ходят слухи, что...

Кристиан заставил себя еще раз заглянуть в лицо девочке. Ее бледные глаза казались бездонными; было трудно разобрать, где кончаются радужные оболочки и начинаются белки, они как бы перетекали друг в друга. Кристиан уловил кислый коричневый запах смерти. От крысы. Слабый запах засохшей крови.

Кристиан уловил кислый коричневый запах смерти. От крысы. Слабый запах засохшей крови.

Администрация проекта: имя, имя, имя.
нужные персонажи
22.03 На обочине, у самой дороги, стояла девочка лет семи-восьми, но худенькая и сморщенная, как старушка, в синей рубашке, которая была ей сильно велика. Один рукав уныло болтался, наполовину оторванный. Девочка что-то вертела в руках. Поравнявшись с ней, Кристиан притормозил и опустил стекло. Девочка уставилась на него. Ее серые глаза были такими же пасмурными и выцветшими, как сегодняшнее небо.

Арканум. Тени Луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Архив у озера » Сокровищница » Малигаро | Вампир | 152


Малигаро | Вампир | 152

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

О персонаже

https://i.imgur.com/rg0mC3Om.png
art by LoranDeSore

Малигаро Имя "в миру" :: Катберт Барнс

Не все мы понимаем, что за истина кроется за нашими желаниями. Зачастую люди умирают до того, как прозревают настоящий маяк для своей души. С проклятыми, впрочем, тоже не всё так просто - обилие времени компенсирует обилие искушений.

Вампир | 152 | Сила Влюблённые

Фракция:
Орден Камелии, Куратор III

Мировоззрение:

Истинно нейтральный, склонный к добру

Род деятельности:

Известный в определённых кругах художник и алхимик

История

Пронзительная боль в правом бедре, плотный полог временной слепоты и вкрадчивый женский голос - такая троица приветствовала перерождённого под арканом Влюблённых вампира.

“Имя тебе - Малигаро”

Доподлинно значения этого слова мужчина не знал, как и не знал о том, какая сила руководила действиями далёкого, холодного видения, недостижимого миража на расстоянии вытянутой руки, коим предстала перед ним его госпожа. Бесстрастная, безэмоциональная, как алебастровая статуэтка, возложившая на его горло ледяные тонкие персты. Благодетельница и мучительница, заклинательница боли, вестница жизни и смерти в одном лице. Малигаро не знал, для всех ли вампиров на этой земле их сиры являются богами. Едва ли. Но та, что назвала себя Атаарой, была похожа на одну из богинь древности - столь же жестокая, сколь непостижимая и прекрасная.

Не было ни одного дня, когда Атаара являлась бы Малигаро в знакомом обличье. И ни одного дня он не мог предсказать, кем она предстанет сегодня, какую пытку она приготовила для созданного ею обитателя ночи. Привела ли она агнца на заклание или же принесла новый урок? 
"Следи за собственной тенью
Не недооценивай людей в их проницательности и жестокости
Смирись с тем, что всюду ты - гость"

До поры лишь попытки вспомнить смертное бытие были убежищем для разума Малигаро - он держался за мысль о том, что там, за стенами, есть иной мир, однако надежда истаивала, день за днём. Стены были слишком крепки, сталь прутьев - неподатлива, а разум, сколь бы ни была крепка сила воли человеческой, со временем начала сдавать позиции мрачному безумию, которое довлело над Малигаро в этом месте. Возможно, он уподобился бы своей наставнице, если бы не настал тот день, когда Атаара явилась к нему в том обличье, которое он мог бы полюбить. Возможно, в обличье того человека, которым она когда-то была - осознающего проклятие, что пожирало её разум день за днём и страдания, щедро ею насылаемые на всех, до кого дотянется госпожа подземелья. Она ответила на все его вопросы за исключением тех, что касались прошлого вампира.
Перед тем, когда случилось непоправимое, Малигаро понял - такая эскапада со стороны Атаары была последней для него милостью, прощанием. Однажды, перед тем, как магия, замыкающая двери его темницы, рассеялась, Малигаро ощутил смерть своей госпожи - гибель от лучей солнечного света, подлинных причин которой он не ведал. На сегодняшний день Катберт Барнс предполагает - шаг Атаары был сознательной, успешной попыткой пресечь разложение разума. Верно, саму Атаару её сила пытала с той же изощрённостью, что и Малигаро.
Ничто не препятствовало его возвращению в мир, однако каково было ему, узнику, неведомо сколько времени пробывшему пленником чужой, жестокой воли, предстать перед необходимостью вернуть себе облик человеческий?

Первое время он жил в лесах близ Гарменара подобно дикому зверю. Ставший одним из героев кошмарных рассказов в устах егерей и охотников, предоставленный самому себе, Малигаро тщился отыскать твёрдую почву для своего разума после бытия под игом Атаары. Рискнувшие наведаться в глушь путешественники становились жертвами вампира до той поры, пока тот не принял для себя решение - дабы не стать монстром, подобным Атааре, он пойдёт от обратного. Никакого насилия без необходимости. Никакой жестокости без крайней нужды.
Сохранить человечность можно лишь в том случае, когда ты пребываешь среди людей - живых, дышащих, живущих.

Сила воли
Борьба с сущностью чудовища
Абсолютный контроль над собственным разумом
Вот средства против проклятого наследия

Вскоре Малигаро под видом нищего скитальца впервые вышел в общество, если так можно назвать прозябание в низших слоях оного. Малоимущие были его единственными союзниками - грязной рожей, согбенностью и хромотой здесь никого не удивить. Годы шли, а пришлый в одном из малых городов Хельдемора медленно, но верно поднимался из грязи. Он внимательно слушал и принимал от жизни практически всё, что она ему давала - покровительство бандитов, благожелательность проституток, тёмные дела с торговцами. Впрочем, эта глава его жизни закончилась довольно быстро - тогда, когда Малигаро пришлось взяться за оружие ради защиты собственной жизни. Клинок в его руках запел, воззвал ко тьме, выжидавшей своего часа глубоко в душе вампира с того времени, как тот впервые открыл глаза после своего возрождения.
Он практически ничего не помнил о произошедшем, однако осознание, что увешанный кишками, точно гирляндами, прилавок - его рук дело, ввергло вампира в шок. Малигаро смог вовремя скрыться в ночи, захваченный врасплох мыслями о проклятом наследии Атаары. Неизменная, ломящая, непредсказуемая боль следовала за ним. С тех пор он зарекся брать какое бы то ни было холодное оружие в руки.

Много мест прошёл он и однажды встретил в своём добровольном изгнании одного из немногих людей, имена которых вампир помнит невзирая на проходящие годы - странствующего полукровку-зверолюда по имени Ахайр, такого же скитальца и "персону нон грата", как и сам Малигаро. Алхимик, чьё происхождение не позволяет ему насладиться в полной мере результатом трудов своих, согласился взять незнакомца в подмастерья невзирая на его возраст и странные, время от времени проскакивающие в поведении, манеры. Ахайр заметил в Малигаро склонность к магии, слишком слабую, впрочем, чтобы огранить её в более чёткую форму. Не только хорошую интуицию, необходимую в работе с различными материалами, но и интерес философии полукровного алхимика.

Всё в мире, окружающем нас, так или иначе есть результат трансформации
Алхимия - в самой его сути

Со своим учителем Малигаро странствовал двадцать лет до тех пор, пока не взял от него все знания, что мог. Вампир менял имена по мере надобности и нигде не оставался слишком долго, чтобы не пробудить любопытство окружающих. Странствие в поисках новых знаний привело Малигаро в Гарменар, где вампир стал работать над оттачиванием мастерства при иных умельцах, попутно работая в кузнице дварфа над алхимическими манипуляциями с металлами. Спустя два года до алхимика дошла весть о смерти Ахайра, его старого, самого надёжного друга, и Малигаро, навестив место его упокоения, снова отправился в путь, на сей раз - в сторону светочей науки, в Ивлир. Вампир неизменно находил утешение не только в странствиях, но и в новизне, в беспрестанно меняющемся облике мира, которому надлежало звучать в унисон. Нет предела совершенству - Малигаро снова погрузился в алхимические изыскания. Тогда алхимик взял себе новое, на данный момент последнее, имя - Катберт Барнс. Несколько лет спустя, когда вампир заработал себе репутацию учёного, редко появляющегося на публике и предпочитающего трудиться во благо алхимической научной литературы, ему поступило предложение работы от барона фон Ройдена, из Гарменара. Малигаро, сознательно смирившись с рисками, принял предложение вернуться в город во второй раз.

Труд при дворе разительно отличался от того, к которому Катберт привык, будучи учёным средней руки. Работа здесь требовалась несколько иная - филигранный подход не только к материалам, но и к людям, окружавшим алхимика. К тому времени уже достаточно социализированный, вампир не без помощи едва заметного влияния, свойственного его расе, добился расположения членов семьи фон Ройдена. Главным его союзником оказалось сокровище баронской семьи, младшая дочь, Беатрис, с которой Малигаро разделил вначале дружбу и длинные, философские разговоры о бытие человеческом, а затем - нечто большее. Впрочем, это “нечто большее” никогда не переходило из духовной плоскости в физическую - Беатрис уважала волю отца и боялась его гнева. Малигаро же влекло к ней, к редкому, и оттого - столь ценному свету её добродетели.
Их отношениям, тщательно скрываемым от внимания фон Ройдена, суждено было просуществовать четыре года. Избегающая внимания потенциальных женихов, вскоре Беатрис была всё же помолвлена с представителем знатного рода, с которым род фон Ройденов намеревался скрепить союз посредством брака. О том, чтобы сбежать вместе, вампир и наследница барона даже не думали. Беатрис никогда не был свойственен юношеский максимализм, в то время как Барнс попросту в силу возраста и опыта не препятствовал перспективам Беатрис обзавестись нормальной семьёй. Он знал её достаточно, чтобы понимать - девушка желает продолжения рода, чего вампир не способен ей обеспечить.

Продолжать своё служение дому фон Ройденов Катберт более не мог. Беатрис была опечалена решением Малигаро покинуть поместье, однако пускаться в длительные объяснение ему не пришлось.

В стремлении заглушить ощущение утраты, алхимик отправился в Эльмондо, ведомый слухами о своеобразии и благополучии жителей Ольдемора. И, отчасти, в надежде найти там какие-либо зацепки к своему прошлому.

Искать чёрную кошку в ночной комнате, будучи слепым,  - занятие не слишком благоразумное,
однако у вампира достаточно времени, чтобы рано или поздно поймать удачный момент

В Эльмондо, освоившись в кругу людей творческих, привычных ко всяким чудачествам, а посему - не слишком подозрительным к предпочтениям ночной жизни, Катберт проникся интересом к мастерам кисти, творцам-академистам. Там он узнал об искусстве изготовления пигментов, содержащих секреты у того или иного художника - глубина, свойства цвета, долговечность разнились от одной картины к другой. Катберт провёл серию экспериментов, поначалу - с объединением искусства изготовления пигментов и алхимии, затем - более смелые, с воздействием вампирического дара. Именно в то время Катберт изобрёл явление, что про себя называет “кровавой живописью”: картины, вышедшие из-под кисти Малигаро, имели разнообразный эффект при манипуляции с ними - от лёгкой эйфории, близкой к воздействию на организм алкоголя, до летального исхода.

Живость и шум творческой богемы был не столь близок душе вампира - всё же, пусть он и стремился сохранить душу человеческую, Малигаро оставался созданием ночи, врагом жизни по природе своей. Потому десять лет спустя он отдалился и, ведомый одолевшей его тоской по Беатрис, вернулся в Гарменар.

Издалека он наблюдал за жизнью графини Колдвелл, за время разлуки с алхимиком подарившей супругу дочь четырёх лет от роду. Слухи о том, что талантливый алхимик вернулся в город, всё же, достигли её ушей, и женщина, искавшая с ним встречи, всё же, вырвалась из насыщенных будней, дабы встретиться с Малигаро. Она желала познакомить давнего друга с дочерью, однако побоялась, что девочка разболтает о таинственном незнакомце графу.

Спустя полгода супружеская чета Колдуэллов погибла при путешествии из Гарменара в Солгард, а их дитя - Эстер - по некоей трагической случайности пропала. Для Катберта поиск дочери Беатрис стал делом чести, и в его власти было подрядить к поискам детективов, знающих своё дело. Ребёнка, ставшего жертвой интриг и дележа наследства между знатными родственниками, нашли в одном из детских домов Солгарда. Малигаро удочерил Эстер и забрал в Эльмондо. Он полюбил дитя, и она стала негласным хранителем его человечности, средоточием всего светлого, что у Катберта к тому времени осталось.

Годы шли. Эстер росла, и Малигаро нет-нет, да закрадывалась мысль - близится тот день, когда она начнёт задавать вопросы, избегать которых будет решительно невозможно. Вскоре (как казалось Катберту) у Эстер обнаружился дар ясновидения, что заставило вампира задуматься о том, не откроется ли ей правда раньше времени. Дабы подготовить почву к дорогостоящему обучению у мастеров магии, Малигаро предложил свои знания алхимика ордену Камелии. Он был вынужден оставить дочь на попечение надёжного домоуправителя. Новое путешествие ждало его.
Странствие, в котором маэстро кровавой живописи сможет пополнить ряды почитателей своего творчества.


Путешествие, во время которого мысли вампира
всё чаще стали возвращаться к прошлому,
покрытому мраком тайны

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отличительные черты

187 | 88

Сравнительно высокого джентльмена в тёмном пальто с безупречно прямой осанкой нередко можно встретить ввечеру прогуливающимся по парку. При нём - трость с навершием в виде головы ворона, отбивающая нестройный ритм из-за специфики ходьбы, будто порой пешие прогулки причиняют Катберту неудобство или боль. Лицо Малигаро отмечено теми специфическими чертами, что обычно присуще приписывать аристократам, включая высокий лоб и характерную горбинку на точёной переносице. Обращение сотворило странную вещь с его глазами (радужками), при жизни - светло-голубыми, а теперь - чёрными, как беззвёздная ночь. Однако если взглянуть в них при свете лампы, можно разглядеть, что чернота эта - не что иное, как океаническая глубина. Густая, тёмная, холодная синева.
Мужчина черноволос, всегда безупречно и аккуратно подстрижен  - Катберт следит за собой, дабы соответствовать обществу, в котором время от времени пребывает. Заподозрить творческую личность, впрочем, в нём непросто, как и практически во всех академистах - господин Барнс предпочитает сдержанные оттенки и классический, деловой стиль.
Голос у мужчины тихий, но звучный. "Бархатистый" баритон.

Навыки и компетенции

Алхимия
За долгие годы странствий Малигаро значительно пополнил свои познания в этой области и разработал собственный стиль при работе с материалами.
Кровавая живопись - как правило, доступна исключительно особенным клиентам Малигаро из-за того, что при работе с ней используется кровь заказчика. Без знания вопроса написанная таким образом картина представляет собой обыкновенный пейзаж или же портрет. Однако при проведении с ней определённых манипуляций (условная активация обговаривается с заказчиком), холст начинает оказывать воздействие на находящихся с ним в одной комнате. Спектр воздействия широк - от лёгкой эйфории и до летального исхода.

Более подробно

Детализируя, этот вид алхимии, сопряжённый с талантами вампира, имеет два принципа работы:
1. Если у заказчика имеется образец крови человека, на которого должно быть ориентировано воздействие картины, эффект живописи более стабилен и имеет направленное действие. Работает только на обладателя крови из образца.
2. Если же достать образец крови не представляется возможным, тогда заказчик может пожертвовать свою кровь для создания картины. Малигаро употребляет её, согласно своей природе, затем производит кровопускание, и центральным алхимическим реагентом становится "преобразованная" кровь заказчика. Написанная с помощью такой крови картина имеет более обширное действие, но становится куда менее стабильной - вплоть до того, что цель может не подвергнуться воздействию картины.

Живопись
Малигаро является мастером кисти, последователем классицизма в живописи. Предпочитает работать с маслом, реже - пастелью. Беспрестанно практикуется в этом направлении. Работает на заказ. За время деятельности обзавёлся заказчиками в различных городах практически по всей Галатее.

Проклятье не-жизни
Кто-то считает сущность вампира проклятием, кто-то - благословением, у Малигаро же со своей природой несколько особенные отношения. Она даёт ему массу преимуществ, главное - удержать внутреннего монстра под контролем. Поскольку там, где есть монстр - нет места Катберту Барнсу.

Опытный путешественник
В силу по большей части кочевой жизни, Катберт если не изучил вдоль и поперёк, то во многом узнал о дорогах, соединяющих страны и не только. Он многое знает о специфике преодоления дальних расстояний, как пешим ходом, так и каким бы то ни было иным.

Номинальное дарование
Малигаро обладает зачаточным даром к магии, недостаточным для того, чтобы обучаться чему-то мало-мальски серьёзному. Так, ему доступна бытовая магия и алхимические манипуляции, но не более того.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Связь с вами

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Малигаро (06.12.2021 23:00)

+8

2

Репутация и артефакт

Предсказание Посланницы:
«Не доверяй приглашениям от незнакомцев». 

Орден Камелии
(+5)

Твои изобретения пользуются успехом, а значит - вызывают интерес у коллег. Ты многого добился в своей области, стал по-настоящему уважаемым специалистом. Твоего одобрения, твоего совета они жаждут, но лишь до тех пор, пока не узнают секрет, не так ли?..

Калейдоскоп Гармонического Созвучия
(+4)

Общеизвестно, что они хотят видеть такого мастера в своих рядах, и готовы предложить самые выгодные условия. Например, как насчет сохранения некоторых особенностей твоего искусства в секрете?

0


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Архив у озера » Сокровищница » Малигаро | Вампир | 152


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно