14.05. Временно закрыта возможность гостям писать в гостевой. Писать сообщения можно через профиль рекламы (Ворон), либо зарегистрировавшись. 14.04. Регистрация на форуме и подача анкет возобновлены. 07.04. Можно ознакомиться с итогами обновления, некоторые мелкие детали будут доработаны.

В день Чернолуния полагается завесить все зеркала и ни в коем случае не смотреть на собственное отражение.

Лучше всегда носить при себе зеркальце чтобы защититься от нечистой силы и проклятий.

Некоторые порождения дикой магии могут свободно проходить сквозь стены.

В Солгарде все желающие могут оформить заявку на тур по тавернам, включающий в себя 10 уникальных заведений со всех уголков мира, и посещение их всех в один день!

Дикая роза на крышке гроба запрет вампира внутри.

В центре опустевшей деревушки подле Фортуны стоит колодец, на бортиках которого грубо нацарапана фраза на эльфийском: «Цена должна быть уплачена».

Старый лес в окрестностях Ольдемора изменился. Звери изменились вместе с ним. Теперь их нужно убивать дважды.

В провинции Хельдемора не стихает молва о страшной угрозе, поджидающей путников на болоте, однако... всякий раз, когда туда прибывали нанятые охотники, они попадали в вполне себе мирную деревеньку.

Беда! Склеп мэра одного небольшого города возле Рон-дю-Буша едва ли не полностью ушел под землю после землятресения. Лежавшие там мирно тела... пропали.

В окрестностях Рон-дю-Буша есть примечательный город, главная особенность которого — кладбище. Поговорите с настоятелем местной церкви и он непременно отыщет для вас могилу... с вашим именем.

Известный мастер ищет бравого героя, дабы увековечить его благородный лик в камне.

Тролль, которого видели недалеко от деревни на болотах, говорит на общем языке и дает разумные советы напуганным путешественникам, встречающих его на пути.

Книги в большой библиотеке при ольдеморской консерватории начали разговаривать, и болтают они преимущественно друг с другом.

В Керноа кто-то повадился убивать горожан. Обнаруживший неизменно замечает, что из тел убитых растут... зеленые кусты.

В Эльмондо обрел популярность торговец, раз в период заглядывающий в столицу и предлагающий всем желающим приобрести удивительно умных зверей. Правда все чаще звучат голоса тех покупателей, которые утверждают, будто иной раз животные ведут себя странно.

Если в Новолуние поставить зажженную свечу на перекресток - можно привлечь Мертвого Феникса, который исполнит любое желание.

Некоторые представители расы шадд странным образом не нуждаются во сне - они вполне могут заболтать вас до смерти!

Эльфы просто обожают декорировать свое жилье и неравнодушны к драгоценностям.

Дворфы никогда не бывают пьяны, что говорится, «в зюзю». А вот гномы напиваются с полкружки пива.

Бросьте ночью 12 Расцвета в воду синие анемоны, подвязанные алой лентой, и в чьих руках они окажутся, с тем вас навек свяжет судьба.

Оборотни не выносят запах ладана и воска.

В Сонном море существуют целые пиратские города! Ничего удивительного, что торговые корабли никогда не ходят в этом направлении.

Хельдемор не отличается сильным флотом: портовые города в гигантском королевстве ничтожно малы!

Положите аркану Луна под подушку в полнолуние чтобы увидеть сон о будущем!

Благословение Луны, которым владеют представители Фэй-Ул, способно исцелить от любого проклятия в течении трех дней после его наложения.

Джинны огня дарят пламя, закованное в магический кристалл, в качестве признания в любви.

В Маяке Скорби обитает призрак водного джинна, который вот уже пятьдесят лет ждет свою возлюбленную и топит каждого, чья нога ступит в воды озера, окружающего маяк.

Фэй-Ул пьянеют от молока, а их дети не нуждаются в пище первые годы жизни - главное, чтобы ребенок находился под Луной.

Самой вкусной для вампиров является кровь их родственников.

Свадьбы в Аркануме проводятся ночью, похороны - днем. Исключение: день Чернолуния, когда ночью можно только хоронить.

В лесу Слез часто пропадают дети, а взрослый путник легко может заблудиться. Очевидцы рассказывают, что призрачный музыкант в праздничной ливрее играет всем заблудшим на флейте, и звук доносится со стороны тропы. А некоторым он предлагает поучаствовать в полуночном балу.

Не соглашайтесь на предложение сократить дорогу от незнакомых путников.

На острове Чайки стоит роскошный особняк, в котором никогда нет людей. Иногда оттуда виден свет, а чей-то голос эхом отдается в коридорах. Говорят что каждый, кто переступит порог, будет всеми забыт.

Озеро Лунная Купель в Лосс'Истэль полностью состоит не из воды, а из лучшего вина, которое опьяняет сладким вкусом!

Утеха стала приютом целым двум ковенам ведьм: неужто им здесь медом намазано?

В языке эльфов нет слова, обозначающего развод.

По ночам кто-то ошивается у кладбищ подле Руин Иллюзий.

В Фортуне дают три телеги золота в придачу тому, кто согласен жениться на дочери маркиза.

В Белфанте очень не любят культистов.

Не стоит покупать оружие у златоперого зверолюда, коли жизнь дорога.

Кто-то оставил лошадь умирать в лесу Ласточки, а та взяла и на второй день заговорила.

Храм Калтэя называют проклятым, потому что в статую древнего божества вселился злой дух и не дает покоя ныне живущим. Благо, живут подле статуи только культисты.

В Озофе то и дело, вот уже десять лет, слышится звон колоколов в день Полнолуния.

Жители утверждают, будто бы портрет леди Марлеам в их городке Вилмор разговаривает и даже дает им указания.

Чем зеленее орк, тем он сильнее и выносливее.

У водопада Дорн-Блю в Ольдеморе живут джинны воды и все, до единого - дивной красоты.

На Ивлире ежегодно в период Претишья происходит турнир воинов. В этом году поучаствует сам сэр Александер Локхард - личный охранник ее Величества королевы Маргарет!

Все аристократы отличаются бледностью кожи, да вот только в Рон-Дю-Буше эти господы будто бы и вовсе солнца не знают.

В мире до сих пор существуют настоящие фэйри, да вот только отличить их от любого другого существа - невозможно!

Фэй-Ул настолько редки, что являются настоящей диковинкой для всего Аркануме. А на диковинки большой спрос. Особенно на черном рынке...

18 Бурана дверь королевского дворца Хельдемора распахивается всем желающим, бал в ночь Первой Луны.

В 15-20 числах в Лосс'Истэле происходит Великая Ярмарка Искусств - это единственный день, когда эльфы позволяют пройти через стену всем.

10 Безмятежья отмечается один из главных праздников - самая длинная ночь года. в Рон-дю-Буше проводится Большой Маскарад.

42 Расцвет - день Солнцестояния, неофициальный праздник Пылающих Маков в Ольдеморе, когда молодые люди ищут цветок папоротника и гадают.

22 Разгара отмечается Урожайный Вал в Фортуне.

Каждую ночь спящие жители Кортелий подле Утехи выбираются из своих постелей, спускаются к неестественно синему озеру и ходят по его песчаному дну. Поутру их тела всплывают, а селяне всерьез боятся спать.

Арканум. Тени Луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Архив у озера » Сокровищница » [32 Разгар 1057 года] Последствия сциентизма


[32 Разгар 1057 года] Последствия сциентизма

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://i.imgur.com/MjFr87Pl.jpg

Джакомо Леру х Томас Лудд

Солгард | Разгар 1057

"Солгард. Город, в котором в первую очередь ценят твои навыки, а не родословную. Город, в котором уровень жизни населения растет в геометрической прогрессии. И город, в котором происходят самые ужасные в истории Хельдемора аварии. Солгардский Орден старается сгладит углы. Но хочет ли того же Церковь?"

❝Крушение на вокзале Кюньо – ужасная трагедия или новая реальность?❞
https://i.ibb.co/VmwtcP4/100.jpghttps://i.ibb.co/7Q40D1t/imgonline-com-ua-Resize-F8-UAUAq-F0-Zt1.pnghttps://i.ibb.co/YfG2dKL/imgonline-com-ua-Resize-l4b-EDXPtv-Nsxp.pnghttps://i.ibb.co/yBMsJcM/imgonline-com-ua-Resize-GYGU9-Uz-CBk-IRvv-MY.jpghttps://i.ibb.co/dgF1ppB/imgonline-com-ua-Resize-GPal-P8-VDew-Ja-Kf-UA.jpg

Закрутить колесо Аркан?
да | нет

Отредактировано Томас Лудд (23.11.2021 15:07)

+2

2

Город бурлил. В каждом павильоне, в каждом переулке обсуждали вчерашнюю аварию, произошедшую на железнодорожном вокзале. Слухи, подобно вирусу распространялись по организму Солгарда. Ширясь по улицам-сосудам, они яростно набрасывались на жителей-клеток, извращая их, одурманивая разум страхом и гневом. Зараженные клетки, откладывая все дела, нарушая отлаженную работу организма бежали к родным, знакомым, желая передать эту заразу и им. Люди пребывали в смятении. Технократы шептались по углам, пересказывая новости о том, что королева выразила свое крайнее недовольство происшествием. Магократы – эти глисты в теле славного города Солгарда – ликовали. Уж теперь-то безумных ученых точно посадят на короткий поводок. Само сердце города – здание Солгардского Ордена – закрылось для посетителей, отказывая в комментарии газетам. Каждый завод в тот день остановился, приведя организм города в полумертвое состояние. И лишь из одного единственного помещения исходила тоненькая струйка дыма, будто в попытке спасти город, одарить его столь необходимым для жизни смогом.
- Мистер Лудд! – В залитом табачным дымом кабинете помимо настежь распахнутой форточки возникла еще одна пробоина. Кто-то открыл дверь. Застоявшийся дым с радостным свистом выпорхнул из комнаты – Мис… Кхе-Кхе… Мистер Лудд! – Обладатель звонкого юношеского голоска продвинулся дальше по кабинету. Там, за дубовым столом сидел заместитель главы Солгардского Ордена. Его лицо было буквально скрыто за завесой дыма и все что мог разглядеть юноша – это старая трубка, от которой тянуло ядреной махоркой. Еще немного и малец готов был потерять сознание.
- Да, Ричард? – голос, исходящий откуда-то из клубов дыма, был без того прокуренный, но сейчас звучал особенно хрипло.
- Мистер Лудд, ряд важных персон желают встретиться с официальным представителем Ордена. – Голос секретаря Томаса выдавал его испуг. Он еще никогда не видел своего начальника в настолько плохом расположении духа. – И будет очень невежливо игнорировать их приглашения.
- Ближе к делу, Ричард! – Не сдержавшись Лудд рявкнул на подчиненного, приблизившись к нему настолько близко, насколько позволял стол. Юноша наконец смог увидеть лицо своего начальника. Выглядел он… не очень. Круги под глазами – почти уже официальный признак заместителя главы Ордена – стали больше раза в два. Залихватски подкрученные усы теперь уныло лежали на губах, скрывая от общественности тот факт, что живого места на этих самых губах уже не осталось – буквально каждый миллиметр был искусан, местами до крови. В бороде и на шевелюре стали проглядываться седые волоски.
- Господин градоначальник требует отчета для королевы, – затараторил Ричард – у многоуважаемых сэра Макклесфилда и леди Барнетты возникли опасения касательно нашей деятельности, и они более не желают спонсировать наш Орден. Журналист из «Соловьиных Трелей» желает выслушать нашу версию событий. Также на вашем месте, если позволите, я бы организовал пресс-конференцию, чтобы объясниться перед простыми людьми. И на счет простых людей… - Секретарь понизил голос до заговорщицкого шепота – ходят слухи, что кто-то подкидывает дров в костер. Магократы не преминут воспользоваться ситуацией. Если мои источники верны – народ подначивает Церковь Луны. Мы не настолько сильны, чтобы бороться с самим архиепископом. Все очень плохо, мистер Лудд!
- Благодарю! – Не теряя более ни секунды, Томас поднялся из-за стола и направился к выходу. – Вернусь ближе к шести. Подготовь к тому времени отчет для градоначальника. И речь для пресс-конференции. Ах да, и попроси слуг проветрить тут все. Дышать невозможно, право слово. – Попытавшись привести себя какой-то удобоваримый вид у зеркала, металлург накинул пальто (Вторая половина Разгара – холодно как-никак) и вышел на улицы столь любимого им города. Работы накопилась уйма.

+1

3

[indent]— Беда, страшная беда.
[indent]Джакомо согласно кивнул, бросив короткий взгляд на своего собеседника. Декан Солгардского прихода, Витторио Уни, продолжал невозмутимо размешивать сахар в небольшой чашке чая. Слишком небольшой для четырёх ложек.
[indent]— Происшествие на вокзале Кюньо — это, без всяких сомнений, трагедия. Но что же здесь удивительного? Я так скажу, брат Джакомо. Космологию на инженерию не меняют. Этот город ведёт свет не звёзд, а мана-светильников.
[indent]Леру сухо улыбнулся. Даже заметние не было таким подарком судьбы, как крушение парового состава. Каждый в городе сейчас стремился если не откусить кусок от пирога фиаско промышленников, так хотя бы плюнуть в него. Едва ли противоречия способны погубить этот город. Но укрепить позиции Церкви Луны — вполне. Это объясняло и желание господина Уни встретиться с Джакомо, и этот карамельно-сочувствующий тон, всем своим видом демонстрирующий глубину наплевательства декана на беды местных мастеровых.
[indent]— Я слышал толки в городе, Ваше Преподобие. Вы собираетесь провести особую службу из-за этого печального события.
[indent]— Надеюсь вас там увидеть.
[indent]— Разумеется.
[indent]Тихо выдохнув, Джакомо встретился взглядом с деканом. Все эти приходы, раскинутые далеко за пределами Рон-дю-Буша были в равной степени и одинаковы, и совершенно различными в деталях. Солгардский приход выделялся даже среди них. Находясь в самом центре технического прогресса, местные клирики собирали вокруг себя наиболее ревностных почитателей Луны. Фанатиков, можно сказать. И едва ли ошибешься — в глазах многих епископов механизмы были предвестниками роковых событий, когда плоть и кровь уступят место машинному маслу и полированной меди. Сам леру относился к этим вопросам с некоторой прохладой. Глупо отвергать прогресс на мессе под какофонию стука железных дорог.
[indent]— Что же, благодарю за гостеприимство. Я вернусь вечером за документами и корреспонденцией для Его Преосвященства Имельрийского.
[indent]— Вы не останетесь на обед?
[indent]— Дела, дела, — Джакомо Леру устало улыбнулся. Витторио Уни нравился ему ровно настолько, насколько вообще может нравиться этот пузатый и лысеющий клирик, способный на любую глупость, если та выставит его в благодатном свете перед Советом, — Жрецу должно там находиться, где нечестивцы обитаются. Я хочу поближе узнать город.
[indent]Солгард не нравился Джакомо. Казалось, что этот город насквозь пропах металлом, а у каждой домохозяйки на кухне рядом с печью для готовки стоит печь доменная — отчего бы к ужину не растопить немного меди и не залить какие-нибудь формы с механизмами, о назначении которых оставалось только догадываться? Но главное — это шум. Гудели механизмы, гудел простой уличный люд, гудели хмельные машинисты у пабов рядом с вокзалом.
[indent]“Стоило давно разогнать местный клир. Здесь и мыслей своих не услышишь, что говорить о Луне? Еще и здание Ордена закрыто”, — Леру поплотнее укутался в старый черный сюртук. Технократы оказались в незавидном положении. Магическое сообщество усилило свой напор и было вопросом времени, когда градоначальник выскажет мнение короны под видом своего собственного. Церковь Луны же… Нет, не так. Солгардского приход в очередной раз доказал, что этот город отдан в руки прогресса. Увы, в рамках Церкви скорее в руки стремительно прогрессирующей деменции. Джакомо с утра уже знал, что Витторио направил с дюжину проповедников в городские кварталы. С задачей науськать местное население на технократов, разумеется. Город начинал подозрительно напоминать пороховую бочку и господин Уни решительно желал усесться своим внушительным задом поверх.
[indent]Джакомо же сидеть на бочке не улыбалось. Он желал встретиться с представителями Ордена, чтобы обсудить это щекотливое положение. Церковь Луны — аполитична. Но как же удачно её доктрина о добре и милосердии ложилась на желание многих горожан кинуть механистов и изобретателей на шестерни. Едва ли в Рон-дю-Буше единогласно поддержали его решение. Но они получат ту историю, которую расскажет он. А не Витторио или газетчики.
[indent]В конце концов, прощение угодно Луне. И пусть протянуть руку Солгардскому Ордену желающих было не очень много, Джакомо помнил, что услуга — это инвестиция. Как знать, когда она пригодится? Неожиданно путь священника перегородили сваленные телеги. Слишком аккуратно, чтобы подозревать подвыпивших кучеров:
[indent]— Что здесь происходит?
[indent]— А, ты… Ох. Прошу прощения, Ваше Преподобие. Это, известно ж чего! Стачка у нас.
Сохрани Луна вас, звездой одаренных”, — Джакомо холодно поджал губы. Бородатый собеседник, перемазанный в угольной пыли, гордо выпятил грудь с пожелтевшим символом доброго верующего в Лунную доктрину.

+1

4

Томас был влюблен в Солгард. Не той юношеской наивной любовью, когда ты как последний болван считаешь свою возлюбленную идеалом, а потом искренне удивляешься, обнаруживая в объекте обожания очевиднейшие изъяны. Нет. То была любовь взрослого человека, осознающего, что Солгард, быть может, и не наилучшее место на свете, но это определенно твое место. Были ли у Солгарда изъяны. О, еще какие! Город спешки, город контрастов, он сотнями перемалывал парней и девиц со взором горящим, посчитавших себя пупом земли, пред которыми откроется любая дверь. Где эти глупцы теперь? Лудд кинул монетку лежащему в грязи нищему.
Но был ли Солгард скоплением одних лишь минусов? Определенно нет! Перемалывая сотню, город давал возможности для реализации единицам. Но каким единицам! Это были настоящие гении своего времени – титаны, на собственных плечах несущие бремя прогресса. Существовала бы железная дорога, если бы Солгард давал «еще один шанс» разным бездарям, которым и гайку закрутить доверить было нельзя? Сомнительно. Эти люди не понимают, что, занимая рабочие места, они останавливают прогресс на многие года. Прогресс – это не пустой звук, не просто красивое слово. Это светлое будущее для всех жителей Солгарда. Все эти аварии и катастрофы – всего лишь сопутствующий ущерб на пути к открытиям, которые могут воплотить в жизнь те утопические книжки, которые многими воспринимаются как фантастика. Какая же это фантастика, когда прямо сейчас над Солгардом зависло четыре воздушных дилижанса? Неужели возможность за умеренную плату сесть на дирижабль и пролететь по небу не вызывает у не обладающих даром аэротеургии трепет?
Нет! Все что замечают эти идиоты – те редкие аварии, происходящие чаще по причине человеческой глупости. Если бы обслуживающий персонал мана-поезда был хоть немного ответственнее – трагедии бы не произошло. Самое ужасное, что уже через неделю на должность машиниста вызовутся сотни бродяг без какого-либо образования. И из этого Ордену придется выбирать.
Все эти мысли переполняли голову заместителя главы Солгардского Ордена, пока он двигался по улочкам столь любимого им города. Первым делом нужно отправиться прямиком в пасть ко льву – в редакцию «Соловьиных Трелей». Если ворваться к ним самому, можно дезориентировать газетчиков. Чем меньше он даст им времени, тем менее каверзные вопросы они зададут. Логично? Логично!
Быстро добраться к «Трелям», к сожалению, не удалось. Движение было сильно замедленно – дилижансы не могли проехать из-за людских скоплений, да и просто одиночкам приходилось пробираться через толпу, которая не очень-то дружелюбно относилась к тем, что идет против течения. Потому приходилось идти переулками, которые подобно капиллярам пронизывали город, превращая его и без того запутанные улицы в настоящий лабиринт. Лабиринт для приезжих. Томас знал Солгард как свои пять пальцев. Поэтому главную проблему составлял не поиск нужного пути, а поиск нужного пути, в котором не ошивались сомнительные личности. В такое неспокойное время это оказалось трудновыполнимой задачей. В конце концов, он таки вышел на одну из главных улиц города. Зря.
- Эй! Я его знаю! – выйдя из переулка, Лудд не сразу осознал, что нарвался на толпу рабочих, перекрывшую дальнейший путь баррикадами. Один из рабочих забыв все нормы приличия тыкал в него грязным пальцем. – Это ж этот… Орденская шишка!
- Томас Лудд, заместитель главы Солгардского Ордена. – Помог ему металлург. Уж если его узнали – глупо пытаться бежать или играть комедию. – Я так понимаю, вы здесь для того, чтобы выразить свою обеспокоенность происшествием на вокзале Кюньо?
- Происшествием? – Один из рабочих вышел вперед. Его взгляд не предвещал ничего хорошего. – Моя сестра была там! Знаешь, что от нее осталось? – С каждым произнесенным словом рабочий подходил все ближе. В руках он держал обрезок трубы. – Ничего! Ее всмятку расшибло!
- Примите мои соболезнования, уважаемый. Солгардский Орден обязуется выплатить компенсацию пострадавшим и их родственникам. – Достав из футляра трубку, Томас принялся заправлять ее табаком, попутно осматривая агрессивно настроенную толпу. Глаз зацепился за символы Лунной Церкви, висящие на груди у каждого в толпе. «Значит, они все-таки причастны… сидели бы они в своем Рон-дю-Буше». Остатки сомнений развеялись, когда Лудд увидел в толпе священника. «Они настолько обнаглели, что действуют в открытую?»
- Разве Церковь не живет за принципом невмешательства? – Слова, произнесенные скорее на эмоциях. Очень зря произнесенные.
- Да как ты смеешь так обращаться к Его Преподобию!
Потерявший сестру работяга не сдержался и набросился на Томаса. Это уже было слишком. Быстрая затяжка – и труба в руках мужика за секунды нагрелась добела. Лудда не зря называли металлургом. Если б не сдержался – стальная труба бы расплавилась и от руки мужика мало бы что осталось. А так – просто небольшой ожог. Выбесил.
«Это я зря… если про это узнают газетчики, а они определенно узнают, то уже к утру про это будут знать абсолютно весь город».
- Прошу прощения! Клянусь, я не хотел вам навредить. – Покопавшись в карманах пальто Томас достал какую-то баночку. – Вот, возьмите. Это мазь от ожогов. – Поставив на землю возле работяги баночку, Лудд обратился к толпе. – Вы все видели, что он напал первым! Это была необходимая самооборона!

+1

5

[indent]Добрые люди. Ильмир, Хельдемор, хоть даже Улл'Парса — Джакомо искренне верил, что они везде одинаковы. Приветливы и в меру гостеприимны, в чем-то по-милому простодушные, а в чем-то обнаруживающие в себе невероятную стойкость духа, подобную оцарапанной каменной кладке былых цитадель. Иногда добрые люди брались за палки, чтобы отстоять какую-то древнюю идею или сопротивляясь сомнительных новшествам наступающего на пятки века.
[indent]Добрых людей господин Леру не любил. Причины всех передряг, переполнявших их чашу терпения, было ему глубоко безразличны, а потому и происходящая прямо сейчас суета только без нужны терзала его спокойствие. А мир господина Леру — это его собственная неприкосновенная крепость, где нет места крикунам и смутьянам.
[indent]— Он напал на Джорри!
[indent]— Мужики, сюда, механист!
[indent]— Только небесные шестерни!
[indent]Джакомо Леру стал свидетелем той сцены, за которыми обычно предпочитал следить из дальнего партера какого-нибудь провинциального театра. Жестяные звезды и Луны безумным калейдоскопом сгущались вокруг. Как и любые добрые люди, едва ли они действительно жаждали крови. Но определенно уже чувствовали ее запах. Паноптикум невежества и слепоты.
[indent]“Витторио, старый идиот, ты решил вообще сжечь город?”, — клирик машинально шагнул вперед, стремясь сдержать толпу беззащитно выставленной ладонью вперед. Томас Лудд, значит. Удивительно, что он позволял себе настолько свободно разгуливать по городу. Но допустимо — он был одним из первых лиц Ордена. А то, что в матрасе завелись клопы, это лишь временные трудности. Если забыть о том, что клопы были вооружены отрезком труб, подогреты провокаторами и жаждали тому самому Ордену переломить хребет. В чем-то заместитель был прав. Церковь должна была жить принципом невмешательства. Более того — милосердия:
[indent]— Остановитесь, призываю! Выбирает ли подлунный свет чей освещает путь?, — Джакомо вскинул руку в сакральном символе Церкви, раскинувшейся на весь континент, — Вы ищете виновных, но не вам обличать злодеев. Кто дал право судить? Именем Архиепископа, разойдитесь!
[indent]Леру поймал взгляд работника, прижимающего ладонь к груди. Смятение. Непонимание. Он-то в Солгарде другие проповеди слушал. Особенно учитывая тот не малозначительный факт, что проповедь вполне могла содержать в себе пищу не только для духа, но и для тела. Джакомо не сомневался, что в карманах многих смутьянов лежат монеты Церкви. В сущности, он даже не осуждал. На месте Витторио Уни он поступил бы также. Разве что чуть изящнее.
[indent]— Он Джорри поджарил, а нам расходись?
[indent]— Орденские подкупили поди!
[indent]— Тащи их в Церкву, Луна своих разберет.
[indent]Джакомо взглядом скакал от одного лица к другому, выискивая наиболее активных крикунов. Большая часть толпы, однако, заметно оробела. Ничего удивительного — еще совсем недавно они шли громить одну из главных улиц города во имя Луны, а сейчас их призывает к спокойствию священник. Разумеется, у Джакомо были грамоты из Рон-дю-Буше, подписанные самим епископом. Да только он не на кафедре и горожане явно пришли не обсуждать теологические вопросы. Таков он, загадочный мир прогресса! Тут истина пасует перед кирпичом в благостное лицо.
[indent]— Господин Лудд, вы при оружии? Будьте готовы защищаться, — толпа пришла в движение и Джакомо лишь коротко обернулся к заместителю главы Солгардского Ордена, прежде чем вернуть свой взгляд отребью, обвешананному священными символами, — Братья и сестры! Осветит путь Луна и защитят вас в дороге Звёзды, внемлите пастору — Его Преподобие к верующим у южной пристани дирижаблей. Не оставьте его на милость случая — а этого человека я лично сопровожу в храм.
[indent]Рыжий здоровяк. Седой и обманчиво хрупкий дед. Женщина с взглядом настоящего хищника. Пока остальные смотрели на Джакомо, эти его видели. Не было сомнений, что именно они ответственны за стачку в этом районе. Смотрели они недоверчиво, а каждое слово взвешивали, будто мастеровый малого народца на своих причудливых весах. С улыбкой, клирик вскинул два пальца и очертил созвездие, соответствующее Разгару этого сезона. Жест, который снимает все подозрения о религиозной причастности.
[indent]— Господин Лудд, идемте.
[indent]Кивком Леру предложил представителю Ордена вернуться в подворотню. У Джакомо не было оружия. Магия его также не испепеляла обидчиков, не рушила города. Клирик не сомневался, что скоро им вдогонку отправят несколько крепких молодчиков. Если еще не послали. Эта история была настолько стара, что напоминала безвкусный анекдот: княжеский миссионер, конечно, был важной фигурой, но здесь, в далеких от княжества регионах, Луна светила слишком пристрастно. И советы пришлых ей были не нужны.
[indent]— Меня зовут Джакомо Леру и я несу свет Церкви Луны в Ильмерийском обществе. Жаль, что наше знакомство проходит в таких обстоятельствах, — Джакомо не сбавляя шагу виновато улыбнулся Томасу, — Боюсь, в городе слишком расстроены событием на вокзале. Здесь есть поблизости безопасное место?
[indent]Джакомо с иронией отметил готовность, с которой идет против отдаленного отделения своего же братства. Но сомнений не было — Витторио идиот и с радостью опрокинул Солгардский Орден задницей на жаровню. Но господин Леру был в том возрасте, к тому же занимающийся делами столь серьезными, что предпочитал здравомыслие добродетели. Это диктуется инстинктом. Так что за собой вины он не чувствовал.

+1

6

А вот это было нехорошо. Нет, за свою жизнь мистер Лудд не опасался. Он, выражаясь языком пролетариата, калач тертый. Убежать, врезать парочке особо ретивых по физиономии, запустить несколько огоньков, просто чтобы отпугнуть. Но сейчас дело было не в безопасности Томаса. Дело было в безопасности всего города. И лучше было бы не провоцировать и без того агрессивную толпу лишний раз. Не хотелось бы, чтоб его недальновидно пущенный огонек стал причиной всепоглощающего пожара.

ТОМАС ЛУДД - УБИЙЦА СОЛГАРДА!

Ну не звучит же! Гораздо лучше было бы заменить столь неприятное слово "убийца" на, скажем, "спаситель". Да. Вот так было бы гораздо лучше.
- Господа, господа! Прошу вас, будьте благоразумны! – С каждым словом металлург отходил от толпы всё дальше и дальше. – Ваши действия могут вызвать нежелательные для всего города последствия. Вы ведь не хотите, чтобы корона ввела в Солгард войска? – последняя попытка достучатся если не до благоразумия, то хотя бы до присущего каждому солгардцу недовольства столицей, указывающей как жить честным работягам. Некоторые даже остановились. Но только некоторые. Пора драпать.
- Ч-чего?
Дело приняло неожиданный оборот. Кто бы мог подумать, что представитель церкви заступится за "нарушителя законов небесных". Эта какая-то игра? Церковь пытается сделать вид, что она ни при чем? Или этот священник действительно на полном серьёзе пытается вразумить толпу? В обоих случаях - самым разумным решением будет поблагодарить представителя церкви и последовать за ним. Либо священник выведет его из этой передряги, либо приведет к зачинщикам, с которыми у Томаса состоит долгий и сложный разговор.
Ах, еще, конечно, возможен вариант, в котором священник ведет его куда-то в подворотню, чтобы оглушить и взять в заложники. Правда толку от такого решения будет не очень много – Томас процентов на семьдесят был уверен, что в таком случае Орден от него просто откажется. Он бы отказался.
Но опустим эти ни к чему не приводящие размышления. Под давлением представителя церкви толпа остановилась, но надолго ли? Томас не знал, а значит – лучше лишний раз не провоцировать ее и просто как можно быстрее убраться. Подумать и на ходу можно. На бегу.
- Прошу простить, дела! – Мистер Лудд откланялся и пустил напоследок прощальную струю табачного дыма, которая, нарушая все законы физики, плотной практически непроницаемой стеной укрыла представителей Ордена и Церкви от взглядов толпы. Уж если отступать – то эффектно!
Что ж, а теперь, когда никто уже ничего не видит – забежать в подворотню, чтобы особо ретивые пролетарии точно не смогли отыскать «механиста». Завернув за угол, Томас остановился, чтобы осмотреть неожиданного союзника. Джакомо Леру значит… Шпион, предатель или официальный представитель Церкви, которая действительно ни при чем? В воздухе зависла задумчивое облачко дыма. Пока судить рано. Но доверять ему, естественно, пока не стоит.
- О, Ильмерия, как же, знаю-знаю… - секундная остановка закончилась – теперь можно и продолжить побег – у вас подают восхитительнейшие тыквенные пироги. Нигде вкуснее не пробовал. – Металлург вышел вперед, для того чтобы вести за собой Джакомо. Дымящаяся во рту трубка, как ни странно, нисколько не мешала ему держать довольно быстрый темп. – Или это было не в Ильмерии… - Томас тряхнул головой, выбрасывая ненужные мысли. – В любом случае, – направо – не сочтите за дерзость, – налево – но в контексте происходящего, – опять налево – я попросту не могу не задать этот вопрос: – переждать несколько секунд, пропустить трех опасно выглядящих мужчин – какова позиция церкви относительно происходящего в городе? – Быстрым шагом, переходящим в бег перейти особо широкий участок дороги. – Право, мне не хотелось бы ссорится со столь уважаемой организацией. – Остановиться у маленького, ничем не примечательного домика.
Дорога заняла всего пару минут, но очень и очень активных пару минут, в конце которых Томас даже запыхался. Быть может бежать и продолжать курить было всё же не самым лучшим решением в его жизни, но, если бы он хоть на секунду остановился – его не затуманенные табачным дымом мысли снова забегали бы со скоростью того самого мано-поезда. Не исключено, что даже с тем же самым результатом.
Стук. Двери открывает какой-то тощий парниша. В его взгляде без проблем читается испуг, который, при виде Томаса превращается в сущий ужас. Видимо, последним, кого хотел бы сейчас видеть на пороге своего дома парень – так это заместителя главы Солгардского Ордена. Лудд его понимал. Но его дом был ближе других, так что…
- Никола, дружище! – Безцеремонно распахнув приоткрытые двери, Томас сгреб в объятья несчастного паренька. – Как жизнь, как матушка? Она, кстати, здесь? – Не оставляя Николе ни шанса, Мистер Лудд ворвался в помещение, осматривая его на предмет других людей. Никого кроме самого Николы видно не было.
- М-мистер Лудд… Вы… какими судьбами?.. – Пропустив гостей парень как можно быстрее закрыл двери.
- О, не волнуйся, у меня здесь произойдет один деловой разговор с представителем Церкви Луны, а ты пока можешь приготовить нам чай. –  осмотрев дом, Томас уселся в единственное кресло. – Никола механиком на заводе у меня работает. – Решил пояснить Томас Джакомо, когда ничего не понимающий хозяин дома удалился на кухню. – Талантливый парниша, работящий, все деньги маме на лечение откладывает… - Табак в трубке наконец закончился и Томас принялся набивать его по новой. – Но мы здесь, собственно, не для обсуждения моих работников собрались. Вы, как я понимаю, не просто так решили мне помочь выбраться из той… щекотливой ситуации. – Забив трубку, мистер Лудд вернул ее на привычное место – у себя меж зубов. Непонятно откуда возникшая искра – и из трубки поднялся небольшой дымок. – Я вас внимательно слушаю.

Отредактировано Томас Лудд (25.12.2021 18:00)

+1


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Архив у озера » Сокровищница » [32 Разгар 1057 года] Последствия сциентизма


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно