поговаривают, мол...

В день Чернолуния полагается завесить все зеркала и ни в коем случае не смотреть на собственное отражение.

Лучше всегда носить при себе зеркальце чтобы защититься от нечистой силы и проклятий.

Некоторые порождения дикой магии могут свободно проходить сквозь стены.

В Солгарде все желающие могут оформить заявку на тур по тавернам, включающий в себя 10 уникальных заведений со всех уголков мира, и посещение их всех в один день!

Дикая роза на крышке гроба запрет вампира внутри.

В центре опустевшей деревушки подле Фортуны стоит колодец, на бортиках которого грубо нацарапана фраза на эльфийском: «Цена должна быть уплачена».

Старый лес в окрестностях Ольдемора изменился. Звери изменились вместе с ним. Теперь их нужно убивать дважды.

В провинции Хельдемора не стихает молва о страшной угрозе, поджидающей путников на болоте, однако... всякий раз, когда туда прибывали нанятые охотники, они попадали в вполне себе мирную деревеньку.

Беда! Склеп мэра одного небольшого города возле Рон-дю-Буша едва ли не полностью ушел под землю после землятресения. Лежавшие там мирно тела... пропали.

В окрестностях Рон-дю-Буша есть примечательный город, главная особенность которого — кладбище. Поговорите с настоятелем местной церкви и он непременно отыщет для вас могилу... с вашим именем.

Известный мастер ищет бравого героя, дабы увековечить его благородный лик в камне.

Тролль, которого видели недалеко от деревни на болотах, говорит на общем языке и дает разумные советы напуганным путешественникам, встречающих его на пути.

Книги в большой библиотеке при ольдеморской консерватории начали разговаривать, и болтают они преимущественно друг с другом.

В Керноа кто-то повадился убивать горожан. Обнаруживший неизменно замечает, что из тел убитых растут... зеленые кусты.

В Эльмондо обрел популярность торговец, раз в период заглядывающий в столицу и предлагающий всем желающим приобрести удивительно умных зверей. Правда все чаще звучат голоса тех покупателей, которые утверждают, будто иной раз животные ведут себя странно.

Если в Новолуние поставить зажженную свечу на перекресток - можно привлечь Мертвого Феникса, который исполнит любое желание.

Некоторые представители расы шадд странным образом не нуждаются во сне - они вполне могут заболтать вас до смерти!

Эльфы просто обожают декорировать свое жилье и неравнодушны к драгоценностям.

Дворфы никогда не бывают пьяны, что говорится, «в зюзю». А вот гномы напиваются с полкружки пива.

Бросьте ночью 12 Расцвета в воду синие анемоны, подвязанные алой лентой, и в чьих руках они окажутся, с тем вас навек свяжет судьба.

Оборотни не выносят запах ладана и воска.

В Сонном море существуют целые пиратские города! Ничего удивительного, что торговые корабли никогда не ходят в этом направлении.

Хельдемор не отличается сильным флотом: портовые города в гигантском королевстве ничтожно малы!

Положите аркану Луна под подушку в полнолуние чтобы увидеть сон о будущем!

Благословение Луны, которым владеют представители Фэй-Ул, способно исцелить от любого проклятия в течении трех дней после его наложения.

Джинны огня дарят пламя, закованное в магический кристалл, в качестве признания в любви.

В Маяке Скорби обитает призрак водного джинна, который вот уже пятьдесят лет ждет свою возлюбленную и топит каждого, чья нога ступит в воды озера, окружающего маяк.

Фэй-Ул пьянеют от молока, а их дети не нуждаются в пище первые годы жизни - главное, чтобы ребенок находился под Луной.

Самой вкусной для вампиров является кровь их родственников.

Свадьбы в Аркануме проводятся ночью, похороны - днем. Исключение: день Чернолуния, когда ночью можно только хоронить.

В лесу Слез часто пропадают дети, а взрослый путник легко может заблудиться. Очевидцы рассказывают, что призрачный музыкант в праздничной ливрее играет всем заблудшим на флейте, и звук доносится со стороны тропы. А некоторым он предлагает поучаствовать в полуночном балу.

Не соглашайтесь на предложение сократить дорогу от незнакомых путников.

На острове Чайки стоит роскошный особняк, в котором никогда нет людей. Иногда оттуда виден свет, а чей-то голос эхом отдается в коридорах. Говорят что каждый, кто переступит порог, будет всеми забыт.

Озеро Лунная Купель в Лосс'Истэль полностью состоит не из воды, а из лучшего вина, которое опьяняет сладким вкусом!

Утеха стала приютом целым двум ковенам ведьм: неужто им здесь медом намазано?

В языке эльфов нет слова, обозначающего развод.

По ночам кто-то ошивается у кладбищ подле Руин Иллюзий.

В Фортуне дают три телеги золота в придачу тому, кто согласен жениться на дочери маркиза.

В Белфанте очень не любят культистов.

Не стоит покупать оружие у златоперого зверолюда, коли жизнь дорога.

Кто-то оставил лошадь умирать в лесу Ласточки, а та взяла и на второй день заговорила.

Храм Калтэя называют проклятым, потому что в статую древнего божества вселился злой дух и не дает покоя ныне живущим. Благо, живут подле статуи только культисты.

В Озофе то и дело, вот уже десять лет, слышится звон колоколов в день Полнолуния.

Жители утверждают, будто бы портрет леди Марлеам в их городке Вилмор разговаривает и даже дает им указания.

Чем зеленее орк, тем он сильнее и выносливее.

У водопада Дорн-Блю в Ольдеморе живут джинны воды и все, до единого - дивной красоты.

На Ивлире ежегодно в период Претишья происходит турнир воинов. В этом году поучаствует сам сэр Александер Локхард - личный охранник ее Величества королевы Маргарет!

Все аристократы отличаются бледностью кожи, да вот только в Рон-Дю-Буше эти господы будто бы и вовсе солнца не знают.

В мире до сих пор существуют настоящие фэйри, да вот только отличить их от любого другого существа - невозможно!

Фэй-Ул настолько редки, что являются настоящей диковинкой для всего Аркануме. А на диковинки большой спрос. Особенно на черном рынке...

18 Бурана дверь королевского дворца Хельдемора распахивается всем желающим, бал в ночь Первой Луны.

В 15-20 числах в Лосс'Истэле происходит Великая Ярмарка Искусств - это единственный день, когда эльфы позволяют пройти через стену всем.

10 Безмятежья отмечается один из главных праздников - самая длинная ночь года. в Рон-дю-Буше проводится Большой Маскарад.

42 Расцвет - день Солнцестояния, неофициальный праздник Пылающих Маков в Ольдеморе, когда молодые люди ищут цветок папоротника и гадают.

22 Разгара отмечается Урожайный Вал в Фортуне.

Каждую ночь спящие жители Кортелий подле Утехи выбираются из своих постелей, спускаются к неестественно синему озеру и ходят по его песчаному дну. Поутру их тела всплывают, а селяне всерьез боятся спать.

Администрация проекта: один, два, три.
нужные персонажи
15.11 Открыт новый прогноз астрологов.
14.11 Аукцион все еще открыт.

Арканум. Тени Луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [11 Претишье 1059] Obscurum per obscurius


[11 Претишье 1059] Obscurum per obscurius

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Obscurum per obscurius

https://i.imgur.com/EtEvL8k.jpg

https://i.imgur.com/Hp06BPJ.jpg

https://i.imgur.com/SwOUwZS.jpg

Керастес | Аунар | КарбьерЭона, столица Эонии | вечер

These memories, lurking beneath, lost in a dream

Они воссоединились, но повод оставляет желать лучшего. Прошло более суток, но Керастес продолжает спать. А вот там, вдалеке, куда ушел известный Карбьеру преступник, прекращается любое движение. Что первей: рассказать Аунару о событиях той ночи или проверить?

https://i.imgur.com/JIpynVN.jpg

https://i.imgur.com/1uLFCy1.jpg

https://i.imgur.com/D7bJFns.jpg

Закрутить колесо Аркан?
нет

+2

2

[nick]Рассказчик[/nick][status]властитель случая[/status][icon]https://i.ibb.co/BrvVzB3/tumblr-affe560a95d0ecceb45e9ef6e267c2e9-8bc95e38-1280.png[/icon]

Когда Аунар поздним вечером возвращается в риад один, Карбьер понимает - что-то случилось. Тем не менее, все страшные события, промелькнувшие уж было перед глазами вампира, натыкаются на простую истину: фэйри уснула, и разбудить ее не представляется возможным. Когда они приходят в гостиницу, где Керастес с Аунаром заночевали в дождливую праздничную ночь, ничего не кажется подозрительным: она спит совершенно спокойным сном, ворочается с одного бока на другой и абсолютно никак не реагирует на мир вне своих сновидений.

Что-то это Карбьеру должно напоминать, разве нет?

Выбор, с учетом всех событий праздничной ночи, был непростым: или рассказать Аунару историю в целиком, или поведать лишь часть и искать Тиа в том месте, откуда он почему-то никуда не уходил уже на протяжении половины дня. А может вмешался другой маг? Среди эльфов таких бы нашлось немало, а их преследователи явно знали толк в своей работе - им не составило никакого труда провести дело по чужим рукам, едва зная, какие проблемы волновали караван. Может, Аркамэ знает, что произошло? Вариантов дальнейших действий были тысячи, и Эона могла бы дать им тысячу подсказок... если бы они понимали голос этого странного города, его запутанные улицы и сердца местных обитателей. Тиа был вполне искренен в своих словах и своем сожалении, но что если во время ритуала что-то пошло не так? Или магический круг оказался совсем не тем?

Это предстояло выяснить.

+2

3

Добудиться до жены не представлялось возможным, даром что Аунар перепробовал, кажется, все мыслимые и немыслимые способы пробуждения, которые только были в его распоряжении. Но нет, все было бесполезно, жена так и оставалась спящей. Что больше всего озадачивало некроманта, так это ее состояние – Керастес производила впечатление самой обычной спящей, в остальном совершенно здоровой, даже двигалась во сне и, кажется, что-то бормотала.

– Я что-то читал о таких случаях, – задумчиво проговорил темный эльф, обращаясь не то к Карбьеру, не то к самому себе. – Летаргия, кажется, это так называется. Схожее состояние, когда человек внезапно погружается в необычайно глубокий сон, который никак прервать не получается, однако описывается состояние схожее со смертью. Сердце бьется очень медленно, дыхание практически отсутствует, температура тела значительно падает. Тут ничего похожего не наблюдается, кроме разве что невозможности ее разбудить.

Вот тебе раз, после такой чудесной ночи и такому случиться – и это после всего, что они вытворяли. Поначалу он попросту думал, что жена всего лишь хочет как следует выспаться, благо и сам он проснулся довольно поздно, но нет, ситуация оказалась куда серьезнее. Насколько? Он пока и сам не знал, но надеялся, что друг сможет помочь ему найти выход из этой странной ситуации. Прибегать к собственным методам, к своей магии Аунару пока что не хотелось из опасений навредить своей темной магией, вовсе не предназначенной для чего-то кроме причинения страданий и создания нежити.

+1

4

Часы томительного ожидания Карбьер коротает в споре с самим с собой, с противоречиями и сомнениями, которые подарила ему эта странная ночь и посланные ею гости. Принятые им решения сыграют свою роль в дальнейшем, но вот предсказать, чем все это обернется для их троицы, было очень сложно. Не желая думать о худшем, он с некоторым облегчением встречает Аунара на пороге риада и лишь тогда осознает всю тягость их положения, когда стоявший ранее остро вопрос о решении его моральной дилеммы разбивается о новость — Керастес спит и никак не может проснуться.

Разумеется, им ничего не оставалось кроме как сорваться с места и прибыть в снятый гостиничный номер, на бегу выясняя хотя бы какие-то подробности. Подробности, которых, в сути, и не было.

Холодная рука вампира сжимает запястье сестры, чтобы придти к закономерному заключению — пульс ее ровен, как у всякого спящего человека, не выдавая ни единой погрешности в своем спокойном ритме. Керастес ворочается, видя сны, ставшие для нее ловушкой, и что-то внутри Карбьера холодеет.

Мерзкий кошак все же провел ритуал.

Это правда, состояние Керастес никак не может быть связано с летаргией или анабиозом, призванным сохранить остатки сил и пережить самые неблагополучные времена, — Осторожно подтверждает догадки друга вампир, чтобы выдвинуть свою, гораздо более правдоподобную версию. Он собирается с силами некоторое время, но знает — упоминать о Хозяйке Ночи ему не стоит даже рядом с Аунаром, — Этой ночью произошло кое-что, и я принял решение, за которое ты можешь меня не простить, мой друг.

И он ведает ему о вероломном появлении Тиа, о том, как жалобно он выпрашивал пощады для своей полукровки и как упомянул единственный факт, ставший гарантией своего недолгого спасения. Тиа был лишь исполнителем, марионеткой в руках тех, кто действительно желал Аунару зла.

Мне пришлось пойти на сделку с совестью, — Говорит Карбьер, убирая с лица Керастес темные пряди, — Дать ему уйти, дабы спасти Аст, а взамен обрести возможность выйти на след преступника, настоящего преступника, игнорировать которого было бы подобно самоубийству. Я перестраховался, повесив на Тиа магический маяк, но все же был недостаточно осмотрителен, чтобы допустить то, что случилось. И я собираюсь это исправить.

Карбьер зря полагался на благоразумие зверолюда, здорово поступившись с собственным, и теперь обязан был за это поплатиться, делом ли или же оправданным презрением со стороны Аунара. Тем не менее, в своем намерении отыскать убежище Тиа он оставался вполне серьезен.

Нам не стоит оставлять Керастес одну. А Аркамэ уже показала, что достойна доверия, к тому же, спросить совета ясновидящей не будет лишним. Поверь, в ее интересах, чтобы Аст вернулась к каравану целой и невредимой.

+2

5

Выслушав друга, изрядно помрачневший темный эльф надолго задумался. С одной стороны, он был весьма зол на Карбьера, вот так запросто отпустившего ранившего его негодяя, но с другой он прекрасно понимал справедливость решения вампира, принявшего нелегкий выбор в пользу меньшего зла. Стоило признать, что такой выбор лично ему было бы труднее сделать, ведь некромант куда больше был подвержен эмоциям, нежели Карбьер. Впрочем, дело уже было сделано, поэтому нечего было прикидывать разные варианты и размышлять о том, чего уже не будет.

– Всем нам порой приходится принимать тяжелые решения, что уж тут теперь сделаешь, – с тяжелым вздохом произносит Аунар. – Раз за этим стоит кто-то куда более опасный, который желает мне зла, то убийство мелкого исполнителя принесло бы лишь вред. Может, на то и был расчет?

С Тиа можно было бы разобраться попозже, когда будет решено с главной, куда более серьезной угрозой, но прежде всего следовало понять, что же такое случилось с женой и, самое главное, как ее разбудить. Обычными способами, как уже успел понять Аунар, этого было не добиться, а на то, что она проснется сама собой надежда была невелика, не говоря уже про чрезвычайно неприятную неопределенность. Этак она может проснуться и завтра, и через десять лет.

– Значит, снова возвращаемся к чертовым зверолюдам, а ведь я уже почти успел отвыкнуть от их смрада, – некромант не считает нужным скрывать свое истинное отношение к этим существам, да и ранее он не то, чтобы был к ним особо расположен. – Но если они действительно могут помочь Керастес, то выбора у нас нет, надо использовать все имеющиеся возможности.

Неужели их так и будут все время преследовать одни лишь неприятности? Только-только им удалось хоть немного отдохнуть, развлечься, прийти в себя, как ситуация снова оборачивалась очередной непростой проблемой, грозящей перерасти в утрату. Об этом, впрочем, Аунар запретил себе даже думать. Не из таких ситуаций выпутывались, справятся и с этой. После прошлой ночи, проведенной в праздном ничегонеделании, в одних лишь удовольствиях и развлечениях мужчина был полон сил и уверенности. Кто-то решил ему здорово напакостить, и этот кто-то поплатится, равно как и все его помощники. Зря они с ним связались.

Отредактировано Аунар Баэвиир (06.11.2021 18:41)

+2

6

Карбьеру сложно подавить полный облегчения вздох — Аунар с трудом, но принимает и понимает мотивы его поступка. Это понимание облегчит им путь, ведь скандал, что мог бы разразиться прямо сейчас, только отнимет время, пустив по швам выстроенное за декады их совместного путешествия доверие. Разлад сейчас точно ни к чему.

Рассуждения некроманта заставляют призадуматься и вампира.

В риад Тиа привело насланное Керастес проклятье, а вот сам он о нем догадался или же его кто надоумил — сказать сложно. Сомневаюсь, что зверолюд смыслит что-то в ритуалах ведьм, — Выводы, которые делает Карбьер, ему не слишком нравятся. Если участие третьей стороны было куда более активным, чем он предполагал ранее, то не стоило исключать неприятной возможности наткнуться на хладный труп зверолюда, устраненного в качестве ненужного свидетеля.

Наивный, глупый Тиа. Вампир недовольно поджимает губы; неужели его обвели вокруг пальца так же как и этого зверолюда? Обидно, с его-то опытом.

В последствии я бы тоже не желал иметь с ними дел, поверь мне, — Вспоминая рассказ о несчастной судьбе Аст, чувства в отношении некогда добрых знакомых оставались крайне смешанными, что обостряло желании держать их на расстоянии вытянутой руки. Мало ли что в очередной раз нашепчут шаману духи, — Если ориентир не подведет, то уже этой ночью мы найдем убежище беглецов. Мы не будем терять время, оставаясь в караване слишком долго.

+2

7

Аркамэ встречает их с беспокойством, написанным на ее лице - она мгновенно ощущает, когда что-то не так, и для этого шаманке не нужно было даже видеть их. Удивительная способность тонко чувствовать атмосферу всегда выделяла эту кошку среди остальных собратьев, которые теперь вновь отгородились от случайных попутчиков стеной. Они едва успели вернуться после торгового дня, от них все еще пахло специями и рыночной суетой, а тут... не самые лучшие новости.

И все же Аркамэ приглашает их на постоялый двор, угощает едой и стойко выслушивает все, что недавние спутники могли бы ей поведать. В ней теплилась надежда на то, что речь пойдет об Аст - и она не была обманута в этой вере. Хотя обстоятельства, о которых пошла речь, вынуждают ее почти тут же подняться.

- Духи рассказывали Аркамэ о проклятом сне этой ночью! - охает фелид, чей хвост начинает активнее рассекать воздух. Она немного в замешательстве, но, с достойной истинной шаманки рассудительностью, тут же отправляется за вещами и они сразу выдвигаются в гостиницу. Время - самое ценное, что у них было, и потому Аркамэ не тратит его на пустые разговоры и не высказывает никаких предположений, пока не ощупывает запястья спящей Керастес, затем касается ее спины и макушки, кивая каким-то своим внутренним доводам. Кошка шепчет себе что-то под нос, обходя кровать то с той, то с этой стороны, и диалог этот занимает какое-то время.

Но и она, и духи приходят к какому-то выводу.

- Если мои догадки на основе ваших слов верны, то проклятие могло быть возвращено тому, кто его наложил. - она слегка приподнимает руку спящей фэйри и отпускает ее - рука ложится на постель внезапно плавно, будто это прикосновение не ускользнуло от спящей - Я мало знаю о галатейских ведьмах, но моя мать рассказывала, что заклинания создаются ими индивидуально и вещь эта сугубо интимная, поскольку можно обратить любые их чары вспять, если другая ведьма получит заклинание. Это похоже на то: духи говорят, что в этой оболочке чужая душа, а где родная - не имеют понятия. Она не мертва, но и не витает в мире духов как бывает с теми, кто остается без тела. 

Магия ведьмы - это всегда часть ее самой, а значит кто-то, завладев неумелой подделкой Карбьера, мог запросто испортить заклятие. Символы на древнем языке были ему не понятны, и если они имеют дело с ведьмой - не факт, что женщина с Галатеи могла бы понять их тоже, другое дело - магический круг.

Им придется искать Тиа, и сделать это следовало как можно скорее: нить, связывающая его и Карбьера, становилась тоньше с каждой минутой, а их цель приходила в движение.

- Я присмотрю за ней. - предлагает Аркамэ и, словно настоящая кошка, плюхается на кровать рядом с Буревестной. Для полноты картины не хватало лишь свернуться клубочком, но шаманка просто замирает, застыв напротив фэйри. Ее мысли и дух как будто где-то не здесь.

[nick]Лурмарэс'Аркамэ[/nick][status]шаман[/status][icon]https://i.ibb.co/r4NpCSp/c582e6003df89fb15776c011c6f0dc7c.png[/icon]

+2

8

Аунар отвечает на рассуждения Карбьера легким кивком, погруженный в собственные мрачные мысли, но предположения вампира о том, что они, возможно, наткнутся на беглецов уже этой ночью изрядно его воодушевили. В своих силах он теперь был совершенно уверен, но нельзя было терять голову от осознания этого факта, ведь неизвестные недоброжелатели явно были не из тех, кого можно было недооценивать. Они имели дело с кем-то весьма серьезным, следовательно, подход к этому делу тоже должен быть соответствующий. О некоем проклятии темный эльф предпочел сейчас не расспрашивать, ведь было явно не до того.

– Рад, что мы мыслим похожим образом.

Его прямо-таки порывало создать боевого гуля, затем поднять хорошую толпу разномастной нежити с местного погоста и, напав на лагерь зверолюдов, сперва вырезать без разбора всех, кто попадется под горячую руку, а уже потом начать задавать вопросы тем, кому посчастливится выжить. Явно ведь кто-то что-то знает, кто-то что-то видел, надо лишь правильно задавать вопросы. Трудно сохранять молчание и уж тем более хранить тайны, когда ожившие мертвецы рвут из тебя клочья мяса, все-таки.

Устраивать остальным зверолюдам настоящую бойню Аунар, подумав, счел совершенно бесполезным занятием и, что самое главное, не самым умным, ведь кто бы мог поручиться, что некто именно этого и добивался – вырезать целый караван чужими руками? Некромант ой как не любил подобных гнусных манипуляторов, поэтому решил, что чрезмерные жертвы ни к чему, но и милосердия от него, в случае чего, эти выродки не дождутся, потому что он уже слишком хорошо знал, чем чревата мягкость и как наказуема бывает доброта.

Темному эльфу, откровенно говоря, не нравилось, что эта чертова кошка теперь и жену ощупывает, но она ведь помогала ему самому, страдающему от болезненной, тяжелой раны. Вероятно, без такого ухода и помощи он не смог бы поправиться даже при помощи неизвестного, прямо-таки чудодейственного зелья, о котором тоже следовало бы расспросить вампира, вот только опять-таки не время было. Словом, к Аркамэ Аунар испытывал странную смесь недоверия и некого подобия благодарности, хотя ей ничего иного и не оставалось, кроме как помогать ему. Случись что недоброе и его жена самолично разорвала бы эту кошку пополам, в этом некромант даже не сомневался.

– Значит, проклятие некоторого рода. Ну что же, будем его снимать. Нам надо спешить, дружище.

Брошенный темным эльфом взгляд на кошку в случае провала ничего хорошего ей не предвещал, даром что она не могла видеть, но наверняка его почувствовала как-то иначе.

+2

9

Привести Аркамэ оказалось верным решением — она дает наводку, наталкивает на нужную ветвь рассуждений. Значит, Тиа не был один на один со своей бедой. Значит, кто-то ему помог и этот кто-то, вне всяких сомнений был связан с теми негодяями, что косвенно повлияли на принятое зверолюдом решение, самого себя тем самым загнав в ловушку. Те, кто найдут его, вряд ли протянут ему руку помощи — если Аунар задумает на месте растерзать бестолкового кота, вампир не станет ему мешать. Уж некромант знал, как заставить труп говорить откровенно, без утайки и увиливаний.

Впрочем, кое-что все таки оставляло сомнения. Душа. Принадлежала ли душа, покинувшая тело архаас, Керастес изначально? После ночи, проведенной в компании леди Ар'Луны, после диких откровений в этом нельзя было быть уверенным наверняка, и эта неуверенность нервировала. Только этой странной путаницы им не хватало.

Нам и впрямь надо торопится, — Подтверждает Карбьер, чувствуя, как ослабевает созданная им нить. Немыслимо, ведь он столько сил приложил к ее созданию, — Пойдем, Аунар.

Вампир покидает номер первым, глубоко надвинув капюшон на голову. В иное время он защитил бы своего обладателя от палящих лучей солнца, но в этот раз был призван укрыть от любопытствующих взоров, ведь веки Карбьер держал полностью закрытыми. Вперед его толкали инстинкты и алая нить, стремительно истончавшаяся. Она тянулась куда-то далеко-далеко вперед, путалась меж зданий и людей, но неизменно вела к искомой им цели.

Шаг, другой — он почти срывается на бег, в страхе, что единственная зацепка, ведущая к беглецам исчезнет, а полагаться на удачу станет бессмысленно; ее Карбьер разменял ценою жизни названной сестры.

+2

10

Аркамэ убережет их спутницу от самого худшего, в этом можно не сомневаться - кто, если не шаман, понимает все тонкости души? Возможно, в той, что принадлежала Керастес, было куда больше спутанности, и им все же стоило посетить леди Ар'Луну. Но на это не было времени. Только вопрос: видела ли леди такое развитие событий?

Без сомнений - да. И позволила им нести ответственность за собственные решения самостоятельно, даже не предупредив о подобном последствии, хотя она оно угрожало жизни ее сестры. Или нет? Нужно идти, бежать, искать. Ниточка, связывающая Карбьера с Тиа, стала совсем тонкой, и под конец этой безумной пробежки по городу им оставалось ориентироваться только на собственное чутье и интуицию. Этот дальний район был трущобами, занятыми рабами всех мастей и рас: неприглядная, скрытая сторона роскошной Эоны, с которой им еще не доводилось сталкиваться.

Их встречали недоверчивые взгляды, почерневшие от работы руки, хлипкие дома с окрашенными в разные цвета дверьми и грязные улицы. А еще - запах крови, такой отчетливый, что вампир ни с чем не спутал бы его. Источник находился практически на окраине трущоб, по ту сторону выцветшей темно-алой двери. Возможно, он был один. А может все это - лишь приманка для охотника куда крупнее несчастного Тиа. Мотивы фелида были как минимум ясны, а его поведение не казалось притворством... была ли Аст вместе с ним? Или они застанут самую страшную из возможных картин?

Первое, на что натыкается взгляд внутри - магический круг из тех, что рисует Керастес, выведенный кровью. Дымящаяся трава с отвратительным для вампира ароматом, но даже он не мог скрыть кровь, а здесь ее было немало. Дом погружен во мрак, но им это нисколько не мешает. Внутри что-то тихо скреблось, или это чье-то дыхание? Темно-серая шкура их обидчика была липкой и почти черной, они даже не сразу замечают его, похожего на сваленную в угол груду плоти и костей. Тиа лежит, съежившись, на боку, а под ним уже натекло изрядно крови. Тяжелое дыхание фелида похоже на клекот, и скрип двери вынуждает его приоткрыть глаза, едва заметно дернувшись.

- Берегитесь! - восклицает он, сам того не заметив, на местном языке.

Кажется, леди Ар'Луна говорила о чем-то таком?

[nick]Рассказчик[/nick][status]властитель случая[/status][icon]https://i.ibb.co/BrvVzB3/tumblr-affe560a95d0ecceb45e9ef6e267c2e9-8bc95e38-1280.png[/icon]

+2

11

Прогулка по местным трущобам, отвратительных ровно так же, как и в любом другом городе Аунару напомнила иные места, в которое его волей-неволей заносило еще до той судьбоносной встречи с женой и с вампиром. На счастье, он в таких условиях не жил, не собираясь опускаться до столь жалкого существования даже когда с деньгами было очень-очень туго, но повидать успел, и повидать немало, а один раз и вовсе устроил в похожих трущобах настоящую бойню, применив самые отвратительные и самые ужасные заклинания из богатого арсенала некромантии. Гордиться тут, впрочем, было нечем, сам темный эльф предпочитал вовсе не вспоминать о том случае и, в особенности, причинах той обуявшей его ярости, очень дорого стоящей ему самому. Но, предаваться неприятным воспоминаниям на данный момент попросту не было времени, да и его мысли были заняты совсем иным.

Аунар изрядно подивился, в каком состоянии они нашли Тиа – до такого он собирался отделать его самолично, и ему было довольно-таки неприятно, что кто-то или что-то успело его опередить. Треклятый зверолюд того и гляди помрет, так и не получив заслуженного внимания от некроманта. Про мораль, про причины, вынудившие зверолюда поступить таким гнусным образом Аунар тоже задумываться не хотел, беспощадно заглушив голос совести, который мог бы намекнуть, что зверолюд-то, дескать, и не виновен даже вовсе, что его так вынудило поступить некая отчаянная ситуация. Хватит уже, наслушался. Единственное, что могло бы несколько смутить темного эльфа, так это возглас предостережения. Все-таки ловушка? Коли так, то он с радостью расправится и с исполнителем чьей-то гнусной воли, и с заказчиком. Рука привычно легла на рукоять меча, в уме уже начали складываться слова в заклинания.

– Дилетант, – процедил некромант сквозь зубы. – Если уж собрался убивать, то делать это надо чтобы наверняка.

Слова, словно плевок, были брошены не только Тиа, но и тому, кто тут мог бы находиться в засаде, или же, по крайней мере, могли бы быть услышаны неизвестным манипулятором. Не стоило будить в темном эльфе настоящее чудовище, ой не стоило.

+2

12

Тонкая алая нить приводит их в самый злачный район столицы, так сильно контрастирующим с богатым и праздным центром. Обитатели его не жили, но выживали, и Карбьер вполне мог понять, почему именно сюда забрался Тиа вместе с Аст – преступность и подлость царили тут в качестве основного закона выживания. Ничего удивительного в том в намерении держаться настороже, едва ступив на эту территорию.

Едва исчезает магический след, как ему на замену приходит нечто куда более надежное и куда более опасное – запах крови, четкий настолько, что можно было бы подумать, будто где-то неподалеку устроили настоящую бойню. Вампир предупреждает Аунара о своем наблюдении, будучи и сам в напряжении своем подобным натянутой тетиве. Не надо было быть ясновидящим, чтобы предугадать: будущая находка в логове беглеца не придется им по нраву.

Что-то щелкает в его голове, стоит руке коснуться ручки двери. Он не сразу осознает ее цвет. Осточертевший темно-алый оттенок; облепленная краска слишком сильно напоминала запекшуюся кровь.

Будь Карбьер голоден, он бы, наверное, сошел с ума от ее дикого обилия здесь. Его отрезвляли только едкий запах незнакомых ему трав, оклик лежащего на грязном полу Тиа и воспоминание, пулей прошившее его череп.

Входя в алую дверь, береги правый бок. Кажется, так говорила ему леди Ар’Луна перед своим уходом?

- Справа! – Рявкает вампир, уворачиваясь от предполагаемого удара. Он надеется, что Аунар среагирует оперативно, выставив щит или же намечая атаку в указанную Карбьером сторону, в то время как сам он начинает читать заклинание из ряда парализующих. Кто бы не вздумал на них напасть, этот смельчак нужен им живым или, в крайнем случае, способным отвечать на вопросы.

+2

13

Справа всего на миг мелькает острие кинжала, но предупреждение леди Ар'Луны спасает их - Карбьер отшатывается в последний момент и оружие, наверняка щедро сдобренное ядом, пронзает пустоту. Высокая фигура в черном плаще едва различима в темноте амбара. Кажется, будто все пространство внутри занято Тиа и его большим, умирающим телом. Дыхание зверолюда было сбитым, как будто он шепотом уговаривал себя продержаться дольше... или он просто больше не мог говорить членораздельно и постепенно проваливался в бред?

- Аст... они... там... - он не может говорить, его всего скручивает от боли, а подосланный разобраться с визитерами убийца не медлит - он внезапно оборачивается и наносит следующий удар уже по Аунару.

И тут Карбьер осознает довольно тревожную истину: его магия не работает на это вооруженное существо, которое жаждет лишь одного - их крови рядом с кровью несчастного зверолюда. Убийца молчит, но и без слов ясно, что он из шайки воров, которые похитили их деньги. Нужно разобраться с ним как можно скорее чтобы допросить Тиа прежде, чем тот откинет хвост на другой свет, а лучше еще и этого ублюдка для понимания того, кто именно является заказчиком "веселья".

Видит Луна: времени оставалось немного.

Информация

Старые добрые кубики!
У Карбьера на все броски 1д8.
У Аунара на все броски 1д10.
У противника 15 хп.
Бросаем атаку-защиту. У вас есть 2 хода чтобы убить его, иначе Тиа умрет. 

[nick]Рассказчик[/nick][status]властитель случая[/status][icon]https://i.ibb.co/BrvVzB3/tumblr-affe560a95d0ecceb45e9ef6e267c2e9-8bc95e38-1280.png[/icon]

+2

14

Действовал Аунар совершенно рефлекторно, мастерски отбивая направленную на него атаку неизвестного убийцы, достаточно смелого, чтобы напасть сразу на двоих, да еще и, вероятно, хорошо зная, кто его цели и кем они были. Разбираться, кто таков был этот неизвестный у него совершенно не было времени, но убийца этот явно был профессионалом, засевшим в засаде и, если бы не ловкость вампира, то для Карбьера этот удар мог бы быть последним. Скорость, с которой двигался их противник, некроманту тоже очень не понравилась – их численное преимущество было под большим вопросом, не говоря уже про их личные качества. Да уж, придется повозиться.

Последовавшая за этим резкая атака некроманта, даром что была весьма сильной и быстрой, убийце никакого урона не нанесла – неизвестный был весьма ловок, чтобы уклониться от стремительного выпада мечом, который со свистом рассек воздух. Кажется, вампир успел нанести удар, но чем и как не заметил даже Аунар. Хороший знак, бесспорно, вот только до победы было еще далеко, а их незадачливая цель была буквально при смерти – чертов зверолюд действительно ужасно страдал от ранений, нанесенных ему этим неизвестным. Нельзя было сказать, что это умаляло его вину в полной мере, но некромант явно испытал мстительное удовольствие, пусть даже и неполное. Отвратительная ситуация, на самом деле, когда теперь спасать-то как раз требовалось этого Тиа.

Еще некроманту очень не нравилось, что этот неизвестный вообще не издавал никаких звуков, даже когда Карбьеру его удалось ранить, будто бы машина какая-то, продолжая невозмутимо двигаться с необычайной ловкостью. Впрочем, убийца мог быть накачан какой-то дрянью, практически сводящей на нет любые болевые ощущения и ускоряющей реакцию, темному эльфу такое уже было знакомо. В любом случае, их противника могла остановить только смерть. С одной стороны, Аунару вовсе не улыбалось опять получить тяжелое ранение, едва-едва оправившись от предыдущего, но с другой — с другой была Керастес в неизвестном состоянии, которое могло окончиться смертью или, что хуже, вечным состоянием живого полутрупа. Малодушие и колебания, стало быть, исключались.

+2

15

Клинок мелькает в опасной близости от тела Карбьера и увернуться, при всей вампирской ловкости, ему удается лишь имея при себе знание, что атака справа окажется неизбежной. Но противник не мешкает, тут же переключаясь на Аунара, двигается быстро, уверенно, с одним единственным намерением – убить. Неизвестный не был отчаянным камикадзе, он хорошо подготовлен и знал, кто заявится в дом с алой дверью.

Магия очарования его не брала. Убийца имел при себе защитные амулеты? Удивительная предусмотрительность, но ведь Карбьер не афишировал свои познания в этой области. Но, строить догадки ему некогда: если магия была бессильна, то в ход шли физические силы, представлявшие не меньшую опасность.

Удар когтистой руки приходится прямо по лицу противника – вампир рассчитывает ослепить его, тем самым дезориентировав, а еще сбить с головы капюшон. Он все еще помнит о том, что убийца нужен им живым, потому как надежды на то, что Тиа продержится хотя бы час, было мало. Зверолюд вот-вот испустит последний дух, но Карбьер не испытывает ни сожаления, ни жалости, ни положенного ему недовольства. Мертвых тоже можно разговорить.

Несчастный Тиа стал жертвой. Невинной? Отнюдь.

Атаковав, Карбьер тут же отступает на пару шагов назад, чтобы у противника не представилось возможности вогнать ядовитое жало ему под ребро. Рана, не смертельная для вампира, в перспективе оставалась крайне болезненной и могла бы помешать полноценно сражаться дальше.

+2

16

[nick]Рассказчик[/nick][status]властитель случая[/status][icon]https://i.ibb.co/BrvVzB3/tumblr-affe560a95d0ecceb45e9ef6e267c2e9-8bc95e38-1280.png[/icon]

Ловкость подосланного убийцы была чрезвычайной, но предупреждение леди Ар'Луны оказалось чрезвычайно важным - они, заметив его, оказались в более выигрышной позиции. Магия очарования таинственным образом натыкалась на стену подле незнакомца, а значит при нем находился защитный артефакт... или сила той ведьмы, которая заколдовала Керастес при помощи ее же магии. Это обычное дело среди профессионалов, ведь подобный вид магии был самым опасным в их профессии.

Четкие, отточенные движения. Вот он наносит удар в сторону Аунара, вынуждая того отступить, а вот защищается от его выпада, обретя больше пространства для маневра. Атака же Карбьера оказывается для него сюрпризом - убийца явно не знал, кто скрывается под личиной человеческого юноши. Когти попадают в лицо, но противник вовремя отшатывается - это ранение не слишком критично, но явно доставляет немало боли.

Капюшон убийцы спадает. Перед ними - темный эльф с черными волосами, собранными в хвост. Узкое лицо, высокий лоб, лазурные глаза - он почти красив, но большую часть его лица пересекают три уродливых шрама, напоминающих удар медвежьими когтями. И рана, нанесенная Карбьером, будет лишь новой отметиной, выдающей в нем стойкого убийцу.

Ведь он не издает и звука, словно вовсе не чувствует боли. И не паникует, хотя кровь, заливая один глаз, ограничила его обзор.

Он понял, кто его противник. Один изогнутый клинок рассекает воздух между ними с Аунаром, в то время как другой оказывается опасно близко с левым боком Карбьера. Он открылся, но понимал, что сражаться с превосходящим в скорости противником - худший вариант, а значит убрать его необходимо немедленно.

Дыхание Тиа становится тише.

Информация

У противника осталось 10 хп, кубы брошены. Его надо прикончить за этот ход хотя бы до 1-2 хп.

+2

17

Некромант на месте убийцы ожидал увидеть кого угодно, но только не своего сородича – неужто та чертова погоня его все-таки настигла? Головоломка постепенно начинала складываться, теперь-то уже становилось понятно, кто на самом деле нанял этого зверолюда, и кто нашептал ему про сказочное сокровище, которым обладал Аунар. На самом деле, не такое уж и сказочное, но даже за одну сотую часть этих денег за ним будут еще долго охотиться, в этом не было сомнений. И, ладно бы охотились только за ним, так нет, еще и жена из-за этого пострадала, а это было роковой ошибкой его недоброжелателей, потому как за архаас он с них шкуру спустит, причем буквально.

Как оказалось, некоторое замешательство было вовсе не в пользу некроманта, который атаковал явно не так, как мог бы и ему снова не удалось даже поцарапать чрезвычайно ловкого убийцу, а между тем Тиа уже вот-вот испустит дух. Впрочем, не стоило забывать, что Аунар мог запросто заставить говорить даже мертвого, особенно если он умер совсем недавно, так что зря этот неизвестный тянет время, по истечении которого он наверняка сбежит, едва их цель помрет. Именно поэтому сам темный эльф не пускал магию в ход, обходясь одним лишь мечом, будучи не совсем уверенный, что стоит выдавать в себе темного колдуна. О нет, мертвый или живой, но Тиа им все-все расскажет, если, конечно же, убийц не станет больше – тогда им действительно придется туго и тогда вовсе станет необходимостью использовать некромантию в бою. Иронично, ведь его незадачливый убийца в лице зверолюда станет их защитником, пусть даже ненадолго. А еще он никак не мог отделаться от мысли, что Карбьер знает явно больше, чем говорит – но сейчас, как на зло, на такие размышления попросту не оставалось времени.

Аунар крайне нехотя вынужден был признать, что его мастерство мечника явно уступает в ловкости неизвестному темному эльфу без, собственно, магии, которой он так привык себе помогать, понимая, что по сути только обороняется, тогда как Карбьеру удалось ранить их общего противника, пусть и легко. Демоны и преисподняя, этак действительно придется воскрешать Тиа, потому как тот уже, похоже, взаправду умирает. Что же, заслуженный конец для того, кто стреляет в спину и оставляет умирать в мучениях под лучами свирепого южного солнца посреди раскаленной пустыни. О том, что могло побудить зверолюда так поступить, некромант не задумывается, да и не желает думать – очередная нарочито слезливая побасенка его бы все равно не разжалобила. Мог бы быть у этой истории иной исход, но увы.

+2

18

Карбьер готов едва ли не зашипеть от злости и разочарования: ранее игравшие на руку обстоятельства не дали им желаемого преимущества, и силы, вместе с драгоценным временем, потрачены были впустую. Тиа умрет. Ныне им надо было позаботиться о том, чтобы эта же участь не настигла никого из них.

Темный эльф проворен, пользуется замешательством вампира, видом соперника ошарашенного ничуть не меньше Аунара. Этот просчет становится для него роковым — Карбьер понимает, что сущность его более не является секретом, а следовательно и преимуществом. Череда новых ударов неизбежно обрушится на него, и первый из них приходится прямо в левый бок. Попытка увернуться была бы провальной, и вампир использует это как возможность нанести ответный, не менее болезненный удар.

Клинок вспарывает ткани и кожу, оставляя глубокую, кровоточащую рану; Карбьер завывает раненым зверем, но, не смотря на серьезность ранения, кажется, будто бы это только его злит, будоражит точно так же как и запах крови, стремительно покидающей его организм. Доза адреналина не дает отступить, и когтистая рука проходится аккурат возле шеи убийцы. Не так глубоко, чтобы вскрыть горло, но достаточно, чтобы новые шрамы украсили тело эльфа. Быть может, силы было достаточно, чтобы переломать ему ключицу — Карбьер не прицеливался и бил, не рассчитывая сил.

Цель была до обидного проста — выжить. Причинить как можно больше боли, отпугнуть, обездвижить, но не дать противнику одержать верх.

+2

19

Убийца атакует с единственной целью: убить. Но двое противников примерно одинаковой сноровки - непростая задача, когда они знают о нем. Атаковать из тени и убрать их по одному было бы куда проще... Клинок легко разрезает одежду и кожу на боку вампира. Убийца идет на этот рисковый шаг, получая новый болезненный удар и вынося его без единого звука, но этого мало. Он отходит в сторону.

Ему нужны считанные секунды для того, чтобы просчитать ситуацию. Он снова нападает на Аунара... но в последний момент траектория его движения меняется, и фигура в черном бросается в окно, расположенное рядом. В нем нет стекла чтобы помешать беглецу, и тот буквально в мгновение ока скрывается из поля зрения.

Наступает полная тишина, разбавляемая лишь их тяжелым дыханием.

Об их местоположении вот-вот узнают, он здесь точно не единственный охотник за королевскими сокровищами.

В тишине не хватало дыхания третьего существа, находящегося в доме, больше похожем на сарай. Тиа был мертв. Крови было так много, что нельзя даже предположить, что жив: Луна забрала его грешную душу и лишила последней возможности увидеть Аст или спасти ее. Равно как и рассказать о том, где находится полукровка или что с ней произошло.

Похоже, интереса в этих двоих похитители денег больше не имели, но зачем-то, заполучив желаемое, все еще жаждали насолить им. Изощренная месть? Они не успели насолить кому-либо в Эф'Ша'Тэхии настоьлько сильно, чтобы эльфы рискнули зайти на территорию врага и так открыто вступать в конфронтацию с гостями Эоны. Но кому какое дело? В этом городе жизнь и смерть не имели цены, о хладном теле Тиа даже никто не позаботится.

Рана на боку Карбьера немела и источала полчища "мурашек", разбегающихся по всему телу. Клинок был отравлен, а значит исцеление займет куда больше времени, чем следовало бы. Но у них все еще оставался шанс узнать о происходящем - достаточно лишь побеспокоить несчастного мертвеца, в чьей смерти они пусть и косвенно, но были виновны.

[nick]Рассказчик[/nick][status]властитель случая[/status][icon]https://i.ibb.co/BrvVzB3/tumblr-affe560a95d0ecceb45e9ef6e267c2e9-8bc95e38-1280.png[/icon]

Информация

1д2 бросок на беседу с духом для Аунара.
1 - получилось
2 - провал

+2

20

Ранить вампира, да еще ночью – это очень многого стоило, в иной ситуации Аунар бы даже похвалил чертового убийцу, но только не когда этим самым вампиром был его близкий друг. Итог их боя был бы закономерен, тем не менее – это понимали все трое, особенно хорошо это понимал неизвестный темный эльф. Именно поэтому он, едва убедившись, что Тиа затих, с необычайной скоростью бросился наутек, напоследок сделав вид, что атаковал некроманта. Недовольно хмыкнув, тот сначала бросает беглый взгляд на друга, а затем бросается к зверолюду, впрочем, уже зная, что они опоздали, слишком долго возившись с, надо сказать, настоящим профессионалом.

– Мертв, – хмуро констатирует Аунар совершенно очевидный факт. – Но, у меня даже покойники обычно становятся очень словоохотливыми, дружище. Ты сам там как? Может, нужна кровь?

То, что клинок неизвестного мастера убийцы был отравлен, Аунар предполагал с самого начала, именно поэтому защищался со всей доступной ему ловкостью и сноровкой, благо свой народ он знал, как никто другой и был неплохо осведомлен о страшных ядах, которые используют его представители. Если бы Карбьер был обычным человеком, то в скором времени в этой убогой лачуге оказалось бы два трупа, но даже будучи вампиром ему явно придется несладко, именно поэтому некромант был готов предоставить столько крови, сколько нужно. Кроме того, у них был свежий труп, кровь из которого тоже вполне годилась.

– Не думаю, что он вернется, так что можно передохнуть. Остальное предоставь мне.

Под “остальным” Аунар, само собой, подразумевал возвращение Тиа к тому жалкому подобию жизни, что даруют некроманты своим чудовищным подчиненным, каждое мгновение существования которых было мучительным и ужасным. Не теряя времени Аунар принялся за дело, благо поднять всего одного зомби, особенно имея в распоряжении такой свежий труп, было совсем нетрудно, как ему казалось. И действительно, Тиа вскоре зашевелился, захрипел и неуклюже поднялся на ноги, невидящим взглядом уставившись в одну точку, полностью покорный злой воле некроманта, словно гигантская, ужасная марионетка.

Но, подобно все той же марионетке, он был совершенно нем, и как не пытался некромант выведать у него хоть что-то, ответом было молчание. Заклинание некроманта вернуло к жизни лишь тело, но разум, сознание, душа – полностью отсутствовали, словно их никогда и не было. Все-таки убийца знал, кем был Аунар и, похоже, не только он, раз этого несчастного идиота заранее каким-то необыкновенным образом прокляли, начисто отрезав душу от тела сразу после смерти. Их неведомый враг был опять на шаг впереди, мастерски просчитав все возможные варианты.

– Ничего, – наконец проговорил Аунар, еле сдерживаясь, чтобы не разразиться громкими проклятиями. – Кто-то очень хорошо постарался, чтобы наш Тиа не заговорил даже со мной. Чрезвычайно могущественная и не менее опасная магия.

+1

21

Когда убийца сбегает, Карбьер, тяжело вздохнув, опирается о стену. Он уже принял поражение и только с непередаваемым раздражением косился в окно.

Руки зажимают кровоточащую рану — ледяные пальцы вампира мелко подрагивают от боли. Клинок был отравлен, но яд не окажет на вампира большого влияния. Замедлит восстановление тканей, мучительной пульсацией останется в боку на ближайшую неделю, но не убьет и это самое главное.

Настоящее везение в том, что, зная о его сущности, темный эльф не знал как его убить. Прицелься он в голову или в сердце, и последствия были бы куда более удручающими.

Карбьер кивает Аунару, который констатирует очевидное, и, приложив усилие, отрывается от стены. По телу разливается новая волна боли, неприятная, но вполне терпимая.

- Он не вернется, а вот его дружки вполне могут наведаться сюда. Времени может не хватить для обстоятельной беседы, так что я пока осмотрюсь. Тиа бубнил что-то про Аст, быть может, она где-то здесь. Девчонку нужно вернуть в караван.

Он помнит про данное Аркамэ обещание и намерен его исполнить. Чем больше событий наваливалось на него, чем больше неудач и опасностей, тем меньше эмпатии мог испытывать ко всем вовлеченным в конфликт лицам. Карбьер заботится только о тех, кто рядом с ним, был и будет впредь. Вернуть Аст — последняя услуга, прежде чем он пошлет к чертовой матери свое желание помогать хоть кому-либо, относиться по-человечески хоть к кому-либо.

Если девочка будет сопротивляться, то церемониться с ней никто не станет. Больше нет.

0


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [11 Претишье 1059] Obscurum per obscurius


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно