03.09. Я календарь переверну и снова третье сентября.... 05.06. Доступ к гостевой для гостей вновь открыт. 14.05. Временно закрыта возможность гостям писать в гостевой. Писать сообщения можно через профиль рекламы (Ворон), либо зарегистрировавшись. 14.04. Регистрация на форуме и подача анкет возобновлены. 07.04. Можно ознакомиться с итогами обновления, некоторые мелкие детали будут доработаны.

В день Чернолуния полагается завесить все зеркала и ни в коем случае не смотреть на собственное отражение.

Лучше всегда носить при себе зеркальце чтобы защититься от нечистой силы и проклятий.

Некоторые порождения дикой магии могут свободно проходить сквозь стены.

В Солгарде все желающие могут оформить заявку на тур по тавернам, включающий в себя 10 уникальных заведений со всех уголков мира, и посещение их всех в один день!

Дикая роза на крышке гроба запрет вампира внутри.

В центре опустевшей деревушки подле Фортуны стоит колодец, на бортиках которого грубо нацарапана фраза на эльфийском: «Цена должна быть уплачена».

Старый лес в окрестностях Ольдемора изменился. Звери изменились вместе с ним. Теперь их нужно убивать дважды.

В провинции Хельдемора не стихает молва о страшной угрозе, поджидающей путников на болоте, однако... всякий раз, когда туда прибывали нанятые охотники, они попадали в вполне себе мирную деревеньку.

Беда! Склеп мэра одного небольшого города возле Рон-дю-Буша едва ли не полностью ушел под землю после землятресения. Лежавшие там мирно тела... пропали.

В окрестностях Рон-дю-Буша есть примечательный город, главная особенность которого — кладбище. Поговорите с настоятелем местной церкви и он непременно отыщет для вас могилу... с вашим именем.

Известный мастер ищет бравого героя, дабы увековечить его благородный лик в камне.

Тролль, которого видели недалеко от деревни на болотах, говорит на общем языке и дает разумные советы напуганным путешественникам, встречающих его на пути.

Книги в большой библиотеке при ольдеморской консерватории начали разговаривать, и болтают они преимущественно друг с другом.

В Керноа кто-то повадился убивать горожан. Обнаруживший неизменно замечает, что из тел убитых растут... зеленые кусты.

В Эльмондо обрел популярность торговец, раз в период заглядывающий в столицу и предлагающий всем желающим приобрести удивительно умных зверей. Правда все чаще звучат голоса тех покупателей, которые утверждают, будто иной раз животные ведут себя странно.

Если в Новолуние поставить зажженную свечу на перекресток - можно привлечь Мертвого Феникса, который исполнит любое желание.

Некоторые представители расы шадд странным образом не нуждаются во сне - они вполне могут заболтать вас до смерти!

Эльфы просто обожают декорировать свое жилье и неравнодушны к драгоценностям.

Дворфы никогда не бывают пьяны, что говорится, «в зюзю». А вот гномы напиваются с полкружки пива.

Бросьте ночью 12 Расцвета в воду синие анемоны, подвязанные алой лентой, и в чьих руках они окажутся, с тем вас навек свяжет судьба.

Оборотни не выносят запах ладана и воска.

В Сонном море существуют целые пиратские города! Ничего удивительного, что торговые корабли никогда не ходят в этом направлении.

Хельдемор не отличается сильным флотом: портовые города в гигантском королевстве ничтожно малы!

Положите аркану Луна под подушку в полнолуние чтобы увидеть сон о будущем!

Благословение Луны, которым владеют представители Фэй-Ул, способно исцелить от любого проклятия в течении трех дней после его наложения.

Джинны огня дарят пламя, закованное в магический кристалл, в качестве признания в любви.

В Маяке Скорби обитает призрак водного джинна, который вот уже пятьдесят лет ждет свою возлюбленную и топит каждого, чья нога ступит в воды озера, окружающего маяк.

Фэй-Ул пьянеют от молока, а их дети не нуждаются в пище первые годы жизни - главное, чтобы ребенок находился под Луной.

Самой вкусной для вампиров является кровь их родственников.

Свадьбы в Аркануме проводятся ночью, похороны - днем. Исключение: день Чернолуния, когда ночью можно только хоронить.

В лесу Слез часто пропадают дети, а взрослый путник легко может заблудиться. Очевидцы рассказывают, что призрачный музыкант в праздничной ливрее играет всем заблудшим на флейте, и звук доносится со стороны тропы. А некоторым он предлагает поучаствовать в полуночном балу.

Не соглашайтесь на предложение сократить дорогу от незнакомых путников.

На острове Чайки стоит роскошный особняк, в котором никогда нет людей. Иногда оттуда виден свет, а чей-то голос эхом отдается в коридорах. Говорят что каждый, кто переступит порог, будет всеми забыт.

Озеро Лунная Купель в Лосс'Истэль полностью состоит не из воды, а из лучшего вина, которое опьяняет сладким вкусом!

Утеха стала приютом целым двум ковенам ведьм: неужто им здесь медом намазано?

В языке эльфов нет слова, обозначающего развод.

По ночам кто-то ошивается у кладбищ подле Руин Иллюзий.

В Фортуне дают три телеги золота в придачу тому, кто согласен жениться на дочери маркиза.

В Белфанте очень не любят культистов.

Не стоит покупать оружие у златоперого зверолюда, коли жизнь дорога.

Кто-то оставил лошадь умирать в лесу Ласточки, а та взяла и на второй день заговорила.

Храм Калтэя называют проклятым, потому что в статую древнего божества вселился злой дух и не дает покоя ныне живущим. Благо, живут подле статуи только культисты.

В Озофе то и дело, вот уже десять лет, слышится звон колоколов в день Полнолуния.

Жители утверждают, будто бы портрет леди Марлеам в их городке Вилмор разговаривает и даже дает им указания.

Чем зеленее орк, тем он сильнее и выносливее.

У водопада Дорн-Блю в Ольдеморе живут джинны воды и все, до единого - дивной красоты.

На Ивлире ежегодно в период Претишья происходит турнир воинов. В этом году поучаствует сам сэр Александер Локхард - личный охранник ее Величества королевы Маргарет!

Все аристократы отличаются бледностью кожи, да вот только в Рон-Дю-Буше эти господы будто бы и вовсе солнца не знают.

В мире до сих пор существуют настоящие фэйри, да вот только отличить их от любого другого существа - невозможно!

Фэй-Ул настолько редки, что являются настоящей диковинкой для всего Аркануме. А на диковинки большой спрос. Особенно на черном рынке...

18 Бурана дверь королевского дворца Хельдемора распахивается всем желающим, бал в ночь Первой Луны.

В 15-20 числах в Лосс'Истэле происходит Великая Ярмарка Искусств - это единственный день, когда эльфы позволяют пройти через стену всем.

10 Безмятежья отмечается один из главных праздников - самая длинная ночь года. в Рон-дю-Буше проводится Большой Маскарад.

42 Расцвет - день Солнцестояния, неофициальный праздник Пылающих Маков в Ольдеморе, когда молодые люди ищут цветок папоротника и гадают.

22 Разгара отмечается Урожайный Вал в Фортуне.

Каждую ночь спящие жители Кортелий подле Утехи выбираются из своих постелей, спускаются к неестественно синему озеру и ходят по его песчаному дну. Поутру их тела всплывают, а селяне всерьез боятся спать.

Арканум. Тени Луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Архив у озера » Сокровищница » [53 Расцвета, 1059] Кто Ищет - Тот Всегда Найдёт


[53 Расцвета, 1059] Кто Ищет - Тот Всегда Найдёт

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Кто Ищет - Тот Всегда Найдёт

https://i.imgur.com/YRagryb.png

В нескольких днях пути к северу от Храма Калтэя | 42 Расцвета 1059 года Катарина, Лакс Монтаг

Когда предстоит решить непростую задачу, отправиться на поиски того, что все считают давно потерянным, порой не обойтись без веры и удачи. Но чем больше веришь в собственную удачу, тем больше шансов натолкнуться на что-то отдалённо напоминающее искомое, но таковым не являющееся.

Закрутить колесо Аркан?
нет

+1

2

Храм Кэлтея поражал воображение так же, как некогда сделал это главный Храм Луны в Рон-дю-Буше для совсем еще юной Катарины.
В каждом крупном городе или поселении она всегда невольно оглядывалась в поисках знакомых шпилей и символов - все же в Луну веровали почти все и всюду. Поселение культистов ожидаемо было единственным, где на глаза не попадалось ничего подобного - и хотя жрица Луны знала, с чем столкнется, было это все равно непривычным.
Да и она сама сейчас не была более жрицей ни по статусу, ни по одежде. Скромные одежды послушницы она сменила на яркие платья и изысканные блузы, со вкусом подобранные еще Себиллой в Консерватории, простые косы заменила распущенными кудрями, а по утрам даже пыталась подводить глаза и чуть подкрашивать губы. Только лунный амулет по-прежнему блестел на груди рядом с другими украшениями - но таковой могли свободно носить, все, верующие в Ее божественный свет.

Кроме того, лютня и флейта поселились теперь в вещах Катарины, поскольку даже в дороге отказываться от репетиций не собиралась. Да и разве можно было - рядом с Монтагом?
Нет, маэстро вовсе не приковывал ее к инструменту и не заставлял, как Себилла, монотонно отрабатывать одно и то же место. Он, похоже, вообще больше был сторонником метода "смотри на меня - повторяй за мной". И хотя Катарина порой приходила в тихий ужас от того, что вытворяли на инструменте длинные ловкие пальцы барда, все же глаза боятся, а руки делают - повторяла. Неловко, спотыкаясь, но постепенно начиная понимать суть игры. Не тупой зубрежкой и отработкой, а словно бы поднявшись выше над строгой теорией и ухватывая основы на практике. Перед публикой она пока что еще не играла - наблюдала за тем, как это делает Лакс, подавала ему инструменты, иногда подпевала ему окрепшим звонким голосом, и в целом, следила, чтобы маэстро, опьяненный вниманием, не увлекся.
И то сказать, порой Катарине казалось, что он очень даже может. В этом путешествии она неожиданно открыла для себя иную сторону характера менестреля: в мелочах, не касающихся итоговой цели их поездки, тот был редкостным раз-дол-баем. Забыть, проспать, не договориться, засидеться допоздна в кругу благодарных слушателей? Запросто! Все то, что для ответственной, исполнительной жрицы Луны было непреложным и обязательным, для маэстро оставалось ерундой, которую легко можно было решить банальной импровизацией. Иной раз посмотреть - мальчишка мальчишкой, почти ее ровесник, а вовсе не глава целой фракции...
Как ни странно, а сердиться на него за это не получалось - да Катарина и не пыталась. Все это делало Лакса не каким-то возведенным на пьедестал идолом, каким его считали в Консерватории, а более близким, понятным и живым.

Первым местом их конечного назначения было крупное поселение чуть севернее Храма Кэлтея. Именно там, по словам маэстро, видели одного из драконов, и Катарине не терпелось, наконец, увидеть их самой.
- А ведь я знаю одну женщину из Храма Кэлтея, - вспомнила она уже по дороге, ругая себя за то, что сделала это слишком поздно. - Солраам... кажется. Мы встречались с нею в городе Лирон, она была очень добра. Наверное, нужно было попробовать расспросить ее...
Наивная Катарина и не предполагала, с кем в действительности столкнулась тогда в Лироне. Должно быть, знай она это имя Солнцеликой и Смертонесущей, не разбрасывалась бы им так легко.
Интересно, знал ли его Лакс?
В любом случае, поворачивать обратно к городу культистов не имело смысла - до Борвенеи оставалось рукой подать.

+1

3

[indent]Долгие и кропотливые поиски утомляли. Даже если они были невообразимо важными. Бесконечные расспросы, блуждание вокруг одной зацепки ради того, чтобы понять, что она ведёт в тупик и начать всё сначала. Энтузиазм Монтага перегорал также стремительно, как и загорался. И он всё больше отвлекался. Никому не станет хуже, если он немного развлечётся, пока ждёт известий от доверенных людей. Никому не станет хуже, если он поспит ещё часик, ведь за этот час ничего кардинально не изменится. Ну, забыл он явиться на встречу с информатором потому что был слишком увлечён наблюдением за той прелестной дамой, что посматривала на маэстро с неприкрытым увлечением, чтобы услышать место и время этой самой встречи. Ведь информатор и сам нашёл его!
[indent]Скука была самым страшным бичом для такой личности, как Лакс. Он не мог сидеть без дела, не мог сосредоточиться, когда не происходило ничего. Его кровь кипела, а душа жаждала развлечений. И если они не приходили к нему, то маэстро сам отправлялся на поиски. Но к его чести, он никогда не забывал о своей юной подопечной. В конце концов, долг перед всеми членами Калейдоскопа был превыше всего. Ведь каждого Монтаг воспринимал, как члена семьи.
[indent]В Храме Калтэя они не смогли узнать ничего путного и практически зря потеряли время. Всё, что смог добиться Лакс, так это расплывчатые сведения о том, где может обнаружиться объект их поисков. Но, откровенно говоря, Борвенею они и без того собирались посетить. По крайней мере, теперь у них были имена тех, к кому стоило обратиться.
[indent]Личина главы Калейдоскопа очень помогла в Храме Калтэя, но сейчас куда сподручнее было путешествовать в виде неприметного барда-шадд. Неприметного по меркам личности маэстро, разумеется. Всегда, когда Лакс сбрасывал человеческую личину, казалось, что он испытывал огромное облегчение. Ведь пускай иллюзия и не требует больших усилий для кого-то столь опытного в магии, как Монтаг, а возможность не следить за своим поведением и движениями была просто усладой для маэстро. Знали бы окружающие, как трудно контролировать такие подсознательные действия, как взмахи хвостом, чтобы случайно кого-нибудь не задеть и не раскрыть себя.
[indent]- Солраам? - брови барда поползли вверх, когда Катарина произнесла это имя. - Откуда ты... Нет. Нет и ещё раз нет! Нам не следует даже упоминать драконов в присутствии любого последователя Церкви Девяти. А уж тем более при самой Смертонесущей. Ты когда-нибудь слышала о Хэйру’Веронтасе? Драконы - его детище. Все, без исключения. При чём, буквально. Одно из Девяти Божеств являлся и является Отцом всех, в ком течёт кровь драконов. И поверь, послушники Бога войны, голода и справедливости, вовсе не те, кому стоит знать о наших интересах в этом деле. Уверен, они уже рыщут по всему континенту и на их пути лучше не попадаться. Уж поверь мне, я знаю насколько безумной может быть слепая вера в старых Богов. Когда-то я был частью этого... Если так можно выразится. Собственно, за тем я и спешу найти этих драконов, чтобы выяснить планы Отца быстрее, чем это сделают фанатики и извратят всё на свой лад. Явление этих драконов... Это предвестие. Грядёт что-то... Что-то невообразимое. И лучше, если этим займётся тот, кто точно знает, что делает.
[indent]Бард нахмурился в задумчивости и его хвост беспокойно мотался из стороны в сторону.
[indent]- Прости, я должен был сказать сразу. Но... Как-то выпало из головы, - менестрель тяжело вздохнул, неловко оглянувшись за плечо, в сторону скрывшегося давным-давно города. - Мы ведь были в самой обители Старых Богов. И как я мог выпустить это из головы, - он посмотрел на юную жрицу и вспомнил ещё один немаловажный момент, стукнув себя по лбу за забывчивость. - Пока я в этом облике, зови меня Тэнн. Это моё имя. Такое же настоящее, как и Лакс - просто части моего полного имени. Для сокращения и упрощения. А вот Монтаг - полноценный псевдоним. Но ради сохранения тайны, Лучше разделять Лакса и Тэнна. Идёт?

+1

4

- Смертонесущей?.. - глаза Катарины округлились, когда до нее постепенно дошло, о чем говорил Лакс. - Так значит, там, в Лироне... о, Луна!
Слова, действия и даже внешний вид Солраам после этих слов обрели новый смысл. Могла ли она представить себе, что скромная жрица Луны, самая невзрачная из всех пешек Церкви, столкнется с Главой Девяти?
В последнее время в жизни Катарины и вправду неожиданно мелькали очень и очень крупные фигуры, а она почти и не придавала этому значения.
Конечно же, она знала о Старых богах и о Хэйру’Веронтасе в том числе. Но до сих пор не соотносила появление драконов с Его существованием. В конце концов, как давно Старые боги появлялись в мире? Кто вообще помнит об этом из ныне живущих? Катарине всегда казалось, что древние властители мира более не интересуются его делами и сами согласились стать легендами, о которых помнят и которых почитают преимущественно Культисты Девятерых. Но предположить, что кроткая и ироничная Солраам может захотеть найти драконов, она и близко не могла.
Насколько же узко ее видение мира, и насколько мало она еще знает про него. Взаимоотношения фракций, их цели и интриги все еще оставались для новоиспеченной ученицы маэстро запутанной паутиной, в которую она влетела без лишних раздумий, повинуясь только собственному велению сердца и бесконечной благодарностью к менестрелю-шадд.
К слову о шадд...

- Тэнн, - Катарина покатала это имя на языке и согласно кивнула. - Хорошо, я запомню. Тебе идет это имя, - она улыбнулась и поудобнее пристроила на плече ремень с футляром от лютни.
Бард-Тэнн действительно отличался от Главы Калейдоскопа. Словно становился более свободным, менее погруженным в заботы Калейдоскопа.
И еще одна мысль мелькнула где-то на задворках сознания, но почти сразу исчезла, поглощенная другими: каково же полное имя ее учителя, если и Тэнн, и Лакс - всего лишь его части и сокращения?

***
Борвенея была куда более крупным поселением, чем представлялось Катарине до этого. Некогда именно здесь пролегла большая дорога к Храму Кэлтея и порту, что сказалось на том, как разросся и обогатился городок. Соседство с Культистами сделало жителей привычными практически к любым путешественникам, даже самым странным - и потому никто особо и не удивился ни менестрелю-шадд, ни его миловидной рыжеволосой ученице.
Все это невольно напоминало Катарине о том, как они путешествовали с братом Перифаном. Старый жрец своей кротостью и добрыми словами всегда мог найти подход к любому человеку, а приверженность жителей свету Луны и вовсе открывала практически любые двери. Прежде им достаточно было дать понять, что они пришли как посланцы Церкви, с исцелением, утешением и знанием, как сердца самых недоверчивых поневоле смягчались, а языки развязывались.
Но в Борвенее жило немало тех, кто помнил и чтил Девятерых, а не Луну. Да и подход у менестрелей и жрецов все же был разный.

Их с Лаксом (с Тэнном! не забыть называть его Тэнн!) интересовал бортник, на свою беду увидевший дракона неподалеку от своих лесных угодий. Скупая информация, которую удалось раздобыть маэстро еще в Консерватории, гласила, что бортник по имени Бишоп Тэм подвергся нападению крылатой ящероподобной твари, едва не отправившей его на тот свет.
Это несколько расходилось с тем, что о драконах говорил Лакс и с тем, как он о них говорил. Когда маэстро рассказывал о драконах, глаза его светились небывалой теплотой - будто он вспоминал юных, безобидных, несмышленых созданий, нуждавшихся в защите и опеке. Но если случившееся с бортником было правдой, то новорожденные драконы были отнюдь не безобидны.
- Бишоп? А вам-то зачем? - сощурился в их сторону старик, куривший длинную трубку возле небольшой, покосившейся таверны. - Тоже хотите к отряду примкнуть?
- К отряду? - Катарина бросила взгляд в сторону Лакса.
- Ну да. Его, бедолагу, эта тварь так изранила, что может и на ноги-то не встанет. Так что у нас тут собираются мужики покрепче и охотники посмекалистее, поставить ловушки на гадину и башку ей оторвать...

+1

5

[indent]- Боюсь расстроить, но мы далеко не бойцы, - пожал плечами бард, разводя руками. - Но нам интересно услышать историю. Чтобы рассказать всему миру о храбрости людей, не побоявшихся дать отпор ужасной напасти. Где мы можем найти Бишопа и его отряд?
[indent]Старик затянулся едким дымом, внимательно осматривая шадд. Приверженцы Девяти относились к рогатому народцу куда менее предвзято, чем последователи Луны, но всё равно мало кто хотел, чтобы рядом ошивалось демоново отродье. Только обаянием и открытостью Тэнн мог добиться расположения. И обычно ему это удавалось.
[indent]- За рыночной площадью найдёте заброшенную лавку мясника. Вот от неё третий дом с выцветшей зелёной крышей, - вытащив трубку из рта, старик указал ей направление.
[indent]Менестрель благодарно поклонился и смело направился в сторону рыночной площади. Образ бродячих артистов, собирающих истории не подводил никогда. Люди любили баллады, но ещё больше любили, когда эти баллады посвящались чему-то, что близко их сердцу. Упоминание города, ближайшего лесочка, в котором ещё босоногими ребятишками они бегали в поисках орехов, может имя какого-нибудь героя или дамы, которых удалось когда-то увидеть воочию. Кто же откажется стать непосредственной частью подобной баллады, чтобы весь мир или хотя бы его часть узнала о том, что происходило в месте, которое они называют домом.
[indent]- Обычно драконы не нападают без причины, - рассуждал Тэнн, видя беспокойство на лице своей ученицы. - Но безобидными их назвать тоже нельзя. Думаю, легенды и истории красноречиво рассказывают о том, как страшен в гневе дракон. Но раз на этого мужчину напали, то он явно спровоцировал чем-то это нападение. Может покушался на территорию. Или же пытался поймать молодого дракона. В любом случае, нужно быть предельно осторожными. И опередить этот отряд...
[indent]Дойдя до рыночной площади и отыскав заброшенную лавку с покосившейся старой вывеской, несложно было заметить нужное им место. У порога дома с блеклой зелёной крышей расположились крепкие мужики с суровыми лицами и оружием в руках. Они явно готовились к походу, натачивая оружие, приматывая зазубренные наконечники к стрелам и оплетая древки копий верёвкой, чтобы те крепче лежали в руке. Тэнн видел, как всё новые и новые добровольцы подходили к дому и их впускали внутрь, с благодарностью похлопывая по плечу. В этом походе любая помощь пригодится. Ну, или практически любая. Завидев высокого, но худощавого и щегловатого шадд, да ещё в обществе с молоденькой девицей, суровые мужики отложили своё оружие и сурово смерили барда неодобрительными взглядами.
[indent]- Добрейшего денёчка, уважаемые! - начал бард. - Мы слышали, что здесь собираются добровольцы, чтобы отправиться на охоту и поймать невиданную зверюгу. Отличный сюжет для баллады! Восхваляющей героизм и доблесть всех смельчаков, что отважились на подобное, естественно. И поэтому я бы хотел узнать все подробности. Можно поговорить с господином Тэмом?
[indent]- Какой прок от твоего языка и твоих песен? У нас нет времени на твой трёп, - пробасил один из мужиков.
[indent]- Так ведь я и не собираюсь вас отвлекать, уважаемые. А господин Бишоп, насколько я слышал, не в состоянии присоединиться к походу. Так что плохого в том, что я с ним поговорю, чтобы после разнести эту историю от  Сизого Причала до Садов Виссары?
[indent]- Да пусти ты его. Если Бишоп захочет, то и сам его прогонит.
[indent]Пожав плечами, крепкий мужчина указал на вход, а после уселся на старую скамью, продолжив водить камнем по лезвию увесистого топора. Внутри же людей и суеты было ещё больше. Здесь заготавливали припасы в дорогу, собирали силки и ловушки пострашнее с заточенными стальными зубьями и, очевидно, пропитанными каким-то ядом. Самого же Бишопа нетрудно было узнать. Встреча с крылатым ящером действительно стоила ему дорого.
[indent]- Хочешь попробовать поговорить с ним? - хитро улыбаясь, спросил бард свою юную ученицу.

+1

6

- С Бишопом? - Катарина закусила губу и, подумав, кивнула. - Да, конечно. Я поговорю.
Она уже успела заметить, что на нее люди реагировали куда благосклоннее, чем на рогатого шадд - все же отношение к "демоновым отродьям" разительно отличалось от отношения к собственным сородичам, и никуда от этого не деться.
Но то, что происходило возле заброшенной лавки, ей не нравилось катастрофически. Драконы - нападают на людей? Люди отправятся охотиться на драконов? Как различить, кто виновен, и кто должен понести ответственность за свершившееся? И как не допустить новых жертв?
Тэнн выглядел все таким же безмятежным и улыбчивым, как и прежде - словно и вправду всего лишь собирал слухи и сплетни, чтобы после спрясть из них ткань для своей новой баллады. И Катарина почти не сомневалась, что ее он в итоге и сплетет - но ведь они здесь не за этим. Как обрести такое же спокойствие и уверенность?
Она все еще размышляла об этом, когда по скрипучей лестнице поднималась на второй этаж, в полутемную комнатушку, где лежал очевидец и пострадавший. И еще раздумывала, какие слова скажет ему и чем сможет убедить рассказать о драконе...
Но едва войдя в комнату - Лакс остался рядом, за порогом, - разом позабыла и о своих намерениях, и обо всех планируемых фразах.

Она снова была жрицей и целительницей, а лежавший перед ней мужчина - больным. Жертвой. Страдающим от боли человеком. И Катарине сразу стало не до хитростей и уловок: сущность жрицы все еще была в ней сильнее, чем личина певицы.
От Бишопа, скорчившегося на кровати, резко пахло травами и сукровицей. Его правая рука, правая сторона шеи и лица были наскоро обмотаны грубыми повязками, пропитанными простым лечебным составом, а уцелевший глаз, мутный от боли, с трудом сфокусировался на девушке.
Катарина поставила футляр с лютней у дверей и, подобрав юбки, присела возле постели больного, склонившись к нему. Серебристый амулет-лунница выскользнул из-под ворота, сверкнув в тусклом свете проникавших в щелястые ставни солнечных лучей.
- Да осветит тебя Луна, почтенный Бишоп, - приветствие, сорвавшееся с губ Катарины, также было словами жрицы, а не барда. Тонкие пальцы без промедления коснулись здоровой руки бортника, и взгляд человека остановился на ее лице. - Волей Ее, я целитель Храма. Прошу, позволь осмотреть твои раны.
- Це...литель? - губы, изъеденные с одной стороны, чуть шевельнулись.
Катарина кивнула и дождалась слабого ответного кивка. Осторожно, но уверенно, без малейшей брезгливости размотала повязки на его лице и шее.

Это точно был не огонь - это она отметила сразу. Говорят, драконий огонь сжигает плоть дотла сразу же, что его ничем не потушить. Волей-неволей ей вспоминалось рыжее пламя, вырвавшееся изо рта Лакса, когда он испепелил Моренда - должно быть, похожим был и драконий огонь. Но повреждения, нанесенные Бишопу, куда скорее напоминали действие яда: кожа и плоть под ней истончились, будто на человека щедро плеснули кислотой.
- Я униму твою боль, почтенный, - Катарина тут же сосредоточилась, взывая к собственной магии. Затянуть такие следы одномоментно она пока еще не могла, но облегчить его страдания и подготовить правильное лечение ей было по силам. - А ты, прошу, расскажи мне, что за чудовище сотворило это с тобой...
Она знала, что Лаксу, ожидавшему тут же, рядом, могут вовсе не понравиться слова о чудовище. Но сейчас Катарина волей-неволей смотрела на мир глазами пострадавшего Бишопа - только так можно было вызвать его доверие, и она делала это неосознанно.
Ее прикосновение было теплым и целительным. Ярко-красная, обожженная кожа бортника постепенно бледнела, жестокая боль унималась - дыхание стало ровнее, взгляд осмысленнее.

Он отправлялся проверять свежие ульи, которые только переселились на новое место, когда с неба на него упала крылатая тень.
Она была крупной - крупнее самой большой птицы, которую до сих пор видел бортник, с добрую козу величиной - и темно-зеленой, как лесная трава. Должно быть, поэтому он не сразу и заметил ее в лесу. У нее была длинная шея, гибкий хвост и перепончатые крылья. Дракон как есть, в этом Бишоп готов был поклясться.
- Раненый он был... - говорил бортник, сжимая руку Катарины. - Одно крыло... подволакивал. На меня напал сразу как увидел, я и... сделать ничего не успел...
Частично его спасла шляпа с длинной сеткой, которую пчеловод надевал, чтобы защититься от случайных укусов собственных подопечных. Когда дракон плюнул в него ядовитой слюной, большая ее часть прожгла защитную сетку, но и того, что осталось, хватило, чтобы повредить самого Бишопа.
Катарина оглянулась - шляпа лежала тут же, возле кровати, больше похожая на грязную рваную тряпку.
- Спасибо, что рассказал мне. Обещаю, я сделаю все возможное, чтобы больше никто не пострадал... - Катарина легко коснулась кончиками пальцев мокрого от пота лба бортника. - Я подготовлю для тебя бальзам, который поможет тебе быстрее поправиться. А ты засыпай, Бишоп. Луна исцелит тебя в твоих снах.
- Лишь бы эту тварь... прикончили... - пробормотал, проваливаясь в дрему, Бишоп.

- Разве драконы могут плеваться таким ядом? - с сомнением произнесла Катарина, показывая Лаксу изъеденную шляпу и плотно закрывая дверь к пострадавшему. Тэнн, конечно, слышал весь разговор, и только ему лучше было знать, как ведут себя драконы - особенно раненые и случайно увидевшие на своем пути человека.

Отредактировано Катарина (02.05.2022 17:20)

+1

7

[indent]Раненному человеку куда спокойнее находиться в обществе целительницы из Церкви Луны, нежели с шадд-балагуром. С ней бортник будет более открытым и благодарным, расскажет куда больше, чем бродячему барду даже при условии, что попадёт на строчки баллады. Разве думает сейчас этот человек о том, что услышит своё имя в песне, когда никто не знает, насколько серьёзными будут последствия роковой встречи. Быть может он и вспоминать об это не захочет.
[indent]Поэтому Лакс стоял снаружи, припав спиной к холодной стене и навострив слух. Бард был рад тому, что остался безучастным, ведь слова Бишопа будили в нём столь непривычный гнев. Дракон был ранен и увидел угрозу в незнакомце. Это было не удивительно, если ранил его такой же человек. Значит, следовало найти его как можно быстрее. Найти и, если потребуется, защитить от озверевшей толпы. Быть может эта баллада закончится совсем не так, как хотелось бы местным.
[indent]- Ядом? - погружённый в раздумья, шадд пропустил часть рассказа мимо ушей и его глаза округлились, когда юная жрица вынесла шляпу пчеловода с выжженными дырами. Но выжженными далеко не пламенем. - Это не дракон... И, боюсь, у добровольцев большие проблемы.
[indent]Тэнн мог только предполагать, так как не так часто встречался с чудищами, которые прячутся по лесам. А уж тем более теми, кто плюются ядом. Но были среди них и те, кого по не знанию можно запросто перепутать с драконами. Дикие виверны, в отличии от драконов, вполне неплохо жили все эти столетия, но бард думал, что их-то люди, живущие на границе с лесом, должны были признать.
[indent]- Может участившиеся слухи о появлении драконов сыграли против нас и обычное нападение виверны приняли за появление дракона? - размышлял бард вслух. - Но они ведь не похожи! Ни капли!
[indent]Возмущённый менестрель направился к лестнице вниз. Можно было смело вычёркивать это место из списка и отправиться дальше. Да только справятся ли местные с раненной виверной? Любыи ловушки и силки она прожжёт своим ядовитым дыханием и никто не сможет безопасно подойти к ней. Конечно, числом её возьмут, но многие при этом пострадают.
[indent]- Раненный зверь вдвое опасен. Боюсь, к Бишопу присоединятся и его друзья. Если с ними не стрясётся чего похуже... - с серьёзным лицом говорил менестрель. - Можно попытаться увести её подальше от города, но из-за раны она может напасть и на нас. В любом случае, это опасное дело. Но что-то мне подсказывает, что ты не простишь меня, если я предложу просто уйти и оставить местных разбираться самих, - усмехнулся шадд. - Так что будем делать? Поможем добровольцам или раненному чудовищу?

+1

8

- Не дракон?.. - Катарина нахмурилась.
До сих пор ей и в голову не приходило, что, отправляясь с Лаксом на поиски новорожденных драконов, она рано или поздно окажется перед выбором: защищать ли ей людей, которым она дала обет помогать и исцелять, или же полностью следовать пути, выбранному маэстро. Меньше всего ей хотелось хоть как-то вредить удивительным созданиям, вновь появившимся в мире спустя долгие века забвения.
Но и допустить, чтобы драконы, пусть даже совсем крошечные, нападали на людей... как?

- Виверны... я о них только слышала, и то мельком, - она оставила шляпу на полке и заспешила следом за менестрелем. Тот шагал широко и быстро, кипя собственными мыслями, и Катарина почти физически слышала их.
Пустышка. Не зацепка, а ерунда. Здесь нет того, что они искали, и нельзя терять время.
- Но нужно же хотя бы предупредить людей... Раненая виверна может столько всего натворить! - она ускорила шаг, догоняя учителя, схватила его за рукав, вовсе не задумываясь о том, что может ему перечить.
Все, чему ее учили и магически, и духовно, противилось тому, чтобы оставить все как есть и позволить людям пострадать от яда разъяренного чудовища. Но что если Лакс будет против и захочет немедленно уйти, не впутываясь в это?
По счастью, он тоже неплохо читал ее мысли. Или они слишком явно были написаны на ее нахмуренном лице.
— Так что будем делать? Поможем добровольцам или раненному чудовищу?
Катарина закусила губу и выпустила его рукав.
- Я не хочу, чтобы кто-то снова пострадал, будь то люди или даже виверна. Но... мое сердце на стороне обычных людей. Ни бортник, ни прочие, кто может стать ее жертвами, не виноваты, - она вскинула на менестреля тревожный, пронзительный взгляд. - Но это может нас задержать, и я не имею права просить тебя об этом...
Красные глаза шадд улыбались. Была ли то проверка ее верности, ее идеалов?
Нет. Его и вправду интересовал ее выбор. И он готов был к нему прислушаться.

- Вы двое? И нахрена вы нам сдались?
Само собой, предводитель спешно набранного "охотничьего отряда" был отнюдь не в восторге при мысли о том, что двое чужаков, да еще и менестрелей, присоединятся к поимке "дракона". Это ж, прежде всего, чужие! Помрут по пути - разбирайся еще с Калейдоскопом. А чтоб не померли - следить же за ними надо, отвлекаться, время терять...
И какие из них бойцы - вертихвост в щегольской рубашке да девчонка-тростинка, которую плевком перешибить можно.
- Мы можем оказаться куда полезнее, чем вы думаете, почтенный Фривен, - Катарина по старой привычке сцепила руки перед собой на животе. - Мои умения целительницы и магия моего учителя могут вам пригодиться. К тому же мой наставник лучше всех разбирается в драконах и других тварях, похожих на них, и все о них прочитал.
К тому времени Катарина уже составила для жены бортника, причитающей возле его кровати, список ингредиентов и трав, которые понадобятся жрице по возвращении. Заготовить она их велела впрок, снедаемая дурными предчувствиями: вполне может статься, что к концу охоты не только бортник будет лежать, обожженный ядом и страдающий от боли.
Фирвена все еще терзали сомнения, но соваться выслеживать ядовитую тварь без защиты и подготовки тоже было страшновато.
- Ну ладно, - буркнул он, переведя взгляд с Катарины на Тэнна. - Допустим. И что же, ученый милсдарь, нам надо, чтобы этого дракона забороть, а?

Отредактировано Катарина (07.05.2022 12:39)

+1

9

[indent]- Во-первых, перестать называть это существо драконом, - с видом знатока ответил бард, подняв палец вверх. - Я осмотрел характеры ранений и ожогов и пришёл к выводу, что данное существо не имеет ничего общего с драконами, а является никем иным, как виверной. Довольно молодой, если верить рассказам.
[indent]- Ви...верной? - с сомнением переспросил мужчина.
[indent]- Именно! - заявил Тэнн. - Как эксперт в драконах ответственно заявляю, что мы идём охотиться на особь виверны, которая только недавно вступила в стадию взросления. Смею предположить, что где-то в местных лесах есть гнездо этих существ и наш незадачливый самец вступил в схватку за право размножения. Весна - сами понимаете. Но, судя по тому, что он был ранен и забрёл так далеко, схватку свою он проиграл. Бедолага.
[indent]- Бедолага?! Да эта тварь едва не отправила на тот свет Бишопа! - запротестовал Фривен. - Что ты мелешь, а, бард?
[indent]- Точно не дракон? - спросил доброволец, куда старше и опытнее.
[indent]- О, господа, драконы ведь давным-давно исчезли, - с печальной улыбкой произнёс менестрель. - Уверен, многие из вас видели или слышали о вивернах. Но кто-нибудь может сказать то же самое о драконах?
[indent]- Невестка моя видала, - пожал плечами невысокий, но коренастый мужичок с широкими плечами и бритой головой. - Целую стаю видала. Не далее, чем декаду назад, когда с рынка возвращалась в село, - увидев заинтересованный взгляд барда, он продолжал. - Такие же, как описывал эту гадину Бишоп - размерам с крупную кошку, с хвостом ящерицы и крыльями летучей мыши. Летели на северо-запад. Пять или шесть штук...
[indent]- Пощади нас Луна... - пробормотал кто-то позади. - Нам бы с одной тварью справится...
[indent]- Тоже будешь говорить, что это виверны? - усмехнулся Фривен. - Если эти гады и дальше будут на честных людей нападать, то снова вымрут, не успев появиться!
[indent]- Да! - воодушевлённо поддержали своего главаря бойцы.
[indent]Тэнн больше не улыбался. Судя по всему, молодых драконов действительно видели улетающими в сторону Утехи, что только подтверждало полученные ранее сведения. Но общие настроения людей... Тревожили барда. Если весть о случившемся здесь разнесётся, то никто не станет разбираться, была ли во всём виновата виверна, или же вновь вернувшиеся драконы. И пускай Лакс был готов отстаивать жизни тех, кто до недавнего времени был лишь легендой, он не мог сказать, как поступит даже Катарина. А значит, нужно было не допустить того, чтобы такой выбор вообще встал.
[indent]- Что насчёт ставки? - внезапно предложил бард. - Если это будет дракон, я отдам вам все свои пожитки и свою лютню. Она одна стоит столько, что можно купить себе уютный домик.
[indent]- А если ты окажешься прав? - усмехнулся самоуверенный главарь отряда.
[indent]- О, ничего сложного. Просто вы все расскажете, что были настолько глупы, что перепутали дракона с простой виверной, - ухмыльнулся менестрель, протягивая руку. - Или уверенности уже поубавилось?
[indent]Фривен немного подумал, оглядевшись на собранных бойцов. Кто пожимал плечами, кто согласно кивал. Чего им терять-то, когда выигрыш настолько большой? Широко ухмыльнувшись, главарь пожал барду руку.

+1

10

Ударили по рукам, заключили сделку. Катарина с некоторой тревогой покосилась на роскошную, эльфийской работы лютню в надежном чехле за плечами Лакса. Он, пожалуй, преуменьшил: такое сокровище стоило куда дороже домика, и даже дороже двух.
Но, судя по ухмылке шадд, ставить на кон все ему было не привыкать.
- Лучше бы уж на мою лютню тогда спорил... - пробормотала жрица, чувствуя себя странным образом виноватой. Сама не знала, за что, но посерьезневший взгляд Лакса давал понять, что лютня - меньшая из возможных потерь, если где-то они оступятся.
Так или иначе, а это по ее воле они присоединялись к охоте на виверну, и отменять что-то было уже поздно.

Честно говоря, охотничий отряд из этих добровольцев, был таким себе. Тринадцать разнокалиберных мужиков, вооруженных кто луками, кто копьями и ножами, а один даже гномьим самострелом, но настолько древним, что вряд ли тот сделал бы хоть один выстрел, передвигались по лесу единой тесной группой, не желая разделяться, чтобы выследить виверну, и потому больше мешая друг другу, нежели высматривая следы.
Лакс и Катарина, сменившая яркую юбку барда на просторные, но удобные штаны, шли в хвосте - безоружными, - и Катарина все отчетливее понимала, что вот это и есть чистой воды авантюра, против которой ее предостерегали в Консерватории Соловья. С одним маленьким уточнением: затеял-то ее вовсе не Монтаг.
К тому же кое-кто из горе-охотников для храбрости прикладывался к фляге, что только усиливало дурные предчувствия. Неровен час, дрогнет рука, и полетит дряхлый болт из скрипящего самострела не в виверну, а прямиком кому-нибудь из своих же товарищей.
- Но все же они ведь видели драконов, - пробормотала Катарина, размышляя вслух и перебираясь через овражек, скользкий после недавних дождей. - И если сейчас найдут не виверну, а кого-то из них...
Она не закончила: слишком каменным стало выражение лица Лакса. Если люди найдут драконов, то защищать он будет отнюдь не людей.
А она сама?
Даже думать об этом не хотелось.

- А правда, что виверны могут воспринимать музыку? - вспомнила она слова Нарашша еще в Консерватории. Теперь казалось, что это было очень, очень давно.
- Можем ли мы как-то... отвадить их подальше от Борвенеи? - продолжила тихо рассуждать Катарина, косясь на идущих впереди жителей. - Это же большой город, тут рядом тракт. Если продолжатся нападения, наскоро собранным отрядом не ограничатся, вызовут Орден Меча, чтобы все здесь зачистить.
Она-то знала, как работает голова простого человека, все богатство которого - дом да кусок поля за ним. Сначала, чтобы не платить, попытаются сами справиться, а уж там, если не получится, обратятся к Луне. И к Мечу.
Но как отвадить? Она не воин, а Лакс... он, конечно, может использовать свое странное пламя, но не стрелять же им по юрким вивернам... Монтаг, как ни крути, тоже менестрель, а не охотник на чудовищ.

- Вы что там плететесь еле-еле, а, певцы? - нетрезво обернулся к ним тот, с самострелом, невестка которого заметила в округе драконов. - Портки, небось, намочили уже? Дома б сидели, а не по лесам шастали... особенно ты, девуля!
Остальной отряд прошел уже на несколько шагов вперед - отстали только они втроем. Бритоголовый, рисуясь, то и дело оборачивался, подмигивая Катарине, и потому не видел, что творится над его головой.
А там, почти сливаясь со стволом зелено-серой чешуей и неловко подогнув крыло, сидела крупная ящерица - маленькая голова на длинной тонкой шее, оранжевые глаза, раздвоенный язык, нервно пробующий воздух. Виверны подслеповаты, и вниз она не смотрела - но если кто-то из охотников додумается посмотреть наверх, то непременно ее спугнет.
- Тэнн... - прошептала Катарина, касаясь руки менестреля. - Дай им другую картинку!
Она вспомнила иллюзии, сотворенные Лаксом в таверне - пусть охотники и дальше идут вперед, думая, что двое музыкантов топают за ними, главное, чтоб не вздумали обернуться.

+1

11

[indent]Сейчас Лакс не мог рассказать, почему он ставит драконов превыше других. Ведь, если бы его спутница узнала правду, то поняла бы всё и бард боялся, что это могло отпугнуть её и сделать их дальнейшее путешествие невозможным. Менестрель не думал, что они так скоро наткнутся на конфликт интересов и взглядов. Жрица Луны не могла проигнорировать помощь людям и нуждающимся, а Тэнн не мог позволить навредить драконам. И пускай сейчас им повстречалась виверна, сгладившая углы возможного конфликта интересов, общее настроение было понятно всем.
[indent]- Любое живое существо воспринимает музыку, - ответил бард, смягчив черты лица. Этот разговор был куда приятнее, чем размышления о том, что будет, если они найдут дракона вместе с этой шайкой мстителей. - Даже те, кто глухи от природы, ощущают колебания в воздухе, которые сопровождают любой звук. Но что касается виверн... Сомневаюсь, что игрой на флейте мы сможем увести их за собой прочь из города, а вот привлечь внимание к нам - запросто. Поэтому нужно быть осторожнее.
[indent]Катарина напомнила Тэнну о том, что вполне вероятно где-то и вправду рыщет Орден Меча, охотясь уже не на виверну, а на настоящего дракона. Людской страх - опасная вещь, а Церковь Луны не станет разбираться в том, кто прав, а кто нет и даже подумать страшно, что они могут сотворить с несчастным существом. Возможно, ему следовало отправиться в это путешествие в одиночку? Не возникало бы волнений и моральных дилемм. Существовала бы только цель и ничего более. Но, как и прежде, бард понимал, что без Катарины попросту не справится. Оставалось надеяться, что осложнений и непростых выборов удастся избежать.
[indent]Глаза шадд округлились, когда он ощутил едва уловимый запах крови и яда, который мог принадлежать только одному существу. Вверху на ветвях притаилось существо, на которое и велась охота. Бард слушал вполуха и не обратил никакого внимания на едкие замечания подвыпившего бравого охотника. Но зато хорошо услышал предложение жрицы, широко улыбнувшись.
[indent]- Отличная идея, - заметил бард, взмахнув рукой и прошептав заклинание. Мужичок с самострелом странно покосился на парочку, проследил за взглядом шадд, но, задрав голову, увидел лишь густую листву, скрывшую силуэт виверны. Лишь отойдя от места, где притаилась виверна, бард остановился, привлекая внимание мужчины. - Вы правы. Здесь нам делать нечего. Очевидно, что и виверны никакой уже поблизости нет.
[indent]- Струсил? Ха! Боишься за свои пожитки? И правильно. Но мы-то тебя всё равно найдём. Когда притащим тушу дракона в доказательство, - он ехидно посмеялся и поспешил догонять основную группу, чтобы передать весть.
[indent]- Как думаешь, что будет, если они так и не найдут никого в этом лесу? - усмехнулся бард. - По округе разлетится весть о нападении дракона, а мы разнесём свою весть о том, что это была виверна, которую мы сами видели. Если не поверят бродяге-шадд, то придётся использовать положение маэстро.
[indent]Развернувшись на каблуках, бард направился обратно в ту сторону, где они оставили виверну. Не доходя до того места, Тэнн остановился. Иллюзия уже развеялась и можно было увидеть, как беспокойно оглядывается раненное существо, явно учуяв что-то недоброе. Бард глубоко вздохнул и сосредоточился, будто что-то вспоминая, а затем с резким выдохом изрёк едва уловимый человеческим слухом звук, отдалённо напоминавший змеиный шёпот. Будто какой-то странный язык, немного гортанный и грубоватый, который вполне могли использовать для общения ящерицы. И пускай шёпот этот был едва различим даже рядом с бардом, виверна, сидевшая на ветвях, в панике подняла голову, вытянув тонкую шею в сторону музыкантов, и поспешила убраться как можно дальше. Упреждая вопросы своей ученицы, Лакс поднял указательный палец и прикрыл глаза, вслушиваясь. Через несколько мгновений он вздохнул с лёгким облегчением, но в месте с тем и с некоторым разочарованием.
[indent]- Старый приём, - улыбнулся менестрель, открыв глаза. - Виверна больше никогда не вернётся сюда. А ещё в округе нет ни одного дракона.

+1

12

Катарине стоило огромных трудов сделать вид, будто ничего особенного они нигде не увидели, и дождаться, пока вся группа окончательно уйдет далеко вперед, а Лакс якобы признает их неспособность продолжать путь. И вправду дальше идти не было смысла, если цель они уже обнаружили - но вот что с ней теперь делать?

— Как думаешь, что будет, если они так и не найдут никого в этом лесу?
- Но разве мы... - начала Катарина, хмурясь, но маэстро, как и всегда, выглядел беспечным и чуточку отрешенным.
Неужели он и вправду никогда не бывает серьезен? Или это безмятежное лицо - очередная маска? Видела же она его настоящее, неподдельное беспокойство, когда речь зашла о драконах и об Ордене Меча.

Виверна сидела там же, где они ее и оставили, и Лакс без колебаний направился прямо к ней.
- Осторожнее! - Катарина почти готова была к тому, что вот сейчас ядовитая крылатая ящерица плюнет в него своей жгучей слюной или спикирует на своих поврежденных крыльях.
Но Тэнн подходить не стал. Он просто взял - и зашипел.
Слух ученицы барда был достаточно чутким, чтобы распознать в этом выдохе определенную последовательность звуков, сменяющихся один за другим, будто настоящая речь. Но если это речь - то что это за язык?
Катарина готова была поклясться, что виверна эту речь поняла. Звучало это дико - разве мог Монтаг разговаривать с животными, и тем более с чудовищами? - но она все видела собственными глазами. Существо, которое они ошибочно приняли за дракона, расправило помятые крылья и тяжело снялось с дерева в чащу, в противоположном направлении.

— Старый приём. Виверна больше никогда не вернётся сюда. А ещё в округе нет ни одного дракона.
- Что? Как ты это узнал? - серые глаза Катарины распахнулись еще шире. - Ты как будто говорил с ней, и она тебя послушалась! Ты действительно так умеешь? Что ты ей сказал? Тэнн?..
Но он, если и собирался отвечать на ее вопросы, то определенно не здесь, посреди чащи, и ей пришлось взять себя в руки и умолкнуть.
Ее учитель был полон странных загадок и тайн, и она, конечно, не могла требовать от него раскрытия этих тайн. В конце концов, она обещала помогать ему, а не мешать.

В Борвенею они ожидаемо вернулись раньше горе-охотников, и Катарина почти сразу же занялась ранами Бишопа, для которого подготовили все травы и ингредиенты, запрашиваемые юной жрицей. Даже со всеми ее умениями потребуется еще пара дней, чтобы состояние бортника стало стабильным, и смерть от яда ему больше не грозила.
Все это без остатка поглотило и силы, и внимание жрицы, и потому даже мрачное и безрезультатное возвращение поискового отряда впечатления на нее не произвело. Она же и так уже знала, что вернутся они ни с чем.
Но почему? Этого она до сих пор не могла понять до конца.

- Все ты, рогатый. Накаркал, - хмуро заявил Фривен, косясь на барда и его ученицу вечером в таверне. - Как знал, что добра от вас не жди!..
- Да полноте, Фривен! - полненькая, как сдобная булочка, разносчица, уже успевшая пасть под чарами сладкоголосого менестреля, шлепнула его полотенцем. - Сами тварюку упустили, а на людей кидаешься...
- Какие ж тут люди!
- А что, нет что ли? Спасибо бы лучше сказал! Без рыжей девчоночки Бишоп уже сейчас бы в могилу слег...

- Что теперь? - улучив момент, тихо обратилась Катарина к Лаксу. - Виверну они не нашли, но и мы драконов - тоже, - она наклонилась к нему через стол, тревожно блестя глазами. - Думаешь, те, что улетели на северо-запад, были все же драконами?

Отредактировано Катарина (07.05.2022 12:40)

+1

13

[indent]Вместо ответа на вопрос, бард просто хитро подмигнул. Ещё придёт время раскрыть все карты. А сейчас следовало поскорее возвращаться в город, чтобы не вызвать подозрений у ушедшего вглубь леса отряда, который, судя по общему настрою и градусу алкоголя в крови, мог решить повернуть назад в любой момент.
[indent]Пока Катарина занималась ранами бортника, Тэнн занимался разносчицей. Обворожительная улыбка, лестные слова и правильно выбранная песня могли растопить сердце любой дамы. Бард мог поклясться, что однажды смог достучаться и до чёрного сердечка одной очаровательной некромантки. Да только кто ему поверит?
[indent]Возвращение отряда менестрель встретил на праздным бездельем, в компании кувшина вина и лютни, которые артисты возвышенно называют поиском творческого вдохновения. Тэнна удивило то, насколько долго новоявленные охотники на чудовищ шатались по округе. Наверняка, они были настроены намного серьёзнее, чем предполагал бард. То, что они были не в духе только подтверждало это догадку.
[indent]- Я специалист в драконах, а не вивернах, - настаивал на своём бард. - Как только я убедился, что это не дракон, то понял, что мне с вами делать нечего. Будь это иначе, то мы бы отыскали ваше "чудовище". А то, что вы никого не нашли... Я бы радовался такому исходу. Наверняка, виверна уже далеко отсюда. Они не привыкли жить в близости от селений. Насколько я знаю.
[indent]Ответ явно не устроил Фривена и его ребят, но другого они и не получат. Вполне вероятно, что они обратятся в Орден Меча. Вполне вероятно, что округу прочешут. Тщательно или нет - было не важно, ведь здесь никто ничего не найдёт. Лакс в этом убедился и позаботился лично.
[indent]Когда все занялись своими делами, менестрель устроил небольшое утешительное представление, которое пришлось по душе даже многим из отряда охотников. Нужно же было как-то скоротать время, пока юная жрица обрабатывала раны Бишопа, а шататься без дела в Борвенеи особо-то и не где. Когда же Катарина освободилась, был уже поздний вечер и шадд позаботился о том, чтобы девушка как следует отдохнула. Горячий ужин, свежая бадья и мягкая постель уже ждали её.
[indent]- Это был древний язык, - Тэнн начал отдалённо, одновременно и отвечая на вопрос и говоря, что делать дальше. - Я говорил не с виверной - они его не понимают. Это язык драконов. Считается, что он давно утерян, но не совсем, - бард хитро подмигнул Катарине. - Я бросил клич в надежде, услышать ответ. А для виверн, равно как и для прочих существ, в этом кличе нет ничего, кроме опасности. Они на подсознательном уровне понимают, что им грозит опасность, что эта территория занята и им здесь не рады. Но, уверен, ты, как и я, ответа не услышала. Значит, драконов здесь нет. Попытаем счастье на северо-западе. В конце концов, все пути ведут в Утеху. А там у меня есть одна знакомая. Если наши поиски не принесут плодов, я напишу ей и попрошу помощи.

+1

14

- Специалист в драконах! - фыркнул Фривен, зло покосившись на барда. - Легко быть специалистом в мифических тварях, а? Пока честные люди спину гнут да ожоги от всякой нечисти зарабатывают?!
- Остынь, приятель, не кипятись... - его соратники с трудом, но усадили разошедшегося мужчину на место, придвинули к нему кувшин вина, и вскоре разговор свернул в более мирное русло - на тему прелестей и достоинств различных баб. Единственная тема, никогда не дававшая осечек.

Катарина все равно предпочла бы держаться с этими людьми настороже, и уж лучше позволила бы им и вправду обратиться к Мечу, нежели самим слоняться по округе. Пусть рыцари прочешут лес, успокоят борвенейцев, заверят их, что опасности нет. Это будет лучшим решением и для горожан, и для них с Лаксом, о которых местным лучше бы забыть поскорее.

А вот ответ маэстро не столько развеял ее вопросы, сколько открыл еще больше новых.
- Древний язык драконов? - она недоуменно сощурилась. - Драконы умели говорить?
Разумеется, даже в той балладе, которую сама Катарина исполнила на экзамене, были и разговоры с драконами, и даже любовная линия, но до сих пор она считала это чем-то вроде аллегории, художественного вымысла, небольшого поэтического преувеличения. Но чем дольше она общалась с Лаксом, тем отчетливее понимала, сколько правды на самом деле скрывается в подобных легендах.
Драконы не просто реальны - они и вправду могут говорить. И она слышала сегодня, как звучит этот язык.
- Откуда ты его знаешь? - она все еще с трудом верила, что виверна могла испугаться всего-то звуков драконьего наречия, ведь произнес-то эти шипящие слова не дракон, а всего лишь смертный менестрель. И все же это сработало - возможно, все дело в непревзойденном звукоподражании, в котором Тэнн был мастером?

Путь в Утеху ее не пугал, хотя до этого Катарина там не была, да и о городе слышала немало сомнительных и нелестных историй. Город, некогда бывший негласной столицей алхимиков и целителей, превратился в воровское пристанище.
С другой стороны, могли ли юные драконы прятаться там, в полях зверобоя и календулы, среди солодки и шиповника? Почему бы и нет.
Однако прежде, чем она успела высказать собственное мнение на этот счет, все та же пухленькая дама, что уже вступалась за них с Лаксом, приблизилась к их столу снова. Лоб ее был озадаченно наморщен.
- Госпожа, вы пока здесь... - обратилась она к Катарине, бросив быстрый взгляд на Лакса, - там Бишопу это... снова плохо стало. Жена его слезно молит-просит вас пойти взглянуть, как бы не помер, бедолага...
Катарина тут же подобрала юбки, разом забыв и про ванну, и про постель, но, спохватившись, посмотрела на учителя.
- Я только ненадолго сбегаю и сразу вернусь...
Не могла она так быстро отказаться от целительства, долгие годы бывшего смыслом и делом ее жизни. Тем более, если Бишоп сейчас умрет, это будет на ее совести.
Но и задержать Лакса на его пути она тоже не могла. Так что лучше ночь не поспать, но успеть сделать все и сразу...
Катарина все еще верила, что ее сил хватит на всех.

+1

15

[indent]- Я? - Лакс изобразил удивление, приложив руку к груди. - Кажется, меня научил Отец, - усмехнулся бард, хитро подмигнув жрице.
[indent]Он мог бы рассказать ей больше. Гораздо большое, но сейчас было ещё не время. В таверне Борвенеи было много людей и многие недоверчиво смотрели на шадд, наверняка, внимательно слушая каждое его слово. К тому же, всегда должно оставаться место для маленькой тайны. Иначе жить попросту не интересно. Тэнн был в этом убеждён.
[indent]Катарина вызывала доверие менестреля. В её обществе он не опасался за сохранность собственных секретов и с лёгким сердцем делал то, что необходимо, пускай порой эти действия вызывали куда больше вопросов, чем хотелось бы Лаксу. Но по-другому быть попросту не могло. Когда  юную жрицу позвали, бард остался один. Он не собирался останавливать свою ученицу, ведь прекрасно понимал, что она поможет каждому нуждающемуся даже несмотря на собственные неудобства.
[indent]Погружаясь в размышления, Тэнн задумался о дальнейших действиях, о пути, что предстоял. Можно было отправиться в окрестности, попутно расспрашивая местных и, быть может, отыскать по пути хоть что-то, кроме раненных виверн. А можно было направиться прямиком в Утеху и найти там помощь. С помощью дело пойдёт гораздо быстрее, но, побывав в Боровнеи, бард понял, что кроме поисков неуловимых драконов необходимо сделать ещё кое-что - понять общее отношение жителей к тому, что древние легенды начали воплощаться в реальность. Если во всех встреченных селениях, где были замечены драконы, их встретят суровые лица, готовящиеся на охоту за крылатыми существами, то следовало задуматься о том, как укрыть и главное защитить то, что он так отчаянно пытается отыскать.
[indent]Нужно было спешить. Ведь каждый час промедления может по итогу стоить слишком дорого. Но оставлять свою подопечную без отдыха менестрель тоже не мог. Он задержался допоздна. Пил, пел и веселился вместе с засидевшимися завсегдатаями, у которых появилась отличное оправдание перед разгневанными жёнами. Ну когда ещё можно встретить заезжего барда, да ещё и шадд! Так продолжалось до тех пор, пока не вернулась Катарина.
[indent]- О! А ты действительно быстро, - расплывшись в широкой улыбке нетрезвым голосом произнёс менестрель. - Я надеялся ещё немного повеселиться, пока ты не вернёшься. Но... - бард обернулся к посетителям и пожал плечами. - Нам нужно рано вставать и в путь. Поэтому... Спать.
[indent]Отсалютовав нетрезвым мужикам и разносчице, Тэнн взял жрицу под руку и пошёл с ней в выделенную им комнату. Подобное состояние менестреля ясно говорило о том, что в постели он проваляется как минимум до полудня. Зато у Катарины будет возможность отдохнуть перед дорогой.

+1

16

Жизнь Бишопа была вне опасности - в этом Катарина была уверена. Она сделала все возможное, чтобы облегчить боль бортника и подготовить снадобья, настрого наказала его жене, в какой последовательности их принимать, когда нужно менять и снимать повязки. Но за всеми этими делами мысли ее оставались далеко - с Лаксом.
И с драконами, которых они так и не нашли.

Откуда все же ее учитель знает драконий язык? Отправляясь с ним в это путешествие, Катарина и не ожидала, что маэстро посвятит ее во все свои тайны так просто, но, похоже, их у него оказалось еще больше, чем ей поначалу думалось.
Он спешил - она это видела. И все же задерживался. Из-за нее и ее принципов. Из-за нее и ее обетов и стремления помогать людям. По-хорошему, ей не стоило задерживать его, но как пройти мимо?
Что если она и сейчас только мешает ему в поисках?

В таверну Катарина возвращалась с мыслями, близкими к покаянным, но Монтаг в ее отсутствие не только не тревожился из-за драконов, но и совершенно точно не скучал. Глаза у него блестели, речь стала слегка невнятной.
- Да ты же пьян! - отчего-то удивилась жрица.
Возможно, потому, что в Церкви пили весьма и весьма умеренно, а многие, - в том числе и брат Перифан, - и вовсе воздерживались от алкоголя. Лакса же она до сих пор не видела пьяным - и довольно скептически относилась к подобной затее.
— Нам нужно рано вставать и в путь. Поэтому... Спать.
- Ты же сам не проснешься так рано! - укоризненно протянула Катарина, на несколько минут позабыв, что она его ученица, и по идее, вовсе не должна возражать или перечить. Почему-то сейчас она чувствовала себя как при храмовом приюте, когда ей самой приходилось приглядывать за более младшими воспитанниками. - Пить надо меньше!..
Что ж... заботиться о нем было не в тягость. Напротив, ей стало спокойнее при мысли о том, что великий маэстро далеко не идеален.
- Пойдем, а то там ступеньки крутые, - Катарина подала ему руку, но он, хоть и принял ее, вопреки ожиданиям, вовсе не стал на нее опираться.
Но тогда она вовсе об этом не задумалась.

Заснула она не сразу. Лакс уже задремал (а может, просто делал вид), но Катарина еще несколько минут разглядывала в свете свечи его на редкость спокойное лицо. Сначала украдкой, затем, осмелев - уже не таясь.
Когда он успел так круто переменить ее жизнь?
- С тобой интересно и весело, - тихо проговорила Катарина, радуясь, что он не может ее слышать. - И каждый день как праздник. Но знать бы еще, ради чего ты так со мной возишься, Лакс Монтаг...
Она помедлила еще немного. Затем поцеловала кончики собственных пальцев и осторожно, едва ощутимо коснулась ими щеки спящего.
- Доброй ночи...
И поспешно нырнула под одеяло на своей кровати, глупо улыбаясь в темноту.

Отредактировано Катарина (10.05.2022 12:49)

+1


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Архив у озера » Сокровищница » [53 Расцвета, 1059] Кто Ищет - Тот Всегда Найдёт


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно