03.09. Я календарь переверну и снова третье сентября.... 05.06. Доступ к гостевой для гостей вновь открыт. 14.05. Временно закрыта возможность гостям писать в гостевой. Писать сообщения можно через профиль рекламы (Ворон), либо зарегистрировавшись. 14.04. Регистрация на форуме и подача анкет возобновлены. 07.04. Можно ознакомиться с итогами обновления, некоторые мелкие детали будут доработаны.

В день Чернолуния полагается завесить все зеркала и ни в коем случае не смотреть на собственное отражение.

Лучше всегда носить при себе зеркальце чтобы защититься от нечистой силы и проклятий.

Некоторые порождения дикой магии могут свободно проходить сквозь стены.

В Солгарде все желающие могут оформить заявку на тур по тавернам, включающий в себя 10 уникальных заведений со всех уголков мира, и посещение их всех в один день!

Дикая роза на крышке гроба запрет вампира внутри.

В центре опустевшей деревушки подле Фортуны стоит колодец, на бортиках которого грубо нацарапана фраза на эльфийском: «Цена должна быть уплачена».

Старый лес в окрестностях Ольдемора изменился. Звери изменились вместе с ним. Теперь их нужно убивать дважды.

В провинции Хельдемора не стихает молва о страшной угрозе, поджидающей путников на болоте, однако... всякий раз, когда туда прибывали нанятые охотники, они попадали в вполне себе мирную деревеньку.

Беда! Склеп мэра одного небольшого города возле Рон-дю-Буша едва ли не полностью ушел под землю после землятресения. Лежавшие там мирно тела... пропали.

В окрестностях Рон-дю-Буша есть примечательный город, главная особенность которого — кладбище. Поговорите с настоятелем местной церкви и он непременно отыщет для вас могилу... с вашим именем.

Известный мастер ищет бравого героя, дабы увековечить его благородный лик в камне.

Тролль, которого видели недалеко от деревни на болотах, говорит на общем языке и дает разумные советы напуганным путешественникам, встречающих его на пути.

Книги в большой библиотеке при ольдеморской консерватории начали разговаривать, и болтают они преимущественно друг с другом.

В Керноа кто-то повадился убивать горожан. Обнаруживший неизменно замечает, что из тел убитых растут... зеленые кусты.

В Эльмондо обрел популярность торговец, раз в период заглядывающий в столицу и предлагающий всем желающим приобрести удивительно умных зверей. Правда все чаще звучат голоса тех покупателей, которые утверждают, будто иной раз животные ведут себя странно.

Если в Новолуние поставить зажженную свечу на перекресток - можно привлечь Мертвого Феникса, который исполнит любое желание.

Некоторые представители расы шадд странным образом не нуждаются во сне - они вполне могут заболтать вас до смерти!

Эльфы просто обожают декорировать свое жилье и неравнодушны к драгоценностям.

Дворфы никогда не бывают пьяны, что говорится, «в зюзю». А вот гномы напиваются с полкружки пива.

Бросьте ночью 12 Расцвета в воду синие анемоны, подвязанные алой лентой, и в чьих руках они окажутся, с тем вас навек свяжет судьба.

Оборотни не выносят запах ладана и воска.

В Сонном море существуют целые пиратские города! Ничего удивительного, что торговые корабли никогда не ходят в этом направлении.

Хельдемор не отличается сильным флотом: портовые города в гигантском королевстве ничтожно малы!

Положите аркану Луна под подушку в полнолуние чтобы увидеть сон о будущем!

Благословение Луны, которым владеют представители Фэй-Ул, способно исцелить от любого проклятия в течении трех дней после его наложения.

Джинны огня дарят пламя, закованное в магический кристалл, в качестве признания в любви.

В Маяке Скорби обитает призрак водного джинна, который вот уже пятьдесят лет ждет свою возлюбленную и топит каждого, чья нога ступит в воды озера, окружающего маяк.

Фэй-Ул пьянеют от молока, а их дети не нуждаются в пище первые годы жизни - главное, чтобы ребенок находился под Луной.

Самой вкусной для вампиров является кровь их родственников.

Свадьбы в Аркануме проводятся ночью, похороны - днем. Исключение: день Чернолуния, когда ночью можно только хоронить.

В лесу Слез часто пропадают дети, а взрослый путник легко может заблудиться. Очевидцы рассказывают, что призрачный музыкант в праздничной ливрее играет всем заблудшим на флейте, и звук доносится со стороны тропы. А некоторым он предлагает поучаствовать в полуночном балу.

Не соглашайтесь на предложение сократить дорогу от незнакомых путников.

На острове Чайки стоит роскошный особняк, в котором никогда нет людей. Иногда оттуда виден свет, а чей-то голос эхом отдается в коридорах. Говорят что каждый, кто переступит порог, будет всеми забыт.

Озеро Лунная Купель в Лосс'Истэль полностью состоит не из воды, а из лучшего вина, которое опьяняет сладким вкусом!

Утеха стала приютом целым двум ковенам ведьм: неужто им здесь медом намазано?

В языке эльфов нет слова, обозначающего развод.

По ночам кто-то ошивается у кладбищ подле Руин Иллюзий.

В Фортуне дают три телеги золота в придачу тому, кто согласен жениться на дочери маркиза.

В Белфанте очень не любят культистов.

Не стоит покупать оружие у златоперого зверолюда, коли жизнь дорога.

Кто-то оставил лошадь умирать в лесу Ласточки, а та взяла и на второй день заговорила.

Храм Калтэя называют проклятым, потому что в статую древнего божества вселился злой дух и не дает покоя ныне живущим. Благо, живут подле статуи только культисты.

В Озофе то и дело, вот уже десять лет, слышится звон колоколов в день Полнолуния.

Жители утверждают, будто бы портрет леди Марлеам в их городке Вилмор разговаривает и даже дает им указания.

Чем зеленее орк, тем он сильнее и выносливее.

У водопада Дорн-Блю в Ольдеморе живут джинны воды и все, до единого - дивной красоты.

На Ивлире ежегодно в период Претишья происходит турнир воинов. В этом году поучаствует сам сэр Александер Локхард - личный охранник ее Величества королевы Маргарет!

Все аристократы отличаются бледностью кожи, да вот только в Рон-Дю-Буше эти господы будто бы и вовсе солнца не знают.

В мире до сих пор существуют настоящие фэйри, да вот только отличить их от любого другого существа - невозможно!

Фэй-Ул настолько редки, что являются настоящей диковинкой для всего Аркануме. А на диковинки большой спрос. Особенно на черном рынке...

18 Бурана дверь королевского дворца Хельдемора распахивается всем желающим, бал в ночь Первой Луны.

В 15-20 числах в Лосс'Истэле происходит Великая Ярмарка Искусств - это единственный день, когда эльфы позволяют пройти через стену всем.

10 Безмятежья отмечается один из главных праздников - самая длинная ночь года. в Рон-дю-Буше проводится Большой Маскарад.

42 Расцвет - день Солнцестояния, неофициальный праздник Пылающих Маков в Ольдеморе, когда молодые люди ищут цветок папоротника и гадают.

22 Разгара отмечается Урожайный Вал в Фортуне.

Каждую ночь спящие жители Кортелий подле Утехи выбираются из своих постелей, спускаются к неестественно синему озеру и ходят по его песчаному дну. Поутру их тела всплывают, а селяне всерьез боятся спать.

Арканум. Тени Луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Архив у озера » Сокровищница » [43 Безмятежья 1049] Там на неведомых дорожках


[43 Безмятежья 1049] Там на неведомых дорожках

Сообщений 31 страница 52 из 52

1

https://i.ibb.co/MZ26Gbs/6.png

https://i.ibb.co/X705F5J/1.png

https://i.ibb.co/C0HKM6p/4.png

Тесселе | КарбьерУсадьба в окрестностях Рон-дю-Буша | Вечер

❝Любопытство сгубило кошку, но удовлетворив его она воскресла

Говорят, удержаться в седле не так сложно, но что если это седло общественного мнения? Удар его копыт не оставит от тебя даже мокрого места.

https://i.ibb.co/9ch0MtD/2.png

https://i.ibb.co/sttdwS4/5.png

https://i.ibb.co/SVbDYPt/3.png

+3

31

Тесселе чуть пожала плечами и качнула головой в молчаливом знаке согласия. В данном вопросе её одолевали противоречивые чувства: она понимала, что выуди из двух главных шестеренок одну, и механизм развалится - без Карбьера не будет занятий, без стремления Тесс - не будет результата. Окажись Эвенвуд одна, останься на произвол судьбы, как то было, кажется, велено изначально, удалось бы девушке встать на ноги самостоятельно? Несколько месяцев назад, размышляя на данным вопросом, она бы ответила - да, но сейчас, когда перед глазами светское общество раскрывалось глубже, больше, уверенность стремительно испарялась.

Общая заслуга. Было в этом что-то безусловно доброе и... непривычное.

Эвенвуд с интересом наблюдает на чуть дёрнувшиеся перья на шляпе Карбьера. Что же такого могло произойти в Дю-Буше, что безобидные украшения стали называть моветоном? Кому, а самое главное, из-за чего взбрело в голову, что перья - это не этично? Вопросы относительно приевшихся манер потихоньку оборачивались риторическим образом. Никто не даст ответа. Или, правильнее сказать, никто не скажет желаемых слов.

— Ты был в Солграде?

Тема манер продолжается дальше, вызывает большее раздражение, заставляет Тесселе недовольно фыркнуть. Обстоятельства, действительно, разные: одно дело, когда ты со страху пускаешь в бегство, другое - добровольно тянешь мужчину к реке. Глупые предрассудки! Почему в Кинерме столь сильно размыты границы дозволенного? Никто бы и не подумал, что плавать в речке - нечто дурное; на такие вещи в деревне смотрят с безразличием. Стоило отдать должное за то, что Карбьер и без того многое спускал Эвенвуд с рук. Перестроиться на новый лад сложно - всё-таки двадцать лет приходилось жить в совершенно иных обычаях.

Подстегивающий комментарий заставляет Тесс нервно жать в руках поводья и злобно улыбнуться.  Прямо сейчас ей хотелось не то стукнуть себя по лбу, не то вампира по плечу - негоже так провоцировать!

Она сделала глубокий вдох носом и вытянулась, как по струнке.

— Карбьер, какие мелочи? Сложно не оценить красоту кустов и... статуй, — пока Тесс не совсем понимала,  в какую сторону они двигались и что преследовали. До поворота, красот, на которых Эвенвуд могла обратить внимание, было больше; вполне возможно, причиной её "эстетической слепоты" стали временно разбушевавшиеся эмоции. — Да, так бы не пришлось ждать Разгар.

И поди разбери, шутит она или нет.

Отредактировано Элора Донстебьян (04.12.2021 16:35)

+2

32

Тесселе спрашивает его о Солгарде, и Карбьер может ответить ей, не солгав. Был, и в жизни, не омраченной смертью, этот город стал центром событий, завертевшихся со страшной скоростью. Упади на дно, чтобы оттолкнуться от него — это путь многих тамошних героев, имен на первых полосах газетных заголовков. В случае же Карбьера что-то, а лучше сказать все, катастрофически пошло не так.

Да, парочку раз мне везло очутиться там, - Он делает глубокий вдох, и легкие тут же наполняет въедливый дым фабрик и заводов, дешевого табака. Всего лишь воспоминание, а уже заставляет поморщиться, - Город-открытие, год-другой и вопрос независимости станет для него ребром. Днями в Солгарде шумно, а ночами — светло, будто днем. И душно, просто невозможно душно, не то от печей в плавильных цехах, не то от количества людей на квадратный метр. Ведь в этот город стекаются в поисках лучшей жизни. Их привлекает возможность добиться высот, не владея соответствующим статусом, и все же, в злой иронии, именно аристократы продолжают держать в Солгарде власть. Надолго ли?

Карбьер полагал, что надолго, слишком уж велико было влияние извне. Речь шла не об аристократах, но о фракциях, которым политический раздор был невыгоден. Добродетельная Лунная Церковь входила в их число: слова о религии были большей мотивацией, чем лозунги о прогрессе и светлом будущем, в которое он приведет.

Впрочем, Солгарду достаточно было совершить один значимый прорыв, чтобы переубедить людей в обратном. Религия тоже может быть разной, не так ли?

Согласен, статуи очень красивые, - Вампир удерживает порыв посмеяться, зная, на что переманить интерес Тесселе, - Некоторые из них принадлежат бывшим хозяевам этого места или значимым людям прошлого, посещавших их здесь. Вот этот, например, принадлежит...

Его прерывает девичий голос, раздавшийся издалека:

Ах, братец! Я тебя обыскалась!

В самом начале дорожки, по которой двигались Карбьер и Тесселе, стояла девчушка, вряд ли старше четырнадцати лет, по крайней мере внешне. Она весело улыбается и, подобрав подол платья, стремительно приближалась к намеченной цели. Вампир вздохнул, в одно движенье спешиваясь с коня. В ту самую минуту, как ноги его касаются земли, девочка врезается в него, сжимая в объятиях.

Судя по выражению его лица, этой встрече он не рад, а значит и Тесселе радоваться не следовало.

Что ты тут делаешь, Роззи? - Он машинально проводит рукой по узким плечам, - Я думал, что ты в столице, вместе со своей нянечкой.

Отец позволил мне вернуться на пару деньков, - Это многое объясняло и добавляло ситуации остроты. Если отец что-то позволяет, то делает это не просто так.

Улыбка девочки превращается в оскал; полный предвкушения взгляд касается Тесселе, превращаясь в прищур.

- В сопровождении нянечки и господина Марримера! Они совсем за мной не поспевают, но будут тут с минуты на минуту — боятся, что я натворю что-нибудь без их присмотра.

Карбьер плотно сжимает челюсти. Только этого им не хватало.

- А кто эта леди рядом с тобой, братец? - Неизбежный вопрос, но действует, как ушат холодной воды. У них не было легенды, которую можно было бы предоставить.

Придется сочинять на ходу.

+2

33

Солград представляется оживленным городом с большими массивными постройками, внешне напоминающими кузницы: то, что располагалось там на самом деле - не подвластно воображению Тесселе; такого она не видела ранее, и посему постройки в её голове выглядели достаточно примитивно. В городе не продохнуть. Узкие улицы окутаны дымом, словно от большой отцовской рабочей печи, в воздухе витает запах раскаленного железа; он въедается в одежду, в кожу, преследует горожан до самого конца. Город громкий, шумный, как сильный удар по наковальне, а плотное население, о котором говорит Карбьер, суетливое и злое, как на базаре.

Она ведь хотела, на самом деле, подвести разговор к солградской моде, но вампир заинтересовал её темой куда более сложной.

- Народ настолько одержим прогрессом, что хочет пошатнуть власть? - одновременно вдохновляющая и пугающая перспектива. Человек без статуса, но с большими амбициями, - точно как Тесселе! - может привнести смуту в укоренившиеся порядки. Значило ли это, что подобный переворот возможен и на землях Рон-Дю-Буша? О, нет, ей нисколечки не хотелось предстать во главе консервативных территорий, а вот привнести кусочек прогресса - очень даже. Давно пора избавится от некоторых устоев: женской езды полубоком, например...

Дурацкая затея. Новатор из неё никогда не получится - она простушка из деревни, и ей нечем поразить общество.

Очень красивые, каменные, белые... —  вторила Тесселе; она активно закивала головой с утрированно-важным выражением лица, но веселье тотчас прекращается, когда их диалог прерывает высокий, детский голосок.

Это была девочка: милая, симпатичная маленькая девочка. Её появление - резко и внезапно. Несмотря на вид малышки, что излучал лучезарную радость, Тесселе чувствовала от неё нечто зловещее - недоброе предзнаменование. 

"О, Луна, только не это..."

Тесс остановила Жемчуг почти сразу, как спешился Карбьер; скорее с перепугу, нежели с ловкостью. Умилительная картина воссоединения брата с сестрой не была столь искренна: появлению Роззи Карбьер явно был не рад, а Тесс... а что Тесс? В ходе их короткого диалога ей стало ясно одно: они влипли по самое не могу.

"...полная задница! О, милая, не смотри на меня так!"

Хитрый детский оскал, кажущийся под натиском обстоятельств более ужасающим, и нежелательное внимание даруются Тесселе. Ещё бы маленькому ребёнку не было интересно, с кем это родная кровинушка проводит время - лицо незнакомое, женское, кабы не вздумала лишнего. Тесс занервничала. Что ей надо было сделать? Спешиться? Поздороваться? Что-то сказать?

А что делать, когда подоспеют взрослые? Как Эвенвуд слезть с лошади? Ей вообще нужно слезть с лошади?

Тесселе нервно сглотнула и широко улыбнулась в ответ Роззи. Младших представляют старшим - это логично, это она запомнила.

+2

34

Скорее, им движет жажда независимости, — Солгард нынешних дней еще не был на пороге кровавой революции; независимость была пленительна, но все еще опасна. Теплые отношения с Гарменаром как с добрым союзником портило напряжение между Солгардским Орденом и Торговой Гильдией, да и Хельдемор не затягивал поводок на шее изобретателей так сильно, как мог бы. Прогресс интересен людскому королевству до тех пор, пока служит во благо короля. Посвящать Тесселе в эти тонкости резона не было, как и смысла. Вряд ли ей были интересны столь далекие даже от Рон-дю-Буша вещи, когда с трудом удавалось усвоить что-то более насущное, поступающее в больших объемах, — От власти народу не избавиться, но возможность самостоятельно избирать своих правителей станет прецедентом, новостью, которая разлетится по всему свету. Но до этого еще далеко.

От Роззи Карбьеру удается отстранится с трудом — она недовольно дует губы, когда он подходит к Жемчуг и подает руку Тесселе, помогая ей спуститься с лошади. Если сюда идут взрослые, то встретить их придется подобающе. Отступать-то, смотри-ка, уже некуда.

В голове вампира проносится десяток бессвязных мыслей, и, билось бы его сердце, оно точно пропустило бы пару-тройку ударов. Паника была совсем не к месту: глядя на сестру Карбьер был уверен, что та может учуять страх. Наивность — прекрасная маска, и умен тот человек, что может вовремя ее на себя надеть.

К своей чести, Карбьер охотно брал пример со старших.

Леди Донстебьеян, — Он выразительно смотрит на Тесселе, слегка щуря глаза. «Подыграй мне или нам крышка» - очень четко читалось в этом взгляде, — Прошу вас познакомиться с моей младшей сестрой. Розмари Арх'Морвет Амарек.

Можете называть меня Роззи, — Девочка приседает в книксене, коротком и быстром, будто хочет поскорее закончить со всеми формальностями — поведение, достойное капризного ребенка. Не будь рядом незнакомой ей девушки, и она точно бы показала язык в ответ на недовольство названного брата.

В его силах только бессильно вздохнуть и продолжить.

Розмари, позволь представить тебе леди Донстебьян — нашу гостью из солнечного Ольдемора и мою спутницу, - Вампир подхватывает ладонь девушки, мягко накрывая ее своей рукой.

А в письмах ты и словом не обмолвился, что у тебя появилась спутница, братец, — В голосе Роззи проскальзывают ревнивые нотки, но всякий намек на иную эмоцию кроме радости исчезает, стоит ей обернуться к Тесс, — Рада знаться с вами, леди Донстебьян! Надо же, как давно у нас не было гостей, да еще и из Ольдемора!

Ощущение, что прямо сейчас, на этих злосчастных парковых дорожках разыгрывается самый настоящий спектакль не покидает Карбьера, но чувство это стало таким привычным, что больше не трогает его. Если взялся импровизировать, то придется идти до конца.

Главное, чтобы Тесселе его в этом поддержала.

+2

35

Мысли о Солграде покидают светлую голову моментально. Секунды тянутся бесконечностью, каждый удар сердца отчетливо чувствуется в груди. Одно из опасений находит своё воплощение в жизни: Карбьер подходит к Жемчуг и протягивает Тесселе руку - пора слезать. Самая первая поездка на лошади, полная беззаботного смеха, успешной борьбы с новыми ощущениями и привычками, предстает новой стороной, устрашающей и отталкивающей. Девушке хотелось провалиться сквозь землю с поводьями в руках, лишь бы избежать возможного позора, но деваться было некуда, а безысходность подливала масло в огонь.

Если Судьба так решила наказать Тесс за желание искупаться в речке, то, так и быть, над собой она поработает.

Расстояние от холки до земли кажется бесконечным. Мозг генерирует сотню нецензурных выражений, смутных вариантов развития событий, но в конечном счете цепляется за успокаивающую мысль: споткнуться перед ребёнком не так страшно, нежели перед взрослым - всегда можно сослаться на детское воображение, отвлечь внимание...

Роззи ведь не вампир? Не бабуля сидит взаперти молодого детского тела?

Уголки губ Эвенвуд нервно подрагивают, а рука, что хватается за ладонь Карбьера, сжимает чужие пальцы со всей появившейся от волнения силой. Галантная опора помогает Тесселе слезть с седла с заметным неумением, но без происшествий - тихо и спокойно, без путаницы в ногах и порванных платьев. Вспыхнувшая на секунду в глазах радость встречается с напористым прищуром спутника и развеивается, оставляя за собой глупую пустоту. До чего же несвоевременная встреча! Неужели им не удастся уйти, сославшись на спешку? Придётся играть?

Она переводит взгляд на сестру Карбьера. Безобидная маленькая девочка отличалась от деревенских детей особой чистотой, манерами и речью, но несмотря на все присущие ей качества, Розмари оставалась ребенком. Такая же наивная, непоседливая и веселая... с подозрительной, разве что, хитринкой.

Стоит только мужчине перехватить руку Тесселе и накрыть своей, как он вновь почувствует цепкую хватку; ей некуда было деть нервозность, зато лицо изображало приятное радушие и умиление.

"Леди Донстебьян. Гостья из Ольдемора. Луна, помилуй! Что мне известно про Ольдемор?.."

— До чего очаровательная у Вас сестричка! Приятно познакомиться, Роззи, — она делает расслабленный поклон, поддерживая желание девочки покончить с формальностями. — С этого дня никаких недомолвок. Карбьер обязательно обо всём расскажет!  "и мне тоже, ведь я совершенно не знаю, что делать дальше".

+2

36

Да-да, разумеется, Карбьер расскажет обо всем, — Едва слышно ворчит вампир себе под нос, не договаривая самого главного: "Как только сам все придумает". Он видит, как горят недобрым любопытством глаза сестры. «Давай, удиви меня» — стало чем-то привычным за годы знакомства с ней, и больше не вызывало раздражения. Конечно, кабы не мог он удивить, так бы и остался бездыханным телом в темном переулке.

На дорожке, тем временем, не объявляется ожидаемых лиц: голоса их слышны далеко отсюда, кажется, они не торопятся. Оно и к лучшему, быть может, если Карбьеру и Тесселе удастся быть достаточно убедительными, парочка успеет смыться до появления ненужных свидетелей. Ну и как в подобной обстановке можно было сохранить хоть какую-то тайну?

Розмари прячет руки за спиной и слегка покачивается с пятки на носок, как делают это заскучавшие дети.

Так чем мой брат обязан честью быть вам спутником на... какое время? Ах, простите, это уже лишнее! — Испуг и раскаяние звучат не слишком искренне, по крайней мере, так кажется вампиру. Накручивал ли он себя? Скорее слишком хорошо знал о последствиях неосторожности, — Просто ваше появление оказалось такой неожиданностью для меня. Нянечка говорит, что о появлении гостей в доме принято оповещать всю семью. Во избежание э- эксе... экс...

Эксцессов, — Карбьер пользуется возможностью перехватить инициативу в разговоре, — Нянечка права, Роззи, но во всяком правиле есть свое исключение, не так ли?

Девочка покорно кивает, ожидая продолжения.

Мы хотели сохранить инкогнито леди Донстебьян до тех пор, пока она не будет представлена высшему свету. Официально, я имею в виду. Ты же помнишь, какими сложностями может обернуться это событие для молодой дебютантки?

На кукольном личике отражается удивление. Розмари переводит взгляд с Карбьера на Тесселе, но так и не решается произнести вслух — для дебютантки девушка выглядела слишком взрослой. В Рон-дю-Буше ее дебют состоялся бы, будь ей лет четырнадцать, как и Роззи.

В Ольдеморе иные нравы, сестрица, — Парирует неозвученный вопрос вампир и даже не врет. В солнечном королевстве нравы и впрямь в корне отличались от местных, а оттого были слишком непопулярны. Девочка открывает рот, протянув задумчивое «о-о-о».

Так вот оно что. И что же, были основания следовать нравам чужого государства на нашей земле?

Она явно не унимается.

Что за грубость, Роззи? Неужто хочешь обидеть нашу гостью? — Рука, накрывшая ладонь Тесселе, слегка сжимает ее. Незатейливый знак, что нужно как-то отреагировать.

+2

37

Чудесная маленькая девочка неугомонно задаёт вопросы. Если же поначалу Тесселе показалась Роззи невообразимо очаровательной, о чем не соврала, когда обменивалась с ней формальностями, то с каждым выроненным тонким голоском каверзным словом внутри девушки откликалось раздражение. Виной тому паника, непонимание ситуации или прощупывающийся характер сестры Карбьера, она не могла сказать точно, но присущая малышке хитринка давала о себе знать.

Об Эвенвуд говорят так, будто бы её здесь и нет: в каком-то отношении это было правдой. Донстебьян. Леди Донстебьян находилась здесь и сейчас вместо когда-то деревенщины, и Тесселе не имела ни малейшего понятия, как поддержать этот образ. Как минимум слово "дебютантка" ей до сих пор кажется оскорбительным, но для дамы из Ольдемора это... формальность?

Выражение лица Розмари и её пытливый ум дорисовывали маленькие красные рожки, точно чертёнок покачивался перед Тесселе и Карбьером, не иначе. И откуда она знает столько заумных слов?

Девушка продолжала улыбаться, чувствуя, как постепенно устают мышцы - последствия напряжения и беззаботных смешков минутами ранее. В контексте их разговора перестать любезничать, в общем-то, было бы уместно. Роззи потихоньку переступала невидимую грань, от которой всё могло пойти по накатанной: она совала свой аккуратный нос в те дела, где быть осведомленной ей не требуется, и пора бы пресечь её вопросы на корню.

Эвенвуд считывает сигнал. Кажется, им предоставился шанс ретироваться под шумок. Мало того, что момент удачный, так и опекунов Розмари не видно - время действовать.

Ох, Карбьер, всё в порядке! Дети есть дети, что с них взять? — она отмахивается. Невозможно не считать в голосе Тесселе то, как она оскорбилась - артистично, но как удачно!  Ей не стоило отвечать на наглость пассивной агрессией, не стоило грубить родственнице Карбьера (если же то можно назвать грубостью; по мнению самой Эвенвуд - она мягко и тактично обозначила Розмари её место!), ведь она - состоявшаяся дебютантка, следовательно, в каком-то отношении Роззи приходилась по званию... выше? Или нет? Как бы то ни было, Тесселе, пытающаяся рулить новым образом дамы из Ольдемора, лишь училась быть леди, и соответствовать своему статусу, кроме как внешне, пока что не могла. 

Зато могла смекнуть, когда точно стоит дать дёру - этому знанию Тесселе обучена жизнью.

Впереди столько дел! Который час? Кажется, пора заводить коней в стойла.

Отредактировано Элора Донстебьян (08.12.2021 12:48)

+2

38

Роззи громко хмыкает, недовольно сводя брови на переносице — на ее провокацию не отреагировали должным образом, но, верно, в этот раз она не хочет, чтобы шалость сошла ей с рук. Застал бы кто их маленький скандал, и на головы бедовых лжецов посыпятся проблемы, справится с которыми было не в их силах. Без твердого подспорья для нового образа Тесселе, им придется «сыграть в туман»  и оперировать теми фактами, что были правдой хотя бы отчасти.

Карбьер тихо цыкает языком, качая головой.

Мне стоит поговорить с твоей няней. Очевидно, что она слишком много тебе позволяет, — Он делает закономерное замечание, но Розмари даже взгляда не тупит, чтобы сделать виноватый вид, — Твоя удача в том, что леди не обижается.

Но я не хотела ее обидеть! - Девочка возмущается так искренне, будто ожидает, что прощения начнут просить у нее, — Я не сказала ничего дурного!

Вампир немного подается вперед, наклоняясь к своей сестре и отвечает в полтона тише.

И все же мы с тобой знаем, что это не так, — С улыбкой на лице он выпрямляется, обращаясь уже к Тесс, — Вы всецело правы, леди Донстебьян. Лошади уже устали, а домашние дела еще не были переделаны. Нам пора возвращаться.

И выбрать для этого придется самую дальнюю дорогу, ведь та, по которой успели проехать лошади, потенциально была занята другими людьми. Встреча с ними сулила очередное представление, да вот только актеры не выучили свой текст. Спектакль придется отложить до лучших времен.

Топнув ногой, Розмари обиженно смотрит на брата.

Неужели даже вечером ты не уделишь мне времени? Я приехала совсем ненадолго, правда-правда!

Может быть. Посмотрим на твое поведение, — Сейчас ее недовольство выглядит милым, но лучше бы Карбьеру не игнорировать просьбу о встрече. Он кивает и, оборачиваясь к Тесселе, предлагает ей ухватиться за свой локоть, — Предлагаю продолжить нашу прогулку пешком.

+2

39

Карбьер отчитывал Роззи как и подобает старшему брату. Было ли ей позорно слушать замечания в присутствии незнакомого лица? На месте младшей Арх'Амарек Эвенвуд точно бы сгорела со стыда, но, кажется, сильно разнились нравы Тесселе и Розмари: к последней требовался особый подход; так просто её врасплох не застать, не обидеть и не испугать - её прерогатива удивлять и сверлить своими глазками-бусинками.

Ехидна. Маленькая миленькая ехидна.

Девочка капризничала, пререкалась и топала ногой - повадки избалованного дитя. Примерно так же, но в возрасте более осознанном, вел себя сынишка залегшего на дно в Кинерме аристократа. Он вырос мерзким человеком с дурными идеями, один в один, как его высоко гордый отец. Хотелось бы верить, что под крылом такого мужчины, как Карбьер, Розмари вырастет более осознанной и менее блажной.

Дурные мысли. Дурные воспоминания. С каждой минутой желание Тесселе драпануть в известном направлении, чтобы спрятаться от девочки и возможных вытекающих от внезапной встречи проблем, тревожно разрасталось. Когда уже тени прошлого оставят её в покое?

Чуть позже "леди Донстебьян" задумается над тем, не слишком ли она была резка в отношении ребёнка, и будет бороться с противоречивыми чувствами. Она увела Карбьера от долгожданной для его кровинки встречи - повела ли она себя правильно в этой ситуации? Был ли у них другой вариант развития событий? А если был?

Тесселе мельком взглянет на лошадь и покрепче ухватится за локоть своего спутника.

Отличная идея, - всё так же униженная и оскорбленная, но все же тревожная и поспешная, девушка непроизвольно потянет Карбьера за собой. Ей хотелось как можно скорее схватить лошадей за поводья и уйти; уйти так быстро, чтобы в облаке пыли их силуэты были забыты. — Очень была рада знакомству, Роззи, когда-нибудь нам удастся поболтать ещё! - "но надеюсь, что нескоро".

И Тесселе, улыбнувшись, сожмёт руку вампира в назойливом сигнале: если он продолжит мило церемониться с сестричкой, и они не уйдут прямо сейчас, - она помрет от переизбытка устрашающих чувств на этой же дорожке.

+2

40

Роззи щурит глаза — два гранатовых зернышка на белоснежно-белом лице, припудренном и нарумяненном, а оттого еще более неестественном, кукольном. Она оборачивается, прислушивается, точно ожидая чего-то, и, так и не дождавшись желаемого, тихонько вздыхает. Шалость не удалась?

Ла-адно, я поняла, — Девочка переводит взгляд на Тесселе. Лукавые искры в нем тускнеют: в невозможности найти розжиг, им суждено потухнуть. Или так только кажется? — Я была груба, леди Донстебьян. Больше так не буду, честно-честно.

Спрятанные за спиной ладошки наверняка держат скрещенными тонкие пальчики, затянутые в перчатки. Юная мисс боится солнца ничуть не меньше, чем ее братец. Отнюдь не старший. Если говорить прямо, то Роззи была старше Карбьера на добрую сотню лет. Вредная старушка, заточенная в теле маленькой девочки — лучше не напоминать ей о ее истинном возрасте, чтобы не навлечь на себя бурю. Впрочем, как казалось вампиру, дети и страдающие от деменции старики были одинаково умилительны.

У последних, разве что, было до опасного больше власти. Да и возраст у существ бессмертных на удивление больная тема.

Карбьер берет под уздцы Марципана, изрядно заскучавшего: конь громко и протяжно ржет, а на лице стоящей напротив него Роззи отражается брезгливое выражение. Лошадей малышка не жаловала, отдавая предпочтение хищным зверям. Особенно кошкам. Большим, большим кошкам. Вампир позаботился о том, чтобы Тесселе не пришлось с ними столкнуться.

Буду рада встретиться с вами за ужином, — Розмари улыбается, машет ручкой торопящейся удалиться парочке, а по спине Карбьера проходится неприятных холодок. Еще не хватало, право слово.

До встречи, Розмари. Передавай привет мистеру Марримеру.

Девочка задорно хихикает.

Обязательно. Господину-журналисту будет бесконечно любопытно узнать, как дела у тебя и у твоей новоиспеченной спутницы, — Тянет она нараспев.

Где-то на горизонте мелькает вспышка, мимолетная, будто блик далекого ныне пруда.

Вампир едва не кривится, замирая на месте. О, разумеется, как он мог забыть. Ведь господин Марример — не только прохиндей, но еще и журналист. Игнорировать, лучше игнорировать.

Пойдемте, — Прочистив горло, Карбьер уверенно направляется вглубь парка, — Растянем удовольствие, прежде чем вернуться в дом.

+2

41

Розмари удовлетворена развитием событий не была. Из хитрой девочки она превратилась в скучающего ребенка, отчего стала в глазах Тесселе куда более устрашающей, неискренней, неестественной. Луна, и что у неё в голове?

Как только девушке предоставится возможность отвернуться и ухватить Жемчуг за узду, она беззвучно выдохнет и расслабит лицо. Глаза на секунду округлятся, брови дернутся,  а взгляд, не поворачиваясь в сторону Крабьера, упадёт на него же. Она последит за его действиями и движениями самую малость времени, затем посмотрит под ноги и пошагает вперёд, удаляясь от родственницы вампира.

Луна, о каком ужине она говорит? Не пересечься бы с ней снова. В противном случае, Эвенвуд родит такие перлы - за сотню лет репутацию не отмоешь.

В спину бросаются фразы о господине Марримере - журналисте, мужчине, кажется, скверном и не менее любопытным; его образ рисовался максимально заурядно - высокий и усатый дядька с надменным выражением лица, возможно, недалекого ума, готовый пустить вереницу грязных слухов. Всё, может быть, представлялось бы иначе, но тон, голос, сладко-хитрый голос, который протягивал фразу угрожающе, не давал возможности размахнуться.

Воздух, тем временем, становится холоднее. Или то проказа нервов?

На чём мы с Вами остановились? Ах, да, статуи... —  нетрудно догадаться,  что на самом деле Эвенвуд жаждила поговорить совершенно о другом. Она ждала подходящего момента, чтобы начать расспрашивать об этом сложившимся недоразумении, и искала всевозможные сигналы "на добро" от Карбьера. В конечном счете, пройдя еще немного, она, чуть шагнув к спутнику ближе, на вытянутой от кобылы руке, шёпотом произнесёт:

- Сестричка у тебя... миленькая, - девушка неосторожно оглядится: не пойдет же Роззи следить за ними? - Мы попали?

Отредактировано Элора Донстебьян (16.12.2021 15:20)

+2

42

Карбьеру и Тесселе приходится пройти не менее сотни метров, прежде чем вампир решится поддержать начатую девушкой беседу. Он до последнего держит маску всех приличий, которые ему стоило соблюдать наедине с леди, смотрит себе под ноги пустым взглядом, будто бы глубоко о чем-то задумавшись. Конец этому странному состоянию приходит с последней попыткой обернуться — обзор на место, где могла бы стоять Розмари, загораживали густые кустарники.

Встряхнув головой, Карбьер отвечает с небольшой задержкой.

Да-а... статуи просто очаровательные. Безмолвные свидетели самых разных историй. Кому-то стоило бы брать с них пример, вам так не кажется?

Он кривит губы, избавляясь от последних воспоминаний о неприятной встрече — напряжение не покидало вампира, но уже отступило достаточно, чтобы дышать полной грудью. И что это только что было? Очевидно, попытка повлиять на его планы. Успешная, к большому неудовольствию.

С тонких губ слетает смешок, тихий и очень нервный.

Могло быть и хуже, — В попытке смягчить ситуацию, Карбьер загоняет в угол сам себя. Уж он-то, зная об особенностях своей семейки, понимал, что проблема лежит далеко не на поверхности, — Ты держалась молодцом. Розмари сочла твою реакцию сдержанностью, вопреки истине.

И вправду, как ловко ей удалось сыграть на этой неприметной тонкости. Везение, в следующую такую встречу, разумеется, неизбежную, поблажек не будет.

Впрочем, большую опасность сейчас представляет человек, который сидел в кустах. Господин Марример — ушлый журналист, так что не далее как через сутки в свежем газетном номере будут красоваться наши лица. И, видит Луна, без последствий для нас это не пройдет. Дьявол.

Видит Луна, с гораздо большим удовольствием Карбьер закинул чрезмерно любопытного журналиста в пруд к русалкам, нежели столкнулся с чередой событий, которую навлечет на них одна компрометирующая статья в газете. Но, увы, Марример — персона видная. В два счета от него не избавишься.

Какая жалость, что тот был союзником Розмари.

+2

43

Формулировка речи Карбьера даётся пониманию Тесселе не сразу же. На секунду ей кажется, что камень таки брошен в её огород, но сомнения растворяются вместе с чужим нервным смешком. Не про неё. Речь шла про тех, кому действительно стоило прикусить язык - она не в их числе.

Девушка дёрнула бровями, нервно улыбнувшись, и кротко кивнула. Сестричка, о настоящей сущности которой Эвенвуд оставалось лишь догадываться, прямолинейна и язвительна; она... ребёнок. Дитя с подозрительно странно волнующими её молодой (молодой же, Луна?) ум. Тесселе вздохнула.

Она соскучилась по тебе, Карбьер, не держи на неё зла, — и хотя в голове вертелся вопрос: "стал бы вампир отзываться о любимой сестре в негативном ключе?", зацепляться за него она не стала. Деревенские замашки: хлебом не корми, дай посплетничать - почва для разговоров о чужих семьях не нужна.

Вот так удивляешь. Мне кажется, я так разнервничалась, что по мне всё было ясно. Другое дело ты. Как ты вообще всё это придумал? Ольдеморр, Донстебьян, дебютантка? — она задумчиво переводит взгляд на затемненную дорожку. Плохой театр с пугающими зрителями. Или же судьями? Как бы то ни было, маразм крепчал. — Хорошо, если так. Честно говоря, она меня пугала - такая... прыткая.

Дальнейшая фраза водит девушку в ступор. Брови Тесселе сдвигаются к переносице, и она возмущенно поворачивает голову в сторону своего спутника.  Господин Марример сидел в кустах? Газеты? Он не буквально же, верно? 

— Прости, кем он тебе приходится? Я не совсем понимаю. Зачем ему писать про нас? Про тебя?

+2

44

Может быть, тоска Розмари по названному брату была умилительной, но вряд ли сам он мог ответить на ее чувства взаимностью. В первый ли раз вампир сталкивается с чем-то подобным? Вовсе нет, в противном случае и реакция его была бы иной, менее сдержанной. Журналисту, приглашенному на территорию поместья, не повезло встретиться с ним годами позже, когда страсти успели поутихнуть под натиском опыта. Зачастую неприятного — к сожалению, практика учиться на собственных ошибках не обошла Карбьера стороной.

Отчасти, это влияло на его отношение к обучению Тесселе, делало вампира ответственнее. Ему искренне не хотелось, чтобы девушка прошла тот же путь.

Он пожимает плечами, тихонько усмехаясь.

Как говорят в народе, молчание — золото. Ничего лишнего тобою точно сказано не было, — И, пускай сам факт неизбежного появления громкого газетного заголовка злил, ничего лишнего там не промелькнет. Кроме того, что аристократия Рон-дю-Буша узнает о гостье в поместье Арх'Морвет. Да, это определенно лишнее, — Я вспомнил об обедневшем дворянском роде, с которым имел дело давным-давно. Представим тебя как наследницу, единственную и неповторимую, долго жившую в провинции, но волею судеб вернувшуюся к высшему обществу. Чтобы дебютировать, да, именно так. Это сгладит недопонимания.

Сочиняя на ходу, Карбьер активно жестикулирует. Он смотрит в небо, будто в попытке отыскать связующие ниточки в своей выдумке, но видит только первые вечерние звезды. С каждой минутой их становится все больше и больше, но плывущие низко облака не дают рассмотреть нечто большее, чем их тусклый блеск.

Возмущение Тесселе оказывается благополучно проигнорировано.

Мне? Никем сверх надоедливого комара, жужжащего у самого уха. Марример — журналист, а журналистам нужна сенсация. Небольшая интрижка, в которой он мог бы уличить представителя знатного рода, вполне подойдет.

+2

45

Девушка молча кивает. Ей бы ту долю сообразительности, что свойственна Карбьеру, и встреча, возможно, прошла бы более раслабленно.

Теперь Тесселе предстояло запомнить, что она - не просто девочка-переросток из Ольдеморра, а наследница, представительница некогда дворянского рода, обедневшего, возможно, всеми позабытого и практически исчезнувшего. Трудно принять незнакомую личину, когда именитые корни подразумевали образованность, поскольку многие элементарные вещи Эвенвуд до сих пор даются с трудом.  Здесь же, зная, что легенду придётся приурочивать при каждом удобном (и особенно неудобном) случае, требуется соответствовать своему новому статусу.  Или в этом и есть прелесть красноречивого "обеднения?"

— Хорошо. Волею судеб... должно же было что-то положить начало? Мне особенно интересно, как связать эту историю с тобой, если же не говорить правду. Решила навестить давнего друга семьи? Случайно столкнулись в Рон Дю Буше? — от абсурдности последнего вопроса Тесс прыснула от смеха, и вполголоса добавила: — Ну, да, в одном поместье. Должно же было что-то положить начало.

Тесселе задумчиво вздохнула. В то время, когда у вампира в голове появлялись блестящие идеи, у его спутницы в этом вопросе были большие проблемы; всё, что она умела - шить. Но кто, в самом деле, обратит на это внимание? Сама Эвенвуд игнорировала этот навык. Она не рассматривала его как нечто, чему бы стоило придать значение. В деревне всякому приходилось учиться держать иглу с нитью: не ходить же в порванных обносках?

Карбьер отзывается о мистере Марримере однозначно негативно. Ей совсем неясно, чем грозит лишнее внимание общественности. Раскрытию их окутанной миллионами слухов тайны? Звучит нелепо. Учитывая, сколько обстоятельств выяснилось на месте происшествия, а их критически мало, - журналисту не удастся отписать ничего более, кроме как о загадочной встрече в парке. Она немного поразмышляла, прежде, чем задать очередной вопрос.

— Что же он напишет? Интрижка... — она хмыкает. — Карбьер Арх'Амарек заемечен в лесу с некой леди Донстебьян. Сенсация: у людей есть свободное время!..

+2

46

Тесселе задавала много вопросов, вопросов, на которые Карбьер отвечать не хотел,не так рано, по крайней мере. Чтобы создать правдоподобную историю требовалось время, которое у него бессовестно отобрали одной детской шалостью. Как будто кто-то перемотал время на многие годы назад, и ему, нашкодившему мальчишке, приходится выдумывать оправдание для строгой матушки. За уши его ныне не оттаскают, однако, на горизонте маячили перспективы еще менее приятные.

Скажу, что был назначен исполнителем последней воли твоего почившего родителя, уж не сочти это за пляской на его костях, — Карбьер рассуждает вслух, вполголоса, опасаясь, что его могут услышать даже сейчас. Задеть чувства Тесселе, разворошив воспоминания о погибшем отце, вампир хотел меньше всего, — Не дать дочери зачахнуть в сумерках тихой провинциальной жизни, вывести в свет... ну, и о чем там обычно просят заботливые родственники на смертном одре? Де юре, сейчас ты под моей опекой, так что в эту выдумку можно поверить с полпинка и опрокинув пару рюмок огненной воды.

Он хмыкает, дергая уголком рта — вот она, история Золушки, о которой грезят наивные простаки и томные барышни. Не худшее подспорье, правда. Уж чего не случается в этом сумасшедшем мире, так почему бы и сказки в нем не быть?

Главное помнить, что жизнь — совсем не сказка.

В его глазах вспыхивают веселые зеленые искорки.

Ты слишком сглаживаешь углы, — Карбьер прочищает горло, прежде чем объявить высоким, тонким голосом, в пародии на упомянутого журналиста, — Скандал в уединенном поместье! Некий молодой господин, известный обществу тем, что вхож в известнейшую в Дю-Буше семью Арх'Амарек замечен в обществе безызвестной девушки, представленной им в качестве гостьи из Ольдемора. Кто она? Что их связывает? Порочная связь, что темным пятном ляжет на имя рода, или невыносимая жестокость Арх'Морвета, готового пренебречь репутацией несчастной девы? Ужас, самый настоящий кошмар, — Он немного успокаивается под конец, возвращаясь к прежнему спокойствию, — Журналистам не нужна скучная правда, Тесселе. Им нужен громкий заголовок, а ради этого можно и приврать, вывернуть все наизнанку. Уж не этим же самым мы занимаемся прямо сейчас?

+2

47

И здесь Карбьеру удаётся придумать нечто простое, но оттого не менее гениальное: наложить или, правильнее сказать, приукрасить некоторые имеющиеся события, добавить капельку сентиментальности, - и на свет рождается новый человек. Леди Донстебьян с поворотами судьбы не менее любопытными, чем у Тесселе; разница только в количестве гнетущих её светлую макушку событий, о которых никому не поведаешь - что-то и сама Эвенвуд укрыла от того же Карбьера, предпочтя спрятать подальше и глубже.

Если с мимикой совладать можно, то сердце не обмануть - оно болезненно стукнет, когда вампир упомянет о личности отца, а по груди, движась к переносице, девушка почувствует неприятно расходящееся напряжение. Она рассечет свободной рукой воздух и удивленно покачает головой.

Ловко ты это придумал, — она задорно хмыкнет, подавляя разбушевавшуюся тоску. — Надеюсь, твоя сестрёнка окажется благосклонной и не станет более допытывать. К слову, о ней и об ужине, о котором она упомянула, - я так понимаю, нам придётся на нём присутствовать?

Арх'Амарек сегодня был в ударе; поражал наповал не только смекалкой, но и всевозможными фантазиями: начиная от глубоких вырезов с перьями и заканчивая умением создать на пустом месте целую драму (но исключительно в рамках журналистики, конечно же). Она выслушает своего спутника до конца, и на последний вопрос ответит слегка возмущенно; негатив, читающийся между её слов, был направлен не в сторону Карбьера, а строго к Марримеру.

— У нас вынужденная ситуация. А у него? Луна, я его даже не знаю, а он уже меня... нервирует, — она решает выразиться помягче, чтобы ненароком не нарваться на неприятности. — А нельзя его никак... припугнуть, я не знаю? Неужто на него нельзя найти управы?

Она слегка пожимает плечами. Дурацкая одежда! Под стягивающими-утягивающими тканями мало того, что не продохнуть нормально, так и плечами не пожать.

— Поскорее бы уже добраться до особняка. Всё уже чешется, - девушка демонстративно поёжится; она коснется пальцами за край лацкана и слегка оттянет в сторону. — Не представляю, как можно ходить в этом всю жизнь...

+2

48

Сам не знаю, как это у меня получилось, — Он поддерживает шутливый тон беседы, поощряя нежелание Тесселе падать духом. Все самое худшее осталось позади, вот какой мысли ей стоило бы придерживаться. Оптимистичный настрой делает половину дела, хотя сам Карбьер слегка кривится на словах о сестре, — Я бы не рассчитывал. Маленькому дьяволенку нужно повеселиться, и перспектива оторваться на новом лице в своем окружении весьма привлекательна. Мы скажем что ты приболела, ужин подадут в комнату.

Благородное на первый взгляд стремление принять весь удар детского энтузиазма на себя скрывало за собой цели сугубо прагматичные: Карбьер не хотел, чтобы кто-то стал свидетелем их с сестрицей разговора. Даже Тесселе, о которой, скорее всего, пойдет речь. Для Роззи такой поворот событий окажется слишком очевидным — своего осторожного брата она знает как облупленного. Как и он ее.

Карбьер хмыкает в ответ на возмущение девушки.

А у него — работа, все просто и банально. Господин журналист мог получить выговор за то, что проник на территорию поместья без дозволения хозяев, но ведь его пригласила Розмари. Руки этого пронырливого эльфа, а помыслы... Ну, за мысли никто осудить не может. Поверь, угрожать этому человеку — себе дороже. Птица видная, в такую только прицелься, а она уже верещит во все горло, предупреждая других об опасности.

Впереди уже замаячил нужный им поворот, что мог бы вывести к конюшням в обход основной дороги. Его освещают фонари, ставшие так неожиданно единственным источником освещения, когда лунный диск скрылся за облаками.

Ветер похолодел. Карбьер недовольно зыркает на Тесселе, когда она оттягивает воротник.

Зато не замерзнешь. Многослойность костюма обусловлена холодным сезоном и... отчасти проповедями о целомудрии. К тому же, я бы не сказал, что это платье тебе не идет.

+2

49

Карбьер утешает словами о том, что на ужин в компании с Розмари можно не рассчитывать, и девушке заметно становится легче. Нежелательные обстоятельства в очередной раз  обходят их стороной, даруя возможность не только продумать все детали новой личности Тесселе в подробностях, но и, как предполагалось изначально, окончить прогулку вкусным ужином.

— Отличная идея. Значит, для большей правдоподобности перенесём наш вечер былин на другой раз. Уделить время сестрёнке нужно, даже если она маленький дьяволёнок,  — на деле Эвенвуд прощаться с вампиром вот так скоро, как ею был озвучено, не хотелось. Они оба бесконечно увлечены делами: Карбьер - кипами бумаг и писем, Тесселе - учёбой.  Не смотря на то, что времени друг с другом им доводилось проводить весьма немало, в их занятиях практически не мелькало расслабление. Отдых. Спокойствие.

Но что уж тут поделаешь? Внезапный визит родственников не может остаться проигнорированным. Уж это негласное правило, наверняка, и среди аристократии распространено ровно так же, как и в прослойках ниже.

Хотя, честно говоря, чем больше мыслительных цепочек и параллелей проводила Тесс, тем меньше ей хотелось жертвовать планами.

— Погоди, разве Роззи не слишком мала приглашать взрослых мужчин-журналистов?.. Не подумай ничего дурного, просто... разве девочки её возраста могут... мне подумалось, господин Марример - друг вашей семьи, несмотря на его поведение, но если же он просто журналист, приглашенный Роззи... наверное, тебе стоит больше мне рассказать об открывающихся после дебютирования возможностях, — девушка нервно хмыкнула, подумав, что наверняка ляпнула что-то не то; опошлила, так сказать, юную деву и её честь - и хотя догадки об истинном возрасте не покидали Тесселе, к ним она прибегать не спешила, думая, что и на это у Карбьера найдётся логичный, справедливый ответ.

Фонари впереди внушают девушке надежду, что совсем скоре они оба окажутся в тепле и Тесселе скинет с себя плотный пиджак.

— Ох, Карбьер, это очень мило с твоей стороны, большое спасибо, но если я не умру от злого рока Судьбы, так от удушья точно. Думается мне, красота не требует таких жертв, — она хихикнет, убрав руку от лацкана. Ситуация утрирована, конечно, очень сильно, но свободы движений Эвенвуд всё же не хватало. — Могу ли я попросить ниток? Я бы немного перешила пуговицы.

+2

50

Думать о престранной игре в кошки-мышки, которую затеяла Роззи, Карбьеру пока не хотелось, не в компании Тесселе, по крайней мере. Это небольшая прогулка должна была стать для них обоих маленькой отдушиной, в конце концов. Давая себе обещание непременно поразмышлять об этом за час до встречи с сестрой – даже в таких мелочах вампир предпочитал следовать расписанию, избранному для себя самолично – он коротко вздыхает. Ни минуты покоя.

- Знаешь, чем дальше мы находимся от своих родственников, тем теплее наши отношения. Уверен, эта аксиома распространена во всех слоях общества, - Ему легко отшутиться на этот счет, пускай в реальности дела обстояли чуть-чуть сложнее, чем в старом анекдоте. Слишком уж специфическим понятием для вампиров была семья, узы и связи, которыми она опутывала всех сопричастных.

Докажи, что достоин жизни. Докажи, что среди сильнейших ты – самый хитрый и приспособленный. Не думай, что легко сможешь выйти из под «родительского» крыла. Только коснись неба крылом, и бывшие родичи не будут так милостивы, как были вчера.

Родство этих правил с законами джунглей было по-своему ироничным.

- Фактически, она прикрывается именем своей нянечки, - Карбьер отвечает так, будто в развернувшейся ситуации нет и не может быть противоречий, - Или отца. В любом случае, всякую свою шалость она проворачивает с подачи старших. Хоть в этом небольшая отдушина – дети могут не так много.

Истерики Розмари на этот счет до сих пор сотрясают дом время от времени – в такие дни, когда планы девочки вдруг становятся невыполнимыми, лучше не попадаться ей под руку. Да и вообще носа из комнаты не стоит показывать, чтобы не нарваться на одну из ее кошек.

Карбьер слегка приподнимает брови и закатывает глаза.

- Не преувеличивай. Ты все еще можешь сделать глубокий вдох, в туго зашнурованном бальном платье такое удовольствие будет недоступно, - Вряд ли он мог посочувствовать Тесселе в полной мере, мешало два фактора: во-первых, мужчины не носили корсеты. Ну, или не были обязаны их носить. Во-вторых, многие из тех неудобств, что приходилось терпеть смертным, вампиров уже не трогали. Право, кому сдался этот кислород? – Ниток? Конечно, спроси у горничной. А лучше попроси ее перешить пуговицы – тебе не нужно тратить на это время.

+2

51

Тесселе не с чем было сравнить. В какой-то степени и мере ей повезло: Судьба оградила девушку от навязчивых и назойливых родственников; всех давным-давно схоронили, а ежели кто остался - контакт бесповоротно утерян. Во всяком случае, отец не упоминал ни о дядюшках, ни о тётушках, ни о кузинах или ком-то ещё - и сама Эвенвуд о дальних родственниках не могла даже и догадываться.  Думая, что более никого из её рода не осталось, она ставила точку на семействе Эвенвуд. В противном случае отец, так рьяно жаждущий оградить дочь от самого же себя, отослал бы к ним.

Но что же это получается? И Тесселе придётся похоронить вместе с отцом? Не буквально, конечно, но новому имени - Леди Донстебьян - не будет места, пока старое остаётся живо.

Однако Розмари здесь. Ближе, чем хотелось бы, — и хотя слова Карбьера ей пришлось отнести к догмам, действительно, к аксиоме, как и многое, о чем он ей ведал, нельзя было игнорировать тот факт, что спасающее родственные узы расстояние было бесцеремонно преодолено.

Девушка выслушивает своего спутника, сопоставляет факты в своей голове, и смекает, что голова у Розмари работает удивительным образом. Судя по всему, даже не смотря на то, что уличить её в злодеяниях несложно, едва ли кто пытался подобное поведение пресечь.  Да ежели пытался: удавалось ли у него?

— Поразительно... Она мой кумир. Возьму с неё пример, — Эвенвуд всегда делала плохие намеки: речь шла о речке, о которой они с Арх'Амареком говорили ранее, и не более, но звучало наверняка так, будто Тесселе задумала дело крайне недоброе, но оттого не менее весёлое. Именно так Роззи представляла все свои выходки? Впрочем, Эвенвуд вряд ли смогла бы вытворить что-то такое: ни смелости, ни желания добавить Карбьеру головной боли - ему итак предстоит прописи проверять.

Девушка нервно хмыкнула.

— "Всё ещё". Однажды найдёшь меня синюю в кустах, знай, всему виной треклятая пуговица. Или корсет? Будет поздно выяснять, — она драматично кивает головой, опуская взгляд в землю, и делает глубокий вдох - сожаления и скорби. — Хорошо. Спасибо.

К большому сожалению, прогулка с лошадьми подходила к концу: вот они уже подошли к конюшне, из открытой двери понёсся дурно пахнущий... воняющий конюх (от него просто смердело навозом!), и Тесселе  в очередной раз вздохнула.

— Пришло время расставаться, Жемчуг, не забывай, ладно? Да не убьёт обеих нас плотно затянутая подпруга...

+2

52

Да, к сожалению, — Выдыхает Карбьер, и вздоху его вторит недовольное фырканье Марципана. Конь получает легкое поглаживание по влажному носу — вот она, ментальная связь меж хозяином и питомцем. Или делиться раздражением было слишком легко даже с животными?

Можно было бы подумать, что все эти детские шалости делаются ею не со зла, но живя на свете уже не один год и успев разочек умереть, переосмыслив все свои жизненные приоритеты, Карбьер с большей уверенностью поверит, что злой умысел в действиях «девчушки» все таки присутствует. Она может повеселиться за чужой счет, пожалуйста, сам вампир тоже промышляет подобным, чего уж греха таить, но пусть обходит стороной его планы. Луны ради, они ведь должны быть на одной стороне.

Слегка закатив глаза, Карбьер косится на Тесселе с недовольством. Дурной пример оказался заразительным, кто бы мог подумать.

Тогда мне стоит познакомить вас поближе? — Ехидно предлагает вампир, выходя за ворота старого парка. Темнота накрыла его с головой на несколько секунд, прежде чем далекий свет масляных ламп стал бы новым ориентиром для спешившихся всадников, — Я вижу, что вы так и жаждете оказаться наедине за этим ужином.

От жалоб и вздохов Тесселе он предпочитает отмахнуться, едва удерживаясь от улыбки. Строгий воспитатель из Карбьера выходил так себе, учитывая то, как много вольностей он позволял своей подопечной. Удручало ли его это? Вряд ли. Отчего-то ему не хотелось, чтобы тяжелая дворянская жизнь предстала перед ней в самом худшем свете; не хотелось, чтобы эти воспоминания, что связывали их, были ей отвратительны.

Лошади оказываются под опекой конюха, в то время как вампир позволяет Тесс ухватиться за протянутый локоть — им предстоял путь обратно в поместье и несколько превеселых дней в компании маленькой язвы, которая еще успеет устроить им обоим веселую жизнь. Что же, вступая в мир интриганов, начинать всегда лучше с чего попроще.

+2


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Архив у озера » Сокровищница » [43 Безмятежья 1049] Там на неведомых дорожках


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно