03.09. Я календарь переверну и снова третье сентября.... 05.06. Доступ к гостевой для гостей вновь открыт. 14.05. Временно закрыта возможность гостям писать в гостевой. Писать сообщения можно через профиль рекламы (Ворон), либо зарегистрировавшись. 14.04. Регистрация на форуме и подача анкет возобновлены. 07.04. Можно ознакомиться с итогами обновления, некоторые мелкие детали будут доработаны.

В день Чернолуния полагается завесить все зеркала и ни в коем случае не смотреть на собственное отражение.

Лучше всегда носить при себе зеркальце чтобы защититься от нечистой силы и проклятий.

Некоторые порождения дикой магии могут свободно проходить сквозь стены.

В Солгарде все желающие могут оформить заявку на тур по тавернам, включающий в себя 10 уникальных заведений со всех уголков мира, и посещение их всех в один день!

Дикая роза на крышке гроба запрет вампира внутри.

В центре опустевшей деревушки подле Фортуны стоит колодец, на бортиках которого грубо нацарапана фраза на эльфийском: «Цена должна быть уплачена».

Старый лес в окрестностях Ольдемора изменился. Звери изменились вместе с ним. Теперь их нужно убивать дважды.

В провинции Хельдемора не стихает молва о страшной угрозе, поджидающей путников на болоте, однако... всякий раз, когда туда прибывали нанятые охотники, они попадали в вполне себе мирную деревеньку.

Беда! Склеп мэра одного небольшого города возле Рон-дю-Буша едва ли не полностью ушел под землю после землятресения. Лежавшие там мирно тела... пропали.

В окрестностях Рон-дю-Буша есть примечательный город, главная особенность которого — кладбище. Поговорите с настоятелем местной церкви и он непременно отыщет для вас могилу... с вашим именем.

Известный мастер ищет бравого героя, дабы увековечить его благородный лик в камне.

Тролль, которого видели недалеко от деревни на болотах, говорит на общем языке и дает разумные советы напуганным путешественникам, встречающих его на пути.

Книги в большой библиотеке при ольдеморской консерватории начали разговаривать, и болтают они преимущественно друг с другом.

В Керноа кто-то повадился убивать горожан. Обнаруживший неизменно замечает, что из тел убитых растут... зеленые кусты.

В Эльмондо обрел популярность торговец, раз в период заглядывающий в столицу и предлагающий всем желающим приобрести удивительно умных зверей. Правда все чаще звучат голоса тех покупателей, которые утверждают, будто иной раз животные ведут себя странно.

Если в Новолуние поставить зажженную свечу на перекресток - можно привлечь Мертвого Феникса, который исполнит любое желание.

Некоторые представители расы шадд странным образом не нуждаются во сне - они вполне могут заболтать вас до смерти!

Эльфы просто обожают декорировать свое жилье и неравнодушны к драгоценностям.

Дворфы никогда не бывают пьяны, что говорится, «в зюзю». А вот гномы напиваются с полкружки пива.

Бросьте ночью 12 Расцвета в воду синие анемоны, подвязанные алой лентой, и в чьих руках они окажутся, с тем вас навек свяжет судьба.

Оборотни не выносят запах ладана и воска.

В Сонном море существуют целые пиратские города! Ничего удивительного, что торговые корабли никогда не ходят в этом направлении.

Хельдемор не отличается сильным флотом: портовые города в гигантском королевстве ничтожно малы!

Положите аркану Луна под подушку в полнолуние чтобы увидеть сон о будущем!

Благословение Луны, которым владеют представители Фэй-Ул, способно исцелить от любого проклятия в течении трех дней после его наложения.

Джинны огня дарят пламя, закованное в магический кристалл, в качестве признания в любви.

В Маяке Скорби обитает призрак водного джинна, который вот уже пятьдесят лет ждет свою возлюбленную и топит каждого, чья нога ступит в воды озера, окружающего маяк.

Фэй-Ул пьянеют от молока, а их дети не нуждаются в пище первые годы жизни - главное, чтобы ребенок находился под Луной.

Самой вкусной для вампиров является кровь их родственников.

Свадьбы в Аркануме проводятся ночью, похороны - днем. Исключение: день Чернолуния, когда ночью можно только хоронить.

В лесу Слез часто пропадают дети, а взрослый путник легко может заблудиться. Очевидцы рассказывают, что призрачный музыкант в праздничной ливрее играет всем заблудшим на флейте, и звук доносится со стороны тропы. А некоторым он предлагает поучаствовать в полуночном балу.

Не соглашайтесь на предложение сократить дорогу от незнакомых путников.

На острове Чайки стоит роскошный особняк, в котором никогда нет людей. Иногда оттуда виден свет, а чей-то голос эхом отдается в коридорах. Говорят что каждый, кто переступит порог, будет всеми забыт.

Озеро Лунная Купель в Лосс'Истэль полностью состоит не из воды, а из лучшего вина, которое опьяняет сладким вкусом!

Утеха стала приютом целым двум ковенам ведьм: неужто им здесь медом намазано?

В языке эльфов нет слова, обозначающего развод.

По ночам кто-то ошивается у кладбищ подле Руин Иллюзий.

В Фортуне дают три телеги золота в придачу тому, кто согласен жениться на дочери маркиза.

В Белфанте очень не любят культистов.

Не стоит покупать оружие у златоперого зверолюда, коли жизнь дорога.

Кто-то оставил лошадь умирать в лесу Ласточки, а та взяла и на второй день заговорила.

Храм Калтэя называют проклятым, потому что в статую древнего божества вселился злой дух и не дает покоя ныне живущим. Благо, живут подле статуи только культисты.

В Озофе то и дело, вот уже десять лет, слышится звон колоколов в день Полнолуния.

Жители утверждают, будто бы портрет леди Марлеам в их городке Вилмор разговаривает и даже дает им указания.

Чем зеленее орк, тем он сильнее и выносливее.

У водопада Дорн-Блю в Ольдеморе живут джинны воды и все, до единого - дивной красоты.

На Ивлире ежегодно в период Претишья происходит турнир воинов. В этом году поучаствует сам сэр Александер Локхард - личный охранник ее Величества королевы Маргарет!

Все аристократы отличаются бледностью кожи, да вот только в Рон-Дю-Буше эти господы будто бы и вовсе солнца не знают.

В мире до сих пор существуют настоящие фэйри, да вот только отличить их от любого другого существа - невозможно!

Фэй-Ул настолько редки, что являются настоящей диковинкой для всего Аркануме. А на диковинки большой спрос. Особенно на черном рынке...

18 Бурана дверь королевского дворца Хельдемора распахивается всем желающим, бал в ночь Первой Луны.

В 15-20 числах в Лосс'Истэле происходит Великая Ярмарка Искусств - это единственный день, когда эльфы позволяют пройти через стену всем.

10 Безмятежья отмечается один из главных праздников - самая длинная ночь года. в Рон-дю-Буше проводится Большой Маскарад.

42 Расцвет - день Солнцестояния, неофициальный праздник Пылающих Маков в Ольдеморе, когда молодые люди ищут цветок папоротника и гадают.

22 Разгара отмечается Урожайный Вал в Фортуне.

Каждую ночь спящие жители Кортелий подле Утехи выбираются из своих постелей, спускаются к неестественно синему озеру и ходят по его песчаному дну. Поутру их тела всплывают, а селяне всерьез боятся спать.

Арканум. Тени Луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Архив у озера » Сокровищница » [50 Безмятежье 1059] По обе стороны Луны


[50 Безмятежье 1059] По обе стороны Луны

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

По обе стороны Луны

https://i.imgur.com/uqijzXXl.jpg

Конец Безмятежья 1059 | Окрестности Рон-дю-Буш Элиас | Катарина

Иногда о причинах странной болезни, охватившей целую деревню, не может рассказать почти никто из живущих. Но всегда есть духи...

Закрутить колесо Аркан?
нет

+1

2

На этот раз ехать пришлось совсем недалеко – в деревеньку в окрестностях Рон-дю-Буша, и Элиас особо не торопился. Всего-то дел: отдать заказанное у Скии лекарство – и на весь день свободен. Некромантка уехала навестить кого-то из знакомых, так что можно было спокойно заниматься ерундой - болтаться по городскому рынку, тоже кого-нибудь навестить или просто поваляться дома с книгой. Так или иначе, но, кроме доставки лекарства, работать в этот день Элиас больше не планировал.
Деревенька оказалась небольшой, выходила одним боком к лесу, другим к маленькой речке. Элиаса встретил звонкий лай собак и разгуливающие прямо по главной дороге куры. Вот только людей на улице было не видать – ни рядом с домами, ни на огородах, ни на прилегающих полях. И когда на тропинке показалась девчушка, быстро бежавшая с ведром к колодцу, то Элиас времени терять не стал – спрыгнул к коня и поспешил ей наперерез.
Она заметила его, испуганно вскрикнула и развернулась бежать назад.
- Эй, стой! – крикнул Элиас, пытаясь ее догнать. – Я не обижу тебя! Мне Агнесса нужна. Где ее дом?
Девчонка остановилась и обернулась к нему.
- Только не подходи ко мне!
- Стою, не подхожу, - заверил Элиас, останавливаясь. Что ж она пугливая какая!
- А вам что у нее надо? – полюбопытствовала девочка.
- Лекарство она в городе заказывала. Хочу отдать.
- Лекарство… - в ее взгляде страх сменился явным интересом. – Это от падучки?
- Падучки? Не знаю, я просто должен его передать, - пожал плечами Элиас. – А что такое падучка?
- Третий дом налево отсюда, если по той стороне, - девочка махнула рукой, показывая направление и игнорируя его вопрос. И добавила. – Идите только быстрее, а то мне за водой надо, а мамка сказала ни к кому не подходить.
- Хорошо-хорошо, уже ухожу, - пообещал ей Элиас. – Спасибо, что помогла.
Хотел было добавить про строгую мамку, но не стал. Мало ли странных людей на свете? Если кто-то считает, что его ребенок должен бегом бежать от всех незнакомых, то это его право. Может так даже и лучше – целее будет.
С подобными мыслями он забрал коня и, ведя его за повод, отправился в том направлении, что указала девочка. Дойдя до крайнего дома, обернулся – она уже вновь бежала к колодцу.
А улица по прежнему была пуста.

Третий дом от колодца выглядел добротным и богатым. Высокий, двухэтажный, крытый новой черепицей. Деньги, видимо, у его хозяев водились, что Элиаса, впрочем, не удивило – бедные селяне вряд ли смогли бы оплатить услуги его наставницы. Во дворе лаяла на привязи большая черная собака, но хозяев рядом видно не было.
- Есть кто-нибудь дома? – Элиас постучал в дверь. Подождал немного, прислушиваясь к шагам где-то в глубине дома, и добавил погромче. – Я ищу Агнессу.
Прошло еще несколько минут ожидания, и из-за двери поинтересовались:
- Ты кто?
- Привез ей заказ из Рон-дю-Буша от госпожи Скии, - пояснил Элиас.
И тогда дверь наконец-то приоткрылась.
- Не болеешь? – в дверной проем высунулась толстомордая тетка в наброшенном на плечи синем платке. Она внимательно и тщательно рассматривала Элиаса с ног до головы. – Падучки нет?
- Нет, - ответил он, ничего не понимая.
- Ладно, привяжи лошадь и заходи, - разрешили ему после осмотра. – И вот еще, - женщина протянула веточку сушеного базилика. – Жуй.
Пришлось выполнить странные требования.
И только после этого его пустили в дом и тут же заперли дверь за спиной.
- Агнесса я, - представилась женщина, проводя его в комнату. – Давай лекарство, а я доплачу, что там должна.

+1

3

"Падучка"...
Они до сих пор давали неизвестным болезням пренебрежительно-насмешливые имена, словно это могло ослабить их смертоносность. Они верили, что если пожевать базилик, законопатить все щели и поджечь палочку благовоний, то зараза отступит, устрашившись. Они готовы были заколотить двери и окна в домах, где находились больные, оставить их без воздуха, света и пищи, лишь бы не заразиться.
- ...именно поэтому мы им так нужны, - говорил Перифан, пока они с ученицей пробирались в Блифорд. - Чтобы не допустить самолечения, самосуда и распространения болезни.
- Звучит жестоко, - Катарина наклонилась, чтобы бездумно сорвать стебель придорожной травы, зеленой и все еще немного липкой. Ее пожилой наставник неторопливо трусил на маленьком выносливом муле, везущем также их поклажу и ящики с медикаментами, сама юная жрица шла пешком - ей в радость было размять ноги по весенней, теплой погоде.
- Бывают вещи куда более жестокие. Если людей довести до отчаяния, они могут начать сжигать запертых в их же домах по одному только подозрению в заражении. У матерей отнимали младенцев, дети сами заживо хоронили стариков-родителей...
Катарина молчала некоторое время, размышляя. Она слышала о подобном, - действительно жестокие эпидемии остались в прошлом, - но столкнуться с таким вживую...
- В Блифорде же пока не так? - с надеждой спросила она, цепляясь за уздечку бредущего конька.
- Нет, конечно, - успокоил ее целитель. - Даст Луна, до этого не дойдет. Для того и поспешаем...
Она промолчала. По ее разумению, "поспешал" Перифан слишком уж медленно. Ей не терпелось оказаться в том месте, где она может оказать реальную помощь, быть полезной сразу всем - но вряд ли наставник взял бы ее с собой туда, где действительно опасно. Во многом он до сих пор считал ее ребенком, с чем сама Катарина вовсе не была согласна.

Тревожные вести из Блифорда пришли в Храм Луны два дня назад - в деревне странная "падучка", болеет уже больше половины населения. Началась внезапно, хотя никто из жителей не покидал Блифорд, чтобы привезти заразу откуда-то извне. Просто в одно утро сразу несколько человек проснулись с дикой жаждой и сухостью во всем теле - во рту, в горле, в носу и глазах. Бедолаги никак не могли напиться, словно их иссушало нечто изнутри, а через день начинали биться в конвульсиях, падая на землю прямо там, где шли или сидели. Когда Блифорд забил тревогу, в деревне умерли уже три человека, и болезнь быстро распространялась.
Двоих жрецов Луны встретили с радостью и нетерпением, разместили в доме Агнессы - вдовы и старосты в одном лице. Та ужасно боялась заболеть, - почти не покидала дом, никого не принимала, и домочадцев не выпускала за порог, - и потому только рада была поселить целителей у себя.
На первых порах Катарина еще пыталась убедить ее, что базилик, при всей его несомненной полезности для организма, как правило, совершенно бесполезен от болезней, но Агнесса стояла насмерть, и юная жрица отступилась. По крайней мере, ритуал жевания базилика, в отличие от вдыхания дыма или обертывания вымоченными в холодной воде простынями, был безвреден.

Уже к следующему полудню, после первого же дня в Блифорде, стало ясно, что заболевших куда больше, чем представлялось на самом деле.
Убрав длинные рыжие волосы под белую косынку, Катарина обходила все дома: благословляла именем Луны, справлялась о здоровье обитателей и количестве зараженных, вела записи симптомов, опрашивала о том, как и чем пытались вылечить хворь. Сведений и гипотез у нее собралось столько, что хватило бы на целый роман, вздумай она его писать.
Кто-то говорил, что болезнь наслали безбожники из Церкви Девяти (в Блифорде ее и близко не водилось, и Катарина, во избежание слухов и роста напряжений, решительно и во всеуслышание отвергала этот вариант).
Кто-то - что "падучку" ну точно, зуб даю, принес Герх Рыжий, или того пуще - Марта, она ведь та еще блядушка, простите великодушно, юная госпожа...
Кто ссылался на неведомое проклятье, кто на отравленный колодец или даже на странную форму облаков, из которых давеча шел дождь.
Но никто не был уверен полностью.
За этот день ей пришлось многих выслушать, успокоить, применить целительные чары, чтобы облегчить участь страдающих. Больные "падучкой" выглядели ужасно - большинство из них лежали привязанными к кроватям, с вложенной в зубы деревянной ложкой, чтобы не откусили себе язык или не разбили головы, если начнутся новые конвульсии. Тела их исхудали и высохли, хотя больных постоянно поили водой - несмотря на это, они почти не мочились и не потели, будто вся влага мгновенно поглощалась их плотью.
Возвращаясь после полудня в дом Агнессы, Катарина чувствовала себя ужасно уставшей: в ушах звенело, желудок ныл - ей самой хотелось есть и пить, и она сочла это добрым признаком. Ее тело, живое и здоровое, вело себя так, как и подобало вести себя живому и здоровому телу.

Перед порогом она сняла башмаки и старательно вымыла руки в бочке с нагревшейся за утро водой. Отворила дверь - и по интонациям Агнессы поняла, что та все же впустила в дом кого-то.
- ...так что, видишь, хворь какая с нами приключилась. Может, хоть ваше лекарство поможет, а то и жрецов мы уже вызвали, так ведь все только ходят да спрашивают...
Лекарство? Чье-то еще?
- Госпожа Агнесса! - звонко окликнула Катарина, входя в светлую кухню, где староста беседовала со своим гостем. - Мастер Перифан сказал не заниматься самолечением и не пихать в больных лекарства, сделанные неизвестно кем и неизвестно как...
Она остановилась, разглядывая прибывшего - юноша немногим старше нее самой, бледный, голубоглазый, с такими светлыми волосами, что при дневном солнце казались светящимися.
- Что за лекарство вы привезли? - грозно обратилась к нему Катарина - словно воробей, атаковавший удивленного белого кота.
- Это мастер Элиас, ученик целительницы из Рон-дю-Буш, - поспешно представила Агнесса, задвигая ногой под стол какой-то сверток. - А это...
- Катарина, жрица Луны, - самостоятельно представилась Катарина, снимая с головы косынку и расправляя примявшиеся длинные рыжие пряди. Посмотрела на Элиаса и лицо ее смягчилось: юноша не был похож на мошенника, наживавшегося на чужой беде, как это всегда случается во время эпидемий. - Вас госпожа Агнесса тоже заставила базилик жевать?

+1

4

Элиас во все глаза смотрел на рыжеволосую девчонку, назвавшуюся жрицей. Маленькая, миленькая, а так командует!
- Лекарство послала моя наставница – госпожа Ския, - ответил он ей. – И к сожалению, я не могу сказать, из чего оно состоит – она лишь попросила меня отвезти заказ госпоже Агнессе. А базилик, - Элиас улыбнулся, - да, я его тоже жевал.
- Базилик изгоняет злых духов и сглаз, - буркнула на них Агнесса.
- Полынь тоже, - кивнул Элиас.
- Точно! Надо еще и пучки полыни повесить у дверей и окон, - и она поспешила куда-то вон из кухни, унося с собой лекарство, приготовленное Скией. 
Катарина покачала головой.
- Лучше пусть жует базилик и полынь развешивает, главное, чтоб из дома не выходила без нужды, - она устало вздохнула. - Там десятки заболевших... есть тут какая-нибудь еда? Я ужасно голодна, - ее глаза метнулись к чашке Элиаса, стоявшей перед ним на столе.
- Молоко, - Элиас кивком указал на кувшин, что стоял рядом. – И лепешки, - они тоже были рядышком, прикрытые расшитым полотенцем. – Госпожа Агнесса говорила, что можно угощаться.
- О, прекрасно, - юная жрица без церемоний села за стол, плеснула в кружку молока и с упоением откусила от лепешки. - С утра ничего не ела... Так вы обучаетесь на целителя, мастер Элиас? В Рон-дю-Буш?
- Нет, я не целитель, - признался он. – Госпожа Ския – она лечит людей и делает лекарства, а я ей лишь помогаю. Кое-что уже знаю, но не так много. Я – маг воздуха и немного медиум, - он подозревал, что последнее этой рыжеволосой девочке не понравится, но почему-то лгать ей совсем не хотелось. – Мы живем в Рон-дю-Буше, да. 
- Медиум? - она перестала жевать, серые глаза округлились. - Я слышала, что медиумы тревожат понапрасну покой умерших. Разве это не правда?
- Нет, - он поспешил ее успокоить. – Это скорее умершие тревожат медиумов, если понимают, что кто-то их видит. Призраков мы можем упокоить почти также как и вы – узнать, что их беспокоит, почему они не ушли, а остались в этом мире, и выполнить то, что им нужно, если конечно это возможно. Или можем передать их послания живым. 
- Я ни разу не сталкивалась с призраками, - Катарина покачала головой и вновь принялась за лепешку. - Страшные они?
- Не все, - Элиас отпил из кружки молока. – Есть страшные и злые, готовые мстить всем подряд, а есть совсем мирные, просто не успевшие что-то доделать при жизни или вообще забывшие, кто они, и что им нужно куда-то уходить. А тут с болезнью… все очень серьезно? – в свою очередь задал вопрос он сам. - Когда я шел, деревня выглядела пустой.
Лицо Катарины помрачнело.
- Серьезнее, чем все, что я до сих пор видела, - честно призналась она. - Те, кто болен этой... "падучкой", лежат в конвульсиях, страшно теряют воду и очень худые. Их тела будто иссушает что-то... Я делала записи, - жрица кивнула в сторону своего дневника, который она положила на подоконник. - Надеюсь, мы с моим учителем сможем понять, из-за чего все это началось. А ваша... наставница что об этом думает?
- Она ничего мне не сказала, - Элиас пожал плечами. – Я даже не знал, что тут вообще болезнь гуляет по всей деревне. Думаете, эта болезнь магической природы или обычная? – девушка была жрицей, значит, и заметить могла больше, чем простой смертный. – Ваш учитель тоже жрец?

+1

5

- Да, жрец, - голос Катарины потеплел. - Брат Перифан - один из самых добрых и мудрых людей, которых я встречала. И он практически все знает о болезнях и их лечении... Я надеюсь, - она снова бросила взгляд на свою кипу записей, - надеюсь, что мои наблюдения ему помогут. Но вообще, мастер Элиас...
Она сделала глубокий вдох и подняла на него прозрачные серые глаза.
- Лучше вам покинуть Блифорд и как можно скорее, пока вы тоже не заболели. Опасно вам оставаться здесь. Как бы "падучка" и вас не заела...
- Боюсь, никто уже не покинет Блифорд, пока мы не найдем причину болезни.
Брат Перифан, когда того хотел, мог ходить очень тихо. Катарина, вздрогнув, обернулась - старый жрец стоял в дверях кухни, опираясь на трость. Выглядел он усталым, сеточка глубоких морщин возле глаз и уголков губ обозначилась еще резче.
- Учитель, - Катарина вскочила с места, взяла у него трость, помогла сесть на скамью. - Вы думаете, нам нужно... закрыть Блифорд?
- Да, дитя мое, боюсь, что так, - брат Перифан, покряхтев, одарил Элиаса сочувственным, проницательным взглядом. - Болезнь распространяется с ошеломляющей скоростью, и проявляется не сразу. Увы, даже про вас, мой юный друг, нельзя уверенно сказать, что вы уже не больны. Если вы вернетесь в Рон-дю-Буш сейчас, то через пару недель весь город может поглотить болезнь, с которой мы до сих пор не знаем, как бороться.
- И... как же мы?.. - Катарина растерянно замерла с кувшином молока в руках. Все это слишком походило на тревожные истории, которые рассказывал старый жрец. Именно так в прошлом начинались эпидемии, что выкашивали половину материка.
- Я отправил послание в Храм, они поставят на дорогах заградительные отряды и никого не пропустят ни сюда, ни отсюда. Вам, юноша, тоже придется остаться здесь. И молитесь Луне, чтобы все оказалось не так страшно, как я думаю...
Катарина поглядела на Элиаса - несколько виновато. Мысль о том, чтобы запереть в зараженной деревне человека, который был вовсе не причем, пришлась ей не по душе.
Но что еще оставалось делать? Брат Перифан был прав.

До конца дня пришлось еще раз обойти все дома - предупредить о намечающемся карантине, пометить мелом те, где оставались больные, выслушать кучу недовольства от жителей, которые надеялись, что одной лишь молитвой во имя Луны жрецы могли справиться с хворью. Катарина никогда не считала себя немощной или недостаточно выносливой, но после всего этого ей хотелось только одного - лечь и лежать.
Но - не бездействуй, ибо Луна никогда не стоит на небе.
И - не осуждай, ибо Луна благожелательна ко всем своим детям...

Сегодня привычные мантры отчего-то не помогали. Было тревожно и суетно.
За окном уже темнело, и госпожа Агнесса, накормив ужином всех трех своих невольных гостей, отправилась спать. Брат Перифан уединился в маленькой комнатке и корпел над записями в свете маленького магического огонька, пытаясь структурировать и привести в порядок все мысли, записанные им и его ученицей.
Сама же Катарина, подобрав под себя одну ногу, разместилась за тем же кухонным столом и, прикусив краешек губы, готовила на скорую руку жаропонижающие порошки, которых - она это предчувствовала, да и брат Перифан говорил, - завтра должно было понадобиться очень много.
- Не поможете мне? - заметив Элиаса, она протянула ему ступку, наполненную сухими травами, и пестик.
Юный ученик целительницы, пусть и не был жрецом (ко всем, кто не являлся жрецом, Катарина относилась с некоторой снисходительностью), но все же вполне мог с этим справиться.

Отредактировано Катарина (17.02.2022 12:49)

0


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Архив у озера » Сокровищница » [50 Безмятежье 1059] По обе стороны Луны


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно