05.06. Доступ к гостевой для гостей вновь открыт. 14.05. Временно закрыта возможность гостям писать в гостевой. Писать сообщения можно через профиль рекламы (Ворон), либо зарегистрировавшись. 14.04. Регистрация на форуме и подача анкет возобновлены. 07.04. Можно ознакомиться с итогами обновления, некоторые мелкие детали будут доработаны.

В день Чернолуния полагается завесить все зеркала и ни в коем случае не смотреть на собственное отражение.

Лучше всегда носить при себе зеркальце чтобы защититься от нечистой силы и проклятий.

Некоторые порождения дикой магии могут свободно проходить сквозь стены.

В Солгарде все желающие могут оформить заявку на тур по тавернам, включающий в себя 10 уникальных заведений со всех уголков мира, и посещение их всех в один день!

Дикая роза на крышке гроба запрет вампира внутри.

В центре опустевшей деревушки подле Фортуны стоит колодец, на бортиках которого грубо нацарапана фраза на эльфийском: «Цена должна быть уплачена».

Старый лес в окрестностях Ольдемора изменился. Звери изменились вместе с ним. Теперь их нужно убивать дважды.

В провинции Хельдемора не стихает молва о страшной угрозе, поджидающей путников на болоте, однако... всякий раз, когда туда прибывали нанятые охотники, они попадали в вполне себе мирную деревеньку.

Беда! Склеп мэра одного небольшого города возле Рон-дю-Буша едва ли не полностью ушел под землю после землятресения. Лежавшие там мирно тела... пропали.

В окрестностях Рон-дю-Буша есть примечательный город, главная особенность которого — кладбище. Поговорите с настоятелем местной церкви и он непременно отыщет для вас могилу... с вашим именем.

Известный мастер ищет бравого героя, дабы увековечить его благородный лик в камне.

Тролль, которого видели недалеко от деревни на болотах, говорит на общем языке и дает разумные советы напуганным путешественникам, встречающих его на пути.

Книги в большой библиотеке при ольдеморской консерватории начали разговаривать, и болтают они преимущественно друг с другом.

В Керноа кто-то повадился убивать горожан. Обнаруживший неизменно замечает, что из тел убитых растут... зеленые кусты.

В Эльмондо обрел популярность торговец, раз в период заглядывающий в столицу и предлагающий всем желающим приобрести удивительно умных зверей. Правда все чаще звучат голоса тех покупателей, которые утверждают, будто иной раз животные ведут себя странно.

Если в Новолуние поставить зажженную свечу на перекресток - можно привлечь Мертвого Феникса, который исполнит любое желание.

Некоторые представители расы шадд странным образом не нуждаются во сне - они вполне могут заболтать вас до смерти!

Эльфы просто обожают декорировать свое жилье и неравнодушны к драгоценностям.

Дворфы никогда не бывают пьяны, что говорится, «в зюзю». А вот гномы напиваются с полкружки пива.

Бросьте ночью 12 Расцвета в воду синие анемоны, подвязанные алой лентой, и в чьих руках они окажутся, с тем вас навек свяжет судьба.

Оборотни не выносят запах ладана и воска.

В Сонном море существуют целые пиратские города! Ничего удивительного, что торговые корабли никогда не ходят в этом направлении.

Хельдемор не отличается сильным флотом: портовые города в гигантском королевстве ничтожно малы!

Положите аркану Луна под подушку в полнолуние чтобы увидеть сон о будущем!

Благословение Луны, которым владеют представители Фэй-Ул, способно исцелить от любого проклятия в течении трех дней после его наложения.

Джинны огня дарят пламя, закованное в магический кристалл, в качестве признания в любви.

В Маяке Скорби обитает призрак водного джинна, который вот уже пятьдесят лет ждет свою возлюбленную и топит каждого, чья нога ступит в воды озера, окружающего маяк.

Фэй-Ул пьянеют от молока, а их дети не нуждаются в пище первые годы жизни - главное, чтобы ребенок находился под Луной.

Самой вкусной для вампиров является кровь их родственников.

Свадьбы в Аркануме проводятся ночью, похороны - днем. Исключение: день Чернолуния, когда ночью можно только хоронить.

В лесу Слез часто пропадают дети, а взрослый путник легко может заблудиться. Очевидцы рассказывают, что призрачный музыкант в праздничной ливрее играет всем заблудшим на флейте, и звук доносится со стороны тропы. А некоторым он предлагает поучаствовать в полуночном балу.

Не соглашайтесь на предложение сократить дорогу от незнакомых путников.

На острове Чайки стоит роскошный особняк, в котором никогда нет людей. Иногда оттуда виден свет, а чей-то голос эхом отдается в коридорах. Говорят что каждый, кто переступит порог, будет всеми забыт.

Озеро Лунная Купель в Лосс'Истэль полностью состоит не из воды, а из лучшего вина, которое опьяняет сладким вкусом!

Утеха стала приютом целым двум ковенам ведьм: неужто им здесь медом намазано?

В языке эльфов нет слова, обозначающего развод.

По ночам кто-то ошивается у кладбищ подле Руин Иллюзий.

В Фортуне дают три телеги золота в придачу тому, кто согласен жениться на дочери маркиза.

В Белфанте очень не любят культистов.

Не стоит покупать оружие у златоперого зверолюда, коли жизнь дорога.

Кто-то оставил лошадь умирать в лесу Ласточки, а та взяла и на второй день заговорила.

Храм Калтэя называют проклятым, потому что в статую древнего божества вселился злой дух и не дает покоя ныне живущим. Благо, живут подле статуи только культисты.

В Озофе то и дело, вот уже десять лет, слышится звон колоколов в день Полнолуния.

Жители утверждают, будто бы портрет леди Марлеам в их городке Вилмор разговаривает и даже дает им указания.

Чем зеленее орк, тем он сильнее и выносливее.

У водопада Дорн-Блю в Ольдеморе живут джинны воды и все, до единого - дивной красоты.

На Ивлире ежегодно в период Претишья происходит турнир воинов. В этом году поучаствует сам сэр Александер Локхард - личный охранник ее Величества королевы Маргарет!

Все аристократы отличаются бледностью кожи, да вот только в Рон-Дю-Буше эти господы будто бы и вовсе солнца не знают.

В мире до сих пор существуют настоящие фэйри, да вот только отличить их от любого другого существа - невозможно!

Фэй-Ул настолько редки, что являются настоящей диковинкой для всего Аркануме. А на диковинки большой спрос. Особенно на черном рынке...

18 Бурана дверь королевского дворца Хельдемора распахивается всем желающим, бал в ночь Первой Луны.

В 15-20 числах в Лосс'Истэле происходит Великая Ярмарка Искусств - это единственный день, когда эльфы позволяют пройти через стену всем.

10 Безмятежья отмечается один из главных праздников - самая длинная ночь года. в Рон-дю-Буше проводится Большой Маскарад.

42 Расцвет - день Солнцестояния, неофициальный праздник Пылающих Маков в Ольдеморе, когда молодые люди ищут цветок папоротника и гадают.

22 Разгара отмечается Урожайный Вал в Фортуне.

Каждую ночь спящие жители Кортелий подле Утехи выбираются из своих постелей, спускаются к неестественно синему озеру и ходят по его песчаному дну. Поутру их тела всплывают, а селяне всерьез боятся спать.

Арканум. Тени Луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [Опочивальня 1058] In umbra Luna est


[Опочивальня 1058] In umbra Luna est

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

In umbra Luna est

https://i.imgur.com/QSvWPQh.png

Озки х Марроу

Хельдемор


"Дом Змея творит свои темные делишки не только под светом Солнца, но и под светом Луны. А некоторые и без света справляются..."

Отредактировано Марроу (05.06.2022 01:47)

+1

2

По крышам добежать до дома Озки было проще простого. Там не было лошадей и людей, под ноги которым можно было легко попасть. Солнце уже скрылось за горизонтом и далекие лучи не обжигали чувствительную шкуру.
Квартал сменялся кварталом. Марроу уже пересек Фонарную улицу, обойдя таким образом небольшой парк, когда какое-то смутное предчувствие заставило его замереть и насторожится. Вдруг фэй-ул не захочет его видеть? Кажется, последний раз они немного поссорились...

Предварительно немного напившись...

Кот моргнул, нервно дернув ухом и оглядываясь через плечо. Нет, глупость какая - если Марроу не помнит, чем те возлияния закончились, то и Озки вряд ли. Значит надо замотать сопли в кулак и отбросить сомнения по поводу того, что еще не произошло. А то так можно залипнуть, например, вон на ту трубу и просидеть до рассвета, пока солнце задницу не припечет. С вампиром это уже случалось и не раз, копаться в себе он любил.


- МЯУ!! - Говорил он вроде бы одно, но в его тоне явно проскальзывало что-то нецензурное. Вампир сначала потыкался в круглое, цветное стекло, пытаясь привлечь внимание Озки. Но тот был слишком занят разговором с какой-то дамой явно высокого статуса, если учесть качество ее одежды.

- МА-А-АУ!!! - С воистину кошачьей истерией в голосе повторил Марроу, на этот раз прыгая на ручку входной двери. Когда его задние лапы вновь коснулись каменной плиты, дверь открылась и из нее выплыла довольная дама.

- Мастер Озки, спасибо вам еще раз, я безмерно ценю вашу помощь! -
Щебетала она, поправляя плащ. На другом конце улицы ее ждал экипаж. - Не забудьте что эту расписку нужно отнести в банк на Дубовой улице, а не на Золотую! Хитрый Брегленан там берет налог больше, чем положено... Ой, какая кошечка! - Она развернулась и уставилась на вампира, с горестной мордой смотрящего то на нее, то на фэй-ул.

- Ма-а-ау... - Вздохнул Завтэ, развернувшись спиной.

- Ой, это не кошечка! Надо же, трехцветный котик, какая прелесть!

"Да пусти ты меня уже!" Бросил он злой взгляд на Озки за ее спиной, но вслух лишь уныло мявкнул.

+2

3

Уста-а-ал, как же он устал!.. И не выспался толком, и забегался в работе допоздна. Это вот ещё… Но госпоже ле`Крайден не то, чтобы просто так не откажешь, несмотря на всю щепетильность дела, Озки если бы даже хотел отказать – не смог из уважения к чужому горю и искреннему желанию помочь. Хотя беда-то там, подумаешь, прыщи в интересных местах… Кошка?

Фэй-ул вытянул шею, птичьи встрепенувшись и только сейчас обратив внимание на то, что его отвлекало всё это время.

– Разумеется, госпожа ле`Крайден. Дубовая улица, – смиренно повторил он словно уже далеко не в первый раз, – к мистеру Лахтаньо исключительно. Буду ждать вас через неделю с хорошими новостями, – улыбнулся целитель, провожая взглядом женщину, – довольно приятную как внешне, так и внутренне, если не считать некоторых заскоков, что, в общем-то, простительно, – и плавно смещаясь ниже, к её ногам, на пятнистую фигуру животного за дверью.

– Ох, котик вновь пришел. Впустите, впустите его, любезная. Это мой добрый гость, – почти нараспев протянул фэй-ул; зрачки его заметно сузились.
- Вы слишком добры, - пожурила Озки дама, - всех бродячих кошек не прокормишь.
- Кто, если не мы, госпожа, - вздохнул целитель, чуть поклонившись на прощание. Женщина рассмеялась: её настроение явно было на высоте. Проводив её взглядом, фэй-ул выудил из кармана сверток с самокрутками, повертел меж пальцев и, тихо бросив буквально под нос заклятье, тут же раскурил одну, попутно пропуская кота в дом вперед себя и заходя следом. Терпкий сладковатый аромат шлейфом проскользнул в закрывающуюся дверь.

Видеть приятеля Озки был рад, хотя с прошлой встречи у него и остался неприятный осадочек. С другой стороны, что было то прошло, да и разбрасываться существами, которые тебе всё же в большей степени приятны – дело не самое разумное.

- Ну что, кошечка, - сделав пару затяжек, вздохнул фэй-ул устало (нет, день всё-таки действительно выдался на редкость паскудным), - угостить тебя молочком, - он не удержался и хмыкнул, веселясь, - или чем покрепче?

Съёмный домик был небольшим и представлял собой в большей степени аптеку, совмещенную с жилой частью. С небольшим палисадником и размещённой на крохотном участке пристройке-оранжерее. Сейчас аптека был закрыта, а сами они вошли со стороны чёрного входа, где небольшой коридорчик, заваленный коврами еще прошлыми жильцами, вильнув в официально-деловую часть дома, внезапно выводил в относительно небольшую светлую кухоньку. Диван на этой кухоньке был мягким и ценился Озки за уют и огромное количество подушек, которое могло на оном разместиться. Ну, и не только подушек при желании...

Озки очень любил комфорт, лишаясь его довольно часто. Счастье-то оно в чём, в мелочах и текущем моменте – поймай только. А будешь проще ко всему относиться – и ловить станет не в пример легче.

Озки уселся на излюбленный диван и прикрыл глаза, втягивая в лёгкие дым. Нужно несколько минут, чтобы прийти в себя. А потом он весь внимание. Вряд ли Марроу заглянул к нему просто так.

Или он ошибается?

+2

4

Марроу вздохнул - совсем не по-кошачьи - и проводил ее тяжелым взглядом. Потом он поднял голову и мрачно посмотрел на Озки, быстро юркнув между его лап в дом.
Мысленно Марроу опять осудил себя, что тогда открыл свою небольшую... особенность этому существу. С другой стороны, Озки это особо и не волновало (наверняка, потому что кровь фэй-ул ядовитая!), а Завтэ было намного легче без дурацких секретов.

Вот такой вот парадокс: секреты он не любил, но погряз по них по самые уши, уже не всегда различая, где его, а где - чужие. От этой мысли ему вдруг стало совсем грустно. Он ведь тоже мог сейчас мог иметь жену с детьми как его старшие браться. Быть бардом или актером, а может быть уже и хозяином какой-нибудь небольшой труппы. Или театра...
Или не небольшого, а огромного и сверкающего, как "Золотой Дракон" в Солгарде...

Вместо этого он в облике помойных зверей должен ковыряться в чужом белье.
Марроу совсем горько вздохнул и силуэт его вспыхнул черным дымом, чтобы в следующее мгновение собраться в его обычный облик. Он тряхнул темными волосами и несколько секунд смотрел перед собой, словно пытаясь осознать, что происходит.
На вопрос Озки он не ответил. Лишь склонил голову на бок и развернулся, продемонстрировав Озки разорванное предплечье.

- Собака. - Мрачно ответил вампир, до того, как фэй-ул спросил. - Я не заметил охранявшего дом волкодава и вот что получилось... - Он осторожно пощупал жуткого вида укус и резко оторвал от раны остаток рукава.

+2

5

Кот лопнул. По крайней мере, так привиделось Озки. Съёжился прямо в движении, смазался и молчаливо, с какой-то даже невыразимой то ли тоской, то ли укоризной лопнул, брызгая в стороны черным дымом, что тотчас скрутился в иную фигуру, более привычную и удобную для бесед и действий иного толка.

Ноксиэ поправил ткань рубашки – сейчас он был одет не в пример легче, чем обычно: рабочая одежда требовала меньшей вычурности и более стесняла движения, более облегала, чем привычные ему балахоны; медленно вильнул хвостом, сметая сухие травинки, нет-нет, да попадавшиеся на полу. Ещё не подметал. Не успел, забегался. Фэй-ул потёр подбородок, прикусывая скрученную бумагу с тлеющими травами внутри, голову наклонил, изучая выражение лица Марроу.
Затем мазнул взглядом по шее и плечу.

– М-м-м… – вопросов задавать смысла не имело: вампир предусмотрительно выдал пояснительную.
– Серьёзно? Можно подумать, ты лишь за этим наведаться решил, – протянул Озки, неохотно отлипая от подушек и странным изломанно-плавным движением поднимаясь на ноги. Впрочем, может, и за этим. Мелькнёт вот так и исчезнет в том самом тумане. Ничего нового. А всё равно его... нет, не то, чтобы жалко, не верное это определение, хотя выглядит всё даже изнутри, если к себе прислушаться, именно так или схоже до крайности. Надо будет поразмышлять на досуге.

Ноксиэ подошел ближе, осторожно помог отделить присохшую ткань, фыркая и беззлобно ругаясь на всяких блохастых, впрочем, без конкретики хищной их принадлежности, и как-то само собой на столе появились все эти мензурки, пузырьки, металлические палочки с заостренными краями, ножницы и металлический футляр, украшенный вензелями, в котором фэй-ул бережно хранил необходимые для экстренных случаев принадлежности.

– Садись давай, – тихо фыркнул Озки, кивая на любимое пристанище, – будем резать, будем шить… Настойку будешь? Её, вообще, не для внутреннего… Я вот не откажусь, мне необходимо, а ты как хочешь, - он проворно сковырнул пробку одной из мензурок и вылил часть содержимого себе в рот, а часть щедро плеснул на рану. Скорее, по привычке, чем из необходимости.

- А пока я продолжаю работать в неурочный час, - проворчал фэй-ул, - ты, в свою очередь, можешь продолжать развивать свой эпичный рассказ о том, как докатился, что тебя собаки злые чуть ли не за жопу хватают… Ну, или что ты там… - он вздохнул, обрабатывая края раны зельем и убирая пинцетом кусочки ниток, словно запаянные в плоть, - …забыл. Сегодня кто-то умер? – после небольшой паузы добавил Вереск, бросая на Марроу острый взгляд, чтобы тут же вернуться к работе. Иголка проткнула кожу, натянулась нить; когтистые пальцы играли беззвучную мелодию на чужом предплечье.

+1

6

В вампиризме Марроу видел отнюдь не много положительных сторон. Но вот притупленное ощущение боли не могло его не радовать. С другой стороны, он однажды из-за такой раны едва не потерял несколько органов, думая, что у него просто слегка болит живот из-за мимолетного знакомства с чужим клинком. Ну, выросло бы заново... Марроу слышал что у вампиров едва ли не руки-ноги новые вырастали, только вот проверять на себе этот тезис ему совсем не хотелось.

Сейчас же он скорее испытывал дискомфорт от ощущения и осознания острой иглы, проходящей сквозь кожу и мышцы.

Он вздохнул и нервно дернулся, тут же мрачно извинившись перед фэй-ул. Его блуждающий взгляд наткнулся на небольшое зеркальце и Завтэ, как всегда, ничего там не увидел. Он и так прекрасно знал как он выглядит, его тощее тело и смазливое лицо вряд ли когда-нибудь изменится. Вампир нервно усмехнулся: Озки усердно штопал воздух. Впрочем, иногда воздухом он себя и чувствовал...

- Никто не умер. Может быть моя самооценка. - Ему не нравилось убивать. - Меня.... заказали забрать некоторые предметы гардероба, которая слегка распутная супруга оставила у своего любовника. - Уклончиво произнес вампир, немного подумав. Заказ казался ему ужасно глупым и почему-то вгонял в унынье. Сколько можно рыться в чужом грязном белье - во всех этих смыслах?

- Какая сегодня фаза Луны? -
Наверняка из-за нее его тянет на нытье и самокопание. Надо взять себя в руки, а то он так может и просидеть несколько дней смотря в стену да себя жалея.

0

7

Озки довольно редко задавался вопросом о близости дружбы. Ему существо либо было по душе, либо нет, либо было всё равно. И вот это «всё равно» превалировало над прочими в большинстве случаев, если те ничем не выделялись. Разумеется, когда требовалась помощь, Озки не отказывал в оной, но отчего-то всегда было интересно подмечать чужие поступки и проступки в том числе. Кто что в ответ сделает, как себя поведёт в дальнейшем. Он смотрел, наблюдал, сравнивал и складывал в небольшой ящичек откровений, спрятанный глубоко в собственной памяти. До поры.

Марроу был ему по душе. Как существо, извечно – с самого своего становления – попадающее в передряги, как вынужденный союзник и периодический компаньон в делах разного характера, включая щепетильные вопросы. Еще как приятный собеседник… да и развлечься с ним можно было по-всякому, и законникам не сдаст.

Озки вышивал по телу Марроу практически незримой нитью, серебрящейся в лучах лампы; деловито поправлял пинцетом ошметки кожи и плоти. Обрабатывал и соединял воедино, точно скульптор восстанавливал разбитую лепнину. В его когтистых руках игла могла показаться крайне странным и лишним предметом, если не нелепым вовсе.
- Ха-а… - совать нос в чужие проблемы Озки не нравилось. Да и посмотрите на Завтэ! До чего его это довело?.. Впрочем, это вызывало улыбку, потому как в меньшей мере выглядело несколько смешным, - и что же. Забрал? Сегодня? Они у тебя с собой? – он как-то странно хмыкнул, затягивая узелок и обрезая нить под самый корень.
- Потом шов сниму, - неуверенно, - не надоело такие заказы брать или иного нет ничего? – осторожно уточнил фэй-ул, стянув со стола специальную тряпицу и аккуратно протирая-обрабатывая инструменты, чтобы тут же, на месте, убрать их обратно в футляр и саквояж, ожидающий на полу.

- Кажется… - Озки бросил взгляд в окно, прикрыл глаза. Какой сегодня вообще день недели? Иной раз чувствуешь, как время, особенно то, что внутри, начинает сбоить и стремиться убежать, спрятаться и забыться, - седьмая, - фэй-ул качнулся, забрасывая последнее в сумку и щелкая замком. Лапой поддел и сдвинул в сторону, чтобы не мешалась. Сам обратил внимание на разодранную одежду гостя, - тебя надо будет переодеть, но я не уверен, что мой стиль тебе пойдет.

С другой стороны, во всех этих балахонах, в которых Озки жил большую часть времени, можно было прекрасно спрятаться при желании.

Фэй-ул упал на место подле Марроу и бесцеремонно прижался плечом к плечу – здоровому, разумеется – вампира. В лицо ему заглянул.
- Надеюсь, ты не потерял смысл своей жизни или чего-то вроде того? Это отыскать тяжеловато будет, знаешь ли.

Отредактировано Вереск (11.06.2022 18:50)

+1

8

- Да, точно. Колесо удачи. - Аркан самое то для сделок, особенно сомнительных. Вот только когда оба участника на Колесо полагаются, они забывают один нюанс: к кому-то из них колесо повернется не той стороной.

Вампир вздохнул. Ему не хотелось думать, но тяжелые, темные мысли сами лезли в голову. Словно эта старая Луна в небе состарила и его. Вот только она через несколько дней будет новой и чистой, а Завтэ так и останется полуживой тварью.
Вопрос Озки заставил вновь переключить внимание на его персону.

- Я. Не. Хочу. Убивать. - Вновь проворчал вампир, рассеянно ощупывая швы и всем своим видом давая понять что вопрос этот закрыт и больше Марроу обсуждать его не собирается.
К сожалению, последнее время его желания редко кто учитывал.
- Это заживёт через два или три дня, если я еще буду в городе - приду. Если нет.. Ничего, я умею снимать швы.

Одежда-одежда. Озки был еще меньше его, да и... Завтэ вообще сначала принял фэй-ул за женщину, а этот лунный говнюк даже не думал переубедить собеседника в обратном, хитро балансируя на грани восприятия. Из-за этого воспринимать Озки было странно, мозг никак не мог уложить это существо в привычные рамки. Но впоследствии оказалось, что странный он вовсе не из-за этого.

- Мне все равно. - Если бы он себя услышал несколько лет назад - выпал в осадок. Сейчас же Марроу стало совсем наплевать, одежда все равно не могла изменить его сущность. Так к чему напрягаться?

Озки опять к нему подбирался. Марроу скосил глаза на лекаря и вновь вздохнул. И рассмеялся. Натужно и горько.
- Что ты, конечно нет! Я все еще коплю на покупку острова, а то, знаешь ли, одно дело когда тебя испепелит солнце на берегу прекрасного пляжа, - в окружении симпатичных девиц которые будут безутешно плакать... минут десять! - а другое - в серой дыре как тут... Да шучу я, шучу. - Наверное.

+1

9

– А-ага-а, – протянул Озки утвердительно. Вампир, похоже, совершенно приуныл. Надо было доставать его из этого состояния, пока он окончательно не превратился в мумифицированное чучелко, себя прошлого подобие бледное. Растормошить. Отвлечь. Заставить высказать всё спрятанное и занозой под кожей сидящее. Ещё немного ведь и рана зудящая гноиться начнёт – не дело это.
– Так ведь не обязательно убийствами заниматься, – мягко (кто бы говорил на самом-то деле) отметил фэй-ул, как-то совершенно невзначай – абсолютно случайно, честное слово! – накрывая ладонь Марроу своей, любуясь украдкой сочетанием цвета: пепельно-серого с бледным-почти-человечьим. Когти несильно вжались в мертвенную кожу.
– Будто тебе теперь одна только профессия и осталась, – продолжил он с легким укором. – Вон, в цветочную лавку требуются смотрители. А в булочную кондитеры, вчера только видел листовку. Это около Кузнечного фонарика, ты там точно был… – пауза, – ты мог бы и тем, что хочется заниматься, – осторожно продолжает Озки, зная, что эта тема для вампира болезненна, – разве твое состояние для этих дел... столь критично?

Он и сам чувствует себя – почему-то – виноватым. В том, быть может, что помочь ничем не способен. Или недостаточно хорош в собственном ремесле. Нет, понятное дело: всех не исцелишь, невозможно это, разорваться на тысячу себя и везде быть да всюду. А уж разобраться полностью в такой закрытой касте, в основном, на магии завязанной, если Ноксиэ всё верно понимает, уже давно силятся скорее всего. Те, кто причастен.

Рука-лапа скользит по запястью, а следом и сам Озки приваливается к плечу Марроу, нагло укладывая на оное подбородок. Смотрит на Марроу в профиль задумчиво.
- Ты ведь играешь… а музыку или песни – пишешь?

Он мог бы, на самом деле, порассуждать насчет убийств и прочих вещей, давно уже не зазорных и слабо отличающихся от чего-то бытового. Одной жизнью больше. Другой меньше. Миру будет все равно, а личная выгода – есть личная выгода… Или выгода большинства – тут как уже кости лягут. Но он понимал, что вряд ли сможет понять Марроу в полной мере. В конечном счете, не ему необходимо живых существ ради пропитания так или иначе жизни лишать.

Ему по чужой указке разве что это делать приходится. Не часто, но порою. Хотя нет, пару раз было и… так… Из интереса.
- Смеяться будешь после того, как наряды увидишь, – хмыкнул фэй-ул, – принесу тебе пару ханфу. Безразмерные, чудесные, расшиты звездами и лунными цветами. Последний писк моды, – он осклабился, не став договаривать где именно и в каких конкретно кварталах этот писк пищать, собственно, изволит. Ещё и эротично так…

Озки сморгнул наваждение, поджал под себя лапу, хвостом из стороны в сторону вильнул, усаживаясь удобнее и еще ближе к Марроу оказываясь, вплотную на него уже налегая и руку вампирскую под локоть обнимая-перехватывая. Личное пространство – вот что настоящий миф, а не фэй-ул в роли аптекаря в большом городе.

– Шутки твои что цветки амары и листья айра болотного – горечью на языке схватывают, – проворчал Озки глухо, – может, тебе следует развеяться да прекратить себя на глупости обрекать? Ну, допустим… – фэй-ул голову наклонил, пристально всматриваясь в выражение лица собеседника, пытаясь считать, – ты же не от заката до восхода работу свою работаешь? – он чуть прищурился, сквозя интересом, да щеку изнутри прикусывая в задумчивости, – неужели иных путей не искал никогда? А если да, то чем же закончилось? Или секрет?.. - так много вопросов. Не удивится, если Марроу сошлется на дела-заботы и свалит в туман, лишь бы не тревожить больное.

+1

10

The Crane Wives - Curses
Вампир поежился, вдруг ощутив взгляд Озки. Какой-то не такой. Иногда ему было довольно сложно понять лекаря, предугадать что он собирается делать. Все-таки это существо сильно отличалось от людей. Это Марроу немного напрягало; в Консерватории у него были друзья и джинны и зверолюды и даже, прости Луна, несколько шадд. Но Озки иногда сам казался ему Луной - таким же далеким и никогда не понятным.
Или...

...тонкие сероватые пальцы зарываются в его волосы. Янтарные глаза напротив смеются, идеально накрашенные губы искривляются в усмешке и нет в этом веселье ничего хорошего...

Он нервно (нет, плавные, ровные движения), подцепил куртку, накинув на голые плечи. И тут же растерялся, поймав себя на желании убежать. Или отгородится. Не то чтобы это получалось, вампир прекрасно чувствовал тёплое дыхание Озки на коже и это почему-то его смущало.
Это чудо в перьях всегда тянуло лапы. Марроу не был уверен, что он правильно понимает чего от него хочет фэй-ул.
Или чего Озки ждет.

От этого ему становилось дурно едва ли не на физическом уровне, хотя вряд ли это было на самом деле физическое ощущение.

- Я сын графа. Пусть и третий. -
Мрачно заметил вампир, сам себе напоминая. - Я не умею прислуживать другим. - Подумать только, до чего богатая фантазия у Озки. Вампир-пекарь, звучит как сюжет к не очень хорошему роману. Хотя может ему серьёзно начать печь пирожки с кровью разумных, ведь он же не один такой на свете.

Только почему-то все эти пекарни опять выливались к картинке того, как он сломя голову пытается добежать до дверей до того, как взойдёт солнце и нк успевает.
Он потер переносицу и вновь вздохнул.

Плевать, Луна с ними обоими.

Вампир сполз по дивану, свесив ноги с подлокотника. Хорошо, потому что так Озки не было видно насколько стеклянным стал взгляд Марроу, когда фэй-ул заговорил о музыке.

- Нет смысла писать песни и музыку, которую никто никогда не исполнит. - Медленно ответил вампир. Лучше бы Озки потыкал когтем в его рану, это было бы не так больно. - Даже если ты мало-мальски успешный бард, кто-нибудь тобой заинтересуется. Я однажды встретил девушку, которая обучалась со мной в консерватории. Мне пришлось использовать магию, чтобы убедить ее что я, - Он нервно усмехнулся. - Сын самого себя. - Зачем он вообще это все рассказывает Озки? Ему нужно пойти домой и заставить себя спать. Глядишь, когда он проснется на душе не будет так паршиво...

- Как бы тебе сказать... Как там говорят священники? "Пути в свете Луны видны, а на те которые темны лучше не ступать." Ну или что-то такое, уж ты должен в таком лучше меня разбираться, господин святой.

+1

11

Озки оскалился в улыбке. Не очень-то веселой, нет – очень даже в тон царившей ныне на кухоньке атмосфере. Поддержка – суть то же лечение. Правда, если как бороться с телесными недугами фэй-ул было более-менее ясно, то душевные дрязги… ну, у каждого они проявлялись по-своему, во-первых. И, во-вторых, как бы он не старался, как долго бы среди всех них не жил, всё равно оставался чужаком. Немного. Или достаточно. Ровно столько, сколько необходимо, чтобы стремиться нет-нет, но да спрятать суть многотканьем цветным от взглядов да пересудов за спиной.
Это всё тоже порой утомляет.

- Не умеешь, но прислуживаешь, - отпечатал фэй-ул ровно и прохладно. Когтистые пальцы пробежались по локтю вампира, замерли на сгибе. Ему нравилось трогать других.
- Или скажешь, что то, чем ты сейчас занят – это другое? – уголки губ все же дрогнули вновь. Теперь с эмоцией, теперь – ехидно даже. Не сдержался, - вовсе не то, чем кажется? – почти нараспев. Сам повел плечом, выпрямился в спине и сел ровно, даже руки от Марроу убрал. Только кончик хвоста дергается отчего-то, - что заказы на чужое бельишко и прочие подобные… мелочи… Твоя главная цель?

Главная цель. Сказал тоже!

Сам-то, интересно, знаешь? Какая она, эта цель.
Красивая, наверное.

Величественная. Или напротив: что-то сугубо приземленное, мутное, но от того не растерявшее желанности?..
Фэй-ул покачал головой, глаза прищурил, наблюдая за растеканием вампирским. Не удержался и пересел ближе, внаглую и не церемонясь особо колени подставляя и вынуждая Марроу на них затылком опереться.
Смотреть на него сверху вниз было удобно. И вызывало определенные положительные ощущения.

- Не мне тебя этому учить, - выслушав жалобы и помедлив с ответом запнулся Озки, осторожно трогая пальцем чужие волосы. Растрепанные, но мягкие и притягательные, - но ты в курсе, что ложь можно по-разному использовать, не только себя за другого выдавая с помощью магии… И ты не настолько стар, чтоб у тебя… или настолько? – он притворно (хах!) ужаснулся и улыбнулся вновь, упиваясь нахлынувшим вдруг весельем:
- Марроу, можно ведь и псевдонимы применять. Себя-настоящего тайной окутать, точно вуалью, маску нацепить, подставных лиц нанять… ха, тут тебе даже напрягаться нет необходимости… Писать песни, стихи, оды и баллады слагать и выставляться под вымышленным именем. Что тебе имя твоё настоящее, если оно к прошлой жизни принадлежит. Отобранной, - ласково и зло, сказано так легко, что не подумаешь даже, что Озки издевается.
Издевается ли?..

- Ты считаешь меня… святым? – он опускает лицо к чужому, горбится, нависает над ним точно коршун. Смотрит бесцветными глазами. Будто два бельма, пленкой подернутые, изнутри будто бы светящиеся. Пустыми они кажутся порой. Более мертвыми, чем у вампира.

- Меня? – уточняет он еще раз, забирая лицо Марроу в ладони когтистые.
- Ты знаешь, с кем я работаю. И кому служу, - шепчет почти неслышно, а голос хрипит, да клыки скалятся. Озки голову вбок наклоняет. Замирает, - или шутишь так, а я и не распознал сразу? – пальцы подрагивают на скулах. Как же близко.
- Во мне святости как в тебе лучей солнечных, - фыркает Озки мягко, а руки убирать не думает даже. Как и дистанцию разрывать. Ему нравится это напряжение и внутреннее состояние Марроу, как бы он этого не отрицал… впрочем, это он делать и не собирался.

Отредактировано Вереск (14.06.2022 11:28)

+1

12

Демоны, а ведь Марроу нравилось, как Озки гладил его по волосам, хотя и было это как-то неправильно. Он даже не совсем понял, какого хрена его голова оказалась на коленях фэй-ул...

Завтэ моргнул, и вздрогнул. Определённо, неправильно. Определенно, эти его пальцы мешали рыться в себе, заставляя думать вместо этого о том, что задумал этот лунный птицеящер. Право, Марроу не пятнадцатилетняя девица, чтобы играть с ним в такие игры. Все эти мимолетные (и не очень) прикосновения ничего не значат.
Фэй-ул другой. Вгонять его поведения под привычные человеческие рамки тоже не правильно. Поэтому, пожалуй, стоит расслабиться и не напрягаться еще и из-за этого.

- Прислуга не может выбирать. У нас пусть и нет рабства, но у многих слуг ситуация ненамного лучше, чем у тех же рабов. Но я не прислуживаю. Это люди нуждаются в моих услугах, и они готовы дорого платить за то, чтобы кто-то другой рылся в их грязном белье.
- Вампир поднял руки, посмотрев на свои длинные, породистые пальцы. Несмотря на то, что ему приходилось браться за клинок на его руках не было никаких изъянов. Да даже когда он учился в Консерватории его кожа была грубее и жестче, чем сейчас. Любая леди бы обзавидовалась. - За то, чтобы не пачкать свои руки... - Пробормотал он. Слегка продвинулись, чтобы спинка дивана не прижималась к покалеченному плечу, он чуть развернул голову к Озки и усмехнулся:

- Достаточно старый, чтобы такое было актуально. Я знаю, я в принципе всегда выглядел не очень... -
Он потер крыло носа. - Взросло, так сказать. - Если уж на чистоту, Марроу от этого устал. Это точно все фаза Луны, иначе его бы не пробило на нытье! И этот еще вместо того, чтобы выставить Завтэ за дверь сидит, слушает. Еще и гладит, точно вампир на самом деле кот какой-то.

Марроу развернул кольцо лицевой стороной внутрь, привычно потерев пальцем гравюру.

- А, что?... -
Инстинктивно подавшись вперед, едва не столкнувшись лбом с Озки, вампир закашлялся подавившись воздухом. Куртка с него благополучно свалилась.
- Это сарказм, дорогой. - Хрипло произнес он, наконец. - Так говорят в Церкви Луны. Точную формулировку не вспомню. – Проворчал он себе под нос, опасливо скосившись через плечо на фэй-ул. – И вообще, тебе лучше знать о твоих… эээ… способностях.

+1

13

Dead Melodies - On Crimson Water
Движения плавные, мягкие, словно паук паутину вокруг головы чужой пальцами оплетает. И всё смотрит и смотрит, наблюдая и впитывая мельчайшие изменения. Впрочем… не всерьез. Думать, анализировать, проводить черты от и до, сводить их вместе в сумасшедшем графике и выводить какие-то определенные реакции, мнения или банальные слова из чужих уст – скучно. Импровизация, вот что действительно весело. Хотя каждому своё, конечно же.

Озки тихо вздыхает.
Проводит ладонью от макушки к вискам, зарываясь в волосы. Голову наклоняет. Вампир ему симпатичен. Его хочется трогать, с ним приятно разговаривать и проводить время как-то… спокойно. Почаще бы так.

- Заба-а-авно, - тянет фэй-ул, - и с чего же ты решил, что прислуге выбор не положен? Выбор всегда есть. Свой собственный, такой разнообразный. От количества звонких монет до расплаты человечностью, да? - он тихо смеется. - Разве не в этом служба отлична от рабства? Не в деньгах, не в возможности выбора? И чем же ты тогда отличаешься, кот? – тянет за прядь не сильно, но чувствительно. Просто из желания сделать больно… впрочем, быстро понимает, что это не пройдет. Вампиры… - сам же говоришь: «готовы дорого заплатить», - наклоняется вновь, улыбается с довольным выражением на лице, - элитный… наемник, да?

Смеется, но беззвучно теперь. Будто бы не видит разницы особой между тем и иным. Да и есть ли она, по сути-то?
Как себя не назови, что поменяется? А может, Озки просто слишком наивен? Или плохо разбирается в этих всех перепитиях людских и им подобных...

- И для таких дел сгодишься только ты, конечно, - мурлычет Озки, смещая ладони на плечи Марроу, - сам себя в этом убедил. И продолжаешь так делать. Лишнее отбросил за спину и вид делаешь, что коснуться не можешь больше. Почему же… Боишься?..

Медленно ведет кончиками когтей вдоль шеи, легонько царапая. Ловит взгляд.
- Звучишь как двухсотлетний старик, - фыркнул Озки насмешливо. Сразу понятно – не верит, что «достаточно». Но и Луна с ним.
Озки дёргается, едва успевая сдвинуться от столкновения с излишне задумчивым гостем. Насмешливость словно слизывается отливом ночным. Улыбка дергается и опускает уголки губ.

«Тебе лучше знать…»
Ему бы да знать бы. Правда что…

Голова тут же, будто бы напоминая, отдает мутной болезненностью, вынуждая Озки отстраниться и откинуться на спинку дивана, да глаза прикрыть. В висках ухает, тянет, давит и сжимает настойчиво. Требует забыть… Чем вот он теперь от Марроу отличается, если сам тоже не очень-то желает с этой болью бороться? В чем себя убедил?.. Прошлое напоминает о себе как старая заноза под ногтем…. Марроу точно знает, куда кусаться, хотя об этом они уж точно не разговаривали никогда. Если бы не Тёрнт, быть может, Озки бы и задался вопросом о собственном прошлом. Но он до дрожи в косточках боится разрывать ту связь, что есть у него сейчас.

- Сарказм… - вздохнул Озки после минутного затишья, - …понимаю, но с трудом, - всё, что он о себе знает, это что ночью сильнее магия дается, что светится, что выглядит как чудик, да лгать не может ни под каким соусом. Сарказм, ирония, даже иносказание какое – эти все человеческие приемы в разговорах даются ему, конечно, но не всегда так, как хотелось бы.
- Я... с юношества среди людей рос, - вдруг говорит Озки. Моргает, замирая. Слушая, как странно это звучит, - меня отец из-под завала достал и выходил. О своих я мало что помню. И не знаю даже, хочу ли вообще что-либо знать, - боги его знают, зачем он вообще этим кусочком биографии своей с Марроу поделился. Видимо, так надо было.

Отредактировано Вереск (15.06.2022 00:56)

+1

14

Озки, как-то водится у лекарей, сначала рану разворошил, а потом начал в ней с упоением ковыряться. Лучше бы ковырялся в дырке в руке. Но деваться уже было некуда. Можно, конечно, ему ответить, но Марроу не хотел портить отношения. Они и так были какими-то... странными. Кто знает, что могло получиться, если они все-таки поссорятся?

В его окружении было не так много существ которые знали о его "природе". Хранить этот секрет постоянно было сложно, но еще сложнее было находится долгое время одному. Люди (да и не люди) Марроу всегда нравились, он гораздо лучше ощущал себя в шумных местах и больших компаниях.

"Чтоб меня!"

- Потому что вампиры - это страшная сказка. - Все-таки огрызнулся Завтэ, не выдержав. Впрочем, он не пошевелился, не сбросил когти с плеч. - Обе Церкви убивают оборотней. А что они сделают, если узнают про вампиров? При условии, что они, конечно, не знают... - Мрачно проворчал вампир, потерев виски. - Разве это не нормально, бояться того, что может быть опасным? Бесстрашие и лихость с возрастом проходят. - Да, точно, как двухсотлетний старик, аж самому противно стало. Поймав себя на совсем откровенном брюзжании, он негромко рассмеялся.

- А ты вообще хочешь найти других фэй-ул? -
Что-то в голосе Озки изменилось. Марроу скосил на него взгляд и резко развернулся лицом к лекарю, сложив перед собой ноги. - Ты знаешь - хороший маг очарования или ясновидец мог бы помочь тебе узнать, почему ты остался один. - Осторожно предложил Завтэ, чуть склонив голову на бок и всматриваясь в его лицо.

«Луна, какой он все-таки странный».

- Кстати, ты мне принесешь одежду или я так и буду полуголым сидеть? –
Не очень изящно перевел он тему. - Между прочим, у нас нынче Опочивальня, а не Разгар.

+1

15

Перья в волосах и на теле его слегка распушились, выдавая лёгкое волнение; кончик хвоста извернулся завитком, судорожно покачиваясь. Озки голову наклонил вбок, прикусил щёку изнутри. Языком по сухим губам провел медленно, притихая.

- Прости, - прошептал фэй-ул в ответ на тираду Марроу. Осторожно коснулся подушечками пальцев его плеча – по коже вокруг раны обвел кругом, - мне хотелось тебя немного подраконить, но вышло чересчур, - как всегда честно; Озки плавно качнулся вперед и вниз, и вдруг чмокнул вампира в нос. Улыбнулся клыкасто и виновато.
Марроу всегда такой, взъерошенный, кусачий, но при этом всём ласковый… внутри. Главное тут не спугнуть. Не переборщить. А Озки вечно тянет растормошить всё и вся, даже если себя сдерживаешь, если это желание под другим соусом подаешь, все равно не исчезает, в какую сторону ты его не выкручивай.

В висках ломит, напоминает о себе. Знать дает.
Вампирам и правда тяжело не жить.

И Озки, если честно, и правда хотел бы помочь Марроу с решением всех его проблем. Почему? Ну, просто потому что Марроу милый и славный парень. Вампир, который не желает убивать. Может, и кровь пить не в радость?.. Вот как только помочь можно. Разве что к себе под крыло взять. Но ведь не пойдет. Гордый.

Фэй-ул вздыхает. Глаза прикрывает на мгновение, пропуская перемещение Марроу. Только ощущает, как тот сдвинулся весь.
- Не… сейчас, - слова подбираются с трудом. «Не хочу» будет не верным в корне ответом, не правильным, даже язык не поворачивается так сказать. Озки сникает еще больше: он-то верил, что не хочет. Убедил себя в этом с тех пор, как решил сам для себя, что Тёрнт ему жизнь заново подарил, а значит, от старой нужно избавляться. Тем более, что он ее и не помнит толком.
Не было и не было. А оно стоит за спиной, давит тенями, тяжестью историй. Травяным чаем, качелями и стрекозами из дерева.
В затылок словно вонзается тупая игла.

- Я и так знаю, почему остался тогда один, - медленно отвечает Озки, открывая глаза и не мигая уставившись в чужие зеркала души взглядом собственным, - потому, что так надо было, чтобы я мог Тёрнта встретить и здесь очутиться, - пауза. – И потому, что травы собирал в опасном месте. Один, - добавляет он нехотя. Почему-то когда Марроу на него смотрит пристально, это вызывает в нем какое-то непреодолимое и крайне странное желание…

- Слушай, а можно я тебя немного укушу? – вдруг говорил Озки, игнорируя вопрос об одежде. Или отвечая на него так? – Вот прямо очень нужно. Сейчас. А потом одежду дам, - и глаза горят, и внутри все расцветает, а щеки всё одно надувает:
- Будто у меня тут холодно. Я вообще босиком хожу!

+1

16

Марроу тяжело вздохнул, запустив пальцы во взъерошенные волосы.
- Да я не злюсь. - Отмахнулся он. Злиться вообще было не свойственно, Завтэ всегда был достаточно терпеливым человеком. Или достаточно пофигистичным, это уже кто как скажет.
Слабо улыбнувшись, Марроу открыл было рот, но лишь удивленно изогнул брови.
...смутившись, твою Луну!
Пожалуй он был не прав в своем восприятии фэй-ул, кхм. Завтэ чувствовал себя ужасно глупо.

- Э-э-эм, Озки?... - Нет, это серьезно глупо. Они оба не пятнадцатилетние послушницы в храме Луны чтобы друг с другом в такие вот игрища играть. Все эти "ой у меня случайно развязался корсет" хороший для юнных дев и точка. Если бы фэй-ул от него что-то хотел - он бы сказал...
Ведь сказал бы?
Марроу моргает и дергает головой, сдувая длинные пряди со лба.

- Оу, - Интересно, какой гениальный ум отправил ребенка одного собирать травы в горы? За Марроу в детстве всегда присматривали няньки, а потом и наставники. Порою слишком сильно, но не суть. Даже если взять в расклад что не всем повезло родиться графами, но ведь даже за детьми слуг всегда кто-нибудь да присматривал. А здесь - фэй-ул. Древние, почти вымершие создания.
Он вдруг как-то по-другому посмотрел на лекаря. В голубых глазах что-то промелькнуло.

Может быть его сородичи (так вообще правильно называть разумных существ?) чувствовали в нем что-то такое, что заставило их бросить своего ребенка? Путь, который Луна освещает не всегда понятен.
Озки явно не хотел продолжать эту тему, и вампир не стал заставлять его. На следующий вопрос пернатого он сначала округлил глаза, а потом рассмеялся.

- Так что, ты серьезно?! - Восстановив дыхание, хрипло поинтересовался Завтэ. Чтобы как-то себя отвлечь, он многозначительно посмотрел сначала на свои сапоги, потом - на лапы Озки и хмыкнул.
- Только не пускай мне кровь. Она, знаешь ли, не моя. - Пожав плечами, Марроу протянул Озки бледную руку.
О том, что он как раз прошлым утром закусил одним не особенно уважаемым господином вампир благоразумно промолчал.

+2

17

- Это хорошо, что не злишься. Злиться вредно для здоровья, если долго, - отвечает фэй-ул ровно, выдыхая. По затылку еще молоточками стучит, но уже не так сильно. Когда не пытаешься думать об этом – почти не болит.

-…Что? – Озки моргает; в другую сторону голову склоняет. Улыбкой заново играет, зубоскаля. Чует вопрос от Марроу, но отвечать явно не хочет. Или не может? Или задумал что-то… Сам не знает, в общем-то, что. Как и обычно в подобных делах.
Играх.

Есть в этом что-то такое, притягательное, особенное. Так и тянет дёрнуть дракона за хвост, да посмотреть на реакцию. Главное здесь – отпрыгнуть вовремя и руки из клетки успеть вытащить.

Марроу внимателен. Озки тоже собирается с мыслями, думая о том, что делиться прошлым и переживаниями - опрометчиво. С одной стороны - опрометчиво. С другой – показательно. Эти сведения не имеют какой бы то ни было ценности, в общем-то, они не привязаны к местности, не привязаны к именам (кроме Тёрнта, но с ним Марроу, вроде, не должен быть знаком и хорошо!), да и в целом… Они здесь все повязаны по рукам и ногам цепью, не золотой, но прогнившей от крови и темных дум.
Сердце кольнуло печалью.

А правда, насколько ему вообще нравится быть тем, кто он есть? На своем ли месте?..

Озки отводит взгляд от вампира, смотрит в тусклое темное окно. За ним – ночной город, тихие улицы, шоркание сапог по мостовым. В лесу сейчас… хорошо. Чем дальше от города, пропахшего металлом, тем было бы… лучше. Наверное.
На мгновение – буквально сиюминутное сожаление – он чувствует, будто яд проникает под кожу, отравляя рассудок. А потом вздрагивает и вспоминает, что, в общем-то, уже давно отравлен напрочь.

- Серьёзно. Ты что, правда не против? - чувства мерцают, смешиваются, словно зелье в бутылке; Озки подбирается, хмыкает на многозначительный взгляд Марроу, склоняется к его лицу ближе, упираясь рукой в грудь, - я чуть-чуть~ В оплату за ресурсы пойдет, - шепчет на самое ухо, перехватывая протянутую руку и отводя в сторону. Наглеет, нелюдь.

- Осторожненько, - едва слышимо мурлычет Озки, прицеливаясь к здоровому (пока ещё) плечу. Подается вперед и присасывается к теплой еще даже коже, вспоминая всякие страшилки про вампиров. Мол, в шею кусают, девиц воруют! Или последнее не совсем про них?..

Теплый вампир – сытый вампир ведь, к слову так, да? Сытый – следовательно, не агрессивный. Добрый, можно сказать.
Озки даже хвостом виляет довольно.

Втягивает воздух и прикусывает, как и обещал, не сильно, но... А. Марроу наверняка не чувствует, да и что с него возьмешь… Там и синяка-то толком не получилось. Озки немного расстроился, отодвинувшись и придирчиво осмотрев получившийся «рисунок».
"Как-то даже скучно вышло", - мысленно вздыхает фэй-ул, скорбно поминая свои собственные слова и обещания, которые надо держать.

Отредактировано Вереск (23.06.2022 21:51)

+2

18

- Ну, а что такого-то. - Марроу опять пожал плечами и хмыкнул, скосив взгляд на тонкие вены. Такие, весьма соблазнительные вены, стоит заметить. Точно мечта вампира, ага.

Думая об эдаком странном стечении обстоятельств, он пропустил момент, когда на запястье сомкнулись когти. Когда Озки вдруг оказался как-то совсем близко - серьезно, у него глаза как те Луны на небе.

Он, кажется слегка покраснел когда горячие губы коснулись его кожи. Надо было голодным идти к нему, тогда бы ничего такого не случилось! Голодного вампира точно никак не соблазнить, а сейчас...

Луна, и сердце от лёгкой паники сильнее забилось чуть сильнее. Это было так странно... Как учуять с детства знакомый запах на другом конце мира.
...а у Озки острые зубы.

- У тебя весьма сильные челюсти и острые зубы. Если бы я был только что после еды, мне бы даже было больно. - Последнее он подумал и озвучил, тут же едва не хлопнув себя по лбу. Протянув свободную руку, он заправил волосы за острое ухо, слабо улыбнувшись.

+2

19

- Действительно, абсолютно нормальное дело, - кажется ли, что в голове фэй-ул проскользнула нотка разочарования?..
Ладонь лежит по центру груди Марроу, когти самыми кончиками в кожу вонзаются, не проникая в глубь, но лишь намекая на возможность такого рода. А Озки внезапно чувствует, как вздрагивает раз за разом сердце чужое, как срывается в темп выше прежнего.
И ему это нравится. И на душе сразу же становится тепло и ощущение правильности пронизывает до щекотливых мурашек.

- Я же сказал, что буду осторожен, - тянет фэй-ул, глаза бездонные щуря и облизываясь довольно, - тебе не понравилось?..- и вдруг добавляет, ничтоже сумняшеся, - или ещё хочешь?
Глаза будто пламенем синим плещутся, магией дикой, лунным светом полыхают.

Озки вновь птичьим движением головой качает; волосы прядями рваными лицо его скрывают, только притихше-осторожная улыбка клыкастая и остается.
- …Или чего иного предложить?

Он хвостом покачивает, ногу под себя забирая. Садится так, что чуть ли на Марроу не падает. И рукой по груди его скользит ниже.
- Как насчет… чая? – смеется беззвучно, а сам мысленно прикидывает: то ли и правда чаю заварить, то ли Марроу склонить к разврату… в лёгкой форме, на чуть-чуть совершенно. Он же, вроде, всегда говорил, что по девочкам будет. Так это разве же проблема?.. В смысле, Озки, конечно, такая себе девочка, но, вроде, жалоб пока не поступало.

- Или перекуса, - философски продолжает фэй-ул, ненароком лизнув взглядом по телу Марроу, вплоть до брюк, запинаясь на поясе, но тут же, словно опомнившись, резко возвращается к его лицу, в глаза заглядывая с интересом и вызовом, - …прихоти? - бормочет под нос, явно думая не о хлебе насущном.

Отредактировано Вереск (23.06.2022 21:35)

+2

20

Все мысли вампира схлопнулись в одно большое БЛЯТЬ. Очень двусмысленную блять, надо заметить.

Скосив взгляд на руку, Марроу нервно сглотнул, испытывая ужасное желание куда-нибудь исчезнуть. О том, что он вообще-то мог так сделать вампир благополучно забыл. Оставалось только подвинуться назад, но спина сразу же уперлась в подлокотник, а Озки едва не лег ему на грудь.

- Озки что ты делаешь? - Вопрос был абсолютно риторическим. Теперь Завтэ было ясно как белый день - он лоханулся, другого слова для этого не было. Все эти туманные намеки вовсе небыли намеками.
Да уж, годы в Консерватории, а толку нет. Кто-нибудь из прошлой жизни узнал - засмеял и абсолютно за дело.
Ему стало стыдно и неуютно. А острые когти скользят по животу, заставляя мышцы инстинктивно напрягаться.

- Озки, - Голос удивительно ровный, вампир был уверен, что охрипнет. Высвободив правую руку из цепких пальцев, Марроу мягко сжал его щеки, заставив посмотреть на себя.
Под взглядом серебристых глаз он сразу стух, но мысленно себя одернув, на одном дыхании выпалил:

- Ты что, хочешь со мной переспать?
Какая дурацкая ситуация. Украдкой окинув его взглядом, вампир вдруг с каким-то запоздалым осознанием понял, что он не так чтобы и против… Вспомнить молодость, ага.
Он вдруг горестно взвыл и схватился за щеки, надеясь что за пальцами не станет видно насколько красным стало его лицо.

+1

21

Озки-то что, Озки всё равно с кем свой кусочек лакомства разделить, лишь бы обоюдно приятно всё вышло. Или приятно чисто в его сторону, ладно уж, было дело, да прошло, было тело, да никто ничего не найдет, не докажет. Но тут же целый Марроу. И насчет него фэй-ул уже не так уверен, как насчет себя. Впрочем, он и в себе сейчас не слишком, если честно и откровенно.

-…Что я делаю? – эхом отзеркаливает вопрос Ноксиэ, вновь взгляд опуская. Только уши подрагивают, да лапа у пряжки самой замирает, когтем металлический ободок цепляя, на себя оттягивая, - не видно, что ли, - бормочет фэй-ул, вновь ёрзая на месте и губу нижнюю прикусывая. Сам себе-то он признался уже, что не против был бы, но вслух такие речи заводить боязно.

Вдруг его пошлют куда подальше? Хотя сразу раз так не сделали… О-о-о…

- А-а-а… - Марроу его лицо в руках обнимает, стискивая щеки. И это так интимно, так правильно, что Озки даже замерцал от удивления, камушком на месте замирая. Замер, а потом вздрогнул, сглатывая слюну. Ожил. Расцвел.
- Ну, может и хочу, - опасливо тянет фэй-ул, но тут же спешно добавляет:
- Немного. Капельку самую! День… День сегодня выдался тяжелый, я не выспался, заработался, тут-там-сям, всё успеть и в последний момент, заказов еще накидали, а-а-а, даже обед пропустил! - сбивается, торопится, оправдывается будто, - а потом ты, и я чего-то… - замедляется, останавливаясь резко и шумно выдыхая, - …загорелся, - смешок. Дергание пряжки чужой.
- Понимаю, что выглядит это, - он подбирает слова, но после раздраженно дергает кончиком хвоста, - диковато. Но я бы на тебя передернул, если ты разрешишь. О, а можем вместе. Друг другу. Это… дружеская помощь… как бы. Да? – иногда фэй-ул искренне жалеет о своем происхождении, потому что соврать в данном случае было бы не так неловко, как если бы озвучить то, что могло бы оставаться личным и потаенным.

По крайней мере, он уже не раз сталкивался с недопониманием в этом плане от сверстников-не-фэй-ул. И, казалось бы, давно бы пора уже было привыкнуть и срастись со своим «я», вываливающим правду-матку при удобном случае, но, наверное, он слишком давно не общался ни с кем себе подобным, чтобы научиться чувствовать себя правильно в подобных ситуациях.
…А, быть может, это ещё проще можно всё объяснить, и он попросту сам по себе неправильный: камнем-то по головушке сильно прилетело в своё время, и дело совершенно не в происхождении. А может, и не в камне вовсе.

- А… Ты это… - не такой реакции Озки, если честно, ждал. От скулежа, вырвавшегося из Марроу, фэй-ул оторопел и дернулся назад, словно ошпарившись. Руки вскинул вверх, на уровне груди:
- Ну ты чего, ты зачем, если не хочешь, так и скажи, - испуганно протараторил Озки. Только вот чужих нервных срывов ему не хватало, - Если я тебя чем… хочешь, отвар тебе травяной заварю? Успокаивает… Ты только выдыхай, только спокойней... Ну Марроу, ну ти-ише.

Отредактировано Вереск (23.06.2022 22:47)

+1

22

- Что? - И вправду - что? Вампир отнимает руки от лица и смотрит на фэй-ул с на редкость глупым выражением лица. Такое обычно бывало у него на экзаменах, когда он к ним не готовился.
Откровенность за откровенностью, так сказать. И нет, пусть где-то в глубине души Марроу надеялся, что Озки закатит глаза и посмеется над ним, но...
Кажется, Озки испугался и растерялся. Марроу бы тоже испугался и растерялся, но он и так уже прибывал в этом состоянии.

- Ты знаешь, это.... э-э-э... -
Если уж на то пошло, в прошлой жизни они писали друг-другу всякие весьма и весьма похабные стишки, кхм. Вряд ли это его "признание" было намного лучше тех "произведений искусства" юных талантов. Но с отвычки от подобного оно вогнало вампира в еще больший ступор. Но сказать что-то было надо, пока Озки не ляпнул чего-нибудь еще.

- ...спасибо? - Крякнул, а после этого подумал он. - Я думал фэй-ул немного... выше подобных. Плотских утех, так сказать...
Не в силах прислушиваться к тараторящему пернатому, он протянул слегка трясущиеся руки и вдруг резко, почти жестко прижал его к груди.
- Тихо-тихо, - Машинально ткнувшись носом в макушку, Марроу вздрогнул. До него наконец дошел смысл всех тех слов и... лучше бы не доходил. Самое смешное, что говорил Озки одно, а цепкие ручонки его потянулись к поясу.

- Чтобы довести меня до нервного срыва надо немножко больше, чем постель. - Нервно заверил вампир, машинально гладя макушку Озки. - Ты же понимаешь, что спать со мной, это... э-э-э... Не совсем то же самое, что с обычным человеком, да?... - Хотя кого он обманывает, сытый вампир почти живой. Ощущения правда притупленные, но вот Сейбл была от этого в восторге. Но эльфийка в плане любовных утех отличалась какой-то слегка ненормальной ненасытностью.

- В смысле, не потому что я тебя съем как это любят во всяких пафосных романах писать... я немного... ну... - Слов ему не хватало. - Не так ощущаю... всякое. - Доказательство тому служили швы на теле, в которые он случайно едва не вдавил фэй-ул.

- Но если ты хочешь – пожалуйста… - Сдавленно пробормотал он, чувствуя себя не то последней блядью, не то последним извращенцем.- Или.... или ты что, хочешь прямо при мне?...

Отредактировано Марроу (24.06.2022 00:01)

+1

23

Ему бы объясниться подробнее, больше деталей добавить, уточнить несколько моментов, но Марроу неожиданно – это вводит в общее новый пунктик, повышая градус странностей на максимальный уровень – прижимает его к себе, вынуждая тем самым заткнуться, обрываясь на мельтешении, и подозрительно обмякнуть.

«Спасибо» стоит в ушах. Пульсирует, распухает каким-то чудовищным соцветием, чтобы после наполнить ночь приторно-сладким ароматом, столь часто встречающимся на южных землях. Вы-ыдох.
«Выше… плотских утех», - и Оски озадаченно приподнимает бровь. Значит, Марроу уже пересекался с фэй-ул ранее?.. Ох, даже малость обидно… Так, стоп.
Вдо-ох...
«Тихо, тихо», - Озки чудится, что Марроу его сейчас скрутит в край и зажмет до хруста костей. Чтоб неповадно было.

Он прислушивается к совету и затихает. Только глаза его, кажется, все больше становятся, особенно, когда вампир начинает ласково, как маленького или… убогого по головушке наглаживать. И чувствует, как краснеет.
Сперва кончики ушей вспыхивают, потом уши, шея, да что там, наверняка все лицо в клубничину превратилось!.. Это ж он, выходит, его жалеет? С чего бы только пояснил бы!..

- Кх… кхм, - в горле першит. Озки откашливается и сипло выдавливает из себя:
- Немного не так и всякое – это насколько… - тут на место вылезает любопытство, щелкая пальцами, - и от чего зависит?..
Не то, чтобы… Просто… Как-то все странновато получается.

Уголки губ вновь нервно-насмешливо дергаются. Фэй-ул тихонько фыркает под нос, внезапно ощущая разогревающееся заново веселье и позволяет себе поддаться ситуации и вжаться в Марроу, заводя руками ему за спину вдоль боков. Нос чуть ли не в рану зашитую утыкается – пахнет железом и травами. Вкус-сно… Рот против воли слюной полнится и Озки вновь ведёт.

- И почему ты считаешь, что фэй-ул выше… страстей? – с интересом тянет Озки, - какие они должны быть по твоему мнению? - говорит, а сам когтями по спине его водит, пальцы сжимая-разжимая судорожно. Сейчас бы взять, да завалить его на спину, шею правильно прикусить, сдавливая дыхание, да неплохо было бы связать как следует для начала...
Так, стоп. Стоп!

- М-мхм... - внутри всё так и переворачивается, стоит Марроу вновь заговорить, - могу и при тебе, если не с тобой, - нахально ворчит фэй-ул, вздёргивая подбородок, - но вместе было бы интереснее, не находишь? И... Неужели... всё настолько плохо? - он внутренне ужаснулся, содрогаясь. А что, если вампирам и вовсе эти ценности недоступны? Он тут, выходит, все равно, что на труп... Нет, ну не все равно, конечно, но тем не менее...

Отредактировано Вереск (24.06.2022 01:19)

+1

24

- От крови. - Не задумывавшись отвечает вампир, а после понимает - зря. С Озки станется загореться идеей напоить его, хорошо хоть сами фэй-ул в не подходят.
Озки тёплый и живой, и какой-то неприлично легкий, когда вжимается в него.
Тёплый, живой и совершенно не вкусный. Вампир усмехнулся, мазнув носом по виску.
Вдох и выдох.

И... И ему было жуть как интересно. Вот незадача, Озки пусть и был другим, но все еще оставался мужчиной. Марроу не был любителем подобного - он знал это методом проб, а не просто так! - но интерес перевешивал и компенсировал эту "проблему". Тем более, когда еще у него получится оказаться с цельным фэй-ул в таком положении. Их же и так фиг найдёшь, Марроу ведь искал!
Если подумать, забавно получается. Сначала ты бегаешь по миру из-за дурацкой сказки, а через несколько лет эта сказка сама к тебе приходит. Даже не приходит, а уже во всю залазает в штаны пальцами. С такими-то когтями даже как-то страшно становится.

- Я не знаю. - Ворчит он на ухо. Одной рукой все еще обнимая, другой не слишком активно пытаясь распутать балахон. - Про вас тоже рассказывают сказки. Не всегда, к слову, они намного добрее чем сказки о вампирах. – Шея у него тонкая, и тонкой же чешуей покрыта. Странно как, вроде выглядит как человек или эльф, а с чешуей и перьями. Подсознательно Марроу думал что чешуя будет скользкой, но она оказалась теплой и сухой.

- Знаешь, некоторые из Путей Церкви настаивают, что мол по ее Путям надо идти обязательно чистыми телом. Ну и раз фэй-ул есть воплощения Ее силы – то и видимо они должны соответствовать…. - 
Это утверждение было на взгляд Завтэ дурацким. Дурацкими же его считали и другие Пути – Марроу знал, его не зря заставляли читать азы теологии в детстве! Только он бы никогда не подумал, в каком именно виде и когда ему это пригодится.

+1


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [Опочивальня 1058] In umbra Luna est


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно