поговаривают, мол...

В день Чернолуния полагается завесить все зеркала и ни в коем случае не смотреть на собственное отражение.

Лучше всегда носить при себе зеркальце чтобы защититься от нечистой силы и проклятий.

Некоторые порождения дикой магии могут свободно проходить сквозь стены.

В Солгарде все желающие могут оформить заявку на тур по тавернам, включающий в себя 10 уникальных заведений со всех уголков мира, и посещение их всех в один день!

Дикая роза на крышке гроба запрет вампира внутри.

В центре опустевшей деревушки подле Фортуны стоит колодец, на бортиках которого грубо нацарапана фраза на эльфийском: «Цена должна быть уплачена».

Старый лес в окрестностях Ольдемора изменился. Звери изменились вместе с ним. Теперь их нужно убивать дважды.

В провинции Хельдемора не стихает молва о страшной угрозе, поджидающей путников на болоте, однако... всякий раз, когда туда прибывали нанятые охотники, они попадали в вполне себе мирную деревеньку.

Беда! Склеп мэра одного небольшого города возле Рон-дю-Буша едва ли не полностью ушел под землю после землятресения. Лежавшие там мирно тела... пропали.

В окрестностях Рон-дю-Буша есть примечательный город, главная особенность которого — кладбище. Поговорите с настоятелем местной церкви и он непременно отыщет для вас могилу... с вашим именем.

Известный мастер ищет бравого героя, дабы увековечить его благородный лик в камне.

Тролль, которого видели недалеко от деревни на болотах, говорит на общем языке и дает разумные советы напуганным путешественникам, встречающих его на пути.

Книги в большой библиотеке при ольдеморской консерватории начали разговаривать, и болтают они преимущественно друг с другом.

В Керноа кто-то повадился убивать горожан. Обнаруживший неизменно замечает, что из тел убитых растут... зеленые кусты.

В Эльмондо обрел популярность торговец, раз в период заглядывающий в столицу и предлагающий всем желающим приобрести удивительно умных зверей. Правда все чаще звучат голоса тех покупателей, которые утверждают, будто иной раз животные ведут себя странно.

Если в Новолуние поставить зажженную свечу на перекресток - можно привлечь Мертвого Феникса, который исполнит любое желание.

Некоторые представители расы шадд странным образом не нуждаются во сне - они вполне могут заболтать вас до смерти!

Эльфы просто обожают декорировать свое жилье и неравнодушны к драгоценностям.

Дворфы никогда не бывают пьяны, что говорится, «в зюзю». А вот гномы напиваются с полкружки пива.

Бросьте ночью 12 Расцвета в воду синие анемоны, подвязанные алой лентой, и в чьих руках они окажутся, с тем вас навек свяжет судьба.

Оборотни не выносят запах ладана и воска.

В Сонном море существуют целые пиратские города! Ничего удивительного, что торговые корабли никогда не ходят в этом направлении.

Хельдемор не отличается сильным флотом: портовые города в гигантском королевстве ничтожно малы!

Положите аркану Луна под подушку в полнолуние чтобы увидеть сон о будущем!

Благословение Луны, которым владеют представители Фэй-Ул, способно исцелить от любого проклятия в течении трех дней после его наложения.

Джинны огня дарят пламя, закованное в магический кристалл, в качестве признания в любви.

В Маяке Скорби обитает призрак водного джинна, который вот уже пятьдесят лет ждет свою возлюбленную и топит каждого, чья нога ступит в воды озера, окружающего маяк.

Фэй-Ул пьянеют от молока, а их дети не нуждаются в пище первые годы жизни - главное, чтобы ребенок находился под Луной.

Самой вкусной для вампиров является кровь их родственников.

Свадьбы в Аркануме проводятся ночью, похороны - днем. Исключение: день Чернолуния, когда ночью можно только хоронить.

В лесу Слез часто пропадают дети, а взрослый путник легко может заблудиться. Очевидцы рассказывают, что призрачный музыкант в праздничной ливрее играет всем заблудшим на флейте, и звук доносится со стороны тропы. А некоторым он предлагает поучаствовать в полуночном балу.

Не соглашайтесь на предложение сократить дорогу от незнакомых путников.

На острове Чайки стоит роскошный особняк, в котором никогда нет людей. Иногда оттуда виден свет, а чей-то голос эхом отдается в коридорах. Говорят что каждый, кто переступит порог, будет всеми забыт.

Озеро Лунная Купель в Лосс'Истэль полностью состоит не из воды, а из лучшего вина, которое опьяняет сладким вкусом!

Утеха стала приютом целым двум ковенам ведьм: неужто им здесь медом намазано?

В языке эльфов нет слова, обозначающего развод.

По ночам кто-то ошивается у кладбищ подле Руин Иллюзий.

В Фортуне дают три телеги золота в придачу тому, кто согласен жениться на дочери маркиза.

В Белфанте очень не любят культистов.

Не стоит покупать оружие у златоперого зверолюда, коли жизнь дорога.

Кто-то оставил лошадь умирать в лесу Ласточки, а та взяла и на второй день заговорила.

Храм Калтэя называют проклятым, потому что в статую древнего божества вселился злой дух и не дает покоя ныне живущим. Благо, живут подле статуи только культисты.

В Озофе то и дело, вот уже десять лет, слышится звон колоколов в день Полнолуния.

Жители утверждают, будто бы портрет леди Марлеам в их городке Вилмор разговаривает и даже дает им указания.

Чем зеленее орк, тем он сильнее и выносливее.

У водопада Дорн-Блю в Ольдеморе живут джинны воды и все, до единого - дивной красоты.

На Ивлире ежегодно в период Претишья происходит турнир воинов. В этом году поучаствует сам сэр Александер Локхард - личный охранник ее Величества королевы Маргарет!

Все аристократы отличаются бледностью кожи, да вот только в Рон-Дю-Буше эти господы будто бы и вовсе солнца не знают.

В мире до сих пор существуют настоящие фэйри, да вот только отличить их от любого другого существа - невозможно!

Фэй-Ул настолько редки, что являются настоящей диковинкой для всего Аркануме. А на диковинки большой спрос. Особенно на черном рынке...

18 Бурана дверь королевского дворца Хельдемора распахивается всем желающим, бал в ночь Первой Луны.

В 15-20 числах в Лосс'Истэле происходит Великая Ярмарка Искусств - это единственный день, когда эльфы позволяют пройти через стену всем.

10 Безмятежья отмечается один из главных праздников - самая длинная ночь года. в Рон-дю-Буше проводится Большой Маскарад.

42 Расцвет - день Солнцестояния, неофициальный праздник Пылающих Маков в Ольдеморе, когда молодые люди ищут цветок папоротника и гадают.

22 Разгара отмечается Урожайный Вал в Фортуне.

Каждую ночь спящие жители Кортелий подле Утехи выбираются из своих постелей, спускаются к неестественно синему озеру и ходят по его песчаному дну. Поутру их тела всплывают, а селяне всерьез боятся спать.

Администрация проекта: один, два, три.
нужные персонажи
15.11 Открыт новый прогноз астрологов.
14.11 Аукцион все еще открыт.

Арканум. Тени Луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [15 Разгар 1053] Ищи искомое не там, но здесь


[15 Разгар 1053] Ищи искомое не там, но здесь

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://i.imgur.com/egV5byC.jpg

Саския де Энваль х Винсент де Крориум

Рон-дю-Буш, орден Белого меча | 15 Разгар 1053

"- Я тут подумала... - Рискованно."

Закрутить колесо Аркан?

да | нет

+3

2

- И ждала, и плакала всю ночь; и считала те минуты я, как вдох; а потом отбросила печаль; значит, все-таки подох. – вместо приветствия произнес Винсент поставленным голосом ровно в тот момент, когда после его стука из-за открывшейся дверной створки показалась бывшая баронесса. Черная волшебница великолепно спряталась на виду под маской целительницы и спасительницы, отыскать ее было непросто. Но подсказка в направлении у проклятого все-таки имелась – последняя иллюзия, и цепкие мозги не пропустили этого несмотря на весь сюр, происходящий вокруг.
Беда нашел некромантку несколько недель назад, но показываться не решался – он наводил на нее справки. И на сегодняшний момент Винсент не нашел ничего такого из-за чего ему следовало немедленно натравить на чародейку все возможные фракции и стереть ее тело с ворохом платьев в порошок пока не произошло непоправимого, но искать не переставал. Она все-таки была некромантом не по принуждению, а на последних у проклятого был свой зуб.
И несмотря на все это – совершенные бывшей баронессой преступления, которых, к гадалке не ходи, было в избытке, черноту, присущую мертвому ремеслу, и миазмы смерти – эта женщина могла помочь Беде, как сделала это во власти иллюзии. Общий враг сближал как никто.

Вот она ошалеет сейчас, приятель.
- Это ты вернула моего коня в конюшню ордена, нарушающая обещания? – с оскалом произнес Беда, наваливаясь предплечьем на черненный морилкой косяк. Он и не надеялся застать после своего воскрешения некромантку у входа в город мертвых, она поступила ровно так, как воин и ожидал. Большего женщина ему была не должна никак.

В этот раз Винсент выглядел не как побитая жизнью собака, не совсем. Нахождение в стенах меча и череда заседаний в ордене обязывали. Серый чистый плащ, за исключением подола, с изображением клинка приятно тянул назад – воин не скрывал своего статуса, не здесь и не при свете дня. Правда, несколько сеймов он все-таки пропускал прямо сейчас – в такую жару находиться в переполненных помещениях было выше его сил. Ноги бодрые и здоровые крутило от бездействия, в особенности после того, как ему поступили последние «чистые донесения» о целительнице с перекрестка под фонтанами. И в последних сейчас блестели разные монеты под ярким сильным солнцем, не способные скрыться от светила за толщей мутноватой воды.
Сегодняшняя дата была идеальным временем для своего обнаружения. И Винсента это определенно забавляло.
И тебе некромантка больше не скрыться, нити желания стянулись в узел.

Прогремела повозка за спиной Беды, не способная отвлечь его внимание и прямой взгляд. Громко обсуждали предстоящие праздники праздно идущие женщины. В подворотне гавкал пес. Город жил своим чередом, совершенно не подозревая ни о некромантке, ни о проклятом, ни об их тяготах, лишениях и самое главное желаниях.
Возможно, настало время, приятель, сделать своего врага (некромантию) союзником и вступить в этот одновременно шаткий, подлый, но жестко-крепкий союз? Главное – поставить на правильное «число», пусть и черное, но и у черноты есть сотни оттенков.
Ночное небо ведь тоже было черное, но зато какое...

+2

3

- ...ты?!
Он. Живой, скалящийся и снова отпускающий какие-то дурацкие шуточки.
- Какого хрена?!
Большего Собирающая кости из себя в первый момент выдавить не смогла.

Не сказать, что за прошедшие месяцы Ския забыла все, что произошло в Руинах Иллюзий. Не забыла - такое не забудешь. Но очень старалась.
Она вернулась к обычной жизни - проводила исследования, врачевала страждущих, отдыхала по вечерам. Искала слухи. Не про Руины Иллюзий, нет - о них она действительно не хотела вспоминать. Человек всегда не любит напоминания о тех событиях, когда он был постыдно слаб, а там она была слаба.
Но ночами иногда видела сны. Кровавый фонтан. Утеха в огне. Вороны, выклевывающие глаза мертвого рыцаря Белого Меча. Темная фигура в плаще. Словом, не те сны, о которых хочется рассказывать.
Ския ожидала, что посещение запретных Руин как-то еще отзовется в ее жизни, но никак не ожидала, что отзовется вот так: возвращением Проклятого, которого она всерьез посчитала окончательно умершим.

Ее первым, практически неосознанным побуждением было снова спалить его, но, к счастью для обоих, длилось оно всего лишь долю мгновения. Во-первых, кругом ясный день и людная площадь, а в Рон-дю-Буше она не несущая смерть некромантка, а мирная целительница. Во-вторых, исчезновение рыцаря, - а его серый плащ бессловесно говорил о том, что бывшим рыцарем Винсент так и не стал, - возле ее дома сразу же вызовет кучу подозрений.
Ну и в-третьих... какой в этом смысл? Все равно же воскреснет и притащится снова, раз уж он теперь знает, где она живет.
Как он вышел на ее след? Она сама проговорилась про Рон-дю-Буш... Дура.

— Это ты вернула моего коня в конюшню ордена, нарушающая обещания? - он, как ни в чем не бывало, облокотился о дверной проем.
- А ты предпочел бы, чтобы он подох в Руинах? Добрый хозяин, что ни говори... - Ския уже овладела собой и с вызовом скрестила руки на груди. - И неужели ты думал, что я буду ждать тебя там вечность, пока ты соизволишь воскреснуть? Поглазела на твой труп до темноты, ничего нового не увидела и отправилась домой...
Вообще вести эту словесную перепалку о воскрешениях и Руинах было не лучшей идеей - как-никак люди кругом. Но Ския все еще колебалась с тем, чтобы впустить Винсента в свой дом. Прежде всего - она до сих пор не определилась, как относиться к этому визиту. Здесь, где им не грозила смертельная опасность, он снова был рыцарем и ревнителем порядка, а она - скрывающейся черной колдуньей. Кто знает, не отдали ли ему приказ уничтожить ее?
К тому же он застал ее в совершенно неподходящий момент. Наверху, в обустроенной ванной, на поверхности воды, размешанной с исцеляющими снадобьями, все еще плавали льдинки - Собирающая кости часто принимала ванны, которые успокаивали и лечили ее обожженную кожу и изуродованную плоть. Вот и сейчас на ней был только белоснежный длинный халат, отороченный мехом ольдеморской лисы, уютные вязаные носки на ногах, длинные волосы собраны в небрежный тяжелый узел на затылке, кожа еще местами влажная.
Совершенно не то время и не та одежда, чтобы вступать в бой с отлично подготовленным воином. И совершенно не тот вид, чтобы нагонять страх.
- Ну что ж, мы выяснили, что ты жив, коня своего нашел, и мой дом зачем-то тоже. Остается вопрос: что тебе нужно от меня?
Все-таки она чуть отступила, пропуская его внутрь. А то начнет еще горлопанить на всю улицу о ее некромантских пристрастиях...
Во имя Луны, он что - чистый?!

Отредактировано Ския (13.11.2021 14:11)

+2

4

- Какого хрена?!
- Разве миролюбивые и кроткие целительницы знают такие слова? – вопросом на вопрос ответил Винсент, не скрывая удовольствия, которое он получал сейчас из этой ситуации. Его плечи мелко задрожали с большего в беззвучном смехе.
В отличии от черной волшебницы проклятый не стремился забыть пережитое, он, наоборот, каждый день прокручивал в голове случившееся в целом и отдельно слова, поступки и взгляды его случайной союзницы. И чем больше Беда размышлял над этим, чем больше приходил к выводу, что просто так забывать о некромантке не следовало. Винсент не бежал от тех ситуаций, которые ранили его или втаптывали в грязь - к боли он привык. Но и в этом «жизненном» правиле было исключение, а именно семейный вопрос бессмертного. К смертности своих родственников и в особенности отпрысков привыкнуть было невозможно, как и к чертовому проклятию, сковавшему разум и тело воина.

- «Ну что, остается только смириться.» - все еще весело подумал Беда, наблюдая за тем как ярко зеленые, сейчас ни разу не воспаленные напряжением и бессонницей, глаза женщины опасно сузились на секунду. Проклятый ведь предупреждал черную волшебницу о своей колоссальной живучести и тупой бараньей упертости, что теперь-то злиться?

- А ты предпочел бы, чтобы он подох в Руинах?
- Большое тебе человеческое спасибо. – с минимальной насмешкой произнес Винсент в ответ на скрещивание бывшей баронессой рук. Женщина и правда избавила его от ненужных проблем и за это он был ей искренне благодарен, чего, впрочем, не скрывал за оскалом в центре темных глаз.
- И неужели ты думал, что я буду ждать тебя там вечность, пока ты соизволишь воскреснуть?
- Ни единой секунды. – просто и не скрывая ответил Беда, покачиваясь на ногах. Сколько еще «целительница» продержит просящего в помощи на пороге своего жилья?
Праздно идущие женщины за спиной воина остановились, наблюдая за проклятым и некроманткой. Они прикрыли рты веерами – представительницы прекрасного пола из богемы всегда так вольно или невольно делали, принимаясь обсуждать кого-то. И в этот раз под их прицелы попала черная волшебница в своем «наряде», насколько те могли его рассмотреть с расстояния за широким плащом воина. О, как вы коварны, женщины!

- Ну что ж, мы выяснили, что ты жив, коня своего нашел, и мой дом зачем-то тоже. Остается вопрос: что тебе нужно от меня?
- Я в отличии от некоторых обещания свои выполняю. – без тени обиды произнес Винсент, поднимая в руке увесистый мешок. Монеты внутри звонким перезвоном отозвались на голос проклятого, и он сильнее сжал в покалеченных пальцах кожаный кошель.
- Снимай с себя эту потрепанную жизнью и собаками лису и пошли набьем желудки, как и обещал. – Беда широко растянул рот, не показывая зубов. И с этими словами он вошел внутрь жилища, ни секунды не раздумывая, как только получил невербальное разрешение войти.
Слоган Винсента по жизни был таков – бей молотом по наковальне пока горячо, приятель.

- И нам стоит все-таки нормально поговорить о том самом, наболевшем. – более серьезно произнес Беда, продвигаясь внутрь гостиной и изучая жилье «целительницы», он невесомо придерживал меч за рукоять, не позволяя ни с чем столкнуться. Воин остановился у стола, желая налить себе воды из кувшина.
- Нескромный вопрос, зачем тебе вязанные носки в такую жару, а? При взгляде на это мне становится еще жарче. - о нет, проклятый не налаживал связь, он с интересом нащупывал границы дозволенного, изможденно от жары облокотившись кулаком о столешницу. Теперь-то некромантка могла испепелить его или выжать из него всю кровь без свидетелей, но Винсент определенно точно запомнит это и галочек себе наставит.
В городе мертвых и иллюзий бродяге и кошке было совершенно не до них самих, но не теперь. Теперь иллюзорная гильотина не висела над их шеями, рискуя перерубить плоть и жизнь, как соломинки.
Так кто ты есть, приятельница, и кем готова стать…

Отредактировано Винсент де Крориум (16.11.2021 22:46)

+1

5

Когда рыцарь встряхнул перед ней кошельком, Ския только вопросительно изогнула черную бровь. Он что, думает, ей стоит показать деньги - и можно сразу купить ее хорошее настроение?
Нет, вообще-то можно - траты чужих денег всегда доставляли некромантке особое удовольствие - но не в этой же ситуации...
— Снимай с себя эту потрепанную жизнью и собаками лису и пошли набьем желудки, как и обещал, - он продолжал ухмыляться так широко, будто отпустил необычайно остроумную шутку.
- Так и знала, что ты ничего не смыслишь в изысканном! - фыркнула баронесса, закрывая за ним дверь. - Удивлена, что ты вообще догадался сменить одежду на что-то чистое перед тем, как искать меня...

Он разглядывал ее жилище, а она - его. То, как он озирается по сторонам, как скользит взглядом по самым обычным предметам быта - вычищенный очаг, стол, посуда из тонкой белой глины, расписанная затейливыми узорами, мягкие подушки, мебель из матово поблескивающего дерева. Все это за дверью, а на виду сразу на входе - небольшая аптекарская лавка, в которой некромантка принимала посетителей: списки микстур, ингредиентов и заказов, полка с готовыми настойками, небольшая удобная лежанка, где болезные могли отдохнуть после приема. Ни на свою работу, ни на обстановку своего дома Ския не скупилась, но если Винсент рассчитывал найти здесь зловещие черепа, книги из человеческой кожи или сосуды с кровью, он ошибался.
Не дура же она - держать все это на виду! Для этого был подвал, в который рыцарь попасть не смог бы при всем желании...
Но все же из поля зрения она его не упускала. Провела из лавки в жилую часть дома, откуда на второй этаж, вела узкая лестница.
— И нам стоит все-таки нормально поговорить о том самом, наболевшем.
- За тем самым, если сильно наболело, иди в бордель, - хмыкнула в ответ некромантка, опираясь спиной о перила и неосознанным жестом гладя мягкую меховую опушку халата. - И нет, я даже носки не сниму ради твоего наболевшего. Мне в них тепло и мягко.
Ей почти всегда было холодно. Ее тело тратило слишком много энергии и магии на поддержание своего болезненного состояния, чтобы еще и согревать, под бледной тонкой кожей рук и шеи просвечивали холодные голубоватые жилы - и даже под солнцепеком в своих черных платьях Ские попросту не было жарко. За очень редкими исключениями.
- Вспоминать те похождения в Руинах мне не слишком-то хочется, - Ския пристально взглянула на воина, жадно глотавшего холодную воду. И не боится же, вдруг она снова его отравит! Хотя, чего ему бояться.
А вот стоит ли бояться ей?
Подумав еще несколько мгновений, она пришла к выводу, что если бы Винсент так сильно хотел по какой-то причине ее убить, то вломился бы сюда с братьями Ордена и с приказом о ее немедленном аресте: поводов для того у него было достаточно. Если бы хотел шантажировать ее возможным разоблачением - тоже с этого бы и начал.
И вообще, насколько она помнила его поведение там, в Иллюзиях, он не был склонен к намеренно подлым поступкам. К дурости и сиюминутности - о да, несомненно, - но не к такому. Он вообще мог убить ее прямо на пороге, как только она открыла дверь...
Значит, можно рискнуть.
- Хорошо, я схожу с тобой пообедать, надо же дать тебе возможность сдержать слово, - решила баронесса, распрямляясь. - Но в таком виде никуда не пойду, так что придется тебе подождать здесь. Надеюсь, ты осознаешь, что такое ждать здесь?
...и не пытаться проникнуть в шкафы, в которых могли прятаться самые разнообразные скелеты.

+1

6

Золотым цветом были окрашены тяжелые, полновесные монеты, которые определенно точно приносили всем удовольствие. Блестящим цветом были наполнены пшеничные поля возле некогда сгоревшего поместья Винсента, они всегда были теплыми и вкусно пахнущими – но не в реальности, а только в его воображении. При пожаре проклятый был еще слишком мал и запомнить это никак не мог. Золотыми переливами блестела вспотевшая сильно загоревшая кожа трудолюбивого погонщика и его молодой прекрасной дочери, которые приезжали в Солгард время от времени и останавливались в заведении, где работали Винсент и его мать.
Но всякий цвет всегда имел две стороны монеты. Золотой цвет в придачу к резкому кислому запаху напоминал мочу, которой среди прочего окрашивались простыни под раненными солдатами в лазарете. Желтоватый цвет напоминал гной, сочащийся из необработанной вовремя раны. Золото-коричневый цвет имела блевотина, не раз выходившая наружу из проклятого, когда тот перебарщивал с количеством выпитого. Блестящий цвет в кошеле не только избавлял от тягот, но и призывал в мир алчность и жестокость.
И каждый раз к цвету золотому ли, желтому ли, черному или серо-буро-малиновому происходящее не имело никакого отношения. Это были всего лишь жалкие потуги человеческого разума увязать с чем-то те или иные события.
Черное - не значит смерть, еще оно значит тихий, мимолетный момент перед рассветом. Белое - не значит целомудренность и невинность, еще оно значит сброшенную змеей кожу или обескровленное тонкое женское лицо. Цвета окружали жизнь, но полагаться на них было опасно.

- «Некромант, которой пришлось помогать больным – похоже больше на шутку в пивной, чем на правду.» - пока Беда перекатывал под пальцами монеты всех допустимых цветов в кошелке, он продолжал осматривать жилище черной волшебницы изнутри. Приемная на показ кричала о принадлежности бывшей баронессы к целителям, и сейчас она сама выглядела вполне себе стандартной горожанкой, в том числе падкой на меха, ткани и недешевые предметы интерьера. Винсент качнул головой соглашаясь с собственными выводами.
Но ты-то, приятель, знаешь ее земляно-костный секрет.
Беда, не скрываясь, специально обвел медленным изучающим взглядом приемную, взглянул на собирающую кости и опустил глаза на не сильно поскрипывающие доски пола. Где искать настоящее я некромантки было не трудно определить – не среди же ее юбок и халатов. Но слишком сильно заострять внимание на своих показных размышлениях воин не стал, продолжая движение в приватную часть жилища под острым взглядом некромантки.

- За тем самым, если сильно наболело, иди в бордель.
- Неужели у кого что болит тот о том и говорит? – без промедления отозвался Винсент, наливая себе второй стакан и ощущая, как вода приятно полилась по пищеводу вниз.
- Я вообще говорил про нашего старого набившего оскомину знакомого, а не про шлюх. – Беда приподнял густые брови, издевательски наблюдая за черной волшебницей.
Интересно, некроманты предпочитали живых или мертвых в постельном плане. Больных на голову было везде в избытке.   

- Вспоминать те похождения в Руинах мне не слишком-то хочется.
- С городом иллюзий с большего все понятно, но меня интересует что ты нашла на него до и возможно после. В ответ поделюсь и я тем, что знаю. – медленно, разжевывая свое предложение, как ребенку, произнес Винсент, наконец отставляя кувшин.
Раз бывшая баронесса проявила каплю сочувствия там на пороге города, позаботилась о коне воина, и не испепелила его сейчас, а наоборот осторожно, но все-таки впустила проклятого в свое жилище.
Значит, можно рискнуть и пойти на контакт, и может в перспективе на сотрудничество.

- Надеюсь, ты осознаешь, что такое ждать здесь?
- Если сомневаешься в моих умственных способностях, то можешь взять меня с собой наверх. Под твоим присмотром я точно не засуну свой надоедливый нос в твои скелеты. – Винсент не был наделен даром читать мысли, но порой у него это выходило не в глаз, так в бровь. Наверное, сказывались прожитые не на перине бессмертные года.
Беда живо, но не сильно растянул еще мокрый от воды рот и подошел к подъему наверх и некромантке, касаясь покалеченными пальцами перил.
Все свои скелеты проклятый таскал с собой, внутри своей грудной клетки, и поэтому был спокоен на этот счет. Но он все еще изучал границы дозволенного. И самое главное насколько черная баронесса была живой. А жизнь всегда ровнялась переживаниям и испытываемым эмоциям.
Без них жизнь становилась не жизнью, а блеклым, потерянным существованием. И именно этого боялся Винсент для самого себя.

+1

7

Разумеется, она понимала, о чем он хочет поговорить на самом деле. И оттягивала этот момент, в смутном опасении не желая делиться теми крохами информации о Теобальде, которые у нее были.
Говорить об этом - снова копаться в собственном прошлом.
Говорить об этом - снова окунаться в грязь, унижение и боль.
Какого же хрена ты все-таки не подох в тех руинах? Ну или хотя бы не воскрес попозже...

Ския чувствовала, что он изучает ее так же настороженно и пристально, как и она его. Ждет подвоха за этой своей небрежной развязностью. И действительно хочет заключить с ней, с некроманткой... если не прямой союз, то хотя бы пакт о ненападении. Мы в одном городе. Мы знаем друг о друге. У нас есть выгодная нам обоим информация. Но кто воспользуется этой информацией первым?
— Если сомневаешься в моих умственных способностях, то можешь взять меня с собой наверх. Под твоим присмотром я точно не засуну свой надоедливый нос в твои скелеты... - Винсент подошел к лестнице, где она стояла, с явным намерением последовать за ней.
- А еще куда тебя с собой взять? Не в спальню ли? - возмутилась Ския и уперла ладонь ему в грудь. - Жди. Здесь.
В лекарства он вполне может сунуть нос. Это безопасно - ничего, вызывающего подозрения, нет ни на полках, ни в рецептах, ни в списках пациентов.
Тех, о ком следовало молчать, и кто порой обращался к ней за услугами заклинателя мертвых, Ския не вписывала никуда.

Он смирненько остался внизу, а она быстро, но без лишней спешки поднялась по лестнице. Выдернула пробку из ванны, наблюдая, как вода вперемешку с полурастаявшими льдинками, уходит в трубу. Закрыла за собой дверь в спальню, нервно покрутила кольцо на пальце, прошлась из угла в угол, как кошка, почуявшая рядом с собой лохматого дворового пса.
С чего она нервничает? Он же не наведет на нее отряд рыцарей Меча...
Наверное не наведет.
Рывком распахнула дверцы платяного шкафа, невесомо касаясь, перебрала платья - черные, как на подбор, но разных фасонов и тканей, - остановилась на простом, под горло, с шнурованным корсажем. Расчесала волосы, пристально вгляделась в свое отражение - кожа бледная и гладкая, темные губы, настороженно блестящие глаза. Морок, которому не нужны дополнительные минуты, необходимые каждой женщине, чтобы привести себя в порядок.
Ее левая щека и подбородок все еще давали о себе знать болью и стянутостью в старых шрамах под этой красивой магической маской.
Вся жизнь под маской. А Винсент был тем, кто вполне мог все это разрушить...
Собираясь выходить, она несколько долгих мгновений смотрела на нож в красивых кожаных ножнах - ее прежний остался в городе Иллюзий, и на изготовление нового ушло какое-то время.
Но не взяла его.

Странное они, должно быть, являли зрелище на улице: высокий рыцарь в сером плаще Ордена и женщина в черном - рядом, но не касаясь друг друга, как могли бы касаться родственники или обрученные. Не враги, не друзья. Связанные общими тайнами так, как не могли бы связать и родственные узы.
Заведение, которое выбрала Ския для обещанного обеда, было вовсе не бедным - не трактир с соломенным полом. Мягкий блеск натертого дерева, слепящее солнце приглушено полупрозрачными занавесями на окнах, в хорошо освещенном углу - помост для лицедеев и менестрелей, пустующий в полдень. Зато - никаких забулдыг и пьянчуг, распутных девиц, прикрывающихся фартуком подавальщицы, или нечистых на руку слуг. Здесь их никто не побеспокоит, но и на виду можно оставаться.
Особенно, если платит за все это удовольствие кто-то еще.
Скию здесь знали, да и Винсент в своем облике рыцаря вызывал уважение, так что приняли обоих почтительно и вежливо. Усадили за стол, где уже стояла плетеная корзиночка со свежим утренним хлебом, пообещались принести еду в самое ближайшее время, и испарились практически бесследно.
- Ну так... - Ския рассеянно ломала длинными пальцами кусок хлеба, скатывая крошки в шарики. - О чем ты хотел поговорить?

Отредактировано Ския (24.11.2021 12:19)

0


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [15 Разгар 1053] Ищи искомое не там, но здесь


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно