винсента на стул, поближе к свету, некромантка осторожно нанесла ее на ожоги. Собственная кожа, скрытая иллюзией, тут же принялась мучительно зудеть - память об испытанной боли, растревоженная видом свежих волдырей. Ее ожоги все еще давали о себе знать болезненным стягиванием или неприятной сухостью, если Собирающая кости по какой-то причине не обрабатывала их.
- Теперь рассказывай, когда ты успел так близко сунуться к огню...

Мертвец выглядел отвратительно - труп, местами обугленный до костей, местами уже тронутый разложением. В маленьком подвале, куда его перетащил Беда, мерзостно воняло, но Черная Баронесса ни разу не поморщилась и не закрыла нос платком, рассматривая его с профессиональным интересом.
- ...из "Седьмой кружки", значит? - она обошла по кругу стол, на котором, в центре лаборатории, некогда лежал Третий, вселивший в себя духа-ревенанта. - Жаль. Хорошая таверна была. Тебе повезло, что ты...
Она не закончила. "Не оказался там"? Он оказался, в том-то и дело.
- Что ты хочешь из него вытянуть? - некромантка все же надела на нос и рот повязку, пропитанную смесью трав, которую нередко носила во время работы с особо некачественным материалом. - Он уже успел неплохо так разложиться, повезет, если я сумею его призвать. И добрым он точно не будет. Думаешь, эти пожары - чей-то умысел?
Она старалась не думать о том, что погружаться в память человека, пережившего пожар - не просто неприятная работенка для нее.
Ох, Беда, придется тебе хорошенько задуматься об оплате...

Отредактировано Ския (30.06.2022 10:22)

+2

4

Тэль, шумно выдохнув, закатила глаза. Промедлив немного, она еще раз пробежалась взглядом по неровному, сбивчивому, скачущему тексту, явно написанному нервозно и второпях. Ее бывший ученик, только недавно по собственному желанию покинувший Академию, так и не дождавшись окончания учебного года, отправил ей письмо вовсе не того содержания, какого хотелось бы ожидать наставнику от подопечного. Герберту Шеллу было плохо, о чем он рвано рассказал на бумаге. Тэль рассмотрела лист - некоторые буквы размыты упавшими на них каплями жидкости, перо оставило кляксы от сильных нажимов, а строки то спускались вниз, то поднимались вверх. Некоторые слова были небрежно зачеркнуты и переписаны заново, а внизу, в самом конце письма была ничем не скрытая просьба о помощи. Герберт так и написал - "помогите мне". Этот юноша отчаянно нуждался во внимании. С детства лишенный крепкого отцовского плеча и материнского тепла при живых родителях, средний сын в семье, магически одаренный мальчишка тянулся ко всем, кто готов был дать ему толику участия и понимания. Риш выделяла его среди многих других студентов за талант и тот особый огонек в глазах, который загорался каждый раз, когда дело касалось обучения; он всегда был внимателен, учебный материал усваивал легко и всегда брал дополнительные материалы для самостоятельной работы - не каждый так жаждет знаний, как жаждал их Шелл. Он напоминал Риш ее саму в юные годы, а потому между ними завязалось не то, чтобы приятельство, но молодой человек доверял преподавательнице больше, чем кому-либо иному. Молодой возраст и неординарный внешний вид Тэль порой играл против нее, некоторые студенты старались свести взаимоотношения к панибратству, сбивая всякую субординацию, но Герберт вовсе не старался перейти черту, только жаждал знаний и немного поддержки. Ри и прочие преподаватели знали, насколько духовно ломким был этот юноша, а потому нередко обсуждали тактику обучения, чтобы максимально оградить его самого и окружающих от возможных последствий проявления разрушительной огненной магии, подвластной его восприимчивому, тонкому разуму.
В семье Герберта Шелла случилась беда - холодная и лишенная любви к сыну матушка скончалась, оставив его с властным и требовательным отцом, давление которого надорванная психика выдержать не могла. "Я теряю контроль", - несколько раз зачеркивал и заново выцарапывал пером на бумаге Шелл, описывая свои навязчивые сны и рассказывая о случайных, бесконтрольных огненных всполохах, что обжигали его собственную кожу. Тэль знала, как опасен талантливый маг, потерявший контроль над разумом и над магией. Также знала и то, что у нее нет иных вариантов, кроме как найти Герберта и постараться обезопасить окружающих и его самого от губительных проявлений его таланта.
Очередная отписка "в связи с крайней необходимостью, по семейным обстоятельствам" для начальства, и вскоре Ри уже как ошпаренная носилась по улицам Рон-дю-Буша в поисках самого Шелла или хоть какого-то упоминания о нем. Последнее искать пришлось не слишком долго, новость, к полудню облетевшая округу, сама нашла Тэль, звуча едва ли не отовсюду. В Рон-дю-Буше горели питейные заведений, в огне гибли люди, власти искали виновника.
Значит, Риш опоздала.
Стопроцентной, подтвержденной уверенности в том, что поджоги - дело рук юного мага, у Тэль не было, но она отчего-то не сомневалась в правоте собственных догадок, тому поддакивали и громкие газетные заголовки.
В ней, помимо бушующей злости, боролись две крайности, два желания - подавить опасность любым образом и спасти истонченную душу - но пока что пиромантка решила отложить решение моральных дилемм, сосредоточившись на поисках самого Герберта. Тэль рассчитывала поговорить с ним до того, как его обнаружит местная стража, но Шелл ведь не мог быть по тому адресу, который указал на конверте, верно? Не мог - она проверила. Стоило, пожалуй, для начала наведаться на места его преступления. И, как бы цинично это ни звучало, возможно, следовало дождаться нового возгорания, ведь в том, что оно случится, Риш была уверена.

+2

5

Если в этом мире кому-то было по-настоящему, по-человечески, по-хорошему не плевать на тебя, значит в этой жизни ты нечто, пусть и каплю, сделал или делаешь правильно прямо сейчас. И пусть это правильно было не для всех, но для кого-то могло быть именно таким. И Тэль было не все равно на своего ученика.

Какова была извлекаемая струной мелодия, было ли в ней больше неправильного, звенела ли она осторожно или с надеждой, и был ли способен возникший перед ними тупик испортить это звучание, исказить и наполнить непроглядной, тягучей темнотой – кто скажет.
- Да, ты прав, я и отсюда тебя чую.
- Не надейся, я не стану нервно нюхать свои подмышки. И будем считать, что это значит «я рада тебя видеть». – отозвался воин, поднимая пальцы к колокольчику и прекращая его нервный, сейчас раздражающий перезвон. У него и так голова гудела от всех этих мыслей о пожарах, он был только с пепелища, куда направился, как только рассвело.
- Ты что, чихнул в камин?
- Нет, практиковался в глотании горящих мечей. – ответил Беда, словами щипая в ответ бывшую баронессу и замечая первый удивленный, изучающий взгляд на него, проходя внутрь помещения к оставившей работу целительнице в неизменно черном платье.
- Как просто тебя удивить, всего-то побриться. – оскалился воин, позволяя вертеть своей головой, и шрам над губой исказился вместе с ними, изламываясь сильнее.
Винсент выглядел может и странно на первый взгляд, а еще моложе, словно снял не только сотню лет, но и их тяжесть. Глаза выделялись сильнее на фоне поломанного не раз, крупного носа. И теперь было намного проще представить его в молодом возрасте, в моменте, когда он только становился знаменитым фехтовальщиком, мастером меча.

- Вот если б ты сказал, что я нужна тебе для чего-то, что мне понравится, я бы удивилась...
- Ну, возможно ждать этого удивления до нового года тебе и не придется. – выдал он, несильно посмеиваясь и грудная клетка вздрогнула.
- Постой минуту, работенка не убежит.
- Нет, бегать эта работенка больше не способна. – произнес он неожиданно задумчиво, возвращаясь в свои размышления о поджогах, и опустился на поставленный перед ним стул, откидывая вымазанный в пепле плащ назад.
-…эй, это всего парочка волдырей. – отозвался мечник, ощущая мазь на коже, когда губы некромантки несильно поджались. И было понятно почему глаза чародейки на миг застыли, замерли – с оранжевым зверем у нее были свои особые, совершенно неприятные отношения, скрываемые кольцом.
- Теперь рассказывай, когда ты успел так близко сунуться к огню...
- Близко, даже слишком, было в первый раз, во второй раз мы с ним только по-приятельски поцеловались. – невесело произнес Винсент, набирая воздух перед рассказом и ощущая как мазь принялась снимать зуд с поврежденной кожи. Не то облегчение, которого желал он, но и на безрыбье рак – рыба.

- Теперь мне точно нужно в баню, опять. – отозвался недовольно бессмертный, закрывая крышку знакомого ему подвала, в этот раз без восставшей группы поддержки из мертвецов, и спускаясь вниз. Глаза предательски намокали, из носа была готова пролиться река. Но стойкий желудок воина никак не реагировал – бывало и не такое.
- ...из «Седьмой кружки», значит?
- Из «Веселого кабана» везти некого было, сплошные кости и пепел, в том числе и от меня. – произнес спокойно, стойко воин, вытирая нос пальцами.
- Жаль. Хорошая таверна была. Тебе повезло, что ты...
- В кружке и кабане варили отменный, эксклюзивный портвейн. – с сожалением произнес бессмертный, не вторгаясь в рабочее пространство некромантки, и пусть она и запнулась. С ним такое было в порядке вещей и происходило постоянно. И разницы помереть от огня, воды, острого края стола или от упавшей на голову черепицы просто не было.
- И кулаками там махали будь здоров.

- Что ты хочешь из него вытянуть?
- По моим прикидкам он находился рядом с эпицентром огня. – он оперся о столик, на котором стояли ингредиенты, склянки, весы, разделочные инструменты. И вытер глаза, размазывая на носу остатки мази, и ощущая, как тошнотворный запах проникает в него все больше.
-  Он уже успел неплохо так разложиться, повезет, если я сумею его призвать. И добрым он точно не будет.
- Постарайся, иного решения у меня нет. – воин подошел к разделочному столу, проверяя знакомые ему ремни и затягивая на оставшихся конечностях их потуже.
-  Думаешь, эти пожары — чей-то умысел?
- Еще какой, возможно, он видел поджигателя. Поверь, доски, свечки или спирт так не вспыхивают, как было. – бессмертный взял тряпку со стола, тщательно вытирая пальцы от прилипшей жженой плоти.
- Но я не понимаю зачем поджигать пивные. Информаторов, которые имеют привычку встречаться в них, или это таким образом устраняют конкурентов?
- Поднимай его, за мной не заржавеет. – глаза его блеснули, и он отошел от круга с рунами подальше.
Покажите мне некроманта, который выгоды не любил. Нет, не покажете? То-то и оно.

Отредактировано Винсент де Крориум (01.07.2022 15:35)

+2

6

- Возможно, он видел поджигателя. Но я не понимаю зачем поджигать пивные. Информаторов, которые имеют привычку встречаться в них, или это таким образом устраняют конкурентов?
- Будь это единичный случай, можно было бы списать на случайность, - Ския натягивала перчатки, убирала под косынку волосы. При всей своей небрезгливости, Черная Баронесса не имела никакого желания лишний раз соприкасаться с материалом. - А конкуренты... тогда уже сейчас стоило бы арестовать и допросить всех держателей других трактиров в районе. Но ты наверняка это уже сделал...
Насколько она знала Винсента - а Ския полагала, что знала все же неплохо, - будучи разозленным, он становился упрямее быка. А поджоги любимых мест и смерти людей вполне могли его разозлить. Некромантка и сама имела причину доискаться таинственного поджигателя - никто из ублюдков, развлекающихся с огнем, по ее непоколебимому убеждению, не имел права на жизнь - ну или, как минимум, на свободу.
— Поднимай его, за мной не заржавеет.
- Как прикажешь, господин Исполняющий, - пропела Черная Баронесса, разминая затекшую шею.
Деньги его ей не были нужны, как и что бы то ни было из его имущества или связей. И это делало их отношения еще более доверительными в какой-то степени: друг от друга им не было нужно ничего конкретного, кроме, собственно, их странного, необычного союза. Но если однажды придется все же столкнуться с принципами упорного рыцаря, Ския была бы не прочь иметь возможность напомнить о маленьком долге, даже таком.
И что ты там говорил об удивлении до Нового года? Неужели тоже ищешь возможность вернуть должок?..
Пряча ухмылку, Ския все же сжалилась - вторую пропитанную раствором повязку, хоть немного защищавшую от удушливого смрада, кинула Бессмертному. Темные глаза поблескивали теперь над полосой белой ткани, скрывавшей обожженное, обритое, непривычно помолодевшее лицо.
- А тебе идет без бороды, - задумчиво усмехнулась некромантка, почему-то вспомнив об этом именно сейчас. - Ладно. Главное, круг не пересекай, но это ты и сам знаешь...
Сосредоточилась. Прикрыла глаза.
Одна за другой вспыхнули руны, выложенные в полу серебром. Воздух в подвале похолодел, заметно потемнело - только магические огоньки, равномерно распределенные по стенам, слабо светились.

В этот раз было сложнее.
Умирал он тяжело и мучительно, и подниматься никак не хотел - и если бы ей нужно было просто ходящее и послушно исполняющее приказы тело, это не составило бы труда. Но нужна была его память, а именно ею он делиться не хотел. На лбу некромантки, несмотря на холод, выступили капельки пота, а зеленое свечение ее магии на миг поглотило даже сияние огоньков - и лишь тогда привязанный труп вдруг дернулся с отчаянным, безумным, полным боли воплем:
- От... пусти-и-ии!..
В мыслях своих он все еще был там, в горящей таверне, все еще горел - и она знала, что он чувствовал. Ей случалось уже при Винсенте оживлять и Бланку, и Третьего, но ни один из них не шел на контакт с таким сопротивлением и с такими мучениями.
- Отпущу, когда ответишь на вопросы! - прошипела она, не испытывая к мертвецу жалости. Никогда не показывай слабину перед умершими - перед голодными, обозленными, исполненными ненависти умершими. - Я хочу найти того, кто убил тебя!
На мгновение это подействовало: рычащий, бьющийся, стянутый ремнями труп затих. Изуродованное лицо с пустыми, выжженными глазницами повернулось к Винсенту, задержавшись на нем, словно в узнавании, затем снова к Ские.
- Ме...сть?
- Месть, - подтвердила Черная Баронесса, не покривив душой. - Я знаю, каково тебе...
Кольцо на ее пальце на несколько секунд мигнуло. За иллюзорной маской гладкой кожи мелькнуло ее собственное опаленное лицо.
- Верю... тебе... - простонал-прохрипел оживленный. - Что хочешь?..

Собирать из его мучительно-медленного, прерывистого рассказа цельную историю оказалось нелегко.
Перрин, помощник сапожника, он как раз заливал накануне свое раздражение на жизнь в "Седьмой кружке". Сидел один, мрачный, как черт, и развлекался тем, что мысленно костерил на все корки всех присутствующих в таверне. И хохочущих девок, и подвыпившую компанию в углу - всех, кто почему-то веселился, когда ему самому было совсем не весело.
Он был уже изрядно пьян, когда заметил в углу такого же, как он сам, бедолагу. Совсем молодого мальчишку, не старше двадцати лет...

С этого момента и Ския, и Винсент обратились в слух, не прерывая больше бессвязную речь мертвеца.
...Мальчишка был худой, высокий, и весь какой-то дерганный. Вздрагивал от каждого резкого звука, зыркал покрасневшими, припухшими глазами, вроде даже носом хлюпал. Не иначе, как девка бросила. Пил он весь вечер, почти не отрываясь от бутылки, а как допил - вроде бы с огнем играл. Немного совсем: то в сложенных чашечкой ладонях вспыхнет огонек, то снова погаснет. Перрин подумал еще, что наверняка у пацана огниво какое-нибудь особенное, от малого народца, и почти уже хотел спросить - когда вспыхнуло. Разом и в полную силу, полыхнув невыносимым жаром...
- Опиши еще раз! - Ския крепко стиснула руки. Перрин отчаянно рвался назад в небытие, жаждал освободить привязанную к страдающему телу душу, и удерживать его становилось все сложнее. - Как его найти? Приметы! Ну же!
Помощник сапожника рванулся еще раз, яростно взвыв, но почти сразу же затих снова, осененный воспоминанием:
- Рисун...ки! У него на роже были рисунки!.. и на руках тоже...
- Рисунки?
- Черные... и красные узоры... Везде.
Это была всем приметам примета. Худых и дерганных мальчишек в округе пруд пруди, а вот покрытых с головы до ног татуировкой...
Ския нахмурилась, кусая губы. Из всех своих знакомых она знала только одного, украшенного столь причудливо, да и то это было почти год назад.
Вернее, одну.
- Ничего больше... не помню! - вновь взмолился мертвец, и Черная Баронесса, поразмыслив еще мгновение, кивнула.
- Покойся с миром, Перрин.
Зеленое свечение, удерживавшее жизнь в обожженном теле, угасло. Труп застыл, неподвижный, освобожденный, окончательно мертвый. Ския покачнулась, оперлась обеими руками о стол, переводя дыхание.
- Мальчишка с татуировками... маг огня с татуировками... - проговорила она, снимая перчатки и отирая предплечьем взмокший лоб. - Не нравится мне это. Сумасшедший пиромант?
Была у нее одна очень, очень неприятная догадка, но озвучивать ее раньше времени не хотелось. Что могло понадобиться в Рон-дю-Буше той женщине, которую она встречала-то всего раз в жизни? Зачем ей жечь таверны, если и в прошлый раз она изо всех сил старалась обойтись без жертв, и даже саму некромантку вытащила?
Что-то тут не сходилось.
- Надо расспросить других, видел ли кто этого пироманта. Внешность приметная, - она подняла взгляд на Беду, вздохнула и поморщилась. - Дрянь... но сначала отмыться как следует. Не знаю, как ты, а я в таком виде из дома не выйду.

Отредактировано Ския (01.07.2022 14:33)

+2

7

- Как прикажешь, господин Исполняющий.
Если у некроманта намечалась выгода, то он был способен выдать и покорность, пусть и определенного сорта. Винсент только приподнял брови, слыша или желая слышать под пропетыми словами своё.
Свои же долги бессмертный помнил и не стремился от них уйти - это было законом для воина из школы мечей. И пусть школа меча с ним случилась непозволительно много лет назад, самые основные, базовые, пережившие бессмертие постулаты в нем остались отпечатками.

Было в этом противоестественном поднятии мертвецов то, к чему мечник до сих пор не был способен привыкнуть. В его крови не было некромантии, за исключением той, что влил старый сукин сын. Но и это не помогало.
Он напряженно осматривал обожжённое, мертвое тело на столе и ремни, в ожидании когда у чернокнижницы получится. За все приходилось платить, и плата взымалась с каждого из них пусть и разными путями.
- От... пусти-и-ии!..
Нет, приятель, некроманты просто так не отпускают – слишком сильно сжимались на твоей плоти их зубы.
- Я хочу найти того, кто убил тебя!
Скажи, приятельница, то, что нужно мертвецу, покажи, не важно. Здесь был важен результат и точка. Воин не шевелился у стены подвала, вдыхая крайне тихо и медленно, и не вздрогнул, когда мертвые, пустые глазницы уставились на него и когда иллюзия на чародейке замигала, напоминая кем она была, в каком состоянии находилась и что до сих пор не могла перебороть.
- Что хочешь?..
Справедливости по-моему.

В отличии от восставшего, призванного помощника сапожника, бродяга запивал в пивных не только тяжесть, но и находил в этом определенное утешение и подбадривание. Жизнь в таких местах вздрагивала, шевелилась, стучала, била кулаками и растворялась в пивной пене или кислом вине, она ощущалась намного отчетливее.
Утешение через расплывчатый мир, когда тело начинало жить по своим собственным законам, выключая мысли и разум.
Но огонь был способен разрушить это, и он это сотворил с бессмертным, который так и не допил свою песью бутылку.

- Рисун...ки! У него на роже были рисунки!.. и на руках тоже...
Хорошо, помощник сапожника, крайне хорошо – от такой приметы просто было не отделаться, это не бороду срезать.
-  Покойся с миром, Перрин.
Воин кивнул согласно, когда мертвец взмолился вновь. Больше «пытать» его было не нужно, разве мертвецы умели нечто скрывать или врать? Не бывшие помощники сапожников так точно.
- Не нравится мне это. Сумасшедший пиромант?
- Не знаю насколько он псих, но огненный маг так точно. – воин подошел к трупу, оставляя пропитанную ткань на краю стола с целью расстегнуть ремни и завернуть труп в местами влажные, провонявшие ткани.
- Мне достаточно описания, ты постаралась на славу. – он кинул взгляд на прислонившуюся к столу замершую в напряжении некромантку, оценивая состояние. И на морде его вновь разошелся несильно оскал – неужели он уже предвкушал справедливость?

- Надо расспросить других, видел ли кто этого пироманта. Внешность приметная.
- Начну с «Последней пинты», они готовят такой же портвейн, как и сгоревшие. У них напиться всегда выгоднее - они проставляют за просто так третий стакан портвейна. И сегодня, по таким числам, у них там аншлаг. – неужели просто псих или все-таки любитель жареного мяса, да побольше?
- ... но сначала отмыться как следует. Не знаю, как ты, а я в таком виде из дома не выйду.
- На сопровождение я не рассчитывал, портвейна захотела? – отозвался бессмертный удивленно, заканчивая с упаковкой трупа и готовый отнести его обратно в повозку, а то глядишь провоняет все жилище и аптека.
- Если там вспыхнет огонь… - он замолчал, натыкаясь на зеленый взгляд некромантки, который вспыхнул знакомой ему стылой зеленью, и стиснул челюсть, которая очертилась сильнее из-за отсутствующей бороды.
- Будешь держаться окон и выходов, поняла? – и в голосе воина возражений не допускалось.

- Пойду расспрошу заводил. – произнес бессмертный, входя в набитое посетителями темное, освещенное свечами, помещение, как в родной дом. Было здесь шумно и громко, кулаки и кружки стучали по столам, звенели бутылки, шутки вперемешку с густым серым, терпким дымом застревали над головами и перемещались медленно вместе со снующими работниками или посетителями. В размеченную стену кидали ножи, соревнуясь за выпивку.
- И портвейн я все-таки возьму, попробуешь, это последнее место где его варят. – воин повернулся к чародейке, вошедшей прямиком за ним, желая увидеть реакцию на это место. Не передумала ли, приятельница, еще?
Винсент оставил плащ и потный от жары, мертвецки вонючий мундир у некромантки, оставаясь в рыжеватой рубашке. Но меч был при нем, как и цепочка со знаком меча, запутавшаяся в завязках. Волосы, вымытые по команде чародейки, все еще были немного влажными, что спасало от вечерней, не отступающей жары, но не надолго.
И от пиромантского огня эта оставшаяся влага спасти была не способна ни бессмертного, ни тем более и так погоревшую чернокнижницу.
Сомнительная идея, приятель, было брать чародейку сюда. Но спорить с ней бродяга не стал, пусть и очень желалось, было в зеленых глазах нечто непонятно решительное.

Отредактировано Винсент де Крориум (04.07.2022 20:15)

+2

8

Герберт Шелл летел в бездну и, похоже, не хотел оказаться в ней один. Помимо жертв, что погибли и пострадали в его пожарах, он мог решить судьбу и своей наставницы, утянув ее за собой. Юный пиромант здорово подставил ее, ведь, узнай о его деяниях в Академии, на Тэль обрушится шквал вопросов, гневных возгласов и осуждения со стороны общественности, и это может повлечь за собой увольнение или даже последствия посерьезнее, ведь как надо учить молодежь, чтобы та потом устраивала показательные массовые казни? Риш так и слышала, как звучат голоса коллег, навязчиво высказывающих непрошеные мнения. А они ведь узнают и не смогут проигнорировать эту новость, если ничего не предпринять. Но что она могла сделать? Мертвых к жизни не вернешь, да и не было у пиромантки уверенности в том, что ей хватит влияния, чтобы убедить молодого мага хоть в чем-то, раз уж она не успела прибыть еще до того, как он окончательно утратил способность сдерживаться. Однако, как бы там ни было, Тэ старалась рассматривать события максимально холодно, чуть отстраненно, не принимая на свой счет и слишком близко к сердцу.
Выяснить, что именно произошло в сгоревших пивных, труда не составило. Она побывала на местах преступлений Герберта, осмотрела прогоревшие здания, и для этого не потребовалось ничего, кроме решительности, невозмутимости и природного обаяния - никто не стал перечить странноватой дамочке, никто не пытался задержать ее. Не то, чтобы Тэль это совсем не удивило, но порадовало, хотя никакой пользы от посещения двух теперь навсегда закрытых заведений не было. Она поговорила с пострадавшими и свидетелями. Не требовалось никакой легенды, не нужно было объяснять собственные цели, ведь погорельцы охотно делились своей бедой со всеми, кто хотел слушать, а уж если поставить перед носом местного пьянчужки бутылку даже самого недорого пойла, он охотно поделится не только тем, что видел сам, но и о сплетнях расскажет.
Так, перебрав и сопоставив факты, Риш сделала вывод, что возможной третьей мишенью для применения силы Шелл выберет "Последнюю пинту", ведь ее упоминали почти все, с кем она успела поговорить. Мол, осталось только одно место во всем Рон-дю-Буше, где можно отведать знаменитый портвейн, сочетавший в себе два главных показателя - низкую стоимость и довольно высокую для этого напитка крепость - а вкусовые качества, по мнению завсегдатаев "Веселого кабана" и "Седьмой кружки", не уступали напиткам более высокого сорта. Не то, чтобы Тэль было интересно слушать про алкоголь, но проигнорировать столь явные акценты она не могла, а оттого и явилась в последнюю из трех пивных, где производили тот самый портвейн.
Только Риш никак не могла понять, какой смысл носили пожары именно в трактирах, что этим пытался сказать миру Герберт Шелл. Он ведь не палил все, что видел, направо и налево, он целенаправленно сжигал не бордели, не постоялые дворы, не магазины или швейные мастерские, а именно такие заведения, а значит, нес в мыслях какую-то идею.
"Ну, в теории", - подумала Тэль, пробираясь сквозь толпу нетрезвых посетителей, которые весело гудели, во что-то играли и пили на спор. Она, пожалуй, слишком хорошо знала такие места и излишне часто посещала их, как будучи совсем юной девчонкой, так и позже, повзрослев, а потому колорит "Последней пинты" нисколько не удивлял. Она лихо толкнула в спину пропойцу, что, споткнувшись о собственную ногу, едва не навалился на нее всем весом, и ответила грубым призывом следить за собой и своими телодвижениями, когда тот развернулся, чтобы посмотреть в лицо своей обидчице. Риш явилась сюда не развлекаться, а выискивать пироманта-недоучку, а потому отказалась от выпивки, когда к ней, усевшейся за дальний столик лицом к выходу, подоспела подавальщица.
Тэль была напряжена. Пальцы правой руки барабанили по исцарапанной столешнице, а цепкий взгляд карих глаз выискивал среди собравшихся знакомое лицо. И нашел, но совсем не то, которое она ожидала.
Вслед за высоким крепким мужчиной порог трактира переступила прекрасная в своей мрачной загадочности женщина. Та самая, что когда-то покорила Тэль томным взглядом зеленых, кажется, глаз, изысканной грациозностью и такой манящей тьмой, что таилась тогда под обликом светской красотки. У них был скверный повод для знакомства. Сегодняшний вечер едва ли обещал быть приятнее, однако не могла же Риш не поприветствовать Вайлет де Митти?
Она, усмехнувшись, оправила закатанные выше локтя рукава светло-серой рубашки, поднялась с места и, уверенно и безошибочно лавируя между посетителями, подошла к некромантке.
- Ты же в курсе, что тут пивные горят одна за другой, да? - спросила Тэль, словно из пустоты возникнув по правую руку от женщины.

Отредактировано Тэль Риш (01.07.2022 21:42)

+2

9

Почему она решила пойти в место, способное стать для безумного пироманта новой печью для розжига? Почему не осталась? Ну уж точно не ради портвейна.
Прежде всего - Ския хотела самолично удостовериться в том, что поджигатель никому больше не причинит вреда. Если потребуется - самой заживо захоронить поганца в землю. Она ничуть не сомневалась в том, что Беда настроен серьезно, но его пёсья удача оставляла желать лучшего, а убийца все же был магом.
Ну и вторая причина - хотела убедиться, что это не была та, о ком она подумала. Тэль Риш спасла ей жизнь. Могла ли она теперь спятить и начать жечь людей направо и налево?
Огонь не должен был так явно угрожать городу, который Черная Баронесса выбрала своим домом. Кто бы его ни зажигал.
— Будешь держаться окон и выходов, поняла?
Винсент тоже знал, что для нее значили эти пожары. И в его приказном тоне читалось неподдельное беспокойство.
Ския только молча кивнула, не собираясь возражать. Рисковать собственной жизнью ради упрямства она бы не стала.

А вообще стоило признать: когда бы она еще раз выбралась с гладко выбритым и свежеотмытым Винсентом в такое злачное место? То-то и оно, что никогда бы, скорее всего.
В подобных заведениях Собирающей кости бывать еще не доводилось. Она и "Последняя пинта" принадлежали к разным мирам, знали о существовании друг друга, но не стремились пересекаться. В таких местах Черная Баронесса воистину была белой вороной.
- ...очаровательно, - только и протянула она в ответ на вопросительный взгляд Винсента, сохраняя безмятежное, непоколебимое выражение лица.
Кто-то в углу сосредоточенно бил кому-то морду - но негромко, чтобы не сильно привлекать внимание, и спьяну попадая по морде через раз. Большая компания с неподдельным весельем горланила песни, перемежая куплеты взрывами смеха. Метательные ножи со стуком врезались в мишени на стенах, и каждый бросок сопровождался довольными (или не очень) выкриками.
Простое, без изысков черное платье некромантки, узко затянутое в талии, казалось здесь таким же неуместным, как и любой из ее бальных нарядов.
Но Ския и не думала стушеваться. Кивнула Винсенту - вот уж кто чувствовал себя здесь, как рыба в воде, причем рыба крупная, на которую мелкие пескари не посмеют разевать беззвучные рты, - и заняла указанное им место неподалеку от двери. С таким расчетом, чтобы легко можно было выскочить, если что-то пойдет не так.
Что особенного было в местных портвейнах? Собирающая кости прежде пила крепленые сладкие вина - подолгу вызревающие в тяжелых бочках, подаваемые с солоноватыми сырами или десертами, - но здесь явно были в ходу другие изыски. Вино пили без особого смакования, ради веселья, ради опьянения, за компанию. Дешевым виноградным спиртом разило даже от пола.
Какие свои мысли Беда топил в подобных заведениях? Что искал на дне стакана? О, она понимала, какие именно, но если когда-либо и собиралась допытывать об этом рыцаря, то не сегодня.
Но когда-нибудь после - непременно. Он медленно, постепенно пробирался в самое сердце черного города. Она - одну за другой открывала спрятанные одна в другой куклы его сложной, многослойной личности.
Женщин здесь было мало. Те, что были - либо подавальщицы, девчонки, большинство из которых готовы были скоротать минутку-другую с особо щедрыми гостями, либо откровенные шлюхи. Высокомерная, чуждая, с идеально прямой спиной, Черная Баронесса рано или поздно привлекла бы ненужное внимание.
Или нужное?

— Ты же в курсе, что тут пивные горят одна за другой, да?
Губы Скии раздвинулись в едва заметной улыбке.
Совсем как тогда, на приеме в честь Вариэля Талмера - из ниоткуда, врасплох... Нет, на этот раз не врасплох.
Она видела Винсента, уже раздобывшего кувшин знаменитого портвейна, и повернулась к Тэль Риш все с тем же невозмутимо-приветливым выражением лица.
На ловца и зверь бежит... А ведь она до последнего надеялась, что Тэль Риш здесь не при чем.
- Да, я что-то слышала об этом. Краем уха... - Собирающая кости взглянула на пиромантку, присевшую на скамью рядом. На лице - такое спокойное выражение, будто они только вчера расстались, не попрощавшись, на руинах дома артефактора.
Маг огня, покрытый татуировками с головы до ног. Перрин ничего не говорил о бритой голове, и подавно мог не рассмотреть, что в мужской одежде скрывается женщина.
А Тэль почти не изменилась за год. Все та же долговязая, мальчишеская стать, неприметная одежда, быстрый взгляд. Да, ее легко было принять за пацана лет двадцати. Слишком легко.
- Здравствуй, Тэль, - Ския чуть откинулась назад, разглядывая ее. - Пиромант, покрытый татуировками, поджигает людей в тавернах Рон-дю-Буша... Не слишком ли много совпадений? Зачем тебе это понадобилось?
По предыдущему опыту она помнила, что откровенность была первым козырем в общении с ней. И даже если Тэль сошла с ума и устраивает пожары - она вполне могла объяснить, для чего это делала.
А от этого уже зависела вся ее дальнейшая судьба.

Отредактировано Ския (01.07.2022 23:06)

+2

10

Иногда путь был ровным и прямым, но иногда он петлял и пересекался с остальными путями – именно это и произошло в этой пивной, сталкивая знакомых незнакомок, которые решили оставить тайны и грешки у каждой на хранение. И до этого момента это удавалось, они были под надежным замком. Изменится ли нечто в этом, когда ситуация вспыхнула огнем, грозя каждой со своей стороны?
Винсент продвигался вглубь питейного заведения, пиромантка продвигалась прочь, и их пути не столкнули их, пока.

Здесь горели не только пивные, но и голова у бессмертного, вместе с его жопой, заставляя желание его справедливости набирать силу. И как можно было поджигать такие места, где большая часть народу была открыта, раскрыта, как беззащитная нога из-под одеяла в темную ночь в желании урвать кусок приятной прохлады? Беда не понимал.
- ...очаровательно.
- Еще шумно, живо и никогда не знаешь, какое веселье произойдет в следующую секунду. Не беспокойся, здесь не оценивают по внешнему виду перед тем, как бить в морду. – кажется, он и сам пьянел от витающего, душного, наполненного жизнью воздуха здесь. И естественно бессмертный не имел в виду пожар, он говорил о совершенно иных вещах, которые были слишком непонятными для бывшей баронессы. Но эта реальность тоже существовала, и исчезать не планировала, выскажи кто из баронов и баронесс свое недовольство.
Радость здесь находили в мелочах, в глотке алкоголя и в порой безумных выходках. Посетитель с густой бородой, завязанной косичками, поднялся на стол в центре зала и стянул с зада штаны – ближайшие приятели загудели и засмеялись, перекрикивая куплеты незамысловатой песни.
Здесь не нужно было размышлять и взвешивать, здесь можно было просто действовать, подхваченный порывом и выпивкой. И это бессмертному порой было крайне нужно, как воздух. И именно поэтому он находил упоение и после умиротворение вытворяя безумства и махая кулаками.
Но, естественно, встречались здесь и те, кто с радостью готов был засунуть руку в чужой карман или пырнуть ножом за углом просто так или с каким-то умыслом. И сейчас к этим приятелям, которые были воину неприятели, затесался песий пиромант. Но это было выше всяких допустимых пределов.

Винсент направился к картежникам у противоположного окна, замечая знакомый приветствующий взмах крепкой руки, на которой отсутствовал кончик мизинца – именно его бродяга откусил в запале, когда вся пивная каталась по полу, стенка на стенку, и каждый сам за себя. И причина была проста – осталась последняя бочка того самого портвейна. Но в итоге за карточный стол бессмертного стали приглашать чаще, подумаешь, мизинец.
- Неужели расклад не в твою пользу, Вол? – громко произнес воин, наконец продираясь через посетителей и наклоняясь над мужчиной-завсегдатаем. 
- В мою, приятель, как всегда! Единственное говно только, что в кабане откинули сапоги несколько моих «жирных» должников. – мужчина прищурил серый глаз, неприятно цокая языком между передних выбитых зубов.
- И я как раз за этим, расскажи-ка мне вкратце вот что. – воин выудил из кошелька несколько некрупных монет и без принуждения кинул их в общую ставку на столе, повышая конечный выигрыш. Все равно они пойдут сегодня на портвейн, и после из кармана владельца пивной пойдут на варку очередного напитка и на закупку разбитых стульев и скамеек – идеальный замкнутый круг.
На закуску здесь подавали сушеное и вяленое мясо и рыбу, без сыров и зелени, последнее нужно было искать в совсем ином направлении, баронесска.

Воин запихнул небольшую закрытую, стеклянную бутылку, которую кому попало не выдавали, за пояс, и направился через толпу вновь к оставленной, брошенной в незнакомой обстановке некромантке, которая, как и было условлено, находилась рядом с путями бегства. Портвейн плескался от толчков, мочил покалеченные пальцы, но это все было привычно. Его несколько раз поприветствовали, ударили по-приятельски по плечу и ему пришлось замедлиться, поворачивая голову и реагируя. Иное похлопывание было обязано всегда заканчиваться ответным и в более болезненное место – таковы были правила этого «коллектива», иное здесь не уважалось и порицалось всеми отвратительными способами.

Кувшин с портвейном и парой кружек стукнулся о стол рядом с чародейкой и ей пришлось придержать вино. В противном случае чернокнижница рисковала выбросить все свои труды по мытью в одно знакомое место и по запаху слиться с окружающей обстановкой. И что тогда было приятнее - запах алкоголя или запах мертвечины?
Бессмертный, как знала черная волшебница, если решился на нечто, то руки своей он не опускал. И решение он принимал молниеносно.
Воин возник из толпы, влетая в разговор знакомых незнакомок, который был не способен расслышать с такого расстояния и из-за шума вокруг.
Винсенту было достаточно того, что присевший рядом с чародейкой человек на противоположную скамью был покрыт татуировками и крайне сильно походил с расстояния по описанию восставшего трупа. Призванные некромантом мертвецы из числа помощников сапожника не врали и ничего не скрывали, они на это были просто не способны, они не были мстительными призраками-сущностями. 
Бывшая баронесса прекрасно перетянула все внимание на свою черную персону с вздернутым подбородком, заставляя глаз от нее не отрывать.
О, это чувство мечнику было хорошо знакомо, знаем-проходили. И именно поэтому он знал, что оно работает безотказно.
Мечник моментом вдавил-потеснил всем своим весом татуированного человека на скамье в стену у небольшого окна, выдавливая из чужой груди воздух. И идеально наточенный продолговатый нож недвусмысленно сверкнул чешуей рыбы у татуированной шеи, касаясь опасно кожи.
- Не тот столик ты выбрал, приятель. И ну-ка, блядь, без огня!
Не нужно было поднимать шум в такой возбужденной толпе - цель могла уйти в начавшемся махаче, которому было достаточно всего-то искры и тогда право-лево, низ-верх менялись местами.
Правда, бессмертному все равно крайне сильно желалось вытащить "этого пироманта" за ногу или за шкирку из пивной прямо сейчас под воздействием этого спертого, наполненного шумом воздуха в ближайший, темный, неосвещенный поворот и дать волю своей справедливости - нож-то у него был, как и у тех неприятелей.
Никто не станет препятствовать справедливой расправе за темным поворотом, да, приятельница?

Отредактировано Винсент де Крориум (04.07.2022 20:17)

+2

11

Краем уха? Тэль прищурила глаза, подозревая некромантку в лукавстве. С этой женщиной нельзя было иначе, так она зарекомендовала себя в вечер их знакомства, и Ри как тогда, так и сейчас, предпочитала делить ее слова в несколько раз, пытаясь отобрать крупицы правды. Если уж действительно Вайлет лишь слышала об пожарах, но не испытывала к ним ни малейшего интереса, то что бы ей делать в вонючем, шумном трактире, где на постоянной основе обитали личности, никак не подходящие ей в качестве собеседников? Что она могла искать здесь, когда это место было не только категорически ей не подходящим, но и потенциально опасным?
Ри резко, без спроса и приглашения уселась напротив своей знакомой, так и не стерев с лица выражение недоверия - его выдавала легкая улыбка и чуть приподнятая бровь. Тэль коротко кивнула в ответ на приветствие. Руки легли на липкую столешницу, и некромантка как бы невзначай опустила глаза, взглянув на рисунки на коже Ри.
- Пиромант, покрытый татуировками, поджигает людей в тавернах Рон-дю-Буша, - заговорила она, заставив и саму Риш удивленно уставиться на ее собственную руку, словно она впервые видела эти татуировки.
Она не могла даже предположить такого исхода. Неужели это результат подражания? Тэль прекрасно знала, что Шелл видел в ней не только наставника, но и некий пример, но неужто он шагнул дальше ожидаемого в своем стремлении походить на нее? Могла ли Риш предугадать такие последствия и должна ли была обратить более пристальное внимание на юношу? Пожалуй, он слишком буквально воспринял свою же однажды озвученную мысль о том, что он хотел бы однажды стать как Тэль. А она ведь, едва услышала это, ответила одной небезызвестной цитатой. "Не сотвори себе кумира" - так говорилось в некоторых древних религиозных учениях, и даже Ри, слишком далекая от церковных постулатов, не могла опровергнуть правильность этой фразы.
- Вот же сукин сын, - тихо сказала она, прикрыв лицо ладонями. Как же подло было со стороны молодого мага использовать ее пример и ее опыт, чтобы сеять этот ужасающий хаос.
- Не слишком ли много совпадений? Зачем тебе это понадобилось? - прямо, без намека на страх спросила Вайлет. Ее голос не дрогнул, взгляд не выражал эмоций. Все та же потрясающая выдержка, что стала одной из главных причин интереса Тэль к женщине.
Риш вновь опустила руки. Она смотрела на собеседницу напряженно, слегка сдвинув брови.
- Чего? - переспросила она, наморщив переносицу и сильнее сощурив глаза. - Мне? Я что, единственный татуированный пиромант на континенте? - Скрывать собственную магическую силу теперь не было ни малейшего смысла, ведь некромантка имела все основания подозревать Тэль в наличии этого магического таланта, учитывая обстоятельства их прошлой встречи. - Так что же, ты явилась сюда, в потенциально опасное место, чтобы найти меня и подтвердить свою единственную догадку? - Это бы в полной мере объяснило спокойствие Вайлет и абсолютное отсутствие удивления на ее лице. - И как же тебе повезло, что я здесь, а! - Риш злилась. На то у нее скопилось немало причин, и список их за последние мгновения пополнился сразу несколькими пунктами. Ее теперь подозревали в деяниях, коих она не совершала, однако винить леди де Митти за подобный вывод было бы, пожалуй, странно, с учетом того, что сотворила Тэль с поместьем Вариэля Талмера.
Риш успела только поднять глаза, когда на стол с грохотом опустились сосуды с алкоголем, но времени сориентироваться у нее не оказалось. Грубый и не просто настойчивый, но ультимативный толчок в бок, и она оказалась зажата между провонявшей спиртом, табаком и Луна знает чем еще стеной и огромной мясистой тушей. Она лишь мельком успела взглянуть на непрошеного гостя - знакомы они определенно не были. А не с ним ли Вайлет пришла в трактир?
Холодное острое лезвие в мгновение ока коснулось ее шеи.
- Не тот столик ты выбрал, приятель. И ну-ка, блядь, без огня! - скомандовал незнакомец.
Тэль не ожидала. Она оцепенела, замерла в долю секунды, как замер бы любой другой, чьей жизни угрожала бы опасность. Ладони сжались в кулаки, но не защиты ради, а лишь рефлекторно; спина выпрямилась в попытке хоть на пару миллиметров отдалить лезвие от шеи.
- Так, спокойно, мужик! - отчеканила Тэль. Она не кричала, но заметно прибавила голосу громкости и твердости. Пожалуй, будь это первый в ее жизни нож, застывший возле горла, ее страх был бы более заметен, однако неоднократный опыт подобных конфликтов подсказывал, что чем очевиднее паника, тем масштабнее последствия, а потому считала необходимым держать себя в руках настолько, насколько это вообще было возможно в такой ситуации.- Спокойно! Держи эту штуку чуть подальше. Вы охуели оба, или что? - голову она повернуть не могла, однако глазами впилась в лицо Вайлет. - Напомни-ка мне, Вайлет, и приятелю своему расскажи, сколько было жертв в поместье Талмера? Ни одной, вроде, если я ничего не путаю. Так с хера ли ты решила, что именно я делаю шашлык из местной пьяни? Мужик, блять, да убери ты это!
Неужели некромантка притащила сюда этого мордоворота специально, чтобы предъявить Тэль претензию за поджоги рон-дю-бушских забегаловок?

+2

12

Она не сводила пристального, мерцающего зеленого взгляда с лица Тэль, зная, что та слишком эмоциональна, чтобы хорошо лгать. Слишком плохо контролирует себя. Слишком открыта.
Недоверие. Изумление. Потрясение.
Если она и вправду сошла с ума настолько, чтобы устраивать аутодафе грешным пьянчужкам в центре церковной столицы, то мастерски это скрывала. Слишком мастерски. А если жгла с холодной головой - то какой в том смысл?
- Я что, единственный татуированный пиромант на континенте? - а вот теперь пришел и гнев. Ския продолжала улыбаться, едва заметно приподняв уголки губ.
- Но это слишком странные случайности, согласись, - некроматка опустила подбородок на сцепленные пальцы.
— Так что же, ты явилась сюда, в потенциально опасное место, чтобы найти меня и подтвердить свою единственную догадку?
- Честно говоря, я сразу подумала именно о тебе, хотя до последнего не верила в это. Но мои источники не ошибаются. Ты знаешь.
О да. Люди, которые говорили с Собирающей кости, не лгали. Не могли лгать.
— И как же тебе повезло, что я здесь, а!
- Да, пожалуй, то еще совпадение, - улыбка Скии стала шире. - Но кто сказал, что я пришла одна?..

В следующий миг об стол грохнула посуда, - Ския невозмутимо придержала кувшин рукой, - а Винсент с потемневшими глазами впечатал Тэль в стену. Двигался он с поразительной быстротой, Черная Баронесса и сама не успела заметить, когда он успел вытащить нож и прижать его к шее пиромантки.
— Не тот столик ты выбрал, приятель. И ну-ка, блядь, без огня! - он был зол, но Ския достаточно хорошо знала: убивать Тэль сейчас и при всех он не будет. Скорее всего.
А Тэль... если она и вправду стояла за всеми этими поджогами, то вот сейчас самое время слететь с катушек.
Некромантка подалась вперед, не сводя глаз с происходящего.
— Так, спокойно, мужик! - нет, Риш все еще держала себя в руках. Неужели и вправду не она? Но если не она - то кто?
Она все еще была слишком контролирующей себя - для женщины, у горла которой держали нож, и которую подозревали в серии жестоких убийств.
— Напомни-ка мне, Вайлет... - Ския чуть поморщилась от этого фальшивого имени, о котором уже почти успела забыть, и подавно ничего не говорила Винсенту. - ...сколько было жертв в поместье Талмера?
- Барону Рекару раздробили руку в толчее, а леди Вилья наглоталась дыма, - дотошно отозвалась Ския, прекрасно помнившая эти события.
Но действительно, если бы Тэль хотела - она могла бы устроить массовые сожжения еще тогда.
- Так с хера ли ты решила, что именно я делаю шашлык из местной пьяни? Мужик, блять, да убери ты это!
Черная Баронесса помолчала еще мгновение, решая и решаясь.
- Винс, - она подалась вперед, коснулась запястья рыцаря. Легко, не пытаясь заставить его отвести лезвие от горла Тэль, вообще не применяя силу, простое и доверительное прикосновение. - Дай ей сказать. У меня есть сомнения, что это она...
С ножом у горла крайне сложно формулировать мысли - Ския легко могла это предположить. И у нее в самом деле были сомнения - Тэль упоминала кого-то, в порыве эмоций. Но полностью подозрения некромантки не развеялись. Слишком уж складно слагались обвинения, одно к одному.
- Это Тэль Риш, - коротко представила она разукрашенную женщину, когда нож чуть отодвинулся от татуированной кожи. - Я познакомилась с ней год назад при... странных обстоятельствах. Это Винсент...
Как именно представить рыцаря, она затруднялась определить. Медальон Меча в вырезе его рубашки красноречиво говорил сам за себя. Как и то короткое, легкое прикосновение к его руке, в котором было куда больше того, что можно было бы выразить словами.
- Я подозревала, что за поджогами стоит Тэль, но не знала, зачем ей это нужно. Сейчас тоже не знаю, - Ския перевела взгляд на пиромантку. - Но надеюсь, что ты все объяснишь. Видишь ли, я очень не люблю поджоги в том городе, где живу, и хотела бы спать спокойно, зная, что поджигатель больше никого и никогда не обожжет...
Это была не угроза. Почти.

Отредактировано Ския (03.07.2022 12:15)

+2

13

В полной безопасности секреты находились только тогда, когда о нем знал только один человек. И если число знающих росло, то секрет был способен перестать таковым быть на раз-два. Насколько знакомые незнакомки желали делиться ими, открывая свои незащищенные места для не возможно, но когда последующего удара?

Пиромант не зашевелился, не замотал руками, огонь не вспыхнул вокруг, на кончиках пальцев и не повалил из носа, когда нож оказался у горла – татуированный приятель принял правильное решение. И за это бессмертный был не благодарен, вскрыть шею много времени и шума не нужно было, но несопротивление принял.
Некоторые преступники, по правде говоря, только и желали внутрях, что справедливости в отношении себя, но сами остановиться были не способны по иным причинам. Справедливость несла умиротворение, примирение и отсутствие необходимости прятаться и оглядываться через плечо, такие преступники клали головы под топор палача с восхитительной решимостью и всеобъемлющим выдохом: «все закончилось, теперь можно наконец прикрыть глаза до конца».
- Так, спокойно, мужик!
Успокаиваться мечник не планировал, точнее он и так был по-воинскому спокоен, но убирать нож, как весомый аргумент, в его планы не входило.
Но голос татуированного человека напряг, в нем было больше женского, чем мужского. И он пристальнее вгляделся в черты незнакомки, кинул взгляд вниз на прижатое к стене тело, но шока не испытал. У него уже был опыт встречи с такими женщинами, которые не носили платьев, и черная волшебница была знакома с этим оборотнем.
Женщина, но почему она не могла быть поджигателем? Незнакомку было проще простого принять за мужчину, в таком наряде, без волос и в полумраке пивной – и именно эту ошибку допустил бывший помощник сапожника.
- Спокойно! Держи эту штуку чуть подальше. Вы охуели оба, или что?
Именно что у бродяги и чародейки текла крыша будь здоров. И пусть у каждого по-своему, но у них было несколько одних переменных, и одной из них был старый сукин сын.
Винсент молчал, это всегда работало хорошо в первые минуты – из-за шока, и пусть не колоссального, изо рта «допрашиваемого» могло вырваться много чего нужного и полезного. Главное было не убирать сталь от беззащитного места и не уменьшать давление, гася сопротивляющееся тело.
- Напомни-ка мне, Вайлет, и приятелю своему расскажи, сколько было жертв в поместье Талмера?
Беда не моргнул и глазом на фальшивое имя и на поджог поместья, надавливая на тело пиромантки сильнее, упираясь прочнее стопами в пол. Но мысли его заплясали в голове, ударяясь между собой и заставляя задуматься. Значит они были знакомы раньше, значит их связывало нечто, о чем естественно некромантка не рассказала – значит нужды не было. Но не о ней черная волшебница сразу подумала и не поэтому решила пойти в пивную вместе с бессмертным? Желала убедиться или защитить-защититься?
- Мужик, блять, да убери ты это!
Под ножами, щипцами, удушающими веревками люди говорили куда охотнее, воин это знал хорошо. И большинство из них начинали говорить до второго пореза или выдранного ногтя и зуба, или потери сознания от нехватки воздуха, понимая на каком свете они все-таки были и что скоро это не закончится.
Винсент пошевелил покалеченными пальцами, заставляя нож вновь сверкнуть в свете свечей и «почесать» кожу незнакомки.
- Винс, Дай ей сказать. У меня есть сомнения, что это она...
Беда перевел взгляд на неожиданно прикоснувшуюся к нему через грязноватый стол некромантку и сморщил в волдырях нос. Ему понадобилось несколько мгновений и еще слов чародейки, чтобы наконец опустить руку с ножом.
В такие моменты, когда пленников было двое, всегда начинал говорить второй. И пусть нынешняя ситуация была не похожа на пленников и палача, но суть осталась похожей. Больше некромантка отмалчиваться не собиралась, пусть и не во всех деталях.
- Это Тэль Риш. Я познакомилась с ней год назад при... странных обстоятельствах. Это Винсент...
- Хорошие татуировки, приметные аж жуть. – наконец отозвался воин совсем без веселости или извинений, кидая взгляд на женщин и отодвигаясь на противоположный от стены край скамьи. Но он все равно остался в положении больше развернутым к пиромантке, оперев предплечье на спинку скамьи, так на всякий случай. Нож звякнул негромко в шуме вокруг, вгоняемый острием в полотно стола рядом с бродягой.
Был ли нож, оставленный на виду Тэль, приманкой-уловкой или напоминанием – знал только сам бессмертный, и плечи его показательно расслабились, в отличии от глаз. Реши пиромантка взяться за его нож, и он ответит кулаком в голову. И пусть пивная встанет на дыбы, со скамьи он ее не выпустит.
- Я подозревала, что за поджогами стоит Тэль, но не знала, зачем ей это нужно. Сейчас тоже не знаю.
Вот и подтвердились твои догадки, приятель. Но воин только склонил голову в сторону чародейки, с каплей осуждения и все. Сейчас они должны были выступать одним фронтом, но будет ли так со стороны чернокнижницы?
- Но надеюсь, что ты все объяснишь.
- …надеемся, Вайлет, это мягко сказано. – кинул он, беря кувшин с портвейном и разливая крепкий напиток по кружкам, как ни в чем не бывало. И после бессмертный поставил перед каждой женщиной по портвейну, возвращаясь в свою наблюдательную позу и выуживая из-за пояса бутылку, открывая оставшимися зубами пробку и выплевывая на пол.
- Просвети нас, Тэль, недалеких. – и приподняв бутылку на уровень морды, словно произнес тост, отпил, ощущая наполненный, приятный, горьковато-терпкий вкус во рту, но глаз он не закрыл и следить не переставал.
И эту бутылку, псы вас всех раздери, он допьет. И пусть сгорит к такой-то бабушке, но сначала допьет.

Отредактировано Винсент де Крориум (04.07.2022 20:14)

+2

14

Некромантка наблюдала за происходящим с присущим ей холодным спокойствием. Если бы Тэль могла анализировать и проявлять внимание к окружению, когда к ее горлу был приставлен нож, она заметила бы интерес в ее глазах. Она ждала реакции, вслушивалась в слова, следила за движениями и эмоциями Риш, пытаясь поймать ее на лжи. Наверняка леди де Митти уже сама все решила, придумала и в подробностях выверила в своей очаровательной головке каждое движение Тэль в то время, как та, якобы, поджигала таверны, что первую, что вторую. Вайлет хладнокровно припомнила, что кому-то сломали руку во время пожара в доме артефактора, что кто-то чуть не потерял сознание. Могла бы еще отметить, что сама пережила стресс и порвала юбку. Страх пиромантки смешался со злостью, и требовалось прилагать усилия, обдумывать каждый свой жест, чтобы не сорваться и не использовать единственное доступное ей оружие - магию. Если Ри даст себе волю, все подозрения падут на нее, а этого допустить нельзя - не хватало еще нести ответственность за действия, которых она не совершала. Здоровяк, что был подручным госпожи Вайлет, сильнее надавил на лезвие, чуть царапнув татуированную кожу. Тэль стиснула зубы.
Ладонь некромантки мягко коснулась руки мужчины, и тот медленно, с сомнением, но все же подчинился. Да уж, управлять она могла не только мертвецами, и на сей раз в этом не было никакой магии, только ее природное обаяние, тот невероятный магнетизм, которым она умело пользовалась, когда хотела добиться своего. Риш помнила о чарующей, гипнотической, мистической привлекательности Вайлет, которая была не только внешней оболочкой, а исходила изнутри.
Впрочем, сейчас не до чувственности.
Тэль закатила глаза и облегченно выдохнула, когда лезвие перестало холодить кожу. Большим пальцем она стерла проступившую на шее кровь, быстрым взглядом оценила ущерб (незначительный, надо сказать) и растерла красную каплю о ладонь. Стоило ли сказать Вайлет спасибо?
- Спасибо, - саркастично прошипела Ри, разминая ноющие плечи. Она повертела головой и пару раз чуть наклонилась корпусом в стороны, чтобы исчезла скованность от крепкого и болезненного нажима огромной туши мужика, названного Винсентом, на ее тонкокостное тельце. Суставы хрустнули. - Охуенное знакомство, - чуть поникшим голосом резюмировала она.
Риш покосилась на Винсента, оценивая его настрой, да и внешний вид заодно. Сейчас эта перетянутая многократно изрезанной кожей гора мышц, вроде как, не представляла угрозы - мужчина, поумерив боевой запал по просьбе подруги, отодвинулся и вогнал нож в столешницу. Тэль тоже чуть сместилась, садясь удобнее. Воин отрезал ей путь к отступлению, лишая возможности даже задуматься о возможных маневрах. О том, насколько неуютно было Риш, пожалуй, и говорить не стоит. У Винсента, судя по очевидным ожогам на лице, был весомый повод злиться на пироманта, что чинил расправу над любителями угоститься дешевым пойлом и показать задницу разгоряченной, требующей зрелищ публике.
- ... Сейчас тоже не знаю.
- Конечно, ты, блять, не знаешь! - выпалила Тэль. Она была на взводе от испытанного стресса - напряженные мышцы, озлобленный прищур карих глаз и голос, что звучал шипяще, колко и язвительно.
- Но надеюсь, что ты все объяснишь. - Вайлет была все так же спокойна. Взгляд зеленых глаз, чуть снисходительный и неестественно мягкий, но настойчивый и требовательный, был направлен в глаза Риш, и она медленно, но с прослеживающейся в движении агрессией, подалась вперед, уперев локти в стол и уложив голову на сцепленные пальцы. Перед ней поставили кружку, но Тэль и не взглянула, продолжая сверлить глазами лицо некромантки.
- Просвети нас, Тэль, недалеких, - произнес Винсент, прежде чем отхлебнуть свой напиток.
- Ты не знаешь, зачем мне это, - заговорила она, не сводя взгляда с Вайлет. Слова звучали четко, медленно, спокойно и чуть тише обычного, - потому что мне это не нужно. - Переведя взгляд на вояку, она без спешки, чтобы не спровоцировать его, одной рукой подцепила висящую на шее цепочку, потянула наверх, снимая ее через голову, и вытащила кулон из-под рубашки. Стекляшка, как живая, замерцала желто-красными переливами и потухла, став бордово-красной полупрозрачной безделушкой, когда Тэль аккуратно уложила ее на стол. На металлической кромке, обрамляющей артефакт, можно было заметить совсем крошечные, ювелирно выгравированные буквы - "В.Талмер - для Тэль". - Возьми, если хочешь. До выяснения, - сказала Риш, на долю секунду приподняв брови, и пододвинула стекляшку ближе к Вайлет. На касание хозяйки артефакт вновь отозвался мерцанием. Пожалуй, это был первый раз, когда Тэль сняла артефакт, становясь совершенно безоружной и беззащитной. Но лучше лишиться стекляшки, как бы дорога она Риш ни была, чем жизни. - Хотите объяснений? Ничего нового, просто Тэль Риш снова оказалась не в том месте и не в то время. Я приехала позавчера вечером. Билет сюда с собой взять не догадалась, но, если хотите, прогуляемся до гостиницы. Зачем приехала? Надеялась успеть до того, как тот ублюдок, который устроил всю эту херню и подставил таким образом меня, слетит с катушек. Я не знала про его татуировки, иначе позаботилась бы о рукавах, - Тэль откинулась на спинку лавки и чуть сползла вниз. - Этот выблядок - мой ученик, и вы только представьте, чего мне могут стоит его выходки.

Отредактировано Тэль Риш (03.07.2022 19:31)

+2

15

В какой-то момент она опасалась, что Тэль все же не выдержит - несмотря на все самообладание, та была очевидно испугана и разгневана. В иной момент - что не выдержит Винсент, прирезав пиромантку: капля крови, вытекшая из тонкой царапины, была достаточно красноречива. Но выдержали оба.
— Охуенное знакомство, - проворчала магичка, отпущенная Бедой.
Да, что уж и говорить.
— …надеемся, Вайлет, это мягко сказано, - Винсент, невозмутимый внешне, прекрасно контролирующий ситуацию, судя по так нарочито оставленному ножу, покосился на Скию. Принял правила игры с лету, даже не зная деталей. Но в темных глазах читался немой вопрос: почему не рассказала?
Не была уверена, Бессмертный. Надеялась, что ошибалась. Не хотела говорить о собственных неприглядных делишках лишний раз - выбирай, что больше нравится. Даже при том, что рыцарь знал ее куда больше, чем кто бы то ни было, с самого детства, понимал, кто она такая и на что способна, некромантка все равно не горела желанием выставлять напоказ свою теневую работу без особой нужды. Ни к чему это было.
Оставалось надеяться, что эта маленькая заминка никак не помешает гореть тому странному костру, огонь в котором поддерживали они оба.
Потом объясню. Верь мне.

Ския коротко улыбнулась, принимая угощение, сделала глоток из щербатой глиняной кружки, откуда в обычном своем состоянии и пить-то побрезговала бы. Пойло было крепким, сладким и, как ни странно, в самом деле не таким уж дурным на вкус. Черная Баронесса отсалютовала кружкой и поставила обратно. Винсент отпил. Тэль - нет. Пиромантка все еще злилась.
— Ты не знаешь, зачем мне это, потому что мне это не нужно.
Собирающая кости не ответила, продолжая спокойно, внимательно следить за собеседницей - уголки губ по-прежнему чуть приподняты, лоб безмятежен.
Но когда пиромантка медленно сняла с шеи артефакт и так же осторожно положила его на стол, брови Скии невольно поползли вверх, несмотря на всю ее маску, лицо приняло растерянное выражение. Мага, который добровольно, без всяких просьб и требований, отдает кому-то свой артефакт, она до сих пор не встречала никогда. Для нее самой снять кольцо хотя бы даже на короткое время было немыслимым - оно так давно и плотно сидело на пальце, что наверняка оставило под собой непроходящий след.
Безусловное свидетельство мирных намерений. Без артефакта Тэль не справиться ни с ней, ни с Винсентом, безапелляционно запершим ее на скамье собственным телом, если дело примет чуть более агрессивный оборот. Некромантка надеялась, что до этого не дойдет.
— Возьми, если хочешь. До выяснения.
Ския недоверчиво протянула руку, взяла амулет, превратившийся в ее руках в простую стекляшку. Инициалы Талмера немым укором горели на серебре.
Кое-что она все же была должна Тэль Риш - свою жизнь.

Она посмотрела на Винсента и на глазах их обоих спрятала стеклянный кулон себе в карман. Рыцарь не раз и не два имел дело с магами как с недругами, - не говоря уже о самой Ские, - и прекрасно понимал, насколько важны для них артефакты. Отними у мага артефакт - и он, по сути, беззащитен.
Поступок пиромантки не был поступком безумицы, готовой сжигать людей по своей прихоти.
А запутанный рассказ заставлял задуматься.
Ския слушала, время от времени отпивая из своей чашки, и когда Тэль закончила, некоторое время задумчиво вертела ее в пальцах.
- Так этот поджигатель - твой ученик? Не знала, что ты кого-то учишь, - Тэль была достаточно молода для учителя и, пожалуй, слишком эксцентрична. С другой стороны, у самой некромантки тоже был ученик, а уж ее-то назвать обыкновенной не смог бы никто и никогда. - И это он устраивает пожары? Зачем? Есть какие-то мысли?
Что творится в голове у собственного ученика, Тэль, скорее всего, знала.
- Мне дали четкое описание: мальчишка лет двадцати, нервный, дерганный, с татуировками, - пояснять, кто именно дал ей описание, Ския не стала. Тэль и без того имела возможность догадаться. - Винсент... едва не погорел в "Седьмой кружке" позавчера, - как не стала и говорить о бессмертии рыцаря и о том, что он все же сгорел в первом трактире. - Так что у нас обоих есть вполне отчетливое желание выследить ублюдка. И у тебя, как я понимаю, тоже?..
Разница только в одном: что именно сделать с ним после того, как выследить. У Скии был вполне четкий ответ на этот вопрос. У Винсента - тоже. Но вряд ли с этим была согласна Риш.

Отредактировано Ския (03.07.2022 23:20)

+2

16

Новая знакомая была ближе по характеру к бессмертному, чем к чародейке – это читалось в ее порывистых движениях и разболтанном языке, сквозило в морщинках, когда она выдавала ту или иную эмоцию. Но в отличии от мечника у пиромантки не было ни бессмертия, ни сотен смертей и ни боевого опыта, она была еще молода и чувствовала по-своему вкус этой жизни, что было не присуще союзникам.
Не каждый был способен держаться в простецких пивных или на высоких мероприятиях так, как некромантка. Пусть Винсенту и был пожалован рыцарский титул много лет назад, до баронского сословия ему было слишком далеко.
Так что, приятельница-пиромантка, вы с воином не сильно представляли, что творилось в голове чернокнижницы или почему она вела себя именно таким образом в той или иной обстановке. Правда, бессмертный пытался и иногда все-таки попадал в самое яблочко – баранья упертость, подкрепленная вечностью.
- Охуенное знакомство.
- Не люблю расшаркиваний. – моментом отозвался мечник без капли извинений, некрасиво растягивая губы на мгновение и искажая шрам над ними. Бандитом бродяге приходилось быть тоже не раз в своей долгой жизни. И в какой-то мере это ему шло, но никогда всерьез его не интересовала такая возможность.

Бритоголовой было неуютно – так и было задумано, приятельница-пиромантка.
- Ты не знаешь, зачем мне это, потому что мне это не нужно.
Винсент без звука гоготнул на своем месте. О, это желание казаться «больше» и агрессивнее, как петух, его всегда забавляло. И как чернокнижница это выдерживала, посмеивалась ли она над пироманткой внутри?
Новая знакомая была спичкой, а о их «работе» воин знал достаточно.

Неприглядные некромантские делишки. «Потом объясню. Верь мне.»
«Не нужно ничего объяснять, это не касается нас и нашего пути. Какая женщина не имеет неприглядных секретиков-делишек?»

Воин, молчаливым наблюдателем, проследил за манипуляциями с кулоном и только приподнял густую бровь, отпивая из бутылки.
- Возьми, если хочешь. До выяснения.
Интересное решение, рисковое. И некромантки она боялась куда больше, чем мечника, что по сути своей было правдиво.
Какой некромант не желал иметь как можно больше рычагов давления на окружающих? Никакой, и именно поэтому бывшая баронесса приняла кулон, не долго раздумывая. Но нож со столешницы он не убрал и только несильно пожал плечами в ответ на взгляд черной волшебницы.

- Ничего нового, просто Тэль Риш снова оказалась не в том месте и не в то время.
Как, впрочем, бывало всегда и у бессмертного, но озвучивать он этого не стал, вновь совершая глоток.
- Этот выблядок — мой ученик, и вы только представьте, чего мне могут стоит его выходки.
И чему ты, приятельница-пиромантка, была способна научить своих учеников, своему поведению и ругательствам? Воин поморщил вновь нос, окидывая взглядом по-новому новую знакомую.

- Так этот поджигатель — твой ученик? Не знала, что ты кого-то учишь.
Что ты сотворишь со своим учеником, некромантка, соверши Элиас нечто против твоих правил? Каково будет наказание и как далеко оно будет способно зайти. У воина никогда не было настоящих учеников – он при настоящей жизни слишком рвался вперед, не оглядываясь ни на потенциальных учеников, ни на свою семью. Мечник слишком гордился собой и тем, на что был способен, и жил только конкуренцией, забирая и ничего не отдавая взамен.
- Так что у нас обоих есть вполне отчетливое желание выследить ублюдка. И у тебя, как я понимаю, тоже?
О, от ответа на этот вопрос зависело многое, и слушать воин планировал совсем не слова, но реакцию, движения и мимику. Спасения для этого ученика просто больше не существовало – за столько отнятых жизней, попавших под раздачу просто так, приговор был один.
- Как его полностью зовут и что он умеет? – задал свой вопрос мечник не сразу, ставя на край наполовину опустошенную бутылку и придерживая пальцами.
О своем враге стоило знать как можно больше. И настоящее имя в руках исполняющего могло стать тем еще неприятным оружием.

Отредактировано Винсент де Крориум (05.07.2022 18:34)

+2

17

Так что же это было - безрассудство ли? Глупость? Тэль часто совершала поступки, которые не успевала обдумать как следует, действовала импульсивно и резко, даже если движения, голос и взгляд не выражали ничего, кроме холодного рассудка и расчета. Последнее удавалось не так часто - зачастую ее поведение все-таки выходило за рамки спокойствия, и от этого ее хаотичность становилась только более очевидна. Сейчас она думала, что так правильнее, лучше для нее же, но как бы не пришлось разувериться в этой так быстро возникшей мысли. Какой же маг так легко расстается с единственным артефактом, передавая его в руки тем, доверия к кому не было? Даже леди де Митти, сотканная из самообладания, контроля и внешнего спокойствия, не смогла удержать это немного отстраненное, слегка насмешливое выражение на своем лице - брови приподнялись, выразив недоумение. Риш умела удивлять - некромантка не ожидала столь рискованного жеста. Тэль, впрочем, тоже.
Ри внимательно проследила за движениями тонких изящных рук сидящей напротив женщины - как она взяла стекляшку, подняла ее, простым украшением висящую на длинной плотной цепочке, как рассмотрела, изучив гравировку, и как спрятала где-то между слоями юбочной ткани. В ее жестах была некая забота о полученном предмете, осторожность, словно она опасалась повредить чужой амулет, а потому Тэль стало чуть спокойнее. Она машинально коснулась того места, где привыкла ощущать стекляшку - вот не дура ли? Даже если она останется жива, ей ведь никогда больше не получить в свои руки работу покойного артефактора.
"Не заставь меня пожалеть, красивая женщина."
- Да, поджигатель - мой ученик. Я же сказала, - несдержанно, предварительно цокнув языком, ответила Тэль госпоже Вайлет. - Во всяком случае, я так думаю и почти не сомневаюсь.
- Не знала, что ты кого-то учишь.
- А мы с тобой до этой стадии знакомства не дошли в прошлую встречу. "Кого-то" - это не то, - Тэль решительно помотала головой. - Я маг Королевской академии. Ну, и преподаватель. Я говорила, вроде, что я из Солгарда, конечно... - она чуть прищурилась и отстраненно взглянула наверх, припоминая обстоятельства их с Вайлет беседы. - Но это и не вранье, я из Солгарда. Так вот. Один из моих студентов бросил учебу и скрылся в неизвестном направлении. - Риш сунула руку в карман брюк и уже знакомым некромантке быстрым движением вытащила портсигар. Зажав губами сигарету, она по привычке поднесла руку к лицу, чтобы прикурить, но тут же перевела взгляд на даму в черном. - А, ну да... Ща, - подсвечник с тлеющей свечой висел прямо над ней, однако дотянуться, даже привстав, оказалось невозможно, а потому она, совершив пару ловких и шустрых движений, встала одной ногой на лавку, чтобы достать до горящего фитиля. - Я не бегу, если что, - предупредила она, обернувшись на Винсента. Еще быстрее, чем поднялась, Тэ вернулась на прежнее место и выпустила клуб дыма в и без того прокуренное пространство пивной. - Он прислал мне письмо, сообщил, что у него проблемы и ему нужна помощь.
- И это он устраивает пожары? Зачем? Есть какие-то мысли?
- Судя по всему, он. Мысль есть, одна - он просто тронулся. Он писал, что у него умерла мать, а до того сам рассказывал о проблемах в семье - недолюбленный ребенок, холодные родители, равнодушные братья. Это очередной травмированный ребенок с чрезмерно тонким, особым мироощущением, и он просто не выдержал, - Ри пожала плечами. - Я ожидала чего-то подобного, когда ехала сюда, но надеялась, что успею до его огненного шоу.
Описание, которое дала Вайлет, подходило во многом под внешность Герберта Шелла, однако ему могли соответствовать и сотни других ребят. И даже сама Тэль, как оказалось. Пиромантка кивнула, задумчиво затягиваясь папиросой.
- Татуировок у него не было, или я не видела. Но долго ли сделать? - она невольно опустила глаза, чтобы взглянуть на плотно покрывающие кожу рисунки на руках. - Выследить его я хочу. Обезвредить - да, но на этом наши с вами планы расходятся, - Тэль, почувствовав на себе внимательный взгляд Винсента, перевела на него глаза. - Что? - кивнула она ему. - Подруга твоя подтвердит, что я не очень люблю, когда кто-то умирает.
- Как его полностью зовут и что он умеет? - спросил воин.
- Герберт Шелл. Может, фамилия вам что-то скажет, он сынишка кого-то из местной верхушки. Он талантлив и силен. Третий курс был, а знал и умел не многим меньше, чем некоторые выпускники. Кроме того, он мог успеть развиться сильнее уже вне академии. Я бы попробовала с ним поговорить, если Вайлет к тому моменту вернет мне стекляшку. У нас с Гербертом сложились довольно близкие доверительные отношения, он прислушивался ко мне, но не уверена, что у меня осталось влияние. И нет, это не я сказала ему, что можно жечь здания и людей, - она перевела взгляд на некромантку. - Так что, мы пойдем проверять мой билет и читать его письмо?

Отредактировано Тэль Риш (04.07.2022 23:13)

+2

18

С артефактами Ския привыкла обращаться с определенным почтением. Если не считать особенно мерзких из них - вроде Камня Кархерона, знакомого им с Винсентом и едва не лишившего ее всей магии подчистую, - каждый из них был своего рода шедевром. А работы покойного Талмера стоили уважения хотя бы еще и потому, как несчастный закончил жизнь.
Потому у нее и мысли не возникло как-то повредить или разбить стекляшку, подобно тому, как у Беды не поднялась бы рука испортить ради забавы или из злости раритетный древний меч, хранивший в себе память о чьих-то прошлых деяниях и победах.
Разве у тебя самого, приятель, не было секретов-делишек, которые ты предпочел бы держать при себе?..

А вот слова пиромантки об Ивлирской Королевской Академии заставили напрячься разом и Черную Баронессу, и рыцаря. Ския невольно переглянулась с Винсентом. Снова Ивлир, час от часу не легче! Только навели там шороху, в результате которого сгорела Часовая башня и рухнула Северная, только приобрели там врага в лице серого арканиста Армандуса Моллера, как снова посланник оттуда же, пусть и невольный.
Ския и вправду не знала о том, на каком поприще трудится Тэль, а если бы и знала - год назад это не слишком бы ее насторожило. А вот сейчас...
Не хотелось иметь еще одного врага из Академии. Хорошо, что Тэль понятия не имела о том, что они натворили на острове весной. Может, конечно, и слышала, такие разрушения незамеченными не остаются, но, по всей видимости, их с Бедой описания по Академии не разошлись. И то хорошо.
Впрочем, Тэль не была похожа на человека, который собирает, структурирует и анализирует какие-то не касающиеся лично ее слухи. Пиромантка жила моментом, вспыхивала, горела эмоциями, угасала до состояния тлеющих углей в задумчивости. Вот и сейчас, нисколько не задумываясь о возможной реакции Винсента, запросто встала ногами на скамейку, прикуривая от подсвечника, уселась обратно, выпуская клубы дыма. Ския поморщилась было, но табак был дорогим, не чета той дешевой смеси, что тлела у прочих посетителей "Последней пинты", и так не вонял.
Собирающая кости сделала еще несколько глотков, ощущая на языке обжигающую терпкость, не присущую дорогим винам, которые она обычно пила. В голову эта штука ударит сильно - пожалуй, стоит приостановиться. Но понять тех, кто приходил сюда ради знаменитого портвейна некромантка вполне могла: скорее всего, помогает забыться.
Забыться...
Хотел ли забыться ученик Тэль? Безумный, недолюбленный, недооцененный маг огня - опасное сочетание. Почти такое же опасное, как и безумный, недолюбленный, недооцененный некромант.
Ученик и учитель - всегда хрупкий союз почитания и ответственности. И почти всегда он заканчивается предательством - если не таким, какое Теобальд устроил самой некромантке, то, как минимум, предательством доверия. Возможно, безумный пиромант посчитал, что обожаемая учительница, которой он стремился подражать, не уделяет ему достаточно внимания? Ну, теперь-то он точно наверняка посчитает ее предательницей.
Смогла бы она сама уничтожить Элиаса, если бы у того поехала крыша?
Она не знала. Сложно было представить спокойного, послушного, рассудительного медиума кем-то, кто от злости и отчаяния принялся бы убивать людей направо и налево. А если бы и стал - разве сама она некогда не горела той же мрачной ненавистью?
Слишком сложно, когда применяешь этот вопрос к самой себе. Но некроманты и их ученики всегда были отдельной категорией - в такой паре чаще всего выживал кто-то один.

— Герберт Шелл. Может, фамилия вам что-то скажет, он сынишка кого-то из местной верхушки.
- Шелл... - Ския слегка нахмурилась. - Да, слышала это имя. Вроде его отец дружен с Церковью и имеет репутацию доброго друга и мецената Луны, - о да, святые отцы отнюдь не были безгрешны, и пожертвования во славу Луны тоже очень и очень любили. В конце концов, небесному светилу деньги ни к чему, а вот служителям пригодятся. - Неудивительно, если он держал сыночка в строгости и перестарался.
— Так что, мы пойдем проверять мой билет и читать его письмо?
Некромантка подняла глаза на Винсента. Он, похоже, уже не горел желанием прирезать Тэль на месте, но вряд ли стал доверять ей хоть немного больше. Возможно, из письма, о котором говорила Риш, они смогут понять, где искать Герберта, и куда он мог пойти.
- Мы ведь можем обратиться еще и к самому Шеллу, - задумчиво проговорила Черная Баронесса. - Вряд ли он хочет, чтобы это дело получило огласку. Если показать ему это письмо...

+2

19

Сейчас в пиромантке не было ни спокойного взгляда, ни голоса, ни холодного рассудка – все это с учеником она принимала близко к сердцу, что вырывалось из нее нематериальным огнем, вспышками спичек.
Каждый ли риск стоил итоговых результатов, выделки – нет конечно. Но пламенная волшебница сначала поступила порывисто со своим кулоном и только после задумалась. Как часто такое было ей присуще? О, такая черта характера была опасна и могла задеть по касательной всех, кто был близко к ней.
Не ведись, пиромантка, на уловки некромантки, спокойнее тебе будет только в могиле. И то не факт, хей-хоп!

По какой причине воин не выкладывал на стол свои секреты-делишки перед чернокнижницей - из-за того, что черная волшебница не спрашивала и необходимость в этом не возникала, но утаивать намеренно он не планировал, как это произошло сейчас с подозреваемой в поджогах. И в этом они были похожи.
Как хорошо было то, что бессмертный не был учеником некромантки. В этом шансы остаться вдвоем у них повышались, на несчастный, полудохлый миллиметр, но все-таки.

- А мы с тобой до этой стадии знакомства не дошли в прошлую встречу.
Значит была причина. Но куда они могли дойти? Бессмертный покосился на чернокнижницу, оценивая. Но следующие слова заставили его переключиться на них.
- Я маг Королевской академии.
Это их путешествие с чародейкой вспоминалось совсем без радости, с болью в оставшихся зубах. Была ли пиромантка в тот момент в городе башен и была ли поднята по тревоге?
Когда бритоголовая поднялась на скамейку к свечам, воин качнул головой в сторону бывшей баронессы, призывая не кипишить. Было и было, что теперь с того.
- Я не бегу, если что.
- Ничего, нож все равно бегает быстрее. – отозвался бродяга буднично, отпивая вновь из бутылки и ощущая, как душный воздух помещения отступает под натиском напитка.
- он просто тронулся…
Потекшая крыша не была оправданием и не была способна избавить от наказания. Каждый был обязан платить за все.
- Выследить его я хочу. Обезвредить — да, но на этом наши с вами планы расходятся.
Она все-таки понимала больше, чем было видно со стороны. Ну, спасибо, приятельница-пиромантка, за честность, но это не изменит порыв бессмертного ровным счетом никак.
- Подруга твоя подтвердит, что я не очень люблю, когда кто-то умирает.
- Тяжело должно быть тебе живется. – ответил он, не скрывая голосом своего отношения и планов. Каждый час в этом мире кто-то умирал, подумаешь, поджигателем-учеником больше или меньше.
- Так что, мы пойдем проверять мой билет и читать его письмо?
- Мы ведь можем обратиться еще и к самому Шеллу.
- Нет, обращаться к старшему не станем, он может поднять помощников из церкви, тогда нам только помешают. И он может ускользнуть. – отозвался мечник, качая головой без задумчивости.
- Но на письмо взглянем.
Чем больше было преследователей, тем больше было шума.

- Может сыграем в кости за нашим столом, сеньоры? – произнес неожиданно незнакомый, подпитый голос над головой черной волшебницы, и тяжелая рука опустилась ей на плечо.
- У нас как раз есть два свободных, нагретых места. – узкие глаза на широкой морде скользнули на пиромантку и вновь на некромантку, крепкое облако паров портвейна накрыло быстро.
Привлекла ли внимание к их столику огненная волшебница, когда взобралась на скамью в желании прикурить?
Винсент прекрасно знал, что разговоры в такой ситуации в пивной были бесполезной затеей, все всегда заканчивалось одинаково. И поэтому, пока не заполыхал некроманткий огонь и не начала распадаться плоть веселого пьяницы, воин решил поступить так, как было здесь принято.
Недопитая бродягой, мать вашу!, бутылка соприкоснулась в полете без предупреждения с носом мужика и тот покачнулся, отпрянул. Но в итоге устоял, цепляясь за ближайшего вошедшего посетителя.
Еще мгновение, и готового, сгруппировавшегося воина потянули прочь со скамьи за плечи и за руки приятели униженного бутылкой, реагируя на такое, как голодная собака на свежий кусок мяса. Воздух в пивной загудел, накатываясь волнами и вибрацией в груди. Нож остался покачиваться на столе, зная, что место ему в руке бессмертного сейчас не было.
Пойдет ли это на пользу воину? Глядишь и к пиромантке относится начнет снисходительнее.

+2

20

Эта размеренность и его непоколебимое спокойствие выдавали в Винсенте человека многое повидавшего, выученного реагировать на события, не проявляя и тени смятения. Он вовсе не казался обладателем холодного нрава, не был безэмоциональным от природы, не проявлял высокомерия или чрезмерного равнодушия, но являлся образцом безупречной военной выправки, он именно что привык удерживать себя в рамках. Это не значило, что вояка не думал - совсем нет - он наверняка лучше многих умел оценивать ситуацию и имел собственное мнение, которое, впрочем, предпочитал держать при себе до поры. Только что он готов был перерезать Тэль глотку, и наверняка сделал бы это, даже глазом не моргнув, при других обстоятельствах, а теперь так же невозмутимо цедил из бутылки свой напиток, изредка бросая меткие фразы. Он наблюдал за пироманткой, но делал это как будто бы ненавязчиво, словно между делом. Винсент знал, что владеет ситуацией, знала это и Тэль, но отметила, что мужчина даже не пытался демонстрировать собственное превосходство, рассчитывая на благоразумие и сообразительность новой знакомой. А если их в ней все же не окажется, то, что ж, его нож,  как бы невзначай оставленный на столе, более тесно познакомится с татуированной кожей - тоже как будто бы между делом.
Спокойствие леди Вайлет было иным - насмешливым, словно испытывающим терпение и действующим на нервы. Если Винсент взрастил в себе необходимую воину стойкость, то некромантка, казалось, была рождена такой и с годами только отточила характер до своеобразного совершенства. И Риш, почти абсолютно лишенная хладнокровия, находила это занятным.
Эти двое, казалось, могли общаться и вовсе не прибегая к словам, они обменивались взглядами, имевшими только им одним понятный смысл. Леди де Митти спрашивала о чем-то одними только глазами и словно читала ответ в темных глазах мужчины. Тэль и не пыталась угадывать, что таилось за этими переглядками - у нее и без того нашелся целый ворох тем для размышления - но не заметить какую-то особую близость между некроманткой и воином было невозможно. Такая связь не возникает спонтанно и быстро, столь высокий уровень взаимопонимания - результат обоюдной работы, порой требующей многих лет.
Услышав краткую сводку об отце Герберта, Тэль понимающе кивнула, не найдя ничего удивительного в том, какая судьба сложилась у молодого мага. Будь он по природе своей более стойким, возможно, итог вышел бы иным, но Ри прекрасно понимала, что рассудок у всех разный, надломить тонкую натуру было излишне просто, и Шелл-старший в этом преуспел, скорее всего, даже не ожидая подобного результата.
А вот на предложение Вайлет отправиться к отцу пироманта Тэ решительно мотнула головой. Не согласен был и Винсент:
- Нет, обращаться к старшему не станем, он может поднять помощников из церкви, тогда нам только помешают. И он может ускользнуть.
- Согласна с ним, - подтвердила Риш. - Сдать сына добровольно он вряд ли согласится, будет его прикрывать, спрячет, и даже если не из страха за его жизнь, так хотя бы из-за того позора, который обрушится на него самого. Только представьте, - она заговорила тише, чтобы не привлекать сторонних слушателей к разговору, - сынишка мецената, и кто он там еще, Шелла - поджигатель и убийца. Нас потом просто найдут где-то в сточных водах и, скорее всего, не смогут опознать, какая досада, - Тэль развела руками, картинно изображая удрученное удивление. - Я бы попробовала найти его без особого шума. А дальше, - она замялась, прикидывая, какие были возможны варианты развития событий. Перспектива не воодушевляла, но в ней все-таки теплилась невесть откуда взявшаяся надежда на какой-то благополучный исход. Но какой? - по ситуации. А письмо в гостинице, предлагаю прогуляться.
Едва только она успела договорить, как за спиной Вайлет возник некто, чей пьяный взгляд выражал вполне определенные намерения, а предложение не терпело отказов. Крупная ладонь бесцеремонно коснулась плеча некромантки, а рот продолжал извергать недвусмысленные намеки на совместное времяпрепровождение. Неужели само наличие рядом мужчины не намекало любителям сыграть в кости, что дама занята, и вряд ли предпочтет их компанию?
- Зря, зря, - чуть слышно сказала Тэль и помотала головой, прежде чем уставиться в необремененное интеллектом лицо незнакомца. Отсутствие стекляшки лишало ее уверенности, но едва ли она готова была продемонстрировать это хоть кому-то, а в особенности - обладателю столько липкого, сального взгляда. Такие персонажи были хорошо ей знакомы, а оттого вызывали почти физическое отторжение - они, как правило, не понимают разговорную речь, и договориться с ними можно только через демонстрацию собственной силы - физической ли, магической или моральной. Сколько юрких, цепких, потных от вожделения пальцев она выбила, отлепив их от собственных ягодиц?
Тэль выдохнула и перевела взгляд на Винсента в тот самый момент, когда он без лишних церемоний одним точным броском влепил бутылку в морду этого азартного игрока. Расшаркиваний он, похоже, действительно не любил. Риш прекрасно знала, что на этом стычка не закончится, а потому лишь ухмыльнулась, когда четыре руки хватили вояку и стянули с лавки, подтверждая ее догадку. Пока что их было трое - двое пытались удержать крепкое тело, а один успел нанести удар Винсенту в живот, в грудь или в лицо - Тэль не рассмотрела.
В голове Риш словно что-то щелкнуло. Сердце отозвалось пульсацией в затылке, губы плотно сжали окурок, ладонь в долю секунды вырвала нож из столешницы уложила ближе к Вайлет, а ноги сами подняли ее со скамьи. Секунда, и полупустой кувшин с их стола разбился о голову того, кто решил потренировать кулаки об удерживаемое тело. Силы в женских руках не хватило - мужик был достаточно крепок, чтобы удержаться на ногах, успев опереться на подвернувшийся на пути стул. И достаточно пьян, чтобы моментально отвлечься на новый раздражитель.
- Ты чо, сука, - рыкнул он, обернувшись на Тэль и тут же бросился в ее сторону.
Мужик был похож на медведя - такой же нескладный и неповоротливый. Огромная лапища толкнула Риш в плечо и надавила, укладывая ее спиной на стол. Сила на его стороне, но он пьян и невнимателен, заметил зажатую между пальцев пиромантки тлеющую сигарету только в тот момент, когда та уткнулась ему в щеку, оставляя болезненный ожог. Риш никогда не отличалась физической мощью, тягаться с мужчиной не могла, но была достаточно юркой, что и выручало каждый раз, когда она оказывалась в подобных ситуациях. Должно было выручить и сейчас.

+1

21

Ну что ж, она хотя бы попыталась предложить решить дело законным путем, но оба ее визави мыслили самым схожим образом - и решительно отказались обратиться к папаше неуемного поджигателя. И мотивы Винсента некромантке были ясны, как день - он брал на себя месть за всех сгоревших в двух пожарах. Но Тэль-то... по разумению Собирающей кости, Риш было бы выгоднее исчерпать инцидент через Шелла-старшего. Впрочем, разве что она горела желанием поквитаться с нерадивым учеником сама...
Не только у некромантов бывают дела не на жизнь, а насмерть с учениками.
Письмо так письмо.
Ския уже почти собиралась подниматься из-за стола, когда тяжелая, потная ладонь легла ей на плечо, и Черная Баронесса перевела на незнакомую конечность брезгливый взгляд. Обладатель лапы этого взгляда не видел, стоя за ее спиной и будучи уверенным в собственной абсолютной неотразимости.
Иногда алкоголь заменяет некоторым и критическое мышление, и чувство самосохранения, и попросту мозг.
— Может сыграем в кости за нашим столом, сеньоры?
Приподняв брови, некромантка посмотрела в сторону подобравшейся Тэль, обманчиво расслабленного Винсента, и хотела было развернуться, чтобы витиевато отбрить наглеца, когда просвистевшая бутылка саданула пьянчугу по лицу, заставляя его отшатнуться от Скии и яростно взреветь.
Ну почему все просто не могло закончиться нормально?!

Звон бутылки, отскочившей от физиономии пропойцы и разбившейся об пол, произвел на посетителей "Последней пинты" эффект разорвавшегося снаряда. Будто ожидая этого сигнала, приятели оскорбленного повскакали с мест, кто-то резво стащил Беду с лавки, потасовкой живо заинтересовалась и компания за дальним столом. Дружно, с какой-то готовностью, завизжала девица-подавальщица и шустро спряталась за стойку.
Госпожа Риш, преподавательница Ивлирской Академии, снова проявила взрывную сторону своей натуры, зарядив в голову одного из приятелей пострадавшего - и пострадавших от посуды стало уже двое. Тот, рыча, завалил было Тэль на стол, но тут же с воплем отпрянул, держась за прижженную сигаретой щеку.
Ския же успела схватить нож, оставленный Тэль, но медлила. Те, кого она обычно резала, как правило, не дергались, не орали и не пытались драться - смирненько лежали привязанными к разделочному столу. К тому же опыта трактирных драк у некромантки не было никакого - она всегда сторонилась подобных развлечений, справедливо полагая, что лично ей они ничем хорошим не грозят. Если Черная Баронесса вступала в бой - то била магией, а если магией - то почти всегда калечила или убивала.
Но если она вскипятит кровь кого-то из местных или сожжет его в зеленоватом мертвенном пламени, можно будет забыть не только о дальнейших поисках пироманта, но и о спокойной жизни.
И все же, скатившись поначалу со скамьи и присев чуть в стороне от заварушки, оставаться совсем безучастной некромантка не могла. Да и не позволили бы ей: драка набирала обороты, вовлекая всех, оказавшихся слишком близко. Словно с алхимического котла сорвало крышку - словно все эти люди только и ждали возможности почесать кулаки и выпустить пар.
Кто-то из подоспевших выпивох с дальнего стола шарахнул по морде одного из тех двоих, что удерживали Винсента, видимо, посчитав несправедливым расклад "двое на одного", и дальше за Беду у Черной Баронессы голова уже не болела. Если кто-то здесь и мог кого-то всерьез покалечить в обычной драке, так это столетний рыцарь несчастных пьянчуг, а никак не наоборот.
Удар кулака о твердую голову. Хруст. Кто-то заорал. На пол раздавленными ягодами упали первые капли крови из разбитого носа.
- А я говорила!.. - прошипела некромантка, распрямляясь. Но что именно она говорила, узнать уже не довелось: тот негалантный игрок в кости, которому первому прилетело бутылкой, снова сгреб ее за плечо. Глаза были шальные, зрачки - совсем узкие.
Ския наугад отмахнулась ножом Беды, и остро отточенное лезвие вспороло мужику кожу на щеке, почти под глазом. Тот взвыл, залившись кровью, но прежде, чем проморгался и осознал, что рана не опасна, разъяренная Черная Баронесса, сверкая глазами, сжала пальцы в особом жесте - будто белье выкручивала.
Только на пьяных такое проклятье и работает - необходимо изрядное количество алкоголя в крови, чтобы усилить его воздействие...
Искатель дамского общества внезапно побледнел до зелени, сделал нетвердый шаг в сторону, упал на колени - и его принялось выворачивать наизнанку. Так, словно он не бутылку в таверне пропустил, а без просыху пил целую неделю самое дешевое, самое мерзотное пойло.
В ближайшее время ему определенно будет не до драки.
Ския брезгливо отшатнулась, ища глазами Винсента и Тэль - и почти в тот же миг кто-то из ретивых бойцов с воплем рухнул, поскользнувшись на содержимом чужого богатого внутреннего мира.
Кажется, ей переставало нравиться это развлечение...

+2

22

О, дама была занята до тех пор, пока не поступало предложения понастойчивее. Сколько раз в пивных начинались разборки из-за симпатичных, фигуристых шлюх или из-за сочных, звонко вскрикивающих подавальщиц было не сосчитать. В полумраке заведения и под напором крепких напитков все, в том числе рамки приличия и правила общества, становились более расплывчатыми и менее понятными, и тогда телами двигали инстинкты. Пиромантка все-таки знала о таком больше черной волшебницы.
Возможно, именно поэтому чернокнижница избегала и брезговала посещать такие места, не подумал над этим, приятель? Ну а теперь впрягайся, чего уж поделать.

Ну почему все просто не могло закончиться нормально?!
Не могло по самой простой причине. И бритоголовая могла сказать, что слишком красивой и яркой в этом полумраке была белая шея бывшей баронессы на фоне копны черных волос, и слишком юрким был собственный зад пиромантки, который она выставила на всеобщее обозрение взбираясь на скамейку на уровень глаз всех остальных.

Твердый, как железо, кулак противника, влетел бессмертному подмышку и тот на несколько мгновений потерял способность вдыхать, пытаясь еще раз отыскать опору ногами. Но этот полученный удар был определенно точно на пользу воину – он подогревал ему кровь, заставляя мышцы наливаться камнем и конечности упрямее и быстрее шевелиться.
Вся эта до треска костей стандартная вакханалия происходила без сложных предложений и высокопарных слов, только крики, сипы, короткие, резкие ругательства и рык. Не о чем здесь было говорить, ей богу. Время нужно было тратить на совершенно иные, более материальные, кулачные действия.
- Ты чо, сука!
Винсент ощутил, как портвейн вместе с осколками кувшина попал на него, и противников стараниями вспыхнувшей пиромантки стало на время меньше.
Что ты творишь, бритоголовая, неужели зубы лишние нашла у себя во рту!
Как только Вал подоспел на выручку, отвлекая компаньона предложенца с поломанным бутылкой носом, стало намного проще. И оставшегося возле бродяги мужика, который все еще не отпустил его руку, он наградил ударом головы в морду, предварительно крепко притянув за видавшую виды тканевую куртку ближе. Но не успел повалиться на спину этот компаньон, со спины мечнику вновь прилетело – на него повалился картежник. И они переглянулись, и этого было достаточно, порядки и так были известны.  Винсент швырнул на стол попавшегося под руку незнакомца, кулак которого скользнул по плечу бессмертного.
О, эта забава скоро не закончится, ровно до тех пор, пока еще есть силы у присутствующих поднимать конечности. Владелец пивной встал на защиту стойки и бочек, размахивая ослопом - только ему можно было пользоваться в этой неразберихе оружием, пусть и без острых гвоздей, но с окончанием из металлических шляпок, способной выбить челюсть или парочку зубов, сломать руку или ногу.
Именно этой потасовки все эти пьяницы и ждали – кто же первым спустит тетиву. И это происходило в восьми случаях из десяти.

- Никаких ножей, слышишь, зашибут! – выкрикнул воин, выскакивая из толчеи и перепрыгивая через зря выпитое и в итоге вывернутое пойло, сгребая чародейку и по инерции преодолевая с ней несколько широких шагов ближе к выходу. Несмотря на потасовку вокруг и необходимости махать кулаками, бессмертный некромантку из поля зрения все-таки не выпустил.
Бродяга не задумываясь выкрутил свой нож из пальцев бывшей баронессы, как ядовитую змею, и швырнул его куда-то под ближайший стол. Если кто-то вступал в общую вакханалию с холодным оружием, а не просто красовался им или выставлял на стол, разговор с таким нарушителем был коротким, и против него выступали все единой волной.
- На улицу, я сейчас! – из носа воина текла кровь, но без этого никак, и глаза его пусть и сосредоточенные, но блестели. И он нырнул в этот шторм вновь, не забывая перед этим ударить носком сапога, поскользнувшегося на блевотине из чистейшего портвейна, но уперто поднимающегося грязного, теперь еще и воняющего пуще прежнего мужика. Нужно было еще вернуться за разошедшейся, но вступившейся кувшином пироманткой. Беда получил по морде и моментально ответил тем же, кажется, зашатался оставленный ранее без приятелей вокруг его зуб в конце нижней челюсти.
Выход из питейной был свободен, защищать его не было никакой нужды – все и так стремились в самый центр потасовки.
Нравилось или нет это развлечение, но в груди, приятельница, стучало так, как редко в жизни. Если в городе магов пьянил твою магическую сторону озоновый воздух, то мечника пьянил этот удушливый угар.

Медведь от пиромантки не отставал, приняв ожог сигаретой как самое недостойное унижение, и в итоге загнал бритоголовую между скамей. Но на него неожиданно навалился картежник Вол, припоминая всякую мать и прописывая между ребер. Винсент подключился не сразу, но они вдвоем повалили медведя на пол, прописывая сначала по ушам с разных сторон поочерёдно.
О, пива тебе картежнику проставлять и проставлять, приятель. И Вол это знал прекрасно, уже в голове записал.
- На выход, блядь, живее! – в приказном, отрезвляющем тоне гаркнул бродяга пиромантке, откидывая в сторону очередного противника вместе со скамьей. Бравых мужиков-оппонентов здесь было еще много, возможно и до самого рассвета, но задержаться мечнику сегодня было нельзя. Не вспыхнула сегодня «Последняя пинта» до, значит не вспыхнет и после, когда пыль и крики осядут и излишне пролитое, недопитое вино просочится через пол вниз.

Отредактировано Винсент де Крориум (07.07.2022 04:54)

+2

23

Да для того, чтобы пивная "Последняя пинта" перестала существовать, вовсе и не требовался, может, никакой разбушевавшийся пирокинетик. С задачей по разбитию мебели, посуды и морд прекрасно справлялись и сами ее завсегдатаи, которым и минуты не потребовалось, чтобы подхватить дух потасовки и начать массовое побоище.
Шум поднялся такой, что слышен был, наверное, на несколько кварталов вокруг, а таверна ходила ходуном - казалось, даже стены зашевелились, когда почти каждый из присутствующих нашел себе противника для честной битвы не на смерть, а хоть на один выбитый зуб или сломанный нос. Девки визжали - кто из страха (реального или, что скорее, наигранного), кто из желания подбодрить своего любимчика, вступившего в честный и бессмысленный бой с недругом (или же с другом - кто как). Мужики же орали - от боли или в боевом экстазе - и пускали в ход все, начиная от собственных конечностей и заканчивая предметами незамысловатого интерьера и обстановки. С грохотом падали стулья и двигались столы, звонко разлетались на куски бутылки и кружки, кто-то неподалеку опрокинул на голову оппонента тарелку с горячей похлебкой. Все в лучших традициях пьяной трактирной бойни.
Тэль эта картина вовсе не удивляла, много повидала она подобного еще в ранней юности, когда являлась в подобные заведения, чтобы удовлетворить требующий приключений бунтующий подростковый нрав и найти способ заработать легких денег. Тогда и раздевание на спор казалось ей забавным развлечением, и карточное шулерство шло в ход, и банальное соблазнение подпитых мужичков, алчущих общения с молодой, симпатичной и лишенной комплексов девицей. Сейчас же пиромантка умерила свой пыл - повзрослела, да и наскучили ей подобные развлечения, но случившийся спонтанно, когда она того не ожидала, беспорядок все-таки подогрел ей кровь, раззадорил.
Неуклюжее, но крепкое туловище не было намерено отступать, не мог же джентльмен такого рода допустить, чтобы в бесхитростной схватке над ним одержала верх какая-то мелкая, вертлявая женщина, да и отомстить ей за унижение и обожженную щеку очень уж хотелось. Огромный, размером с полголовы кулак занесся вверх для удара, и на мгновение в страхе замершей Риш стоило бы поблагодарить Луну за то, что мужика толкнули в спину ровно в ту секунду, когда костяшки должны были впечататься ей в лицо. Удар смазался, лишь по касательной задев щеку и подбородок, но и того хватило, чтобы нижняя губа окрасилась красным. Тэль, оттолкнувшись ногой от неповоротливой туши, вывернувшись, вскочила со стола и машинально прошлась языком по зубам - все на месте, и ладно.
- Ну ты упрямый, засранец, - прошипела она, когда тело вновь двинулось на нее. Эх, ей бы стекляшку, и дело решилось бы одним касанием раскаленной руки... Неудачное положение. За спиной - стена, по обе стороны - лавки, а впереди, с каждой долей секунды все ближе, - туша. Взяв за опору для рук спинки тяжелых деревянных лавок, Тэ крепко двинула ногой мужику в грудь, правда, сама едва не утеряла равновесие. Тот сместился и замялся в попытке продышаться, а там уже и подмога подоспела - кто-то накинулся на медведеподобного и принялся, как водиться, мутузить. Появился и Винсент, скоро подключившись к избиению.
- На выход, блядь, живее! - скомандовал он, в то время как Тэль как раз и пыталась оттолкнуть от себя случайно налетевшего на нее выпивоху, чтобы продвинуться к двери. Не то, чтобы она хотела задерживаться. Кого-то вывернуло, и теперь очередной боец был повержен лужей рвоты, уже размазанной по всему полу, и беспомощно барахтался, пытаясь подняться. Ри почти добралась до выхода, как в затылок врезался чей-то локоть - не слишком сильно, но больно же, сука! Развернувшись, она с силой толкнула своего нечаянного обидчика в спину, прямо в руки его оппонентам, и только потом выскочила за на улицу. Свежий воздух, наконец-то!
Леди де Митти уже стояла неподалеку и всматривалась в происходящее через окна и приоткрытую дверь. Тэль ведь могла бы запросто свернуть в сторону и шустро ретироваться в неизвестном направлении и, может быть, так поступил бы каждый здравомыслящий человек, обвиненный в непоправимом, но не могла же она оставить ценный артефакт в руках некромантки, верно же? Да и только ли в стекляшке было дело? Она подошла быстро, несколькими большими шагами преодолев расстояние, и в руке уже был зажат открытый портсигар. Разбитая губа и ноющий затылок заботили ее куда меньше, чем кулон в кармане Вайлет.
- Прикурить дай, - сказала она даже не прося, а требуя. - Одно касание из твоих рук. Ты как?

Отредактировано Тэль Риш (08.07.2022 09:28)

+2

24

— Никаких ножей, слышишь, зашибут! - Винсент возник невесть откуда, вынырнул из заварушки, подхватывая некромантку под локоть и вытаскивая окровавленное лезвие из ее руки. Увлек ее к выходу, как тараном расталкивая собственным телом кого-то, оказавшегося на пути.
- Да чтоб тебя!.. - возмутилась Ския, которой железные пальцы рыцаря сдавили руку, но времени протестовать не было. То есть, во всей этой неразберихе она, если следовать каким-то неписанным правилам завсегдатаев-выпивох, должна еще безропотной овцой подставляться под чужие кулаки и защищаться не вздумать?! Что за чушь!
Впрочем, в любой потасовке она привыкла доверять воину так же, как сам он оставлял на нее все, что касалось магии, не влезая со своими особо ценными замечаниями. И по правде говоря, без магии от Черной Баронессы не было здесь ровным счетом никакого проку - а магию, скорее всего, тоже нельзя было использовать.
Придумали себе развлечение, ха! Винсент, несмотря на кровавую юшку под носом, выглядел так, будто все происходящее доставляло ему определенное удовольствие.
А еще ее предпочтения называл извращенными...
— На улицу, я сейчас!
Ския юркнула в приоткрытую дверь, жадно вдохнула теплый, липкий, но все равно гораздо более свежий и сладкий воздух, чем в пивной. За ее спиной еще грохотали, орали и визжали, и Черная Баронесса поскорее отошла к противоположной стороне улицы, к кусту жимолости, ободранному посетителями "Последней пинты" в качестве закуски. Голова кружилась, но она, единственная из всей троицы, не пострадала в драке. Разве что платье помяла, но это, видит Луна, было меньшим из зол...

Через минуту на улицу выскочила ошалевшая Тэль с разбитой губой, дико огляделась по сторонам - в темных глазах еще не погас запал баталии, откуда ее выдернули, грудь под рубашкой бурно вздымается. Ския, ожидавшая, скрестив руки на груди, встретила ее своей привычной полуулыбкой уголком рта:
- Не знала, что вы так яростны в драке, госпожа преподаватель Академии...
— Прикурить дай, - Тэль без лишних пояснений протянула руку. - Одно касание из твоих рук. Ты как?
- Курение вредно, - хмыкнула Ския. Помедлила мгновение, затем все же вытащила из кармана стекляшку на цепочке. Винсент бы наверняка не одобрил, но некромантка была уверена, что волшебница не выхватит кулон и не сбежит. Не из того она была теста, это Собирающая кости раскусила еще в первую встречу. Тэль Риш была похожа на человека, который скорее ускользнет от долгих разъяснений, нежели от решительных действий, к тому же теперь они с Бедой все равно знали, кого искать, так что смысла искать его по отдельности не было. - Я цела, как видишь.
Палец Тэль ткнул в засветившийся алым и на миг потеплевший кулон, и магичка подожгла сигарету вспыхнувшим на кончике огоньком. Глубоко затянулась, выпустила в наливавшийся сумерками воздух сизый дым.
- А Винсент где? - Ския убрала стекляшку в карман, вытащила вместо нее безукоризненно чистый белый платок, отороченный кружевом, протянула Тэль, промокнуть разбитую губу. - Смотрю, вы с ним оба не прочь почесать кулаки...

Отредактировано Ския (08.07.2022 16:00)

+2

25

- А Винсент где?
Беда все-таки задержался внутри, решаясь получить еще пару кулаков, помочь картежникам и забрать свой улетевший под стол нож, который совсем недавно приводил в порядок несколько часов к ряду, заменяя треснувшую ручку и натачивая. И расшатавшийся без поддержки зуб ему все-таки выбили – хорошая плата за чужие.
Костяшки горели, тело ныло и пульсировало, ворот рубашки надорвали, но освобождение от накапливающейся тяжести сглаживало все эти моменты. Винсент выскочил-выпал из питейной, восстанавливая равновесие и вдыхая воздух полной грудью несмотря на ноющие мышцы и ребра. Внутри все еще было шумно, стены заведения вибрировали и светотени отражались в мутных окнах, кидая на землю снаружи нечто невообразимое, бесовское.
Бессмертный сплюнул на мостовую слюну и кровь, щупая языком новообразовавшийся кровавый провал в десне и довольно скалясь. Ничего, стоит ему помереть и зуб вернётся на место, в отличии от тех, которые он выбил остальным. Винсент заправил выбившуюся рубашку в штаны, вытер пальцами под носом, и, найдя глазами волшебниц на безопасном расстоянии, направился к ним.
Из окна пивной наконец вылетел стул, разбивая стекло на осколки и разносясь высоким, резким перезвоном. И за это окно придется платить тем, кто придет в сознание позже остальных, хей-хоп.
- Не много ли ты куришь? – отозвался мечник, приближаясь к женщинам и упирая в бока руки, все еще восстанавливая дыхание. Винсент кинул совсем не извиняющийся взгляд на чернокнижницу - «развлечения у нас разные, но это ведь ничего не меняет».
Не злись, некромантка, это всего лишь шалость и, может, несколько капель мужицкой защиты «своих территорий».

- У нас есть две новости. – он вновь сплюнул на землю.
- Хорошая – в «Последней пинте» поджигателя нет, и плохая – мы не знаем где он. – мечник пожал плечами, разводя все еще подрагивающие руки с разбитыми костяшками в сторону, и не оглянулся на пивную, когда из ранее разбитого окна вылетел один из посетителей, не способный в ближайшее время подняться.
И была еще плохая новость, которую Винсент не озвучил - ты так и не выпил чертов портвейн до дна, приятель.
- Мы там, кажется, на письмо планировали взглянуть, так что вперед, веди.

+2

26

- Может, однажды оно меня и убьет, - пробубнила Тэль в ответ на замечание госпожи в черном о вреде курения. Та совсем не спешила достать из кармана чужой артефакт. Может, считала небезопасной идею дать Риш коснуться стекляшки или раздумывала, как к этому отнесется до сих пор так и не вышедший из пивной воин, или же просто хотела подергать пироманту за и без того неспокойные нервы. Промедление совсем не нравилось Тэль, и терпение она начала терять с первой же секунды. Губы чуть напряглись, а выжидательный, внимательный взгляд устремился в глаза некромантки, Ри сделала звательный жест пальцами, призывая ее не затягивать момент. Кроме того, что сигарету в трактире она так и не докурила, затушив ее о щеку медведеподобного мужика, и получивший встряску организм требовал пару успокаивающих затяжек, ее словно бы тянуло к стекляшке, хотелось коснуться ее как можно скорее, убедиться, что она в порядке, не повреждена и не потеряна. Эти опасения самой Риш казались несколько излишними, иррациональными, но справиться с ними так запросто, усилием мысли она не могла. Лишь когда из кармана Вайлет показалась сначала цепочка, а потом некромантка медленно, словно издеваясь, вытащила и сам кулон, Тэль облегченно выдохнула, и уголки губ слегка приподнялись в полуулыбке. Одно касание, как и договаривались. Стекляшка, стоило только приблизить к ней руку, сверкнула всполохом ярких искр. Секундное прикосновение, и Тэль подчерпнула немного магии - как раз на один крошечный огонек на кончике пальца, который погас в тот момент, когда в легкие заполз терпкий табачный дым. Все честно - едва только прикурив, Тэль нехотя отвела взгляд от творения Вариэля Талмера. Пиромантка прикрыла глаза, выдохнув и тут же почувствовав, как с плеч спадает напряжение и чуть расслабляются руки. Артефакт был цел, и это, пожалуй, стало основной причиной ее успокоения. - Хорошо, что ты цела, - чуть помедлив, отозвалась Ри, присаживаясь на пыльную ступеньку у чьего-то дома.
- А Винсент где? - спросила леди де Митти, убирая стекляшку обратно.
- Ну, где-то там, - Риш кивнула на дверь пивной, за которой продолжалось пьяное безумие. - Он велел мне валить, пока сам людей в стороны разбрасывал, - усмехнулась Тэль, и в этот момент, стоило только улыбнуться пошире, почувствовала, что у нее действительно разбита губа. Пиромантка поморщилась и рефлекторно коснулась пальцами места удара. Перед ее лицом как нельзя кстати замаячил белоснежный платочек. - Где-то я уже что-то подобное видела, - она с хитрым прищуром взглянула на Вайлет, - Только мы местами поменялись. - В мыслях яркой картиной всплыл тот незначительный, мимолетный момент, когда она передала столь же чистый платок госпоже в черном, чтобы та хоть как-то привела себя в порядок после пожара. Тэль удивилась, однако, той точности, с которой воспоминания того вечера хранились в памяти.
- Смотрю, вы с ним оба не прочь почесать кулаки, - отметила Вайлет. Что ж, это факт, пожалуй.
Риш махнула рукой, в которой сжимала чужой платок.
- У меня давно не было такого опыта. Раньше - да, бывали моменты, - подтвердила она, - И нередко.
Чем больше проходило времени, секунда за секундой, тем отчетливее ощущалась боль от удара в лицо, тем навязчивее ныл затылок и чувствовался запах разлитого на одежду портвейна. Ри приложила белоснежную ткань к губе, стирая проступившую кровь.
- Синяк будет знатный, на полфизиономии. Надо бы помыться и переодеться, - фыркнула Тэль, принюхиваясь к рукаву собственной рубашки. - Если вы, - она указала в сторону трактира, в дверях которого как раз показалась знакомая фигура - воин выбрался, наконец, на улицу и теперь, подгоняемый разгоряченной кровью, устремился к ожидающим его спутницам. - не возражаете.
- Не много ли ты куришь? - спросил он не без сарказма в голосе.
Это что за коллективная забота о ее здоровье? Тэль хмыкнула.
- В самый раз. И потом, я не докурила предыдущую, - буднично ответила она, словно Винсента и в самом деле могли интересовать ее слова. - Отлично выглядишь, - заключила она, оценив внешний вид вояки, впрочем, прекрасно понимая, что и сама-то выглядела немногим лучше.
- У нас две новости. Хорошая – в «Последней пинте» поджигателя нет, и плохая – мы не знаем где он.
- Да они обе не очень, - помотала головой Тэль. - Будь он здесь, я бы не дала ему разгуляться с поджогом. А так, может, где-то прямо сейчас горит какой-то другой трактир. Город большой, есть, из чего выбрать.
- Мы там, кажется, на письмо планировали взглянуть, так что вперед, веди, - скомандовал Винсент.
Риш отозвалась коротким и несколько удрученным "угу" и неспешно, с явным нежеланием поднялась на ноги, которые все еще были чрезмерно напряжены.

Тэль старалась не останавливаться в дешевых тавернах в угоду личному комфорту, и Рон-дю-Буш давал широкий выбор мест для ночлега на любой вкус и кошелек. Ри предпочла гостиницу почти в центре города, чтобы иметь возможность без труда добраться до любой его точки. Как писалось в рекламных брошюрах, "Уютный дом" был не просто ночлежкой с незамысловатым названием, а  заведением, успевшим зарекомендовать себя за долгие двадцать лет существования как гостиница, дающая своим гостям возможность насладиться тишиной, покоем и отличным сервисом. Вежливый и ненавязчивый персонал, элитные напитки и отличная кухня, карточный клуб и просторные обновленные комнаты с видом на город - что еще нужно для качественного отдыха?
Приветливая улыбка с приятного лица строго одетой молодой женщины, что сидела за стойкой управляющего, медленно сползла, уступив место выражению тревоги, стоило только троице появиться на пороге. Ее внимательный взгляд, еще более красноречивый, чем в момент первой встречи с Риш, сначала устремился на уже знакомую ей гостью, потом она осмотрела Винсента и, наконец, уставилась на некромантку, как на единственную, кто выглядел подобающим образом.
Риш первая подошла к женщине и уложила руки на стойку.
- Добрый вечер, Мария. Тэль Риш, двадцать второй.
- А... - нахмурилась Мария, еще раз оглядев незнакомцев.
- А это мой конвой, - с улыбкой перебила ее Ри. - Мы ненадолго. Нужна горячая вода.
- Еще чего-нибудь желаете? Вам понадобится помощь лекаря? - кашлянув и придав лицу беспристрастный вид, управляющая сверилась с журналом и выложила на столешницу ключ. В ответ Тэль отрицательно помотала головой. - Можете воспользоваться ванной комнатой через пятнадцать минут. Хорошего вечера...? - с неопредленной интонацией произнесла женщина. Когда гости направились к лестнице, она, вытянув шею, с интересом и толикой беспокойства провожала их взглядом, пока они не скрылись из вида.
Тэль открыла дверь и переступила порог неосвещенной комнаты. В открытое окно ворвался поток теплого, пропахшего городской пылью воздуха, разбавляя устойчивый запах дорогого табака. Чуть помешках с непривычки, Ри бросила ключ на комод у двери, взяла оттуда спички и зажгла несколько свечей.
- Располагайтесь, - в наигранном, якобы полным гостеприимства жесте пиромантка обвела рукой комнату. Незастеленная с утра кровать, пустой стакан, под которым был зажат распечатанный конверт, и пепельница на тумбочке; на полу нашла свое место небольшая дорожная сумка, рядом с которой валялись кое-какие вещи, но на поверхностях не нашлось никакого мусора - комната, в которой Тэль провела всего одну ночь, выдавала в своей постоялеце несколько противоречивую натуру, она любила чистоту, но не умела, да и не находила особого смысла заботиться о порядке в своих вещах. - Так. Письмо и билет, - Тэль оглядела пространство, пытаясь сообразить, где в первую очередь следовало искать то, что должно было помочь ей снять с себя подозрения и вернуть артефакт. - Ага.
Конверт с тумбочки быстро перекочевал в руки некромантки. На нем стояли почтовые штампы с датами отправления и получения, были указаны адреса как получателя, так и автора письма.
- По этому его адресу старый заколоченный дом, нежилой. Может, Герберт соврал, а может, действительно обитает или обитал там какое-то время, но я его не застала. Соседи сказали, что здание уже лет десять как заброшено, и они никого не видели. Я не вламывалась, хотя, пожалуй, можно было бы, - прокомментировала Тэль. - Можем наведаться туда еще раз.
А вот с поиском билета было сложнее - он утратил актуальность в тот момент, когда Тэль сошла с поезда, и теперь пиромантка не была уверена, что не выбросила его машинально где-то в городе. Она вытряхнула содержимое сумки на кровать и принялась искать, и чем дольше билет не попадался ей на глаза, тем раздраженнее она перебрасывала вещи с одного края постели на другой. Наконец, на самом дне сумки среди каких-то бумаг она обнаружила смятый проездной документ и тут же протянула его Винсенту.
- Дата, время, место, печати контролеров, читай. Вчера утром я узнала о пожаре в пивной "Веселый кабан", или как там она называлась. Чуть позже - о случившемся в "Седьмой кружке". Кажется, третий поджог он мог бы устроить в "Последней пинте". - Ри перевела взгляд на Вайлет. - Видишь, он там пишет, что мать много лет тихо спивалась. Может, отсюда и ненависть к трактирам. Не знаю, возможно, госпожа Шелл имела пристрастие к дешевым портвейнам и пиву, иначе с чего бы его выбор пал именно на эти заведения, а не на элитные рестораны и магазины? Или же он уверен, что таким образом он очищает город от отребья, или что от сжигания пивных урона меньше, и его не так усердно будут искать. Без понятия, что у него в голове. Мне жаль парня, вообще-то. Найти мать повешенной в подсобке - это те еще впечатления. - Параллели проводились сами собой - вот ее мать, воскрешенная отцом и заново убитая рукой восьмилетней девочки. Вот мертвый отец, лежащий в кровати, будто бы спящий. Да, у них с Шеллом было немало общего, но только вот Тэль не сжигала людей направо и налево, но, быть может, лишь потому, что во времена личной трагедии была слишком мала, чтобы принять столь жестокое решение. - Слушайте, мне как-то неуютно. Когда я смогу получить стекляшку обратно?

+2

27

У Черной Баронессы было предостаточно странностей и привычек, которые большинство людей назвали бы ненормальными. Но не приподнять в молчаливом осуждении брови на курение Тэль или на драки Винсента она не могла: это ж милое дело - поупрекать кого-то в том, что его способ развлечения слишком вреден, слишком странен, тц-тц-тц, нельзя так...
Впрочем, как-то влиять на людей Ския не собиралась тем более.
— Хорошо, что ты цела.
- Могу сказать то же самое, - чуть улыбнулась некромантка.
— Где-то я уже что-то подобное видела... - Тэль прижала платок к кровоточащей губе.
- Я всегда отдаю долги. Обычно, - Ския пожала плечами, тоже припомнив тот момент у фонтана. Тогда она использовала платок, чтобы еще больше расположить к себе пиромантку и скрыть свое собственное участие в деле Вариэля Талмера. Сейчас этого не требовалось, но платок она все равно отдала. Тэль выглядела помятой и благоухала дешевым алкоголем, словно полжизни провела в "Последней пинте", а не забежала узнать информацию о своем ученике.
Как и они с рыцарем, как раз показавшимся в дверях. Выглядел он еще более побитым, чем пиромантка, но при этом парадоксально довольным жизнью, будто и не размазывал кровь по физиономии.
— У нас есть две новости...
Ския хмыкнула:
- Дай угадаю, мы вполне могли решить это недоразумение словами, как цивилизованные люди? - она прекрасно осознавала, что бугай, заинтересовавшийся ею и Тэль, не отошел бы так просто. Но она вполне могла бы вывернуть его наизнанку и раньше, до того, как Винсент устроил потасовку. С другой стороны, тогда у нее не было бы возможности ущипнуть его сейчас, а упустить ее она не могла.
А так новости и впрямь были "не очень": потеряли время и не нашли ученика Тэль. С другой стороны, нашли саму Тэль, а заполучить ее в союзники Ския была отнюдь не прочь, даже если Беде эта идея не слишком нравилась. Против пироманта, способного на волне психоза сжигать дома, лучше иметь другого пироманта, и гасить огонь встречным палом.
Оставалось только пойти следом за Тэль, чтобы поискать хоть какие-то зацепки в присланном ей письме.

Таверна была неплохой. Пожалуй, даже очень неплохой. Неплохой настолько, что девушка у входа, встречавшая гостей, почти сумела скрыть изумление, таращась на их колоритную троицу.
Вообще Ския не нуждалась в проверке билета пиромантки - по прошлому опыту общения с нею она уже уяснила, что уверенно соврать в таких вещах Тэль все равно бы не смогла. Будучи умелой лгуньей, Черная Баронесса наловчилась распознавать ложь других не хуже заправского сыщика, но Винсент пиромантке не доверял, и она вполне могла его понять.
— Располагайтесь...
Небрежно раскиданные вещи, много табака, письмо на тумбочке, которое Риш сразу передала Собирающей кости. Ския достала плотный лист бумаги из вскрытого конверта, повертела в руках и его, и само послание, и присела на край кровати, погрузившись в чтение.
Письмо было полно надрывных упреков юнца, находившегося на грани помешательства. Мир его не понимал, отец ненавидел, мать топилась в бутылке, и только обожаемая учительница еще способна была помочь. Сколько дешевой манипуляции... помогите мне, иначе весь мир об этом пожалеет.
Черная Баронесса вполне могла понять, что творилось на душе у мальчишки. Понять - но никак не пожалеть. Сама она, оказавшись в похожей ситуации и не находя поддержки со стороны, тоже избрала путь сопротивления, но если Герберт в охватившем его безумии сжигал на своем пути даже тех, кто не имел никакого к нему отношения, то юная Саския методично уничтожала именно тех, кто мешал ей. Кто из них двоих был лучше - риторический вопрос. Посмотрев на себя саму в прошлом глазами Винсента, некромантка могла бы сказать, что оба были теми еще мудилами.
— Можем наведаться туда еще раз...
- Можно, - задумчиво отозвалась Ския, пробегая письмо глазами. - Не вижу причин не обыскивать чужие дома, особенно если это схрон пироманта.
- Без понятия, что у него в голове. Мне жаль парня, вообще-то. Найти мать повешенной в подсобке — это те еще впечатления.
- Куча херни у него в голове, - авторитетно ответила Черная Баронесса, выпадая на мгновение из своего образа рафинированной аристократки. - Мало ли впечатлений в жизни... нежный какой. Еще и не то с людьми бывает, но почему-то никто не бежит жечь таверны...
Она умолкла, зацепившись глазами за строчку в письме. "Бездонный кубок испортил всю мою жизнь и всю жизнь моей матери..."
Что-то в этом было знакомое. Слишком знакомое.
- Бездонный кубок, - одними губами повторила некромантка, хмурясь. - Что?..
— Когда я смогу получить стекляшку обратно? - Тэль смотрела прямо на нее.
- Да, конечно, - рассеянно отозвалась Ския, все еще погруженная в свои мысли. На лбу между бровями пролегла тонкая морщинка. - Бери...
Она протянула артефакт обратно Тэль и внезапно вскинула взгляд на Винсента:
- Как знаток питейных заведений, скажи: носит ли какое-то из них название "Бездонный кубок"?

Отредактировано Ския (11.07.2022 09:09)

+2

28

- Может, однажды оно меня и убьет.
Нет, приятельница-пиромантка, быстрее тебя убьет твой очередной «огненный» необдуманный порыв, ну, или просто на бритую голову свалится нечто потяжелее.
- Отлично выглядишь.
- Ну разбитая морда мне идет куда больше. – не остался в стороне бессмертный, размазывая по бритой щеке медленно останавливающуюся кровь, которая принялась запекаться в носу, блокируя воздух. И никто, приятель, белого платка тебе не предложит, хей-хоп, не заслужил.

- Дай угадаю, мы вполне могли решить это недоразумение словами, как цивилизованные люди?
Это, приятельница, тебя надо поупрекать за то, что ты мертвых в подвалы свои тащишь, ай-яй.
- Цивилизованные люди в такие места не ходят. – отреагировал бессмертный на щипок, цокая языком и имея в виду и некроманту в том числе, ведь она пошла в пивную сама, никто силой не тянул.
Была ли пиромантка им союзником – вопрос висел для мечника в воздухе. Последняя сразу дала понять, что итоговые цели у них были разными. И разбитый кувшин о голову мордоворота не затмил этих слов, как и кулаки не выбили это из мозга бродяги.

- А так, может, где-то прямо сейчас горит какой-то другой трактир. Город большой, есть, из чего выбрать.
У Винсента был большой список пивных и трактиров, но он стараниями пироманта уже сократился. Где вспыхнет новый пожар или молодой маг забился в самую темную щель, осознав, что натворил?
И правда третья новость, озвученная бритоголовой, была такой себе, но они втроем не знали куда им кидаться, а нарезать круги по городу было крайне бесполезным занятием. Воину предположительно могло повезти, не будь он до костей награжден некромантской неудачей. Удачей было уже и то, что он остался жив после вакханалии в трактире.

«Уютный дом» был намного ближе и приятнее чернокнижнице, чем пивные воина или его жилище. Ну что с бывшей баронессы-то взять. Но Винсента это нисколько не заботило, он преспокойно мог остаться на ночь и на соломенном матрасе, и на широкой, мягкой перине. Главное в этом было совсем не это.
- Мы ненадолго. Нужна горячая вода.
О, кажется, женщины не были способны прожить без горячей воды и часа, и это не зависело от наличия волос на голове нисколько. Беда только тяжело выдохнул, молча разминая шею и ощущая, как несильно опухает челюсть снизу и место над бровью.
Слышала, некромантка, мы конвой. Не заключенной ли? Винсент кинул взгляд на чернокнижницу, выпячивая несильно нижнюю губу.
К счастью, их пропустили без расспросов и слишком большой показательной обеспокоенности.
- Так. Письмо и билет.
Беда все еще молчал, он ни разу не упомянул о билете, но пиромантка зациклилась на нем в стремлении доказать всем, что она не врет, она права. И с чего такое маниакальное рвение? Было в этих беспорядочных, быстрых поисках Тэль нечто ненормальное, неспокойное, как огонь, который метался по большой соломенной крыше под ветром.
Мечник опустился на кресло, складывая руки на животе и просто следя взглядом за бритоголовой. И он все больше убеждался, что иметь такую рядом означало носить в кармане разрывной снаряд с горящим фитилём. Бабахнуть могло в любую секунду.
- Можем наведаться туда еще раз.
- Под утро, когда он или вернется туда, или точно будет спать. – наконец отозвался бродяга после согласия бывшей баронессы, медленно качая головой из-за прихватившей с одной стороны шеи.

- Дата, время, место, печати контролеров.
Винсент неспешно принял билет, кинул на него взгляд и положил рядом на подлокотник. Его теперь после наблюдений за пироманткой билет не интересовал – он пытался понять, что ждать от нее и какие контрмеры в какой из множества ситуаций нужно было ему предпринять. И все они не были способны порадовать ни бритоголовую, ни чернокнижницу, имей она с чародейкой огня какие-то "незакрытые взаимоотношения".
- Мне жаль парня, вообще-то. Найти мать повешенной в подсобке — это те еще впечатления.
Беда несильно стиснул челюсти, в последний момент вспоминая о полученных ударах и выбитом зубе, и скривился. И «жаль» здесь было основным триггером. Человек из жалости в последний момент был способен отступить, опустить «руку с мечом». Но к большой удаче, воину было нисколько не жаль больного огненного ублюдка. И он взглянул на чернокнижницу, ожидая увидеть в зеленых глазах аналогичный отблеск. В противном случае проблем для справедливости бессмертного становилось больше.
- Мало ли впечатлений в жизни... нежный какой.
Но кажется поводов для беспокойства у мечника все-таки не было. Черная волшебница знала, что за все нужно было платить, как платила и она сама.
В противном случае, приятельница-погорелица, получается какая-то однобокая справедливость, не так ли?

- Когда я смогу получить стекляшку обратно?
- Бери...
Винсент приложил побитый кулак к губам, в последний момент закрывая свой рот. Нужно ли было точно возвращать пиромантке амулет сейчас, когда последняя сама не знала, что ей делать, руководствуясь то жалостью, то желанием приструнить своего разбушевавшегося ученика? Но здесь решал не бессмертный, и он прекрасно это понимал.
- Как знаток питейных заведений, скажи: носит ли какое-то из них название «Бездонный кубок»?
- О, на него тебе нужно иметь поистине тугой кошелек. – протянул воин, вставая с места и подходя к черной волшебнице, забирая у нее письмо и быстро читая кривые, надрывные строчки.
- Но внутрь меня в таком состоянии без плаща и мундира не пустят. Насчет бритоголовой я не уверен. Есть идеи как в случае чего ему перекрыть огонь, если он там? – он потер пульсирующие ребра, ощущая их острее, как только кровь вновь принялась остывать после пивной вакханалии.
Была ли в мастерской чернокнижницы нужная вещь, и если да, то приглашать в гости пиромантку все-таки не стоило. Тогда Вайлет слишком быстро перестанет быть, превращаясь в целительницу Скию.

Отредактировано Винсент де Крориум (11.07.2022 23:55)

+2

29

Как можно было относиться к поджигателю? Ненавидеть его? Бояться? Презирать? Постараться обелить его, пожалеть или желать убить?
Тэль не собиралась примерять на себя образ всепрощающей благочестивой девы и смиренно принимать чужие грехи, она не хотела искать оправданий, но это вовсе не мешало ей не источать ненависть и испытывать сострадание. Она ведь знала Герберта застенчивым, зажатым в угол юношей, она разговаривала с ним, пытаясь понять и наставить на верный путь, и никак не ожидала, что ее попытки закончатся так. Да, она была зла, ей претило все, с чем она столкнулась в Рон-дю-Буше, а действия Шелла считала не только непозволительными, но и непростительными. Переступивший черту пирокинетик должен был понести наказание, пожалуй, его стоило бы возвести на плаху, но этот факт вовсе не умалял того сожаления, что чувствовала Тэль. Она и рада была бы приехать раньше, успеть предотвратить необратимое, и, да, она ощущала вину за то, что происходило. Как будто она недосмотрела, недосказала чего-то важного, не смогла уследить, вовремя отреагировать, помешать. Будто не тонкая психика молодого мага была тому виной, не холодные родители и их жестокость в адрес недолюбленного сына, а Риш, волей случая оказавшаяся рядом с Шеллом и не сумевшая помочь. Это был дурацкий комплекс родом из детства, он и заставлял ее взваливать на свои плечи неподъемный вес чувства вины и ответственности за чужие действия, и от этого пиромантка раздражалась только сильнее.
Риш поморщилась, уловив критическую позицию своих гостей и их категорическое несогласие с ее словами о жалости.
- Ну да, нежный, - огрызнулась Тэль, бросив острый взгляд на Вайлет. - Кто-то не бежит, а кто-то - Герберт. Я не собираюсь обелять его и рассказывать, какой он хороший мальчик, но! - Она машинально по-учительски подняла вверх указательный палец. - Он же не просто так начал все это. А впрочем, - отмахнулась она, мельком глянув и на расположившегося в кресле Винсента. Ее слова, сколько бы она их ни сказала, не значили и не стоили ничего - ее собеседники имели четкое мнение и были непоколебимы, так что Ри не нашла смысла в том, чтобы продолжать свои рассуждения вслух.
Вайлет нашла в тексте письма что-то занятное, не сразу среагировала на вопрос Тэль об артефакте, а когда опомнилась, с несвойственной ей растерянностью достала его из кармана и протянула Ри. Стекляшка небрежно повисла на цепочке, зажатой в тонких пальцах некромантки, и стоило только хозяйке протянуть к ней руку, словно ожила, расплескивая внутри себя огненные искры. Пиромантка мягко, даже с нежностью, будто боялась сломать, забрала кулон и поспешила надеть его на шею. Он отозвался приятным теплом на коже, когда Ри спрятала его под рубашку.
Тэль присела рядом с Вайлет и заглянула в знакомый текст, стараясь отыскать момент, который мог вызвать у некромантки это странное смятение.
- Как знаток питейных заведений, скажи: носит ли какое-то из них название «Бездонный кубок»?
Ах, вот оно что. На это мельком проскользнувшее в тексте название Тэль не обратила, да и не могла бы обратить свое внимание. Оно ведь использовалось как метафора, всего единожды, не давая возможности человеку, не знавшему город, принять его за зацепку. Рассчитывал ли Герберт, что пиромантка поймет, или специально играл с ней, давая намек, который она не могла разгадать?
- О, на него тебе нужно иметь поистине тугой кошелек, - ответил воин своей подруге и поднялся, чтобы лично взглянуть на письмо. - Но внутрь меня в таком состоянии без плаща и мундира не пустят. Насчет бритоголовой я не уверен.
- Меня пустят. - Уверенно кивнула Риш. - Я найду способ.
- Есть идеи как в случае чего ему перекрыть огонь, если он там? - спросил Винсент.
- Я могу сдержать, но не перекрыть, - задумалась пиромантка, и рука сама собой потянулась к ушибленному затылку. Коснувшись места удара, Тэль поморщилась и цыкнула. - Черная ольха помогла бы, но за нее нам никто из присутствующих в "Кубке" магов спасибо не скажет. Я бы тоже предпочла избежать взаимодействия с ней. Если, - она сделала явный акцент на этом слове, - Шелл будет там, то нужно выманить его на улицу. И ольху еще надо найти и приготовить. У вас есть знакомые зельевары? - спросила Ри, даже не подозревая, что у нее, только-только приехавшей в город, тоже есть одна такая знакомая.

+2

30

Справедливость...
Обычно поиски справедливости - удел юнцов вроде Герберта Шелла, которые весь мир все еще видят в черно-белых тонах, проводя резкие границы между, на их взгляд, правильным и неправильным. С годами тяга к справедливости зарастает цинизмом, грани черного и белого размываются, мир обретает множество новых оттенков, и единственная справедливость, которой жаждет душа - это справедливость в отношении себя самого.
Что неизменно интриговало некромантку в Винсенте - так это то, что столетний воин до сих пор верил в справедливость, пусть и нес ее по-своему и видел весьма специфически. Месть за Бланку, самобичевание в отношении собственного сына, убийство барона де Энваля, и теперь вот охота на пироманта - в какой-то степени все это было отражением его справедливости.
Тэль была чем-то похожа в этом на Бессмертного, но в силу юного возраста не отрастила еще циничную броню, не могла спокойно думать о самом простом и понятном способе устранения свихнувшегося ученика, и Ския не винила ее в этом и не настаивала на своей позиции. По лицу Винсента, по его каменному, тяжелому молчанию она уже понимала, что они с рыцарем вдвоем пришли к одному и тому же решению.
Тэль определенно будет против и попытается помешать. Но без Тэль пироманта и не выманить.
Непростая ситуация.

А вот слова Винсента о "Бездонном кубке" подтвердили догадки Черной Баронессы: если Герберт и в самом деле имел в виду одно из богатейших заведений во всем Рон-дю-Буше, то именно эта таверна станет финалом. На взгляд некромантки, все сходилось - его мать принадлежала к тем кругам, которые вполне могли тратить деньги в подобных тавернах. А запутавшийся разум юноши мог сделать именно "Бездонный кубок" причиной материнского самоубийства.
— Но внутрь меня в таком состоянии без плаща и мундира не пустят.
- Я же сходила с тобой продегустировать портвейн, - усмехнулась Ския, чуть склонив голову набок. - Отчего бы и тебе не сходить со мной в заведение поприличнее? Только без мордобоя и в мундире...
— Меня пустят. Я найду способ, - Тэль, решительная, с разбитой губой, не выглядела человеком, который выпивает в подобных заведениях, но вполне выглядела тем, кто и вправду найдет способ.
Собирающая кости только улыбнулась, вспомнив, какое впечатление пиромантка в мужском сюртуке производила на балу в честь Вариэля. Пожалуй, отказать магичке из Академии холуям из "Кубка" будет в самом деле сложно.
- Тогда не скрывайся, - предложила Ския Тэль. - Если Шелл следит за тобой, то пусть заметит. Пусть поймет, где ты, и куда идешь, возможно, он захочет с тобой поговорить. Нас двоих он и в глаза никогда не видел, но мы будем начеку и рядом...
- У вас есть знакомые зельевары?
- Если тебе сгодится моя ничем не выдающаяся персона, я вполне смогу приготовить зелье Черной Ольхи к вечеру, - некромантка в притворной скромности опустила ресницы. - На присутствующих магов мне наплевать с Обзорной башни Солгарда, но самим лишиться магии не хотелось бы. Лучше, если получится выманить Шелла на улицу или назначить ему встречу где-то в безлюдном месте, но это уже по ситуации.
"По ситуации" она слегка лукавила. Из них троих Винсент уверенно обходился без магии вообще, и даже если они с Тэль будут каким-то образом обездвижены, рыцарь свернет мальчишке шею и голыми руками. В этом она не сомневалась.
Правда, в этом случае могут возникнуть новые проблемы. Много новых проблем: с законом, с семьей Шеллов и с самой госпожой Риш. Проблем Ския, по возможности, хотела бы избежать.
- У нас есть... часа четыре-пять до вечера, - прикинула некромантка, вставая на ноги. - Хватит, чтобы подготовиться и встретиться у "Бездонного кубка"?
Вопрос был больше риторическим. Что им еще оставалось?

***
- Я все твои вопросы читаю по лицу, - Черная Баронесса прикрыла дверь в свою лавку и обернулась к Бессмертному с привычной полуулыбкой. - Задавай, я пока займусь "Ольхой" и твоим помятым видом...
Вдвоем с Винсентом они вернулись в лавку целительницы, договорившись встретиться с Тэль на месте. Ския почти не сомневалась, что неугомонная пиромантка придет туда раньше, но действовала без суеты и спешки. Ополоснула в воде лицо и руки, осмотрела ссадины, полученные рыцарем в драке, снова смазала его побитое и обожженное лицо мазью, обработала отваром разбитые костяшки и заставила всунуть в рот, на место выбитого зуба, специальный тампон, пропитанный заживляющим раствором.
Настойка Черной Ольхи была дорогой штукой, но ингредиенты у Собирающей кости имелись, и вскоре зелье темно-серого, словно болотная грязь, цвета, уже неспешно пузырилось в колбе над разведенным огнем, а сама Ския постоянно следила, чтобы настой не закипел, что было губительно для сложного состава.
- Я постараюсь успеть сделать и нейтрализатор для него, который нам нужно будет выпить заранее, - Черная Баронесса, как заправская ведьма, помешала настой специальной ложкой на длинной костяной рукояти. - А вот Тэль... я не знаю, что она будет делать. Она непредсказуема, как огонь.
Она убрала ложку и повернулась к Бессмертному.
- Год назад мне перепал один заказ - ничего сложного. Слишком рано умер богатенький братец, наследство нужно было переписать, поэтому братца предлагалось поднять из мертвых, чтобы он сделал это на глазах у всех и при куче свидетелей. Все были вусмерть пьяны, и на моего подопечного гостям было наплевать, пока не появилась Тэль...
Обещала рассказать все, как есть - что уж теперь скрывать. Она, собственно, и не слишком таила от Винсента то, на чем на самом деле зарабатывает деньги под прикрытием аптекарской лавки. Кому и понять, как не ему, в бесконечно долгой жизни которого было много не вполне законных и вовсе уж незаконных дел.
- Она знала его, как облупленного, и хотя ее никто не ожидал увидеть, раскусила и его, и меня. Но не сдала и не рассказала никому. Иногда я до сих пор гадаю, почему именно она этого не сделала. Неужели только из-за моего обаяния, - некромантка невесело усмехнулась. Она знала, что понравилась Тэль, и понимала, что воспользовалась этим в собственных целях. Получится ли провернуть такое второй раз - Луна знает. - Так или иначе, а вместо меня Тэль огненно отыгралась на особняке наследников, и вытащила меня оттуда, когда я не смогла найти выход. Как видишь, кое в чем она со своим учеником похожа - полыхнуть может у них обоих. Так что в "Бездонном кубке" нужно быть вдвойне осторожными. Но мне бы не хотелось вредить лично ей. Все же кое-чем я ей обязана, сам понимаешь...

Отредактировано Ския (14.07.2022 12:30)

+2


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [24 Разгар 1055] Из искры


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно