поговаривают, мол...

В день Чернолуния полагается завесить все зеркала и ни в коем случае не смотреть на собственное отражение.

Лучше всегда носить при себе зеркальце чтобы защититься от нечистой силы и проклятий.

Некоторые порождения дикой магии могут свободно проходить сквозь стены.

В Солгарде все желающие могут оформить заявку на тур по тавернам, включающий в себя 10 уникальных заведений со всех уголков мира, и посещение их всех в один день!

Дикая роза на крышке гроба запрет вампира внутри.

В центре опустевшей деревушки подле Фортуны стоит колодец, на бортиках которого грубо нацарапана фраза на эльфийском: «Цена должна быть уплачена».

Старый лес в окрестностях Ольдемора изменился. Звери изменились вместе с ним. Теперь их нужно убивать дважды.

В провинции Хельдемора не стихает молва о страшной угрозе, поджидающей путников на болоте, однако... всякий раз, когда туда прибывали нанятые охотники, они попадали в вполне себе мирную деревеньку.

Беда! Склеп мэра одного небольшого города возле Рон-дю-Буша едва ли не полностью ушел под землю после землятресения. Лежавшие там мирно тела... пропали.

В окрестностях Рон-дю-Буша есть примечательный город, главная особенность которого — кладбище. Поговорите с настоятелем местной церкви и он непременно отыщет для вас могилу... с вашим именем.

Известный мастер ищет бравого героя, дабы увековечить его благородный лик в камне.

Тролль, которого видели недалеко от деревни на болотах, говорит на общем языке и дает разумные советы напуганным путешественникам, встречающих его на пути.

Книги в большой библиотеке при ольдеморской консерватории начали разговаривать, и болтают они преимущественно друг с другом.

В Керноа кто-то повадился убивать горожан. Обнаруживший неизменно замечает, что из тел убитых растут... зеленые кусты.

В Эльмондо обрел популярность торговец, раз в период заглядывающий в столицу и предлагающий всем желающим приобрести удивительно умных зверей. Правда все чаще звучат голоса тех покупателей, которые утверждают, будто иной раз животные ведут себя странно.

Если в Новолуние поставить зажженную свечу на перекресток - можно привлечь Мертвого Феникса, который исполнит любое желание.

Некоторые представители расы шадд странным образом не нуждаются во сне - они вполне могут заболтать вас до смерти!

Эльфы просто обожают декорировать свое жилье и неравнодушны к драгоценностям.

Дворфы никогда не бывают пьяны, что говорится, «в зюзю». А вот гномы напиваются с полкружки пива.

Бросьте ночью 12 Расцвета в воду синие анемоны, подвязанные алой лентой, и в чьих руках они окажутся, с тем вас навек свяжет судьба.

Оборотни не выносят запах ладана и воска.

В Сонном море существуют целые пиратские города! Ничего удивительного, что торговые корабли никогда не ходят в этом направлении.

Хельдемор не отличается сильным флотом: портовые города в гигантском королевстве ничтожно малы!

Положите аркану Луна под подушку в полнолуние чтобы увидеть сон о будущем!

Благословение Луны, которым владеют представители Фэй-Ул, способно исцелить от любого проклятия в течении трех дней после его наложения.

Джинны огня дарят пламя, закованное в магический кристалл, в качестве признания в любви.

В Маяке Скорби обитает призрак водного джинна, который вот уже пятьдесят лет ждет свою возлюбленную и топит каждого, чья нога ступит в воды озера, окружающего маяк.

Фэй-Ул пьянеют от молока, а их дети не нуждаются в пище первые годы жизни - главное, чтобы ребенок находился под Луной.

Самой вкусной для вампиров является кровь их родственников.

Свадьбы в Аркануме проводятся ночью, похороны - днем. Исключение: день Чернолуния, когда ночью можно только хоронить.

В лесу Слез часто пропадают дети, а взрослый путник легко может заблудиться. Очевидцы рассказывают, что призрачный музыкант в праздничной ливрее играет всем заблудшим на флейте, и звук доносится со стороны тропы. А некоторым он предлагает поучаствовать в полуночном балу.

Не соглашайтесь на предложение сократить дорогу от незнакомых путников.

На острове Чайки стоит роскошный особняк, в котором никогда нет людей. Иногда оттуда виден свет, а чей-то голос эхом отдается в коридорах. Говорят что каждый, кто переступит порог, будет всеми забыт.

Озеро Лунная Купель в Лосс'Истэль полностью состоит не из воды, а из лучшего вина, которое опьяняет сладким вкусом!

Утеха стала приютом целым двум ковенам ведьм: неужто им здесь медом намазано?

В языке эльфов нет слова, обозначающего развод.

По ночам кто-то ошивается у кладбищ подле Руин Иллюзий.

В Фортуне дают три телеги золота в придачу тому, кто согласен жениться на дочери маркиза.

В Белфанте очень не любят культистов.

Не стоит покупать оружие у златоперого зверолюда, коли жизнь дорога.

Кто-то оставил лошадь умирать в лесу Ласточки, а та взяла и на второй день заговорила.

Храм Калтэя называют проклятым, потому что в статую древнего божества вселился злой дух и не дает покоя ныне живущим. Благо, живут подле статуи только культисты.

В Озофе то и дело, вот уже десять лет, слышится звон колоколов в день Полнолуния.

Жители утверждают, будто бы портрет леди Марлеам в их городке Вилмор разговаривает и даже дает им указания.

Чем зеленее орк, тем он сильнее и выносливее.

У водопада Дорн-Блю в Ольдеморе живут джинны воды и все, до единого - дивной красоты.

На Ивлире ежегодно в период Претишья происходит турнир воинов. В этом году поучаствует сам сэр Александер Локхард - личный охранник ее Величества королевы Маргарет!

Все аристократы отличаются бледностью кожи, да вот только в Рон-Дю-Буше эти господы будто бы и вовсе солнца не знают.

В мире до сих пор существуют настоящие фэйри, да вот только отличить их от любого другого существа - невозможно!

Фэй-Ул настолько редки, что являются настоящей диковинкой для всего Аркануме. А на диковинки большой спрос. Особенно на черном рынке...

18 Бурана дверь королевского дворца Хельдемора распахивается всем желающим, бал в ночь Первой Луны.

В 15-20 числах в Лосс'Истэле происходит Великая Ярмарка Искусств - это единственный день, когда эльфы позволяют пройти через стену всем.

10 Безмятежья отмечается один из главных праздников - самая длинная ночь года. в Рон-дю-Буше проводится Большой Маскарад.

42 Расцвет - день Солнцестояния, неофициальный праздник Пылающих Маков в Ольдеморе, когда молодые люди ищут цветок папоротника и гадают.

22 Разгара отмечается Урожайный Вал в Фортуне.

Каждую ночь спящие жители Кортелий подле Утехи выбираются из своих постелей, спускаются к неестественно синему озеру и ходят по его песчаному дну. Поутру их тела всплывают, а селяне всерьез боятся спать.

Администрация проекта: один, два, три.
нужные персонажи
15.11 Открыт новый прогноз астрологов.
14.11 Аукцион все еще открыт.

Арканум. Тени Луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Архив у озера » Сокровищница » [15 Опочивальня 1048] И это лучшее на свете колдовство.


[15 Опочивальня 1048] И это лучшее на свете колдовство.

Сообщений 1 страница 2 из 2

1



И это лучшее на свете колдовство



https://i.pinimg.com/originals/8b/2b/99/8b2b997d078c120dd707507aa9afc5ba.jpg


Ивлир  |  15 Опочивальня 1048Тэль Риш


Эпизод одного поста в рамках Прогноза астрологов от 25.10.2021 г.
Это отсылка к изначальной вариации персонажа.

И это лучшее не свете колдовство,
Ликует солнце на лезвии гребня,
И это все, и больше нету ничего —
Есть только небо, вечное небо.

©

Ей все равно никто не поверит, поэтому она никому не расскажет.
Но что, если действительно можно обрести крылья?

Закрутить колесо Аркан?
нет

+2

2

Тэль поглубже вдохнула морозный воздух и будто бы с недоумением, словно впервые видела подобное, проследила, как опускаются на кожу и тут же тают, обращаясь водой, крупные белоснежные хлопья. Было холодно стоять босиком на промерзшей земле, и обнажённая кожа едва ли не сжималась от ледяного ветра.

Эти сны были навязчивее некуда. Они являлись каждую ночь, и сначала девушка просыпалась, из ночи в ночь резко распахивая глаза, силилась отогнать странный морок, не решалась досмотреть до финала, будто сновидения таили в себе вовсе не череду нереальных картин, а могли вмешаться в ее реальность и нарушить привычное течение жизни. Подсознание отличалось своей настойчивостью, и Тэль вскоре уже не могла прервать сон, каждый раз все дальше и дальше заглядывая в предлагаемый сновидением сценарий, который со временем перестал представляться нелепым, странным, случайным.
Сон начал казаться более реальным, более достижимым, будто вовсе не был лишь порождением воспаленного разума. Он незаметно, плавно, но быстро внедрялся в реальность галлюцинацией, которая все навязчивее показывала себя, и со временем отделаться от этого наваждения уже не помогал ни алкоголь, ни курительные смеси, ни всевозможные препараты.
«А вдруг правда? Глупо, конечно, но...»
Недаром же тело с каждым днем ныло все сильнее, суставы распирало от тупой боли, а кости как будто выкручивало?
Нет, ну так ведь не бывает, нет, ну очевидно ведь, что это болезненное состояние - лишь надуманные симптомы порожденного нестабильным разумом процесса, который аккуратно, по крупинке внедрялся в сознание Тэль этими больными снами и незаметно для нее стал входить в понятие нормы.
Сходила ли она с ума?
Безумие ведь могло стать нежеланным наследством от мертвого отца, и теперь Тэль, как ей же и казалось, уверенно ступала по его следам на пути к одержимости. Поежившись в который раз от холода, девушка усмехнулась собственным мыслям и с горечью приняла убеждение в собственном сумасшествии. А ведь стоя голышом посереди опочивальни в лесу можно, помимо ментальных проблем, получить и воспаление легких.
«Что я вообще здесь делаю?»
А вдруг это нездоровое ощущение было более реальным, чем мог предположить любой здравомыслящий человек? А вдруг все это наваждение - правда, а не лишенная логики и здравого смысла фантазия? Вдруг не зря Тэль явилась на всеми богами забытую лесную поляну посереди уснувшего черно-серого леса, не зря скрылась с глаз обывателей и не зря теперь стояла, обнажённая и замёрзшая в ожидании чего-то немыслимого, небывалого?

Тэль запрокинула голову и взглянула в манящую черноту ночного неба и плотно сжала веки. Она не знала, чего ждать, но нутром чувствовала, что ожидание того стоит.
«Или нет?»
«Или да?»
Теплый воздух белым паром вырвался изо рта, а ее наваждение будто и ждало этого резкого выдоха, чтобы начать воплощаться в жизнь.
Ломота в конечностях нарастала неумолимо, и через считанные секунды они казались отяжелевшими настолько, что стало невозможно пошевелиться. Возрос и сменивший собой здравое волнение страх - перед неизвестным, совершенно новым процессом, перед ощущениями, перед грядущим, которое сейчас казалось как никогда зыбким. Риш не могла осознать, погружена ли она в возникший вокруг нее мир собственных галлюцинаций, или ее разум, все же, до сих пор был неотделим от на самом деле изменившейся для нее реальности. Тэль, неспособная повернуться то ли из страха, то ли от скованности в теле, беспомощно опустила глаза и постаралась рассмотреть руки, которые в ночной темноте почившего до тепла леса теперь казались другими, но Тэль отчего-то не могла уловить разницы, вспомнить - какими же они были еще с минуту назад, до того, как она сделала тот решающий выдох? Почему эти когти - твердые, острые и изогнутые - кажутся такими настоящими, естественными, словно всегда такими и были?
«Ведь так не бывает?»
Страх ли это внушал такие странные картины? Или, может, это было лишь частью дурацкого сна; тем самым его продолжением, которое еще ни разу не явилось Тэль ни в ночи, ни при дневном свете? Играл ли с ней ее собственный разум?
Резко, подобно острейшему лезвию, тело пронзила боль, породившая собой истошный вопль, нарушивший ночную тишину. Именно ее, такую боль, называют невыносимой, нестерпимой, невозможной. Все естество Тэль будто разрывалось на части, тело горело, кипело и ломалось изнутри, горела и кожа, будто родная стихия пиромантки восстала против и решила укротить ту, что укрощала огонь многие годы.
Риш ошарашенно хватала ртом воздух, стараясь осмыслить происходящее или, что еще лучше, остановить. Она напряглась всем телом, стараясь обнять себя и плотнее прижать руки в животу, в котором все словно сжалось. Она понимала, что теперь не было ни шанса к отступлению, как бы ни хотелось это прекратить, забыть, забыться. Не было сил сопротивляться, а сознание, как назло, цеплялось за то, что считалось условной реальностью, не позволяя перестать чувствовать все это. Риш стала подобием оголенного нерва, ее тело оцепенело от боли, а разум - от страха, мешавшего даже взглянуть на то, что принесло с собой то безумие, которому с опаской, но и с любопытством потворствовала Тэль, покорно за ним следуя.
Она безвольно рухнула на жухлую, мокрую, припорошенную первым снегом траву. Ее крик, разносящийся на многие метры вокруг, смолк лишь тогда, когда утратилась способность сделать вдох. Тело обессилело, обессилел и разум, оставив лишь осознание собственной смертности. А боль - она была так сильна, что смерть казалась лучшим выходом, ведь конца и края этой боли, казалось, не было вовсе.
«Когда это кончится?»
Судорогой сводило изможденное, неспособное двинуться тело, а лишенный эмоций, почти неживой взгляд карих глаз был устремлен в черное небо, на котором россыпью крошечных огоньков виднелись звезды.
«Туда ли ты так хотела?»
«Его ли видела в своих снах?»
Не было теперь боли, и все казалось таким волшебным, время будто замедлило свой бег, давая возможность осмыслить этот момент. Момент смерти?

«Туда ли ты так хотела? Так лети же.»
Резкий хриплый вдох и глухой кашель нарушили вновь воцарившуюся вокруг тишину, и Тэль резко распахнула глаза.
«А что, если правда?»
Утреннее солнце, уже неспособное согреть, пробивалось через оголенные древесные ветви и игриво сверкало на только выпавшем пушистом снегу, который ровным полотном покрывал поляну и, собственно, Тэль. Но холода она почему-то не ощущала. Не ощущала и прежней ломоты в теле, боли или страха, осталось лишь странное чувство, словно она, наконец, была свободна. Взгляд пары янтарных глаз устремился в ясное небо и вертикальные зрачки тут же сузились, став едва различимыми, и уже через долю секунды веки плотно сомкнулись от яркого света.
Что-то не так ведь, что-то действительно стало иначе. Тэль вновь приоткрыла глаза и обеспокоенно повернула голову, изогнув длинную шею, и тут же затаила дыхание рассматривая открывшееся ее взору. Плотная бордовая чешуя, на солнце отблескивающая ярко-красного, а где-то совсем уходящая в черный, покрывала плечо, что продолжалось крепкой когтистой звериной лапой, а за спиной, по обе стороны от раскинувшихся вдоль хребта шипов нервно содрогнулись два огромных перетянутых кожей крыла. Из клыкастой пасти вырвался кажущийся грозным рык, но значил он лишь изумление. Тэль, не с первого раза сумевшая поставить новое, непривычное тело на ноги, трижды прокрутилась на месте, пытаясь рассмотреть то, чем теперь была она сама. Длинный хвост метался из стороны в сторону, раскидывая снег, а задние лапы когтями скребли мерзлую землю. Риш перевела взгляд янтарных глаз на стопкой сложенные в стороне вещи - а сможет ли она теперь вернуться обратно? И нужно ли?
«Так и должно быть,» - эта мысль быстро укоренилась в сознании, не позволяя впасть в панику, а вскоре волнение и начавший зарождаться страх уступили место какому-то странному спокойствию, подобия которого Тэль раньше не доводилось испытывать. Будто она всю предшествующую жизнь пребывала в ожидании этого обращения, и теперь наконец обрела свою целостность. Тэль, перестав суетиться и переминаться с лапы на лапу, вновь взглянула на небо. Как же оно манило, каким же было желанным и притягательны.
Ну, и раз ей теперь были даны крылья, может быть, стоило ими воспользоваться?
Неуверенно пошевелив сначала правым крылом, потом левым, Риш сделала пару пробных взмахов, пытаясь разобраться в принципах работы новых частей ее тела, и, едва только осознала, как следует с ними управляться, сразу оторвалась от земли. Разогнаться возможности не было, но размер поляны позволял вертеться и взлетать с места, не задевая окружающих ее деревьев. Несколько попыток подняться выше, чем на пару метров, оказались неудачными, и Тэль начинала терять терпение. Издав грозный рык, она со всей своей новой, еще неизведанной силы оттолкнулась от земли. Несколько взмахов крыльями в попытке выровняться, и вот ей удалось, едва не разодрав брюхо колючими ветвями, подняться над лесом.
Круг за кругом, она все больше набирала высоту, и чем выше поднималась, тем явственнее ощущала новое странное чувство. Ей показалось вдруг, что ее жизнь не ограничивалась прожитой парой десятков лет, словно из задворок памяти поднималась, просыпаясь, мудрость многих поколений и возрождались знания, которые никогда ранее не были доступны пиромантке. Она кружила над лесом, ощущая полную свободу, отрешенность от мирских проблем и счастье, какого никогда не испытывала. Она кружила и кружила, осознавая, что была чем-то большим, чем простой человек; кружила, думая о том, как давно звало ее небо; взлетала выше и падала вниз, вспоминая те странные сны и мысли, что посещали ее еще с детства, словно вся жизнь была пропитана намеками, ведущими к тому итогу, который она получила только сейчас. Была ли она единственной, или существовали другие, ей подобные? Стоит ли искать? Нужно ли рассказывать кому-то об этом, или лучше оставить все в тайне от мира? Да и вспомнит ли она об этом, когда…
Когда?
Силы покидали не привыкший к этой ипостаси организм, а разум порождал все больше вопросов, ответы на которые не подбирались вот так сразу. Требовалось время. И оно когда-нибудь обязательно настанет.
Лапы тяжело коснулись земли, и голова опустилась на ровную поверхность покрывалом устелившего поляну снега. Драконья глаза устало сомкнулись, но Тэль не разрешала себе засыпать.
Нужно было вернуться.

Дрожащее от холода тело калачиком свернулось на снегу.
Это обращение не таило в себе боли или страха, но все ее естество трепетало от ощущения, что снова оказалось в неком плену, неестественном коконе, в котором должно было оставаться совершенно для того не подходящее, вольное существо. Риш, собрав последние силы, оттолкнулась ослабевшими руками от земли, успев рассмотреть обычные, человеческие пальцы, тонкие запястья и слабые локти. Босые ноги не служили подходящей опорой, заплетаясь и цепляясь за все, что оказывалось под ними. Полный грусти взгляд карих глаз окинул залитую холодным солнцем поляну, на которой виднелись следы массивных лап и юркого, подвижного хвоста.
«Так что же это было?»
И будет ли это снова, хоть раз?

Отредактировано Тэль Риш (15.11.2021 19:01)

+2


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Архив у озера » Сокровищница » [15 Опочивальня 1048] И это лучшее на свете колдовство.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно