14.05. Временно закрыта возможность гостям писать в гостевой. Писать сообщения можно через профиль рекламы (Ворон), либо зарегистрировавшись. 14.04. Регистрация на форуме и подача анкет возобновлены. 07.04. Можно ознакомиться с итогами обновления, некоторые мелкие детали будут доработаны.

В день Чернолуния полагается завесить все зеркала и ни в коем случае не смотреть на собственное отражение.

Лучше всегда носить при себе зеркальце чтобы защититься от нечистой силы и проклятий.

Некоторые порождения дикой магии могут свободно проходить сквозь стены.

В Солгарде все желающие могут оформить заявку на тур по тавернам, включающий в себя 10 уникальных заведений со всех уголков мира, и посещение их всех в один день!

Дикая роза на крышке гроба запрет вампира внутри.

В центре опустевшей деревушки подле Фортуны стоит колодец, на бортиках которого грубо нацарапана фраза на эльфийском: «Цена должна быть уплачена».

Старый лес в окрестностях Ольдемора изменился. Звери изменились вместе с ним. Теперь их нужно убивать дважды.

В провинции Хельдемора не стихает молва о страшной угрозе, поджидающей путников на болоте, однако... всякий раз, когда туда прибывали нанятые охотники, они попадали в вполне себе мирную деревеньку.

Беда! Склеп мэра одного небольшого города возле Рон-дю-Буша едва ли не полностью ушел под землю после землятресения. Лежавшие там мирно тела... пропали.

В окрестностях Рон-дю-Буша есть примечательный город, главная особенность которого — кладбище. Поговорите с настоятелем местной церкви и он непременно отыщет для вас могилу... с вашим именем.

Известный мастер ищет бравого героя, дабы увековечить его благородный лик в камне.

Тролль, которого видели недалеко от деревни на болотах, говорит на общем языке и дает разумные советы напуганным путешественникам, встречающих его на пути.

Книги в большой библиотеке при ольдеморской консерватории начали разговаривать, и болтают они преимущественно друг с другом.

В Керноа кто-то повадился убивать горожан. Обнаруживший неизменно замечает, что из тел убитых растут... зеленые кусты.

В Эльмондо обрел популярность торговец, раз в период заглядывающий в столицу и предлагающий всем желающим приобрести удивительно умных зверей. Правда все чаще звучат голоса тех покупателей, которые утверждают, будто иной раз животные ведут себя странно.

Если в Новолуние поставить зажженную свечу на перекресток - можно привлечь Мертвого Феникса, который исполнит любое желание.

Некоторые представители расы шадд странным образом не нуждаются во сне - они вполне могут заболтать вас до смерти!

Эльфы просто обожают декорировать свое жилье и неравнодушны к драгоценностям.

Дворфы никогда не бывают пьяны, что говорится, «в зюзю». А вот гномы напиваются с полкружки пива.

Бросьте ночью 12 Расцвета в воду синие анемоны, подвязанные алой лентой, и в чьих руках они окажутся, с тем вас навек свяжет судьба.

Оборотни не выносят запах ладана и воска.

В Сонном море существуют целые пиратские города! Ничего удивительного, что торговые корабли никогда не ходят в этом направлении.

Хельдемор не отличается сильным флотом: портовые города в гигантском королевстве ничтожно малы!

Положите аркану Луна под подушку в полнолуние чтобы увидеть сон о будущем!

Благословение Луны, которым владеют представители Фэй-Ул, способно исцелить от любого проклятия в течении трех дней после его наложения.

Джинны огня дарят пламя, закованное в магический кристалл, в качестве признания в любви.

В Маяке Скорби обитает призрак водного джинна, который вот уже пятьдесят лет ждет свою возлюбленную и топит каждого, чья нога ступит в воды озера, окружающего маяк.

Фэй-Ул пьянеют от молока, а их дети не нуждаются в пище первые годы жизни - главное, чтобы ребенок находился под Луной.

Самой вкусной для вампиров является кровь их родственников.

Свадьбы в Аркануме проводятся ночью, похороны - днем. Исключение: день Чернолуния, когда ночью можно только хоронить.

В лесу Слез часто пропадают дети, а взрослый путник легко может заблудиться. Очевидцы рассказывают, что призрачный музыкант в праздничной ливрее играет всем заблудшим на флейте, и звук доносится со стороны тропы. А некоторым он предлагает поучаствовать в полуночном балу.

Не соглашайтесь на предложение сократить дорогу от незнакомых путников.

На острове Чайки стоит роскошный особняк, в котором никогда нет людей. Иногда оттуда виден свет, а чей-то голос эхом отдается в коридорах. Говорят что каждый, кто переступит порог, будет всеми забыт.

Озеро Лунная Купель в Лосс'Истэль полностью состоит не из воды, а из лучшего вина, которое опьяняет сладким вкусом!

Утеха стала приютом целым двум ковенам ведьм: неужто им здесь медом намазано?

В языке эльфов нет слова, обозначающего развод.

По ночам кто-то ошивается у кладбищ подле Руин Иллюзий.

В Фортуне дают три телеги золота в придачу тому, кто согласен жениться на дочери маркиза.

В Белфанте очень не любят культистов.

Не стоит покупать оружие у златоперого зверолюда, коли жизнь дорога.

Кто-то оставил лошадь умирать в лесу Ласточки, а та взяла и на второй день заговорила.

Храм Калтэя называют проклятым, потому что в статую древнего божества вселился злой дух и не дает покоя ныне живущим. Благо, живут подле статуи только культисты.

В Озофе то и дело, вот уже десять лет, слышится звон колоколов в день Полнолуния.

Жители утверждают, будто бы портрет леди Марлеам в их городке Вилмор разговаривает и даже дает им указания.

Чем зеленее орк, тем он сильнее и выносливее.

У водопада Дорн-Блю в Ольдеморе живут джинны воды и все, до единого - дивной красоты.

На Ивлире ежегодно в период Претишья происходит турнир воинов. В этом году поучаствует сам сэр Александер Локхард - личный охранник ее Величества королевы Маргарет!

Все аристократы отличаются бледностью кожи, да вот только в Рон-Дю-Буше эти господы будто бы и вовсе солнца не знают.

В мире до сих пор существуют настоящие фэйри, да вот только отличить их от любого другого существа - невозможно!

Фэй-Ул настолько редки, что являются настоящей диковинкой для всего Аркануме. А на диковинки большой спрос. Особенно на черном рынке...

18 Бурана дверь королевского дворца Хельдемора распахивается всем желающим, бал в ночь Первой Луны.

В 15-20 числах в Лосс'Истэле происходит Великая Ярмарка Искусств - это единственный день, когда эльфы позволяют пройти через стену всем.

10 Безмятежья отмечается один из главных праздников - самая длинная ночь года. в Рон-дю-Буше проводится Большой Маскарад.

42 Расцвет - день Солнцестояния, неофициальный праздник Пылающих Маков в Ольдеморе, когда молодые люди ищут цветок папоротника и гадают.

22 Разгара отмечается Урожайный Вал в Фортуне.

Каждую ночь спящие жители Кортелий подле Утехи выбираются из своих постелей, спускаются к неестественно синему озеру и ходят по его песчаному дну. Поутру их тела всплывают, а селяне всерьез боятся спать.

Арканум. Тени Луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [38 Безмятежье 1057] Рабочие моменты


[38 Безмятежье 1057] Рабочие моменты

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Рабочие моменты

https://i.imgur.com/33QSmRS.jpg

Ивлир, Королевская Академия Магии -> Варнаэлевы Горы, близ Гарменара
утро 38 Безмятежья 1057 -> и далее

Гвендолин Синклер | Тэль Риш | Киаран Феррейн

Большая часть наших безумных идей так и остаётся в голове. Но иногда ты, вдруг, своей мыслью делишься с другим, не менее увлечённым человеком. А он уже её всецело подхватывает и даже приводит тебя к тому, кто всю эту задумку поможет реализовать в жизнь. И вот три представителя Ордена Камелии уже вовсю вовлечены в опасное дело!

Запрет на исследования дикой магии ведь на вас не распространяется, если вы попутно сделаете прорыв в изучении магической теории?

"Мы же не демонов сюда отправились искать, правда?"

Закрутить колесо Аркан?
да | нет

Отредактировано Киаран Феррейн (16.11.2021 20:08)

+2

2

-  Ты уверена, что он действительно станет нам помогать?  - Шагая с характерным для нее стуком каблучков по каменному полу, уточнила Гвен у своей давней приятельницы. Тэль Риш вела ее витиеватыми коридорами Королевской Академии в сторону корпуса экспедиционного отдела Ордена Камелии. Туда, где с большей вероятностью можно было застать его руководителя - Киарана Феррейна.     

- Насколько я помню, он никогда особо не поощрял мой интерес к демонологии…

Ровно как, собственно, и подавляющее большинство научного мира. Не то, чтобы Гвен слишком расстраивалась из-за этого – к подобному невежеству со стороны коллег она уже привыкла. Просто она преисполнялась глубоким сомнением насчет затеи Тэль.

Не более получаса ранее Синклер в очередной раз исходила в негодовании на главу отдела историков ордена, жалуясь подруге на то, что тот отказал ей в спонсировании и соучастии исследованию дикой магии. У девушки была теория, что она и демоны могут быть как-то связаны спецификой своего воздействия на мир. Теория, которую отбросили еще только при одном ее упоминании, а такая реакция в свою очередь была вызвана опасностью, исходящей от разломов, нежели невероятностью правдивости идеи своей коллеги.

Гвен и сама не могла быть полностью уверенной в своей догадке; слишком мало знаний у Ордена Камелии было о тех и других связующих ее теории. Но интуиция редко ее подводила, а других зацепок о разгадке природой демонов у нее все равно не было. И нежелание ученых дальше изучать этот аспект и противодействие, которое она встречала каждый раз в ответ на свое желание как-либо это исследовать  – вот что больше всего злило Синклер. Поступая в Академию, она ожидала оказаться в кругу таких же горящих открытиями всего неизученного и неизведанного, а столкнулась со строгой бюрократией и удушающей бухгалтерией.

Конечно, у нее была поддержка ее наставника, мистера Черни, и Тэль, и ученых, с которыми она в целом ладила (которых можно было по пальцам пересчитать). Без них даже такой человек, как Гвен могла бы со временем скиснуть и таки перейти в экспедиционный отдел, как ей в Академии и пророчат.

И даже в компании кого-то из друзей она не особо горела желанием сталкиваться с очередным своим критиком. Но Гвендолин поняла, что этот Феррейн давний приятель Тэль, поэтому решила довериться ей. Тем более, если в итоге она действительно сможет добраться до разрывов, то и пережить несколько неприятных минут выслушивая, насколько «безосновательно и бесполезно» ее исследование, определенно будут стоить того.

+2

3

Цок-цок-цок.
Звук шагов Гвендолин Синклер невозможно было перепутать ни с каким иным, и Тэль могла различить его как вблизи, так и на расстоянии, как в шумном коридоре средь бела дня, так и под покровом ночи, когда Гвен, вроде как, старалась не отбивать каблуками ритм, но успеха в этом не добилась ни разу. Насколько помнила Риш, ее подруга всегда имела привычку ходить так - коротко, быстро, она будто бы всегда куда-то спешила, даже когда на то не было никакой причины. Сейчас Тэ даже снизила скорость движения, ступая теперь медленнее обычного, чтобы Гвендолин не пришлось догонять широко шагающую пиромантку. Частый стук каблуков доносился по левую руку Риш, а их хозяйка, хоть и без пререканий согласилась следовать за Тэль, имела сомнения относительно ее идеи. Ри, бросив на Синклер короткий взгляд, на мгновение закатила глаза - ей не нравилось, когда ее предложения встречались с недоверие.
Была ли Тэль уверена в том, что Киаран Феррейн согласится хотя бы выслушать то, что собиралась донести до него Гвен? Нет, конечно. Тэль предполагала, что глава отдела экспедиторов скорее решит покинуть кабинет через окно, когда увидит на пороге Риш, да еще и в компании девчонки, идеи которой обычно казались бредовыми, а огонек азарта в глазах скорее вызывал беспокойство, нежели желание помогать. История Киарана и Тэль тянулась уже многие годы и была довольно сложной, ввиду чего они оба порой хотели скрыться хоть на морское дно, лишь бы больше не пересекаться, но Риш отчего-то надеялась на его благосклонность в этот раз. А Гвендолин сама по себе вызывала нервную дрожь у большинства светлых умов Королевской Академии, ведь почти каждый здесь знал, что молодая ученая мало того, что имеет определенные мнения, отличные от популярных, и идеи, поддерживать которые, находясь в здравом уме и твердой памяти, невозможно, так еще и не стесняется делиться этим багажом с окружающими, надеясь на понимание.
- Нет, - отозвалась Тэ, дернув плечом. - Он может послать нас малоизвестными путями прямиком к чертовой матери, но! Разве тебе есть, что терять? - Усмехнулась Риш,  - Одним отказом больше, одним меньше… Твои идеи здесь всегда воспринимаются предвзято и в ближайшем будущем не встретят бурных восторгов, но Феррейн один из немногих, кто еще не совсем завяз в бюрократии, он пока еще в чем-то заинтересован. А если он откажет, то придется нам с тобой отпуск брать и идти в горы вдвоем, чего уж там.
Риш, сколь жесткой и эгоистичной она ни казалась бы со стороны, давным-давно приняла на себя роль поддерживающей подруги, когда дело касалось Гвен, и на то, помимо периодически  возникающей, а затем нарочно запрятываемой в недра сознания симпатии к ней, были причины. Во-первых, Тэль не любила засиживаться на месте, и иногда чрезмерно долгое пребывание в стенах Академии действовало на нее пагубно. Чтобы разнообразить унылые будни ученого-преподавателя, было необходимо выбраться из надоевших условий, а идеи Синклер служили для этого прекрасным поводом, ведь были неосуществимы без экспедиционных вылазок. Во-вторых, Риш, окруженная закостенелыми умами старших товарщей, взрощенными на почве бюрократизма в жестких ограничительных рамках, видела в предложениях Гвен потенциал. Как можно достичь нового уровня развития, из года в год перечитывая одни и те же тлеющие от старости учебники? Как можно совершить открытие без какого-либо стремления, без попыток? Сидеть за закрытыми дверьми кабинета и рассуждать о прогрессе может каждый, но вот вложить хоть частичку своего потенциала, навыков, знаний и времени в правое дело готовы далеко не все. А эта светловолосая девица была одной из немногих, чьи глаза горели жаждой новых знаний, но ей, увы, не повезло заинтересоваться, пожалуй, самой непопулярной, опасной в изучении и, по мнению большинства, бесперспективной сферой - демонологией.
Чем там на данный момент увлекался переменчивый Киаран, Риш не знала, ведь в последнее время они старались всячески избегать друг друга после очередной бурной ссоры, что произошла не далее, чем в середине прошлого сезона. Гвен наверняка лишь из уважения к частной жизни не стала упоминать, что отказ Феррейна от помощи мог произойти не только из-за его сомнений относительно интересов Синклер, но и из-за самой Тэль, которую он, вполне возможно, не горел желанием увидеть. Хоть пиромантка не делилась личным, Гвендолин, как и многие другие, могла случайно перехватить множество разных слухов, пережевыванием которых так любили заниматься некоторые местные сотрудники. Риш слухов не любила, но понимала, что они с Феррейном сами способствовали их зарождению и распространению, и им, пожалуй, стоило бы потише выяснять отношения в стенах учебного заведения, где все на виду у всех.
- Если Киар не захочет работать со мной, то я просто ретируюсь, - сообщила Риш, хоть Гвендолин эту тему и не поднимала. - Главное, чтобы он тебя выслушал.
Еще один поворот, и подруги подошли к нужному коридору. По обе стороны находились двери рабочих кабинетов и лекционных залов, и в самом конце располагалась приемная главы отдела экспедиторов. У входа красовалась табличка с именем, а за приоткрытой дверью помощница разбирала стопку корреспонденции.
- Добрый день, - поприветствовала молодую особу Тэль, остановившись в дверном проеме. - Аннетт, а Киаран у себя?
Девушка хотела было ответить, но замялась, когда подняла глаза и увидела перед собой Риш, которая, в свою очередь, заметив замешательство помощницы, ощутимо напряглась.
- Он… Просил его не беспокоить, - виноватым полушепотом сообщила Аннетт.
Тэль закатила глаза.
- Но он у себя? Там? - спросила она еще раз, указав пальцем на дверь, и, получив нерешительный утвердительный кивок, продолжила, - Передайте ему, пожалуйста, дословно, что если он не примет Гвендолин Синклер, - Тэ указала на Гвен, - Тэль Риш будет орать под дверью до тех пор, пока он не выйдет. Мы по делу пришли.
Помощница заволновалась и несколько секунд молча смотрела на Тэль, но потом, видимо, пришла к выводу, что лучше уж передать руководителю то, что она просит, чем провоцировать конфликт, ведь прекрасно знала, насколько вспыльчивой порой бывала Риш, и сама становилась свидетельницей того, как в кабинете Киарана в стены влетали бьющиеся предметы. Аннетт поднялась и, еще раз окинув взглядом двух подруг, с опаской направилась к двери, ведущей непосредственно в кабинет Киарана. Постучав, она заглянула внутрь и сказала:
- Господин Феррейн, к вам посетители, просят передать, что они по делу, и что “если вы не примете Гвендолин Синклер, Тэль Риш будет орать под дверью до тех пор, пока вы не выйдете”. - Аннетт выглядела обреченно и немного испуганно - ее совсем не воодушевляла перспектива слушать крики. - От себя добавлю, что если она действительно будет кричать, то я буду вынуждена отпроситься.

Отредактировано Тэль Риш (18.02.2022 20:10)

+1

4

В целом Киаран был доволен своей работой на должности главы отдела. Но порой были моменты, когда он с радостью променял бы кабинетную работу на полевые исследования, возможности для чего, к его сожалению, выдавались теперь не так часто. Именно такой неприятный момент был и сегодня.
- И что же там с той выставкой древностей в Рон-Дю-Буше?.. Я же утром видел отчёт… Куда он подевался?.. - Киар бормотал себе под нос, когда уже третий раз подряд перебирал стопку бумаг на столе, заглядывал между всеми подшитыми листами толстенных отчётов, всё никак не находя нужный документ. Удача была всё ещё не на его стороне. Феррейн раздражённо бросил стопку бумаг на стол и взъерошил волосы на голове.
Кабиент главы отдела экспедиторов не отличался особым размахом - относительно небольших размеров, но неплохо обставленный. Стол и несколько стульев из лакированного дуба, два больших книжных шкафа, где помимо литературы нашли себе пристанище несколько сундучков и шкатулок, стопки бумаг, писчие инструменты. На одной из стен висел большой деревянный стенд, к которому крепились несколько карт с многочисленными пометками и ворох записок с какими-то списками и напоминаниями.
Начальство Академии требовало финансовый отчёт за прошедший сезон, а у главы отдела экспедиции всё никак не доходили руки до его проверки. И, как оказалось, предоставили ему всё в полнейшем беспорядке и нужно было самому во всём разобраться. Что-что, а отчёты и ненужную бумажную волокиту Киар недолюбливал. С этим, конечно, приходилось смиряться, если хочешь сохранить руководящую должность, но от вечно сопровождающего подобную работу чувства раздражения полностью избавиться было невозможно.
Киаран прислушался к звукам за дверью - к нему точно кто-то пришёл. Но кто? Никаких встреч сегодня запланировано не было, никто на приём не просился. Может быть ещё кто-то забыл отчёт прислать? Кажется, голос был женский.
Раздался стук и в дверном проёмe появилась Аннетт.
- Господин Феррейн, к вам посетители, просят передать, что они по делу, и что “если вы не примете Гвендолин Синклер, Тэль Риш будет орать под дверью до тех пор, пока вы не выйдете”. От себя добавлю, что если она действительно будет кричать, то я буду вынуждена отпроситься.
Киаран так и застыл неподвижно с рукой, теребящей его шевелюру на несколько секунд. Синклер? Вместе с Риш? Что они здесь забыли? И почему вместе? Киар, конечно, был в курсе, что его старая солгардская знакомая и любительница поискать демонов были подругами. Но чтобы они обе пришли к нему вместе? Наверное, вопрос был деловой. Что ещё, если не работа, могло заставить Тэль спустя несколько декад взаимного игнорирования прийти к нему? Было, конечно, интересно узнать, в чём дело… Но страх того, что Тэль вновь что-то учудит тоже был велик. Да и сам Феррейн сомневался, что беседа с ней сможет принять цивилизованный ход.
Киаран откашлялся, положил руки на стол, выпрямился и принял максимально серьёзный вид (который портили разве что взъерошенные волосы).
- Хорошо, скажите, что я их скоро вызову, - наконец прервал несколько секунд тишины Киар. Аннетт молча кивнула и уже успела развернуться, но начальник вновь привлёк внимание своей помощницы, зачем-то ещё и помахав рукой ей в спину, - Аннетт! Стойте.
Девушка развернулась в дверях и вопросительно взглянула на главу отдела.
- Да? Что-то ещё?
- Да, Аннетт, - Киар сделал невнятный вращающий жест рукой, - Вы можете отдохнуть пока. Приходите через часик… Ну, или можете до завтра быть свободны.
Аннетт какое-то время обдумывала сказанное, потом кратко кивнула.
- Хорошо, господин Феррейн, как скажете.
Она вновь развернулась и вышла к двум посетительницам.
- Он просит вас подождать здесь, сам вас вызовет, - договорив, девушка убрала какие-то бумаги в ящик стола, закрыла его на ключ и отправилась прочь по коридору.
Киаран сидел на своём стуле, чуть раскачиваясь и теребил в руках перо, лежавшее на столе. Так он провел пару минут раздумывая о том, что ему делать дальше. К сожалению, провалиться сквозь землю или исчезнуть не было реальным вариантом. Оставалось, конечно, окно, но ползти отсюда по карнизам… Надо было больше внимания уделять физической подготовке. Ладно, выбора действительно не было. Киар поднялся со своего места и подошёл к двери, открыл её и жестом позвал коллег пройти внутрь.
- Госпожа Синклер, вы всё же обдумали наше решение и согласились перейти к нам в отдел?
Киаран сел на свой стул, указал рукой на один из свободных стульев с другой стороны стола. Он всё это время смотрел на Гвендолин и только потом вдруг повернулся ко второй девушке.
- О, Тэль! - наигранно удивлённо Киар вскинул руки, - Ты тоже здесь? Давно тебя не видел, куда пропадала? Ну не стой, тоже присаживайся, раз уж пришла. Воды? Чаю? Чего покрепче?
Последний вопрос был адресован уже к обеим девушкам. Феррейн понимал, что цель визита явно не переход Гвен в ряды экспедиторов. Но, подумал, что из этих двоих правду вытягивать смысла нет - и сами всё скажут.

Отредактировано Киаран Феррейн (23.11.2021 19:46)

+2

5

Гвендолин не чувствовала угрызений совести или особого стыда ни когда ей всякий раз приходилось вытягивать лишнюю монету на траты, необходимые для исследований, ни когда нужно было отстаивать свою точку зрения, от которой уже горели со стыда и угрызений совести все ее родственники, близкие и учителя. В общем, девушку очень редко удавалось выбить из колеи, но почему-то именно в эту минуту она испытывалась высшую степень неловкости и смятения, когда Тэль обещала несчастной помощнице главы экспедиционного отдела Ордена Камелии «орать под его дверью до тех пор, пока он не выйдет».   

Возможно, дело обстояло так, что все это время ей (на пару с мистером Черни) приходилось наседать на коллег по собственной инициативе, и они отвечали за свои действия сами, не особо боясь последствий. Сейчас же Синклер переживала за последствия такого перфоманса, поскольку могла полететь голова невинного и не имеющего отношения к их исследованию человека. И хотя наверняка у Тэль у самой хватало за душой грешков, и она не раз была в немилости у Ордена, но это уже была ее ответственность. Зачинщицей осады отдела экспедиторов, конечно, тоже была Риш, но почему-то вес вины испытывала при этом Гвен. Как там зовется это чувство неловкости за действия другого человека….?

А краски сгущало еще осознание того, что за всей этой историей крылся какой-то подконтекст. Сомнение закралось в светловолосую головку еще тогда, когда ее подруга обмолвилась о возможном нежелании мистера Феррейна сотрудничать из-за нее, а не безумного предмета изучения Гвен, но уточнять не решилась, чтобы еще больше не распалить ее. До Синклер, конечно, доходили некоторые слухи о непростых взаимоотношениях Тэль с главой экспедиторов и их причинах, но подобным недостоверным источникам, как настоящий ученый, девушка никогда особо не доверяла (и, нет, это не потому, что она с головой уходила в книги и пропускала все мимо ушей, но это не точно…). А по причине того, то она сама состояла в отношениях, причем не взаимных, только с демонами, то и уточнять у подруги как-то постеснялась (а, как вы поняли, подобное чувство она испытывала редко, то это объяснение вполне тянет на веский аргумент), да и та особо не спешила распространяться об этой части своей жизни, так что и у слухов, как считала Гвен, не было оснований.

Но, судя по всему, они тут определенно были; если могли оставаться какие-то сомнения, то напускное удивление Киарана Феррейна при виде Тэль, после того как ему было доложено об ее прибытии, моментально их развеяло. В этот раз Синклер угодила в самую их гущу, как будто бы в расплату за то, что ей удавалось столько времени их игнорировать и обходить стороной. И от всего этого ей было чрезвычайно неловко! Настолько, что она даже чуть не ответила положительно на вопрос мистера Феррейна о намерении Гвен вступить в их орден, но вовремя прикусила свой язык.

- Боюсь, должна вас огорчить…Или, наоборот, обрадовать, тут уж с чьей стороны посмотреть – Коротко улыбнувшись, Синклер проследовала на свободное место, на которое указывал глава отдела экспедиторов. Она вежливо отказалась от предложенных напитков, и, сложив руки на коленях, решила проявить инициативу в разговоре. Если уж жечь мосты, то своими руками.

- Мистер Феррейн, я…мы пришли к вам с просьбой. – Она сделала вдох через нос и продолжила. - Дело в том, что у меня есть теория, касающаяся одного аспекта магии. Но чтобы проверить ее, нужна организованная экспедиция в леса Гарменара. Я…мы… – Гвен стрельнула взглядом на Тэль, - надеялись, не без основания, что вы сможете в этом помочь.

+2

6

Что это было? Риш задержала взгляд на повернутом к ней в профиль лице Гвен и даже слегка сдвинула брови в попытке распознать отразившуюся на нем совершенно непривычную эмоцию. Это что, стеснение? Неловкость? Это странное, совсем не свойственной Синклер выражение лица появилось ровно в тот момент, когда Тэль пригрозила устроить громкое представление главе экспедиционного отдела и его помощнице. Не пропало оно, вопреки ожиданиям пиромантки, даже когда Аннетт, сообщив о намерении Киарана принять коллег, удалилась со своего рабочего места. Не исчезло выражение и тогда, когда приоткрылась дверь кабинета, и из нее показался сам Феррейн.
Ри знала Гвендолин уже многие годы и всегда поражалась ее прямолинейностью, несгибаемостью, привычкой несмотря ни на что следовать своей цели, не оборачиваясь назад и не отвлекаясь на помехи с любой из сторон. В этой светловолосой девушке, чей внешний образ шел вразрез с характером, тем внутренним стержнем, которым она обладала, и привычками, нашла свое место небывалая уверенность в собственных силах. Когда перед Гвен захлопывалась очередная дверь, она лезла в окно; а если и оно оказывалось закрыто, могла использовать хоть дымоход, хоть погреб, хоть собственноручно выкопанный лаз, лишь бы оказаться чуть ближе к своей цели. Она не была подвержена частой рефлексии, не отличалась излишней самокритичностью, а уж слова и действия окружающих зачастую вовсе не воспринимала всерьез, словно намеренно их игнорируя. А тут вдруг это смятение на ее лице... Видя странную растерянность подруги, Тэ отчего-то нервно сглотнула, на долю секунды задумавшись - может, ей действительно не стоило являться сюда и проявлять свое ребячество в виде не всерьез брошенной и выражающей отсутствие профессионализма угрозы?
А Гвендолин тем временем уже переступила порог кабинета Киарана. Ей удалось обуздать эмоции - теперь, хоть и не в полной мере, Синклер больше походила на саму себя с той же твердой чеканящей походкой и ровным, негромким тоном голоса.
Риш же каким-то образом перехватила былую неуверенность подруги и теперь чувствовала себя как-то глупо, что ли, ведь Киаран намеренно игнорировал ее, а это значило, что...
- О, Тэль!
... значило, что Тэль сама успела что-то совершенно невнятное надумать за те короткие мгновения, что находилась в дверях кабинета главы экспедиционного отдела.
Пожалуй, когда кто-то занимает высокую должность, можно запросто забыть, что он - не просто винтик в огромной бюрократической машине, а личность со своими привычками и характерными чертами. Этот факт ускользает даже в тех случаях, когда должность получена недавно, а человек на ней - давний знакомый, чьи повадки, казалось бы, уже заучены наизусть и навсегда сохранены в памяти. Вот пиромантка и растерялась, допустив невзначай, что ее поведение могло выходить за рамки дозволенного и приемлемого.
Но Киаран ведь, как и Ри, любил поиграть, и теперь он, вопреки возрасту и статусу, принял позицию озорного мальчишки, решив не портить заданного старой знакомой тона с проявлениями совершенно дурацкого поведения.
- Ты тоже здесь? Давно тебя не видел, куда пропадала?
Риш в ответ лишь закатила глаза и цокнула языком, но, впрочем, на ее лице отобразилась довольная ухмылочка, ведь Киар, несмотря на все обстоятельства, не изменял себе в поведении и привычках. Да и вид его соответствовал заданному, немного дурацкому, настроению - несколько озадаченный взгляд в совокупности с бумажными завалами на столе выдавали в нем человека не системного, немного уставшего и как будто взывающего о помощи, и всклокоченные волосы только подчеркивали эту картину. Изначально, когда Феррейн только заступил на должность руководителя отделом, Тэ даже испытывала беззлобное и неехидное сочувствие к старому товарищу, ведь прекрасно понимала, с каким уровнем ответственности, объемом работы и количеством новой информации он столкнулся сразу же, стоило ему только получить приказ о назначении. Он, казалось, до сих пор не в полной мере освоился на этом месте, а Ри ведь знала, что кабинетная работа совсем не подходила Киарану.
- Ну не стой, тоже присаживайся, раз уж пришла. Воды? Чаю? Чего покрепче?
Тэль, как и Гвендолин, отказалась от напитков, однако чутье ей подсказывало, что, возможно, напрасно. Может, стоило выбрать что-то покрепче, ведь впереди ожидал сложный разговор с разбором очередной не вполне ординарной идеи юной Синклер. И итог этого разговора предугадать было невозможно, ведь Киар, даже при наличии интереса к заданной теме, вполне мог просто-напросто не найти ни одного варианта для реализации задумки юной "одержимой". А одержимая, надо отметить, заметно нервничала, пока говорила.
Пиромантка без спешки проследовала до одного из свободных стульев и, стоило ей только его отодвинуть, нахмурилась, обнаружив под столом что-то явно немаловажное и наверняка потерянное. Феррейну в целом была свойственна некая очаровательная рассеянность, он часто создавал сумбур и хаос вокруг себя, поэтому Тэль нисколько не удивилась, найдя какие-то документы под столом. Вряд ли Киар намеренно положил их туда и, скорее всего, искал. Ри присела на корточки, на секунду скрылась под столешницей и вынырнула обратно, вытянув на свет несколько старательно сшитых листов. Ничего не говоря и не вчитываясь в содержание документа, заметив лишь название "Рон-Дю-Буш" в первых строках текста, Тэль положила бумаги прямо перед Феррейном, после чего опустилась на стул, перехватив короткий взгляд подруги.
- Ты наверняка знаешь, какие направления изучает мисс Синклер, и знаешь об отношении к этому наших коллег, - заговорила Тэль, внимательно всмотревшись в лицо солгардца. - Я предложила Гвен обратиться к тебе, потому что ты, пожалуй, чуть ли не единственный среди руководителей, кто еще не погряз в паутине бюрократии, правил, собственных опасений и лени. Заметь, я это признаю, несмотря ни на что, и это не лесть. Ну или, разве что, самую малость, - Ри улыбнулась. - Короче. Выслушаешь ее?

Отредактировано Тэль Риш (19.02.2022 12:22)

+2

7

С появлением двоих коллег, Киаран уже окончательно забыл о том деле, чем был занят - ну и не страшно, подождёт пока. Его голову сейчас полностью занимало ожидание того, что же Синклер и Риш захотели от него сегодня. С одной стороны, он ожидал какого-то подвоха и нелепицы. А с другой, было дико интересно. Всё же вряд ли они из-за какой-то мелочи к нему бы обратились. Правда, почти на все сто процентов Феррейн был уверен, что в финансировании сомнительной затеи Гвендолин ему придётся отказать.
- Ну, скорей всё же огорчить. Нам ценные ответственные сотрудники ой как нужны, - улыбнулся глава отдела и вздохнул с некой грустной ноткой, - Но понимаю, что не дождусь и нам всё ещё будет не совсем по пути.
Феррейн искренне восхищался Синклер и её целеустремлённости. Она готова была пойти на всё ради своих исследований, всегда это был научно выверенный подход и результаты каждый раз показывала отменные. Но с последним удавалось дело не всегда… Точно не когда дело касалось её излюбленной темы. Демоны… Вдались же они ей в голову? У Киара к этому интересу Гвен было двоякое отношение. С одной стороны, он поддерживал мнение научного большинства, что область её интересов бесперспективная и далёкая от реальности. С другой - он признавал, что этот мир сложнее чем мы знаем - он словно отголосок чего-то того давнего, прежнего, чего-то такого, что не похоже на то, с чем знакома научная мысль. И вполне возможно, что демоны из легенд и правда существовали когда-то. И может быть даже продолжательница дела Октопуса Черни когда-нибудь достигнет успеха, преодолев все препятствия и миновав все насмешки… Но это будет когда-нибудь (если и будет, что вряд ли конечно), едва ли в обозримом будущем.
Что до Риш, то начало сегодняшнего общения с ней, как минимум, было лучше того, что мог ожидать Киар (особенно после её угроз в адрес бедняги Аннетт). На его остроты она ответила лишь своим фирменным закатыванием глаз и довольной ухмылочкой, не став сходу выяснять с ним отношения. И этому Феррейн, пусть и подхвативший сначала дурашливый тон старой знакомой, радовался не в последнюю очередь из-за того, что при свидетелях обсуждать их с Тэль взаимонедопонимание ему было бы неловко.
Гвендолин заняла своё место, вскоре взялась за стул и Тэль, внезапно исчезнув из поля зрения. На такую причуду исследователь смотрел с вопросительной улыбкой.
- Ты… Обронила что-то? - предположил он, потом нахмурился и смущённо поджал губы, получив из её рук как раз те документы, которые он всё никак не мог обнаружить несколько минут назад, - А… Спасибо.
Киаран тоже сел на свой стул, коря себя за неспособность хранить всё в порядке. Вот уж он не ожидал, что ему чужая помощь понадобится, чтобы в своём кабинете отчёт найти… По крайней мере этот факт несколько смягчил его настрой к Тэль и к предстоящей беседе в целом. Девушки от напитков отказались, сам же он развернулся и с подоконника на стол поставил кувшин с ягодным морсом и широкий стеклянный стакан, куда и напил себе напиток.
Феррейн внимательно слушал Гвендолин, потихоньку попивая при этом морс и между делом заглядывая между листов отчёта поднятого Риш. По крайней мере, начало разговора было не о демонах и вполне сходило за намёк на серьёзное дело.
- Экспедиция в Гарменар? - мужчина убрал руку от отчёта и почесал в задумчивом жесте бороду на подбородке, - А что конкретно вы там хотите разыскать? Думаю, что это вполне реально, если вопрос действительно того стоит… Мне бы хотелось чуть больше конкретики. Вернее... Все известные уже вам детали и полный план ваших задумок.
Когда голос подала Тэль, то изначальный оптимизм Киарана всё же поубавился. А ведь она права - не просто так они пришли прямиком к нему, ещё и обе сразу. Наверняка это всё же какое-то сомнительное дельце, о связи с которым он впоследствии пожалеет.
- Кто знает, кто знает. Не от меня одного здесь всё зависит. Не на любое дело траты могут быть обоснованы, а отвечать за них  в первую очередь придётся мне, а уже потом госпоже Синклер, - Киар попеременно смотрел то на одну, то на другую коллегу по Ордену, - Ну а выслушать-то я в любом деле готов, тут ты однозначно права. А вот моё заключение уже будет зависеть от той потенциальной научной ценности открытия, которую вы мне сейчас обрисуете.

+2


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [38 Безмятежье 1057] Рабочие моменты


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно