03.09. Я календарь переверну и снова третье сентября.... 05.06. Доступ к гостевой для гостей вновь открыт. 14.05. Временно закрыта возможность гостям писать в гостевой. Писать сообщения можно через профиль рекламы (Ворон), либо зарегистрировавшись. 14.04. Регистрация на форуме и подача анкет возобновлены. 07.04. Можно ознакомиться с итогами обновления, некоторые мелкие детали будут доработаны.

В день Чернолуния полагается завесить все зеркала и ни в коем случае не смотреть на собственное отражение.

Лучше всегда носить при себе зеркальце чтобы защититься от нечистой силы и проклятий.

Некоторые порождения дикой магии могут свободно проходить сквозь стены.

В Солгарде все желающие могут оформить заявку на тур по тавернам, включающий в себя 10 уникальных заведений со всех уголков мира, и посещение их всех в один день!

Дикая роза на крышке гроба запрет вампира внутри.

В центре опустевшей деревушки подле Фортуны стоит колодец, на бортиках которого грубо нацарапана фраза на эльфийском: «Цена должна быть уплачена».

Старый лес в окрестностях Ольдемора изменился. Звери изменились вместе с ним. Теперь их нужно убивать дважды.

В провинции Хельдемора не стихает молва о страшной угрозе, поджидающей путников на болоте, однако... всякий раз, когда туда прибывали нанятые охотники, они попадали в вполне себе мирную деревеньку.

Беда! Склеп мэра одного небольшого города возле Рон-дю-Буша едва ли не полностью ушел под землю после землятресения. Лежавшие там мирно тела... пропали.

В окрестностях Рон-дю-Буша есть примечательный город, главная особенность которого — кладбище. Поговорите с настоятелем местной церкви и он непременно отыщет для вас могилу... с вашим именем.

Известный мастер ищет бравого героя, дабы увековечить его благородный лик в камне.

Тролль, которого видели недалеко от деревни на болотах, говорит на общем языке и дает разумные советы напуганным путешественникам, встречающих его на пути.

Книги в большой библиотеке при ольдеморской консерватории начали разговаривать, и болтают они преимущественно друг с другом.

В Керноа кто-то повадился убивать горожан. Обнаруживший неизменно замечает, что из тел убитых растут... зеленые кусты.

В Эльмондо обрел популярность торговец, раз в период заглядывающий в столицу и предлагающий всем желающим приобрести удивительно умных зверей. Правда все чаще звучат голоса тех покупателей, которые утверждают, будто иной раз животные ведут себя странно.

Если в Новолуние поставить зажженную свечу на перекресток - можно привлечь Мертвого Феникса, который исполнит любое желание.

Некоторые представители расы шадд странным образом не нуждаются во сне - они вполне могут заболтать вас до смерти!

Эльфы просто обожают декорировать свое жилье и неравнодушны к драгоценностям.

Дворфы никогда не бывают пьяны, что говорится, «в зюзю». А вот гномы напиваются с полкружки пива.

Бросьте ночью 12 Расцвета в воду синие анемоны, подвязанные алой лентой, и в чьих руках они окажутся, с тем вас навек свяжет судьба.

Оборотни не выносят запах ладана и воска.

В Сонном море существуют целые пиратские города! Ничего удивительного, что торговые корабли никогда не ходят в этом направлении.

Хельдемор не отличается сильным флотом: портовые города в гигантском королевстве ничтожно малы!

Положите аркану Луна под подушку в полнолуние чтобы увидеть сон о будущем!

Благословение Луны, которым владеют представители Фэй-Ул, способно исцелить от любого проклятия в течении трех дней после его наложения.

Джинны огня дарят пламя, закованное в магический кристалл, в качестве признания в любви.

В Маяке Скорби обитает призрак водного джинна, который вот уже пятьдесят лет ждет свою возлюбленную и топит каждого, чья нога ступит в воды озера, окружающего маяк.

Фэй-Ул пьянеют от молока, а их дети не нуждаются в пище первые годы жизни - главное, чтобы ребенок находился под Луной.

Самой вкусной для вампиров является кровь их родственников.

Свадьбы в Аркануме проводятся ночью, похороны - днем. Исключение: день Чернолуния, когда ночью можно только хоронить.

В лесу Слез часто пропадают дети, а взрослый путник легко может заблудиться. Очевидцы рассказывают, что призрачный музыкант в праздничной ливрее играет всем заблудшим на флейте, и звук доносится со стороны тропы. А некоторым он предлагает поучаствовать в полуночном балу.

Не соглашайтесь на предложение сократить дорогу от незнакомых путников.

На острове Чайки стоит роскошный особняк, в котором никогда нет людей. Иногда оттуда виден свет, а чей-то голос эхом отдается в коридорах. Говорят что каждый, кто переступит порог, будет всеми забыт.

Озеро Лунная Купель в Лосс'Истэль полностью состоит не из воды, а из лучшего вина, которое опьяняет сладким вкусом!

Утеха стала приютом целым двум ковенам ведьм: неужто им здесь медом намазано?

В языке эльфов нет слова, обозначающего развод.

По ночам кто-то ошивается у кладбищ подле Руин Иллюзий.

В Фортуне дают три телеги золота в придачу тому, кто согласен жениться на дочери маркиза.

В Белфанте очень не любят культистов.

Не стоит покупать оружие у златоперого зверолюда, коли жизнь дорога.

Кто-то оставил лошадь умирать в лесу Ласточки, а та взяла и на второй день заговорила.

Храм Калтэя называют проклятым, потому что в статую древнего божества вселился злой дух и не дает покоя ныне живущим. Благо, живут подле статуи только культисты.

В Озофе то и дело, вот уже десять лет, слышится звон колоколов в день Полнолуния.

Жители утверждают, будто бы портрет леди Марлеам в их городке Вилмор разговаривает и даже дает им указания.

Чем зеленее орк, тем он сильнее и выносливее.

У водопада Дорн-Блю в Ольдеморе живут джинны воды и все, до единого - дивной красоты.

На Ивлире ежегодно в период Претишья происходит турнир воинов. В этом году поучаствует сам сэр Александер Локхард - личный охранник ее Величества королевы Маргарет!

Все аристократы отличаются бледностью кожи, да вот только в Рон-Дю-Буше эти господы будто бы и вовсе солнца не знают.

В мире до сих пор существуют настоящие фэйри, да вот только отличить их от любого другого существа - невозможно!

Фэй-Ул настолько редки, что являются настоящей диковинкой для всего Аркануме. А на диковинки большой спрос. Особенно на черном рынке...

18 Бурана дверь королевского дворца Хельдемора распахивается всем желающим, бал в ночь Первой Луны.

В 15-20 числах в Лосс'Истэле происходит Великая Ярмарка Искусств - это единственный день, когда эльфы позволяют пройти через стену всем.

10 Безмятежья отмечается один из главных праздников - самая длинная ночь года. в Рон-дю-Буше проводится Большой Маскарад.

42 Расцвет - день Солнцестояния, неофициальный праздник Пылающих Маков в Ольдеморе, когда молодые люди ищут цветок папоротника и гадают.

22 Разгара отмечается Урожайный Вал в Фортуне.

Каждую ночь спящие жители Кортелий подле Утехи выбираются из своих постелей, спускаются к неестественно синему озеру и ходят по его песчаному дну. Поутру их тела всплывают, а селяне всерьез боятся спать.

Арканум. Тени Луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [14 Разгар 1059] Наперегонки со смертью


[14 Разгар 1059] Наперегонки со смертью

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Наперегонки со смертью

https://i.imgur.com/ubGgh61.jpg

Альдемера | 14 Разгар 1059 Агата Лотака | Рейшаар

Не прошла и декада с момента их долгожданной встречи, а эльфийка и зверолюд уже вновь оказались вдалеке от родного дома Бешеных Вепрей в Улл'Парсе. А ведь фелид скучал по тем временам, когда они вместе с Агатой путешествовали по миру. Только вот он хотел бы, чтобы это всё вернулось не так, как оно случилось, без той бесконечной тревоги и внезапно появившейся ответственности за жизни всех жителей их кланов. Но ведь всё у них получится? Не может не получиться!

Закрутить колесо Аркан?
да | нет

+1

2

Вино и правда оказалось лучше всяких ожиданий. Фелид, конечно, в этом мало смыслил, но продавец сказал, что урожай прошлого года был на редкость удачным (и оснований ему не верить у выходца из Улл'Парсы не было) - в предгорьях обильные дожди сочетались с мягким теплом летнего солнца, что в итоге и вылилось в богатый аромат особого местного сорта винограда. А вот в этом году так, конечно, не повезёт. С нынешней засухой свежего вина вполне может и не быть вовсе. Так что, запасы надо было делать сейчас, тем более за всю партию просили совсем немного. Выгодная покупка? Определённо! И именно такие покупки их каравану и были интересны.
День был солнечный, ясный. На небе всё так, же как и раньше, не было ни тучки, так что солнцу ничто не мешало заливать своим светом и теплом большую рыночную площадь. Народу, на первый взгляд, было немного - но это было обманчивое первое впечатление. Просто все ютились около лавок торгашей, под их навесами - там, где можно было хотя бы частично укрыться от вездесущей жары в приятной тени.
Капли красного вина остались на серой шерсти зверолюда, не смотря на то что он вытер морду рукой, когда вернул кувшин торговцу. И они блестели, переливались на солнце. Так же блестели и капли крови, что окропили его грудь, когда он начал падать на землю. Падать было высоко, поэтому он летел и летел, и летел… Хотелось что-то сказать, крикнуть, заорать… Но слишком сложно, слишком больно. А ему - ему, голосу без тела, это вполне удавалось. Для него никаких проблем быть не могло.
- А ведь ты почти успел, да, Рейшаар? Только не надо было сворачивать на той дороге. Ты опять ошибся. А за ошибки надо платить. Так ведь, Рейшаар? Рейшаар?

Рейш дёрнулся, открывая глаза и осматриваясь. А, да. Альдемера, Агата, дядя Иршад, скворчащий на печи ужин - картина настоящего постепенно вытесняла настигшее его сквозь сон видение. Не смотря на то, что палящее солнце уже давно скрылось за горизонт, на кухне небольшого, но уютного домика, где жил торговец специями Иршад было всё ещё жарко (и даже открытое настежь окно едва ли спасало). Поэтому не удивительно, что на Рее сейчас были только лёгкие штаны, закатанные наверх, а выше пояса ничего надето не было. Юный фелид потёр кулаками глаза, растёр тыльной стороной рук щеки. В левой был зажат амулет, обвязанный привычно вокруг запястья, в правой лежала небольшая раскрашенная деревянная фигурка в виде голубя - символа Эвристы Златоусты - подаренная на удачу когда-то в его далеком детстве отцом.
- Опять уснул?
- А? Да, дядя Иршад, извини.
- Да хватит уже меня так называть, можешь просто звать по имени, - крупный фелид со светло-серой шерстью (к тому же с уже видимой сединой) рассмеялся, ласково улыбаясь Рейшу и Агате. Он закончил ковыряться с пищей и поставил сковородку с жареной картошкой с грибами на стол перед своими гостями, подложив под неё толстую деревянную доску. Если бы они сейчас находились не в этом доме, то почувствовали бы пряный аромат эльпидских специй, исходящий от стряпни. Но здесь и так этот аромат стоял с самого их приезда (и, кажется, так было не только сегодня), - После такой дороги не удивительно, что вы с ног валитесь.
Рейшаар нахмурился, глядя на своего родственника, а сам тем временем убрал фигурку в закреплённый на поясе кошель. Он размотал было цепочку своего артефакта, но тут же намотал её обратно на руку. Как раз к тому времени, когда им с Агатой положили столовые приборы.
- Твоя стряпня как всегда выручает меня! - улыбнулся Рейш дяде и поглядел на сидевшую рядом с ним Агату, прежде чем взять в руки вилку.
- Всегда пожалуйста, - Иршад явно был доволен услышанными словами, - Родственников… И их друзей, - кот добродушно посмотрел на эльфийку, - Я голодными не оставлю. Я на минутку, принесу чего-нибудь выпить.
- Спасибо! - шаман кивнул в ответ и увлечённо принялся за еду. Но стоило старшему фелиду покинуть небольшое помещение кухни, как Рей дёрнул за рукав Агату, - У меня опять видение было… Выйдем прогуляться после ужина? Нам надо обсудить. Всё. Ещё раз.
Рейш даже не пытался скрыть волнение от Лотаки, но перед Иршадом старался не выглядеть  взволнованным. А вот его усталость точно не могла оставаться незамеченной. Самого-то Рейшаара она не сильно и беспокоила. Но поддерживать холодный разум (и без того занятый бесконечными переживаниями) было всё сложнее с каждым днём пути.

+1

3

Лотака все еще старалась улыбаться.
А это ведь сложно, когда в голове стремительно сменяются мысли, за чередой которых так сложно угнаться, сложно запомнить и понять даже их смысл, сложно ухватиться за одну и продумать ее до конца, не перескочив рассеивающееся внимание на другую, сложно не цепляться за значения этих дурацких потертых рисунков на картах, сложно держать себя в руках и выглядеть так, как того ожидают.
Иршад, немолодой добродушный фелид из числа многочисленной родни Рейшаара, охотно распахнул двери своего уютного дома перед племянником и его доброй подругой, и он не должен был узнать об истинной цели визита проделавших долгий путь из Улл'Парсы гостей. Так решил Рейш, и Агата не смела спорить. Она лишь с несвойственной ей покорностью кивала и вновь и вновь теребила карты, сдерживая очередной порыв сделать новый расклад. Что она ожидала увидеть на этих картинках? Что она могла рассмотреть, когда общая канва гадания сводилась к одному и тому же итогу уже не раз и не два? Агата уже давно знала, чего ожидать, если не пытаться изменить предсказанное будущее, но была полна решимости развернуть колесо судеб, чтобы не сбылись те страшные видения молодого Ведающего.
Агата все еще старалась улыбаться, хоть и устала почти смертельно.
Путь через всю Галатею до орчьего пристанища забрал много сил, а эти десять дней дороги до Альдемеры и вовсе дались очень сложно, отняв остатки покоя. Эльфийка толком не могла спать - каждый раз вскакивала, словно ледяной водой облитая, и потом долго-долго перекладывала карты; почти не могла есть, отчего теперь казалась еще более худой и какой-то неестественно серой. Пока усталые лошади из последних сил послушно несли двух предсказателей вдоль бескрайних полей, казалось, что дорога не кончится никогда, и это ощущение не пропало, когда ноги коснулись земли уже здесь, в Альдемере. Не исчезло оно и до сих пор, хотя кони уже отдыхали в стойле, а Иршад готовил ароматный ужин для своих незваных гостей. Но есть все еще не хотелось.
И она все еще старалась улыбаться, когда добрый взгляд радушного хозяина обращался на нее. Она не могла выдать свою тревогу.
Рейшаар и Агата много времени провели вместе, но немного слов друг другу сказали. Фелид, ровно как и сейчас, порой неожиданно погружался в сон, а после, пробудившись, нуждался во времени на осмысление очередного видения, а потому Лотака не мешала ему разговорами. А было ли ей что сказать? Предаваться воспоминаниям о трех годах путешествий было бы совершенно неуместно, да и не хотелось. Расспрашивать о каждой мельчайшей подробности снов провидца она перестала, когда столкнулась с плохо скрываемым раздражением Рейша, а донимать старого друга раскладами, не несущими в себе нового смысла, не считала нужным. Так и ехали они, почти молча, каждый в своим мыслях. Агата, если признаться честно, была расстроена поведением зверолюда и обижена на него. Понимала, конечно, его настроения и мирилась с ними, но не могла не принимать их слишком близко к сердцу. Верила только, что кризис закончится в тот момент, как завершится и вся эта страшная история.
Но путь был конечен.
Фелид выглядел чуть более спокойным, не выражал агрессии или недовольства, однако эльфийка читала беспокойство в его глазах. Его улыбка растягивала губы, но взгляд был лишен беззаботности. Его сны становились все тревожнее - Агата понимала это по одному только его виду, и это нисколько не прибавляло воодушевления. И вот, он только очнулся от очередного видения, потерянный и взволнованный. Иршад не замечал произошедших с племянником перемен, не видел и этих, таких очевидных для Агаты, настроений.
- Спасибо, Иршад, за приют, за ужин, - проговорила остроухая, всего на мгновение подняв глаза за светлошерстного зверолюда. Она улыбнулась, встретив на себе его теплый взгляд, ведь не могла себе позволить не ответить улыбкой на заботу. Ей и хотелось бы, чтобы эта эмоция была полна искренности, вот только время выпало для радости неудачное.
Когда хозяин удалился, Лотака бездумно сминала кончиками пальцев мякоть белого хлеба, и вздрогнула, опомнившись, когда Рейшаар потянул ее за рукав белого льняного платья.
- У меня опять видение было... Выйдем прогуляться после ужина? Нам надо обсудить. Всё. Ещё раз, - сказал он, заставив эльфийку, проморгавшись, взглянуть ему прямо в глаза.
- Да, выйдем, - с ощутимой прохладой в голосе отозвалась Агата, опустив взгляд на стоявшее перед ней блюдо с ароматной пищей. Слова прозвучали почти равнодушно, но вовсе не от обиды Лотаки на провидца и не из нежелания слушать и помогать - просто не было сил.
Сидеть под крышей, в безопасности и уюте оказалось не так-то просто - уставшее тело, до этого донельзя напряженное и функционировавшее без отдыха лишь из явной необходимости, едва оказавшись в благоприятной среде и получив возможность расслабиться, теперь неумолимо клонилось в сон. А чистое, только купленное на базаре при въезде в город одеяние на омытой от дорожной пыли и пота коже только усиливало мнимое ощущения предстоящего отдыха. Лотака с усилием сжала в кулаке вилку и ткнула ею в свою тарелку.
- Что-то я не голодна сейчас. А Иршад обидится, если я не поем. Так старался же...

Отредактировано Агата Лотака (26.05.2022 23:01)

+1

4

Надо быть сильным. Откуда-то взятая, эта фраза то и дело всплывала в его не самом ясном сознании. Всякие неприятности, конечно, в жизни бывали, но случаи, когда Рейш себя настолько плохо чувствовал, как сейчас, можно было пересчитать на пальцах одной руки. Он боялся - боялся не успеть, боялся, что не в силах изменить судьбу своей родни. Из ощущения собственной беспомощности вырастало огромное такое неповоротливое отчаяние. Усталость не делала ситуацию проще - так быстро до Альдемеры из Улл’Парсы он ещё никогда не добирался. Пожалуй, они с Агатой даже перестарались в своём стремлении нагнать караван Тиэрна, и нужно было больше времени в пути посвящать отдыху. Сейчас отец Рейшаара со своими товарищами был где-то в крюке до Рон-Дю-Буша и проще было перехватить их прямо здесь на обратном пути, который по традиции вновь будет проложен через столицу Хельдемора. Если только их тюки не наполнились уже до краёв всякими товарами, которые они решат повезти напрямую в Улл’Парсу через Белфант и Фортуну… А следом за усталостью тянулась постоянная сонливость и… И видения, что настигали Рейшаара даже тогда, когда он их не ждал. Впрочем, последнее не совсем правда - если он не ждал видений, то зачем уже который день постоянно теребил в руке подарок отца? А за видения всегда нужно заплатить цену - этот урок он усвоил ещё в детстве. От этой платы состояние тоже лучше не становилось. И в этом замкнутом круге страдания он жил уже несколько дней, но… Но… Надо быть сильным. Так ведь?
Голова раскалывалась и утихать эта боль, видимо, не собиралась. Хотя бы тошноты почти не было, и она не мешала приёму пищи. Вообще мало что могло остановить Рея от вкусной трапезы (а стряпня дяди Иршада определённо всегда входила в эту категорию), да и проголодаться он успел неслабо. И если кого-то тянет в сон после приёма пищи, то для Рейшаара это действовало чаще даже наоборот - в голодном состоянии его настигала слабость, сил никаких не было чем-то заниматься, и сон зачастую нехорошо так подкрадывался, играя в дуэте с пустым желудком не самую приятную партию.
Рейш сощурился, услышав короткий ответ Агаты и с пару секунд смотрел на неё, пытаясь разгадать, что у той было на душе. Он почти не сомневался, что она чувствует себя сейчас не намного лучше, чем он сам. И ему даже было несколько стыдно за то, что он втянул её в это и заставляет её переживать вместе с ним. Но… Она же сама вызвалась с ним ехать, верно?
Фелид повернулся обратно к своей тарелке, поводил немного вилкой кусок картофеля по ней, погрузившись в собственные мысли (о том, насколько тяжело Агате сейчас может быть с ним), прежде чем отправил его в свой рот.
- Наконец-то можем нормально перекусить... Может не скоро ещё получится горячей пищи отведать... - какого-то опреденного плана дальнейших действий у юного шамана пока ещё не было, но он был почти уверен, что побыть подольше в гостях у дружелюбного Иршада им не удастся, - Я не думаю, что он станет обижаться. Но ты лучше поешь, хоть немного. Надо бы ещё попросить его дать нам что-нибудь с собой…
Пользоваться добротой и гостеприимством дяди Рейшаару было немного неловко, но сейчас это был самый лучший из доступных им вариантов. В гостях у фелида, который уже много лет жил в Альдемере, было куда как уютнее и спокойней, чем в какой-нибудь гостинице или таверне. Да и платить не надо было. Но это мелочи, главное что никаких посторонних лиц здесь не было - только он, Агата и Иршад. А вот и хозяин дома вернулся.
- Тааак… Не знаю что уж вы пьёте, так что выбирайте сами, - фелид пришёл с двумя небольшими кувшинами в руках, - Здесь вино, а здесь компот из черноплодной рябины.
Рейш на мгновение вздрогнул, услышав слова Иршада о содержимом первого кувшина, скривил лицо, но тут же прикрыл рот рукой и потёр нос обеими ладонями.
- Или наоборот?.. - в своей задумчивости торговец специями совсем не обратил внимания на реакцию племянника - он поставил оба кувшина с широкими деревянными пробками на стол и смотрел на них поочередно. Потом поднёс один из них к носу и уже утвердительно уверенно кивнул - нюх его редко подводил, - Хотя нет, всё верно. Что будете?
- Компот, - не раздумывая ответил младший фелид и Иршад сразу же наполнил один из стоявших с краю стола стаканов, - Спасибо. Дя… Иршад, я думаю, мы у тебя надолго не задержимся. Немного передохнём, да дальше в путь отправимся. Да, Агата? Ты не мог бы нам что-нибудь с собой перекусить ещё дать?
Рейш перевёл взгляд с родственника на подругу, потом снова повернулся к тому и улыбнулся как-то странно, виновато что ли. Иршад нахмурился и тоже поочередно смотрел на обоих своих гостей.
- Ну вы как знаете, ребята, я вас не гоню, оставайтесь хоть на декаду, хоть до осени. Я всё равно большую часть дня на рынке провожу, дома не бываю почти, да и вы мне совсем не помешаете, - торговец сел за стол напротив гостей и тоже принялся за трапезу. Он откупорил второй кувшин и, взяв себе ещё один стакан, плеснул себе немного вина. В этот момент Рейшаар отвернулся и стал что-то внимательно изучать на стене кухни, - А насчёт еды не переживайте - запасов у меня много, так что скажете, когда будете уходить, и я вам чего-нибудь соберу.
Рей в ответ кивнул и улыбнулся.
- Спасибо ещё раз тебе за твоё радушие! - как-то торопливо проговорил ведающий и тут же добавил, - Ну, мы пока пройдём немного прогуляемся?
- Да, конечно, сейчас хотя бы на улице можно находиться без рисков быть поджаренным не слабже моей картошки. - Иршад продолжал есть, сделал глоток вина, во время которого Рейш вновь зажмурился, что уже не мог не заметить его двоюродный дядя, - Ты главное на ходу не засни!
В ответ на усмешку Иршада, Рейшаар только глупо улыбнулся и пожал плечами, отвечать ничего не стал. Он быстренько доел остатки в своей тарелке и встал из-за стола, обратившись уже к Агате.
- Ну, я тебя на улице подожду.

Двери дома Иршада выходили на тихий переулок неподалёку от главного Альдемерского рынка. Возле дома стояла какая-то бочка, на которую и уселся Рейш. Перед выходом он успел надеть рубашку и захватить заплечную сумку, в которой он сейчас и копался. Руки сильно тряслись, и он тихо про себя ругнулся, когда едва не уронил её на землю. Наконец, он извлек тонкую трубку и огниво с лучиной. Из мешочка на поясе вынул щепотку травы, забив её в дырочку наверху курительного приспособления, после чего замер на несколько секунд. Голова болела только больше, заставляя фелида жмуриться от боли. Да и трясучка не думала уходить. Не то чтобы организму полегчает от курева… Но иначе шансов успокоиться было совсем мало. Кот зажал в зубах трубку, зажёг лучину и поднёс огонёк к траве. Глубокая затяжка, обжигающая дыхательные пути и медленный выдох терпкого дыма с глупой надеждой так же легко отпустить и все свои заботы.

+1

5

Агата сделала глубокий вдох и шумно выдохнула, издав едва ли не жалобный стон, понимая и принимая правоту Рейшаара. Поесть действительно стоило, ведь, как фелид и отметил, следующий шанс на это может выпасть не так уж скоро - предстояло продолжить путь в поисках тиэрнова каравана. Остроухая пока не знала тонкостей резко сошедшего с условленного направления плана, да и новость об очередном изменении маршрута прошла мимо нее, как-то вскользь, и она не могла уверено утверждать, в какой момент это произошло - то ли она упустила нить событий ввиду усталости, то ли ведающий решил внести поправки только что, стоило ему очнуться от последнего видения.
Лотака подняла вилку и, словно задумавшись ненадолго, помедлила, прежде чем отправить наколотый на нее ломтик картофеля в рот. Даже жевать было тяжело, смыкание челюстей, кажется, впервые в жизни эльфийки требовало стольких сил, и каждое движение отдавалось в голове неприятным гулом. Еда казалась безвкусной, вопреки твердой убежденности Агаты в том, что Иршад, автор этого ужина, был отличным кулинаром. В другое время ее сложно было бы оторвать от тарелки с его стряпней, но сейчас явно был неподходящий момент для трапезы. Однако подкрепиться было необходимо, ведь организму требовалась энергия, особенно сейчас, когда невозможно было восполнить ее с помощью отдыха. За первым с трудом пережеванным кусочком картофеля последовал и второй, а за ним - третий. Вкуса еда так и не приобрела, зато тяжелыми комьями падала в пустой желудок, который скручивало от усталости и тревоги.
Эльфийка закивала, когда Рейш выбрал компот в качестве напитка к ужину. Вино - не самый удачный выбор, когда организм измотан. Лотака была уверена, что, сделай она хоть глоток алкоголя, сразу же провалилась бы в сон, а на это совсем не было времени. Ввиду неизбежно возраставшей на фоне общей обстановки и собственного самочувствия озлобленности Агате и вовсе казалось, что фелид решил поиздеваться, но эти мысли она с усилием гнала прочь, ведь конфликты в это сложное время были совершенно лишними.
- Да, Агата?
Ей не оставалось ничего, кроме как послушно кивнуть и натянуть улыбку, глядя на заботливого и немного встревоженного странным поведением своих гостей немолодого фелида. Он будто бы хотел озвучить какой-то вопрос, но не решался вмешиваться в чужое дело, и Агата надеялась, что он так и не спросит ни о чем.
- Нет, в самом деле, Иршад, большое спасибо, и не беспокойся. Мы, может, на обратном пути снова заглянем, если случай подвернется, - произнесла Лотака, отодвигая тарелку с почти нетронутым ужином. - А пока - нам пора.
- Так ты что же, не доешь? - спросил фелид, нахмурив брови. - Неужели не вкусно? Я переборщил с розмарином?
- Нет-нет, все очень вкусно! Просто я не выдержала и съела огромную сырную лепешку, когда мы приехали в город, - она усмехнулась и махнула рукой, - Дурочка, что с меня возьмешь?
- Вот уж точно... Тут им и стол богатый, и продукты качественные, а они едят что попало на улицах, - покачал головой радушный хозяин и отодвинул дальше от Агаты ее тарелку, оценивая количество съеденного. - Безобразие.
- Не обижайся на меня, Иршад. В следующий раз весь день есть не буду перед приездом! - Лотака зацепила вилкой еще один картофельным ломтик, чтобы уважить фелида.
Чего ей стоило вести непринужденный, полушутливый разговор в приподнятых тонах? Как только Иршад отвернулся, уголки губ эльфийки резко опустились, и она пустым взглядом проводила выходящего на улицу друга.
Агата рассиживаться не стала - за несколько минут она собрала свои разбросанные вещи, сунула их без разбора и комом в сумку и сразу поспешила выйти следом за Рейшааром.
Он ожидал ее, сидя на бочке и потягивая свой любимый дурман. Кошачья морда то и дело морщилась, да и сам фелид, казалось, выглядел теперь только еще более взволнованным и болезненным. Лотака бесшумно приблизилась и остановилась, прижавшись спиной к внешней стене дядюшкиного жилища. О пыли на стене и своем белом платье не подумала. Молча, даже не обозначив своего присутствия рядом, Агата аккуратно взялась за курительную трубку и вынула ее изо рта Рейшаара. Также молча сделала одну глубокую затяжку.
- И что? Что на этот раз? Нам снова нужно ехать? - безжизненно спросила она, но отчетливо ощущала, как энергия агрессии - последнее, что еще теплилось в маленьком теле эльфийки, - поднимается будто бы от пяток к самой макушке. - Твои видения участились. Ты не хочешь говорить об их сути. Ты просто таскаешь меня за собой, как собачонку, ничего не объясняешь, ведешь себя как тупорылый баран, - Лотака распалялась. Лицо вспыхнуло румянцем, а губы поджались, выражая злость. - И, видит Луна, если ты сейчас же ничего не пояснишь, я тебя брошу прямо! Здесь! На этой трижды проклятой бочке! - она в сердцах пнула бочку ногой, отчего та слегка пошатнулась.
Злость Агаты всегда выглядела забавно - маленькая рыжая девчонка не обладала устрашающим зычным голосом, говорила звонко и, как на первый взгляд казалось, на потеху публике. Она не выглядела угрозой, да и выражения подбирала такие, что могли вызвать разве что улыбку. Однако это вовсе не означало, что ее агрессию следовало воспринимать за увеселительное представление, и уж кому-кому, а Рейшаару это было известно.
- И трубку свою дурацкую держи! - едва не перевернув курительный прибор вверх дном, она небрежно подбросила его фелиду на колени.

+1

6

Рейш был полностью уверен в том, что принял правильное решение о том, что не нужно было ничего о его видениях рассказывать Иршаду. Конечно, ему хотелось бы быть честным и открытым с дядей, равно как и с любым его другим родственником. Но очень часто это было делом трудным. Не хватало смелости и силы духа, пожалуй. Но для себя фелид решил, что пусть лучше он умолчит гложущие его мысли, чем покажет слабину и выставит на показ все свои переживания. Уж точно он не сможет оставаться беспристрастным, рассказывая о своём видении. О таком разве можно без слёз рассказывать? Конечно, кто-то другой может и смог бы. Но не Рей. Нет. Да даже от очередного воспоминания о том одновременно уже далёком и всё ещё таком близком сне на глаза накатывала предательская влага. Хорошо, что от общества Иршада удалось избавиться и вполне гладко. Тем более, что для себя Рейш ещё дома решил, что это его видения, а значит его личное дело. И впутывать сюда ещё и своего альдемерского родственника было однозначно лишним.
Шаман не сразу успел отреагировать на то, как почти незаметно его курительное приспособление ускользнуло из его рук. Рейшаар дрогнул, открывая глаза и смотря на подоспевшую Агату. На улице уже было темно, да ещё и дым, выпущенный с медленным выдохом изо рта Рейша мешал разглядеть сейчас столь внезапно появившуюся эльфийку. Голова болела, сознание медленно начинало куда-то плыть, а руки всё ещё дрожали. Но, кажется уже чуть меньше. Или просто уже перестал придавать тому значение. Кот сделал глубокий медленный вдох и ещё более медленный выдох. Пару раз медленно моргнул, после чего незаметно утёр появившуюся было около носа слезу. Дымка перед глазами чуть развеялась, и Рейш молча наблюдал, как Лотака делала затяжку.
- Что? Какой раз? - юный ведающий не сразу понял, чего от него хотела подруга. Хоть она и начала общение спокойно (на его взгляд, даже слишком спокойно для той Агаты, которую он знал столько лет), ему показалось, что в её вопросе есть какое-то нескрываемое недовольство им самим, - Нужно ехать. Да.
Утвердительно кивнув, Рейш сразу отвёл взгляд от Лотаки в сторону. А какого ответа она ещё от него ожидала? Они всего лишь доехали до Альдемеры! Они были ещё слишком далеки от их цели! Она и сама должна была понимать, что любая минута промедления может грозить потерей следов каравана Тиэрна. Слишком непозволительная роскошь для них так легко терять время! Ведь если они не успеют...
Последующие слова Агаты резко выдернули Рейшаара из вязкого потока ускользающих вдаль мыслей. Он уставился на Агату, выпучив глаза.
- Это... Кх... - во рту пересохло и зверолюду пришлось прокашляться, прежде чем продолжить, - Это я тупорылый баран? Это я тебя таскаю? А разве это не ты за мной увязалась?!
Вслед за Агатой фелид уже и сам стал поднимать голос по мере того, как в нём росло возмущение. Агата пнула бочонок, Рейш успел было отпрянуть, опасаясь что достанется пинок его ногам. И в итоге из-за этого он потерял равновесие и едва не свалился с импровизированного сидения. Эльфийка бросила ему трубку и он со злостью вытряс на из неё тлеющие остатки травы, которые едва не высыпались на его штаны, на землю,
- Ты хочешь, чтобы я тебе всё пояснил?! - Рейшаар смотрел прямо в глаза подруги, уголок его глаза начал мелко подёргиваться, - Я тебе всё поясню, если ты так просишь!
В очередной раз прокашлявшись, фелид поднялся на ноги, отпнув бочонок в сторону, а после тут же поставив его на место. Он вдруг вспомнил, что они так и не отошли от стен дома дяди Ирашада - не дайте боги он ещё услышит, как тут его любезные гости друг с другом воркуют. Так что, он перешёл на более тихий, но не менее резкий голос.
- Хочешь, чтобы я рассказывал про свои видения? - Рейш сделал несколько шагов в сторону Агаты, закидывая себе за плечи рюкзак, - Я видел, как все наши близкие умерли. Сколько раз? Ну... Думаю с десяток раз я это уже видел, пока мы сюда добрались. Мне надо было каждый раз тебе в красках рассказывать об этом? Ну извини, мне слёзы бы тогда мешали видеть дорогу перед собой.
Рей остановился, чтобы перевести дыхание, отвернулся от Агаты в сторону.
- Вот сейчас за столом увидел, как папа умирает после того, как вино попробовал у торговца. Подумал, что это нам как-то может помочь, хотел вот обсудить не за столом, - Рейшаар сделал пару коротких шагов, удаляясь от Агаты и остановился, чтобы почесать нос. Помолчал с полминуты, после чего резко обернулся, демонстрируя свой недовольный взгляд и озлобленный оскал, - Я не просил тебя идти со мной. Я не просил богов о своём даре! Мне тяжело. И мне не хочется проходить через всё это говно, которое снова выпало на мои плечи. Но это не мой выбор!
Рейш крепко зажмурился, ругнувшись про себя и в очередной раз закашлявшись. Переживания о судьбе родни и близких сплетались с жалостью к неспособному совершить ничего стоящего в нынешней ситуации себе в совершенно отвратительное чувство, что поглощало душу кота изнутри. Ему было очень и очень плохо.
- Не ходи за мной, дождись меня у Иршада, - фелид вновь отвернулся, не дожидаясь какого-то ответа от Агаты.
Быстрым шагом отправившись в сторону главного городского рынка, Рейш то и дело переходил на бег. На улицах сейчас почти никого не было, так что едва ли у кого-то торопящийся куда-то фелид вызовет подозрения. Как и никого не смутят бегущие по его щекам потоки слёз.

+1

7

Наверное, это усталость, измотанность тела и разума говорили в ней, затмив собой здравый смысл, иначе Агата не стала бы кричать, зная, в каком нервном напряжении находится Рейшаар. Она всегда старалась относиться к нему бережно, поддерживать в трудную минуту. Она знала, какую боль иногда приносил провидцу его дар, но сейчас ей отчего-то стало... Не все равно, нет, но как-то слишком просто. Просто взять и наорать на едва ли способного удержать себя в руках фелида, не испытав при этом ни единого укола совести. Когда-нибудь, возможно, они обсудят произошедшее спокойно, разложат по полочкам причин и следствия. Когда-нибудь, но только не сейчас.
Ведающий не стерпел нападки подруги, не смолчал. Он тоже очень устал и словно выдохся, и в оставшейся оболочке сложно было узнать того, ее Рейшаара - неуклюжего и смешливого, активного и любопытного. Фелид был словно опустевшим сосудом, в котором копились теперь пугающие мысли вперемешку с отвратительными картинами возможного будущего, такими реальными, что не отвлечься от них.
Но Лотака не могла остановиться, даже понимая, что стоило бы.
- Это я тупорылый баран? Это я тебя таскаю?
- Да! - Выпалила Агата. Она тряхнула головой, и из наскоро собранного пучка выбились рыжие пряди волос. - Именно так я и сказала!
- А разве это не ты за мной увязалась?!
Она? Увязалась? Лотака округлила глаза и, потеряв дар речи, резко разомкнула напряженные губы, выпуская из легких воздух. Так вот оно что? Она увязалась? Так, значит, Рейшаар оценивал ее присутствие, ее гадания, ее поддержку, которую так старательно отвергал? Внутри все клокотало от негодования, обиды и злости.
- А кто, если бы не я? - Лотака в возмущении топнула ногой и сделала пару шагов навстречу Рейшаару, и продолжила тише, чуть более шипяще, яростно выплевывая одно слово за другим. - Кто стал бы утирать тебе сопли? Или что, хочешь сказать, что ты уже большой мальчик и справился бы сам? - ее глаза сощурились, и, если до этого ее гнев мог показаться даже забавным, теперь любая комичность сошла на нет, оставляя после себя только сырую и холодную злобу. Она не продолжила, но смысл сказанных ею слов читался и без того. Лотака не привыкла сомневаться в шамане, но отчего-то в этот самый момент оказалась убежденной в том, что один он и в самом деле мог бы не справиться. Слишком эмоционален он был для того, чтобы сохранять холодность рассудка и оценивать ситуацию прагматично, не поддаваясь панике. Лотака же пока что могла выступать в роли некого уравновешивающего фактора. Эти слова могли уколоть больнее всего остального, но, видит Луна, как же сильно ей хотелось высказать все, что так и вертелось на языке! Но она только плотнее сжала губы, чтобы сдержаться. Эти эмоции, яркие, но такие отторгающие, могли испортить все разом, а ведь план по спасению Улл'Парсы и без того трещал по швам, как и их дружба, переживавшая сейчас самый крупный конфликт за свою многолетнюю историю.
- ... Хотел вот обсудить не за столом.
- О, да воззрится на это Луна, Девять и все боги Варрха'Морры! Он решил со мной поделиться! - Лотака картинно развела руки в стороны и взглянула в темноту ночного неба. - Какое событие! Впервые за десять дней он решил что-то рассказать увязавшейся за ним девице! - Агата выдохнула так резко, что изнутри вырвался тихий короткий рык. - Тяжело тебе, да? Бедняжечка, ничего-то он не хотел и не выбирал. Так и выбросил бы свой амулет, раз не выбирал! Именно, что любая магия - результат вы-бо-ра! Думаешь, мне нравится каждый раз тянуть карту смерти? Десятый и сотый раз! Только она! - остроухая не глядя выудила из кармана белоснежного платья одну-единственную случайную карту, но совершенно не сомневалась в том, что окажется изображенным на ней. - И это, - остроухая подняла ее на уровень глаз, развернув картинку к фелиду, хоть он и не смотрел в сторону Агаты, - то, что будет, если ты не разберешься с этим говном, - она передразнила манеру речи Рейшаара, произнося последнее слово, но сказала его почему-то не на Элтэе, а по-орчьи, отчего оно прозвучало еще более грубо.
Рейшаар, бросив не то просьбу, не то приказ оставить его в покое, стремительно унесся вперед по узкой улице, оставив Агату позади.
- Да я и не собиралась... - тихо, но все-же резко сказала Агата, вновь на орочьем.
Она подхватила с земли камень и бросила вслед Рейшаару, специально скосив, чтобы он, не приведи Луна, не влетел в спину фелида. Камень с треском врезался в деревянные ящики, что покоились вдоль улицы, и упал на пыльную брусчатку.

- Тебе бы не помешало поспать, рыжая, - сказал Иршад, когда Лотака прислонилась спиной к ею же захлопнутой входной двери.
- Да, но потом, - отозвалась она, несильно стукнувшись затылком о дверное полотно.
- Вы оба как-то странно себя ведете. А Рейш-то где? - спросил он, заметив недовольство и растерянность на лице эльфийки.
- Не знаю. Я найду, - короткие, рубленные фразы слетали с языка почти механически, и Агата, даже не дождавшись реакции фелида, тут же снова открыла дверь и выскользнула на улицу. Может, и зря. Стоило бы послушать Рейшаара и впервые в жизни сделать так, как попросили, остаться в доме гостеприимного хозяина, прилечь, отдохнуть, унять бушующие эмоции. Но остроухая понимала, что сорвавшийся, как и она сама, шаман мог запросто бросить ее, отправившись в дальнейший путь в одиночестве, а она, что бы ни говорила, вовсе не хотела обрекать его на полный трудностей, выборов и опасностей шаг.
- Повздорили что ли? - вопрос Иршада так и не был услышан.
- Ну и куда ты понесся-то? - спросила в пустоту Агата, тут же свернув влево, куда изначально отправился провидец.

+1

8

В настоящий момент плана у Рейшаара не было абсолютно никакого. Он просто бежал прочь от Агаты, бежал куда глаза глядят (насколько вообще они могли глядеть сквозь то и дело накатывающие слёзы), совершенно не понимая, что ему сейчас делать. Состояние было более, чем паршивое. От воспоминаний о последних словах, брошенных Агатой  неприятно кололо в области сердца, а перед глазами темнело. Отчаяние то и дело сменялось на злость - на Агату, на себя, на судьбу. А ведь может она права? Рейш был всё таким же несамостоятельным ребёнком, как и раньше? Всё такой же наивный и верящий в лучшее. Всё так же витающий в своих фантазиях о своём великом будущем и важной роли в жизни Улл'Парсы. Может быть действительно пора уже повзрослеть? Ну да, конечно, будет он ещё всяких столетних эльфиек слушать! Рейшаар был таким, какой он есть и меняться не собирался. И уж точно с делами клана мог бы справиться без помощи подруги, которая сама на несколько лет решила покинуть их общий дом. Он лазал в логово некроманта, помогал отбивать караван от разбойников. Общался с орочьими шаманами и с неупокоенными духами. Да даже от альдемерской стражи уходил! Это он-то несамостоятельный? Хоть ему и помогали в большинстве этих историй, уж эльфийки в те моменты точно не было рядом. А теперь она с ним и даже не пытается его понять! Не пытается понять, что он не делится с ней каждым своим видением лишь из-за того, что там не было даже никаких новых деталей, за которые можно бы было зацепиться. Ведь заботился он о ней самой - не хотел тревожить без повода лишний раз! А стоило ему начать разговор о том, самом последнем видении, как она решила устроить какую-то глупую сцену. Не хотела она понять и то, что традиции его клана для Рейшаара были важнее его собственных желаний. Всегда были. И особенно это он почувствовал в тот день, когда его совсем ещё котёнка дядя Киаршис потащил к ведающему другого зверолюдского клана, чтобы воспользоваться Шаром Судеб. Да в одном названии этого артефакта был ответ! Не всегда судьбу мы сами выбираем - что-то уже решено за нас. И если Рейшаару суждено было стать новым ведающим, значит так нужно было его клану. Ведь только у него из всего поколения был дар ясновидения - у него и ни у кого из его многочисленных двоюродных и троюродных братьев и сестёр. И это всё прекрасно было известно эльфийке. Это было так же ясно, как тот исход, что оба предсказателя видели для их близких и который всё ещё можно было избежать.
Неужели они с Агатой настолько изменились за эти годы? Настолько, что им так трудно было понять друг друга в трудную минуту? Всего лишь выслушать друг друга и хотя бы попытаться понять…
Рейш резко остановился на месте, зацепившись взглядом за знакомое окружение. А, ну да, конечно. Они же здесь сегодня как раз проходили. Хотя вспомнил, он скорее не сегодняшний визит на рынок по пути к дому дяди Иршада, а его визит в город весной, когда он здесь чувствовал себя абсолютно потерянным. Теперь, правда, рынок затих и создавал ощущение спящей громадины, лишь в воспоминаниях предстающей шумной и многолюдной. Кое-где всё же раздавались отдалённые голоса - может местная охрана, может задержавшийся продавец собирал свои вещи. В таком виде это место было куда как больше по душе фелиду. Рейш встал около одного из прилавков, облокотившись на него, и глубоко вдохнул вечерний воздух, полный ароматов рынка. Здесь немного пахло вяленой рыбой, какими-то подопрелыми фруктами и… кислятиной вина.

На голос Агаты никто не отозвался - зверолюд был уже далеко, а кроме него никого в столь тёмный час здесь и не было. А впрочем, нет, одна она не осталась.
– Потеряла кого-то? – раздался грубоватый женский голос откуда-то сзади.
В безлюдном переулке орчиха словно возникла из сгустившейся ночной тьмы. Одетая в выкрашенные в чёрный цвет доспехи, высокая, весьма крепкого телосложения (хотя, Агата явно видела и более мускулистых представительниц их народа в Улл’Парсе) она не спеша шла от сложенных на небольшой площадке ящиков и бочек, накрытых плотной тканью навроде парусины, держась рукой за ножны с кинжалом, висящие на поясе. В глазах орчихи можно было прочитать подозрение, с которым она отнеслась к внезапной встрече. И никакого намёка на дружелюбие. Когда между ними оказалось лишь несколько шагов, она остановилась, продолжая одной рукой держаться за ножны, а вторую уперев в свой бок.

Отредактировано Рейшаар (07.09.2022 12:52)

+1

9

Фраза, тихо прозвучавшая из уст рыжеволосой эльфийки в вечерней тишине засыпающего города, должна была остаться никем не замеченной, однако она, сказанная отчего-то Общим, а не родным для Агаты языком, донеслась до чужого слуха и привлекла непрошенное внимание. Или же его привлекла сама Агата своим появлением на пустынной улице - не так и важно, ведь результат оставался тем же, ее заметили.
- Потеряла кого-то?
Голос - грубый, прозвучавший с явным акцентом, так хорошо знакомым Агате - заставил ее остановиться. Лотака медленно, чуть напряженно, словно ожидая какого-то подвоха, повернула голову в сторону звука, чтобы взглянуть на ту, что к ней обратилась. Крупная фигура, черты которой оставались сокрыты в темноте, направлялась к ней, и, когда незнакомка вышла на слабоосвещенный участок дороги и появилась возможность рассмотреть ее, эльфийка успела подумать, что вряд ли эта встреча может сулить что-то хорошее. Слишком уж грозным был вид женщины, слишком уверенно она держалась за рукоять своего кинжала, готовая в любой момент выхватить его из ножен. И чего же она хотела от случайно встреченной на улице прохожей? Лотака заглянула орчихе за спину и, обнаружив там какие-то ящики, не нашла ни единого повода, по которому той стоило бы переживать из-за нахождения эльфийки поблизости. Лотака была одна, и ее внешний вид не давал ни намека о какой-либо исходившей с ее стороны опасности - вряд ли рыжеволосая полезла бы на рожон в попытке украсть хранящийся под тканью груз, да и вряд ли заметила бы его, если бы незнакомка не привлекла ее внимание. Или женщина хотела поживиться чем-то ценным, что могла, по ее предположению, отыскать в сумке эльфийки? Агата нахмурилась, всем телом разворачиваясь к представительнице народа, который едва ли не считала родным. Пока женщина приближалась, Лотака пыталась рассмотреть ее лицо и понять, не встречалась ли ей была орчиха когда-то, но грубые черты ее сурового лица не показались знакомыми. Значит, вряд ли та решила напомнить Агате о своем существовании и расспросить о том, как рыжая жила все эти годы с момента их последней встречи... Но орочий язык разбойница (именно так Лотака мысленно окрестила незнакомку) должна была понять, так ведь?
- Потеряла, - произнесла Лотака по-орчьи. Родной язык прозвучал так чисто, что женщина могла удивиться отсутствию какого-либо акцента в звенящем, высоком голосе Агаты. В зеленых глазах мелкой эльфийки, едва достающей высокой фигуре до груди, отсутствовал страх перед закованной в металл и кожу громадой мышц, хотя она вовсе не походила на ту, кто мог бы ей противостоять. Во всяком случае, рыжеволосая старалась контролировать выражение лица и не позволять телу хоть как-то выдать волнение, чтобы не выглядеть напуганной, хоть и была, на самом деле, как минимум, озадачена этой встречей. Разодетая в по-девчачьи нежное белое платье, безоружная, совсем не кажущая взрослой и хоть сколько-то серьезной, Лотака смотрела на незнакомку с неподобающей ее внешнему образу дерзостью. А сама думала, что, как назло, не успеет достать из сумки ни один из своих ножей, кои носила с собой лишним, бесполезным в подобных ситуациях грузом. Спасаться бегством - вариант не из лучших, ведь это может спровоцировать уроженку Улл'Парсы на еще большую агрессию и погоню. А уж она-то, на своих огромных длинных ножищах, наверняка способна была сокращать расстояния куда быстрее пусть и ловкой, но низкорослой Агаты. Оставалось лишь проявлять твердость характера, хоть Лотаке и было не больно-то комфортно в обществе этой потенциально опасной особы. Лотаковская эльфа привыкла к общению с зеленокожим народом и орчьим габаритам, само собой, не удивлялась, но кто угодно другой на ее месте наверняка ужаснулся бы от одной мысли (несколько преувеличенной, надо отметить), что одна такая женщина способна без особых усилий оторвать неугодному собеседнику любую из конечностей или сломать черепную коробку, всего-навсего зажав голову промеж ладоней. У страха же - как там говорят? - глаза велики. - Но почему тебя это интересует? Неужто помочь с поисками хочешь? - уточнила Лотака, опустив глаза на кинжал орчихи. Та, хоть и была готова атаковать в любой момент, не спешила доставать оружие их ножен. Рыжая по-хозяйски уперла сжатые в кулаки пальцы в бока и снова, нахмурив брови, подняла взгляд на лицо орчихи. - Или ты задумала что-то другое? Я тебя умоляю, - выражение ее лица вмиг сменилось, и с губ слетела усмешка. Агата непринужденно взмахнула ладонью. - Едва ли ты найдешь у меня какие-то ценности, если твой план таков.

Отредактировано Агата Лотака (07.09.2022 01:29)

+1

10

На взгляд Гоэрты эльфийка выглядела слишком уж хрупкой и, пожалуй, несколько нелепой. Будь она сейчас в другом месте или хотя бы в другое время суток, она бы смотрелась вполне гармонично. Но посреди ночи? Во всеми забытом переулке возле альдемерского рынка? В каком-то платьишке? Интересно, какого рода приключений она здесь искала? Орчиха успела издать только коротенький смешок, но не успела задать пришедший в голову вопрос.
Ответ эльфийки заставил её резко измениться в лице. Даром, что она его и не поняла. Но язык, на котором та решила ответить, узнала. И поэтому сильно нахмурилась. Это вообще как понимать? Какая-то щуплая чудачка знает язык её народа лучше, чем она? Обидно до одури, если честно. Сама Гоэрта знала только несколько отдельных фраз и слов на орочьем, и до возможности полноценно общаться на этом языке ей было очень далеко.
- Здраа... вствуй... - попыталась ответить Гоэрта на том же языке, с трудом подбирая слова, - Помощь... Да...
Всё, что удалось понять орчихе - это то, что мелкая говорила что-то, связанное с помощью. Если, конечно, и это слово она разобрала правильно. Она посмотрела на собеседницу ещё пуще прежнего нахмурившись, после чего вновь резко поменяла выражение лица.
- Да какого хера! - озлобленно выпалила Гоэрта, сплюнув на землю и дополнив своё ругательство парочкой крепких эльпидских слов, - Ты же только что говорила на общем языке! Давай теперь то же самое, только по-нормальному! Ай, ну тебя!
Наверное, в глубине души орчиху сильно задел тот факт, что какая-то остроухая коротышка лучше неё знает тот язык, на котором должна была бы говорить она, родись она... Сложись вся её жизнь не такой, какая она вышла. Ведь она родись на Эльпиде рабыней, разлучённой с родителями, которых ей так и не удалось найти, даже подключив связи Левиафана, который её из рабства и вытащил. И жизнь дальнейшую она связала тоже с Левиафаном, перед которым чувствовала себя должной. Конечно, ещё много лет будет впереди и, возможно, она сможет прижиться и в орочьих землях… Но пока считала, что там она скорее будет чувствовать себя лишней, в чём и убедилась во время своего недавнего визита в Улл'Парсу. Сейчас же она не видела лучшей перспективы для себя, чем продолжать жить так, как привыкла.
Гоэрта дышала тяжело и громко. Она прикрыла на миг глаза, сделала пару глубоких вдохов. Подняла веки, уставилась недовольным прищуром на незнакомку. На ту, маленькую и хрупкую, сложно было злиться, поэтому орчиха постаралась проявить максимальную мягкость, насколько вообще была на неё способна.
- Слушай, у меня к тебе только один вопрос, - Гоэрта заозиралась по сторонам, дольше всего задержав взгляд на ящиках позади себя, - Что ты здесь забыла ночью? Может помощь нужна?
Ей сложно было судить о том, насколько распространено знание орочьего языка среди других рас. По тому, с чем ей доводилось сталкиваться... Ну, пожалуй, это была первая не-орк, которая знала их язык. Это было как минимум интересно. И, наверное, ей бы хотелось узнать побольше об этой эльфийке сильнее, чем сразу прогонять её прочь, чтобы не принесла ей никаких проблем. Но для начала надо было выяснить, можно ли было той вообще доверять.

[nick]Гоэрта[/nick][status]Гоп-стоп, мы подошли из-за угла[/status][icon]https://i.imgur.com/m1nisVG.jpg[/icon][path]<div class="lz"><div class="lzR"><a href="https://moonshadows.ru">Орк, 38 лет</a></div><lz>Появляется, когда её никто не ждёт.</lz></div>[/path]

Отредактировано Рейшаар (08.09.2022 08:31)

+1

11

Агата в недоумении сощурила глаза и неосознанно уставилась на губы незнакомки, пока та пыталась хоть слово произнести на языке своей расы. Лотака словно бы следила за их движением, улавливала по-странному звучащие звуки. Остроухая слегка приподняла плечи, будто бы ожидала резкого удара или какой-то другой напасти, но на самом деле же она всего-лишь насторожилась - чувство страха, до сих пор успевшее проявить себя всего чуточку, теперь и вовсе улеглось, уступив место растерянности. Зеленокожая пыталась сказать что-то о помощи, но выразить мысль на орочьем так и не смогла, хоть и дала Агате возможность понять, чтобы та, вроде как, не боялась. После не слишком удачной попытки общения орчиха стала выглядеть еще более сурово - плечи словно округлились, придав крупному телу еще больше видимого объема, а брови сдвинулись, выражая ее недовольство.
- А? - переспросила Агата.
- Да какого хера! - прорычала незнакомка, заставив эльфийку вздрогнуть от резкого, громкого, прозвучавшего злобно и грозно голоса. Лотаке совсем не хотелось казаться испуганной, но кого бы не встряхнуло на ее месте? Экспрессивная речь орчихи на том не закончилась, клыкастый рот выплюнул еще несколько хорошо знакомых Агате созвучий. На Элтее орчиха ругалась вполне уверенно, а значит, и говорила на нем, вероятно, неплохо. Рыжеволосая рефлекторно отступила на полшага назад, чтобы отстраниться от подошедшей как-то чересчур близко собеседницы. Зато столь тесный контакт позволил получше рассмотреть ее и оценить. Совсем юная, она выглядела почти подростком, лицо ее было гладким, совсем лишенным морщин, а во взгляде не отражалось и намека на большое количество прожитых лет, как это обычно бывает у взрослых. Орки взрослеют долго (хоть и не в сравнении с эльфами), и едва ли, кажется, нечаянная оппонентка Агаты успела достичь зрелости. - Ты же только что говорила на общем языке! Давай теперь то же самое, только по-нормальному! Ай, ну тебя!
- А! - с пониманием, но не без сомнений кивнула Лотака. - Так ты меня не поняла... - перескочила она на доступный ее собеседнице язык. Общий, хоть и не был родным для Агаты, давался легко, являя собой смесь множества наречий Галатеи и не имея сложных лингвистических норм. Он был прост и понятен, однако рыжеволосая никак не могла избавиться от акцента, что сопровождал ее речь всегда, какой язык она бы ни использовала. Общий не был исключением, звучал чуть ломано и грубо, будто говорила на нем не хрупкая эльфийка, но кто-то из орочьего племени. Строго говоря, впечатление это оказывалось на удивление точным. - А я тут распинаюсь...
"Вообще-то, странно," - подумалось вдруг Лотаке, но она тут же и осеклась, мысленно саму себя же и отругав. Подумайте-ка, орчиха не знает родного языка и владеет зверолюдским наречием. Сама Агата, выросшая как раз-таки среди зеленокожих, в совершенстве владеющая орочьим, знающая особенности быта в Улл'Парсе и помнящая Варрха'Морру, не знала собственных корней, и не ей, в самом деле, было удивляться, что незнакомка плохо знакома с какой-то там речью.
Но, все же, эльфийке, кажется, еще не доводилось встречать орков, не знающих языка своих предков, а потому ожидать подобного она попросту не могла, как не могла и не удивиться. Это для нее было, наверное, так же чудно, как чудно для ее визави было столкнуться с остроухой, так уверенно общающейся на орочьем.
Рыжая снова махнула рукой и резко помотала головой, будто бы отбрасывая таким образом предыдущую попытку поговорить с незнакомкой.
- Хочешь чего от меня, спрашиваю, - вкратце пересказала остроухая свои же слова, не сочтя нужным воспроизводить их в точности, переложив на им обеим понятный язык. - У меня ничего для тебя нет.
Сумка у нее, конечно, была с собой, но в ней, право, не было ничего, чем можно было бы поживиться. Какие-то вещички да совсем немного монет, коих не хватило бы, пожалуй, даже на сытный ужин; даже карты, лежавшие в спрятанном в пышной юбке кармане, едва ли представляли какую-то ценность.
- Слушай, у меня к тебе только один вопрос. Что ты здесь забыла ночью? Может помощь нужна?
"Так она что, всерьез решила проявить заботу о случайной незнакомке? Вот это действительно странно!"
Взгляд орчихи окинул улицу в оба конца, она обернулась, чтобы посмотреть на оставленные позади ящики, и Лотака тоже, переняв от нее настороженность, уставилась на груз, хоть ее и не больно-то интересовало его наполнение.
- Я просто... Иду по своим делам, - пожала плечами Агата, отвлекшись от рассматривания лежащих в отдалении, скрытых ночной темнотой ящиков, и вновь подняла взгляд на орчиху. - И намерена идти дальше. Не понимаю, какое тебе до того дело, но раз ты спросила... Не видела ли ты фелида? Несколько минут назад мог проходить здесь, если никуда не свернул. Примерно с тебя ростом, серый такой.

Отредактировано Агата Лотака (08.09.2022 12:12)

+1

12

Появившаяся злость сменилась сперва раздражением, но то быстро уступило место растерянности. И, кажется, это чувство сейчас было общим для Гоэрты и ночной гулёны эльфийки. Недружелюбный оскал, конечно, сразу ушёл, но недовольство в глазах молодой орчихи читалось ясно и безошибочно, отражая назревшее чувство в её душе, которое едва ли она бы смогла точно описать. Что-то вроде обиды за то, что эльфийка лучше неё, чистокровной (как ей кто-то сказал, соответствовало ли это правде она вряд ли когда-нибудь сможет узнать) орчихи смогла выучить язык, на котором говорила большая часть её сородичей? Пожалуй, "обида" здесь вполне подходящее слово. Пусть Гоэрта разумом и понимала, что обижаться здесь не на что. И, если бы ей не стала интересна остроухая и её познания, пожалуй она дала бы этой обиде больше воли.
- Конечно же не поняла! - вспылила орк, тут же беря себя в руки и на пояснение эльфы реагируя уже более хладнокровно, - Ничего мне от тебя не надо. Если бы надо было, я бы уже всё взяла.
На тоже неродном общем Гоэрта говорила с очень заметным акцентом, но вполне уверенно. Всё же, на нём ей доводилось общаться давно. Пусть Элтея и была распространена среди выходцев с Эльпиды или даже некоторых представителей Левиафана, привыкших работать с представителями южного метерика, после её "побега" на Галатею, она всё больше слышала вокруг себя привычную для большинства жителей материка северного речь.
Что до её мотивов, то, с одной стороны, ей действительно было интересно, что сюда привело эльфийку в поздний час. Не то чтобы она была сильно отзывчивой и всегда готовой прийти на помощь... Но вдруг и правда сможет чем помочь попавшей в беду незнакомке? Особенно, если получится её поскорее отвадить от этого места. Ведь в этом и был её второй мотив, причём более важный - у неё сейчас было задание, которое и нужно было выполнить. Задание заключалось в том, чтобы проследить за свершением сделки по передаче контрабандного товара и при этом не допустить близко к этих товаров складу посторонних - в первую очередь представителей стражи и Ордена Белого Меча. И эльфийка на их представителя явно не тянула... Хотя, хорошее прикрытие - маленькая, хрупкая, точно же никто не подумает, что она работает на стражу... Ещё и на ящики пялиться начала... Но, почему-то орчиха склонялась к тому, чтобы поверить ей. Сказался этот странный момент с поиском общего языка? Хотя сама ей доверять причины своего нахождения здесь не собиралась.
- И какие могут быть дела в такое время? - но не спросить о приведших сюда эльфийку целях она точно не могла, наверняка ведь сможет понять, если это какая-то уловка. На всякий случай осмотрелась по сторонам, прислушалась - никого не было и стояла абсолютная тишина. Да и мест для засады стражи здесь подходящих не было - окрестности Гоэрта знала как свои пять пальцев, - Да, задерживаться здесь не стоит.
Орчиха кивнула, явно намекая на то, что появление эльфийки здесь не очень желанно. Впрочем, пока она её не гнала - до прибытия представителей покупателя и продавца товара времени было много, так что и помочь незнакомке она успеет.
- Не, не видела, - Гоэрта задумалась, положив левую ладонь себе на подбородок (пока вторая всё так же лежала на рукояти клинка), вспоминая своих знакомых, подходящих на описание, - Фелид, говоришь? Серый? Это тот ворюга что ли? Их же вроде с товарищем по весне ещё стража схватила. Или они сбежали и залегли на дно после того случая. Может этот... Ну, специями торгует? Иршад? Он-то чего натворил, что ночью из дома вылез?
Теперь орчиха уже совсем успокоилась и забыла о первых не самых позитивных эмоциях от встречи с эльфой, всерьёз заинтересовавшись возможностью ей помочь.

[nick]Гоэрта[/nick][status]Гоп-стоп, мы подошли из-за угла[/status][icon]https://i.imgur.com/m1nisVG.jpg[/icon][path]<div class="lz"><div class="lzR"><a href="https://moonshadows.ru">Орк, 38 лет</a></div><lz>Появляется, когда её никто не ждёт.</lz></div>[/path]

+1

13

Зеленокожая была импульсивна и даже не пыталась этого скрывать. Ее чувства, распаляясь моментально от малейшей искры, утихали так же стремительно, сменяясь одно другим, и Лотака узнавала в настроении незнакомки свое собственное, ведь она тоже нередко демонстрировала свою вспыльчивость как к месту, так и нет. Но сейчас избыток эмоций мог сыграть злую шутку, притупив бдительность и вызвав агрессию со стороны орчихи, а потому Агата лишь сохраняла настороженность. Она то присматривалась к лицу и фигуре собеседницы, то вглядывалась в сокрытые темнотой ночи закутки, а слух улавливал редкие шорохи улицы и переменчивые интонации в голосе орчихи. Та, похоже, не могла определиться, как ей следовало относиться к Лотаке, ее мучил резко возникший интерес, но она, в свою очередь, тоже не теряла бдительности. Для остроухой оставались загадкой причины, которыми руководствовалась незнакомка, останавливая Агату, а потому эльфийка не могла расслабиться в обществе крупной зеленокожей женщины. Она не пыталась угрожать, но все еще сжимала ладонью рукоять кинжала, готовая в любой момент атаковать или защищаться.
Остроухая сжала тонкие ладони в кулаки, будто это могло ей чем-то подсобить, но агрессия не выражалась ни в выражении ее лица, ни в позе тела. Последняя скорее могла вызвать лишь усмешку у орчихи, способной, пожалуй, даже одной рукой поднять в воздух крошечное и легкое тельце эльфийки.
Стоило ли верить словам незнакомки о том, что не возможность поживиться скромными пожитками эльфийки стала причиной этой остановки? Лотака отступила на два маленьких шажка назаж, услышав утверждение орчихи о том, что, захоти она ограбить рыжую, то уже забрала бы себе все ее возможные ценности. Пожалуй, стоило бы завести привычку носить оружие в доступе, как это делала, к примеру, та же зеленокожая, ведь сейчас, если бы она попыталась причинить Агате вред, та не успела бы выудить из сумки нож, выкованный племенным кузнецом специально для нее.
- И какие могут быть дела в такое время?
- Действительно, в столице все должны сидеть по домам после захода солнца, - усмехнулась Агата. Несмотря на саркастичность сказанных ею слов, в голосе не слышалось раздражения, зато ощущалось напряжение. - У тебя же тоже нашлись какие-то дела в такое время! И я бы уже давно преодолела эту улицу, если бы ты меня не остановила. Так что, - Лотака пожала плечами, - задерживаюсь я здесь из-за тебя.
Но незнакомка, как ни странно, несмотря на собственные слова о том, что с этой улочки лучше убраться как можно быстрее, Агату гнать прочь не стала, даже словно бы старалась задержать ее рядом с собой подольше, выискивая поводы для диалога. Над вопросом остроухой про зверолюда зеленокожая задумалась, будто и впрямь могла видеть Рейшаара.
- Это не то, - помотала головой эльфийка, выслушав предположение про какого-то местного воришку. Лотака, кончено, не знала подробностей о промысле Рейша за три года ее отсутствия, но была убеждена, что в крупных городах она украла куда больше кошельков, чем ее лучший друг. Орчиха упомянула и Иршада, и Агата нахмурила брови, услышав имя добродушного хозяина, только недавно угощавшего ее сытным ужином. Старший фелид не отличался скрытностью и вполне мог назвать свое имя любому из своих клиентов или соседей, но сам факт знакомства его с зеленокожей отчего-то позабавил Лотаку и заставил чуть смягчить свое отношение к ней. - Нет, - снова качнула головой Агата. - Тот, кого я ищу, темнее Иршада. Почти черный, вообще-то. В темноте наверное выглядел как большая ушастая тень, - усмехнулась эльфийка. - Мы повздорили, и он... - Рыжеволосая осеклась. Она с прищуром взглянула на орчиху, мысленно поругав себя за сорвавшееся с губ откровение. - Удрал, - добавила она, решив, что таиться уже смысла нет, раз первую часть мысли она так легко высказала. - Если ты не видела, то и ладно, я пойду искать, пока он не ушел слишком далеко и не нашел себе проблем. Все равно спасибо за попытку, - Агата развернулась с намерением двигаться дальше и, махнув рукой орчихе, сделала несколько шагов вперед.

+1


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [14 Разгар 1059] Наперегонки со смертью


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно