14.05. Временно закрыта возможность гостям писать в гостевой. Писать сообщения можно через профиль рекламы (Ворон), либо зарегистрировавшись. 14.04. Регистрация на форуме и подача анкет возобновлены. 07.04. Можно ознакомиться с итогами обновления, некоторые мелкие детали будут доработаны.

В день Чернолуния полагается завесить все зеркала и ни в коем случае не смотреть на собственное отражение.

Лучше всегда носить при себе зеркальце чтобы защититься от нечистой силы и проклятий.

Некоторые порождения дикой магии могут свободно проходить сквозь стены.

В Солгарде все желающие могут оформить заявку на тур по тавернам, включающий в себя 10 уникальных заведений со всех уголков мира, и посещение их всех в один день!

Дикая роза на крышке гроба запрет вампира внутри.

В центре опустевшей деревушки подле Фортуны стоит колодец, на бортиках которого грубо нацарапана фраза на эльфийском: «Цена должна быть уплачена».

Старый лес в окрестностях Ольдемора изменился. Звери изменились вместе с ним. Теперь их нужно убивать дважды.

В провинции Хельдемора не стихает молва о страшной угрозе, поджидающей путников на болоте, однако... всякий раз, когда туда прибывали нанятые охотники, они попадали в вполне себе мирную деревеньку.

Беда! Склеп мэра одного небольшого города возле Рон-дю-Буша едва ли не полностью ушел под землю после землятресения. Лежавшие там мирно тела... пропали.

В окрестностях Рон-дю-Буша есть примечательный город, главная особенность которого — кладбище. Поговорите с настоятелем местной церкви и он непременно отыщет для вас могилу... с вашим именем.

Известный мастер ищет бравого героя, дабы увековечить его благородный лик в камне.

Тролль, которого видели недалеко от деревни на болотах, говорит на общем языке и дает разумные советы напуганным путешественникам, встречающих его на пути.

Книги в большой библиотеке при ольдеморской консерватории начали разговаривать, и болтают они преимущественно друг с другом.

В Керноа кто-то повадился убивать горожан. Обнаруживший неизменно замечает, что из тел убитых растут... зеленые кусты.

В Эльмондо обрел популярность торговец, раз в период заглядывающий в столицу и предлагающий всем желающим приобрести удивительно умных зверей. Правда все чаще звучат голоса тех покупателей, которые утверждают, будто иной раз животные ведут себя странно.

Если в Новолуние поставить зажженную свечу на перекресток - можно привлечь Мертвого Феникса, который исполнит любое желание.

Некоторые представители расы шадд странным образом не нуждаются во сне - они вполне могут заболтать вас до смерти!

Эльфы просто обожают декорировать свое жилье и неравнодушны к драгоценностям.

Дворфы никогда не бывают пьяны, что говорится, «в зюзю». А вот гномы напиваются с полкружки пива.

Бросьте ночью 12 Расцвета в воду синие анемоны, подвязанные алой лентой, и в чьих руках они окажутся, с тем вас навек свяжет судьба.

Оборотни не выносят запах ладана и воска.

В Сонном море существуют целые пиратские города! Ничего удивительного, что торговые корабли никогда не ходят в этом направлении.

Хельдемор не отличается сильным флотом: портовые города в гигантском королевстве ничтожно малы!

Положите аркану Луна под подушку в полнолуние чтобы увидеть сон о будущем!

Благословение Луны, которым владеют представители Фэй-Ул, способно исцелить от любого проклятия в течении трех дней после его наложения.

Джинны огня дарят пламя, закованное в магический кристалл, в качестве признания в любви.

В Маяке Скорби обитает призрак водного джинна, который вот уже пятьдесят лет ждет свою возлюбленную и топит каждого, чья нога ступит в воды озера, окружающего маяк.

Фэй-Ул пьянеют от молока, а их дети не нуждаются в пище первые годы жизни - главное, чтобы ребенок находился под Луной.

Самой вкусной для вампиров является кровь их родственников.

Свадьбы в Аркануме проводятся ночью, похороны - днем. Исключение: день Чернолуния, когда ночью можно только хоронить.

В лесу Слез часто пропадают дети, а взрослый путник легко может заблудиться. Очевидцы рассказывают, что призрачный музыкант в праздничной ливрее играет всем заблудшим на флейте, и звук доносится со стороны тропы. А некоторым он предлагает поучаствовать в полуночном балу.

Не соглашайтесь на предложение сократить дорогу от незнакомых путников.

На острове Чайки стоит роскошный особняк, в котором никогда нет людей. Иногда оттуда виден свет, а чей-то голос эхом отдается в коридорах. Говорят что каждый, кто переступит порог, будет всеми забыт.

Озеро Лунная Купель в Лосс'Истэль полностью состоит не из воды, а из лучшего вина, которое опьяняет сладким вкусом!

Утеха стала приютом целым двум ковенам ведьм: неужто им здесь медом намазано?

В языке эльфов нет слова, обозначающего развод.

По ночам кто-то ошивается у кладбищ подле Руин Иллюзий.

В Фортуне дают три телеги золота в придачу тому, кто согласен жениться на дочери маркиза.

В Белфанте очень не любят культистов.

Не стоит покупать оружие у златоперого зверолюда, коли жизнь дорога.

Кто-то оставил лошадь умирать в лесу Ласточки, а та взяла и на второй день заговорила.

Храм Калтэя называют проклятым, потому что в статую древнего божества вселился злой дух и не дает покоя ныне живущим. Благо, живут подле статуи только культисты.

В Озофе то и дело, вот уже десять лет, слышится звон колоколов в день Полнолуния.

Жители утверждают, будто бы портрет леди Марлеам в их городке Вилмор разговаривает и даже дает им указания.

Чем зеленее орк, тем он сильнее и выносливее.

У водопада Дорн-Блю в Ольдеморе живут джинны воды и все, до единого - дивной красоты.

На Ивлире ежегодно в период Претишья происходит турнир воинов. В этом году поучаствует сам сэр Александер Локхард - личный охранник ее Величества королевы Маргарет!

Все аристократы отличаются бледностью кожи, да вот только в Рон-Дю-Буше эти господы будто бы и вовсе солнца не знают.

В мире до сих пор существуют настоящие фэйри, да вот только отличить их от любого другого существа - невозможно!

Фэй-Ул настолько редки, что являются настоящей диковинкой для всего Аркануме. А на диковинки большой спрос. Особенно на черном рынке...

18 Бурана дверь королевского дворца Хельдемора распахивается всем желающим, бал в ночь Первой Луны.

В 15-20 числах в Лосс'Истэле происходит Великая Ярмарка Искусств - это единственный день, когда эльфы позволяют пройти через стену всем.

10 Безмятежья отмечается один из главных праздников - самая длинная ночь года. в Рон-дю-Буше проводится Большой Маскарад.

42 Расцвет - день Солнцестояния, неофициальный праздник Пылающих Маков в Ольдеморе, когда молодые люди ищут цветок папоротника и гадают.

22 Разгара отмечается Урожайный Вал в Фортуне.

Каждую ночь спящие жители Кортелий подле Утехи выбираются из своих постелей, спускаются к неестественно синему озеру и ходят по его песчаному дну. Поутру их тела всплывают, а селяне всерьез боятся спать.

Арканум. Тени Луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Архив у озера » Сокровищница » [15 Разгар 1053] Ищи искомое не там, но здесь


[15 Разгар 1053] Ищи искомое не там, но здесь

Сообщений 1 страница 30 из 42

1

https://i.imgur.com/egV5byC.jpg

Саския де Энваль х Винсент де Крориум

Рон-дю-Буш, орден Белого меча | 15 Разгар 1053

"- Я тут подумала... - Рискованно."

Закрутить колесо Аркан?

да | нет

+3

2

- И ждала, и плакала всю ночь; и считала те минуты я, как вдох; а потом отбросила печаль; значит, все-таки подох. – вместо приветствия произнес Винсент поставленным голосом ровно в тот момент, когда после его стука из-за открывшейся дверной створки показалась бывшая баронесса. Черная волшебница великолепно спряталась на виду под маской целительницы и спасительницы, отыскать ее было непросто. Но подсказка в направлении у проклятого все-таки имелась – последняя иллюзия, и цепкие мозги не пропустили этого несмотря на весь сюр, происходящий вокруг.
Беда нашел некромантку несколько недель назад, но показываться не решался – он наводил на нее справки. И на сегодняшний момент Винсент не нашел ничего такого из-за чего ему следовало немедленно натравить на чародейку все возможные фракции и стереть ее тело с ворохом платьев в порошок пока не произошло непоправимого, но искать не переставал. Она все-таки была некромантом не по принуждению, а на последних у проклятого был свой зуб.
И несмотря на все это – совершенные бывшей баронессой преступления, которых, к гадалке не ходи, было в избытке, черноту, присущую мертвому ремеслу, и миазмы смерти – эта женщина могла помочь Беде, как сделала это во власти иллюзии. Общий враг сближал как никто.

Вот она ошалеет сейчас, приятель.
- Это ты вернула моего коня в конюшню ордена, нарушающая обещания? – с оскалом произнес Беда, наваливаясь предплечьем на черненный морилкой косяк. Он и не надеялся застать после своего воскрешения некромантку у входа в город мертвых, она поступила ровно так, как воин и ожидал. Большего женщина ему была не должна никак.

В этот раз Винсент выглядел не как побитая жизнью собака, не совсем. Нахождение в стенах меча и череда заседаний в ордене обязывали. Серый чистый плащ, за исключением подола, с изображением клинка приятно тянул назад – воин не скрывал своего статуса, не здесь и не при свете дня. Правда, несколько сеймов он все-таки пропускал прямо сейчас – в такую жару находиться в переполненных помещениях было выше его сил. Ноги бодрые и здоровые крутило от бездействия, в особенности после того, как ему поступили последние «чистые донесения» о целительнице с перекрестка под фонтанами. И в последних сейчас блестели разные монеты под ярким сильным солнцем, не способные скрыться от светила за толщей мутноватой воды.
Сегодняшняя дата была идеальным временем для своего обнаружения. И Винсента это определенно забавляло.
И тебе некромантка больше не скрыться, нити желания стянулись в узел.

Прогремела повозка за спиной Беды, не способная отвлечь его внимание и прямой взгляд. Громко обсуждали предстоящие праздники праздно идущие женщины. В подворотне гавкал пес. Город жил своим чередом, совершенно не подозревая ни о некромантке, ни о проклятом, ни об их тяготах, лишениях и самое главное желаниях.
Возможно, настало время, приятель, сделать своего врага (некромантию) союзником и вступить в этот одновременно шаткий, подлый, но жестко-крепкий союз? Главное – поставить на правильное «число», пусть и черное, но и у черноты есть сотни оттенков.
Ночное небо ведь тоже было черное, но зато какое...

+2

3

- ...ты?!
Он. Живой, скалящийся и снова отпускающий какие-то дурацкие шуточки.
- Какого хрена?!
Большего Собирающая кости из себя в первый момент выдавить не смогла.

Не сказать, что за прошедшие месяцы Ския забыла все, что произошло в Руинах Иллюзий. Не забыла - такое не забудешь. Но очень старалась.
Она вернулась к обычной жизни - проводила исследования, врачевала страждущих, отдыхала по вечерам. Искала слухи. Не про Руины Иллюзий, нет - о них она действительно не хотела вспоминать. Человек всегда не любит напоминания о тех событиях, когда он был постыдно слаб, а там она была слаба.
Но ночами иногда видела сны. Кровавый фонтан. Утеха в огне. Вороны, выклевывающие глаза мертвого рыцаря Белого Меча. Темная фигура в плаще. Словом, не те сны, о которых хочется рассказывать.
Ския ожидала, что посещение запретных Руин как-то еще отзовется в ее жизни, но никак не ожидала, что отзовется вот так: возвращением Проклятого, которого она всерьез посчитала окончательно умершим.

Ее первым, практически неосознанным побуждением было снова спалить его, но, к счастью для обоих, длилось оно всего лишь долю мгновения. Во-первых, кругом ясный день и людная площадь, а в Рон-дю-Буше она не несущая смерть некромантка, а мирная целительница. Во-вторых, исчезновение рыцаря, - а его серый плащ бессловесно говорил о том, что бывшим рыцарем Винсент так и не стал, - возле ее дома сразу же вызовет кучу подозрений.
Ну и в-третьих... какой в этом смысл? Все равно же воскреснет и притащится снова, раз уж он теперь знает, где она живет.
Как он вышел на ее след? Она сама проговорилась про Рон-дю-Буш... Дура.

— Это ты вернула моего коня в конюшню ордена, нарушающая обещания? - он, как ни в чем не бывало, облокотился о дверной проем.
- А ты предпочел бы, чтобы он подох в Руинах? Добрый хозяин, что ни говори... - Ския уже овладела собой и с вызовом скрестила руки на груди. - И неужели ты думал, что я буду ждать тебя там вечность, пока ты соизволишь воскреснуть? Поглазела на твой труп до темноты, ничего нового не увидела и отправилась домой...
Вообще вести эту словесную перепалку о воскрешениях и Руинах было не лучшей идеей - как-никак люди кругом. Но Ския все еще колебалась с тем, чтобы впустить Винсента в свой дом. Прежде всего - она до сих пор не определилась, как относиться к этому визиту. Здесь, где им не грозила смертельная опасность, он снова был рыцарем и ревнителем порядка, а она - скрывающейся черной колдуньей. Кто знает, не отдали ли ему приказ уничтожить ее?
К тому же он застал ее в совершенно неподходящий момент. Наверху, в обустроенной ванной, на поверхности воды, размешанной с исцеляющими снадобьями, все еще плавали льдинки - Собирающая кости часто принимала ванны, которые успокаивали и лечили ее обожженную кожу и изуродованную плоть. Вот и сейчас на ней был только белоснежный длинный халат, отороченный мехом ольдеморской лисы, уютные вязаные носки на ногах, длинные волосы собраны в небрежный тяжелый узел на затылке, кожа еще местами влажная.
Совершенно не то время и не та одежда, чтобы вступать в бой с отлично подготовленным воином. И совершенно не тот вид, чтобы нагонять страх.
- Ну что ж, мы выяснили, что ты жив, коня своего нашел, и мой дом зачем-то тоже. Остается вопрос: что тебе нужно от меня?
Все-таки она чуть отступила, пропуская его внутрь. А то начнет еще горлопанить на всю улицу о ее некромантских пристрастиях...
Во имя Луны, он что - чистый?!

Отредактировано Ския (13.11.2021 14:11)

+2

4

- Какого хрена?!
- Разве миролюбивые и кроткие целительницы знают такие слова? – вопросом на вопрос ответил Винсент, не скрывая удовольствия, которое он получал сейчас из этой ситуации. Его плечи мелко задрожали с большего в беззвучном смехе.
В отличии от черной волшебницы проклятый не стремился забыть пережитое, он, наоборот, каждый день прокручивал в голове случившееся в целом и отдельно слова, поступки и взгляды его случайной союзницы. И чем больше Беда размышлял над этим, чем больше приходил к выводу, что просто так забывать о некромантке не следовало. Винсент не бежал от тех ситуаций, которые ранили его или втаптывали в грязь - к боли он привык. Но и в этом «жизненном» правиле было исключение, а именно семейный вопрос бессмертного. К смертности своих родственников и в особенности отпрысков привыкнуть было невозможно, как и к чертовому проклятию, сковавшему разум и тело воина.

- «Ну что, остается только смириться.» - все еще весело подумал Беда, наблюдая за тем как ярко зеленые, сейчас ни разу не воспаленные напряжением и бессонницей, глаза женщины опасно сузились на секунду. Проклятый ведь предупреждал черную волшебницу о своей колоссальной живучести и тупой бараньей упертости, что теперь-то злиться?

- А ты предпочел бы, чтобы он подох в Руинах?
- Большое тебе человеческое спасибо. – с минимальной насмешкой произнес Винсент в ответ на скрещивание бывшей баронессой рук. Женщина и правда избавила его от ненужных проблем и за это он был ей искренне благодарен, чего, впрочем, не скрывал за оскалом в центре темных глаз.
- И неужели ты думал, что я буду ждать тебя там вечность, пока ты соизволишь воскреснуть?
- Ни единой секунды. – просто и не скрывая ответил Беда, покачиваясь на ногах. Сколько еще «целительница» продержит просящего в помощи на пороге своего жилья?
Праздно идущие женщины за спиной воина остановились, наблюдая за проклятым и некроманткой. Они прикрыли рты веерами – представительницы прекрасного пола из богемы всегда так вольно или невольно делали, принимаясь обсуждать кого-то. И в этот раз под их прицелы попала черная волшебница в своем «наряде», насколько те могли его рассмотреть с расстояния за широким плащом воина. О, как вы коварны, женщины!

- Ну что ж, мы выяснили, что ты жив, коня своего нашел, и мой дом зачем-то тоже. Остается вопрос: что тебе нужно от меня?
- Я в отличии от некоторых обещания свои выполняю. – без тени обиды произнес Винсент, поднимая в руке увесистый мешок. Монеты внутри звонким перезвоном отозвались на голос проклятого, и он сильнее сжал в покалеченных пальцах кожаный кошель.
- Снимай с себя эту потрепанную жизнью и собаками лису и пошли набьем желудки, как и обещал. – Беда широко растянул рот, не показывая зубов. И с этими словами он вошел внутрь жилища, ни секунды не раздумывая, как только получил невербальное разрешение войти.
Слоган Винсента по жизни был таков – бей молотом по наковальне пока горячо, приятель.

- И нам стоит все-таки нормально поговорить о том самом, наболевшем. – более серьезно произнес Беда, продвигаясь внутрь гостиной и изучая жилье «целительницы», он невесомо придерживал меч за рукоять, не позволяя ни с чем столкнуться. Воин остановился у стола, желая налить себе воды из кувшина.
- Нескромный вопрос, зачем тебе вязанные носки в такую жару, а? При взгляде на это мне становится еще жарче. - о нет, проклятый не налаживал связь, он с интересом нащупывал границы дозволенного, изможденно от жары облокотившись кулаком о столешницу. Теперь-то некромантка могла испепелить его или выжать из него всю кровь без свидетелей, но Винсент определенно точно запомнит это и галочек себе наставит.
В городе мертвых и иллюзий бродяге и кошке было совершенно не до них самих, но не теперь. Теперь иллюзорная гильотина не висела над их шеями, рискуя перерубить плоть и жизнь, как соломинки.
Так кто ты есть, приятельница, и кем готова стать…

Отредактировано Винсент де Крориум (16.11.2021 22:46)

+2

5

Когда рыцарь встряхнул перед ней кошельком, Ския только вопросительно изогнула черную бровь. Он что, думает, ей стоит показать деньги - и можно сразу купить ее хорошее настроение?
Нет, вообще-то можно - траты чужих денег всегда доставляли некромантке особое удовольствие - но не в этой же ситуации...
— Снимай с себя эту потрепанную жизнью и собаками лису и пошли набьем желудки, как и обещал, - он продолжал ухмыляться так широко, будто отпустил необычайно остроумную шутку.
- Так и знала, что ты ничего не смыслишь в изысканном! - фыркнула баронесса, закрывая за ним дверь. - Удивлена, что ты вообще догадался сменить одежду на что-то чистое перед тем, как искать меня...

Он разглядывал ее жилище, а она - его. То, как он озирается по сторонам, как скользит взглядом по самым обычным предметам быта - вычищенный очаг, стол, посуда из тонкой белой глины, расписанная затейливыми узорами, мягкие подушки, мебель из матово поблескивающего дерева. Все это за дверью, а на виду сразу на входе - небольшая аптекарская лавка, в которой некромантка принимала посетителей: списки микстур, ингредиентов и заказов, полка с готовыми настойками, небольшая удобная лежанка, где болезные могли отдохнуть после приема. Ни на свою работу, ни на обстановку своего дома Ския не скупилась, но если Винсент рассчитывал найти здесь зловещие черепа, книги из человеческой кожи или сосуды с кровью, он ошибался.
Не дура же она - держать все это на виду! Для этого был подвал, в который рыцарь попасть не смог бы при всем желании...
Но все же из поля зрения она его не упускала. Провела из лавки в жилую часть дома, откуда на второй этаж, вела узкая лестница.
— И нам стоит все-таки нормально поговорить о том самом, наболевшем.
- За тем самым, если сильно наболело, иди в бордель, - хмыкнула в ответ некромантка, опираясь спиной о перила и неосознанным жестом гладя мягкую меховую опушку халата. - И нет, я даже носки не сниму ради твоего наболевшего. Мне в них тепло и мягко.
Ей почти всегда было холодно. Ее тело тратило слишком много энергии и магии на поддержание своего болезненного состояния, чтобы еще и согревать, под бледной тонкой кожей рук и шеи просвечивали холодные голубоватые жилы - и даже под солнцепеком в своих черных платьях Ские попросту не было жарко. За очень редкими исключениями.
- Вспоминать те похождения в Руинах мне не слишком-то хочется, - Ския пристально взглянула на воина, жадно глотавшего холодную воду. И не боится же, вдруг она снова его отравит! Хотя, чего ему бояться.
А вот стоит ли бояться ей?
Подумав еще несколько мгновений, она пришла к выводу, что если бы Винсент так сильно хотел по какой-то причине ее убить, то вломился бы сюда с братьями Ордена и с приказом о ее немедленном аресте: поводов для того у него было достаточно. Если бы хотел шантажировать ее возможным разоблачением - тоже с этого бы и начал.
И вообще, насколько она помнила его поведение там, в Иллюзиях, он не был склонен к намеренно подлым поступкам. К дурости и сиюминутности - о да, несомненно, - но не к такому. Он вообще мог убить ее прямо на пороге, как только она открыла дверь...
Значит, можно рискнуть.
- Хорошо, я схожу с тобой пообедать, надо же дать тебе возможность сдержать слово, - решила баронесса, распрямляясь. - Но в таком виде никуда не пойду, так что придется тебе подождать здесь. Надеюсь, ты осознаешь, что такое ждать здесь?
...и не пытаться проникнуть в шкафы, в которых могли прятаться самые разнообразные скелеты.

+2

6

Золотым цветом были окрашены тяжелые, полновесные монеты, которые определенно точно приносили всем удовольствие. Блестящим цветом были наполнены пшеничные поля возле некогда сгоревшего поместья Винсента, они всегда были теплыми и вкусно пахнущими – но не в реальности, а только в его воображении. При пожаре проклятый еще не родился и запомнить это никак не мог, но рассказы матери сделали свое дело. Золотыми переливами блестела вспотевшая сильно загоревшая кожа трудолюбивого погонщика и его молодой прекрасной дочери, которые приезжали в Солгард время от времени и останавливались в заведении, где работали Винсент и его мать.
Но всякий цвет всегда имел две стороны монеты. Золотой цвет в придачу к резкому кислому запаху напоминал мочу, которой среди прочего окрашивались простыни под раненными солдатами в лазарете. Желтоватый цвет напоминал гной, сочащийся из необработанной вовремя раны. Золото-коричневый цвет имела блевотина, не раз выходившая наружу из проклятого, когда тот перебарщивал с количеством выпитого. Блестящий цвет в кошеле не только избавлял от тягот, но и призывал в мир алчность и жестокость.
И каждый раз к цвету золотому ли, желтому ли, черному или серо-буро-малиновому происходящее не имело никакого отношения. Это были всего лишь жалкие потуги человеческого разума увязать с чем-то те или иные события.
Черное - не значит смерть, еще оно значит тихий, мимолетный момент перед рассветом. Белое - не значит целомудренность и невинность, еще оно значит сброшенную змеей кожу или обескровленное тонкое женское лицо. Цвета окружали жизнь, но полагаться на них было опасно.

- «Некромант, которой пришлось помогать больным – похоже больше на шутку в пивной, чем на правду.» - пока Беда перекатывал под пальцами монеты всех допустимых цветов в кошелке, он продолжал осматривать жилище черной волшебницы изнутри. Приемная на показ кричала о принадлежности бывшей баронессы к целителям, и сейчас она сама выглядела вполне себе стандартной горожанкой, в том числе падкой на меха, ткани и недешевые предметы интерьера. Винсент качнул головой соглашаясь с собственными выводами.
Но ты-то, приятель, знаешь ее земляно-костный секрет.
Беда, не скрываясь, специально обвел медленным изучающим взглядом приемную, взглянул на собирающую кости и опустил глаза на не сильно поскрипывающие доски пола. Где искать настоящее я некромантки было не трудно определить – не среди же ее юбок и халатов. Но слишком сильно заострять внимание на своих показных размышлениях воин не стал, продолжая движение в приватную часть жилища под острым взглядом некромантки.

- За тем самым, если сильно наболело, иди в бордель.
- Неужели у кого что болит тот о том и говорит? – без промедления отозвался Винсент, наливая себе второй стакан и ощущая, как вода приятно полилась по пищеводу вниз.
- Я вообще говорил про нашего старого набившего оскомину знакомого, а не про шлюх. – Беда приподнял густые брови, издевательски наблюдая за черной волшебницей.
Интересно, некроманты предпочитали живых или мертвых в постельном плане. Больных на голову было везде в избытке.   

- Вспоминать те похождения в Руинах мне не слишком-то хочется.
- С городом иллюзий с большего все понятно, но меня интересует что ты нашла на него до и возможно после. В ответ поделюсь и я тем, что знаю. – медленно, разжевывая свое предложение, как ребенку, произнес Винсент, наконец отставляя кувшин.
Раз бывшая баронесса проявила каплю сочувствия там на пороге города, позаботилась о коне воина, и не испепелила его сейчас, а наоборот осторожно, но все-таки впустила проклятого в свое жилище.
Значит, можно рискнуть и пойти на контакт, и может в перспективе на сотрудничество.

- Надеюсь, ты осознаешь, что такое ждать здесь?
- Если сомневаешься в моих умственных способностях, то можешь взять меня с собой наверх. Под твоим присмотром я точно не засуну свой надоедливый нос в твои скелеты. – Винсент не был наделен даром читать мысли, но порой у него это выходило не в глаз, так в бровь. Наверное, сказывались прожитые не на перине бессмертные года.
Беда живо, но не сильно растянул еще мокрый от воды рот и подошел к подъему наверх и некромантке, касаясь покалеченными пальцами перил.
Все свои скелеты проклятый таскал с собой, внутри своей грудной клетки, и поэтому был спокоен на этот счет. Но он все еще изучал границы дозволенного. И самое главное насколько черная баронесса была живой. А жизнь всегда ровнялась переживаниям и испытываемым эмоциям.
Без них жизнь становилась не жизнью, а блеклым, потерянным существованием. И именно этого боялся Винсент для самого себя.

Отредактировано Винсент де Крориум (01.12.2021 03:54)

+2

7

Разумеется, она понимала, о чем он хочет поговорить на самом деле. И оттягивала этот момент, в смутном опасении не желая делиться теми крохами информации о Теобальде, которые у нее были.
Говорить об этом - снова копаться в собственном прошлом.
Говорить об этом - снова окунаться в грязь, унижение и боль.
Какого же хрена ты все-таки не подох в тех руинах? Ну или хотя бы не воскрес попозже...

Ския чувствовала, что он изучает ее так же настороженно и пристально, как и она его. Ждет подвоха за этой своей небрежной развязностью. И действительно хочет заключить с ней, с некроманткой... если не прямой союз, то хотя бы пакт о ненападении. Мы в одном городе. Мы знаем друг о друге. У нас есть выгодная нам обоим информация. Но кто воспользуется этой информацией первым?
— Если сомневаешься в моих умственных способностях, то можешь взять меня с собой наверх. Под твоим присмотром я точно не засуну свой надоедливый нос в твои скелеты... - Винсент подошел к лестнице, где она стояла, с явным намерением последовать за ней.
- А еще куда тебя с собой взять? Не в спальню ли? - возмутилась Ския и уперла ладонь ему в грудь. - Жди. Здесь.
В лекарства он вполне может сунуть нос. Это безопасно - ничего, вызывающего подозрения, нет ни на полках, ни в рецептах, ни в списках пациентов.
Тех, о ком следовало молчать, и кто порой обращался к ней за услугами заклинателя мертвых, Ския не вписывала никуда.

Он смирненько остался внизу, а она быстро, но без лишней спешки поднялась по лестнице. Выдернула пробку из ванны, наблюдая, как вода вперемешку с полурастаявшими льдинками, уходит в трубу. Закрыла за собой дверь в спальню, нервно покрутила кольцо на пальце, прошлась из угла в угол, как кошка, почуявшая рядом с собой лохматого дворового пса.
С чего она нервничает? Он же не наведет на нее отряд рыцарей Меча...
Наверное не наведет.
Рывком распахнула дверцы платяного шкафа, невесомо касаясь, перебрала платья - черные, как на подбор, но разных фасонов и тканей, - остановилась на простом, под горло, с шнурованным корсажем. Расчесала волосы, пристально вгляделась в свое отражение - кожа бледная и гладкая, темные губы, настороженно блестящие глаза. Морок, которому не нужны дополнительные минуты, необходимые каждой женщине, чтобы привести себя в порядок.
Ее левая щека и подбородок все еще давали о себе знать болью и стянутостью в старых шрамах под этой красивой магической маской.
Вся жизнь под маской. А Винсент был тем, кто вполне мог все это разрушить...
Собираясь выходить, она несколько долгих мгновений смотрела на нож в красивых кожаных ножнах - ее прежний остался в городе Иллюзий, и на изготовление нового ушло какое-то время.
Но не взяла его.

Странное они, должно быть, являли зрелище на улице: высокий рыцарь в сером плаще Ордена и женщина в черном - рядом, но не касаясь друг друга, как могли бы касаться родственники или обрученные. Не враги, не друзья. Связанные общими тайнами так, как не могли бы связать и родственные узы.
Заведение, которое выбрала Ския для обещанного обеда, было вовсе не бедным - не трактир с соломенным полом. Мягкий блеск натертого дерева, слепящее солнце приглушено полупрозрачными занавесями на окнах, в хорошо освещенном углу - помост для лицедеев и менестрелей, пустующий в полдень. Зато - никаких забулдыг и пьянчуг, распутных девиц, прикрывающихся фартуком подавальщицы, или нечистых на руку слуг. Здесь их никто не побеспокоит, но и на виду можно оставаться.
Особенно, если платит за все это удовольствие кто-то еще.
Скию здесь знали, да и Винсент в своем облике рыцаря вызывал уважение, так что приняли обоих почтительно и вежливо. Усадили за стол, где уже стояла плетеная корзиночка со свежим утренним хлебом, пообещались принести еду в самое ближайшее время, и испарились практически бесследно.
- Ну так... - Ския рассеянно ломала длинными пальцами кусок хлеба, скатывая крошки в шарики. - О чем ты хотел поговорить?

Отредактировано Ския (24.11.2021 12:19)

+2

8

Говорить об этом (то есть о том самом наболевшем) – значило признавать трудности и бороться с ними, не давать себе потонуть в грязном болоте и искать выход снова и снова.
В противном случае непроизнесенные слова принимались разъедать и мучить сознание, все сильнее убеждая в невозможности изменить ход сложившихся вещей.
Винсент опасался размышлять о том, к чему могло привести его с некроманткой «сотрудничество». И как могли развернуться события ровно в тот момент, когда их цель перестанет быть единой и разойдется в разных направлениях. Проклятый готов был быть использованным ровно в том же объеме, в котором планировал использовать бывшую баронессу.
Они, пострадавшие от искусного злодея и прожившие не один десяток лет, прекрасно должны были осознавать в какой союз вступали, по крайней мере на первое время.
 
- А еще куда тебя с собой взять? Не в спальню ли?
- Ну можно и туда, чего я там еще не видел. – отозвался Беда, продолжая «щипать» черную волшебницу за «бок».
Изуродованного магией некроманта, обожжённого, исцелившегося не до конца, но все еще живого и упертого женского тела.
- Жди. Здесь.
На это Винсент ничего не ответил и только несильно кивнул, словно прикосновение к нему бывшей баронессы запечатало его рот и лишило возможности шутить и язвить. В этом моменте стоило притормозить, пахнуло разыскиваемой границей дозволенного.
Воин еще больше перенес свой вес на перила, имеющие по всей своей длине тонкую полоску потертости. С их помощью много раз поднимались и спускались вниз, когда человеческое тощее тело давало слабину и его пронзала жуткая, игольчатая боль. Винсент некоторое время провел за изучением этой потертости, не сводя немигающего взгляда.
- «Она некромант, приятель, не смей обманываться.»

Беда и шага не ступил прочь, как было велено. Проклятый был ровно на том месте и в той же позе, в которой женщина оставила его.
- Мне кажется или этот черный не такой черный, как в прошлые разы? – не очень громко спросил Винсент, наконец приходя в движение и ощущая, как нехотя потянулся застывший позвоночник под одеждой. В любом случае, эта женщина собиралась в свет куда быстрее всех остальных городских модниц, и на том спасибо.
Винсента не интересовали ни склянки, ни зелья, ни записные книги, которые были оставлены здесь бывшей баронессой или в подвале ее ничем не примечательного извне жилища. Проклятого интересовало то, что скрывалось за самым прочным замком и в самом крепком сундуке - в голове собирающей кости.
О, приятель, не заглядывай под черную маску, ты пожалеешь об этом и, возможно, повредишься разумом. И после не останется ничего.

Солнечный свет встретил некромантку и воина опаляющим жаром, беря в плен своих «прожекторов». Но никто из «зрителей» не был в состоянии понять истину происходящего, слишком много времени и сил требовалось от них на такой «пустяк».
Все всегда спешили жить. Правда кровожадная месть мешала карты и заволакивала взгляд, забирая радость от жизни и не давая полноценно жить, не так ли, приятельница?

- Губа у тебя не дура. – коротко и без раздражения отозвался Винсент, проходя внутрь выбранного некроманткой заведения. К счастью для проклятого к монетам Беда имел посредственное отношение и расставался с ними без труда, не то, что со своими телами в момент смерти.
В со вкусом обставленном помещении было не так жарко, как под палящим солнцем. И воин с облегчением выдохнул, вытирая свое взмокшее лицо. Но в заведении было слишком, неестественно тихо. Беда предпочитал шумные компании, именно в них водопадом плескалась жизнь простого, ничем смертельным не отягощенного человека. Но здесь в этой тишине и неспешности собственные мысли становились громче и резче.
И именно поэтому вопрос черной волшебницы Винсент расслышал не сразу, он еще какое-то время вслушивался в собственные мысли, откинувшись в мягком стуле с резными подлокотниками.
- Ну так... О чем ты хотел поговорить?
- Я гоняюсь за ним больше полувека, но ни разу не видел его в лицо еще раз, всегда отстаю на шаг. – негромко произнес Беда, насильно возвращая себя в реальность и наблюдая за пальцами женщины и крошками. О, именно вот этой самой крошкой Винсент и ощущал себя во всем этом мире и в собственной жизни. 
- У тебя я так понимаю аналогичная ситуация? – задал вопрос воин, заранее зная ответ, и замолчал.
Им принесли вино и откупорив при гостях бутылку налили по тонким, звенящим весенней росой бокалам темно рубиновую жидкость, как заполоняет зло и грязь невинный разум ребенка. Работник заведения замер, ожидая ответа по вкусу и качеству поданного вина, но Винсент кивком головы показал, что отвечать за это бывшей баронессе. Красное вино идеально сочеталось с заказанными мясными блюдами, как кровь с живой, трепещущей плотью.

- Возможно ли, что он давно подох и мы гоняемся только за его тенью? – неожиданно спросил Беда, когда их вновь оставили одних. В его глазах отразилось непонимание – он сам не ожидал от себя этого вопроса, но в этой тишине и медлительном потоке заведения мысли в его голове звучали набатом.
- Бредовая мысль – положить жизнь в погоне за тем, чего больше нет… - повысив голос, желая заполнить тишину этого места, произнес Винсент и коротко рассмеялся.
- …и пройденных годов-то не вернуть.

Отредактировано Винсент де Крориум (28.11.2021 19:43)

+2

9

Она слушала, не отрывая от него пронзительного ядовито-зеленого взгляда, и кусочки хлеба под ее пальцами ломались на все менее различимые глазу крошки. Подошедший с вином слуга посмотрел на них, но, выученный и вышколенный, ничего, разумеется, не сказал - разлил по бокалам, осведомился, как на вкус, не нужно ли чего. Ския отослала его небрежным взмахом руки - жест, подобающий не скромной целительнице, но избалованной аристократке. Избавиться от подобных жестов в те минуты, когда она была погружена в мысли, некромантка не могла до сих пор.
— Возможно ли, что он давно подох и мы гоняемся только за его тенью? - Винсент выглядел непривычно задумчивым. Будто отбросил в сторону свою ершистую зубастость, и под ней обнаружил настоящего себя, уставшего, но до сих пор не сломленного. Такого, какого она видела в Руинах. - Бредовая мысль – положить жизнь в погоне за тем, чего больше нет. И пройденных годов-то не вернуть...
- Нет, эта тварь жива, - Ския глотнула вина, постучала по столу коротким блестящим ногтем. - Я это чувствую. Не знаю, как - просто понимаю, что он жив. И ты сам не веришь в то, что он издох, не так ли? Мы оба с тобой под действием его проклятья, только разного. Оба с ним связаны, ты - своей жизнью, я - своей смертью. Жаль только, кроме этой уверенности нет ничего...
Каково это было бы - внезапно понять, что Некромант мертв, и пал не от ее руки, и даже не от руки Винсента? Каково было бы узнать, что все годы одержимой погони действительно потрачены впустую, и Теобальда убил кто-то еще, или он сам помер, случайно подавившись морковкой, поскользнувшись в луже, попав под случайный камень с крыши? Что она почувствовала бы тогда: разочарование? Облегчение?
Или, быть может, не почувствовала бы вообще ничего?
О нет, она бы почувствовала.

- Я ищу его только пять лет, и из этих пяти немалую часть времени была занята обустройством в Рон-дю-Буше, так что не могу сказать, что узнала многое. Моему отцу он представился как священник Теобальд из Дю-Латур, так что именно в Дю-Латур я направилась сразу же, как только смогла.
Ския коротко усмехнулась. До сих пор наглость Некроманта и ирония ситуации не могли ее не задевать: черный маг, назвавшийся священником, как ни в чем не бывало, и у него это сработало. Собственно, именно этим же она вдохновилась, представившись целительницей. Самые густые тени могли существовать только на ярком свету.
- Но там никто не понял меня ни когда я называла имя, ни когда описала его, ни среди живущих, ни среди... тех, кто солгать никак не мог, - а заодно устроила на кладбище Дю-Латур небольшой исход мертвецов, но после мирно вернула всех по своим могилам. Но об этом она умолчала. - Но и они его не видели. Мои поиски зашли в тупик, так что я вернулась сюда и обзавелась небольшим количеством помощников, которые предупредили бы, если бы похожего человека заметили где-то. Несколько раз они сообщали о ком-то похожем или о следах некромантии, но слухи не подтверждались. Руины стали первой серьезной зацепкой, а там, как ты помнишь, Теобальда не было.
Дому Змея она в этом доверяла. Настолько, насколько им вообще можно было доверять. У них не было резона помогать Некроманту, зато был - его ученице. Чем больше она обязана им, тем прочнее сидит на крючке.
- Вот и все. У меня нет полувека, чтобы искать его, - Ския глотнула еще вина и сама долила себе снова, не дожидаясь, пока подойдет слуга. - А за то время, что он жил в моем замке, он был не слишком-то разговорчив, когда это касалось его прошлого, да я и не спрашивала. Он вызывал у меня... отвращение. И восхищение одновременно.
А еще - необъяснимый страх, который юная Саския объяснить самой себе не могла, и принимала его за что-либо иное.
- Он всегда был готов послушать - о, он был превосходным слушателем. И у него всегда был совет наготове, который неизменно оказывался полезным, и мнение, которое неизменно оказывалось справедливым. Он знал столько, сколько не знал никто в моем окружении - живая книга по истории, алхимии и магии в одном лице, и он готов был учить, объяснять и показывать.
С какой нетерпеливой жадностью впитывала она тогда эти знания! Даже сейчас в ее голосе горечь мешалась с былым уважением к единственному человеку, ставшему ей близким и потому предавшим особенно жестоко.

- Свое отвращение и раздражение к нему я списывала на его старость и затхлость, и в какой-то момент решила, что могу двигаться самостоятельно, без него. Возможно, тогда он понял это и решил действовать, не откладывая... - Ския прервалась и пристально взглянула на рыцаря. - Впрочем, я полагаю, обо мне, зная мое имя, ты тоже кое-что выяснил.
Интересно, как много ему удалось узнать о Черной баронессе, о ее внезапной болезни и о ее делах, разоривших всю округу? И о падении замка де Энваль, в котором она погибла, заживо сожженная собственными крестьянами? Что он знает о ней, и чего не знает, раз все равно пришел в ее дом?
Если знает все, но это его не остановило - значит, Беде действительно что-то нужно. И вряд ли это просто обмен информацией о старом Некроманте.
А когда собеседнику что-то нужно от тебя - можно и поторговаться.
- Твоя очередь, - Собирающая кости подвинула к себе тарелку с мясом, неторопливо нарезая его ровными ломтиками. - Что ты узнал за эти полвека?

Отредактировано Ския (29.11.2021 09:14)

+2

10

Винсент наблюдал за черной волшебницей напротив и медлительно, как ворочают крестьяне палками мешающиеся крупные камни на поле, раздумывал. Женщина за свою нелёгкую жизнь не превратилась в мертвеца, она все еще оставалась баронессой, золотой знатью, и в то же самое время была некроманткой, грязным и кровавым чародеем, которым пугали не только детей. Собирающая кости была одной монетой с разными сторонами, по крайней мере старые привычки в ней не исчезли.
Но остался ли таким сам Беда по прошествию стольких лет или он на теперь и на всегда был проклятым потерянным скитальцем и ничего от Винсента ДО не осталось? В любом случае можно было сойтись на том, что сотрудничать с ним черной волшебнице будет не сладко, ни сейчас, ни тем более ДО.

А крошки, как жизни перемолотые жерновами Жизни, сыпались из-под пальцев женщины, разлетаясь по краю стола и ниже-ниже-ниже. Кто мог сказать: на сколько низко могла провалиться-пасть такая «крошка»?
Винсент внимательно посмотрел в глаза собеседницы, несильно прищуривая темные глаза.
В самое опаляющее, выжигающее все мирское пекло, приятель. Не нужно обманываться, в зелени глаз не весенняя трава, но чернокнижное смертельное варево.

О, он почувствует гигантское облегчение и самое главное – истинно смертельный покой.
Винсент желал мести, он готов был стать самым искусным и извращенным палачом для некроманта. Но больше всего он желал избавления от проклятия и никакой непобедимости воину больше не нужно было. И если черные чары и связь будет разрушена в момент кончины говеного некроманта, то Беде было все равно как это могло случится. На таких мега «забегах» процесс отходил на второй план и главным становился только РЕЗУЛЬТАТ.

- Мои поиски зашли в тупик, так что я вернулась сюда и обзавелась небольшим количеством помощников.
- Помощники рано или поздно начинают брать больше, чем выдают. Каждый твой вопрос им – ответ о тебе для таких помощников. Но ты и сама знаешь об этом. – негромко, не настойчиво отозвался Винсент, внимательно слушая черную волшебницу. Ему оставалось только предполагать из каких фракций могли быть такие «товарищи», но список был не настолько велик и все в нем были одного пошиба.
О, приятель, ты сам висишь не на одном крючке за столько вопросов и десятилетий. Но ты бессмертен и это позволяет тебе иметь жирный туз, в отличии от собирающей кости.

- Впрочем, я полагаю, обо мне, зная мое имя, ты тоже кое-что выяснил.
- Выяснил, но не бойся, не все. Твои помощники за столько лет смешали правду и вымысел, монетой, ножом или шантажом не важно. Так что теперь ты сплошное противоречие, жертва-палач, целитель-поднимающая кости. – медленно и не напрямую произнес Винсент, внимательно исследуя помещение глазами на предмет непрошенных слушателей.
- Но кровь на твоих руках мне не важна, поверь от болезней, голода и бедности погибают ежегодно столько существ, сколько ты не прикончишь за всю свою жизнь.  – Беда посмотрел на собственные покалеченные пальцы и наконец глотнул сполна вина. С каждым прожитым годом вино становилось все безвкуснее, как и сама жизнь. И старания воина показать себе и всему миру обратное чаще всего выходили ему боком, в некоторых случаях – буквально.
- Понятие что есть «зло» зависит от того, с какой колокольни смотреть. Главное не запрыгивать этому злу в мою башню.
Предупреждение, приятельница, торг, переговоры о сотрудничестве и определение границ, где вы будете вместе и где порознь. Одним словом, в случае чего, пеняй на себя.
- «Все зло не искоренить, оно заложено в нас с самого начала - с крови матери на теле новорожденного и боли рождения. На этот счет я больше не обманываюсь.»

- Что ты узнал за эти полвека?
- О нашем знакомом не много. В первый раз я столкнулся с ним в глуши сама знаешь где, он кошмарил зверолюдов, пока это не стали делать по первой орки. И после я пытался пойти на контакт с пострадавшими племенами, но они ушли в отказ. Излазил все, но кроме нескольких его ночлежек и временных перевалочных пунктов ничего не нашел. – Винсент с нежеланием взял приборы и принялся орудовать не сильно заточенным ножом, не жалея кусок мяса. Сравниться в этом с бывшей баронессы воин не мог и не старался. Кинжалами и клинками проклятый орудовал куда как с большим наслаждением и знанием.
- После было около десятка некромантов разного пошиба, на которых я выходил. Никто из них не успел рассказать мне ничего интересного, в те времена я был слишком вспыльчив и зол. – Беда, не отрываясь от глаз черной волшебницы, закинул большой кусок себе в рот и только океанское спокойствие читалось в центре его зрачков.
- Некроманты раньше собирались на, так сказать, шабаши, инкогнито, конечно. Но сейчас или прекратили, или успешно скрываются. – он пожал плечами, запивая все красным, идеальной температуры вином.
- Единственное место куда меня не пустили была закрытая часть библиотеки в школе на Ивлире. Волшебники любят надуваться, как жабы, от собственной значимости.  – Винсент недовольно мотнул чистой головой.
- И тогда я понял, раз я не могу найти источник, мне остается искать возможность избавиться от последствия. Но ни одно зелье, ни один магический предмет не смог справиться с этим. Поэтому я продолжаю поиски. – воин на некоторое время замолчал, стискивая челюсти.
- Видишь, и у меня не густо.
- Но чего я не делал за столько лет – я не подпустил ни одного черного к себе и проклятию. – но его отягощенный, измотанный взгляд, несмотря на внешнюю бодрость и возраст «в рассвете сил», говорил или предполагал: «пора, приятель, решайся».

И Винсент неожиданно поднял свой бокал и звонко чокнулся о бокал некромантки, произнося.
- Настой вина и крови густ; И он берет в пьянящий полон; Бокал наполовину пуст; Бокал наполовину полон; Но чем – ответит вера пусть.
И темно красная капля выскользнула из его рта, затерялась в бороде и упала на белую, вышитую скатерть.
Так какова ваша вера на сейчас, приятели?

Отредактировано Винсент де Крориум (01.12.2021 14:09)

+2

11

Итак, на двоих они и вправду имели прискорбно малое количество информации. Судя по тому, чем поделился Винсент, их общий враг был слишком осторожен, раз за несколько десятилетий не оставил о себе практически никаких следов.
Кроме ее изуродованного лица и изувеченного нутра рыцаря.
— После было около десятка некромантов разного пошиба, на которых я выходил. Никто из них не успел рассказать мне ничего интересного, в те времена я был слишком вспыльчив и зол... - он смотрел ей в глаза, практически не отрываясь.
- Пугаешь меня? - она встретила его взгляд так же спокойно. - Не нужно. Пытались.
Правда, те, кто пытался до этого, не были бессмертными...
— Единственное место, куда меня не пустили, была закрытая часть библиотеки в школе на Ивлире. Волшебники любят надуваться, как жабы, от собственной значимости.
- Возможно, Ивлир может стать зацепкой. Знания, которыми он обладал, не могли быть получены стихийно и случайно. У него был выдающийся учитель. Или учителя, - задумчиво проговорила Ския, слегка оживляясь. Ивлирская школа оставалась для нее неисследованным местом и, возможно, пришла пора исправить этот пробел.
— Но чего я не делал за столько лет – я не подпустил ни одного черного к себе и проклятию.
- Значит, я стала первой? Я должна быть польщена... я выгляжу польщенной? - некромантка усмехнулась, чуть наклоняя голову вбок, приподнимая брови и хлопая ресницами.
Впрочем, это лишь укрепляло ее в мысли, что ему что-то нужно. Искать вместе Некроманта? Проводить за обсуждениями и рассуждениями чудесные обеденные часы? Ну нет, не может он быть настолько сентиментален...
Вместо ответа он звонко коснулся ее бокала своим, процитировав очередной поэтический экспромт. Возможно, она поторопилась с выводами о сентиментальности.
Ския ответила на тост, пригубив вино и отставив бокал в сторону.
- Итак, мы оба здесь, оба пока еще живы и не знаем, где конкретно его искать. Руины не дали ответов - скорее всего, он там даже не был. О других его следах мои осведомители молчат. Я предложила бы поискать других пострадавших от его руки, но подозреваю, что выживших среди них немного...
Сказать по правде, она вообще не слишком понимала, почему он попросту не убил ее тогда, а оставил жить и восстанавливать силы. Равно как и почему он не убил Винсента, когда смог отвлечь его внимание соблазнительным предложением бессмертия и славы. Для чего-то это было ему нужно. Теобальд ничего не делал просто так, и был каким угодно, но не небрежным.
- Впрочем... есть кое-что, что вполне может решить наши проблемы. Наши общие - твои и мои, - Ския откинулась на спинку мягкого кресла и закинула ногу на ногу, шелестя длинным подолом черного платья. Взглянула на Винсента поверх бокала. - Тебе доводилось слышать о хранилище своего Ордена? Наверняка доводилось - ты не последний человек в нем... Есть там одна вещица, которая, если верить моим осведомителям, может нейтрализовать проклятье.
Идея пришла ей в голову только что. О том, что в подземельях Ордена в Рон-дю-Буш хранятся конфискованные артефакты, она знала от шпионов из Дома Змея, но попасть в отлично защищенную от посторонних крепость было делом немыслимым.
Но от своих крепость не могла быть защищена так же хорошо.
А это значило, что Камень Кархерона вполне можно достать. Главное - сойтись в цене с бродяжным рыцарем, раз уж он так удачно на нее вышел сам...

Отредактировано Ския (02.12.2021 16:38)

+2

12

О стекло с внутренней стороны билась, непонятно как сюда и с какой целью попавшая, крупная оса. Насекомое рвалось на свободу, не осознавая прозрачного препятствия перед собой и продолжая проверять на прочность свою голову. Но желанный выход был на расстоянии всего ничего – приоткрытая створка выше.
Ничего не напоминает, приятельница?

- Пугаешь меня?
- Пугаю я не словом. – Винсент без обиняков растянул рот, отвечая коротко и негромко. Бывшая баронесса просила поведать о прошедших годах, и проклятый ровно это и сделал. Выводы оставались за черной волшебницей, воин ничего не навязывал. И с этим правилом, которое в прошлом стало для него особым откровением, Беда и жил-не-тужил.

- Ивлир может стать зацепкой.
- Но как чужие и полезные им, так и свои тайны волшебники стерегут лучше всякой своры собак. И в закрытой части библиотеки их навалом. Придется поломать голову, как туда попасть, но возможно в этот раз получится. – спокойно, без всякого предвкушения или трепета произнес Беда, естественно возлагая некоторые надежды на черную чародейку. Сколько у воина было неудачных попыток – не сосчитать, и каждая норовила откусить от стремления идти вперед жирный кусок.

- Я должна быть польщена... я выгляжу польщенной?
- Ты выглядишь довольной больше, чем тогда на пороге собственного дома. – отозвался Винсент, зеркально склоняя свою голову и оголяя крепкие зубы. Юмор, неважно какой, был всегда хорошим знаком, и бывшая баронесса в своей колкой манере его все-таки проявила.
- Но позволь тебя поправить, я тебя подпустил еще не ко всему. – ответный щипок за нежное место, не стоило бывшей баронессе расслабляться. Волшебница говорила не с простым воякой или потасканным отбросом общества.
На этом разговор перешел на новые вопросы и ответы, но в глазах Винсента все еще «звучали» его последние слова, как пища к размышлению, насмешка или предложение-обещание?

- Я предложила бы поискать других пострадавших от его руки, но подозреваю, что выживших среди них немного.
- Есть у меня парочка записей о вымерших мызах, как раз недалеко от твоих земель и в период после пожара. И там есть могилы. - произнес Беда, вспоминая те места и пытаясь восстановить более точную картинку.
- Способны ли говорить скелеты без мягких тканей, а? – воин замер с поднятым куском мяса на ноже.
Если, конечно, еще от костей что-то осталось, приятель.
- Так что можем прокатиться, как жара спадет. – буднично произнес Винсент, но его прищур говорил о том, что воин наблюдает и взвешивает. В прошлый раз когда он там был, некроманта, который мог пойти по своему желанию и воле, у проклятого с собой не наблюдалось, но сейчас-то все изменилось.
Наступила пауза и каждый еще какое-то время был занят своей тарелкой, силясь рассмотреть в ней правильные ответы или нагадать на соусной гуще, кто знает.

- Есть там одна вещица, которая, если верить моим осведомителям, может нейтрализовать проклятье.
- Нейтрализовать мое проклятие, но решить и твои проблемы? Позволь спросить это как? – Беда задал вопрос моментально, не слишком сильно взвешивая каждое слово в нем.
И дело было в том, что воину нужно было время перебрать в голове все то, что скапливалось на складе-сокровищнице последние, как минимум сто лет. Его это в ту же секунду насторожило и заинтересовало. Проклятый, пользуясь своим положением и иногда совершенно тайно, перерыл там все и не раз. Но что такого, что заинтересовало собирающую кости, он мог просмотреть?
- Этот предмет исполняет желания? – выстрелил в пустоту Винсент, откладывая приборы и теряя всякий интерес к блюду и вину. Воин не откинулся на спинку кресла, но придвинулся к некромантке ближе, наваливаясь на край стола руками и скрепя кожаным жилетом. Пояс с мечом и кинжалом покачнулся на спинке кресла с характерным звоном, разлетаясь по всему заведению.

Отредактировано Винсент де Крориум (05.12.2021 03:13)

+2

13

Все это слишком походило на разработку совместных планов. Совместные планы Ския не любила: каждый раз, когда она полагалась на кого-то еще, хорошо это не заканчивалось.
Ладно, исключение было. Тогда, в Руинах Иллюзий, когда они с Бедой вынуждены были действовать сообща.
Готова ли она снова работать с ним бок о бок?
Как будто у нее был выбор. Она уже увязла в этом, согласившись прийти с ним сюда и выложить в общую кучу все сведения о Теобальде. Теперь ни один из них просто так не отступится...
— Но позволь тебя поправить, я тебя подпустил еще не ко всему.
Ския окинула его намеренно хищным взглядом и усмехнулась уголком рта - промолчала. Он уже подпустил ее недопустимо близко. Еще один шаг - и она вволю покопается и в его проклятье, и в механике воскрешения, и в нем самом. О, проклятый рыцарь, настанет день, когда она проберется в твою голову, в твои мысли, тебе под кожу и плоть, проникнет, как кислота, и ты даже не успеешь понять, когда все это началось...
Вот только не будет ли этот процесс взаимообратным?

— Есть у меня парочка записей о вымерших мызах, как раз недалеко от твоих земель и в период после пожара. И там есть могилы, - взгляд Винсента был цепким. Наблюдал за ее реакцией. Ухмылка на лице Скии погасла, сменилась отсутствующим, пустым выражением лица. — Способны ли говорить скелеты без мягких тканей, а?
- Способны, но туда я не пойду. Мертвецы в тех местах ни о чем нужном тебе не расскажут, - едва разжимая губы, проговорила Собирающая кости. Последнее, что она хотела сделать в его обществе - это наведаться в собственные бывшие владения и их окрестности. Те, кто погиб в те годы, мало знали о Теобальде. Куда больше они могли рассказать о Черной баронессе и ее зверствах, но об этом она слышать не хотела. По крайней мере, пока.
Повисшая после этого тишина была слишком долгой для обоих.

Наконец, и он заинтересовался камнем, который она бросила.
— Этот предмет исполняет желания? - Винсент подался вперед, выражая живой, неподдельный интерес. Некромантка, напротив, оставалась спокойной, как камень. Она вообще редко позволяла себе выражение эмоций ярче, чем усмешка-ухмылка или легкая полуулыбка, и не потому, что вовсе их не испытывала. Просто, когда у тебя постоянно печет и стягивает лицо, активная мимика может выйти боком.
- Тебе еще не надоели ситуации, когда твои желания просто так обещают исполнить? Теобальд, город Иллюзий, - поддела она. - Нет, желания он не исполняет. По крайней мере, если верить слухам, которые у меня есть. Но Камень Кархерона может сводить на нет действия проклятий, а это нужно нам обоим. Как я уже и сказала раньше, мы оба подверглись проклятью Теобальда, только действуют они по-разному. Твое проклятье заставляет тебя жить вечно. Тогда как мое... - она помолчала и, вспомнив об этом, достала из кошеля на поясе маленький флакон. - ...напротив.
Отвинтила тугую крышечку, наклонила флакон над бокалом вина, отсчитала ровно три капли. Этот флакон Винсент должен был помнить: в Руинах Иллюзий этой жгучей жидкостью некромантка лечила его собственные раны.
Набрала в грудь побольше воздуха, проглотила залпом. На несколько мгновений онемение сковало рот, заставило вздрогнуть всем телом от едкой горечи, огненная волна прокатилась по горлу. Но боль, расползавшаяся по левой стороне лица и тела, постепенно стала утихать.
- Если я правильно все понимаю, мы можем попробовать. Получив камень, ты сможешь, наконец, умереть - ровно как и хочешь. А я верну себе украденное здоровье - как и хочу. По-моему, оно стоит того. Даже если ничего и не выгорит, ты ничего не потеряешь.
Его желание прекратить собственное бессмертие до сих пор казалось ей блажью. Ну в самом деле - отказаться от того, чего так желают тысячи людей?
От того, чего желает она сама...
- Ну так что, ты можешь использовать свои связи, чтобы проверить эти слухи?

Отредактировано Ския (06.12.2021 23:05)

+2

14

Выбор у черной волшебницы был всегда – остаться топтаться на месте или войти в этот нарисованный ими обоими мелом круг, надеясь, что его границы будут прочны настолько, что их не смоет вода с неба или еще какая напасть, и у каждого из них получится свершить их собственный и такой единый «ритуал».
Кто не рисковал, тот не смаковал шикарного вина, почивая на лаврах.
Но что могло произойти внутри круга и как это повлияет на проклятого и некромантку не знал никто, как ни силься предугадать.

- Способны, но туда я не пойду. Мертвецы в тех местах ни о чем нужном тебе не расскажут.
Винсент некоторое время, не мигая смотрел на черную волшебницу. Точнее воин пытался рассмотреть причины резкого эмоционального блока бывшей баронессы в ее искривленных губах и поджавшейся линии челюсти. Но продолжать эту тему не стал, производя жесткую, глубокую отметину на нематериальной стене, отведенной под собирающую кости.
- «Ты же понимаешь, что со временем придется поделиться не только информацией, но и собственными секретами, приятельница, не всеми, но все-таки.» - а поданное в заведении мясо таяло на языке, распадаясь на волокна. Именно так под натиском времени истончалась и распадалась тонкая непрозрачная вуаль, которой каждый из живущих прикрывал свои постыдные, жгущие нутро тайны.

- Тебе еще не надоели ситуации, когда твои желания просто так обещают исполнить?
- Вера помирает последней. – просто отозвался Винсент, про желания он говорил с иронией. За все необходимо было платить, и воин и бывшая баронесса это прекрасно знали.
- …тогда как мое напротив.
- Ты не выглядишь подыхающей. – отозвался Беда негромко, наблюдая за манипуляциями с зельем. О, он помнил этот флакон, но на его торсе с того раза ничего не осталось, ни следа.
- Сколько тебе осталось? – задал Винсент прямой вопрос, продолжая наблюдать, как вытянулась женская белая шея, напряглись на мгновение мышцы, в стремлении проглотить живительный напиток.
- И на что ты собираешься потратить свою восстановленную жизнь? – еще один вопрос, проклятому было интересно. Именно такие вопросы позволяли узнать своего собеседника, возможного компаньона и временного союзника.
Черная волшебница, избавившись от проклятия, не станет прежней, не повернет время вспять и не сможет пойти по иному жизненному пути. Понимала ли некромантка это. И стоило ли тратить на это сомнительное предприятие силы и жизнь, которой осталось и так не много?

- По-моему, оно стоит того. Даже если ничего и не выгорит, ты ничего не потеряешь.
Но ты-то, приятельница, потеряешь, ты не живешь вечно.
- Нет там этого камня, я его и сам искал. – произнес Винсент напряженно и неожиданно резко, качая отрицательно головой. Больше всего тратить время на это он не желал.
Беда в молчании порылся в своих карманах, пытаясь справиться с неожиданными чувствами отрицания и сопротивления. После воин все также в могильном молчании извлек небольшую простую шкатулочку и отросшим ногтем подцепил нюхательную соль. И применил ее по назначению, после прикрывая глаза.
Все это время в голове у него крутились мысли, он взвешивал, соображал и боролся сам с собой. 
- Ну так что, ты можешь использовать свои связи, чтобы проверить эти слухи?
- «Я не мог его пропустить.»
Винсент все также ни произнося ни слова высыпал на стол несколько крупных монет и неожиданно поднялся, заставляя кресло громко звякнуть.
- Вот проверишь это сама, в семь вечера жду тебя у главного входа. И будь при шикарном параде, все остальное с меня. - ответил воин, подождав с ответом.
Он снял со стула свой ремень с оружием и, еще несколько помедлив, налил себе вновь вина и выпил стакан несколькими большими глотками.
- И под шикарным я именно это и понимаю. Надеюсь, ты без труда вспомнишь какого это быть зазнавшейся высшей знатью.

Отредактировано Винсент де Крориум (06.12.2021 23:01)

+2

15

— Ты не выглядишь подыхающей, - пристальный взгляд Винсента жег ей руки.
- О, благодарю за комплимент, - ядовито отозвалась Ския, закупоривая флакон и переводя дыхание после жгучего зелья. - Ты тоже не выглядишь, но это вовсе не значит, что не можешь помереть в любое мгновение.
— Сколько тебе осталось?
Она подняла на него пронзительные зеленые глаза. Помедлила с ответом.
Об этом она старалась не думать. Если всю жизнь жить в ожидании удара меча, зависшего над головой, можно попросту утопить в безумном страхе все оставшиеся дни. Она не прекращала поиски Некроманта - а теперь, когда узнала о возможном бессмертии Винсента, то и этот вопрос не оставлял ее тоже, - но не ими едиными жила.
Ския могла бы солгать, что вообще не знает. Могла бы мрачно огрызнуться, что это не его дело. Но в его вопросе не было издевки или попытки задеть ее за живое. Простой вопрос, на который он ждал такого же простого ответа.
- Думаю... не больше десяти лет, - она смотрела сквозь него, не на него, но голос прозвучал спокойно и холодно, без надрыва, которого можно было бы ожидать от человека в ее ситуации. Точно она не знала, но чувствовала, что и без того принимает зелья слишком часто. Что будет, когда они перестанут действовать, и придется перейти на более сильные? Что будет, когда она, сохраняя внешнюю привлекательность, вообще не сможет двигаться без воплей боли в сломанном теле?
Кто знает. Ския больше не считала себя неуязвимой. Эта наивная юношеская вера, присущая всем молодым и здоровым людям, давно была растоптана.
— И на что ты собираешься потратить свою восстановленную жизнь?
На этот раз она смотрела ему в глаза.
- Жить, - коротко отозвалась некромантка и снова потянулась за кубком.
Что еще она могла ответить? В ее понимании возможность остаться в живых неразрывно была связана со смертью Теобальда. Что будет, когда она его уничтожит (не если, а когда), Ския не знала - не могла вообразить. Будет то, что будет.

Некоторое время оба молчали. Некромантка отрешенно пила вино, чувствуя, как постепенно отпускает терзающая нутро боль. Беда думал о своем, хмурясь, уставившись в пустоту, и лишь когда он пробормотал что-то про камень, Ския поняла, что возможность, обрисованная ею, все же захватила его мысли. Ее предложение попало в цель. Задело нужные струны.
Она ждала - когда он внезапно поднялся и расплатился за ужин. От его прежней шутливости и следа не осталось - сейчас Винсент больше напомнил ей того человека, который ждал стычки с орками в Руинах Иллюзий.
— Надеюсь, ты без труда вспомнишь какого это быть зазнавшейся высшей знатью...
Ския приподняла брови в молчаливом вопросе. В Орден просто так пропустят незнакомую женщину, какой бы аристократкой она ни была? Или Беда придумает для нее некую легенду?
- Не беспокойся, - протянула она, даже не делая попытки потянуться к деньгам. - Об этом я никогда не забывала.

К вечеру она - как и подобает зазнавшейся высшей знати - опоздала. Намеренно. Сам же рекомендовал вести себя именно так...
Из кареты Ския вышла лишь тогда, когда дверь открыл слуга. Неторопливо, ступив на мостовую сперва одной ногой в изящной туфельке, затем второй. Ее платье и в этот раз было черным, - в этом она себе не изменяла, - но вечерний фасон соответствовал последним веяниям моды: туго обтягивающий корсаж, пышные юбки, черное кружево, невесомые перья, декольте, настолько низкое, что не оставляло никакого пространства для маневра. Волосы гладко зачесаны назад, глаза подведены так, что кажутся огромными, на тонкой шее единственный драгоценный кулон.
Весь ее облик был насмешкой, которую распознал бы только знающий. Слегка перебор во всем, балансирование на самой грани между модой и откровенной вульгарностью. Тихий смешок и над высшим обществом, и над Орденом бравых рыцарей, чья суровая цитадель наверняка не так уж часто принимала настолько разнаряженных гостей.
Единственное "но" - ни кинжал, ни кошель с зельями с собой было не взять. Пришлось пойти на риск.
Забавно было бы, сдай Винсент ее своим собратьям прямо сейчас - в кружевах и перьях, как курицу, добровольно явившуюся на кухню к повару...

[icon]https://i.imgur.com/Cq1qlmB.png[/icon]

Отредактировано Ския (07.12.2021 12:58)

+2

16

- Ты тоже не выглядишь, но это вовсе не значит, что не можешь помереть в любое мгновение.
Винсент и правда мог откинуть копыта в следующую секунду, но для него это было совершенно нерезультативно. Значение этого ключевого, конечного для всего живого слова и ощущение, которое оно несло по крови и на поверхности кожи, у воина и некромантки разнились.
Беда совершенно точно и прямо был готов сказать, что помирать и возрождаться ему чертовски надоело. И это не только злило, но и пугало его – каждый раз проклятый прислушивался к своей внутрянке и искал подвох или отмерший, затвердевший кусок его собственной сущности.
- …не больше десяти лет.
Слишком мало для смертного человека, так и не вкусившего эту жизнь и ее прелести. И одновременно так много для бессмертного, считающего каждые сутки своей проклятой жизни в ожидании избавления.

Нетерпеливая, пронизывающая и кипятящая кости жара наконец спала. Солнце еще не скрылось за горизонтом, но все больше клонилось к нему – как жена, желающая наконец поцеловать своего мужа, которого не видела много сезонов из-за затяжной войны, но не отчаялась.
- «Чертова женщина, она это специально.» -  подумал Винсент из-за опоздания, но без раздражения, наблюдая за подъезжающей каретой. И вытянул позвоночник, выпрямляясь. В пальцах воин стискивал кожаную папку с тонким, желтоватым пергаментом. – «прекрасно.»
За спиной исполняющего стояло сопровождение из пары вышколенных, среднего возраста солдат при полном параде, сильно потеющих под слоями защиты, но смирившихся с этим. Каждый желал повышения и поэтому подчинялся установленным правилам.
Несколько часов назад главное здание Меча значительно опустело и потеряло в высших чинах – закончились наконец заседания и прения в этих жарких, раскаленных погодой и словом помещениях. И это было полезно для черной волшебницы и воина. 
Винсент не нервничал, по крайне мере внешне это было никак не заметно. И стойко остался стоять, когда бывшая баронесса вышла из кареты, производя определенное, желанное впечатление.
- «Она бывает послушна, это хорошо.» - Беда медленно и почтительно, насколько этого требовала ситуация, поклонился. Проклятый ожидал, что черная волшебница и в этот раз выберет черный, но ставки все-таки сам с собой провел.
Несмотря на все роскошество, в этом цвете и в таком платье женщина была слишком заметна. И надежда оставалась на то, что все мужские взгляды будут прикованы к определенному месту – вздымающейся, туго подвязанной женской груди и никто не запомнит всего остального.
- От имени ордена я, исполняющий де Крориум, рад Вас встречать, виконтесса де Виллардуэн. – Винсент оценивающе опустил взгляд на платье и в особенности на вырез, не скрываясь. Со спины сопровождение не могло этого видеть и проклятый позволил себе этим воспользоваться.
- Все готово к вашему приезду, как и писал я в последнем письме.

Некромантка и исполняющий не спеша шли по жарким, в это время тихим коридорам, по галереям, в сопровождении пары мечей. Не везде обстановка была богатой, но в некоторых местах стояли статуи и висели расшитые на военную тематику гобелены. Патруль и караул встречался на их пути, но не часто. Из некоторых коридоров и помещений доносились голоса.
Они принялись спускаться все ниже, и, кажется, это происходило бесконечно и слишком запутанно. Перед большими, тяжелыми створками сопровождение остановилось, оставляя воина и бывшую баронессу вдвоем идти еще глубже.
Влажность воздуха и прохладность теперь превалировала над жарой и нагретыми помещениями. В этом коридоре не было окон и факелы горели не слишком часто.
Они приближались к нужному мест. Винсент в молчании передал некромантке увесистое кольцо с печатью.
Потолки потеряли свою высоту и теперь молчаливо и низко нависали над головами проникших обманом внутрь.

В следующем помещении за еще более тяжелыми створками показался стол, куча бумаг и одиноко тлеющая свеча. В кресле находился старый мужчина, на голове у него волос не было в отличии от густой, белой бороды.
- О, исполняющий, представьте нашу гостью. – отозвался скрипучим голосом старик, щуря свои бесцветные глаза.
- Рад представить виконтессу Маргариту де Виллардуэн, прямую наследницу рода виконта Гильома II. – отчеканил Винсент, предоставляя тонкий пергамент из своей папки и передавая старику в немного подрагивающие, иссушенные руки.
- Теперь понятно, что ты, исполняющий, здесь делаешь. Ты в хорошем знакомстве остался не только с  ее отважным предком, но и со всем уважаемым родом. – медленно выдал старик, оценивающе осматривая черную волшебницу. Он точно никогда не видел наследников виконта Гильома II, как и самого виконта, но их семейные и военные разной степени волшебности предметы и трофеи хранились по всему континенту.
Блеск камня и снега.
- Но правила едины для всех. – продолжил смотритель, поднимаясь со своего насиженного места и некоторое время проведя в поисках нужной бумаги.
- Прошу оттиск, виконтесса. – без настороженности в голосе произнес старик, пододвигая к краю стола тонкий, пожелтевший, предельно старый лист. На нем в разных местах и под разным углом были расставлены сургучные печати, некоторые из них были подплывшими и искаженными. И они все сильно напоминали то, что некромантка совершенно точно недавно видела.
Это было необходимо для допуска, для подтверждения личности и знатности. Таковы были правила и Винсент о них прекрасно знал.
На него самого «был составлен» такой листок и на нем пустого места почти не осталось.

Отредактировано Винсент де Крориум (08.12.2021 21:20)

+2

17

Видит Луна, некромантка начала получать удовольствие от этого представления еще в тот момент, когда Винсент почтительно склонился перед ней, а оба воина за его спиной зачарованно уставились в соблазнительный вырез ее платья. Она еще не знала, кого ей предстоит играть - Беда не удосужился ознакомить ее с легендой, - и надеялась лишь, что эта дама не слывет строгой блюстительницей морали.
А если слывет - жаль ее репутацию в Рон-дю-Буше...
— От имени ордена я, исполняющий де Крориум, рад Вас встречать, виконтесса де Виллардуэн, - проговорил рыцарь, сообщив Ские сразу и свое звание, и имя, а попутно с легкой руки еще и даруя ей более высокий титул, чем тот, что она некогда носила.
- Благодарю, исполняющий, - грудным голосом пропела Ския, ограничившись этим более чем коротким приветствием. Новообретенное положение в обществе позволяло особенно в ответ не расшаркиваться. Отметила, как взгляд Винсента, не скрываясь, скользнул в отороченное кружевом декольте.
Мои глаза выше, господин исполняющий...
Ския едва заметно приподняла бровь и, сохраняя невозмутимое выражение лица, вздохнула поглубже.
Она почти не сомневалась, что затейливую фамилию гостьи оба стражника уже благополучно забыли. Какая уж тут фамилия...

Шли они долго и в торжественном молчании. В цитадели Ордена ей до сих пор ни разу не доводилось бывать, и Ския пользовалась случаем, охотно вертя головой по сторонам. Настоящий лабиринт. Без Винсента (это следовало признать) она бы в два счета здесь заблудилась, даже если бы удалось войти.
Она не спешила - дамы ее положения не спешат! - и господину исполняющему невольно приходилось подстраиваться под ее темп и шаг. Солдаты сопровождения безмолвно шли следом. Пару раз Ския, испытывая терпение своего напарника, нарочито задерживалась возле какого-нибудь военного полотна, с преувеличенным вниманием разглядывая детали, но никто ее не поторопил.
Прелесть-то какая!
Когда они прошли сквозь высокие двери, ведущие во внутреннюю часть здания, не предназначенную для свободного посещения, и наконец, остались вдвоем, Ския скосила на рыцаря глаза. Ее подмывало спросить подробности своей легенды, но Винсент молча протянул ей кольцо-печатку.
Опасается подслушивания?
Она так же молча надела перстень на указательный палец правой руки и чуть сжала их, чтобы не соскользнул. Значит, придется импровизировать.

Старец, встретивший их в ничем не примечательной комнате, казался древним, как само время - но отнюдь не дряхлым. Ския впервые задумалась о том, кем становятся рыцари Ордена в старости, если не успевают нажить мало-мальски достойное состояние. На всех наверняка не хватает бумажной работы... Она попробовала представить Винсента в роли сухонького сморчка, охраняющего проход к хранилищу и вооруженного пером вместо меча, и, увлекшись, едва не упустила самое важное.
— Рад представить виконтессу Маргариту де Виллардуэн, прямую наследницу рода виконта Гильома II.
- Рада приветствовать вас, - разомкнула губы Ския-Маргарита, преисполнившись еще большего любопытства.
— Теперь понятно, что ты, исполняющий, здесь делаешь. Ты в хорошем знакомстве остался не только с  ее отважным предком, но и со всем уважаемым родом...
- Господин исполняющий всегда желанный гость в наших землях, - многозначительно пропела виконтесса и снова глубоко вздохнула.
Что ж, после ее визита в Орден его "знакомство с уважаемым родом" обрастет новыми подробностями. Достаточно того, что леди Маргарита вообще прибыла без компаньонки или любой другой сопровождающей-женщины... Ох, Винсент, ты не представляешь, как легко нынче теряется репутация уважаемых родов!
— Прошу оттиск, виконтесса.
Ския без колебаний капнула на край пергамента остывающий сургуч, придавила его рельефным перстнем. На алой кляксе остался отчетливый оттиск. Смотритель принял у нее бумагу, подул, сложил аккуратной стопкой документы, которые передал Винсент, и убрал куда-то вглубь стола.
- Прошу.
Ския не двигалась, пропуская вперед Винсента, когда старый хранитель нащупал на поясе тяжелую связку ключей. Оставалось надеяться, что старик не пойдет с ними "показывать дорогу", иначе придется прибегнуть к более рискованной импровизации - у пожилых людей так часто случаются желудочные расстройства...

[icon]https://i.imgur.com/Cq1qlmB.png[/icon]

Отредактировано Ския (07.12.2021 18:45)

+2

18

Представление, которое разыгрывали сейчас некромантка и воин, не приносило никакого удовольствия Винсенту. Или он сам себе на этот счет искусно врал, каждый раз оценивающе осматривая новый, без сомнения роскошный и притягательный образ черной волшебницы и ее выставленные специально напоказ женские прелести.
А никто и не говорил, приятель, что зло отвратительно и неприглядно. О, нет, все было совсем-совсем наоборот. Зло искушало и именно поэтому всегда шло на шаг впереди своего заклятого врага.
К счастью для истинной виконтессы она крайне редко бывала в этом городе и никогда не интересовалась предметами, отданными ее предком на хранение. Слишком тяжелы были кошельки ее семьи и так, а светская жизнь увлекала сильнее всего прочего.
- Благодарю, исполняющий.
Благодарить пока было не за что, приятельница, совсем наоборот!

Винсент не поторапливал бывшую баронессу, пока она рассматривала гобелены и играючи прикасалась к своей шее, ключицам или краю расшитого выреза, выражая то ли восторг, то ли трепет перед старыми, тяжелыми гобеленами. Беда в свою очередь внимательно рассматривал «гостью» и ее наряд, вспоминая определенную часть праздничного бала или наоборот воображая нечто похожее.
Черную волшебницу определенно точно все это забавляло, ну и пусть.

- Господин исполняющий всегда желанный гость в наших землях.
- «По краю ножа ходишь, баронесска.» - подумал Винсент резко и скосил взгляд на женщину. И нельзя ничего ответить-то. Ох этот ее вздох с вкусным, мягким придыханием, больше похожий на звук блаженства! Но к большой радости проклятого, произнесенное здесь – здесь и останется.
- Рад, что исполняющий стал не только желанным гостем у вас, но и возбудил интерес, к истории вашего рода. Сегодня это большая редкость! – ответил пожилой мужчина «виконтессе» и в изломе его рта читалось то, что он все понял и это его повеселило. Чего еще можно было ожидать от распущенной высшей знати, имеющей молодость и горячность. Не на стариках ведь плясать, правда Винсент именно им и был.

- Прошу.
- Мы тебя не торопим. – по какой-то причине отозвался Винсент, склоняя в благодарности голову.
Пожилой мужчина поднялся из-за стола и прошел к небольшой створке за собой, он открыл темное помещение ключом, и исчез в нем. Тяжелая, в заклепках створка закрылась за стариком и повисла тишина. И только пламя свечи сильно покачнулось.

- Нужно подождать, виконтесса. – Беда отрицательно качнул головой, намекая о том, что говорить еще рано. Воин был напряжен и вслушивался в окружение вокруг.

Наконец створка открылась. Помещение за стариком теперь было освещено.
- Все готово, времени у вас сколько нужно. И мужиков твоих, исполняющий, я отпущу. Предполагаю вы там на долго. – произнес старый солдат, взмахивая неопределенно рукой. И зашаркал к выходу, позвякивая ключами и пригнувшись к земле то ли под тяжестью лет, то ли под весом ноши.
- Прекрасного вам времяпрепровождения, виконтесса. – с небольшой старческой насмешкой, но почтительно произнес пожилой мужчина.

Винсент зашагал первым, оставляя позади старика, стол и «приемную». Новое помещение встретило некромантку и воина пустыми каменными стенами и несколькими зажжёнными, горячими факелами. В комнате по центру был простой, гладкий каменный стол и две скамейки. На столе лежало большое разнообразие шкатулок и небольших свертков, рядом находился лист-перечень. И все – никакой огромной сокровищницы и орденских тайн.
Беда неспеша и негромко закрыл за бывшей баронессой дверь. И как только он это сделал, в центре створки моргнула бело-серая руна, знакомая волшебнице. Руна молчания, прерывания звуков и полной не слышимости извне – называй как хочешь.
Именно поэтому что и как здесь происходило воин и некромантка не слышали, находясь в приемной среди стола и тонких, старых пергаментов.
- Еще более томно вздыхать ты не умеешь? – отозвался Винсент, наконец разрывая опустившееся молчание и прочищая застывшее, зажавшее горло. Он небрежно кинул папку с бумагами на стол, стягивая с себя надоевший за сегодня плащ и расстегивая высокие, давящие на горло пуговицы, которые застегнул как того полагала помпезность ситуации.
Теперь можно было перестать быть исполняющим и наконец стать бродягой, невеждой и воякой.

Отредактировано Винсент де Крориум (09.12.2021 14:16)

+2

19

Теперь можно было перестать быть избалованной виконтессой и, наконец, стать циничной черной колдуньей, незаконно проникшей в святая святых самого сурового Ордена в Рон-дю-Буше.
А может быть, Ския никогда и не переставала быть зазнавшейся аристократкой, и, напротив, сущность некромантки была ее маской? Кто теперь разберет. У монеты две стороны...
- Умею, - прищурилась Ския, наблюдая, как господин исполняющий стаскивает серый плащ, - но в иных обстоятельствах. Ах, бедная леди Маргарита, что о ней теперь будут говорить в Ордене... Кстати, кто она такая? И когда ты успел познакомиться с этим уважаемым родом?
Ее переполняло веселое возбуждение. Она уже от души развлеклась, пока они шли сюда (каменное лицо Винсента стоило отдельной песни), а теперь еще и пробралась в хранилище, в котором никогда прежде и не думала очутиться.
- Почему это место не прослушивается? - некромантка огляделась по сторонам, пробежав глазами по руне молчания. - Казалось бы, за происходящим в этой комнате должны следить особенно тщательно.
А может, старый смотритель активировал руну специально, после ее показательных вздохов?
Ския с трудом сдержала ухмылку.
- Ладно, к делу, - она обошла стол по кругу, наклонилась над лежавшим списком артефактов. - Признаться честно, я ожидала от этого хранилища большего... размаха. Как минимум, не одной комнаты. Ну, тем проще будет искать.
Длинный палец некромантки скользнул по перечню сверху вниз, затем еще раз. Ския нахмурилась, закусив нижнюю губу. Ничего похожего на Камень Кархерона на пожелтевшем от времени листе не значилось.
Впрочем, назвать его могли и иначе.
- "Старый кинжал, длина лезвия семь дюймов, волнистое, в рукояти черный агат. Способен вытягивать силы врага из нанесенной раны..." Ого, где там, говоришь, этот кинжал?.. Ладно, шучу, - Ския покосилась на Винсента и снова усмехнулась. - Вороний глаз... позволяет видеть на отдаленном расстоянии, неинтересно... Брошь Валентины, дарует сексуальное желание носителю... может, подбросим ее тому старику снаружи?
Список уже подходил к концу в третий раз, но ничего, похожего по описанию на заветный камень, некромантка не находила. Впрочем, Винсент тоже перерывал хранилище в поисках артефакта и прежде, но не видел его.
Вряд ли такой простой по своему действию (но отнюдь не по силе) артефакт имело смысл прятать тщательнее прочих. При любых раскладах он должен был быть здесь.
Если только его никто оттуда не выносил...
- А есть список артефактов, которые были изъяты из хранилища, и изъяты довольно давно? - Ския повернулась к Винсенту, хмурясь от внезапно пришедшей в голову мысли. - Настолько давно, что о них уже позабыли?

[icon]https://i.imgur.com/Cq1qlmB.png[/icon]

Отредактировано Ския (09.12.2021 13:40)

+2

20

- Умею, но в иных обстоятельствах.
- Это в каких, когда поднятый тобой мертвец чешет тебе пятки? – отозвался Винсент, неожиданно находя минутку для собственного туповатого, но такого живого и помогающего жить юмора. Наконец оскал показался на его морде.
- Ах, бедная леди Маргарита, что о ней теперь будут говорить в Ордене...
- То, что ты показала, то и будут говорить. Но ты и сама прекрасно это понимаешь. – произнес Беда, кидая единственный взгляд на каменный стол, а после опять на ключицы, вырез и в последнюю очередь в глаза бывшей баронессе. К несчастью для всего мира, красота не имела политической партии и никому на верность не присягала – и именно поэтому коварная красота под воздействием «зла» всегда имела свое острое отличие, манящее уколоться.
-  И когда ты успел познакомиться с этим уважаемым родом?
- Еще задолго до твоего рождения, тогда я катался как масло в высших кругах. И благородные дамы повязывали мне свои ленты на копье, плечо и много куда еще. – Беда несильно рассмеялся. Но в глазах показалась застарелая, но такая же острая боль. Именно тогда Винсент был истинно жив, несмотря на свою глупость и бахвальство.
- Печатка была последней волей Гильома, он тайно отдал ее мне на хранение. – отозвался проклятый и замолчал, вспоминая тонны снега, жуткий мороз и их кампанию. Сильный холод прошелся по позвоночнику, заставляя вздрогнуть.

- Почему это место не прослушивается?
- Большие люди, отдающие на хранение свои ценности, ценят приватность, но это не все. – отозвался воин просто, все также продолжая следить за некроманткой.
О, кого вся эта ситуация забавляла больше – можно было поспорить. В любом случае, совершая все это Винсент зарабатывал себе очки в этом шатком, непонятном, опасном союзе.

- Брошь Валентины, дарует сексуальное желание носителю... может, подбросим ее тому старику снаружи?
- А я-то подумал, что ты заберешь ее себе. – все также весело, прищурив глаза отозвался Беда. К поискам он не приступил. Но воин пошел вокруг стола и некромантки, задевая ее пышные юбки – настолько небольшим было пространство от стены до стены.
И это все тайны, что скопил меч за столько столетий?
- Настолько давно, что о них уже позабыли?
- Наоборот люди от простых до королей позабыли сколько предметов и вещей отдали на хранение. – вкрадчиво произнес Винсент и остановился напротив центральной стены.
Воин протянул руку к стене и раздался щелчок, потом еще несколько. Камень громко задрожал, и Беда наконец толкнул стену.
И та тяжело, но все-таки поддалась, открывая проход-коридор, ведущий в истинную сокровищницу. Сейчас на столе лежали именно те вещи, которые принадлежали роду Гильома II.
Именно поэтому здесь иногда гулял сквозняк и именно поэтому стояла руна молчания, никто не должен был слышать этот грохот.
- Подбирай свои юбки, здесь скользкие ступеньки. – и вновь оскал окрасил рот проклятого, он определенно веселился. Пока это было возможно, внутри будет не до всего этого.
Работы некромантке предстояло валом. Но к ее счастью, большая часть сокровищницы, распологающейся в обработанной и укрепленной природной подземной пещере, была приведена в порядок и имела перечни, списки и ряды были разложены по именам или родам. 
- Нас никто не потревожит, старик имеет проблемы со сном и скоро отрубится, как мертвый. Пока ему не принесут завтрак. – и это было проверено.
- А на ночь меч не принимает посетителей из знати, поэтому здесь мы останемся вдвоем без проблем, надеюсь.

Отредактировано Винсент де Крориум (09.12.2021 15:02)

+2

21

Тайный проход. Как банально - и как просто! Она настолько не ждала от Ордена и его хранилища ничего всерьез удивительного, что и не решилась бы ощупывать стены. Ну или решилась бы - но какое-то время спустя, когда обыскала бы в комнате все, что только можно.
- Сразу ты сказать об этом, конечно же, не мог... - Ския вздохнула и скрестила руки на груди. Крайне довольный собой Винсент явно получал удовольствие от созерцания того, с каким старанием она просматривала тот свиток. С другой стороны - что с него взять? Сама она тоже не упускала возможности его смутить или тайком посмеяться.
Игнорировать его совет она не стала и придержала пышные юбки одной рукой, второй касаясь холодной каменной стены. Если она полетит вниз со ступенек, он ей помогать вряд ли будет.
- Могу поспорить, что в те времена, когда дамы вешали свои ленты тебе куда только можно, ты был гораздо галантнее, - проворчала некромантка, спускаясь вслед за ним в коридор. - И брошь Валентины тебе еще не была нужна...

Здесь, в потайной сокровищнице, было тихо, и воздух пах той древностью, которая бывает в очень старых гробницах - старых настолько, что уходит даже въедливый смрад разложения и смерти, и остаются лишь едва уловимые оттенки камня, пыли, металла, и чего-то неощутимого, необъяснимого.
Ския считала этот запах запахом самого времени. И лгут все те, кто говорят, что время не пахнет.
Впрочем, сейчас к этому обонятельному безмолвию прибавились запах ее духов - влажный мох, бордовая роза, - пот под слишком плотной одеждой Винсента, их общее дыхание, свечной воск. Здесь, в толще природного камня, было холодно и душно одновременно, по обнаженным плечам Скии забегали мурашки, но некромантку это не пугало: кому, как не мастерам смерти, коротать время в склепах и замкнутых пространствах?
И все же слова Винсента ее встревожили:
— А на ночь меч не принимает посетителей из знати, поэтому здесь мы останемся вдвоем без проблем, надеюсь.
- На всю ночь? - она обернулась к нему, и на ее лице мелькнуло беспокойство. Вовсе не от того, что она останется запертой с ним наедине, этого-то Ския не боялась.
Другое дело, что, облачаясь, как во вторую кожу, в наряд богатой и развратной аристократки, она не взяла свой заветный флакон с зельем. Если что-то пойдет не так...
Ладно. Все пойдет так.

- Ну что ж... - Ския окинула взглядом ряды полок, ниш и стеллажей, которые в полумраке казались бесконечными, и энтузиазм ее слегка поугас. - Думаю, стоит разделиться и начать смотреть списки. Найдем все упоминания о чем-то, похожем на Камень Кархерона по описанию или воздействию, и точечно будем выбирать именно эти вещи. М-м-м... не так и сложно.
И хватит ухмыляться, шутник хренов!
Упрощая им работу, некромантка призвала маленький шар света, облетевший сокровищницу по периметру и поочередно коснувшийся всех факелов, закрепленных в скобах на стенах. Стало светлее, на широком каменном столе обнаружилась целая стопка списков, подобных тому, что принадлежал семье де Виллардуэн. Прошелестев платьем, Ския решительно прошла к столу и разделила их на две стопки поменьше, чтобы быстрее искать вдвоем.
- Если мне не наврали, камень был помещен сюда лет семьдесят назад. Значит, все, что датируется ранее, можно смело отметать, - ее длинные пальцы привычно забегали по листам, отделяя нужные от ненужных. Знал бы рыцарь, сколько часов ей приходилось проводить за книгами, разбирать корявый почерк какого-нибудь древнего мага, сидеть в библиотеках в поисках информации о какой-нибудь драгоценности, зарытой глубоко под землей. Правда, в таких сокровищницах, как эта, ей до сих пор не приходилось копаться. Некромантка готова была поставить голову на кон, что за одну десятую того, что хранится в Ордене, она могла бы безбедно существовать всю оставшуюся жизнь.
Впрочем, что там осталось той жизни, если они ничего не найдут сегодня?
- Жаль, неизвестно, какое семейство владело камнем прежде. Я слышала, что предыдущий владелец умер, взяв в руки камень, поскольку лишь проклятье поддерживало в нем жизнь до тех пор... - Ския приостановилась и внимательно посмотрела на невольного напарника. - Ничего не напоминает? И что если ты помрешь от одного только прикосновения к нему? Как я тогда буду выбираться и что объясню твоим друзьям-рыцарям?

[icon]https://i.imgur.com/Cq1qlmB.png[/icon]

Отредактировано Ския (09.12.2021 16:23)

+2

22

И тихий настоящий смех Винсента в ответ на идеально заточенную ворчливую колкость бывшей баронессы сопровождал их по узкому, влажному проходу еще глубже вниз. В такие моменты можно было с легкой руки забыть все тяготы, лишения и кошмары, которые сопровождали жизнь человека, и отдаться этому водовороту приятных, щекочущих нутро эмоций. Но вот ступени закончились, открывая основную сокровищницу, и этот живой настрой тоже сошел на нет.
Интересно, как пах проклятый, а проклявший его некромант – чувствовались ли эти временные нотки на их теле, в их поте и крови. В отличии от них, черная волшебница пахла, как замковый сад, поддерживаемый стараниями многих садовников – но зиму последние побороть никак не могли и только вкладывали свой труд в стремлении насладиться этим видом сейчас, пока зима не забрала все себе.
Зима так была похожа на смерть, не так ли, приятельница.

- На всю ночь?
- Нет, нам придется уйти раньше, перед завтраком и в момент смены часовых. – отозвался Винсент, на его лице отразилось напряжение. Беспокойства бывшей баронессы воин не понял, и не вспомнил о необходимом волшебнице, как воздух, зелье.
- Как только начнет вставать солнце, на той стене появится полоска света. – Беда показал пальцами в направлении нужной округлой стены.
- Не знаю как свет сюда проникает, но пусть это будет еще одной загадкой, разгадывать которую нам не нужно. – продолжил Винсент спокойно, оглядываясь.
Сколько бессонных ночей он здесь провел – не сосчитать. Возможно, стоило провести их более просто и по-человечески хорошо, но такое часто вставало поперек горла проклятого. И больше, чем часто попахивало самообманом.

- Найдем все упоминания о чем-то, похожем на Камень Кархерона по описанию или воздействию, и точечно будем выбирать именно эти вещи.
- Как скажешь. – отозвался воин, присаживаясь на скамейку и принимая кипу пергамента. Он заранее знал, что так они ничего не найдут.
Как скоро тебе это надоест, приятельница?

- Ничего не напоминает?
- Значит возьмешь его ты, только пообещай, что не превратишься в призрака. – произнес Винсент, пожимая плечами и просматривая списки. Еще немного и он выучит их все вдоль и поперек.
- Тебя тащить будет проще, только от этих юбок я избавлюсь – они сто пудов будут закрывать мне весь обзор. – ровным голосом произнес Беда, кривя рот в остаточной издевке и пытаясь сосредоточиться на списках.
- Камень, помогающий понести; камень, помогающий связаться с умершими; камень-шкатулка. – зачитывал Винсент, перекладывая списки.
- На практике не применялось, побочные действия не известны. – подытожил Беда, откладывая пергамент и направляя взгляд на некромантку. 
Когда световой шар бывшей баронессы поплыл поджечь еще несколько обнаруженных факелов, то огонек в какой-то момент просто взял и исчез не только из поля зрения некромантки, но и на совсем. С негромким, почти неслышимым хлопком он растворился, прекращая свою жизнь – отвлеклась, потеряла связь или все это было из-за магических предметов, которые валом были здесь набросаны?

Шли минуты, прошел час или несколько – пока полоска света не появится, сказать о ходе времени было трудно здесь под землей. Но с каждой минутой тишина преобразовывалась и все отчетливее и ближе становился звук тихого треска-мелодии.
Слов было не разобрать. Но мелодия была затяжной, то ли колыбельная, то ли панихида. И слышала ее, кажется, только черная волшебница.
Мелодия лилась сквозь полки и стеллажи, к одной из стен у которой стояли нагромождённые, покрытые пылью ящики. В несколько метрах от них так и остался незажжённым факел.
Но не в них была суть, а в круглой, запечатанной створке за ними. И тусклая, почти незаметная светящаяся полоска света, именно такого цвета, какого был магический огонек некромантки, окаймляла по кругу этот запечатанный, закрытый проход, без наружных петель или ручки. И только если внимательно присмотреться, можно было рассмотреть металл створки, так похожий на камень пещеры, или наоборот просто покрывшийся со временем тонким слоем, похожим на тот, что покрывал сталактиты.

Отредактировано Винсент де Крориум (09.12.2021 17:37)

+2

23

— Значит возьмешь его ты, только пообещай, что не превратишься в призрака.
- Договорились, - хмыкнула Ския и вновь склонилась над списком. Подмывало подначить, что проклятый рыцарь, небось, только рад был бы превратить в призраков всех без исключения некромантов, но за время общения с ним она уже поняла, что это неправда. Вернее, не совсем правда. Возможно, лично для нее он и готов был сделать исключение, но хорошо это было или плохо - кто ж знает...

Вскоре взаимные подколы были позабыты: некромантка и рыцарь погрузились в торопливое изучение списков, составленных разной рукой в разные времена. Сколько десятков хранителей сменилось за это время? Каждый из них, сверяясь с древним классификатором, сортировал и разбирал могущественные и пустяковые артефакты, вносил запись, кропотливо описывал их свойства, если только последние были известны.
Какая-то мысль не давала Собирающей кости покоя. Скреблась на задворках сознания, требовала обратить внимание на цифры, которые она сама же и озвучила, пока не доскреблась до нее повторно.
- Семьдесят лет назад, - задумчиво проговорила Ския, поднимая голову от свитков и постукивая пальцем по губам. - Плюс-минус... Напомни-ка мне, как долго ты носишь свое проклятье?
Это могло быть и вовсе никак не связано. Но связало же, в конце концов, проклятье снова воина и баронессу.
- И вообще... ты слышишь это? - некромантка забыла собственную мысль и прислушалась.
Голоса? Музыка? Мелодия?
Но в Ордене вряд ли кто-то стал бы музицировать посреди ночи, а если бы и стал - в подвалах, куда они забрались, этого все равно не услышали бы.
Да и Винсент ничего не слышал.
- Голова уже гудит, - Ския помассировала виски и поднялась. - Пойду попробую отыскать на полках то, что мы выписали. Все-таки лучше будет, если с артефактами буду работать я, а не ты - у меня в этом опыта побольше, чем у тебя в избавлении дам от юбок...
Она потерла ладонью лоб, пытаясь взбодриться и изгнать из головы навязчивую мелодию, но та не исчезала. Решив игнорировать ее, Ския направилась к дальнему стеллажу, в котором хранился один из камней, который они подозревали в пользе для себя.
Музыка стала громче, и теперь некромантка уже не сомневалась, что идет она не сверху - не из замка Ордена, - а снизу. Откуда-то отсюда. Прямо...
Вот отсюда.
Позабыв про стеллаж, баронесса подалась вперед, разглядывая мощную каменную кладку, за которой - вне всякого сомнения! - была еще одна дверь. Магический огонек, про который Ския давно забыла, обрисовывал очертания двери, подсказывая, куда именно смотреть.
Секрет внутри секрета внутри секретного хранилища?
Похоже, это было вполне в духе Ордена.
- Винсент, - позвала Ския, не очень уверенная в том, что он ее вообще услышал, занятый списками.
Закрыла глаза, вслушиваясь. Музыка и магия. Заклятье, запершее эту дверь, было странным - но природа его казалась ей смутно знакомой. Плетение этих чар рождалось из мелодии и закрывалось ею же.
Ския негромко подхватила мотив - без слов, с сомкнутыми губами. Напела несколько повторяющихся нот, позволила собственной магической искре коснуться непонятного плетения.
Оно манило ее и зачаровывало, как любой нераскрытый секрет.

[icon]https://i.imgur.com/Cq1qlmB.png[/icon]

Отредактировано Ския (09.12.2021 20:09)

+2

24

- Семьдесят лет назад, плюс-минус... Напомни-ка мне, как долго ты носишь свое проклятье?
- Ровно семьдесят лет. – произнес Винсент, поднимая тяжелый взгляд на черную волшебницу. Несколько тянущихся мгновений он всматривался одновременно ей в глаза и в свои собственные мысли, цветными картинками раскинувшимися за спиной женщины.
- Иногда совпадение – это всего лишь совпадение. – выдал неожиданно Беда, перед тем как вернуться к спискам. Но возникшее напряжение в его спине все-таки показалось, как и зажатая между зубами щека.
Все-таки мысль зацепилась противными крючками, причиняя ноющую, пульсирующую боль, приятель.

- И вообще... ты слышишь это?
- Слышу только скрип собственных мозгов. – отозвался Винсент, вопросительно поднимая голову и прислушиваясь. Это не могло его не насторожить. Не станет ли плохо волшебнице среди всего этого бесценно-магического и не очень магического многообразия?
-  …у меня в этом опыта побольше, чем у тебя в избавлении дам от юбок... 
Беда неожиданно промолчал, провожая взглядом бывшую баронессу. С этим он в корне был не согласен, но ни спорить, ни тем более язвить не стал. Иногда полезно было не раскрывать рта – так союз стоял столетиями и не превращался в реки крови и потери с обеих враждующих сторон.

- Винсент.
- Я начинаю задумываться, что без магии мне никуда. Но меч мне все-таки роднее. – отозвался Беда негромко и задумчиво, оказываясь рядом с собирающей кости.
Он не оставил ее в одиночестве, а направился следом. И всему причиной была жалоба бывшей баронессы на головную боль – она ощущала больше, чем искусный, но без капли магии воин. И это Винсент признал моментально.
- Раньше за этими ящиками никакого прохода не было, здесь была гладкая стена. – произнес Беда с недовольством самим собой и принялся избавлять светящийся по кругу тонкой нитью света проход от ящиков.
Или ты просто все проморгал, как истинный неудачник, приятель.

Как только магическая искра черной волшебницы коснулась защитного заклинания, ответный импульс стремительно кольнул бывшую баронессу. В приветствии ли, но тогда по какой причине магия кольца из черного металла на тонком женском пальце пропала-оборвалась на секунду, оголяя правду и истинное положение вещей на теле собирающей кости.
К счастью некромантки воин этого сбоя заметить не мог – он как раз разбирался с последним преграждающим путь ящиком.

Следующий импульс кольнул бывшую баронессу иначе – ее пение в ответ заставило мелодию стать громче, более ощутимее и яснее. Издалека послышался ни женский, ни мужской голос, а шелест ворочающихся камней. И это можно было сложить в растягиваемые песней слова, напрягшись.
- «В камне-е спал, по желе-е-зу встал, по дере-е-ву пошел, как сокол полете-е-ел.»
-  Здесь какая-то выемка в стене. – отозвался Винсент напряженно, выглаживая пальцами округлую впалость и счищая с нее грязь и песок. Эта выемка находилась как раз ровно по центру запертого круглого прохода, периметр которого светился словно изнутри силами, взятыми из магического огонька.
Мелодия-слова повторялись раз за разом, надоедливым ритмом. И с каждым новым разом бывшей баронессе становилось все горячее. Обожженные, но скрупулезно залечиваемые раны, начинало печь все сильнее, как в тот самый миг, когда мир вокруг волшебницы был оранжево-красным. Необходимо было или действовать, или бежать отсюда сломя голову на поверхность.

Отредактировано Винсент де Крориум (10.12.2021 02:33)

+1

25

— Раньше за этими ящиками никакого прохода не было, здесь была гладкая стена.
- Раньше ты просто не имел возможности применить магию. К слову, я ее тоже не применяла, по крайней мере, нарочно... - Ския осеклась.
Мгновенная боль пронзила сперва руку с кольцом, затем - самое сердце. Тревожно замерцало кольцо-морок, и на мгновение некромантка ощутила,  как дрогнула иллюзия, скрывавшая ее истинный облик. Резко втянула воздух сквозь стиснутые зубы, сердце дало перебой - но уже миг спустя все вернулось на свои места. Винсент оттаскивал ящики, ничего не замечая.
Ския сжала левую руку в кулак, обхватила кулак ладонью правой руки, словно боясь, что кольцо исчезнет, и этим невольным жестом надеясь удержать давшую сбой магию. Кольцо ведь не просто удерживало ее нормальный человеческий облик - оно служило артефактом, аккумулирующим и направляющим потоки силы некромантки. И если прочие маги без артефакта попросту не могли направлять свои способности, то для нее потеря кольца могла стать критичной: после проклятья Теобальда жизнь в искалеченном теле во многом поддерживалась ее собственными усилиями и собственной колдовской аурой.

Что еще хуже - к запульсировавшей болью левой стороне тела добавилась и пульсация голосов в голове. Теперь Ския слышала их отчетливо: слова, сочиненные безумным песнопевцем и не несущие ровным счетом никакого смысла.
- Загадки... - пробормотала баронесса, напряженно стискивая собственные пальцы. - Ненавижу загадки... Ты и это не слышишь?
Только сейчас она поняла, что магия, скрывавшая проход, была в большей степени пробуждена ею самой - и воздействовала на нее. И с каждым мгновением тревожность некромантки все больше становилась не имеющей источника паникой, а короткая боль, кольнувшая тело, превращалась в жжение.
- С-сссс... - Ския зашипела, когда жжение стало отчетливым и сильным. Теперь боль охватывала всю левую сторону ее тела, некогда обожженную пламенем. Боль, которую ни с чем не спутаешь.
Жар.
Пламя.

Она покачнулась, обхватив себя за локти. Вместе с жаром накатывала дурнота, на лбу проступили крупные капли пота. Некромантку колотила дрожь, но вовсе не от холода подземелья.
- Ты... не подходи! - выдохнула она, когда Винсент обернулся к ней, и под нежной, светлой кожей лица на мгновение проявились кости черепа. - Подож... подожги эту хренову дверь!
Во рту было сухо, как в печке.
- Делай, как говорю!..
У нее не было ни малейшей уверенности в том, что это сработает.
И ни малейшего желания хотя бы приближаться к факелу и открытому огню - не сейчас.

[icon]https://i.imgur.com/Cq1qlmB.png[/icon]

Отредактировано Ския (09.12.2021 22:37)

+1

26

- Ненавижу загадки...
- Разве ты сама не сплошная загадка? – отозвался Винсент, в последний раз наваливаясь на тяжелый ящик из дерева и сдвигая его прочь. В жесткую кожу на пальцах все-таки залезло несколько заноз, сейчас надоедливо принявшихся пульсировать. Проклятый вытащит их зубами или концом ножа позже, сейчас это было меньшей и самой смехотворной из его проблем.
Никто ведь еще не помирал от заноз. Но ты, ха, можешь стать первым, приятель!
- Ты и это не слышишь?
- Ты можешь объяснить нормально что значит «это»? – резко вырвалось у Беды, он начинал нервничать и злиться. Происходило нечто, что проклятый не видел, не слышал и не ощущал. И это было не к счастью, так точно. Винсент напряженно глянул на бывшую баронессу ровно в тот момент, когда иллюзия вновь накрыла покалеченное тело черной волшебницы непрозрачным покрывалом, скрывая ее отвратительные, страшные изъяны.

- Ты... не подходи!
- Помнишь, что мы сошлись на никаких призраках! – произнес воин тихо, спокойно, не позволяя себе начать паниковать. Он не вздрогнул, когда идеально выбеленный череп показался из-под кожи собирающей кости. Женщина все-таки была некромантом и все эти штучки были к ней ближе всего.
Но после на Винсента жахнуло горячим воздухом, который неожиданно сошел с тела бывшей баронессы во все стороны. Она не горела, пламя не плясало на ее черном платье, пожирая шикарную ткань, как пух, но ощущение складывалось совершенно обратное.
- Подож... подожги эту хренову дверь!
- Поджигаю, бля, поджигаю! – выкрикнул в ответ проклятый, срываясь с места. К счастью воина, он снял с себя плащ и сейчас его ногам не было в чем запутаться.
Ему пришлось направиться широкими прыжками к горящему на стене факелу и сорвать заржавевший металл с петель. Настенные факелы здесь никто слишком много лет не снимал и не перемещал.
Потревоженный огонь огрызнулся на проклятого, выплевывая сонм горящих частичек и опадая на волосы, кожу и одежду. Но Винсенту было плевать, как и на закапавшую кровь из поврежденного металлом пальца.
- Пусть сегодня камень загорится! – вновь выкрикнул Беда, интуитивно направляя открытый огонь в обнаруженную ранее выемку.
И наседающая, надоедливая мелодия резко оборвалась. Наступила тишина, огонь неожиданно погас. Винсент с бешеными глазами обернулся на черную волшебницу, его грудная клетка резко поднималась и опускалась.
Проклятому, несмотря на его опасения, пришлось отнять факел от стены, как только на створке, сквозь тонкий, образовавшийся со временем камень-налет, принялись проступать огнем разнообразные, непонятные руны.
Защелкал механизм и из гладкой стены, проламывая налет, выступила полоской металла продолговатая ручка.
- Получилось. – с некоторым недоверием произнес Винсент, бросая на пол потухший факел и берясь за появившуюся ручку.
- Ты в норме? Я открываю. – спросил сипло воин, вновь смотря на некромантку. У него тоже пересохло во рту словно он не пил несколько дней, не меньше.

Тяжелая круглая створка открылась с трудом и заклинила на половине пути. Но пройти места было вполне себе.
- Пошли, раз открылась. – и в этот раз проклятый был спокоен, сумел за короткое время взять себя в руки. И не такому научишься за столько лет проклятия.

За магическим проходом с высоким порогом крылась еще одна комната – она не была никак укреплена или отделана человеческой рукой, чистая природная пещера со сталактитами и сталагмитами. На полу округлой комнаты была вода и в ней, тонкой полоской, отражалось ночное небо и яркие, колющие глаза звезды. На высоком потолке можно было заметить тонкую трещину в породе.
Шкатулки, не больше шести, стояли на постаментах, защищающих от воды на полу, и к каждой из них крепились старые записки-бирки.
- Факелов здесь нет. – отозвался Винсент, поднимая без лишних вопросов волшебницу через высокий порог и путаясь в ее юбках. Сейчас последние были вообще ни к месту и воин гнобил себя за это. Повеселиться захотел, а вылезает все всегда боком!
Но кто же знал, приятель, что ценною пышных юбок и волнующих вырезов ты откроешь для себя нечто новое в досконально изученной тобой сокровищнице, ха.

Отредактировано Винсент де Крориум (10.12.2021 04:34)

+1

27

В какой-то момент ей показалось, что она снова горит заживо.
Боль охватывала ее лоб, шею, плечо и руку, сердце заходилось в бешеном стуке. Кругом был жар, и центром этого жара была она сама. Не было ни Винсента, ни замка Ордена, ни пяти прожитых после пожара лет - только огонь, из которого не выбраться, от которого не уйти, поскольку огонь поглощал ее изнутри. И Ския сжалась в комок боли, обхватив голову руками, не видя, как рыцарь поджег каменную дверь факелом, и та загорелась, будто сделанная из сухой соломы.
И только когда мелодия, грохочущая в ушах даже сквозь ее собственные стоны, оборвалась - исчезла и боль. Внезапно, резко и разом.

Кровь все еще стучала в висках. Некромантка недоверчиво коснулась лица, посмотрела на свою руку, перевернула ее тыльной стороной вверх. Иллюзия все еще была на ней. Тело не сгорело - к тем ожогам, что она получила пять лет назад, не прибавилось новых. Тело все еще хранило воспоминания о недавней боли, напряженные мышцы напоминали о ней, но неведомым огнем баронессу больше не сжигало.
Она осторожно подняла голову и наткнулась на расширенные глаза Винсента - белая полоска вокруг темной радужки. Неужели и вправду беспокоился за нее?
Зато - за его спиной на каменной двери, вкусившей огненный жар, появилась ручка. Сраная магия... Чтоб тому, кто воткнул сюда эти чары, самому гореть, на том свете или на этом!
— Ты в норме? Я открываю.
- Открывай... - просипела в ответ Ския, распрямляясь. Несмотря на исчезнувшую боль, слабость все еще была при ней, и чувствовала себя некромантка так, словно в одиночку разгрузила телегу камней.

Винсент первым всунулся в приоткрывшуюся дверь, затем вернулся, сгреб баронессу в охапку и перетащил внутрь. Она не возражала, и это само по себе было дурным признаком: Ския в здоровом состоянии и трезвой памяти не преминула бы ответить колкостью, а то и вовсе не позволила бы к себе прикоснуться.
Но иногда даже самые чванливые и гордые нуждаются в помощи.
Где-то под плотной рубашкой, в клетке из ребер она на несколько мгновений ощутила быстрое биение его сердца. Как бы он ни храбрился, Беда и сам не знал, чего еще ожидать от самого тайного из всех тайных хранилищ своего переполненного сраными тайнами Ордена.
— Факелов здесь нет.
- Зато вода есть... - некромантка жестом дала понять, что может стоять сама, и он опустил ее на пол. Низ черного подола тут же пропитался водой и отяжелел, но после недавнего иллюзорного жара это ощущение было даже желанно. - И еще шкатулки.
Здесь было странно. Тихо и неожиданно спокойно, словно находишься не глубоко под землей, куда неведомым образом светят звезды, а в центре сна. Неподвижная вода колыхнулась и пошла рябью, когда Ския сделала несколько шагов, отражения звезд, по которым она ступала, заволновались.
Некромантка вновь сотворила маленький огонек и наклонилась над шкатулками, читая бирки, но не касаясь ни одного из ящиков.
- Убивает прикосновением... воплощает сны в реальность... - медленно читала она, с трудом разбирая полустершийся почерк. - Избавляет от любого яда... Снимает проклятья. Похоже на этот!
Ския повернулась к Винсенту и занесла руку над крышкой шкатулки.
- Лучше открою я, помнишь? - остановила она его прежде, чем он решил протестовать. - Если что-то случится с тобой, я отсюда не выберусь. Но если я... загорюсь, - некромантка сглотнула, горло дернулось в сухом спазме, - поливай этой проклятой водой и не жалей.
После чего сосредоточилась, набрасывая на себя защитные чары. Ее тело и лицо подернулось пеленой, будто на несколько секунд баронесса все же превратилась в призрака - вопреки тому, о чем они говорили. Призрачное марево на пару мгновений позволяло избежать атаки магией или железом, если таковая последует.
И, схватившись обеими руками за крышку, резко распахнула шкатулку.

[icon]https://i.imgur.com/Cq1qlmB.png[/icon]

+1

28

У каждого из живущих, кто подвергся жестокости, боли или лишениям, были свои незаживающие раны. И сейчас эти раны ныли, горели и выворачивали нутро черной волшебницы под натиском чужой магии. Раны и чужеродный напор в момент снесли так старательно возводимые бывшей баронессой защитные «стены», вытаскивая наружу спрятанное. И все ради стремления заставить чародейку во всеуслышанье признать слабости своего бренного, покалеченного тела.
Негромкие крики боли, вырывающиеся из скрючившегося тела некромантки, были тому доказательством и подтверждением. И от этого не могли защитить ни шикарные платья, ни напускная самоуверенность или язвительность, ни-че-го.
Но, к счастью бывшей баронессы, вся эта пытка продлилась недолго. И высокие защитные стены и сооружения быстро вернулись в прежнюю форму, по крайней мере на первый, не пристальный взгляд.

Ничего не происходило, все замерло и затихло. Но напряжение продолжило раздуваться. И несмотря на внешнее спокойствие, пульс отстукивал галопом. Все инстинкты живых кричали им о немедленном отступлении. Но черная волшебница и воин были не из тех, кто прислушивался к своему внутреннему голосу. Сколько потерь и кошмаров наяву можно было не допустить, понимай они, идиоты, сами себя!

- И еще шкатулки.
- Здесь как минимум эти 70 лет никого и не было. – негромко отозвался Винсент, осматривая помещение и не желая шевелиться лишний раз. Воин поднял голову к потолку пещеры и мелко вздрогнул, когда о веко разбилась капля воды, наполненная примесями и минералами.

- Убивает прикосновением... воплощает сны в реальность.
- Видимо здесь заперли все предметы высшего магического порядка, не безделушки. – произнес проклятый, наклоняясь над шкатулками. Все они были совершенно разными и возможно отражали своим внешним обликом то, что находилось внутри.
По какой-то причине Беда не желал прикасаться ни к чему здесь. Он настороженно бросил взгляд на приоткрытую створку, из-под которой виднелся кажется такой ненастоящий, такой недостижимый оранжевый свет обычного огня.
- поливай этой проклятой водой и не жалей…
Перед глазами встало высокое, жадное нематериальное пламя, и Винсент мотнул головой, избавляясь от наваждения.

В тяжелой, недвижимой шкатулке было ровно то, что было на ней написано. Темно красный, идеально гладкий, овальной формы крупный камень спокойно покоился на мягкой подушке из черного шелка. Играл ли это свет в пещере или внутри камня переливалась черная вуаль – сказать было трудно.
Но секундой позже магический камень «взглянул» на бывшую баронессу и она могла это ощутить всем своим телом, каждой косточкой и волоском. Камень не завлекал, не просил прикоснуться к нему, но молчаливо смотрел и ждал – о, магический предмет знал, что без никакого желания и цели на него никогда никто не станет смотреть.
Ни магической, ни железом атаки не последовало на открывшую шкатулку женщину. Но что ждет черную волшебницу дальше?

- Бери его наконец. – отозвался воин, голос его засипел и во внешнем виде спокойствие дало трещину по швам.
- Мы же здесь за ним? – он с силой оторвал взгляд от камня на ткани и поднял на черную волшебницу воспаленные глаза.
Сейчас в зелени глаз чародейки плескались красные отсветы камня, она ощущала, как камень поглощает внимание все сильнее. Винсент с иной стороны стиснул пальцами край постамента, не стремясь прикоснуться ни к шкатулке, ни к самому магическому предмету. По какой-то причине проклятому становилось все сильнее не по себе и все тело начинало ныть.
Наконец бывшая баронесса коснулась камня, взяла его в пальцы через надушенный платок, который по ее мыслям мог стать хорошей защитой. И прогорела с этой идеей.
Чернота внутри камня завертелась, набирая скорость. И волшебница ощутила, как тонны магической силы подкосили ее ноги. Поток сознания предмета ворвался в нее, ощупывая изнутри, раскладывая на молекулы. Красный искрящийся туман принялся заполнять пустоты тела, вырываясь искрами изо рта.
Камень искал возможность приступить к тому, для чего он был создан и обойти защиту-сеть.
В какой-то момент черная волшебница поняла – если камень завершит свое дело, избавит ее от проклятия, то за это придется заплатить.
Заплатить своей собственной магией, навсегда остаться изуродованной и искалеченной совершенно простой женщиной, и стать не способной скрыть этот огромный изъян никакими способами и никак, и никогда. И потонуть в вечной, горящей огнем боли на все отведенные ей от рождения года.
И значит не стать способной отомстить своему некроманту-учителю - этот камень брал в ответ слишком многое, работая не как искусный каменьщик, а как шахтер с тупой мотыгой.
С грохотом и совершенно чопорно за «ворами» закрылся проход. Механизмы классические и магические пришли в движение, и не было здесь ни огня, ни выемки для этого.

Отредактировано Винсент де Крориум (10.12.2021 17:23)

+1

29

— Бери его наконец. Мы же здесь за ним? - голос Винсента прозвучал в ее ушах не громче падающих с потолка капель.
Ския медлила. Теперь, когда они вплотную подобрались к тому, за чем пришли, стоило бы не колебаться и пользоваться возможностью - но что-то останавливало.
Неспроста, ох неспроста камень запрятан так тщательно и далеко, секретом внутри секрета и тайной внутри тайн. Некромантка думала, что Камень Кархерона просто развеивает проклятья, но силы, охраняющие его, намекали, что могущество его гораздо сильнее.
- Что-то не так... - прошептала она одними губами, и проклятый не услышал ее, стоявшую к нему спиной. Его напряженный взгляд был как рука, подталкивающая между лопаток.
Они же здесь за ним?
Ския обернула руку платком, не решаясь коснуться камня напрямую, и подняла его с шелкового ложа.
И почти сразу ощутила...

...ощутила себя песчинкой в сердце урагана. Она не просто недооценивала мощь Камня - она даже близко ее не представляла. Эта мощь давила. Шептала. Проникла ее тело потоком света, и баронесса сама уже не чувствовала, как повалилась на колени, не в силах отбросить Камень, или хотя бы просто выронить его, разорвать контакт.
Затем сила дошла до сердца, до самого средоточия проклятья - она вполне могла разорвать его, поглотить и уничтожить.
Но вместе с ним уничтожила бы все то, что составляло сущность самой Скии.

Прожить восемьдесят лет женщиной, лишенной магии. Изуродованной калекой, страдающей от боли, жалкой побирушкой, которая клянчит милостыню, поскольку с ее уродством и без магии все, что она умеет, все, что она представляет собой, не будет иметь никакого смысла...
Но иметь возможность начать все с начала, с чистого листа, искупить и исправить все совершенные в прошлом ошибки.
Или остаться зловещей некроманткой, прячущейся за маской и все еще способной уничтожить пару деревень своей собственной силой, найти Теобальда и отомстить ему, вырвать из его груди лечение своей болезни - а может, погибнуть, пытаясь сделать это.

Цена слишком высока.
Камень слишком опасен.
Она лучше умрет, нежели согласится на это. То, что предлагал ей Камень, было куда хуже смерти.

Винсенту опасно было прикасаться к ней в эти мгновения, опасно было даже подойти ближе. Черное платье и черные волосы Скии, по-прежнему стоявшей на коленях, облаком вились вокруг нее, словно раздуваемые невидимым ветром, под плотно сомкнутыми веками бешено двигались глазные яблоки, крепко стиснутые губы побелели. Алый свет, заливавший ее тело, внезапно мигнул раз, другой. И снова.
А вместе с ним замерцало и кольцо на пальце некромантки.

Дверь закрылась - и одновременно с ним Ския внезапно выпустила Камень из рук. Он упал в воду с тихим плеском, и не покатился никуда - словно притянулся к полу, налитый невообразимой тяжестью. Яростный ветер, трепавший некромантку, утих, сама она повалилась вперед, едва успев подставить руки, чтобы не упасть в лужу воды. Тяжелые черные волосы пологом скрыли ее лицо.
А когда она подняла голову, оно было безобразно.

Правая сторона ее лица и тела по-прежнему была очаровательной, хоть и подернутой тенью смертельной усталости. Но кожа с левой стороны была сморщенной, покрытой шрамами, пульсирующими зеленоватым светом ее магической силы, губы спеклись, на чудом сохранившемся левом веке не осталось ресниц. На шее и груди - в роскошном вырезе ее дорогого платья, - кожа и вовсе была тонкой и полупрозрачной, словно бумага, и сквозь эту пергаментную бледную пелену слабо стучало и сияло ядовито-зеленым ее сердце. Пальцы левой руки, тонкие и слабые, как птичьи когти, дрожали под водой, на указательном ярко светилось магическое кольцо.
- Не бери Камень... Это... ловушка, - Ския не сразу поняла, что он видит перед собой. И лишь переведя взгляд на собственную руку, а затем вновь подняв его на Винсента, поняла по выражению его лица, что произошло. - Ты...
Она с трудом выпрямилась, расправляя плечи - жуткий двуликий призрак, монета с двумя сторонами, прекрасная баронесса и жуткая колдунья в одном существе. Пронзительные зеленые глаза неотрывно следили за рыцарем.
- За иллюзии приходится дорого платить... - пробормотала она устало, не чувствуя в себе силы, чтобы отразить его атаку. Она на его месте решила бы, что Камень превратил ее в чудовище - ему неоткуда было знать о том, как на самом деле изуродовали ее проклятье и пожар.
Она не ощущала даже страха или разочарования - только одну громадную усталость.
И новый подступающий приступ болезненной слабости, от которой у нее с собой не было лекарства.

+1

30

Черная волшебница повалилась на землю под тяжестью мощи камня, но воин не шевельнулся. Все его мышцы сковало железом, не позволяя в том числе расширить ребра и впустить внутрь немного так необходимого воздуха.
Все инстинкты, потрепанные временем, но которые остались у прожившего сотню лет, завопили на высоких нотах, оглушая. Сила камня принялась противно щипать кожу воина, и это чувство усиливалось ровно с тем, как предмет набирал силу и просыпался от глубокого транса.
В перекошенном лице бывшей баронессы кажется отражалось все, что предлагал камень и от чего так настойчиво пыталась отказаться женщина.
Начать все с самого начала, с пустой, кипенно-белой простыни могли только те, кто ни о чем не сожалел и играючи был способен отказаться от груза собственных решений и прожитых лет. Но чародейка к этому не была готова, значит было что терять.
Цена не была ни высока, ни мала, цена всегда была ровно той, которую могли заплатить.

Винсент смотрел на происходящее, все еще скованный собственной мыслей или силой камня, как бешеный. Зрелище это было кошмарно и сильно.
Но то ли еще предстоит, приятель.

Камень безразлично шлепнулся в слой воды, забирая свое могущество с собой. Еще несколько секунд и воля черной волшебницы ничего не стала бы значить для магического предмета, и камень мог завершил все в соответствии со своим предназначением, более ничьего разрешения и желаний не спрашивая.
Винсент сильно вздрогнул и засипел, но его веки не перестали быть широко открыты. Камень в отместку ли решил напомнить чародейке кем она была на самом деле. И только иллюзии, наполненные враньем, которыми бывшая баронесса покрывала себя, ничего не стоили.
Но ты, приятельница, решила иначе.

Беда потерял все слова, которые были у него в голове. Воин не испуганно, но жадно и испытывающе всматривался в тонкую изуродованную кожу, в мистическое зеленоватое сияние. Последние словно тонкие нити швеи скрепляли тело женщины, как тканевую куклу.

- это... ловушка.
- «и ты попала в нее снова.» - мелькнуло в голове Винсента, у каждого были свои слабости (у воина же - это было верой). Именно в расставленную некромантом западню бывшая баронесса попала, пришла по своей воле. И именно это она повторила вновь здесь и сейчас с камнем.
В этом она с тобой похожа, приятель.

- За иллюзии приходится дорого платить.
Беда наконец закрыл приоткрытый рот и сощурился, он пошевелил покалеченными пальцами, проверяя их возобновившуюся чувствительность.
- Не за иллюзии, но за человечность. – сипло произнес Винсент, не способный оторвать взгляда от ожогов и истинного облика чародейки.
Беда повидал слишком много воин и боев, он видел корчащихся в предсмертной лихорадке людей на земле и на койках. И не все солдаты погибали от ножевого ранения, некоторых поливали кипящей водой или маслом при штурме, или они загорались, как палки, когда в них попадали горящие стрелы или снаряды. И этот вид повреждений Винсент не был способен спутать с чем-то еще.
- «Именно из-за этого ты не желаешь возвращаться в сгоревший замок, ты была в тот момент там?» - мозги у воина все-таки работали независимо от его состояния. За это можно было сказать спасибо и мастерам из школы и некроманту, подарившему возможность «пережить» столько воин.
Не зря ты навел на нее справки, какие смог, приятель.

Бывшая баронесса не обманывала, она не избавилась от своего проклятия. Сейчас из-за ее «наготы» Винсент неясно, но ощущал пульсацию черной отравы некроманта, которая исходила из самого центра грудной клетки женщины. И этот пульс в унисон пульсировал с его собственным внутри под мясом и костями.
Беда медленно наклонился, плотно сжав рот, к воде и лежащему камню. Но последнего не взял, кажется магический предмет и проклятый смотрели на каждого из них равнодушно.
Винсент набрал в руки воды и выпрямившись, медленно поднес сложенные руки над чародейкой. И неожиданно вылил холодные капли на волосы собирающей кости.
- …не жалею. – отозвался воин негромко, вспоминая то, что наказала ему черная волшебница ранее про пожар и воду.
Бывшая баронесса была искалечена снаружи, но Винсент был изнутри. И в этом он мог понять ее сильнее как никто иной – и всему был поганый некромант.
И в этом виноват ты, приятель, смотри и глаз отводить не смей.
- ...мне жаль. – неожиданно произнес Беда, поджимая рот и стискивая челюсти.

- Но вода прибывает. – продолжил Винсент точно также неожиданно, делая шаг назад и наконец опуская глаза вниз. К чему все-таки были его запоздавшие извинения?
Проблемы на этом, приятели, не заканчивались! И возможно было к счастью, что некромантка не решилась отдать все что имела за избавление от проклятия, в том числе свои магические силы.
И кошачью выживаемость, ха.

Отредактировано Винсент де Крориум (11.12.2021 03:41)

+1


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Архив у озера » Сокровищница » [15 Разгар 1053] Ищи искомое не там, но здесь


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно