поговаривают, мол...

В день Чернолуния полагается завесить все зеркала и ни в коем случае не смотреть на собственное отражение.

Лучше всегда носить при себе зеркальце чтобы защититься от нечистой силы и проклятий.

Некоторые порождения дикой магии могут свободно проходить сквозь стены.

В Солгарде все желающие могут оформить заявку на тур по тавернам, включающий в себя 10 уникальных заведений со всех уголков мира, и посещение их всех в один день!

Дикая роза на крышке гроба запрет вампира внутри.

В центре опустевшей деревушки подле Фортуны стоит колодец, на бортиках которого грубо нацарапана фраза на эльфийском: «Цена должна быть уплачена».

Старый лес в окрестностях Ольдемора изменился. Звери изменились вместе с ним. Теперь их нужно убивать дважды.

В провинции Хельдемора не стихает молва о страшной угрозе, поджидающей путников на болоте, однако... всякий раз, когда туда прибывали нанятые охотники, они попадали в вполне себе мирную деревеньку.

Беда! Склеп мэра одного небольшого города возле Рон-дю-Буша едва ли не полностью ушел под землю после землятресения. Лежавшие там мирно тела... пропали.

В окрестностях Рон-дю-Буша есть примечательный город, главная особенность которого — кладбище. Поговорите с настоятелем местной церкви и он непременно отыщет для вас могилу... с вашим именем.

Известный мастер ищет бравого героя, дабы увековечить его благородный лик в камне.

Тролль, которого видели недалеко от деревни на болотах, говорит на общем языке и дает разумные советы напуганным путешественникам, встречающих его на пути.

Книги в большой библиотеке при ольдеморской консерватории начали разговаривать, и болтают они преимущественно друг с другом.

В Керноа кто-то повадился убивать горожан. Обнаруживший неизменно замечает, что из тел убитых растут... зеленые кусты.

В Эльмондо обрел популярность торговец, раз в период заглядывающий в столицу и предлагающий всем желающим приобрести удивительно умных зверей. Правда все чаще звучат голоса тех покупателей, которые утверждают, будто иной раз животные ведут себя странно.

Если в Новолуние поставить зажженную свечу на перекресток - можно привлечь Мертвого Феникса, который исполнит любое желание.

Некоторые представители расы шадд странным образом не нуждаются во сне - они вполне могут заболтать вас до смерти!

Эльфы просто обожают декорировать свое жилье и неравнодушны к драгоценностям.

Дворфы никогда не бывают пьяны, что говорится, «в зюзю». А вот гномы напиваются с полкружки пива.

Бросьте ночью 12 Расцвета в воду синие анемоны, подвязанные алой лентой, и в чьих руках они окажутся, с тем вас навек свяжет судьба.

Оборотни не выносят запах ладана и воска.

В Сонном море существуют целые пиратские города! Ничего удивительного, что торговые корабли никогда не ходят в этом направлении.

Хельдемор не отличается сильным флотом: портовые города в гигантском королевстве ничтожно малы!

Положите аркану Луна под подушку в полнолуние чтобы увидеть сон о будущем!

Благословение Луны, которым владеют представители Фэй-Ул, способно исцелить от любого проклятия в течении трех дней после его наложения.

Джинны огня дарят пламя, закованное в магический кристалл, в качестве признания в любви.

В Маяке Скорби обитает призрак водного джинна, который вот уже пятьдесят лет ждет свою возлюбленную и топит каждого, чья нога ступит в воды озера, окружающего маяк.

Фэй-Ул пьянеют от молока, а их дети не нуждаются в пище первые годы жизни - главное, чтобы ребенок находился под Луной.

Самой вкусной для вампиров является кровь их родственников.

Свадьбы в Аркануме проводятся ночью, похороны - днем. Исключение: день Чернолуния, когда ночью можно только хоронить.

В лесу Слез часто пропадают дети, а взрослый путник легко может заблудиться. Очевидцы рассказывают, что призрачный музыкант в праздничной ливрее играет всем заблудшим на флейте, и звук доносится со стороны тропы. А некоторым он предлагает поучаствовать в полуночном балу.

Не соглашайтесь на предложение сократить дорогу от незнакомых путников.

На острове Чайки стоит роскошный особняк, в котором никогда нет людей. Иногда оттуда виден свет, а чей-то голос эхом отдается в коридорах. Говорят что каждый, кто переступит порог, будет всеми забыт.

Озеро Лунная Купель в Лосс'Истэль полностью состоит не из воды, а из лучшего вина, которое опьяняет сладким вкусом!

Утеха стала приютом целым двум ковенам ведьм: неужто им здесь медом намазано?

В языке эльфов нет слова, обозначающего развод.

По ночам кто-то ошивается у кладбищ подле Руин Иллюзий.

В Фортуне дают три телеги золота в придачу тому, кто согласен жениться на дочери маркиза.

В Белфанте очень не любят культистов.

Не стоит покупать оружие у златоперого зверолюда, коли жизнь дорога.

Кто-то оставил лошадь умирать в лесу Ласточки, а та взяла и на второй день заговорила.

Храм Калтэя называют проклятым, потому что в статую древнего божества вселился злой дух и не дает покоя ныне живущим. Благо, живут подле статуи только культисты.

В Озофе то и дело, вот уже десять лет, слышится звон колоколов в день Полнолуния.

Жители утверждают, будто бы портрет леди Марлеам в их городке Вилмор разговаривает и даже дает им указания.

Чем зеленее орк, тем он сильнее и выносливее.

У водопада Дорн-Блю в Ольдеморе живут джинны воды и все, до единого - дивной красоты.

На Ивлире ежегодно в период Претишья происходит турнир воинов. В этом году поучаствует сам сэр Александер Локхард - личный охранник ее Величества королевы Маргарет!

Все аристократы отличаются бледностью кожи, да вот только в Рон-Дю-Буше эти господы будто бы и вовсе солнца не знают.

В мире до сих пор существуют настоящие фэйри, да вот только отличить их от любого другого существа - невозможно!

Фэй-Ул настолько редки, что являются настоящей диковинкой для всего Аркануме. А на диковинки большой спрос. Особенно на черном рынке...

18 Бурана дверь королевского дворца Хельдемора распахивается всем желающим, бал в ночь Первой Луны.

В 15-20 числах в Лосс'Истэле происходит Великая Ярмарка Искусств - это единственный день, когда эльфы позволяют пройти через стену всем.

10 Безмятежья отмечается один из главных праздников - самая длинная ночь года. в Рон-дю-Буше проводится Большой Маскарад.

42 Расцвет - день Солнцестояния, неофициальный праздник Пылающих Маков в Ольдеморе, когда молодые люди ищут цветок папоротника и гадают.

22 Разгара отмечается Урожайный Вал в Фортуне.

Каждую ночь спящие жители Кортелий подле Утехи выбираются из своих постелей, спускаются к неестественно синему озеру и ходят по его песчаному дну. Поутру их тела всплывают, а селяне всерьез боятся спать.

Администрация проекта: один, два, три.
нужные персонажи
15.11 Открыт новый прогноз астрологов.
14.11 Аукцион все еще открыт.

Арканум. Тени Луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [43 Безмятежья 1049] Там на неведомых дорожках


[43 Безмятежья 1049] Там на неведомых дорожках

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

https://i.ibb.co/MZ26Gbs/6.png

https://i.ibb.co/X705F5J/1.png

https://i.ibb.co/C0HKM6p/4.png

Тесселе | КарбьерУсадьба в окрестностях Рон-дю-Буша | Вечер

❝Любопытство сгубило кошку, но удовлетворив его она воскресла

Говорят, удержаться в седле не так сложно, но что если это седло общественного мнения? Удар его копыт не оставит от тебя даже мокрого места.

https://i.ibb.co/9ch0MtD/2.png

https://i.ibb.co/sttdwS4/5.png

https://i.ibb.co/SVbDYPt/3.png

+2

2

Над поместьем, принадлежавшем одной небезызвестной в кругах Дю-Бушской знати семье, сгущались сумерки: не так рано, как в зимнюю пору, и не так поздно, как летом, что никогда не было жарким в этих краях. Кажется, будто бы только вчера отступили последние заморозки, но снег потаял уже давно, уступая место цветам и сочной зелени — садовники бережно ухаживали за ними, дабы держать приусадебную территорию в надлежащем виде, ничуть не уступающем роскошному фасаду здания. Часто наведывавшимся сюда гостям пожаловаться было решительно не на что, и все же таинственным хозяевам этого места дышать становилось легче в те дни, когда не находилось рядом ни одного постороннего человека.

Прохладный ветер так и норовит забраться в открытые окна; задев занавески, он сквозняком пробегается по полу, поднимается на рабочий стол и вносит свои коррективы в сложенные аккуратной стопкой бумаги — холодная рука едва успевает подхватить их, прежде чем документы, важные и не очень, разлетятся по всему кабинету. Раздается тихое цыканье, и хозяин покоев неохотно направляется к подоконнику, сочтя нужным поплотнее сомкнуть деревянные створки. Взгляд его ненароком цепляется за обстановку на улице, а после устремляется к циферблату тяжелых напольных часов.

Где-то вдалеке раздается лошадиное ржание. Рядом с конюшнями оживленно.

Карбьер засиделся за работой и чуть не забыл о данном Тесселе обещании. У них намечался урок верховой езды, но в большей степени — возможность выкроить пару-тройку часов на отдых в череде других, более значимых.

Кто бы мог подумать. Прошло уже около полугода с момента тех страшных событий в Кинерме, но в безумной череде событий время это пролетело за один миг. Прибытие в Рон-дю-Буш, доклад о произошедшем и долгие убеждения сира в том, как важна для них может оказаться девушка, сперва видевшаяся клану не более чем обузой. Но своих родичей Карбьер знал хорошо, и знание это сыграло ему на руку.

Пребывающие в вечном поиске развлечений вампиры любят, когда их удивляют. Так тому и быть.

Высокая фигура тенью проскальзывает в коридор. Ковер приглушает стук каблуков, и уже на ходу Карбьер поправляет перчатки и шляпу — солнце все еще сияло над линией горизонта, представляя опасность для всякого неупокоенного мертвеца.

В двери, что вели в одну из многочисленных комнат дома, раздается три коротких удара.

- Тесселе? Ты готова?

+1

3

Рон-Дю-Буш для Тесселе казался поистине потрясающим местом: по её мнению, такой живописной красоты им не доводилось встречать во время странствий. Всякий раз, когда она выглядывала в окно, зависала. Полгода путешествий, множество различных пейзажей и приключений - шли ли они в сравнение с их пунктом назначения? Определённо, нет. Карбьер не соврал, однажды сказав, что и Тесс здесь понравится. Чего стоило одно поместье! Как только Эвенвуд не сломала челюсть - загадка.

Но теперь бумажной волокитой занимался не только Арх'Амарек. Девушке приходилось соответствовать месту, его специфичным устоям и обычаям, и обучаться. Повернутый на репутации люд вызывал у неё массу вопросов (да, до сих пор), и только одному Карбьеру приходилось на них отвечать. И одному Карбьеру, увы, приходилось её учить. Времени считать ворон за окном было мало. Всему виной устрашающее словосочетание: домашнее задание. Не дела по дому, не готовка, уборка и даже не любимая вышивка, - грамота.

Сегодня она поставила большую жирную точку в конце прописи, поскольку не уследила за нажатием пера, и мысленно выругалась. Вот только этого не хватало.

Тесселе с отчаянием смотрела на листок. Она устала. Рука отваливалась писать конспекты и ответы на вопросы, а на среднем пальце появлялась грубая мозоль. Провести еще минимум полчаса за столом ей было совершенно не резонно - сегодняшний вечер обещал быть многообещающим. Девушка немного поколебалась, прежде, чем скользкие руки лени обволокли её плечи, и она сунула листочек с подсохшей кляксой в середину стопки. "Баста."

Оставшееся перед часом икс время Тесселе провела в суматохе сборов. Длинный редингот с завышенной талией поверх легкого платья, на подоле собирающемся узлом, - и какой дурак додумался, что женщина должна выглядеть в седле безупречно? Целый ансамбль из аксессуаров. Мобильный арсенал конных утех, чёрт побери!

Карбьер постучался в тот момент, когда девушка надела шляпу. Тесс чувствовала себя нелепо. Мода Рон-Дю-Буша красива, безусловно, но едва ли Эвенвуд к ней привыкла. 

Она открыла дверь, словно поджидала стука.
Да, — Тесс ловко ухватила перчатки с тумбы и вышла в коридор. — Минуты томительного ожидания и вздрогнула земля. Неужели мы развеемся? — никаких следов усталости на лице. Неподдельная радость и горящие глаза — Эвенвуд обожала лошадей. В Кинерме ей как-то посчастливилось прокатиться на осле, но тот её перекинул через шею. Больше Судьбу она не испытывала.

+1

4

Его уже поджидали.

- Прекрасно выглядишь, - И поди разбери, было ли то искреннее восхищение, или насмешка.

Карбьер отступает от дверного проема на один шаг, когда в нем появляется Тесселе; скорее рефлекторно, чем намеренно — прилететь дверью ему не могло, ведь в доме ни одна из них не открывалась в коридор. Сугубо из соображений безопасности, разумеется.

Украдкой заглянув в комнату — убедиться, что все в порядке, - он усмехается оживленности своей подопечной. Во время учебы, не смотря на все свое прилежание, девушка не проявляла такого же энтузиазма. Карбьер не мог ее за то осуждать, хотя собственная роль педагога доставляла ему немало хлопот.

Обучить в самые короткие сроки тому, что люди изучают с самых малых лет — сложно. В свое время вампиру свезло лишь в том, что его семья уже имела дела со знатью, и какие-никакие основы ему были известны, привычны, но, более того, понятны. С Тесселе же дела обстояли совсем иначе. Она всю жизнь провела вдали от манерных аристократов, а редкие контакты с ними вряд ли оставили у нее приятные впечатления.

Дело об убийстве удалось замять, увести в сторону взгляд властей. Но свидетели, свидетели все помнят.

Карбьер предлагает Тесселе локоть, дабы, ухватившись за него, они могли идти в одном размеренном темпе.

- Это все еще учебное занятие, а не простая прогулка — относись к этому серьезно. По возвращении я обязательно проверю готовность данного тебе задания, - Слегка журит ее вампир, хотя оба осознают — тон его шутлив, нежели серьезен. Им давно пора было проветриться.

Спина противно ныла от долгого пребывания за столом, а буквы, которые испещряли желтоватую бумагу, плыли перед глазами.

В коридорах, которые им предстояло пересечь, то тут то там раздаются шорохи, постукивания, голоса — местная прислуга старалась не показываться хозяевам на глаза до тех пор, пока не получат иного распоряжения. Вышколенные и преданные, иные тут не задерживались, навсегда исчезая из поля зрения. Ждала ли Тесселе подобная судьба? Карбьер верил, что дал ей достаточно поводов не думать об этом. Ныне оба они были заинтересованны в успехе своей затеи.

- На улице сегодня удивительно тепло, но с заходом солнца точно похолодает на пару градусов. Уверена, что не замерзнешь? - Отбросив прежнюю шутливость, вампир выказывает долю беспокойства. Девушка уже заболела однажды, и в последствии он старался не допускать повторения, - Ах, и лошади. Раньше тебе не приходилось держаться в седле, не так ли?

+1

5

На комплимент Тесселе отреагировала саркастическим взглядом. Она демонстративно покачала корпусом в разные стороны, указывая на то, с каким трудом ей даются движения в прогулочном костюме.

— А как тебе моя шляпка? Без этой огромной ленты явно не удастся наладить контакт с лошадью, — она звучало довольно забавно: нетипично серьёзно и важно. Точно как и её внешний вид - искусственно; как кукла. Кукла на самоваре.

Но она не смела зацикливаться на одёжке. Тесселе готова стерпеть всё, лишь бы выбраться на свежий воздух для занятия более расслабленного.

Ей приходилось запоминать непривычное количество информации, постоянно повторять пройденный материал и прописывать, выписывать, записывать...  Можно было лишь догадываться о том, кому в их ситуации было тяжелее: Карбьеру, на чьи плечи легло поучение деревенщины, или Эвенвуд, большая часть знаний которой давалась с огромным трудом. Всю свою жизнь Тесс думала, что она не такая уж и бестолковая девочка, раз умудрялась выжить в самых непредсказуемых обстоятельствах, но стоило столкнуться с системой, как в голове образовывался вакуум. Пустота. Иногда голос вампира сливался с посторонними шумами, и всё, что оставалось делать, так это кивать, что она всё понимает и задавать вопросы, отсылающие к началу объяснения. Не завидная ноша.

Она надела перчатки и ухватилась за протянутый локоть. Некоторые вещи стали привычными, как, например, мужская галантность, - та же красивая стоечка, приглашающая пройти вместе. Заслуга небезызвестной персоны.

— Кто бы сомневался. Ты когда-нибудь устаёшь, Карбьер? — девушка беззлобно усмехнулась. Сейчас ей хватало смелости ответить своему учителю на шутливый укор, но вот когда они сядут да начнут проверять задания, Тесселе проглотит язык. Что ей сказать, когда вампир заметит кляксу?

От тревожных мыслей спасает сменившийся тон голоса её спутника. Ох, милый, милый Карбьер! Если бы он только знал, сколько слоёв одежды скрывается под рединготом.

У этого жакета толстая подкладка, мне ничего не грозит. Спасибо, что беспокоишься, — она помнила, как вампиру прошлось повозиться, когда ей удалось подцепить болячку. Приятного в болезни мало (кроме посторонней заботы, конечно же). — Был у меня один неважный опыт, но уж очень давно. На осле, — осторожно, в пол голоса произнесла Эвенвуд, боясь, что некто ненужный сумеет расслышать историю её позора. У стен были уши. — Это не считается, верно?

Отредактировано Элора Донстебьян (22.11.2021 21:54)

+1

6

- Никак иначе. Уж кому как ни ей оценить весь лоск твоего наряда. Уверен, кобыла будет польщена оказанной ей честью, - Он легко подыгрывает ее серьезности, усилием воли не дозволяя самому себе прыснуть со смеху. Шутки шутками, но Карбьер бы не заставлял Тесселе носить все эти громоздкие платья, если бы в том не было нужды: к Дю-Бушской моде, как и к многим другим порядкам, надо было привыкать.

Каблуки, корсажи, турнюры и многие другие элементы женского костюма в Ольдеморе не были популярны так сильно, как в Рон-дю-Буше, скованному рамками приличий, многовековых традиций и, не в последнюю очередь, предубеждений стариков, стоявших у власти с самых незапамятных времен. Прогресс, ступавший по землям Галатеи семимильными шагами пугал их едва ли не так же сильно, как и манил. Боязно было распробовать манящий вкус новизны, и те немногие, кто решался на это, вызывали бурю эмоций у окружающих.

И лучше бы им этой бури избежать. Хотя бы в ближайший год, пока Тесселе не будет представлена высшему свету. В какой роли? Сказать было сложно.

Она кладет свою руку на протянутый локоть и Карбьер привычным жестом накрывает ее своей ладонью.

- Разумеется. Каждую ночь я сплю как убитый, - Вампир важно покивал головой. Заслуженный покой ему, впрочем, не то что не снился, даже не мечтался. И в гробу он его увидать не мог, - Надеюсь, что и ты не пренебрегаешь этим чудеснейшим времяпрепровождением. Говорят, чтение перед сном помогает информации лучше усваиваться, но, не увлекайся, иначе положенные девять часов сна обернутся в число гораздо меньшее. 

А то он не знает, как легко провести целую ночь за работой или книгами. Его организму вреда от этого было немного, а вот о человеческом стоило побеспокоиться; нездоровая бледность была в моде, но уж лучше навести ее пудрой, чем смертельной усталостью.

Карбьер кивает, удовлетворенный ответом и, скрывая порыв засмеяться, прокашливается в кулак.

- Полагаю, ежели осел был без седла, то не считается, - Он даже думать не хочет о том, какие обстоятельства могли заставить девушку забраться на спину осла. Можно представить, чем это окончилось, - Но, не страшно. Опят приходит с практикой, и, если погода в следующий сезон выдастся удачная, то такие занятия мы будем проводить часто. Приусадебная территория обширна, в любом случае, мы не объедем ее всю за один раз.

Это не лукавство — на десятки километров вокруг простирается лес, облагороженный под нужды обитателей и гостей дома. Раньше тут даже охоту устраивали, а вот в настоящее время дичи серьезнее редких зайцев, белок и лисиц отыскать будет сложно.

Совсем скоро ковер под ногами сменяется каменной плиткой. Карбьер придерживает дверь, позволяя Тесселе первой выскользнуть на улицу, и жестом указывает в сторону конюшен.

- Нас, кажется, уже заждались, - Отмечает он небезосновательно: одна из лошадей, кремовой масти, уже стояла в полной амуниции, мало чем уступавшей в обилии элементов таковой у будущей наездницы. Она стоит спокойно, но уши ее то и дело настороженно дергаются — возня в доках нервирует кобылу. Что-то случилось?

+1

7

Тесселе гордо вздёрнула голову и хмыкнула, достаточно громко отчетливо, подчеркивая всю важность собственной персоны, но таковой ей не удалось продержаться долго. Весь этот "лоск" отвратительно неудобен. Из-за него болели плечи, пережимало рёбра, а кости корсета иногда впивались в край подмышки или бедра в сидячем положении. Оставалось лишь гадать, каким образом бедные женщины умудрялись выживать в подобных нарядах, ведь принятая многослойность затрудняла сделать элементарный вздох.

Карбьер говорит, что спит как убитый, и это вызывает у Эвенвуд тихий смешок. Какая ирония. Когда-нибудь она перестанет находить подобные ответы уморительными.

Тебе стоило сказать об этом раньше, — она, конечно, любила читать, но после нескольких часов с ручкой и параграфами всё, что хотелось сделать Тесселе, так это уснуть на несколько сотен лет вперёд. Перед сном она читала редко, в основном в те дни, когда письменность или обходила стороной, или в течение дня  находила для себя интересную тему или занятие; вот тогда, под притоком вдохновения и необузданного желания перелистнуть пару-тройку страничек, она сидела и, упиваясь, давала мозгам пищу. Последние пару дней у Тесс получалось уснуть только коснувшись подушки головой. Она нарушала режим не познавательным чтением, а желанием избавиться от прописей на пару декад вперёд.  — Но, сплю я так же. Без задних ног. 

Она обращает внимание на то, как Карбьер маскирует свой смех.  Лицо Тесселе изображало неподдельное удивление. Что, никто в детстве не катался на ослах? И коз не гоняли, хотите сказать?

— Без, конечно. Ты видел ослов с сёдлами? Упёртые кони не считаются, — между прочим, развлечение было весёлым. Со слов других ребят. Эвенвуд тогда прилично досталось: не так серьёзно, как могло бы, но без ушибов и крови не обошлось. Забавно было, хоть и больно. — Как ты мог заметить, плохая погода мне не помеха. Лошади, Карбьер, такие прекрасные создания! Как же они без моего лоска...

Ей даже и думать не хотелось, что Арх'Амарек согласился на конную прогулку из-за постоянных насаждений девушки на его уши. Представляя, что, возможно, количество их вылазок на улицу может существенно сократиться из-за колючих холодов, Эвенвуд была готова разделять участь недовольной кошки: драть когтями обои, лишь бы её намерения поняли.

Тесселе выскользнула на улицу с широкой улыбкой на лице. Прямо сейчас, пока они находились в удивительном месте и готовились к умопомрачительному занятию, девушка чувствовала себя волшебно. Погода, к большому счастью, благоволила - низкие температуры не обжигали щёки, а на небе не виднелось и облачка. Долой навязчивые мысли!

Она обращает внимание на Карбьера, как всегда подмечающего самые важные детали, и зелёные глаза тотчас цепляются за стоящую недалеко лошадь.

— Ты видишь? Видишь, какая красивая? — Тесселе вновь прилипает к руке вампира, совсем ненадолго. Таким образом она пыталась передать через касание все свои эмоции, которые, в общем-то, по-хорошему бы стоило сдерживать получше. — Смотри, как она ушками дёргает...

И отчего дёргает? Её смущает конюх? Разлучили с жеребенком? Мышь? Белка? Ёж? Может, сторожевой пёс?

Эвенвуд чуть вытянула шею, пытаясь разглядеть, чем могут быть вызваны волнения кобылки. Да уж, с ослами обстановка была проще: стоят себе да не понимают происходящего.

+1

8

Тесселе говорит, что спит без задних ног, и Карбьер может понять почему. Немного погодя, он добавляет чуть тише:

- Скажи мне, если я слишком сильно тебя нагружаю, - Конечно же, он не мог не допустить мысли, что порой был чрезмерно суров. Так ли часто ему выпадала роль педагога? Более того, граница меж разумными пределами для человека и для вампира была разная, и, пускай спустя время Карбьер мог подгадать возможности Эвенвуд, он все еще старался оставаться чутким рядом с ней — перенапряжение вредит здоровью, крепостью которого девушка похвастать не могла, - Или же обратись за помощью, ко мне или служанкам. Впрочем, ты уже знаешь поболе некоторых из них. Разве это не повод для гордости?

Сомнительная, но все же. Когда-то Карбьер упивался этой незначительной разницей меж ним и другими подчиненными своего сира, за неимением альтернатив. Да и много ли было разницы сейчас, когда знания обернулись уровнем осведомленности и возможностей, не доступных сопернику. Дух соперничества, привычный ему с самого детства, подстегивал, но применять ту же стратегию в отношении Тесселе вампир не стал бы.

Он пожимает плечами, фыркнув. В юности у него были совсем другие развлечения.

- Я в принципе не видел, чтобы в голову кому-то пришло оседлать осла.

Тесс полна воодушевления, когда речь заходит о лошадях, и Карбьер поддерживает ее в своей, более сдержанной манере. Лошади ему тоже нравились, особенно тонконогие рысаки, изящные и очень быстрые. Норов у них разве что был больно крут, и слушались они если не себя, то только хозяина, лично их объездившего. Один такой стоял в стойлах и, что говорить, был у вампира в любимчиках.

- Для тебя, может, и не помеха, а вредить животным по одной только прихоти — не слишком-то и гуманно. Удивительно, но при всем своем массивном виде, они остаются существами очень хрупкими. Я бы даже сказал, парадоксально хрупкими.

То же самое качество легко можно было приписать любому известному Карбьеру человеку, и Тесселе не в последнюю очередь. Он прекрасно осознавал ее желание вырваться на улицу, подальше от домашних дел, но не мог обеспечить его в полной мере: до тех пор, пока девушка не будет представлена обществу, ей лучше оставаться в тени и, как это говорят, «не отсвечивать». Усадьба Арх'Морвет была лишь временным укрытием от любопытных глаз.

В отличие от Эвенвуд, наличие солнца вампира не радует — он сильнее надвигает на глаза шляпу-треуголку с вуалью. Совсем скоро тень деревьев укроет его от раздражающего света, но прежде надо было разобраться с неожиданно возникшими проблемами.

- Очень красивая. Такую масть встретишь не часто, - Карбьер слегка наклоняет голову, когда Тесселе снова прижимается к нему, и мягко отстраняется, чтобы опередить девушку, - Эй, конюх. Почему лошадь неспокойна?

- Извольте, милсдарь, - Держащий поводья мужичок взъерошивает свободной рукой волосы на затылке, - Жеребец в стойле взъярился, как только ж лошадку во двор вывели, точно отпускать не хочет.

- Это какой же?

- Да тот что в яблоках, милсдарь.

Карбьер хмыкает. Знал он, о ком говорит конюх.

- Так зачем же их разлучать? Седлай мне этого коня, чтобы обоих не нервировать.

Спорить конюху было не с руки; передав поводья, он торопливо скрылся за дверями в конюшню. В след ему Карбьер не смотрел — уже подводил молодую кобылу к Тесселе.

- Что же, познакомьтесь, пока есть время, - Вампир провел ладонью по шее лошади, и та тряхнула гривой, негромко заржав, - Ее зовут Жемчуг. Можешь погладить ее, если хочешь. Среди всех наших лошадей эта — самая спокойная, не укусит и не взбрыкнет.

+1

9

Даже если бы Тесселе очень захотела, то не смогла бы признаться Карбьеру в своих истинных переживаниях относительно уроков. Она была принципиальна. Изнурять себя делами для большего продвижения дела - вот, что ей двигало. Качества, характеризующие нездоровое трудолюбие, не умение распределять рабочее время и страх задать уточняющий вопрос; помесь неуместной самостоятельности и сложившихся ещё в Кинерме привычек. Синдром отличницы? Вряд ли. Многое она спускала себе с рук, за что, в последствии, корила.

Клякса на листке...

— Как же ты добр ко мне. Всё хорошо, правда, я же пошутила, — она украдкой улыбнулась. — Ты же знаешь, если что-то пойдёт не так, я лучше спрошу у тебя, — на деле же она спросит у книги, у прописей, у конспектов. Будет сидеть до посинения, пока не найдёт ответ на нужный вопрос, и лишь в том случае, если поиски не принесут успеха, она обратиться к Карбьеру. Возможно, иногда это был и плюс.

Она решает избежать ответа на вопрос. Может, повод для гордости и был, но пока Эвенвуд может сравниться знаниями со служанкой, хвалиться собой она не станет. Рядовые знания - базовые, основополагающие, были доступны некоторой прислуге гораздо раньше, чем самой Тесселе, а ей бы хотелось превосходить эти знания. Поглощать больше. Изучать больше. Её глупость - деревенский крест, а Тесс страшилась вернуться назад.

Сейчас волнует другое. Грустное, скучное детство аристократической знати. Даже на ослах не ездили.
Как-нибудь я тебе расскажу, насколько это было весело, — каким-нибудь холодным вечером, за ужином или при любой другой сложившейся ситуации, если же она вспомнит о приключениях в загоне у монаха, но не сейчас.

Их встреча не обходится без очередного поучения. Карбьер прав. Как бы Тесселе не хотела выходить на улицу чаще, особенно в компании непарнокопытных красавцев, необходимо относиться к ситуации трезвее: корень проблемы кроется не только в здоровье лошадей. В ответ девушка лишь смиренно вздыхает. Всему своё время.

Она наблюдает, как её спутник идёт выяснять причину беспокойств зверушки, и сложившийся диалог вызывает у девушки умиление. До чего крепкая сложилась в конюшне связь! Лошадки до того прикипели друг к другу, что никак не могли справиться с разлукой. Спасибо доброму дядюшке Карбьеру за его учтивость, им не придётся чувствовать муки расставания. Ах, как романтично!

— Её имя полностью оправдано, — голос Тесселе искажен от восторга, а сама девушка подплывает вперёд, робко вытягивая ладонь к сухому носу лошади.  Последняя, вопреки ожиданиям, оказывается более живой, чем думается на первый взгляд, и податливое движение головы кобылы вызывает у Эвенвуд лёгкий испуг. Руку она одёргивает, но быстро возвращает на место. Вторую ладонь девушка нежно подводит под щетинистый подбородок. Лошади - создания любопытные; они любят лакомства. Жемчуг, видно, не исключение. Увы, но у Тесселе не было ничего с собой, однако её очень позабавила попытка Жемчуга обнаружить на жакете сахарный карман конюха.

Рассмеявшись, девушка всё же решает уточнить:
— Что она делает?

+1

10

Сколько раз она обращалась к нему за помощью за последние декады? Карбьер пытается прикинуть, но ответ его мало устраивает — всякий раз эта просьба была связана с крайностью, которую можно было бы избежать. Вины Тесселе он в этом не видел, предпочитая искать проблему в чем-то другом, в том числе и в себе. Был ли он слишком строг? Слишком груб? Делал ли он достаточно, чтобы девушка могла в полной мере ему доверять? Ее скрытность и неуместная порой тяга к самостоятельности(или независимости?) беспокоила вампира, как опекуна и как друга, пускай оным его можно было назвать с большой натяжкой. Отношения между ним и Тесселе были теплыми, но носили достаточно условный характер.

По крайней мере, так полагал сам Карбьер.

- О, я буду с нетерпением ждать твоего рассказа. Даже поделюсь откровениями в ответ, если попросишь, - Детство его пестрило развлечениями иного рода. Стащи из столовой все сладости, а улики подбрось в чужую комнату, со стороны наблюдая за разразившемся скандалом; улизни через окно из классной комнаты, чтобы забраться в чужой сад и с дерева хихикать над учителем, который никак не может тебя отыскать — Карбьера сложно было назвать примерным мальчиком, и все же высшим удовольствием для него было остаться безнаказанным за все свои шалости. Много ли изменилось с тех пор? Разве что масштаб.

За их спинами возобновляется возня — Карбьер бросает недовольный взгляд в сторону конюшен и качает головой. Даже с небольшим опозданием лошади не были готовы вовремя, и, пускай эта небольшая заминка не играла большой роли, присутствие ее само по себе вызывало неудовольствие. Нерасторопные слуги плохо влияют на имидж хозяев, но эти, по крайней мере, дело свое знали: животные всегда были здоровыми и ухоженными. И раз в год стабильно приносили одного жеребенка. Карбьер не увлекался разведением лошадей, то был интерес его названного отца, но отчеты об этом, как и все прочие в доме, ложились на его стол. Исполняя обязанности управляющего, он, волей или неволей, обязан знать обо всем, что происходит на территории усадьбы.

Он крепко держит поводья, пока Тесселе восторженно осматривает лошадь, гладит вытянутую морду с большими глазами, голубыми, точно безоблачное небо над их головами. Жемчуг хлопает длинными ресницами, подаваясь вперед, в поисках ласки и угощения, но, не отыскав последнего, разочарованно фыркает и раздувает ноздри, обдавая руки девушки теплым дыханием.

- Думаю, после прогулки тебе стоит угостить ее чем-нибудь сладким, - Карбьер не может не улыбнуться открывшейся ему картине и еще раз оглаживает шею кобылы, рукой проводя по аккуратно заплетенной гриве. Он подводит кобылу к невысокому забору и ожидает, что Тесселе последует за ними, - Попробуешь забраться в седло? Учти, сидеть придется боком.

И это вовсе не прихоть. На седле с левой стороны имеются две передние вытянутые луки, предназначенные для опоры одной ногой, и обхвата второй. Замысловатое строение в самом деле было таковым по вынужденной необходимости, способной обеспечить безопасность и удобство всаднице.

- Нужно поставить в стремя левую ногу и сделать небольшой рывок, чтобы сесть. Не волнуйся, я помогу тебе, - Карбьер немного отступает, чтобы подставить невысокую стремянку, предназначенную как раз для таких случаев.

+1

11

Неужели она ошиблась, и Карбьер скрывает непоседливого дитя внутри себя? После такого интригующего заявления Тесселе непременно поднимет тему беззаботного детства: ей было очень интересно, чем занимался её опекун в юности, если же не ездой на ослах. За бокальчиком вина она постарается вытянуть из вампира как можно больше забавных рассказов. Волнующие откровения!

— Попрошу. Сегодня же вечером, после прогулки, — до чего ехидный предлог не возвращаться к прописям! Тесселе чувствовала, что, скорее всего, вампир от поданной затеи откажется, но попытать удачу рискнула. Прошло полгода с момента их первой встречи; полгода, как Карбьер переворачивает мир Эвенвуд с ног на голову. Параллельно бесконечной благодарности внутри у девушки разрасталось чувство привязанности. Она тяготела к Карбьеру, стремилась выстроить с ним теплые, дружеские отношения, и из всех сил старалась оправдать возложенные надежды. Но разумно ли ей было привыкать к компании вампира? Вампира, выполняющего приказ?

— Да, однозначно! В следующий раз принесу тебе целую сахарницу, красавица, — прежде, чем Карбьер уведёт Жемчуг, Тесселе успевает почесать щеку разочарованной лошадке, вкладывая в ласку попытку "извиниться" за сложившееся недоразумение. Вряд ли кобыла её поняла, но, по крайней мере, девушка была спокойна и чиста совестью перед благородным животным.

Впереди ждало самое сложное: во-первых, необходимо залезть в седло лошади боком (будь трижды проклят гений, придумавший данные порядки!), во-вторых, разобраться, что, к чему и зачем столько примочек в женском конном костюме. Беглый осмотр стремян и седла ответов не дал. По лицу Тесселе легко читалось смятение. 

— Попробуем, — она старалась не мешаться, пока Карбьер ставил небольшую стремянку... стремянку! От её вида у Эвенвуд в голове возникло ещё больше вопросов. Только ей удалось представить, как размашисто ей пришлось бы закинуть ногу с земли, как ситуацию "облегчили" небольшой лесенкой. Тесселе и правда думала, что всё гораздо проще. Как с ослами.

Она шагнула ближе. Взобралась на вспомогательный порог и поколебалась. Про какую ногу говорил вампир? Из-за волнения Тесс успела забыть.

— Если я тебя случайно лягну, не ругайся, пожалуйста, я не нарочно, — и кто бы разобрал, кому было адресовано обращение: Карбьеру или лошади; получить ногой по самым непредсказуемым местам могли оба.

Тесселе приподняла неудобный подол и, заручившись божьей помощью, верно поставила левую ступню в стремя. Руками она ухватилась за выступающие части седла, а свободной ногой оттолкнулась от опоры. Здесь, скорее, сработал не рывок, как положено, а попытка Тесселе "подтянуться"; тем не менее, трюк удался, но не до конца - девушка зависла, не понимая, каким образом ей необходимо закинуть вторую ногу в неудобнейшем платье.

А седло не перевернется? А я не перевернусь? А если начну соскальзывать?.. — интуитивные, абсолютно неловкие попытки уложить находящуюся в свободном положении конечность в выступающую часть седла сопровождались потоком волнующих Эвенвуд вопросов. Высоко! Страшно!

+1

12

- Лишь бы не учиться! - Наигранно возмущается Карбьер, легко улавливая намерение Тесселе и так же легко идя на уступки. Желание улизнуть от навязанной монотонной работы было слишком велико, чтобы не поддаться соблазну воспользоваться так удачно подвернувшейся им возможностью, - Но, так уж и быть. Время отдыха ценно ничуть не меньше времени, потраченного на обучение. Назначим этот славный день внеплановым отпуском для нас обоих и попросим подать вина на стол; на трезвую голову такие истории рассказывать — настоящий моветон.

Он наклоняется к Тесселе, чтобы на полтона ниже произнести:

- А прописи я все равно завтра проверю, без увиливаний.

И смеется, точно поведав хорошую шутку. Все таки доля озорства, не дававшая раскрыть себя на людях, была присуща Карбьеру, и Эвенвуд — одна из немногих, кто имел дело с этой его чертой. Она противоречила образу лощеного аристократа, что маской спадала с вампира за надежными дверями старой усадьбы. Своеобразное проявление доверия, ведь в компании девушки он позволял себе расслабиться. Или то чувство было нарастающей со временем привычкой?

Опрометчиво. Как бы Карбьер не хотел обеспечить Тесселе лучшую жизнь, сделать вечной ее он не мог. Не мог и не хотел, видя для девушки перспективы намного лучше.

Первое испытание — забраться в седло — ожидаемо вызывает затруднения. Платье, наверняка тяжелое, с несколькими подъюбниками, не облегчало эту задачу.

- Левой ногой, - Еще раз услужливо подсказывает Карбьер, предусмотрительно отходя с траектории возможного удара. Нет, получить грязным ботинком по новенькому выходному костюму он точно не хотел, - Ты упираешься в стремя левой ногой и отталкиваешься правой. Вот так, да!

Он подбадривает Тесселе, но, едва заметив, как та нерешительно зависла в воздухе, так и не забравшись в седло, быстро оказывается рядом. Не зря конюх выбрал именно эту кобылу для первой поездки — другая, гляди-ка, точно бы стала возмущаться и громко фыркать. Жемчуг же только махала хвостом да тихонько щипала траву.

- Ничего не перевернется. Давай, немного больше уверенности, - Холодные ладони смыкаются у Эвенвуд на талии, чтобы направить в нужном направлении. Карбьер усаживает ее на место, как фарфоровую куклу — осторожно, но достаточно устойчиво, чтобы руки тут же убрать и продолжить небольшой инструктаж, - Правильно, перемещай вес на правое бедро и держи спину ровно. Ноги надо поместить вот на эти выступы. Как я говорил, и сидеть, и ехать тебе придется боком.

Уж помочь правильно закинуть ноги на луки он ей не сможет — задрать даме юбку, пускай и в самых благовидных целях, приличия не позволяют. Карбьер только и может что подсказывать, со стороны наблюдая за процессом и в странной неожиданности для себя отмечая — впервые Тесселе возвышается над ним, пускай и будучи в таком неловком положении.

Из конюшни раздается ржание и приглушенная ругань конюха. С горем пополам он выводит из стойл крепко сложенного жеребца, серого, в яблоках — конь немного успокаивается, оказавшись на улице.

- Тесселе, ты держишься? - Карбьер не отступает до тех пор, пока не получит положительного ответа.

+1

13

— Ты же говорил, что не умеешь мысли читать! — наигранное удивление вперемешку со встречным возмущением сменяет радостное лицо. Перед Карбьером Тесселе не могла играть: истинные эмоции непроизвольно просились наружу. Всё менялось, когда в хрупкое пространство пробирался чужой, тогда Эвенвуд моментально закрывалась. Умолкала, поддерживая легенду о виде "умной леди".

Приятная новость: прописи переносятся на следующий день, и Эвенвуд успеет ночью переписать волнующий её листок. Остатки тревожности растворяются в прохладном воздухе, оставляя за собой беззаботное упоение. Как же хорошо заручиться поддержкой в том же безделье.

Ладно, ладно! Постараюсь не ёрничать,  — она выдерживает небольшую паузу и добавляет, — Но не обещаю.

Если бы Тесселе могла представить, насколько смешно она будет смотреться со стороны, зависнув в нелепой позе у седла, то расхохоталась бы не меньше.

Под натиском плотно сидящей одежды, ей чудится, что сердце от паники бьётся в разы сильнее. По всему телу расходится неприятное напряжение, девушка лишается всякой присущей ей изящности окончательно. Она преодолевает страх жестко, но решительно; по крайней мере, так кажется самой Тесселе. Лишь благодаря поддержке Карбьера, его сильным рукам, которые с лёгкостью помогают девушке усесться, на горе-наездницу снисходит озарение: она быстрым, кротким движением перекидывает юбку, следом за ней, пока ткань переваливается в сторону, она фиксирует правую ногу.  Вполне усидчиво и удобно, хотя корпусу не хватает свободы движений.

Словно ощутив хлопок по спине, девушка выпрямляет спину. Вдох. Выдох.

—  Кажется... кажется, сижу, — она устраивается чуть удобнее, смотря в пространство перед собой, - глянуть вниз ей страшно, но она знает, что придётся. И придётся достаточно скоро. Правой рукой девушка нащупывает край поводьев и подтягивает их к себе ближе. — Судьба, помилуй, а должно быть так высоко?

Тесселе неуверенно поворачивает голову и падает взглядом вниз. Непривычно, конечно, но, оказывается, не так уж и страшно. К тому же, ощущается опора.

— Чудная макушечка,  — она хихикнула. С такого ракурса вампир ей раскрывается впервые, но она не может не отметить, что, глядя на него сверху-вниз, он не теряет своего авторитета и статуса. Ну, а Тесселе необходимо ещё пару минут посидеть, адаптироваться: как раз у Карбьера будет время запрыгнуть на серого красавца - темпераментного коня, явно не желающего находиться под контролем конюха. — Да, спасибо. Жду тебя и дальнейший напутствий!

Оставшись без подстраховки, всадница отважится погладить Жемчуг по холке. Завидная непоколебимость! Тесселе бы не отказалась от "лошадиной дозы" спокойствия.

+1

14

- Не так сложно прочитать мысли, когда они написаны у тебя на лице, - Эта черта в Тесселе нравилась Карбьеру, но он понимал, что ему стоит приложить усилия и свести ее на нет. Так будет легче, окажись она в среде высшего общества, где всякое проявление искренности могло быть использовано против ее обладателя. Меньше душевных терзаний, меньше поводов кому-нибудь вцепиться зубами в самое слабое место, вырывая приличный шмат нервов.

Большие перспективы сулили столь же великие проблемы, но вампир верил — оно того стоит. Ему, во всяком случае, не хотелось вернуться на грязные улицы Солгарда, к связям, которыми обзавелся по глупости, к растраченной попусту жизни. Да и была ли это жизнь? Выживание, омраченное потребностью избавиться от удушающей боли. Среди прочих воспоминаний эти оставались самыми четкими и самыми пугающими.

Сир вытащил его из этого мрака: не потому ли был так крепок поводок, на котором он держал своего отпрыска? Карбьеру не хотелось думать о том, что история повторяется. Страх быть похожим на Виридия еще не успел плотно обосноваться в его мыслях, но уже давал о себе знать.

Наконец, Тесселе усаживается на лошадь без вероятности тут же шлепнуться на землю, перевернувшись.

- Смотри не вниз, а перед собой, если боишься высоты, - Еще раз придирчиво осмотрев крепления на седле и позу сидящей в нем девушки, вампир отстраняется, - Держи поводья, обеими руками.

Чтобы немного остыть к совершенно непривычным ощущениям и впрямь нужно время. Карбьер подзывает конюха, меняясь с ним местами, чтобы тот продолжил страховать Тесселе, и не без удовольствия перенимает поводья своего скакуна. Завидев хозяина, тот смиреет, но не перестает быть обладателем неспокойного норова: он храпит и вспахивает копытом землю.

Пригладив темную гриву, Карбьер подходит к коню с левого бока, забрасывает ногу в стремя и одним рывком оказывается в седле, быстро и плавно — движение, отточенное практикой. Конные прогулки были популярным развлечением в Рон-дю-Буше, так что тут волей-неволей научишься держаться в седле, если не хочешь ударить в грязь лицом.

Он трогается вперед, первым оказываясь на подъездной дорожке, что открытыми воротами вела в прилесок усадьбы. Или правильнее было сказать парк? Эта часть территории была оснащена дорожками, беседками, скульптурами и здесь все еще работали садовники, с лесом не имевшие никаких дел. Лошадь Тесселе конюх приводит самостоятельно, не давая той двинуться с места без дозволения.

- Надеюсь, ты не успела передумать, - Усмехается Карбьер, прикидывая их будущий маршрут, - Держи руки согнутыми в локтях, а ногами несильно сожми бока лошади, и она двинется вперед. Все достаточно просто, не так ли?

+1

15

Тесселе берёт поводья обеими руками и с пол минуты пытается разобраться с тем, как их правильно держать. Она чуть наматывает их на руку, стараясь не создать натяжения, чтобы не спровоцировать лошадь  на поворот, но результат её не удовлетворяет. Неудобно. Тогда, чтобы не обращаться к конюху за советом, девушка с интересом поворачивает голову и наблюдает за Карбьером. Как быстро он управился с посадкой! Тесс не успела моргнуть и сообразить, как ему так ловко удалось. Впрочем, ей было любопытно другое. Она зацепилась взглядом за руки вампира: проанализировала, как он ухватился, и попыталась повторить его движения. Когда поводья легли в руки так, словно Эвенвуд зажала двух маленьких птичек, ей стало удобнее. Но всё ещё непонятно, как этим управлять. 

Грубыми руками конюх цепляет Жемчуг под уздцы, заставляя бедную лошадку оторваться от трапезы, и Тесселе чуть пошатывает в седле. Она забавно качается в такт шагу лошади. Кажется, так быть не должно?

Не дождешься,  — шутливо отвечает Тесс. Трудности в обучении провоцировали её скорее с ними справиться. Верховая езда двушке представлялась немного иначе, проще, но ранее  ей не удавалось повстречать женщину-наездницу. Да и как-то не приходилось задаваться вопросом, как ездят дамы в седле. Странно, что у аристократов принято так сильно разграничивать мужское и женское; удобнее ведь сидеть прямо, а не боком. К ослу на спину она запрыгивала примерно так же, как и Карбьер на своего коня. Только ноги в разные стороны и хватки бедрами никакой.

Девушка сгибает руки в локтях и машинально опускает их чуть ниже.

— Сжать ноги? Ладно, — она растерянно хлопает глазами. Ей сложно понять, каким образом нужно напрячься, чтобы лошадь считала позыв к действию. Брови Эвенвуд сдвигаются к переносице, взгляд отводится куда-то в сторону, а под подолом платья замечается ворошение ногами - девушка сосредоточенно пыталась сделать сказанное. Некоторое время Тесселе ёрзает, пока пятка несильно ударяет лошадиной бок, и тогда кобыла делает Эвенвуд одолжение: она лениво трогается вперед, не совсем понимая, то ли от неё требовалось.

Шаг, другой. Конюх останавливает Жемчуг, чтобы та далеко не ушла, и это действие вызывает у Тесселе волну лёгкого возмущения. Только ей удалось добиться небольшой победы, как всё придётся начинать заново. Но она не винила рабочего. Мужчина действовал под строгим руководством Карбьера, и ему бы очень не хотелось получить по шее нагоняй, поскольку и без того прокололся со временем. Скажем так: просто его присутствие напрягало Тесс.

— Думаю, я справлюсь, —  бодро произносит Тесселе. Если же получилось тронуться на кобыле раз, получится и другой. В конце концов, она только учится, и повторить усвоенный урок не помешает. Она ведь его усвоила? Нужно слегка приударить лошадь по боку?

+1

16

- Мечтать ведь не вредно? - Он усмехается.

В самом деле, небольшая конная прогулка, совмещавшая в себе приятное с полезным, воодушевляла куда сильнее занудных уроков в кабинете. На практике всякое знание закрепить легче, даже если процесс обучения в таком случае превращался в первый полет птенца: малыш либо раскрывает крылья, либо разбивается насмерть. Радикально, но эффективно, исключая взаимодействие с другими людьми. Они имели отвратительную привычку запоминать чужие проколы, чтобы припомнить их, как только подвернется удачная возможность.

Карбьер слегка прикусывает язык: он умудрился забыть, что Тесселе сидит боком и привычным для него методом не сможет пустить лошадь вперед. Рассказывать о тонкостях, с которыми вампир дело не имел, ему было непросто, но прояснить этот небольшой нюанс он мог:

- В твоем случае нужно легонько толкнуть лошадь левой ногой. Она повернет вправо, а тебе необходимо успеть вернуть ее на нужную траекторию с помощью поводьев, - Какова хитрость, вот уже не учитель сморозил глупость, а ученик не понял его размытых указаний. Акцентировать внимание на этом в любом случае не стоит.

Жемчуг уходит вперед, и Карбьер подгоняет коня, чтобы поравняться с ней и с Тесселе. Он кивает конюху, и тот, быстро смекнув что к чему, кланяется господам да поворачивает обратно в сторону конюшен. Дел невпроворот.

Перед ними — засыпанная песком и мелким гравием дорожка, ведущая к высоким, раскрытым настежь кованным воротам. Сквозь них пробивается густая зелень кустарников и деревьев, тень которых ощутимо затеняет тропинки. Хозяева хорошо позаботились о собственном комфорте.

- Время трогаться, - Говорит Карбьер, но конь его не делает даже попытки сорваться с места. Ожидая, когда Тесселе сориентируется и сможет управлять своей лошадью самостоятельно, он подстраивается под ее темп.

Они медленно вплывают в тень густых крон, и вампир вздыхает с облегчением — солнце не беспокоит его так сильно, как прежде. Холодный воздух наполняется запахом травы, а на смену суетливому шуму поместья приходит пение птиц и размеренный цокот копыт. Карбьер улыбается своим мыслям — он знал много историй, связанных с этим небольшим парком.

Свет идущего на убыль дня очерчивает стволы деревьев и редкие людские фигуры, застывшие в одних позах — статуи, безликие и печальные. Одна такая встречает всадников у самого входа, стоя ровно посреди фонтана. Девушка с кувшином в руках, из него, должно быть, должна была литься вода, но погода все еще не дозволяла подать напор раньше, чем через декаду. До наступления Расцвета, а вместе с ним и тепла.

В эту пору знать часто устраивает званые вечера.

- Поворачивай налево, Тесселе, - Он решает оборвать на корню новую ветвь своих размышлений. Нет, пока еще слишком рано, — Прокатимся в сторону пруда — место живописное, тебе понравится. Слуги шепчутся, что на дне его спят самые настоящие фэйри, но я бы не стал верить им на слово. Нырять туда, впрочем, тоже не советую.

Потому как несколько особо доверчивых простушек уже нашли свой печальный конец в этом пруду, и на деле жили там вовсе не фэйри, а кое-кто гораздо более опасный. Об этой части слухов Карбьер благоразумно умалчивает.

+1

17

— Ах, негодяй! О чем это ты мечтаешь?

Тесселе пытливым прищуром посмотрела на Карбьера. В пору разыграть сценку "оскорбленной дамы", гордо вскинуть голову и чуть податься вперёд, но опыта девушки было недостаточно, чтобы примерить на себя вальяжную роль: она бы застряла на моменте пришпоривания лошади. Как бы то ни было, Тесс не сможет даже наигранно дуться на вампира, и она не могла объяснить, почему.

Она не замечает промах в словах опытного наездника. Тесселе уверена, что всё идёт так, как и задумано, и Карбьер не мог ошибиться - у него же столько знаний на плечах!  Зато она с легкостью подмечает другое: то, как удачно ей удалось дёрнуть ногой, чтобы заставить лошадь под собой двигаться. Совершенно неважно, что получившиеся действие - воля случайности, главное, она поняла, что требуется от женщины "за рулем", а Арх'Амарек лишь подтвердил её догадки.

Девушка решительно кивает, мысленно проговаривая план действий: зажать, пнуть, успеть повернуть... вроде всё просто.

Легкий толчок в бок, рука осторожно натягивает повод, и Тесселе без затруднений трогается прямо, что вызывает у неё радостное удивление, - она не ожидала, что получится столь быстро совладать с лошадью. Это она такая молодец или кобыла смекнула, что делать?

Ну, всё, следующий урок - прыгаем через барьеры, — она довольно улыбается и качает головой. До барьеров, конечно, далеко, и Тесс это прекрасно понимала, но быстрый успех вызывал у неё повод для гордости.

Красивая переливающая грива Жемчуга перестаёт поблёскивать в тени деревьев, и лишь тогда Тесселе начинает осматриваться. Густо засаженный парк, который она видела из окна и поражалась его красотой, ныне открывался длинной аллеей, украшенной аккуратными кустарниками и статуями. Вампиры выбрали отличное место для поместья: кроны высоких деревьев затрудняли лучам солнца проникать на тропинку. Они могли спокойно выйти из своих покоев, укрыться под куполом плотной зелени, и не волноваться за собственное здоровье (в том понимании здоровья, какое было свойственно для вампиров). Взгляд Тесселе уже был намётан на некоторые тонкости, и она не могла не заметить, как расслабился Карбьер. Это вызывало у неё больший повод для радости: своей любовью к солнцу и дневным прогулкам Тесс подвергала мужчину риску и опасности, а ей бы не хотелось ему навредить.

Тесселе провожает взглядом неработающий фонтан. Красоты как из сказки! Для максимального сходства не хватает разноцветных птичек, поющих дивные мелодии, бабочек и радуги.

Арх'Амарек прерывает фантазии очень уместным комментарием. Не умеет он мысли читать, как же!

— Так говоришь, словно кто-то уже попытался исследовать дно, — она хихикнула и потянула левый повод на себя. Лошадь легко повернула голову и сменила траекторию. Размеренный цокот копыт, птичьи трели, спокойный тон Карбьера, золотой закат - и все невзгоды покидают женское тело.  — Расскажи мне про фэйри. Почему их так хотят поймать? Они исполняют желания?

+2

18

Да так, ни о чем, — Быть может, Тесселе сложно было проникнуться своей ролью, но Карбьер без всякого затруднения мог состроить из себя негодяя, пойманного на горячем: он сводит брови на переносице и скорбно склоняет голову, точно ей суждено оказаться на плахе. Исключительно в качестве шутки, разумеется.

Притворство всегда давалось ему неплохо, а со временем, когда жизнь вампира стала напрямую от этого зависеть, было отточено до мастерства. Не тот факт, коим можно было бы похвастать, не будь он хотя бы достойным признания актером, но где Карбьер, а где сцена? Он — герой закулисья, как любил подмечать Виридий, и роль эта ему не претила до тех пор, пока не начала плотно срастаться с его сущностью. Несогласие, протест еще не разгорелись в душе лесным пожаром, но нарастало понимание — не об этой доле ему мечталось.

Вампир неопределенно взмахивает рукой.

Не раньше, чем объедем всю территорию, — Хотя он вовсе предпочел бы этого избежать. Достаточно и того, что Тесселе научится уверенно держаться в седле; большего с нее никто стребовать не посмеет. Не дай Луна ей не удержаться и попасть под копыта лошади — оказавшись в подобной ситуации Карбьер представить не может, как ему свезло уцелеть.

Конец аллеи еще не близко. Лошади медленно бредут вдоль дорожек — галопом их здесь не пустить, да и зачем? Первая прогулка за долгое время должна оставаться прогулкой до самого конца, размеренной и неторопливой.

Как знать, — Он отвечает расплывчато, не желая выдавать тайны небольшого пруда, — Но, как мне рассказывали, глубина в нем большая, а берег — обрывистый. Вроде бы туда пытались заселить разноцветных карпов, да только раньше Разгара они никому не показываются на глаза.

Чего стоит перевести тему, когда знаешь о чем говорить! 

Люди верят, что фэйри исполняют желания, но не знают, какую цену они могут запросить в уплату своего волшебства. Говорят, эти существа крадут детей из колыбелей и до смерти щекочут приглянувшихся им путников. Поверий так много, и так мало случаев, что подтверждали правдивость хотя бы одного из них. Я вот ни одного не знаю. И не хочу, сказать по правде. Верить, что кто-то исполнит все твои желания по щелчку пальцев — глупо. Все, что получается так просто, так же просто и исчезает. Остается только то, что ты зарабатываешь своими собственными силами.

И тем бесславнее была смерть погибших в пруду девушек, память о которых в полночь рисовала круги на воде. Карбьер встряхивает головой — зря он задел эту тему.

В общем-то, не забивай себе голову. На подобные вещи я привык смотреть со скепсисом, но это вовсе не значит, что в жизни нашей нет места волшебству. Только взгляни на этот парк! Бывший хозяин усадьбы успел возвести его всего за три года, и все это ради того, чтобы иметь возможность встречаться со своей возлюбленной не только ночью, но и днем. Трогательная история, в самом деле.

+1

19

Тесселе было знакомо это выражение лица. Примерно так же она делала, когда её заставали врасплох: замечали, например, из-за неуклюжести поломанный предмет (последний раз то была ваза), ловили на несогласном мнении или ошибке. И тогда, чтобы не обижать оппонента, избежать пущей неловкости и замаскировать свои переживания, при этом как бы не отрицая факт своей "виновности", играешь в дурачка - хмуришь брови и опускаешь голову, сопровождая эти действия отрицанием или вопросами в духе: «Кто? Я?». Все ведь прекрасно понимали, что подобные выходки - клоунада. Признаться, эмоции Карбьера всегда выглядели идеальными: будто бы искренними и неподдельными, лишь благодаря насмотренности и привычке Эвенвуд могла понять, где вампир играет, а где настроен серьёзно. Как сейчас. 

— Врунишка,  — в тоне её голоса и задёрнутом подбородке так и читался вызов: "переубеди меня". Ни капли зла, исключительно доброе озорство и ребячество.

Она мечтательно вздыхает, когда Карбьер говорит про объезд всего парка. Ей бы хотелось исследовать всякий уголок приусадебной территории, познакомиться с местными обитателями: белочками и птицами, чтобы потом, спустя время, она, как и вампир, могла не только рассказать про красоту сия места, но и показать. Хотя кого она собралась впечатлять? В её окружении был только один [S]не[/S]человек, и именно он, прямо сейчас, проводил экскурсию. Одну её никуда не выпустят.

Девушка внимательно выслушивает вампира. Пруд как пруд - ничего удивительного. В мире полно сорвиголов, готовых до конца верить в чудо: речь не о религии. Когда-то давно Маргарет рассказывала Тесселе жуткие истории про реки и озёра, про странных путешественников, готовых бороздить воды в поисках легендарных существ - рыбок золотых. В последствии такие люди находили свою смерть в грозных волнах и острых скалах, но их души не находили покой, и тогда они превращались в утопленников, готовых утянуть за собой в глубину всякого любопытного доходягу. Когда град обрушивался на Кинерму, и лёд бил по стёклам, нянечка говорила, что вместе с ним из воды выходят покойники. Они стучатся в окна, чтобы поговорить, соблазнить и увести за собой. Тесселе не верила в это. Не верила до тех пор, пока отец не обратился в зверя, и в её жизни не появился Карбьер. И от последнего, вампира, который приходился такой же легендой одно время, честно говоря, странно слышать, что фэйри - существа выдуманные.

Ну, не знаю, — она качает головой. — Как по мне, так звучит правдоподобно. Но я бы всё равно не полезла проверять, от греха подальше.   

Для себя она уяснила следующее: в ближайший к поместью пруд - ни ногой. С радостью посмотрит издалека, верхом на лошади или из-за плеча Карбьера, но не больше. Тесселе посетила мысль о Разгаре. Что же ждало её в этот сезон? Удастся ли посмотреть на оговоренных карпов, выпроситься на речку? Как к купанию относились аристократы? Позже стоит прояснить некоторые вопросы.

— Три года?! — от услышанного Эвенвуд выпала в осадок. Она огляделась. Высота деревьев и их мощеные стволы выглядели так, словно они росли здесь веками. Тесселе помнила, как соседка сажала яблоню, помнила, как долго она прорастала. Точно волшебством взрощен данный парк, магией: оне не может представить, что когда-то у усадьбы красовался пустырь, и его столь легко засадили зеленью. — На что способна сила любви!..  Как же ему удалось? Не томи, выкладывай!

+1


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [43 Безмятежья 1049] Там на неведомых дорожках


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно