14.05. Временно закрыта возможность гостям писать в гостевой. Писать сообщения можно через профиль рекламы (Ворон), либо зарегистрировавшись. 14.04. Регистрация на форуме и подача анкет возобновлены. 07.04. Можно ознакомиться с итогами обновления, некоторые мелкие детали будут доработаны.

В день Чернолуния полагается завесить все зеркала и ни в коем случае не смотреть на собственное отражение.

Лучше всегда носить при себе зеркальце чтобы защититься от нечистой силы и проклятий.

Некоторые порождения дикой магии могут свободно проходить сквозь стены.

В Солгарде все желающие могут оформить заявку на тур по тавернам, включающий в себя 10 уникальных заведений со всех уголков мира, и посещение их всех в один день!

Дикая роза на крышке гроба запрет вампира внутри.

В центре опустевшей деревушки подле Фортуны стоит колодец, на бортиках которого грубо нацарапана фраза на эльфийском: «Цена должна быть уплачена».

Старый лес в окрестностях Ольдемора изменился. Звери изменились вместе с ним. Теперь их нужно убивать дважды.

В провинции Хельдемора не стихает молва о страшной угрозе, поджидающей путников на болоте, однако... всякий раз, когда туда прибывали нанятые охотники, они попадали в вполне себе мирную деревеньку.

Беда! Склеп мэра одного небольшого города возле Рон-дю-Буша едва ли не полностью ушел под землю после землятресения. Лежавшие там мирно тела... пропали.

В окрестностях Рон-дю-Буша есть примечательный город, главная особенность которого — кладбище. Поговорите с настоятелем местной церкви и он непременно отыщет для вас могилу... с вашим именем.

Известный мастер ищет бравого героя, дабы увековечить его благородный лик в камне.

Тролль, которого видели недалеко от деревни на болотах, говорит на общем языке и дает разумные советы напуганным путешественникам, встречающих его на пути.

Книги в большой библиотеке при ольдеморской консерватории начали разговаривать, и болтают они преимущественно друг с другом.

В Керноа кто-то повадился убивать горожан. Обнаруживший неизменно замечает, что из тел убитых растут... зеленые кусты.

В Эльмондо обрел популярность торговец, раз в период заглядывающий в столицу и предлагающий всем желающим приобрести удивительно умных зверей. Правда все чаще звучат голоса тех покупателей, которые утверждают, будто иной раз животные ведут себя странно.

Если в Новолуние поставить зажженную свечу на перекресток - можно привлечь Мертвого Феникса, который исполнит любое желание.

Некоторые представители расы шадд странным образом не нуждаются во сне - они вполне могут заболтать вас до смерти!

Эльфы просто обожают декорировать свое жилье и неравнодушны к драгоценностям.

Дворфы никогда не бывают пьяны, что говорится, «в зюзю». А вот гномы напиваются с полкружки пива.

Бросьте ночью 12 Расцвета в воду синие анемоны, подвязанные алой лентой, и в чьих руках они окажутся, с тем вас навек свяжет судьба.

Оборотни не выносят запах ладана и воска.

В Сонном море существуют целые пиратские города! Ничего удивительного, что торговые корабли никогда не ходят в этом направлении.

Хельдемор не отличается сильным флотом: портовые города в гигантском королевстве ничтожно малы!

Положите аркану Луна под подушку в полнолуние чтобы увидеть сон о будущем!

Благословение Луны, которым владеют представители Фэй-Ул, способно исцелить от любого проклятия в течении трех дней после его наложения.

Джинны огня дарят пламя, закованное в магический кристалл, в качестве признания в любви.

В Маяке Скорби обитает призрак водного джинна, который вот уже пятьдесят лет ждет свою возлюбленную и топит каждого, чья нога ступит в воды озера, окружающего маяк.

Фэй-Ул пьянеют от молока, а их дети не нуждаются в пище первые годы жизни - главное, чтобы ребенок находился под Луной.

Самой вкусной для вампиров является кровь их родственников.

Свадьбы в Аркануме проводятся ночью, похороны - днем. Исключение: день Чернолуния, когда ночью можно только хоронить.

В лесу Слез часто пропадают дети, а взрослый путник легко может заблудиться. Очевидцы рассказывают, что призрачный музыкант в праздничной ливрее играет всем заблудшим на флейте, и звук доносится со стороны тропы. А некоторым он предлагает поучаствовать в полуночном балу.

Не соглашайтесь на предложение сократить дорогу от незнакомых путников.

На острове Чайки стоит роскошный особняк, в котором никогда нет людей. Иногда оттуда виден свет, а чей-то голос эхом отдается в коридорах. Говорят что каждый, кто переступит порог, будет всеми забыт.

Озеро Лунная Купель в Лосс'Истэль полностью состоит не из воды, а из лучшего вина, которое опьяняет сладким вкусом!

Утеха стала приютом целым двум ковенам ведьм: неужто им здесь медом намазано?

В языке эльфов нет слова, обозначающего развод.

По ночам кто-то ошивается у кладбищ подле Руин Иллюзий.

В Фортуне дают три телеги золота в придачу тому, кто согласен жениться на дочери маркиза.

В Белфанте очень не любят культистов.

Не стоит покупать оружие у златоперого зверолюда, коли жизнь дорога.

Кто-то оставил лошадь умирать в лесу Ласточки, а та взяла и на второй день заговорила.

Храм Калтэя называют проклятым, потому что в статую древнего божества вселился злой дух и не дает покоя ныне живущим. Благо, живут подле статуи только культисты.

В Озофе то и дело, вот уже десять лет, слышится звон колоколов в день Полнолуния.

Жители утверждают, будто бы портрет леди Марлеам в их городке Вилмор разговаривает и даже дает им указания.

Чем зеленее орк, тем он сильнее и выносливее.

У водопада Дорн-Блю в Ольдеморе живут джинны воды и все, до единого - дивной красоты.

На Ивлире ежегодно в период Претишья происходит турнир воинов. В этом году поучаствует сам сэр Александер Локхард - личный охранник ее Величества королевы Маргарет!

Все аристократы отличаются бледностью кожи, да вот только в Рон-Дю-Буше эти господы будто бы и вовсе солнца не знают.

В мире до сих пор существуют настоящие фэйри, да вот только отличить их от любого другого существа - невозможно!

Фэй-Ул настолько редки, что являются настоящей диковинкой для всего Аркануме. А на диковинки большой спрос. Особенно на черном рынке...

18 Бурана дверь королевского дворца Хельдемора распахивается всем желающим, бал в ночь Первой Луны.

В 15-20 числах в Лосс'Истэле происходит Великая Ярмарка Искусств - это единственный день, когда эльфы позволяют пройти через стену всем.

10 Безмятежья отмечается один из главных праздников - самая длинная ночь года. в Рон-дю-Буше проводится Большой Маскарад.

42 Расцвет - день Солнцестояния, неофициальный праздник Пылающих Маков в Ольдеморе, когда молодые люди ищут цветок папоротника и гадают.

22 Разгара отмечается Урожайный Вал в Фортуне.

Каждую ночь спящие жители Кортелий подле Утехи выбираются из своих постелей, спускаются к неестественно синему озеру и ходят по его песчаному дну. Поутру их тела всплывают, а селяне всерьез боятся спать.

Арканум. Тени Луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Архив у озера » Сокровищница » [30 Безмятежье 1057] Ключи от будущего ищи в прошлом


[30 Безмятежье 1057] Ключи от будущего ищи в прошлом

Сообщений 1 страница 30 из 41

1

Ключи от будущего ищи в прошлом

https://i.imgur.com/P1XOg9s.jpg

Улл'Парса | день 30 Безмятежье 1057 Ския | Рейшаар

Кто, как не местный ясновидец, поможет разузнать некромантке информацию об её учителе, бывшем некогда кошмаром всей Улл'Парсы? И разве сможет начинающий шаман отказаться от возможности помочь безобидной с виду гостье его родного дома и на деле проверить свои навыки?
Главное - не запутаться, где прошлое, где будущее, а где же между ними зарылось настоящее.

Закрутить колесо Аркан?
да | нет

+1

2

Степь встречала их цветным весенним разнотравьем.
До самого горизонта, насколько хватало глаз, простиралось море блекло-зеленой травы, в которой вспышками загорались яркие цветочные бутоны. Солнце, не по сезону жаркое, тонуло в пряном мареве, и длинные стебли путались в колесах кибиток и повозок.
- Я и не думала, что степь может быть похожей на это... - пробормотала Ския, неподдельно захваченная зрелищем и позабывшая даже о тряской телеге, на которую хмуро ворчала почти всю дорогу.
Крупный гривастый фелид, без всяких усилий шествующий рядом с повозкой, повернул к ней голову.
- Наши степи суровы, и балуют нас нечасто. Всего несколько дней, и они отцветут, и снова будут иссушать нас солнцем и стегать ветром, но ради этого короткого зрелища многие готовы платить золотом.
Намек был более, чем прозрачен, и Ския усмехнулась:
- Я тоже плачу золотом.
- Только потому и смотришь, - отозвался Шиватар, щуря желто-зеленые глаза.
Странная мимика этого народа не позволяла понять, смеется он, раздражен или безразличен. Для некромантки эмоции зверолюдов оставались загадкой - как, впрочем, и сама жизнь их немногочисленного племени. Так что она почла за лучшее устроиться поудобнее и наслаждаться покачиванием недолговечных степных цветов.
Будь она исследователем или борцом за права различных народностей, вроде тех чудаков, что активничали сейчас в Солгарде, она была бы вне себя от одной только возможности поближе познакомиться с обычной жизнью зверолюдов, загадочных творений древних богов. Но она не была ни исследователем, ни ученым, да и в степи кочевников ее позвали совсем иные мотивы.

Тот, кто носил десятки имен, но прославился как Некромант из Улл'Парсы. Где еще можно было узнать о нем, как не у тех, на кого он долгие годы наводил страх еще до того, как явиться в Рон-дю-Буш?
Ския давно вынашивала эту идею, но исполнение ее было делом нелегким. Обитатели Диких земель не жаловали гостей, и Собирающая кости прекрасно понимала, как рискованно соваться туда без поддержки. На то, чтобы отыскать зверолюдов из числа кочевых племен, а не оседлых горожан, ушло долгое время, а на поиск каравана, готового взять с собой чужака к своим стоянкам - и того больше. Подкупом, уговорами и смиренными заверениями - но Ские это удалось. В конце концов, окольными путями она вышла на фелида, называющего себя Шиватар - хитроумного малого, успешно проворачивавшего дела и среди людей, и среди обитателей степей. Он-то и рассказал, что в их племени живет шаман, которого она искала.
Его звали Рейшаар. Мудрый хранитель племени, способный прозревать прошлое и будущее. Если у кого и спрашивать о том, как появился Некромант в Улл'Парсе, и что его к этому привело - так только у Ведающих.
- Это будет стоить недешево, женщина, - предупреждал ее Шиватар.
Ския была согласна.
- И я не могу обещать, что ты будешь в полной безопасности, - продолжал фелид.
Она согласилась и на это.

И вот уже четвертый день повозка, влекомая мохноногими тяжеловозами, пегими и каурыми, подпрыгивала на степных неровностях, а Ския мысленно проклинала тот час, когда согласилась покинуть Рон-дю-Буш, оставив дом на Элиаса, и отправиться невесть куда с незнакомыми зверолюдами, сменив изысканные черные платья на широкие штаны, кожаные сапоги и несколько накидок разной степени теплоты, почти полностью скрывавших ее тело.
О том, что она некромант, Черная баронесса, разумеется, не распространялась. Для всех караванщиков она была целительницей, ищущей мудрости шамана для излечения от тяжелой болезни - полуправда, если вдуматься. Со своими звероподобными спутниками Ския вообще разговаривала мало: благодаря Элиасу она немного понимала элтею, на которой они с ней общались, а орочьего не знала вовсе - а среди них на всеобщем говорил только Шиватар. Она не возражала: среди них она была чужой, малознакомой гостьей, которую вели к стоянке только благодаря протекции своих. К тому же, такая молчаливая позиция давала ей больше возможности наблюдать, а отсутствием наблюдательности Ския никогда не страдала.
Как меняются их голоса и акценты. Как они топорщат шерсть, когда ухаживают за длинными хвостами, и смешно морщат широкие кошачьи носы и подергивают ушами при разговоре. Какими словами они обозначают друга, а какими - врага. Наблюдения позволяли понять о них не меньше, чем знание их языка.
Но и все время молчать она тоже не могла.
- Среди вас нечасто ходят люди?
Шиватар снова повернул к ней морду, слегка шевельнул ухом.
- Нечасто, - обронил он и умолк. Заговорил лишь тогда, когда Ския думала, что больше он ничего не скажет. - Среди наших соседей жила эльфийская девочка. Но она - особый случай.
- Почему?
И снова зверолюд ответил не сразу.
- О ней говорил Ведающий.

Сопоставляя эти разрозненные факты, Собирающая кости пришла к выводу, что ведающие обладали куда большей властью, чем она поначалу предполагала. Это было и хорошо - и плохо.
Если ей удастся договориться с неведомым Рейшааром - она может рассчитывать и на безопасность, и на успех всей своей поездки. Но если эти переговоры по каким-то причинам сорвутся, вряд ли она хоть что-то узнает от зверолюдов. Опасно.
И все же ей показалось, что, говоря о своем Ведающем, Шиватар как-то странно усмехался.
Но возможно, она все еще не разбиралась в их эмоциях...

Отредактировано Ския (08.12.2021 10:15)

+3

3

Порой казалось, что время ученичества не закончится никогда. Вот вроде бы ты уже совсем взрослый кот - есть более-менее постоянный заработок, своим шатром обзавёлся, и сбережения есть на будущие путешествия или на случай нужды. А потом приходит дядя Киарш со своими наставлениями и заданиями, и вновь ты чувствуешь себя двенадцатилетним Рейшааром, столкнувшимся со своей новой судьбой и необходимостью учиться управлять своим даром. Нет, учиться он, конечно, любил и учился усердно, но сейчас всё же предпочитал самостоятельное обучения прямиком на практике. В мудрости ведающего Киаршиса юный шаман не сомневался (в отличие от его матери, но это скорее были дружеские издевки от любимой сестры), но тот явно не был лишён того, что Рей называл семейной придурью. На сей раз она сыграла в полную силу. Собираясь в дорогу на очередной сход шаманов Улл'Парсы и давая наставления остающемуся в лагере ученику, ведающий вдруг замолчал, задумался и покинул шатёр на несколько минут. К слову, в существовании таких сходов Рейш порой сомневался - очень уж редко дядя рассказывал хоть что-то о происходящем на них своему будущему преемнику - может просто оправдывает так своё желание развеяться и встретиться с друзьями? Так вот, вернулся Киаршис уже с набором всяких мелочей, которые, по-видимому, быстренько набрал у жителей их племени (Рейшаар про себя понадеялся, что всё произошло добровольно и с ведома хозяев вещей) - на, мол, это тебе поработать, отрабатывай навык ясновидения по вещи, без дела ты у меня сидеть не будешь.
- Эммм... - немой вопрос в глядящих исподлобья глазах Рейшаара вылился сперва лишь в невнятное молчание, - А что мне делать-то с этим? Я ничего даже о хозяевах вещей не знаю. Где ты это вообще раздобыл? И что за вопросы требуют от меня ответов?
Всё же работать проще было с чёткими задачами и целями - беспочвенно пытаться взывать к своему дару… Бррр, от одной мысли чувствовать себя выжатым лимоном без особой на то необходимости, эта идея казалась отвратной и не стоящей внимания.
- Ну вот и выяснишь, чьи это вещи и какие истории с ними связаны, - дядя был серьёзен, но Рейшаару всё равно казалось, что в глазах того стоит издевательская улыбка! - Вернусь через пару-тройку дней и мы всё с тобой обсудим.
Рей обречённо вздохнул - до того, как он сам станет ведающим, пройдёт ещё много времени. Дядя Киарш, вопреки словам его сестры о том, что скоро он останется немощным стариком, оставшимся без работы ("Рейчика вырастили, теперь о тебе будем заботиться"), был ещё вполне в расцвете своих сил и на покой не собирался. Рейш ни в коем случае не желал ничего плохого своему дяде, но покуда тот справляется со своими обязанностями, ему остаётся ходить в учениках со всеми вытекающими последствиями (ну, зато ответственности меньше). Так что оставалось только смириться.
- Ладно… А если... - фелид задумчиво почесал свою бородку, - Если и без того работа найдётся?
- Ой, да брось ты, - ведающий махнул рукой, - Какая тебе тут работа? Свадеб у нас не намечается, проводов в последний путь, надеюсь тоже. Ритуалов никаких от нас луна и звёзды сейчас не требуют. А вдвоём с тобой мы и так всем нашим помогли на год вперёд. Но если действительно что-то будет, то конечно, отложишь моё задание до моего возвращения. Обсудим с тобой и работу, и моё задание.
Рейшаар про себя ругнулся и закатил глаза, отвернувшись. Всё же, он бы предпочёл заниматься чем-то действительно стоящим, а не странными идеями дяди. Киаршис подошёл к племяннику и потрепал его по плечу.
- Ну, бывай, мне пора. Скоро увидимся.

Рейш вернулся к себе в палатку с ведёрком колодезной воды и наполнил до краёв свой чайник, поставив его над огнём. Раз четвёртый уже за сегодня. Очередная прогулка по лагерю с созерцанием окрестностей и наслаждением запахом весенних трав должна была помочь очистить голову и настроиться на рабочий лад. Пока не очень выходило.
Фелид был одет только в лёгкую рубаху и тёмные штаны, из украшений сейчас висела лишь цепочка амулета на шее, сам он был зажат между его губами в уголке рта. Рей сидел на коврике посреди шатра, сбоку от него трещал небольшой костёр под чайником, также по сторонам были разложены чашки, мешки и керамические горшочки с травами, ещё не зажжённые благовония и несколько амулетов из костей и клыков хищников. А прямо перед ним на небольшой деревянной дощечке расположились "загадки" от дяди. Самые обычные предметы, ничего для фелида не значащие - проржавевший кухонный нож, тупой и с несколькими сколами, простенькая соломенная кукла, почерневшая от копоти суповая чашка и какой-то большого размера зуб, кажется принадлежавший когда-то весьма крупному орку.
И ведь как назло никакой работы в племени не было! Охотники все были при деле или уже делили крупную добычу, все воины утолили свою жажду битвы, а пахари и пастухи уже давно знали что их ждёт весь год впереди - никому сейчас не было дела до своей судьбы.
Рей смотрел поочерёдно на предметы, то и дело тяжело вздыхал, и после остановки взгляда на зубе вновь глубокий вдох и вновь глаза опускаются на нож.
"И что… Что мне надо узнать? Между ними какая-то связь или он просто принёс всё, что перед собой увидел? Боги… Надеюсь, зуб-то не он выбил… Неспроста же он в такой спешке уезжал."
От представления как дядя Киарш выбивает огромному орку зуб и убегает Рей широко улыбнулся, выронив изо рта "Проводник". Тем временем чайник уже закипел, и юный шаман заварил в одной из чашек ароматный травяной сбор.
"Ладно, попробуем."
Рейшаар взял в руки нож и внимательно его осмотрел. Потом, оставив кухонный прибор в одной руке, а в другой зажав амулет, закрыл глаза и попытался сосредоточиться. Сейчас он был совершенно спокоен, сознание свободно от лишних мыслей. Только он, нож и аромат, уносящий его в цветущие поля Улл'Парсы. Голова невольно повернулась в сторону чаши, а глаза предательски открылись.
"Так, теперь точно получится."
Он сделал несколько глотков вкусного горячего напитка, едва не обжигая нёбо. Задержался на несколько секунд. И допил всю чашу до конца, отставив её в сторонку и вновь залив горячей водой. Он закрыл глаза, расслабился. Нож в одной руке, амулет в другой. Нужно всего лишь… Всего лишь…
"Мне… Я… Слишком много чая за последние часы..."
Отбросив нож на дощечку, Рейш скверно ругнулся на орочьем и вышел из палатки, закрывая входной полог, чтобы быстренько найти укромное место и вернуться к "работе" - теперь-то ничего не будет отвлекать.

+3

4

Еще на подъездах к стоянке Шиватар посоветовал Ские надеть все украшения - одно на другое. Чтобы их лучше было видно поверх накидок, чтобы звенели красивее и блестели поярче. В иное время некромантка сочла бы это дикой безвкусицей, тем более, что украшения были самыми дешевыми: не самое чистое золото, мелкий речной жемчуг, керамические и костяные бусины, серебряные и медные фигурки-пластины на кожаных шнурках - все это ей также посоветовал захватить фелид.
- Зато все сразу увидят, что ты - важный человек. Важная женщина. Состоятельная, - пояснил зверолюд, одобрительно щурясь на изукрашенную гостью.
- И не попробуют ободрать меня до нитки? - хмыкнула Ския, но фелид, похоже, обиделся.
- Никто не обдирает гостей, которых привели на стоянку друзья. Или ты считаешь нас совсем бесчестными?!
Она поспешила заверить, что вовсе не считает так, но поверил ли Шиватар - не поняла.

Стойбище зверолюдов, как и любое более-менее крупное поселение в степях, давало знать о своем присутствии еще до того, как показалось воочию. Трава стала реже и короче, вытоптанная многочисленными лапами - и, вероятно, съеденная скотом, хотя разводили ли зверолюды стада, Ския точно не знала. Тут и там попадались вырезанные и вкопанные в землю деревянные тотемы и символы, отмеченные краской и когтями. Вокруг человеческих жилищ наверняка еще брехали бы собаки, но в этом жители степей не нуждались.
Сама стоянка издали походила на россыпь грибов: круглогодичные шатры, большие и маленькие, внутри огражденной и защищенной территории, дым, курившийся над многочисленными кострами, запахи листьев, мокрой шерсти, глины, хлебных лепешек, зажаренных прямо над огнем, мяса и рыбы. Опять же, на взгляд человека поселение могло бы показаться совсем маленьким, но впечатление было обманчивым: судя по всему, в самых крупных шатрах вполне могли разместиться несколько семей со всеми своими домочадцами, а самые маленькие тканые домики липли к тем, что побольше, и издали казались неотличимы.
- У каждой семьи поколениями сохраняется свое место, где они могут ставить дома, - ответил Шиватар на ее вопросы. - На территорию друг друга мы не претендуем.
Должно быть, решила Ския, в этом зверолюды куда больше походили на зверей, нежели на людей. Интересно, а границы своей территории они не метят?
Спрашивать об этом Шиватара она не рискнула. Закусила щеку изнутри, чтобы не усмехнуться и не обидеть фелида еще сильнее, и промолчала.

Каравану навстречу выбегали самые быстроногие и любопытные - молодежь и дети. Это был один из первых караванов в этом сезоне, что с началом весны отправился торговать шкурами, глиняными изделиями, мясом и прочими вещами зверолюдского промысла в соседние земли, и его ждали с нетерпением. Шиватар в присутствии сородичей заметно переменился: старательно вычесал гриву, тоже увешал себя браслетами и ожерельями, снисходительно одаривал детишек бусинами помельче, важно смотрел на молоденьких самочек.
Очень сложно было не воспринимать их как животных - зачастую Ские даже сложно было различить, мужчина перед ней или женщина, если только это не подчеркивалось одеждой, но и многие женщины зверолюдов носили штаны и накидки вроде тех, в которые была одета сама некромантка. Кроме того, Ския не ошиблась в своих предположениях относительно того, что зверолюды одного вида живут строго друг с другом: фелиды с фелидами, хаунды с хаундами, аракокры с аракокрами.
И все это кошачье многообразие окружило повозки. На Скию бросали особенно любопытные взгляды, а ее бесчисленные цепочки и подвески притягивали молодняк, словно завороженных. Чуть поодаль, практически вплотную к фелидскому становищу, расположился и орочий лагерь, шатры которого Собирающая кости ошибочно приняла тоже за зверолюдские.
- Гостья. Ски-я, - объявил Шиватар, спрыгивая на землю. Ския последовала его примеру, пытаясь понять по интонациям и более-менее знакомым проскальзывающим словам, как отнеслись зверолюды к таким гостям. - Она приехала искать мудрости нашего Ведающего.
Зверолюды вновь заговорили почти все разом. Она уловила слова "Киарш" и "Рейшаар", произнесенные с сомнением, и ухватилась за знакомое имя:
- К Рейшаару, да. К Ведающему Рейшаару, - пояснила она, оглядываясь и пытаясь сообразить, кто есть кто, среди этих мохнатых морд, лап и настороженно блестящих глаз.

Отредактировано Ския (12.10.2021 17:55)

+3

5

Вернувшись из укромного уголка на окраине лагеря, Рейшаар шёл к своему "дому", намереваясь теперь-то точно расправиться с дядиными играми - что он, с его детской задачкой не разберётся что ли? Хоть он и был достаточно юн, со своими шаманскими делами вполне справлялся. Даже заслужил уважение не только своих, но и орков. Многие, конечно, считали его странноватым… Но они ведающего Киаршиса видели? С его-то вечными метаниями от одного дела к другому, постоянными переменами планов и любимыми попытками отвлечь своими шумными ритуалами от дела? Говорят, все провидцы немного (а кто-то и много) не от мира сего, и каждый по-своему. Вот что однозначно можно было отметить - это разный подход к делу у двух фелидских шаманов. Не смотря на то, что учитель у него был только один, Рейшаар выработал свои привычки, традиции, манеру общения с будущим и прошлым, что дядя Киарш никогда не осуждал, в таких моментах он лишь поддерживал племянника (но не забывая продолжать давать свои дельные советы, которые Рей часто такими совершенно не видел).
Какой-то шум, движение в лагере заставили провидца отвлечься, когда он почти добрался до своего шатра. Он окликнул соседку, направлявшуюся в центр лагеря и спросил, что там такого интересного происходит.
- А ты не видел? Караван Шиватара вернулся.
- Как, уже? - Рейш удивлённо почесал затылок, - А ведь и правда, должны уже.
Родители фелида, к примеру,  ещё только готовили свой караван к отправке (сам он пока ещё не решил, останется в Улл'Парсе или отправится им помогать, больше склоняясь к варианту развеяться в путешествии), а вот Шиватар вызвался первым отправиться в людские земли. Этот день можно считать началом торгового сезона, и пора поблагодарить богов за успешное возвращение первых дельцов - а дядя говорил работы не будет - вот же, без духовных дел в их клане не обойтись.
Поглядев на уже близкий полог палатки и на собирающуюся в отдалении от неё толпу, Рейш махнул рукой и побежал к остальным.
Когда он пришёл, путники уже вовсю спешивались, радовались возвращению домой,  обнимались с оставшимися здесь родными, а кто-то уже торопился разгружать привезённые товары. Но ещё на подходе Рейшаару показалось, что встречают караван излишне шумно и разговоров слишком много. Надо было узнать, в чём дело - не случилось ли с ними что в дороге? Самая большая толкучка и самые оживлённые обсуждения (Рейшаару даже послышалось его имя, но стоял такой гомон, что разобрать отсюда ничего не было возможно) были там, где над остальными головами возвышалась грива самого Шиватара. Рей столкнулся с главой каравана взглядами, кивнул тому и поднял руку в приветствии. Тот в ответ заулыбался и тоже поднял руку… Нет, он жестом позвал его к себе. Шаман удивлённо вскинул бровь и нахмурился. С Шивом он был знаком давно, но близкими друзьями они никогда не были, поэтому такая радость от встречи показалась ему странной. Рей без особой спешки направился в его сторону.
- Иди, Рей, эта Ски-Я к тебе приехала, - раздался сбоку самый знакомый в жизни фелида голос, он бросил на мать недоумевающий взгляд.
- А? Чего? Какая Ски… Ай, разберусь, - положив на мгновение лапу на плечо матери, он пошёл вперёд и оказался перед Шиватвром.
- О, вот и ты! Знал, что мы приедем, да? - караванщик усмехнулся, а потом кивнул на фигуру в накидке и с кучей украшений поверх неё, - Это к тебе, Рейшаар.
Увидеть человека в своём родном лагере кот никак не ожидал. Да ещё и пришедшего (вернее пришедшую) по его душу. Сразу вспомнились рассказы мамы о прадеде, за мудростью которого приходили со всей Улл'Парсы. Но во-первых, даже к его великому предку вряд ли приходили люди после того как прибыли орки и началась война, а во-вторых… Мудрости Рейшаару младшему пока что недоставало. Рей повернулся к девушке и стал пристально разглядывать её лицо - определённо он с ней не знаком, нигде раньше не пересекались… Может ошибка какая-то? Ещё и одета так странно… За годы его путешествий по Галатее он ни разу не видел, чтобы люди так обильно себя украшал всякими безделушками. К слову, некоторые из них были интересными и он сам бы от таких не отказался. А ещё она довольно тепло оделась и он, отметив этот факт,  успел пожалеть, что не забежал домой одеться потеплее. Весеннее солнце хоть и было ярким, светило слабо, воздух прогреться ещё не успел, то и дело пробегал холодный ветерок, заставляя шерсть чуть привстать дыбом.
Рейш поймал себя на мысли, что уже несколько секунд разглядывает гостью их клана. Народ вокруг поумолк, кто-то затаился в ожидании, кто-то перешептывался. Фелид вопросительно посмотрел на Шива, привезшего чужачку, тот лишь улыбался и кивнул вновь на незнакомку. Явно ведь подвох тут какой-то.
- Здравствуй, Ски-Я, - наконец Рейшаар, хмурясь, начал разговор, - Какая нужда привела тебя в Улл'Парсу? Здесь ваш народ… Не особо в почёте.
Рейшаар оглянулся на собравшихся вокруг зевак, недовольно поёжился. От холода и от излишнего внимания одновременно.
- Я бы продолжил разговор у себя, в шатре, - Рей приглашающе махнул рукой и развернулся в сторону своего личного уголка. Сделал шаг и резко развернулся с вопросом в глазах, - Если ты не против.

+3

6

Как мог выглядеть великий фелидский мудрец?
В своей жизни Ския достаточно общалась с властьимущими и чародеями, и считала, что неплохо знает этот контингент. Мало кто из тех, кто обладал некой духовной силой, отказывался от возможности подчеркивать и демонстрировать ее и одеждой, и атрибутами - великого мага всегда должно быть видно. Отсюда и расшитые золотом мантии, и украшенные драгоценностями посохи, и тяжелые ожерелья, и перстни-артефакты.
От Ведающего она ждала примерно того же - с поправкой на местные обычаи, конечно. Ну, возможно, седенькую шерсть с длинной тонкой бородой, кучу золотых украшений ради варварского великолепия, халат красный, колокольчики на хвосте - как еще могут подчеркнуть собственный статус зверолюды?
Но Шиватар, поискав глазами, позвал к повозкам высокого и худого кота, подвижного и блестящего, как капля серой ртути, одетого просто и практично, с единственным амулетом на шее. Возраст его - как и любого другого фелида в племени - Ския ни за что не определила бы, но на старейшего он явно не тянул: большие, ясные глаза, кое-где на щеках даже трогательный котеночий пушок сохранился. Но окружающие зверолюды смотрели на него с уважением, и когда он подошел - зашептались своими мурчащими, странными голосами.
Все явно чего-то ждали.
Подумав, Ския поклонилась ему - не очень низко, но достаточно почтительно. Универсальные правила этикета, вдолбленные баронской дочери с детства: когда не знаешь точного статуса собеседника, приветствуй, как равного.
— Здравствуй, Ски-Я, - первым заговорил Рейшаар. По счастью, на всеобщем, хоть и с заметным акцентом. — Какая нужда привела тебя в Улл'Парсу? Здесь ваш народ… Не особо в почёте.
Вот так, с ходу? Похоже, зверолюды не особо церемонились с чужаками. Она ожидала этого, пусть и не столь открыто.
- Ведающий Рейшаар... я пришла искать твоей мудрости в прошлом и будущем, дабы избавиться от тяжелой болезни.
Ския умела говорить так, цветисто и торжественно, чтобы, сказав что-то, не сказать при этом ничего конкретного. Вряд ли стоило при всех упоминать Некроманта.
Похоже, молодой кот тоже так решил.
— Я бы продолжил разговор у себя, в шатре, если ты не против.
- Почту за честь.
Ския стащила с повозки свой мешок с дорожными пожитками - окружающие фелиды настороженно к нему принюхивались, - и пошла вслед за Рейшааром мимо шатров и костров. Лагерь жил своей странной, не совсем понятной ей жизнью: две женщины (если судить по одежде) вытряхивали огромный плетеный ковер, горстка совсем маленьких пушистых котят играла в камушки на расчерченном поле, обнаженный по пояс фелид разделывал тушу какой-то степной косули. На них с Рейшааром глазели, но вслед не шли - видимо, сказывался авторитет Ведающего.
Сама палатка шамана оказалась с виду такой же, как и у остальных - простой и практичной. На взгляд Скии, внутри было темновато и душновато, сильно пахло благовониями и травами, а ее человеческие глаза не слишком хорошо видели при таком слабом освещении. Но выбирать не приходилось.
По приглашению Рейшаара, некромантка опустилась на небольшую подушку. Между ними на ровной поверхности стоял горячий чайник, в странном порядке расставленные миски и плошки, а также дощечка с разложенными на ней предметами.
Шаманил что-то...
Ския прочистила горло. От густого травяного запаха во рту оставался непривычный пряный привкус.
- Ведающий Рейшаар, я принесла подарки.
Этому ее тоже научил Шиватар. Ския развязала тесемки дорожного мешка и по одному предмету вытащила и разложила перед шаманом: изящно вырезанную костяную трубку для курения, серебряный амулет с прозрачным голубым камнем, защищающий от злых помыслов, магическую лампу, не гаснущую ни под дождем, ни на ветру и зажигаемую от прикосновения, моток неразрывной бечевки и пакетик ярких, блестящих фигурных леденцов. Она понятия не имела, что из этого могло приглянуться котам, и потому захватила как практичные подарки, так и безделушки для развлечения.
- Шиватар говорил мне, что ты умеешь читать прошлое и будущее...
В голосе некромантки проскользнуло тщательно скрываемое сомнение. Все-таки фелид выглядел чересчур молодым для прорицания. С другой стороны, сколько было ей самой, когда в ней только-только пробудился ее черный дар?

+3

7

Рейшаар был уверен, что точно так же как он взглядом изучал Ски-Ю и пытался понять, что она за человека из себя представляет, так и она исследовала его, чтобы разобраться, с кем предстоит иметь дело. Какие-то выводы для себя фелид сделать не успел (среди такой шумной и очень любопытной толпы думать вообще было трудно), разве что предполагал, что человек пытается произвести на него впечатление важной особы. Что не очень-то естественно выглядело. Вредные советы Шиватара? На зверолюде или орке такое количество украшений выглядело бы более привычным. Ещё этот поклон - забавная традиция людей, чтобы высказать своё уважение. Ответным поклоном он Ски-Ю не удосужил - всё же они были на территории Улл'Парсы и людские обычаи тут не к месту. Да и Рей в них не особо смыслил - не хватало ещё выставить себя посмешищем по незнанию.
- Ведающий Рейшаар... я пришла искать твоей мудрости в прошлом и будущем, дабы избавиться от тяжелой болезни.
Рей смотрел на женщину ещё более удивлённо, и она стала выглядеть для него теперь ещё в большей степени интересной. Сначала он было хотел поправить её, что он пока лишь ученик ведающего. Но разве важны для чужака эти тонкости иерархии их кланов? Да и не уверен был, что для всеобщего языка было бы ошибкой его так называть. Хоть слух и резало. Шаманом он уже вполне себя мог называть - и с прорицанием успехов уже добился и в ритуалах хорошо разбирается. Да и в данный момент, по сути он, и был в их лагере за ведающего, пока Киаршиса нет на месте. Но куда больше его внимание привлекла причина, которая привела её. Помощь с болезнью? В таких делах Рейш смыслил мало. Но она так же сказала про поиск мудрости в прошлом и будущем… Как это всё связано понять ещё только предстояло, но что кот точно понял - оказалась Ски-Я здесь не случайно. Она знала, чего ожидать от зверлдюдских шаманов. Только вот своих ясновидцев хватает и в людских королевствах. Неужели это какой-то особый случай, что понадобилось отправиться аж в самую Улл'Парсу, рискуя оказаться ужином у орков? Неужели никто в Хельдеморе или Ольдеморе не смог ей помочь? Как бы и эта её поездка не закончилась разбитой надеждой.
Рейш одобрительно кивнул, прикрыв глаза.
- Я выслушаю тебя, - он старался выглядеть дружелюбно, но возможно это не очень удавалось с учётом его волнения из-за ошарашенности неожиданной ситуацией и незнания тонкостей общения с представителями людей, - И попробую помочь.
Рей увёл гостью от собравшихся в центре лагеря фелидов, поэтому и глядевшие на приехавших зеваки вскоре стали расходиться - самую диковинку они посмотрели, остались лишь сами караванщики, их близкие и те, кто помогал разобрать привезённый товар - что-то останется в их лагере, что-то подготовят к отправке со следующим караваном. Лагерь возвращался к привычной жизни. Рейш на секунду остановился, чтобы оглядеться, увидел своих родителей подошедший к Шиву чтобы допросить его обо всех новостях Галатеи и подробностях его путешествия - как-никак им тоже скоро отправляться в путь. Шаман встретился взглядом с отцом (похожим на него как две капли воды), улыбнулся и чуть приподнял ладонь в приветственном жесте, тот ответил тем же.
По пути Рейшаар молчал и всё думал о том, что же за нужда могла отправить Ски-Ю в такой дальний и опасный путь. Он обратил внимание на то, что некоторые соплеменники провожали их взглядом, но старался не смотреть на них. Хотелось скорее оказаться у себя в палатке - в тепле и привычной обстановке. Он открыл полог и пропустил человека первой. Наконец-то оказавшись дома, он тихонько выдохнул, приходя в себя. Вести разговор с незнакомкой один на один будет куда как проще.
Рейш бегло оглядел шатёр, указал гостье место, где она может располагаться. Достал две толстые свечи прилипшие к разного размера блюдцам, взял в руки лучину, зажёг её от тлеющего кострища, и поднёс к свечам. Теперь он вернулся ко входу и закрыл полог, чтобы точно ничего не мешало. Фелиды клана знали, что Рейшаар не любит, когда ему мешали и уважали его желание уединения, порой так необходимое в его деле. Разве что мама могла ворваться бесцеремонно, не ожидая никаких приглашений - но разве ж ей запретишь?
Теперь шатёр освещался лишь тусклым мерцающим свечным светом. Рейш уселся напротив Ски-И, смахнул на соседний коврик те вещи от дяди, что лежали на дощечке. Он хотел заговорить, но гостья заговорила первая. Её обращение вновь резануло его слух.
- Просто Рейшаар, - поправил фелид и чуть заметно улыбнулся, разглядывая подарки - Сначала помогаю, потом оплата... А эти... Можно возьму?
К бартеру вместо денег фелид был привыкший - орки, в отличие от зверолюдов, фиорами не пользовались, так что и между собой клан Рея чаще обменивался так - товар за товар, услуга за услугу, товар за услугу. А деньги использовали в своих путешествиях, закупая и продавая товары в людских и эльфийских землях. Преподнесённые Ски-Ей товары были интересными - и трубка аккуратной работы, и симпатичный амулет, и странная лампа... Вот что с верёвкой делать было непонятно. Но больше всего сейчас его заинтересовали фигурные сладости - таких в Улл'Парсе точно не сыщешь. А от необычной и на вид вкусной еды отказаться было сложно.
Рейшаар открыл одну из стоявших рядом баночек и насыпал травы из неё в две большие пиалы, залил их кипятком из чайника, одну оставил возле себя, вторую поставил около гостьи.
- Чай. Угощайся, - он всячески пытался проявить гостеприимство. В ответ на последние слова девушки он вновь широко улыбнулся, - Конечно. Поэтому я и пошёл по пути шаманов. И именно поэтому ты и здесь, как я полагаю.
Рей сделал несколько крупных глотков напитка - смесь из альделунского чая и местных ароматных трав, приготовленная им самим на свой вкус. Он смотрел на Ски-Ю, чуть склонив голову набок. Ему нужно было хорошо с ней познакомиться, если требуется обратиться к её прошлому или будущему.
- Ски-Я. Откуда ты приехала? - начал он с банального вопроса, - Расскажи свою историю. Что же тебя привело в наш край?

+3

8

У нее сложилось впечатление, будто юный шаман (а он, судя по всему, и вправду был моложе, чем казался изначально) слегка смущен тем фактом, что к нему ездят за советом аж из человеческих земель. Его искреннее любопытство и смущение были слишком заметными даже для нее - а уж она-то считала, что плохо разбирается в эмоциях зверолюдей.
И к тому моменту, как Рейшаар окончательно утвердился на подушечке напротив нее, Ския, наконец, поняла, что определенно произошла какая-то ошибка. Либо тот Рейшаар, слухи о котором дошли аж до Рон-дю-Буша, был другим Рейшааром, либо... Шиватар попросту посмеялся над ней.
О, за это он определенно лишится своей гривы, которой так гордится!
Ския рассматривала Рейшаара, а он рассматривал подарки. Так глядят на них дети - радостно, чуть недоверчиво, с предвкушением. Он тут же подтвердил ее слова:
- Можно возьму?
Как будто она готова была везти все это назад в Рон-дю-Буш...
- Конечно, - кивнула Ския, довольная, что он, в свою очередь отбросил официальный тон. Ну или хотя бы попытался это сделать. - Я привезла это для тебя.
Это, казалось, еще больше обрадовало молодого фелида - он тут же разлил чай, явно желая запить им человеческие сладости. Ни на миг не подумал, что там может быть яд, к примеру. Ския, конечно, ничего не травила, но такое безусловное доверие слегка смутило ее.
- Спасибо, - она осторожно взяла пиалу, принюхалась, глотнула. Что ж, она тоже не видела ни одной причины, почему чай мог бы быть отравлен. Возможно, зверолюды и не жаловали гостей, но, как и сказал Шиватар, расправляться с ними тоже не спешили.
— Ски-Я. Откуда ты приехала? Расскажи свою историю. Что же тебя привело в наш край?
Она сделала еще несколько глотков, пытаясь понять, что стоит ему говорить, а что нет. В пути она неоднократно прокручивала эту речь у себя в голове, но очевидная юность шамана и его странное гостеприимство заставили некромантку забыть все заученные слова.
- Ския, - поправила она, сделав ударение на первый слог и произнеся собственное имя чуть иначе, более гладко и слитно, чем ее представил Шиватар. - Я из Рон-дю-Буша. Это далеко на западе, через весь континент Галатеи, - пояснила Собирающая кости. Теперь ее путешествие в такую даль должно было выглядеть еще более странным. - В Улл'Парсе я ищу древнюю легенду... точнее, человека, который создал ее в этих краях.
Она вздохнула и плотнее обхватила теплые глиняные бока пиалы - ее собственные пальцы почти всегда были сухими и холодными.
- Я ищу Некроманта из Улл'Парсы.
Пламя свечи дрогнуло, накренилось в сторону, словно одно лишь немудреное прозвище Теобальда могло гасить любое живое тепло, в том числе свечное. Тени колыхнулись, обрели глубину и плотность. Лицо Скии в мерцающем свете казалось усталым и неживым, под глазами резче обозначились темные следы.
- Я слышала, что именно здесь, в ваших землях, он стал тем, кем стал, и загубил особенно много жизней. Я и сама пострадала от его проклятья, - она подняла зеленые глаза на Рейшаара. - И я ищу о нем все, что только могу, чтобы знать, как уничтожить бессмертного. Мне сказали, что Ведающий Рейшаар сталкивался с ним лицом к лицу...

Отредактировано Ския (14.10.2021 21:28)

+3

9

- Спасибо, - кивнул Рей, придвигая кулёк конфет и положив его сбоку от себя, - Но остальное возьму лишь после.
Другие подарки он сгрёб в кучу и демонстративно отодвинул от себя на четверть шага. Всё же, общение с прошлым дело привередливое - далеко не всегда получается увидеть то, что от него требуется, может и вовсе ничего не выйдет. Поэтому заранее брать оплату он не привык. Но эти леденцы… Было очень интересно, какие они на вкус. Так что, можно было считать их вознаграждением за то, что он вообще согласился с ней поговорить. Пусть какие-то духовные советы Ски-Е и вряд ли помогут, помочь-то он сможет только воспользовавшись своим магическим даром.
Пробовать сразу сладкие подарки он не стал - всё же было неудобно перед гостьей, а уж говорить с леденцом во рту и вовсе идея плохая. Так что оставил на потом, отложив к стоявшим рядом чашкам и банкам, пока лишь попивая чай, который человек согласилась разделить с ним.
Чужестранка поправила произношение её имени, отчего кот нервно махнул хвостом и дёрнул ушами.
"Вот же ж ведь. Опять Шив всё переврал? Или мама неправильно услышала?"
- Ския, - произнёс фелид исправленный девушкой вариант (к слову, звучавший более приятно уху), возможно ожидая от неё согласия с правильностью произношения.
Рей, навострив уши, внимательно слушал то, что ему решила поведать гостья. С географией Галатеи он был хорошо знаком, не раз бывал и в Рон-дю-Буше - там заканчивался один из излюбленных маршрутов караванов - через весь Хельдемор до Альдемеры и дальше на запад в земли церкви Луны. Заходил он туда и в своих личных путешествиях, так что родные края Скии он знал.
- Я знаю Рон-дю-Буш, - зачем-то отметил он в слух задумчиво, - С родителями много путешествовали по Галатее.
Фелид и сам не понимал, зачем он делится чем-то о себе с незнакомой. Всё же она пришла к нему по делу и это её он должен узнать хорошо. Ну, возможно, это поможет Ские лучше довериться ему? Знатоком правил общения Рейш не был, да и с чужаками работать не привык.
Слова, сказанные дальше не могли не подогреть интереса зверолюда. Легенды, прошлое Улл'Парсы - это звучит куда лучше, чем копаться в наворованном дядей Киаршисом барахле. Но что же это за человек, о котором она говорит? Рейш, изогнув брови, бросил на чужачку вопросительный взгляд.
- Я ищу Некроманта из Улл'Парсы.
Порыв ветра приоткрыл полог шатра, задувая внутрь, колыхая пламя свечей и заставляя висевшие под потолком деревянные и костяные украшения перестукиваться в тревожной мелодии, разбавившей тишину. Рейшаар вздрогнул и нахмурился.
- Я слышал это имя.
В голове всплывали отдельные обрывки баек, услышанных юным фелидом в его детстве. Не то это были страшилки, не то поучительные истории, мораль которых он уже забыл. Но касательно древности легенды, о которой говорила Ския были сомнения. Кажется, это всё же был тот же некромант, о котором уже в более взрослом возрасте Рей слышал от матери. И истории эти происходили не когда-то давно, а в годы юности её собственной родительницы.
Кот слушал и молчаливого кивал, подтверждая то, что слышанное им совпадало с тем, что упоминала Ския. Услышав своё имя, Рейш смутился, не понимая, как он может быть связан с тем, что произошло больше семидесяти лет назад.
- Но… Я же… Последний раз о Некроманте слышали ещё до моего рождения. А, ну да, - наконец на Рея снизошло озарение, - Рейшаар Мудрый. Мой прадед. Он был ведающим и старейшиной нашего клана ещё до прихода орков.
Действительно ли его великий предок лично имел дело с тем самым злодеем из детских страшилок молодой шаман не знал. Но с последствиями его кошмарных ритуалов и тёмных деяний пришлось столкнуться это точно, об этом мама упоминала. И о том, как ведающий искал способы защитить их клан от некроманта.
Вопросов становилось всё больше. Было понятно, что сил и времени на всё это уйдёт немало.
- Ския… Скажи, эта твоя болезнь? Его рук дело? - поинтересовался Рейшаар, прерывая повисшую было тишину. Он взял пару палочек благовоний и зажёг их от свечи, поставил в стоявшую рядом чашу. Сделал ещё пару глотков чая, задержав его на какое-то время во рту, - Мне нужно понять, как вы с ним связаны.
Рейш, сидя на ковре, переминался с ноги на ногу, хвост выдавал его волнение. Ещё бы, не каждый день тебя просят копаться в тёмных тайнах былых лет. Шаман втянул носом запах напитка с травами и отставил чашку с его остатками. Он помахал рукой в воздухе, разгоняя столбик ароматного дыма благовоний.
- Вопрошать к прошлому - дело непростое. Раз тот, кого ты ищешь, давно здесь не появлялся, то и память этих мест о нём слабеет. Я могу попробовать настроиться на его прошлое, на его место в истории нашего клана, - Рейшаар прикрыл глаза, постарался прогнать все посторонние мысли, сосредоточившись на том, что происходило здесь и сейчас, приводя своё душевное состояние в равновесие. Но уже через несколько мгновений вновь открыл глаза, смотря на Скию, - Но шансы… Шансы малы. Кхмм… Какая-нибудь вещь, связанная с ним? Какое-то напоминание? Может быть… Или твои собственные воспоминания, если ты готова ими поделиться с Рейшааром.
Фелид протянул свою лапу ближе к собеседнице, повернув её ладонью кверху. Поиски забытого прошлого нужно было с чего-то начать и он ожидал от Скии помощи в виде хоть какой-то первой зацепки.

Отредактировано Рейшаар (18.10.2021 17:23)

+3

10

Рейшаар Мудрый. Прадед.
Все вставало на свои места. Проклятый Шиватар! Всю дорогу ведь твердил, что именно их Рейшаар и был тем самым, кто лично сталкивался с Некромантом - а оказалось, что сталкивался только очень опосредованно...
Что ж, сложно винить зверолюдов за то, что они давали детям имена прославленных предков - так и люди делали сплошь и рядом, путаясь потом в Джонатане Третьем и Джеральдине Втором. Тем более, что этот юный кот выглядел рассудительным и вдумчивым, как и положено правнуку великого шамана.
— Ския… Скажи, эта твоя болезнь? Его рук дело?
И проницательным не по годам.
Ския слегка сощурилась. Рассказывать о подробностях своей связи с Теобальдом ей не слишком хотелось, да и полученная информация слегка выбила из колеи.
С другой стороны - она что, проделала такой долгий путь, чтобы помолчать у огня?
- Да, - наконец, сказала она, справившись с сомнениями. - Когда я была совсем юной, Некромант постучался в наши двери. Он обманул нас, представившись Теобальдом из Дю-Латур, священнослужителем из Церкви Луны. Он предложил обучать меня основам магии, и обучал несколько лет...
Она отпила глоток чая, тщательно обдумывая свои дальнейшие слова. Вряд ли зверолюды потерпят некроманта возле своих костров - их гостеприимство и так хрупко, и на людей распространяется очень условно. К тому же рядом - лагерь орков, которые людей и вовсе не терпят. Не нужно быть прорицателем, чтобы сообразить, что с ней сделают, если в ней увидят угрозу.
- А после предал меня и проклял. Забрал часть моих жизненных и магических сил, расколол надвое мою сущность. Ему нужен был послушный и верящий заклинатель, которого он мог вскормить магией и затем пожрать. Я не знаю, сколько мне еще осталось, но хочу найти и убить его прежде, чем его проклятье поборет меня.
Ския умолкла, пристально глядя на Рейшаара. Пламя свечей делало его странное лицо похожим на звериную маску, когтистая лапа все еще лежала на колене ладонью вверх, кошачьи подушечки казались совсем черными.
Поделиться с ним собственной памятью?
К своим воспоминаниям некромантка относилась крайне трепетно. Побывав в Руинах Иллюзий и чудом избежав смерти от их магии, она воочию убедилась, насколько мощным оружием они могут быть в умелых руках. Ничто не наносит человеку такой урон, как его собственное прошлое.
- Я слышала, что до Улл'Парсы Некромант был ничем особо не примечательным колдуном. О нем никто не слышал, пока он не объявился в степях. Значит, именно здесь с ним произошло нечто, наделившее его такой силой и злобностью. Возможно, что-то, связанное именно со знаниями зверолюдов, - Ския слегка подалась вперед. - И если в ваших землях - источник его силы, то он же может стать и его погибелью. У меня есть... вот это.
Она запустила руку в карман и вытащила клочок ветхой черной ткани.
О, Теобальд позаботился о том, чтобы не оставлять следов в замке де Энваль. Ни единой записи, составленной его рукой, ни единой вещи, которую Некромант мог бы забыть. Только после, когда Саския осознала это, она поняла, насколько тщательно ее бывший учитель готовился к тому, чтобы уйти из Рон-дю-Буша. Но одного он не учел...

Она ухватилась за его мантию, и пальцы ее были цепкими, как терновник. У нее не было сил удержать его, когда она думала, что умирает, свалившись к его ногам бесформенной черной грудой. Она помнила его взгляд - сверху вниз, бесстрастный, изучающий ее, пока она корчилась в агонии, не в силах вдохнуть.
Но Саския до последнего цеплялась за его подол, и тогда он с силой рванул мантию из ее пальцев, торопливо развернулся и его быстрые шаги прозвучали по подземелью прочь. Он ни разу не оглянулся на свою преданную ученицу - возможно, что-то пошло не так в его ритуале, возможно, он не спланировал все до конца так хорошо, как хотел...
Она осталась лежать на полу, холодея и угасая, а ее стиснутые пальцы крепко сжимали оторванный клочок мантии Некроманта.

Ския вложила этот клочок в протянутую ладонь Рейшаара. Мантия Некроманта - особый предмет. Нередко расшитая рунами и заклятая чарами, она необходима для многих ритуалов, и в особенности - для таких сильных, как вытягивание чужой жизни.
Теобальд не подумал о том, что эта частичка осталась у нее. За долгие годы Ския неоднократно пыталась использовать несчастный клочок черной ткани: выследить с его помощью своего врага, навести на него проклятье. Бесполезно. Должно быть, Некромант выбросил или сжег старую мантию, и ее кусочек оказался непригоден для злых чар.
Но он все еще мог хранить в себе воспоминания.

+3

11

Рейшаар внимательно слушал рассказ гостьи из Рон-дю-Буша, не отвлекая пока её какими-то расспросами. Он пытался уловить каждую деталь рассказа, пристально смотрел ей в лицо, иногда чуть наклонял голову то в одну, то в другую сторону.
Если Ския была ученицей некроманта, не значит ли это… Что она и сама соприкоснулась с тёмным искусством? Рейш едва заметно вскинул бровь, удивляясь сделанному им предолжению. Впрочем, нет, такой расклад был маловероятен - если этот Теобальд представился священником для семьи человека, вряд ли он раскрыл им свою одержимость магией смерти. Пусть юный шаман и не разбирался в тонкостях веры Церкви Луны, насколько он знал, некромантов она не терпела. Как не терпел их и его народ. Рейшаар не знал насчёт всех зверолюдов, но для его клана жизнь всегда была величайшим благом, а уважение к почившим сородичам воспитывалось в котятах с малых лет. У других племён и кланов наверняка было такое же отношение к этим нечестивцам. Да и кто в здравом уме вообще мог бы мириться с существованием такого явного зла? И если эта Ския хочет того некроманта, что некогда кошмарил их земли, убить, то Рей ей мешать не станет, при всём своём миролюбии. Но всё же решил уточнить, действительно ли это убийство так необходимо.
- Ски-Я… - Рейшаар замялся, испугался что может обидеть гостью своим неправильным произношением (ох уж этот Шив), - Ския. Это проклятье - оно закончится со смертью твоего Теобальда? Ты сможешь вернуть свои жизненные силы или просто исполнишь месть?
В проклятьях и, тем более, тёмных ритуалах зверолюд совсем не разбирался. Но надеялся, что Ския не из тех, кто готов подвергнуть свою жизнь неоправданному риску в схватке со злом. И что не навлечёт беду на их клан. По поводу последнего, пожалуй, он переживал больше, чем за будущее которое ждёт человека.
Порыв ветра вновь пробился в палатку, заставляя на секунду поежиться и колебая огонёк свечей, заставляя перестукиваться костяшки и деревяшки под потолком. Рейшаар взял из рук гостьи клочок ткани, внимательно осмотрел его, ощупал с не меньшей пристальностью. Ветхий кусок ткани, судя по всему, когда-то был частью одеяний некроманта.
- Значит, мы можем попробовать увидеть что-то о его прошлом здесь. Тем более, если наши земли сыграли в его жизни важную роль.
Рей слабо представлял, какова была жизнь его клана до прихода орков. Вряд ли их уклад сильно поменялся, но всё же часть традиций от пришедших с востока воинов они переняли. Фелид знал, что люди орков не особо жалуют, для него же они всегда были частью его жизни, не вызывающей никаких отрицательных эмоций (хотя, некоторые орки соседей недолюбливали, в целом удавалось уживаться мирно, а неприятные ему личности встречались и среди своих). Поэтому Рейшаар никогда не сомневался в том, что его знаменитый прадед поступил правильно, заключив с орками союз. А сейчас он задумался, что знакомство с тем самым Теобальдом могло повлиять на то решение - клан Рея никогда не был большим, даже по сравнению с другими фелидскими племенами, а вместе с Дикими Вепрями они были уже куда сильнее. Сейчас-то они смогли бы дать отпор любому повадившемуся (если кто вообще посмел бы такое сделать на землях орочьей орды) к ним колдуну. А тогда… Тогда всё обернулось трагедией, как говорили семейные предания. Правда, чем всё закончилось в итоге, Рейш так и не смог понять. Вроде бы какой-то людской воин хотел уничтожить злодея, но так и не вернулся из того похода (или фелиды об этом не услышали). Впрочем, и о некроманте с тех пор и до сегодняшнего дня не было слышно ничего - словно он растворился в небытие. Не сразу зверолюды поверили в то, что их кошмары закончились, но всё же со временем и боль тех событий забылась, и страх ушёл.
"Источник его силы может стать погибелью… Стать погибелью..." - в голове крутились обрывки слов Скии, складываясь в тревожные фразы. Рей помотал головой и поднялся с места. Он осмотрелся по сторонам, бросил взгляд на лежащую в стороне свою трубку. Почему-то сейчас, несмотря на всю необычность и неожиданность ситуации, шаман чувствовал себя на удивление спокойно и уверенно в себе. Наверное, сказывались интерес к поставленной перед ним задачке (всё не выдумки дяди!), желание помочь гостье из далёких земель и возможность узнать что-то о прошлом его клана и, быть может, даже о его великом предке. Тут даже без помощи трубки и шаманских трав можно обойтись. А впрочем…
Всё это время Рейшаар держал в одной лапе кусок ткани, переданный Скией. Во вторую он взял трубку, которую ему когда-то подарила мама в память о её дедушке. Он положил их на деревянную дощечку которая лежала перед его насиженным местом, потом с несколько секунд задумался, поднял мешочек с конфетами и отнёс его в тот уголок, где лежали съестные припасы.
"Ну теперь-то ничего не должно отвлекать."
Рей вернулся на своё место, усаживаясь поудобнее и почти не смотря на Скию. Он стянул с шеи амулет на цепочке и оставил его в левой руке. Глаза теперь он и вовсе закрыл. Правой рукой помахал в воздухе круговыми движениями, разгоняя стоявшую в воздухе дымку, потом положил её на кусок ткани, поближе к нему придвинул и трубку. Когтистая лапа перебирала пальцами кусок материи, то зажимая его меж пальцами, то отпуская, то поглаживала, то легко терла. Плавным движением перешла на трубку, перебирая её знакомые изгибы. А сам Рейшаар тем временем пытался направить свой взор туда - в прошлое, что так долго пыталось стать забытой историей.

Как далеко уходила эта пещера? Зверолюды вышагивали по каменному коридору, что с каждым их шагом казалось становился тоньше и длиннее. Шаг. Шаг. Ещё шаг. Коридор растягивался, скользил, уплывал. Кончились шаги - кончился и коридор. Большой зал, тёмный, злой, пахнущий смертью. А для кого-то был домом. Чей-то очаг горел здесь раньше, но смерть не прогонял. Как и сейчас факел едва ли мог разогнать царившую в этом месте тьму. Что-то старое, древнее… Забытое. Нужно всё забыть. Нужно жить дальше. Рейшаар улыбнулся, увидев знакомый, вечно ускользающий образ. Он и сейчас готов был покинуть Рея, будто заметив его. Покинуть вместе с мрачным помещением, вместе с его смрадным воздухом, вместе с воздухом.

Рейш открыл глаза резко и широко, в них читался ужас и страх смерти. Нет, не той, что шлейфом следует за тёмными магами. А своей собственной. Здесь и сейчас. Он схватился за шею, резко вскинул голову кверху и громко вдохнул, жадно захватывая воздух. Он дышал тяжело, часто, глубоко. Глаза крепко жмурились от сильной головной боли. Кое-как совладав с вернувшимся дыханием, Рей открыл глаза и осмотрелся в полумраке. Всё перед глазами плыло. Стараясь не смотреть лишний раз на гостью, фелид осторожно поднялся и медленно, почти что даже не качаясь, добрался до входа в палатку и поднял её полог, зацепив за крючок снаружи и впуская внутрь жилища тусклый весенний свет и свежий воздух. Постояв с минуту около входа и как следует отдышавшись, Рейшаар вернулся к своему месту, уселся где прежде и заговорил, словно ничего не бывало, возвратив свой амулет на привычное место на шее.
- После своего… Исчезновения? Ваш… Эм… Некромант, - зверолюд с некоторым трудом подбирал слова, - Бросил своё жилище в наших землях. Мой прадед и… Другие из нашего клана нашли это место. Это была какая-то пещера? Может быть древние руины?
Рейш смотрел в глаза Ские, продолжая обдумывать своё видение.
- Мне кажется, что они не хотели, чтобы кто-то нашёл это место, возможно они спрятали вход или как-то его… Заперли? - Рей провёл когтистым пальцем по своей трубке, взял её в руки, - Но, если мы где-то и сможем найти ответы, то там. Этого - недостаточно.
Рейшаар кивнул на кусок ткани перед ним, и, не желая касаться того, что некогда принадлежало тёмному магу, подвинул дощечку к Ские.
- Думаю, что кто-то из лагеря должен знать, как найти это место. Если, конечно, ты действительно хочешь туда пойти.

Отредактировано Рейшаар (01.11.2021 18:11)

+3

12

Она внимательно наблюдала за Ведающим Рейшааром - за тем, как щурятся его кошачьи глаза, подергивается широкий нос, вздрагивают длинные вибриссы. Будь он человеком, и Ския легко бы прочитала, какие эмоции владеют им, и как он относится к этой затее, но имея дело со зверолюдами невозможно было сказать наверняка.
Это ее обескураживало. Бывшая баронесса уже давно, очень давно не раскрывала всей правды о себе, и непонимание того, что чувствует юный фелид, заставляло ее закрываться еще сильнее.
- Это проклятье — оно закончится со смертью твоего Теобальда? Ты сможешь вернуть свои жизненные силы или просто исполнишь месть?
Вопрос застал ее врасплох. Она не знала, какой ответ хочет услышать Рейшаар и, в конце концов, сказала то, что думала:
- Я не знаю. По моим расчетам - должно закончиться. Большинство проклятий исчезают со смертью того, кто наложил их.
По ее расчетам - она собиралась высосать Некроманта досуха, выжать из него все до капли, как некогда он поступил с ней самой. Она заслужила право на месть, а он заслужил самой позорной смерти из возможных.
Но об этом она умолчала.

Кажется, эти слова устроили зверолюда - он забрал клочок мантии, зачем-то убрал в сторону кулек с леденцами, к которым, по всей видимости, воспылал наиболее горячим желанием, снова уселся на подушках поудобнее. Так кошки, ложась на одеяло, топчут его лапками, чтобы было мягче.
Ския придержала улыбку, вызванную этой невольной ассоциацией, но Рейшаар все равно не увидел бы ее - он закрыл глаза и замер, медленно и глубоко дыша.
Она сидела, не двигаясь, не разрушая воцарившуюся тишину, терпеливо дожидаясь того, что будет дальше. Прежде ей не случалось видеть, как работают прорицатели будущего, и то, что делал молодой фелид, походило на обычную медитативную практику для восстановления сил - такой она сама обучала Элиаса года три назад.
Теперь во всем теле Рейшаара жили только пальцы, гибкие и ловкие, словно у человека: перебирали клочок смятой ткани, гладили и ощупывали дерево трубки. Сизый дымок окутывал шамана, размывал черты его лица, воздух пах сладко и терпко. У Собирающей кости щекотало в горле, от неподвижности и духоты клонило в сон, но она продолжала вглядываться в скованную дымом и безмолвием фигуру зверолюда.
Его веки вздрагивали, как у спящего - транс стал более глубоким, и теперь Рейшаар видел иную жизнь, принадлежавшую его предку. Что он совершал в той жизни? На какие жертвы пошел ради своего племени?

Он вынырнул из своей пророческой медитации внезапно и резко - именно вынырнул, словно тонущий, наконец-то дорвавшийся до глотка воздуха. От его хриплого вдоха Ския вздрогнула и потянулась было вперед, но Рейшаар встал сам. Откинул полог, и ворвавшийся ветер разогнал скопившийся в шатре сладковатый дым.
Она едва могла дождаться, пока он отдышится и сядет обратно. Он выглядел испуганным - неподдельно, по-настоящему испуганным.
- Ну? Что ты видел? - в ее голосе звучало нетерпение.
— После своего исчезновения ваш… эм… Некромант бросил своё жилище в наших землях...
- Это мне известно, - она и вправду слышала это от Винсента. Рыцарь выследил Теобальда в лесах возле Улл'Парсы - должно быть на тот момент колдун уже опробовал свои силы на зверолюдах и пытался тронуться дальше, на запад. После сделки, заключенной с де Крориумом, Теобальд исчез - не то побоялся, что его вновь найдут, не то имел какие-то иные мотивы.
- Мой прадед и другие из нашего клана нашли это место. Это была какая-то пещера? Может быть древние руины?
- Вот этого я уже не знаю. Я говорила с человеком, из-за которого Некромант исчез из виду на несколько лет. Он выследил Теобальда в лесах. Но в леса он ушел уже после того, как твой предок попытался дать ему отпор.
— Мне кажется, что они не хотели, чтобы кто-то нашёл это место, возможно они спрятали вход или как-то его… заперли? Если мы где-то и сможем найти ответы, то там.
Ския рассеянно взяла кусок мантии, повертела его в пальцах. В ее руках это была обычная тряпица, не наделенная никакой памятью. Но Рейшаар смог увидеть что-то, вытянуть даже из этого...
- Я хочу туда пойти, - решительно заявила она. - Я не могу уйти, не отыскав его убежище в Улл'Парсе. Но кто в вашем племени может быть достаточно стар, чтобы найти его снова?
Даже при том, что зверолюды жили дольше людей, они говорили сейчас о событиях семидесятилетней давности. Те, кто входил тогда в логово страха, сейчас должны быть уже стариками - это если они вообще вспомнят, где это было, и захотят туда пойти.
- А ты можешь пойти туда со мной?

+3

13

Голова все ещё болела, неприятно напоминая о той плате, что каждый раз приходится платить за ясный взор в прошлое. Часто в такие моменты вспоминался тот самый первый раз, когда они вместе с чудным зверолюдом Кхиро пытались разгадать загадку странного пера и его связь с похищениями в лагере. Вспоминались те боль, страх, выворачивающее наизнанку неприятное чувство в животе. И последующий восторг от того, что всё получилось - немного бабулиных трав и даже такой совсем неопытный котёнок смог что-то увидеть. А дальше - только больше. Годы тренировок провидческого дара всё же не прошли даром и, пусть он того старался не показывать, даже дядя Киаршис был доволен своим учеником. С каждым разом видения становились всё отчётливее, да и сам Рейшаар наловчился в их объяснении и понимании своих вещих снов.
"Кстати, интересно, как там Кхиро? Давно от него не было ни весточки."
Хоть голова и продолжала гудеть, в целом всё прошло лучше, чем могло бы быть. Рей дышал глубоко, но медленно, поток сознания, уносящийся то к собственным воспоминаниям, то к увиденному им смутному видению, постепенно возвращался к происходящему здесь и сейчас, не без помощи нетерпеливой человеческой гостьи.
Ския подтвердила предположение Рейшаара о том, что некромант забросил своё жилище, покидая Улл'Парсу, но ничего более конкретного о нём подсказать она не могла. Зато, как оказалось, была знакома с тем, из-за кого Теобальд оставил их земли - видимо это и был тот самый человеческий герой, который хотел им помочь, как рассказывали старшие. Правда, и от этого знакомства она не очень много узнала.
Рейш ни на минуту не сомневался, что его слова заинтересуют его гостью - каковы бы ни были её истинные мотивы, она была готова узнать всё об этом тёмном маге. Говоря о мотивах, всё же фелид надеялся, что дело не в простой мести, и он действительно сможет помочь незнакомке избавиться от проклятья.
- Я думаю, что кто-нибудь сможет нам помочь, - кот задумчиво подпёр подбородок рукой, почёсывая свою небольшую бородку, чуть подёрнул хвостом - Память, общая история - это то ядро, которое держит наш клан вместе. А о таком важном событии уж точно знания должны были быть переданы от поколения к поколению. Я поговорю с нашими старейшинами и попробую всё разузнать.
Рейшаар не знал наверняка, но был почти уверен, что его предок и те, кто был с ним в тот день, должны были рассказать о логове некроманта своим соплеменникам. То, что он сам об этом ничего не слышал, говорило, как ему кажется, о том, что младшие поколения оберегали от того, что по задумке старейшин должно было оставаться в тайне. Ведь действительно - если ребятня о таком услышит - сразу же полезут геройствовать и исследовать злодейские места. А ему-то для дела надо, так ведь? Значит, расскажут. Ученик шамана - всё же не последний фелид в клане! Ему такое можно доверить. Если конечно, действительно есть, что доверять. Его видение ещё ни о чём не говорит.
Фелид ещё до предложения Скии задумывался о том, что ему стоит составить ей компанию. Во-первых, одной ей по Улл’Парсе передвигаться опасно - в любом случае придётся искать проводника из зверолюдов или орков. Во-вторых, если там не осталось каких-нибудь дневников или записей, то помощь ясновидящего будет куда кстати. Правда сломя голову принимать решение он тоже не спешил.
- Возможно, - пока лишь краткий ответ последовал от Рейшаара. Он задумался о том, насколько опасной может быть вылазка и о том, стоит ли идти с незнакомкой куда-то в принципе. Но желание помочь и огромный интерес перевешивали все остальные аргументы, - Сначала я попробую разузнать что-нибудь о том, куда нам идти. Думаю, это займёт не больше получаса. Ты... Ты можешь пока посидеть здесь. Или, если не боишься, прогуляйся по лагерю и встретимся в его центре - там, где разгружался караван. По рукам?
Рейш затушил лапами благовония, задул свечи и прошёл ко входу в шатёр, ожидая решения гостьи - почему-то он совсем не боялся оставить её здесь одну, если она того пожелает. А ведь, наверное, стоит быть более осторожным?

+3

14

Общая история, соединяющая клан и передаваемая через поколения...
Ския недоверчиво улыбнулась. Большинство знакомых ей людей были индивидуалистами, а уж некроманты - тем более. Очевидно, у зверолюдей сохранялись иные законы - те, о которых люди вспоминали разве что в периоды войн, когда сплоченность становилась единственным спасением. Было ли это лучше или хуже - кто знает. Сейчас община фелидов могла помочь ей в ее поисках.
А могла и помешать - если старейшие решат, что юному провидцу не стоит заниматься ворошить прошлое.
Рейшаар - она видела это по его задумчивости - вполне отдавал себе отчет о том, что такое путешествие могло оказаться рискованным: мало ли какие ловушки и старые заклятья могли сохраниться в логове Теобальда даже после его ухода? Ския достаточно хорошо знала Некроманта, чтобы вообразить их.
Но в рассуждениях юного фелида не было страха. Осторожность, вдумчивость - но не страх.
Интересная, однако, личность.
Чем-то он напомнил Ские ее собственного ученика, если бы Элиас имел больше свободы воли и свободы выбора в жизни. В какой-то момент она даже пожалела, что не взяла его с собой в племя зверолюдов.
- Что ж, я уже благодарна тебе и за то, что ты готов узнать эту информацию для меня, - Ския чуть склонила голову, и все многочисленные побрякушки, которыми она увешалась по совету Шиватара, дружно зазвенели в такт этому движению. - Я бы прошлась, прояснила голову и разум, пока ты беседуешь с сородичами... Кстати, ты ешь конфеты - они правда вкусные.
Похоже, немудреное лакомство стало тем подарком, который окончательно склонил фелида на ее сторону.

Слухи о том, что Рейшаар принимает у себя человека, явившегося специально за предсказанием, разнеслись по всему селению зверолюдов, пока они беседовали: стоило Ские откинуть полог и показаться наружу, как на нее сразу уставились блестящие любопытные глаза. Рейшаар ушел куда-то к большим шатрам, а Собирающая кости, набросив на голову капюшон накидки и спрятав руки в широкие рукава, отправилась пройтись краем лагеря.
В степях потихоньку темнело, и поднявшийся холодный ветер трепал ее многослойное одеяние, приносил с собой сбивающие с толку запахи трав, мокрой шерсти, жареного мяса и горящего дерева. С наступлением сумерек фелиды все больше расходились по своим повозкам и палаткам, у костров оставались сидеть взрослые мужчины и женщины - Ския слышала, как они негромко переговариваются на своем языке, и даже что-то поют, размеренно отбивая мягкими лапами ритм на маленьком барабане.
Нет, они не смотрели на нее открыто, как это сделали бы люди, они, казалось, были заняты своими повседневными обязанностями, но некромантка видела, как нервно подергиваются кончики хвостов, и поворачиваются в ее сторону уши. Они были ей не рады.
Должно быть, крепко они не жаловали все же людей в своих землях.
- Эй, ты!
Как и их соседи-орки.
- Ты, человеческая сука! К тебе обращаюсь!
Судя по низкому, грубому голосу и рычащему акценту, ее внимания домогался не фелид. Повернув голову, Ския заметила, как один из рослых зеленокожих, сидевший возле крупного костра вместе с фелидами, встал на ноги и открыто, с вызовом, смотрит в ее сторону.
В последний раз она видела орка в воспоминаниях Винсента, в Руинах иллюзий. Иллюзии брали видения из памяти рыцаря - в его памяти орки оставались пугающей лавиной зеленокожих варваров, сметающих на своем пути воинов Утехи, а преумноженные Руинами, казались еще более пугающими. Этот был высоким и крепким - но того ужаса, как те, иллюзорные, не внушал. Волосы его, уложенные с помощью жира и золы в косы, спускались почти до пояса, на заношенной и засаленной одежде болтались какие-то украшения из клыков и кусочков дерева. А еще от него разило спиртным - этот запах она ощущала даже на расстоянии.
Пришел пропустить кружечку с друзьями-зверолюдами? А тут такая неожиданность - человек...
- Здесь нет никого, к кому бы ты мог так обратиться, - холодно ответила Ския и окинула взглядом двоих молодых зверолюдов, выпивавших вместе с орком. Те, однако, вмешаться не попытались - сидели там, где сидели.
- Как ты посмела заявиться в Улл'Парсу, людская потаскуха?! - не успокаивался орк.
Ския буравила взглядом фелидов, не замечая его.
- А я слышала, будто зверолюды не причиняют вреда своим гостям, - она слегка повысила голос, и один из фелидов нервно дернул ушами.
- А они и не причинят, - орк бросил наземь пустую кружку, которую сжимал в руке, и сделал несколько шагов по направлению к ней.
Вот зараза! Если она вытянет хребет из дружка зверолюдов или сожжет его заживо, то вряд ли сможет рассчитывать хоть на какую-то их помощь! Если они вообще после этого не накинутся на нее всем скопом. Но и останавливать своего приятеля они, по всей видимости, не собирались, а она не могла попросту дать орку в глаз и отправить его отсыпаться. Ее оружием была черная магия - магия, которую здесь не принимали.
- Отойди по-хорошему, - тихо прошипела Ския.
- А то что? - он сделал еще несколько шагов.
...это было быстрое и простое проклятье - несложная манипуляция с плотью. Орк, угрожающе надвинувшийся было на некромантку, внезапно позеленел еще больше, согнулся вдвое и выплеснул себе на ноги все выпитое. Колдовство Скии многократно усилило воздействие алкоголя - яда, как ни крути! - на его тело, и здоровенного орка вывернуло, словно юнца, впервые в жизни перебравшего на дружеских посиделках.
Двое фелидов, собутыльников орка, повскакивали на ноги, и Ския отступила на несколько шагов, пытаясь понять, нападут они или нет, и стоит ли ей попытаться и их вывернуть наизнанку.
Возможно, даже не в переносном смысле...

+3

15

"И чего она к этим конфетам привязалась?"
Рейшаар шёл в сторону лагеря с лицом хмурым, недовольным. Ещё бы, после своих прорицаний быть в хорошем расположении духа было для него скорее редким чудом. Голова всё ещё болела, но хотя бы не кружилась. И сейчас уж точно было не до конфет. В последний момент перед выходом из шатра фелид додумался одеться теплее и взял накидку из тёплой воловьей шерсти, в которую сейчас и кутался, продвигаясь в сторону палатки одного из старейшин.
"И чего я к этим конфетам привязался?"
Ну а чего - попробовать что-то новое всегда приятно, тем более в Улл'Парсе такого не достать. А ещё можно обменять на что-нибудь полезное - многие из зверолюдов или орков могут заинтересоваться диковинным для их мест лакомством.
Рей дошёл до нужного большого шатра одного из самых старых членов их клана. Он остановился на полминуты и тяжко вздохнул, переводя дух. Всё же думать о конфетах было куда приятнее, чем о некромантах. Ещё и ветер поднялся холодный, неприятный, то и дело заставлял ёжиться. Наконец, кот перешагнул порог и учтиво склонил голову.

Выяснить, кому известно о местоположении искомого логова оказалось проще, чем шаман думал. А вот уговорить старейшин поделиться с ним этой информацией напротив было сложнее, чем он изначально предполагал. Хоть они и не хотели ничего скрывать от того, кто когда-нибудь станет ведающим и безусловно займёт место среди них, цель его поисков вызывала сомнения в душах фелидских лидеров. Стоит ли помогать человеку? И нужно ли ради этого копошить тёмное прошлое? Всё же не просто так логово некроманта предали забвению. Пришлось побегать, поуговаривать, времени всё заняло немало, но в итоге всё же его взяла - он заручился поддержкой пары старейшин, узнал всё, что ему было нужно, теперь оставалось найти Скию.
Это, как ни странно, проблем не вызвало совсем.
Громкий голос орка и его стоявшая в свете костра рослая фигура привлекли внимание Рейшаара издали. Он попытался разглядеть, в чём было дело и тут же увидел и свою гостью.
"Да что ж такое… Надо было ей сидеть в его шатре и дальше..."
Тот фактор, что орки куда более недружелюбные к людям могут найти его гостью, фелид не учёл, оставляя Скию саму по себе. Зверолюды его клана в большинстве своём хорошо относились к людям - почти каждый из них с детства привык к кочевой жизни и имел дело с ними в своих путешествиях по Галатее. Но это общение происходило там - в человеческих королевствах. Люди здесь, в степях, уже вызывали подозрение и тревогу - и в первую очередь из-за союзников клана Рейшаара - орков. Это была их земля, а люди были их кровными врагами. От этой простой истины уйти было никак нельзя.
Рей получше укутался, закрываясь от ветра, и пошёл прямиком к ним. Он подходил как раз в тот момент, когда орк распрощался с содержимым своего желудка. Кот чуть поморщился, посмотрел на сидевших рядом фелидов, они посмотрели на него. Хотел сначала подойти к ним и разузнать, что за сыр-бор тут происходит. Но потом посмотрел на орка, на Скию, ещё раз на орка - нет, разбираться времени не было.
Фелид прошёл и встал между орком и человеком, поднял ладонь в приветственном жесте. От жителя соседского лагеря исходил сильный запах алкоголя.
- Ну и что у нас тут происходит? - Рейш заговорил на родном для него орочьем языке, - У тебя же нет никаких проблем с нашей гостьей?
Шаман перевёл взгляд на девушку. Она совершенно не выглядела той, кто может постоять за себя. Но она и не боялась. Нет, страха в ней точно не было. Он смотрел ей в лицо несколько секунд и лишь после этого заговорил на общем наречье.
- Как тебе мои друзья?
Находиться между двух сторон конфликта было весьма нервно - с одной стороны, ему нужно было защитить свою гостью, с другой он вполне понимал, что орк мог негативно отнестись к появлению человека на их землях. И Рейшаар его ни в коем случае за это не осуждал.

+3

16

— Ну и что у нас тут происходит?
Ския не повернула голову - не рисковала отвернуться от орка-буяна и его друзей-фелидов, - но скосила глаза в сторону. Юный шаман казался более хрупким, чем его соплеменники возле костров, но был не ниже их, и даже орк, едва продышавшийся после очередного приступа дурноты, рядом с ним не выглядел настолько могучим.
Но очевидно, что не рост и не сила заставляли эту троицу притихнуть при появлении Рейшаара.
В который раз Ския убеждалась в том, что власть и значимость Ведающего в племени куда выше, чем положение любого молодого мага среди людей. Оттого ли, что у зверолюдов так мало владеющих магией? Или их почитание - тоже дань уважения неведомым традициям?
Один из фелидов, полосатый, будто задиристый уличный кот, первым выкрутился из ситуации:
- Никаких проблем, Рейш, - успокаивающе протянул он и положил лапу орку на плечо. - Могдоф перебрал немного, вот его и развезло. Верно, Могдоф?
Орк поднял на колдунью налитые кровью глаза. Его все еще колотило от внезапного воздействия, но обличить в чем-то человеческую женщину, не признав при этом, что попался сам, он не мог - гордость не позволяла.
- Верно... - хрипло прорычал он и перевел взгляд на Рейшаара. Даже если у него чесались кулаки, почесать их об Ведающего он тоже не мог.
- Отведем его к водопою, - подоспел второй фелид, тоже облапив орка, и вдвоем они повели его куда-то в сторону, куда не доставал свет костров.
Ския, прищурившись, смотрела им вслед, гадая, завела ли она здесь себе врагов, которые ударят в спину, или на этом инцидент можно считать исчерпанным.
- У тебя очень... горячие друзья, - наконец, сказала она, подняв глаза на шамана. - И, должно быть, очень крепкие настойки. Хорошо, что я не рискнула их попробовать.
"Никаких проблем", - читалось во всем облике некромантки и в каждом ее движении. Не хватало еще, чтобы Рейшаар начал понимать, что именно случилось с Могдофом, и какая магия в этом повинна.
- Тебе удалось что-нибудь узнать?

Один из старейших был с Рейшааром Мудрым в ту ночь, когда Ведающий запечатал вход в пещеру - древний курган в степном холме, некогда принадлежавший даже не Некроманту, а кому-то до него. Еще до прихода Теобальда в эти земли, курган стоял заброшенным - зверолюды чувствовали злую волю, обитавшую под холмом. Туда можно было заглянуть, но лишь ненадолго: спустя несколько минут даже на самого отчаянного храбреца нападал такой лютый страх, что оставалось только бежать, дрожа и молясь. Юные фелиды тогда испытывали друг друга на прочность - кто дольше пробудет под землей, под завесой страха?
Но когда в курган пришел Некромант, он стал по-настоящему опасен.
Сначала вокруг холма исчезла вся живность - любая, даже грызуны и насекомые, словно сама земля на несколько километров округ пропиталась смертью.
Затем стали пропадать те самые юные зверолюды - самые храбрые и безрассудные. Стоило кому-то из них отойти подальше от становища в одиночку, и его уже никто не мог найти.
А еще немного позже неведомый Зверь повадился ходить ночами возле фелидских костров.
Это было страшное время. Зверя никто не мог толком разглядеть - он охотился на зверолюдов возле самого их лагеря, хватая самых слабых и неосторожных, бродил вокруг, рыча и принюхиваясь, и исчезал с рассветом. Приходил Зверь не каждую ночь, но никто не мог предугадать, когда именно он появится снова.
Его пробовали отравить, разбросав вокруг пропитанное ядом мясо - оно оставалось нетронутым. Пробовали собрать охотничий отряд, но Зверь, словно обладая человеческим разумом, избегал встречи с охотниками. Кажется, его отпугивал только огонь.
А вскоре стало ясно, что Зверя посылал его хозяин - черный колдун, обитавший под холмом. Посылал за живыми зверолюдами, не только в лагерь Рейшаара Мудрого, но и в соседние стойбища, и даже к оркам. Для чего нужны были ему пленники - оставалось загадкой.
Объединившиеся зверолюды уже готовы были атаковать старый склеп, где обосновался похититель их соплеменников со своим жутким питомцем, и возможно представляли собой нешуточную угрозу - это вынудило Некроманта исчезнуть, а спустя какое-то время неизвестный рыцарь убил его, когда колдун пытался скрыться в лесах.
Так говорилось в рассказах тех, кто пережил те страшные дни.
Но даже старейшина не знал, что именно Рейшаар Мудрый увидел под курганом. Остались лишь слова ритуала, которыми великий шаман запечатал вход, да след его крови, помогавшей в этом ритуале.
Этими же словами его правнук, в котором текла его кровь, мог открыть склеп снова.

- Так значит, открыть его только ты и можешь? - Ския взволновано ходила по шатру Рейшаара. - И они сами не знают, что там?
Снаружи уже плыла глубокая ночь, и в любом случае отправляться куда-то сейчас было неразумным. В особенности - в старый курган, в такие места вообще не рекомендовалось заглядывать ночью, когда темные силы были могущественнее всего.

+3

17

Фелид прикрыл свои глаза на секунду и едва заметно с облегчением выдохнул. Пусть, он пока что не воспринимал себя полноценным шаманом и мудрецом своего племени, их народ (и зверолюды и орки) уже стал относиться к нему с уважением. Конечно же, не с таким, с каким относятся к ведающему Киаршису, или, тем более, каким пользовался его знаменитый прадед. Но всё же, его дар зачастую помогал им разобраться с их вопросами о грядущем или прояснить какой-то вопрос из прошлого. Чаще, разумеется, первое, ведь всех куда больше интересовало узнать, что их ждёт в будущем. Вот что больше заинтересует отважного орка всегда жаждущего битвы? Ждущие впереди победы или тайны его родителей? Ответ очевиден. Рейшаар быстро учился разбираться в своих видениях, поэтому своими точными прогнозами он смог сделать себе имя в племени Бешеного Вепря. И пусть, за спиной может кто-то и смеялся над ним, своего шамана в обиду никто бы не дал.
Вот и сейчас ему удалось выступить примиряющей силой, спасая Скию от возможно назревавшего конфликта, который бы очень усложнил её дальнейшее пребывание в Улл'Парсе. Сам Рейш был бы в весьма затруднительной ситуации. С одной стороны, он не мог допустить чтобы их гостю причинили вред. С другой, это территория орков, в первую очередь, так что Могдоф имел все права на возмущение факту появления человека.
- Ну и славно, - Рейш кивнул, перевёл взгляд поочерёдно на всех собравшихся. Кажется, орка всё ещё что-то злило, вполне возможно, что он что-то не договаривал и не договаривал немало. И вполне возможно, что озлобленность в нём сейчас вызывала не только и не столько сама чужеземка из далёкого Рон-дю-Буша, а сам шаман, вставший между ними. Так что он пытался сгладить все углы, как мог, - Когда улажу все дела с нашей гостьей, встретимся с вами. Выпьем, всё мне расскажете, чего у вас тут случилось.
Рейш не был другом для тех двоих или для задиристого орка, но знал их всех с малых лет. Он уж точно не хотел делать из них врагов, поэтому был очень рад тому, что всё закончилось наилучшим образом и пара зверолюдов, наконец, увела Могдофа, оставив Рея наедине со Скией.
- Ну… - кот пожал плечами, - Считай это тёплым приёмом. Мало кто из людей удостаивается настолько хорошей встречи от наших. А настойки и правда хороши, зря не хочешь пробовать!
Хладнокровие гостьи удивляло Рейшаара - он никак не думал, что человеческая женщина так спокойно будет держаться рядом с проявившим агрессию орком. А впрочем, если она училась магии, то вполне возможно, что могла и что-то применить против врагов. Да, это многое объясняло, и в том числе тот факт, что она не побоялась отправиться в их земли. Нужно будет обязательно расспросить её о магии. Интересно же! Но не сейчас. Время, вероятно, у них ещё будет.
Куда больше, чем произошедшее столкновение с местными, Скию интересовало то, что Рейшу удалось узнать, а рассказать ему, конечно было что.
- Идём, по пути всё поведаю, - Рей поманил за собой, уходя в ту сторону, где был его шатёр. Он и так был в мрачном настроении после разговора со старейшинами, а после увиденной сцены с участием Могдофа мрачности в нём было и вовсе хоть отбавляй.
По пути шаман рассказал всё, что выяснил - про ужасы, которые Теобальд принёс в их земли, про старинный курган, где было его убежище, про роль предка Рейшаара в закрытии входа в курган и про ритуал, к которому ему пришлось для этого прибегнуть. Ския сделала верный вывод про ту роль, которая может быть возложена теперь на фелида в их совместной вылазке в забытое логово.
- Да, - Рей кивнул, но сразу помотал головой растерянно, - Ну то есть нет… Есть ещё мама, дядя Киаршис, дядя Иршад из Альдемеры и прочие родственники со стороны бабушки… Но ведёт туда судьба меня. И да, старейшины оберегали нас от этого как могли, поэтому я не знаю, что нас там ждёт. И никто из наших не знает. Остаётся один выход - разобраться со всем на месте.
Рейш сбросил накидку и уселся на своё прежнее место, погрузившись в раздумья на добрую минуту. Наконец, он поднял взгляд и посмотрел в глаза Ские.
- Выйдем с первыми лучами?.. Можешь остаться у меня, там можешь взять постель, - он кивнул в угол, где валялось нагромождение шкур и покрывал, - А мне ещё нужно посоветоваться с духами.
Рей хотел отправить гостью в шатёр, который и держали для заезжих путешественников, но подумал, что человека будет безопаснее оставить у себя. А сам он хотел ещё раз попробовать узнать какие-то детали о предстоящем путешествии, но в этот раз взгляд свой направить туда - в их со Скией будущее.

+3

18

Судьба ведет, значит...
Судьба в лице Скии невесело усмехнулась. Столько раз она была связана странными и необъяснимыми путями с самыми разными людьми, но никогда еще - со степным зверолюдом-шаманом.
Впрочем, Рейшаар был ей симпатичен. В нем чувствовались задатки будущего лидера, даже если сам в себе их он пока что не видел и не считал себя достойным преемником великих предков.
- Спасибо за ночлег, - поблагодарила она, осознав, что ей вовсе не улыбается всю ночь спать где-то под настороженными взглядами сородичей Рейшаара, или, тем более, не спать вовсе. Ночевать в шатре шамана было странно, но не более странно, чем многие вещи, которые ей доводилось видеть и делать. Забавно, большинство знакомых ей женщин, скорее всего, посчитали бы такое соседство недопустимым, и даже возмутительным.
Отсюда, из диких степей Улл'Парсы, они казались такими далекими, почти несуществующими.
- Мой ученик тоже может говорить с духами. Он совсем юн... должно быть, вы с ним ровесники, если перевести твой возраст на человеческий.
Рейшаар и вправду напоминал ей Элиаса - та же вдумчивая серьезность под налетом юношеской застенчивости.
- Я не помешаю твоему общению? - Ския деловито отобрала среди предложенных шкур несколько потеплее, и гроздь мягких подушек и принялась сооружать себе постель. Ей было любопытно, как именно происходит общение медиума здесь, у зверолюдов, и сильно ли оно отличается от человеческого. А еще - хотелось есть, и она потянулась за одной из лепешек, лежавших возле чайника с уже остывшим напитком. - Хочешь посоветоваться о том, что нас ждет?
Или о том, на что еще способна его гостья, и не заведет ли она в ловушку столь значимого в клане Ведающего?
Если он догадается о том, что не случайно вывернула наизнанку их знакомца-орка - что тогда сделает? Она уже рассказала, что связана с Некромантом, осталась только последняя, самая тонкая ниточка догадки. Слишком рискованно...
Ския забралась под шкуры и устроилась поудобнее, не сводя с Рейшаара внимательного взгляда из-под ресниц. Тот выглядел спокойным, даже отрешенным. Способности бывшей баронессы как медиума были, на самом деле, минимальными - тот же Элиас справлялся с этим на порядок лучше, - и понять, о чем именно он мысленно просит и спрашивает, она не могла, но могла ощущать нити творимой магии, такой же естественной, как дыхание.

+3

19

Не смотря на то, что за весь день Рейшаар не выходил за пределы их стоянки и не делал ровным счётом никакой физической работы, к концу его он чувствовал себя уставшим, если не сказать разбитым. Сказывалось утомление после попытки увидеть прошлое и, конечно, не самые приятные темы для разговоров. Но больше всего его беспокоила предстоящая для них со Скией вылазка в логово Теобальда. Фелид то и дело задавался вопросом - стоит ли вообще в это ввязываться? Но что-то мешало ему отказаться. Здесь было много причин - и желание помочь Ские и довести всё до конца, и шанс узнать больше о прошлом его великого прадеда, и необходимость выяснить, не сохранилось ли какой-то опасности в том кургане, которая могла бы угрожать их племени, его семье.
Рейш молча кивнул в ответ на благодарность гостьи за предоставленное спальное место - благодарить тут было особо не за что, к редким гостям зверолюды из его племени всегда относились наилучшим образом, всегда были готовы предоставить кров и даже отдать последний кусок пищи, если того потребуют обстоятельства. Фелид сидел какое-то время почти неподвижно (только хвост иногда подёргивался широкими движениями из стороны в стороны), то открывал, то закрывал свои глаза. Где-то в глубине души он ощущал тревожность, но в теле царила такая сильная усталость, что внешне он был почти что спокоен.
- Да? Он тоже шаман или вроде того? - Рейш повернулся к Ские только когда она заговорила про своего ученика. Он допускал, что они могут вкладывать разное значение в смысл общения с духами, - Мы с вами взрослеем примерно с одной скоростью. А вот старость у нас наступает позже.
Кот потянулся и достал одну из своих баночек с травами, поднял свою трубку, которую недавно использовал для ритуала и насыпал внутрь немного содержимого банки, утрамбовывая когтистым пальцем.
- Нет, не помешаешь, - Рейш зажал трубку между зубов и потянулся к огниву, - Ага, ты права. Может духи подскажут, чего мне... Нам. Чего нам стоит опасаться.
Сверкнула искра, позволившая зажечь лучинку, которую фелид поднёс к углублению на свободном конце трубки, заставляя сушёные листья тлеть, наполнять шатёр терпким запахом. Рейшаар закрыл глаза и глубоко вдохнул дым.
В голове всё плыло кругом - странная гостья их лагеря, самоотверженность его предка и старейшин в желании спасти свой народ, Могдоф с его неумением пить в меру, причинённые Теобальдом страдания для его народа, а теперь и для Скии. Стоит ли тревожить прошлое, которое так старательно пытались погрести под землёй? Не приведёт ли это к пробуждению забытого зла? Или же, напротив, он поможет человеку избавиться от этого некроманта раз и навсегда и уберечь мир от ещё больших несчастий? Хотелось склоняться ко второму.

Ненависть. Эта ночь была полна ей. Смерть наполняла холодные коридоры. Смерть и огонь. Это место едва ли напоминало ту пещеру в кургане, которую Рейш увидел в своём прошлом видени. Но ощущение смерти и тьмы наполняло буквально всё вокруг, как и там, в кургане. Но… Но оно было не тем, другим, пусть и похожим. Ужас, боль, страдания - чувство бесконечной агонии нарастало с каждой секундой, пока...

Шумный вдох, и Рей вскинул голову к потолку шатра, не открывая глаза. Духи решили, что на сегодня видений с него хватит. Голова кружилась, немного болела, но не более. Несколько глубоких размеренных вдохов и выдохов - и всё почти прошло. Рейшаар открыл глаза, подул слегка на ту часть трубки, где была трава, чтобы убедиться, что там уже ничего не тлеет, и отложил её на одну из лежавших рядом пустых глиняных мисок. Он подпёр руками подбородок и вновь закрыл глаза. Он пытался осмыслить увиденное, но пока не мог сделать никаких выводов. Что-то из прошлого Теобальда? Или Скии? Как говорят, утро вечера мудренее, может быть завтра и спросит у неё. Рейш оглядел палатку - свечи, благовония, трубка, чайник и чашки, дары принесённые гостьей - всё было совершенно беспорядочно расставлено в центре шатра. Была бы здесь мать Рейшаара - она бы тут же заставила его всё убрать по своим местам, прежде чем он ляжет спать. Но… По его собственному мнению, всё уже было на положенных местах - под рукой, далеко ходить не надо, удобно же!
Кот посмотрел на Скию, которая всё ещё не спала и, видимо, наблюдала за его небольшим ритуалом.
- Мне нужно будет полчаса на сборы утром, - Рейшаар прошёл к своему собственному уголку, где были беспорядочно навалены шкуры и одеяла, укладываясь спать и пока что ничем себя не накрывая, - Найдём что-нибудь на завтрак... И отправимся в путь.

+3

20

- Шаман... или вроде того, - кивнула Ския, но дальше лезть к Рейшаару с разговорами не стала. Облокотилась на шкуры поудобнее и стала наблюдать за Ведающим.
Трубка, дурманные травы - горьковатый аромат трав, которые в Рон-дю-Буше уходили по бешеной цене за унцию, - размеренное дыхание зверолюда. Ему не впервой было проделывать это. В юности и сама Ския пробовала жечь степные дурманы, но прозрения ей, как магам-ясновидцам, они не давали, лишь туманили рассудок и дарили сладкое забытье, оставляя наутро сильнейшую головную боль.
Что видит с их помощью Рейшаар?
Его дыхание участилось, потеряло ритм, глаза под закрытыми веками быстро задвигались. Так снятся кошмары.
Она пересилила собственное желание окликнуть его. Вырывать провидца из транса опасно.
Он открыл глаза сам, посидел немного и молча прошел к своей постели.
- Ты что-то видел? - спросила его Ския, но вместо ответа он лишь попросил время на сборы утром. Отвечать на вопросы сейчас он явно не хотел.
Она перевернулась на спину и закрыла глаза. Степная ночь плыла снаружи палатки, сгущалась над далеким курганом, где в холодной и сырой темноте ждали своего часа тайны, не желавшие быть открытыми.

Солнце еще только вставало, но здесь, в степях, где вся округа была далеко видна, без высоких домов и башен, все уже было залито светом. Грело ощутимо, и это тепло заставляло Скию проснуться куда скорее, чем что бы то ни было еще.
Вставала некромантка вообще тяжело и неохотно. После пробуждения голова была тяжелой, тело болело, и она искренне пожалела, что нигде здесь невозможно найти ванну с целебными бальзамами, которой она обычно снимала боль. Пока Рейшаар собирался, она кое-как впихнула в себя две лепешки, запила каким-то местным кисловатым напитком и решила, что для начала этого хватит.
Стойбище фелидов рано засыпало и рано просыпалось - куда раньше, чем Рон-дю-Буш. К тому моменту, как Рейшаар и Ския были готовы выезжать, незнакомые некромантке зверолюды уже помогли прицепить сумки к седлам лошадей - низкорослые, крутобокие и мохноногие степные скакуны выглядели приземистыми и неприхотливыми.
- Они никого не хотят послать вместе с тобой? - Ския не умела ездить без стремян, но выбора все равно не было.
Она чувствовала, что неодобрение соплеменников Рейшаара стало еще более явным - даже те, кто не знал, куда именно отправляется юный шаман, знали, что он отправляется туда с пришлой человеческой женщиной, и этого уже хватало для подозрений.
Шадд раздери, ей придется из кожи вон вылезти, чтобы вернуть его в племя живым, иначе выбраться из Улл'Парсы ей попросту не дадут!
Возможно, они боялись рисковать кем-то еще из племени. Или верили, что он справится сам...

Шли степные лошадки ровно, хоть и не слишком быстро - при их разведении явно делали упор на выносливость, а не на скорость. Внешне они тоже не взяли бы первый приз на столичных скачках, но к их шагу Ския приноровилась быстро.
Куда сложнее было приноровиться к однообразному пейзажу, в котором она не замечала никаких отличий. На степи Ския успела насмотреться еще за время пути, к тому же в этой части они уже отцвели, и даже дать взгляду отдохнуть на роскошном цветочном ковре было нельзя. Только серо-зеленая трава волнами колыхалась под ветром.
Поэтому уже через час езды намолчавшаяся некромантка вновь принялась донимать Рейшаара вопросами:
- Ты давно умеешь говорить с духами? - ехали они почти бок о бок, и можно было сильно не кричать. - Что они показали тебе ночью? Ты выглядел... уставшим.

+3

21

Ночь Рейшаар спал на удивление хорошо. Духи, похоже, и правда решили дать ему время отдохнуть перед предстоящей дорогой - в этот раз даже никаких тревожных сновидений не посетило ночь. Впрочем, стоило открыть глаза, как все проблемы и переживания вчерашнего дня вновь всплыли перед его глазами. Но вздыхать и раздумывать времени уже не было - иногда нужно просто взять и сделать. В конце концов... Если сегодня помирать - то об этом-то духи должны были известить своего любимца?
Сборы много времени не заняли - побросав в дорожную сумку всё самое необходимое, подобрав одежду потеплее и удобнее, а заодно распорядившись о подготовке скакунов для них с гостьей, перекусывал Рей почти что на ходу. И вскоре они уже пришли к запряжённым для них коням.
- Нет, - Рейш пожал плечами, - У всех свои дела, вряд ли кто-то согласился бы на такую бессмысленную (не по моему мнению) поездку. Да и мне так будет спокойнее.
Последнее сказанное фелидом несомненно тоже было важно - под присмотром посторонних он вряд ли сможет сосредоточиться на поисках чего-то из жизни некроманта. Вот Ския - это другое дело. Связанная раньше с Теобальдом, она была скорее ещё одним возможным проводником для поиска зацепок из прошлого. Помимо этого, местоположение кургана должно было оставаться тайной для клана - так решили ушедшие старейшины, и так должно оставаться впредь. И тайна ритуала, запечатавшего логово злодея тоже не должна стать известной для других.
Уже перед отъездом Рей зашёл к тому самому старейшине, от которого узнал про курган, и кратко переговорил с ним, ещё раз уточнив все известные детали о местоположении бывшего логова некроманта и том, что их там может ожидать.
Очередной весенний день вышел солнечным и весьма приятным для поездки. Сегодня был хороший обзор окрестностей и Рейш без труда прокладывал маршрут по казавшимся бесконечными степям. Картами пользоваться он, к сожалению, так и не удосужился научиться, но на местности ориентировался сносно. Особенно, если дело касалось родных краёв или известных ему дорог. К счастью, ехать было не так далеко.
Человек и зверолюд мало общались в дороге. Рейш был сосредоточен на их пути и обдумывал варианты того, с чем им может быть придётся столкнуться под землёй. Он про себя начал напевать старинную зверолюдскую песню, когда вдруг Ския первой решила заговорить.
- Да, - фелид ответил кратко, после чего сделал пазу и чуть улыбнулся, - С двенадцати лет. Тогда ведающий Киаршис, мой дядя, понял, что мне тоже достался дар. Наш клан не слишком большой, и шаманы среди нас встречаются не часто. Дядю Киаршиса учил как раз мой прадед. Ну, который запечатал тот курган. Вот с того возраста я и стал знакомиться с ясновидением. Сначала духи посылали лишь сновидения, но потом и стали отвечать мне на мои просьбы.
Рей чуть замедлил шаг коня, рассматривая пролегающий рядом ручей и несколько холмов чуть правее их курса.
- Кажется, где-то за ними.
Они чуть скорректировали свой маршрут, и Рейшаар продолжил отвечать на вопросы спутницы.
- Да ночью... Ничего не показали, - кот чуть нахмурил брови, перевёл дыхание и продолжил, - Ничего о сегодняшнем дне. Но что-то о прошлом некроманта, если я смог разобрать, что они хотели сказать.
Рейш чуть пришпорил коня, поглядел на мгновение на Скию словно оценивая, но быстро вернул взгляд вперёд.
- Там было место... - зверолюд задумался, подбирая слова, - Крепость? Замок? Какие-то большие коридоры. Запах смерти, огня. И нескончаемые ненависть и боль. Ничего более ясного. Может ты подскажешь, что это могло значить? Даже великим ведающим не всегда получается самим разобраться в видениях и снах.

+3

22

- Значит, в твоем роду все же часто рождаются Ведающие. Твой прадед, дядя, ты... - задумчиво подытожила Ския. - Да ваш клан должен мечтать о том, чтобы породниться с твоим семейством...
По крайней мере, так вполне могли бы сделать в Рон-дю-Буше, чтобы закрепить в роду предрасположенность к магическим способностям. Здесь же, где почитание перед шаманами было очевидным, ей казалось странным не использовать такую возможность, чтобы получить выгоду для себя и своей семьи - пусть и косвенную, отблеск почитания Ведающих.
Рассказ Рейшаара о ночном видении заставил ее выпрямиться в седле.
Замок, охваченный пламенем? Бесконечная ненависть?
Уж не пожар ли в имении де Энваль привиделся юному шаману?
На мгновение она вновь ощутила вонь гари и паленой плоти, удушливый дым, забивающийся в легкие, услышала предсмертные вопли тех, кто горел заживо и яростные крики тех, кто преследовал ее.
Услышала собственный крик боли и ужаса...
- А больше ты никого не видел? Мужчину или... женщину? Возможно это видение из прошлого самого Теобальда, - она со старательной неуверенностью пожала плечами. - У каждого есть пугающее прошлое, а мы очень мало знаем о Некроманте и о том, кем он был прежде...
Только теперь она задумалась, что, возможно, и она, и Винсент начинали поиски не с того. Они искали следы Некроманта, в то время, как нужно было охотиться на человека. Беда в том, что человек, которым был Теобальд, превратился в столь далекую тень, что под черной мантией Некроманта уже почти и не был заметен.
- Рано или поздно, вся наша гордыня сгорает в огне... - неопределенно пробормотала Ския и сомкнула губы, продолжая дальнейший путь в молчании.

Она ощутила присутствие смерти еще раньше, чем местность вокруг них стала меняться.
На Улл'Парсу снова опускался сизый степной вечер, и колючий холодок по коже некромантка поначалу списала на обычную прохладу.
Но то была не прохлада - могильная стынь. Холодный неподвижный воздух, какой бывает в подвалах старых домов, за каменными стенами забытых склепов. Кругом все еще была степная трава, но росла она короче, реже, темнее.
- Мы уже близко, - предупредила Ския, подозревающая, что Рейшаар и сам это почувствовал.
В какой-то момент исчезла и трава, и редкие кусты - земля была серо-бурой, потрескавшейся и бесплодной. Многократно творимая магия смерти вытянула все силы из всего, куда могла дотянуться. Создавалось впечатление, будто здесь прошел пожар, по странной прихоти ограничивающийся одним лишь участком земли и не затронувшим всю степь целиком.
Курган показался неожиданно - казалось бы, далеко вперед можно было его заметить, но они подъехали к нему с обратной стороны, и сами не заметили, что стоят на вершине холма, круто обрывавшегося с другой стороны.
Мохноногие лошадки зверолюдов спускаться и обходить холм отказались - испуганно раздували ноздри, мотали головами, пятились назад.
- Их и вправду лучше оставить здесь. Все равно не пойдут, - Ския первая слезла с седла, оставляя шаману самому стреножить животных и успокоить их. В этом месте лошади боялись ее саму так же, как и кургана, - она была таким же источником, чья сила тянулась к тому, что было заперто под холмом, росла и питалась от него.
Она присела на корточки, коснулась ладонью голой земли, прикрыла глаза. Да, мертвая, недобрая сила обитала здесь уже очень давно - и Рейшаар Мудрый не изгнал ее окончательно. Даже Теобальд просто использовал ее в своих целях, но не привнес в курган. И сила эта лишь спала там, глубоко внизу, чуткая и опасная, как змея.
Они спустились ко входу, и мелкая черно-серая пыль, потревоженная их шагами, повисала в неподвижном воздухе, заставляя закрывать рот и нос рукавом. Вход был прочно закрыт массивной каменной дверью из двух сомкнутых створок - кто-то древний вырезал на старом камне дверей непонятные фигуры и узоры, от которых по спине невольно пробегали мурашки.
Ския вновь прикрыла глаза, сосредоточившись. Незнакомая магия преграждала вход - больше всего это было похоже на железную нить, которая стягивает и удерживает нечто невообразимо огромное.
Ворожба старого Рейшаара.
Некромантка обернулась к его потомку, застывшему возле дверей.
- Чувствуешь что-нибудь? - она спрятала руки в рукава, ощущая, как стылый холод забирается под кожу. - Последствия ритуала...

+3

23

- Нууу, - Рейшаар протянул задумчиво, - Нет так и часто. Но в последнее время да - только у моей ближайшей родни дар к ясному взору появлялся.
Рей, пожалуй, смотрел на вещи с другой стороны - ему казалось, что всего три ведающих на четыре поколения клана - это мало. Но боги решили, что так нужно - а с богами спорить не стоит. А тот факт, что все шаманы были его ближайшей роднёй был особым предметом для его гордости, особенно с тех пор, как он сам стал идти по пути ведающего.
- А что до возможности породниться, - Рейш повернулся к Ские и улыбнулся, - У нас и так все одна большая семья, можно сказать.
Все семьи их небольшого клана приходились друг другу роднёй - кто-то в большей степени, кто-то в меньшей. Всё же они не так часто пересекались с другими фелидские племенами, так что брачными узами все ветви клана были сближены очень сильно. Наверное, вскоре это могло ждать и самого Рейшаара, но пока что он считал, что его обучение превыше всего. А род продолжить время ещё будет - жизнь то она только начинается. Мама, конечно, была не согласна... Но Рейш пока что проявлял настойчивость в отстаивании своего мнения.
Беседа в пути позволяла отвлечься от предстоящего исследования мрачных глубин забытого богами места хотя бы на время. Краем глаза Рей, кажется, увидел, что Ския изменилась в лице, когда он рассказывал о своём видении.
- Нет, никого там не видел, - Рейш чуть сощурил глаза и нахмурился, - Возможно. Я тоже подумал, что это что-то из жизни некро... Теобальда. Но... Но что-то говорило о том, что это не его воспоминания.
Ския помочь с разгадкой вчерашнего видения не смога, рассуждала о далёком прошлом некроманта, о котором она мало что знала и что-то ещё добавила про гордыню. Фелид что ответить не знал и лишь пожал плечами. Он не стал высказывать предположение о том, что увидел что-то связанное с ней самой, решив что человек сказала ему ровно столько, сколько считала нужным.
Путь до кургана в итоге оказался дольше, чем Рейшаар ожидал. Может быть, так показалось из-за того, что вокруг всё уже начинало темнеть и казалось, что вся природа была окутана саваном смерти. Рей сглотнул, понимая насколько большой была та сила, что скрывалась под землёй. Быть может, и правда надо было ещё кого-то взять с собой? Ладно, в случае чего вернутся за подмогой. Если смогут.
- Это место... - Рейш глядел на Скию, сдвинув брови, конь под ним едва волочил ноги, - Даже животные чувствуют, что здесь что-то не так. Плохой знак.
Зверолюд попытался успокоить коней, отвёл их чуть поодаль - кажется немного затихли. Связав зверолюдских верховых животных, кот вместе с человеком спустился вниз ко входу в курган. Кажется, чем ближе они оказывались от входа, тем становилось холоднее и неуютнее. Не смотря на то, что оделся теплее, чем вчера, Рейш всё равно ёжился и потирал руки. Ещё и пыль мешала дышать - пришлось рукавом прикрывать себе морду, пока они продвигались к двери.
- Кажется... - фелид не был уверен, что он должен был почувствовать по мнению Скию, но похоже понял, о чём она, - Да. Значит, здесь нужна моя кровь.
Рейш помедлил с минуту, потом вынул из ножен на поясе кинжал, продолжая придерживать рукавом лицо. Он закрыл глаза и про себя едва слышно прошептал слова, которые должны были отпереть забытое логово. Удостоверившись, что он всё запомнил, кот открыл глаза и поднёс нож к ладони. Затем зажмурился и слегка резанул по коже, оставляя короткую едва кровоточащую рану.
- Надеюсь, этого хватит, - кот поморщился, вздохнул и поднес руку к двери, касаясь её раной и произнося уже громко и отчётливо словесную формулу на Элтея, которую он вчера услышал от старейшины.
- "Да убережёт моя кровь мой народ от зла, что я здесь запер."

+3

24

Слова, произнесенные Рейшааром на незнакомом Ские языке - грубоватом, с шипящими и рычащими звуками. Едва заметный кровавый след, мгновенно растворившийся на сером, изъеденном временем камне.
Архаичная, обрядовая, дикая магия. Такую не изучают в белоснежных стенах магических академий и школ, среди перьев и книг, а если и изучают - то как пример полузабытых ритуалов диких племен. Ей самой о подобных обрядах Теобальд рассказывал только мимоходом, обмолвившись, что самое главное в них - не точно выверенная магическая формула и не понимание структуры заклятья, а сила собственной веры и духа.
Но воочию Ския увидела ее действие впервые.
Наглухо запертые, почерневшие на стыках створки вздрогнули, между ними пробежала тонкая, не толще волоса, светящаяся черта - и затем двери со скрежетом, роняя пыль и мелкие камни, медленно раздвинулись.
За ними была чернота квадратного, с низким сводом прохода. Оттуда тянуло могильным холодом, затхлостью, старой пылью - и смертью.
Темное, гиблое место. Если здесь и жили какие-либо духи, они должны были быть необычайно озлоблены...
Несколько мгновений Ския смотрела вперед, не переступая порога - ощущения были такие, словно на нее дышал, раззявив пасть, огромный зверь, чудовище из ночных кошмаров зверолюдов. Нечто похожее она уже испытывала однажды: в руинах Иллюзий, откуда им насилу удалось выбраться живыми.
- Пойдем... - она протянула ладонь и над ней вспыхнул маленький шарик синевато-зеленого, как болотный огонек, света. Он разгонял окружающую темноту неохотно и всего лишь шага на три-четыре вперед, но хотя бы разгонял, а не тонул в ней, как муха в чернилах.

Почти сразу за их спинами упала оглушительная тишина. Словно темнота подземного прохода разом отрезала и далекий степной шелест, и гул ветра, и едва различимые вопли ночных охотников, зверей и птиц.
Только их сдвоенное дыхание и шаги по каменному полу. Даже эха почти не было - проход был недостаточно широким. Каменная толща над головой давила и угнетала. Ския не боялась могил и склепов, не впадала в панику от тесных пространств и ощущения земли над головой - для некроманта это естественная, хоть и не самая приятная часть работы. Кто-то, возможно, даже чувствовал себя под землей уютно и защищенно - она почти не сомневалась, что таким был Теобальд. Но для степняка-зверолюда, привыкшего к небу над головой и бескрайним просторам вокруг себя, это наверняка было не лучшим ощущением.
К тому же это был не просто темный коридор. Присутствие незримой, опасной силы здесь было колоссальным. Даже Ския чувствовала, как неровно бьется ее сердце, как встают дыбом волоски на шее, а на лбу проступает испарина, хотя жарко вовсе не было.
Взгляд в спину. Едва слышный вздох. Оно совсем близко, сзади, и вот-вот атакует...
Ския резко обернулась и почти уткнулась носом в плечо куда более высокому Рейшаару. За фелидом, разумеется, никого не было, а сам он казался странно неуместным в этом подземном мраке.
- Ты в порядке?.. - лицо Скии было мертвенно-бледным в призрачном голубоватом свете огонька, глаза тонули в глубоких черных тенях. Она и сама выглядела здесь неживой, призраком, прикованным к кургану. - Мне показалось, что...
Она не закончила, не сумев сформулировать, что конкретно ей показалось. Создавалось странное ощущение, будто она некогда была здесь - наяву, во сне или в чужих воспоминаниях. Но Теобальд не мог помнить о ней - в то время, как он был здесь, она еще не родилась на свет, - а сама она ступала сюда впервые.
Неужели связь между ней и Некромантом действительно глубже, чем кажется? В чем еще она могла проявиться?

Первую груду костей свет магического огонька выхватил случайно - останки лежали в неглубокой полукруглой нише в стене, небрежно сваленные, как забытый хлам.
Дальше Ския уже всматривалась внимательнее, и стала находить такие ниши здесь и там, через каждую пару шагов.
- Это не человеческие кости, - она остановилась возле одной такой груды. Череп был больше похож на звериный, форма зубов и чуть вытянутая передняя часть ясно давала понять, что при жизни несчастный был соплеменником Рейшаара.
Кости зверолюдов.

Отредактировано Ския (17.11.2021 13:12)

+3

25

До последнего Рейшаар имел сомнения в том, что он действительно сможет обратить впять ритуал его прадеда. Он слышал о подобных вещах и раньше, но никогда в жизни не встречался с чем-то таким. Насколько он смог понять из преданий старейшин и рассказов ведающего Киаршиса - это какой-то старинный вид магии, который уже много поколений не используется их кланом. И лишь очень редко прибегали к его использованию - необходимость запечатать курган как раз была одной из таких ситуаций.
Стоило только поднести руку с нанесённой самому себе раной, как Рейш почувствовал, что дверь словно отвечает ему. Кровавый след исчез сразу же, и дверь пришла в движение, медленно и шумно отворяясь и открывая проход для зверолюда и человека. Фелид издал странный звук - что-то среднее между вздохом облегчения и свистом, ступая следом за Скией.
- Не думаю, что это мы... Ну, зверолюды... Построили, - Рейш потёр лапой лицо, упёрся носом в локоть. Здесь уже не было той пыли, что снаружи, но воздух был затхлый и словно пропитанный самой смертью - сама мысль о том чтобы дышать им была неприятна, пусть другого выхода у них и не было, - Как думешь, кто это мог быть?
Ския сотворила небольшой мерцающий огонёк, который хотя бы немного разгонял тьму своим светом. Рейш только сейчас подумал о том, что надо было взять с собой тот фонарь, что привезла с собой человек (уж теперь то, когда он согласился проследовать с ней сюда - можно было забрать оплату в полном объёме - свою работу он сделал даже в большей степени, чем предполагал изначально).
- Ския, - кот тихо произнёс имя своей спутницы - сам того не осознавая, он старался говорить здесь потише, не желая пробуждать своим голосом ничего, что могло таиться в тени, - Если нужно, можем сделать факел, я с собой всё нужное захватил.
Рейшаар попытался показать себя полезным и готовым помочь спутнице поберечь свои силы. Хотя, он понятия не имел, насколько трудно для неё поддерживать подобную штуку в воздухе. Большая часть магии, которой владел он, без последствий не обходилась никогда, даже бытовой магией он пользовался не так уж и часто, стараясь беречь свои силы для предвидения.
В душе фелида постоянно присутствовало беспокойство, и нарастало оно с каждой минутой, с каждым шагом, что они делали вглубь кургана. Это место почти физически давило на него своей мрачной атмосферой и тёмной энергией, что сочилась буквально изо всех щелей. К тому же, высокому зверолюду приходилось чуть пригибаться - он едва умещался в этих проходах в полный рост и приходилось терпеть неудоства, чтобы ничего не задеть своей макушкой.
Но всё же уберечь свою голову от столкновений не вышло - Рейш зажмурился, стиснул зубы и потёр лоб, чуть притормозив и на каких-то пару шагов отстав от Скии. Он вновь чуть ускорил шаг и, возможно, даже напугал её, приблизившись.
- Да, я... В порядке, - фелид сначала хотел сказать, что ему здесь очень некомфортно находиться, но подумал, что человек и сама должна быть в подобном положении - вряд ли это пропитанное смертью место было хоть малость ей приятно, - Показалось что?..
Девушка оборвалась, не договорив, и Рейшаар понятия не имел, что её гложило. Она что? Испугалась? Да он тут и сам не прекращал бояться. То и дело кот тревожно подёргивал ушами, а хвост ходил из стороны в сторону, живя своей жизнью. Рейш посмотрел туда, где были кости и нервно сглотнул.
- Да, наши кости, - прошептал шаман, всматриваясь в одну из ниш, - Почему старейшины не захоронили их или не предали огню, прежде чем запереть курган? Меня это пугает... Нам нужно их отсюда вытащить. Ну, после такого как здесь всё осмотрим. Или хотя бы попросить богов позаботиться об их душах, провести какой-нибудь ритуал... Я что-нибудь придумаю. Потом.

+3

26

Кто мог построить все это? Определенно не зверолюды, в этом Ския была согласна с молодым шаманом.
- Древнее древних лишь фей-ул, - пробормотала она. - Но сомневаюсь, что у них была нужда в склепах. Возможно... демоны? Или кто-то, кто хотел замуровать их здесь...
Всего лишь предположения. Догадки. Чьими трудами без зазрения совести воспользовался Теобальд, и для чего?
Она не знала. Не знала, стоило ли пользоваться здесь магией или зажигать факел - аура смерти этого места была так сильна, что подавляла ее интуицию, притупляла остроту разума.
Одна из нас... преемница... останься с нами...
Ския встряхнула головой, отгоняя наваждения. Был ли этот вкрадчивый шепот в ее голове наваждением?
Рейшаару тоже было не по себе. Шерсть на его загривке встала дыбом, глаза потемнели от расширившихся зрачков. Она видела, что больше всего его потрясли кости соплеменников, брошенные в нишах, как ненужный хлам.
Или подношение?
- Потом... - эхом отозвалась она. - Не думаю, что сейчас стоит тревожить их. Хотя... постой-ка!
Некромантка присела на корточки, и ее лицо оказалось в каких-то дюймах от скалящегося черепа с трещиной через весь затылок. Поднесла руку с магическим огоньком так близко, что голубоватые отсветы заплясали на матовых костях.
- Здесь не хватает... - нахмурилась Ския. Опытный взгляд мастера смерти не сразу заметил неточность. - Некоторых костей не хватает. Их забрали зачем-то. Значит, эти останки принесли сюда уже после смерти...
Она порывисто поднялась, всмотрелась в другую кучу костей, в третью. В каждой не хватало нескольких деталей скелета - как частей в картине.
Но что за художество Теобальд творил с ними?
Она была уверена, что разгадка не понравится ей, и еще больше - Рейшаару.

Ход стал извилистым, ниши и кости остались позади. Теперь он больше напоминал нору, вгрызавшуюся глубоко под холм. Стены были неровными, с них осыпались мелкие камушки и песок. Запах земли стал настолько густым и плотным, что почти перебивал смрад застарелой смерти.
Почти.
Ские казалось, что они бредут под землей уже вечность, когда ход внезапно закончился - залом, казавшимся огромным после узких пространств. Здесь было так темно, что огонька Скии не хватало для освещения.
- Зажги факел, - хриплым шепотом попросила она Рейшаара.
Отблески живого огня заплясали по стенам. По неожиданно гладкому полу, испещренному бороздами и канавками. По столам, так давно расставленным вдоль стен, что они уже вросли в нее. В центре зала, придерживая потолок, росла толстая колонна, у ее основания громоздилась какая-то пыльная груда. Ския скользнула по ней взглядом, но ее внимание куда больше привлекали столы и ветхие предметы, чудом сохранившиеся на них.
- Это же настоящая лаборатория! - охнула она. Вмиг ожили старые воспоминания об экспериментах, которые они с Теобальдом проводили в замке де Энваль. Эта картина была настолько знакомой, что на целое мгновение некромантка позабыла, зачем они пришли сюда. - Не касайся здесь ничего. Готова поклясться, что здесь либо яд, либо иные ловушки...
Сама она с невероятной осторожностью вытянула руку над ближайшим к ней столом, пытаясь уловить заклятье, которое могло быть на него наложено. Мучительнее всего ее влекло к раскрытой тетради, на которой она и сейчас видела знакомый почерк Некроманта.
Какой магией все эти вещи сохранились здесь за почти семьдесят лет? А может, и дольше...
Наконец, помедлив и не обнаружив ловушки, она вытащила из кармана платок, пропитанный противоядием от некоторых известных ей ядов, обернула им ладонь, схватила тетрадь и плотно сжала губы, почти ожидая удара. Но его не последовало.
Некромантка повесила огонек в воздухе возле своего лица и все той же рукой в платке принялась осторожно листать ветхие страницы. На эти несколько секунд она почти позабыла и о Рейшааре, и о костях зверолюдов. Ее ноздри обоняли не только влажный запах земли, но и тайны.
- День шестьдесят седьмой. Двое фелидов, взрослые, разнополые, - тихо прочитала она вслух. - Ребра, бедренные кости, плюсна... День семьдесят пятый. Хаунд. Кости в плохом состоянии, только подвздошная кость и лопатка. День...
Ския пролистала еще несколько страниц. Лабораторный журнал, вот что это было. Кропотливая перепись материала.
- Понятно, что он забирал их у тех, кого мы видели в коридорах. Но для чего...
Пораженная смутным подозрением, она резко огляделась по сторонам, ощущая, как сгущается вокруг них чужое незримое присутствие.
Центром его была... колонна в середине зала.

+3

27

Рейшаар никогда особо не задумывался, что было с Улл'Парсой до того, как сюда пришли зверолюды. Всегда казалось, будто они здесь жили всегда. Он, конечно, знал о существующих здесь руинах и даже доводилось в них бывать, но это всё казалось настолько древним, что даже эльфийские учёные не могли знать, откуда все эти сооружения взялись. Не знала и Ския, рассуждала о фэй-ул, демонах, коту оставалось лишь пожать плечами. Кто знает - может в поисках ответов о некроманте, они смогут пролить свет и на происхождение этого кургана?
Человек внимательно изучила останки сородичей Рейшаара и заметила, что в каждом скелете не хватает каких-то костей. Фелид поёжился, почему-то ему стало жутковато - наверняка некромант для каких-то своих тёмных целей их забрал. Или же нет?
- Может… - Рей сощурился, всматриваясь во тьме в кости зверолюдов, - Может быть их взяли для ритуала прощания? Я слышал, что если нет возможности полностью... эм... собрать тело... То есть и такой вариант...
В свои слова кот не верил и сам - предчувствие говорило, что всё было не так радужно.
Они со Скией углубились ещё сильнее, прошли через узкие землистые проходы и оказались в огромном тёмном зале. Рейш заметил, что волнение потихоньку угасало. И пусть место пропитанное смертью всё ещё было максимально неприятным для него, он уже начинал всё больше разумом осозновать происходящее, а не поддаваться спонтанным чувствам.
- Да, сейчас, - Рейш кивнул и торопливо извлёк из сумки обмотанную ветошью палку, облил её из небольшой бутылочки с маслом, зажав факел локтем, достал огниво, извлёк искру и быстренько поднём её к ткани. Огонь разгорелся быстро, пусть и одного факела для освещения всего зала явно не хватало.
"Их затягивает сюда вновь и вновь. Молодые, полные желания жить. И старые, хватающиеся за последние ниточки своего земного существования. Фелиды, хаунды, аракокры. Мужчины и женщины. Даже дети здесь были... Никто не хотел умирать. Но боль и страдания каждый раз заканчиваются смертью. Но покоя их тела не могут найти и после неё. Неужели этому потоку никогда не наступит конца? Должен же хоть кто-то..."
Рейш на какое-то время закрыл глаза и вдруг резко их открыл. Вновь по телу пробежал неприятный холодок (хоть он и был одет тепло даже для подобных подземных глубин), а в голове он почувствовал неприятную пульсацию. От недавнего спокойствия не осталось и следа. Он потёр рассеянно висок свободной от факела рукой и подошёл к Ские, вместе с ней стал осматриваться. Восторга от лаборатории в отличие от девушки фелид не почувствовал никакого. Это место казалось таким чужеродным для степей Улл'Парсы, тем, чего существовать не должно было. Может, всё же, не нужно было распечатывать то, что закрыли от посторонних куда более мудрые члены клана в прошлом? Даже без предупреждения человека о возможной опасности, Рейшаару ничего трогать здесь и не хотелось. Он лишь ступал следом за Скией и помогал ей освещать то, что она хотела изучить на оставшихся от её учителя-обманщика столах.
Он слушал жуткое чтиво, найденное человеком и на лице его была гримаса смеси отвращения и страха.
- Он у каждого из нас... Из них... Забирал только определённые части? Почему не всё тело? Искал более сохранные, я так понимаю?.. - Рей слабо представлял, на что способны владеющие искусством некромантии, поэтому и не мог подумать, что за тёмные мотивы мог преследовать тот самый Теобальд, что несколько десятков лет тому назад ходил по этим самым коридорам и творил здесь свои нечестивые эксперименты, - Мне... Мне здесь очень не нравится, Ския. Ты так и не поняла, что тебе стоит здесь искать?
Рейш невольно начал поторапливать свою спутницу. Он уже десять раз пожалел, что отправился с ней вдвоём. Нет, нужно привести сюда всех своих. Нужно собрать все тела, успокоить их души. Нужно разобрать это место по камушку, не оставить ни следа от этой "лаборатории". Но почему... Почему его прадед и те, кто был с ним - почему они этого всего не сделали? Этому точно должна была быть причина.
- Зло в этих стенах... Оно более древнее, чем некромант, верно? - волнение вновь начало нарастать и Рейш даже не пытался его скрыть. Уши и уголок глаза то и дело нервно подёргивались, а хвост вилял из стороны в сторону резкими размашистыми движениями.

+3

28

Ей тоже не нравилось здесь. Вернее - не нравилось большей ее части. Но что-то внутри нее, глубоко запрятанное, темное, не могло не восторгаться замыслом идеи и размахом этих древних катакомб. Что-то внутри нее могло подняться над болью и страданием, охватить всю эту залу смерти хладнокровным, оценивающим взглядом, и отметить, насколько грандиозен был проводимый эксперимент. Что-то внутри нее начинало понимать.
- Некромантия преследует одну главную цель - обмануть смерть, - медленно протянула Ския, глядя одновременно и на Рейшаара, и сквозь него. - В конечном итоге все, что делает некромант, должно продлевать жизнь, чужую или его собственную. Значит, и то, что делал здесь Теобальд...
— Зло в этих стенах... Оно более древнее, чем некромант, верно?
Она наконец-то сфокусировала взгляд на молодом фелиде. Он тоже чувствовал, но иначе, чем она - смотрел с другой стороны, с той, где жизнь и свет, где процветание племени и дети, играющие среди степных трав. Для него это место было одним громадным могильником, где умирали его сородичи.
- Да, - отозвалась она. - Возможно, он воспользовался идеями, которые витали здесь до него. Или они воспользовались им...
Центральная колонна, подпирающая своды зала, продолжала невольно манить ее. Вся воля, управляющая этим местом, была сейчас сконцентрирована здесь... у самого ее подножия.
Ския обошла Рейшаара, по-прежнему сжимая в руке дневник Теобальда, и послала маленький сгусток холодного света к самому центру.
И в бесформенной, покрытой многолетней пылью груде у подножия колонны внезапно зажглись два ответных огня - холодные глаза.

Она невольно отшатнулась и схватила фелида за плечо. То, что лежало безобразной массой, начало шевелиться, отвечая на близость ее темной магии. Потревоженная пыль слетала с него, обнажая собранные из тысяч костей руки, чудовищный торс, хищный оскал. Голова, вытянутая и заостренная с обеих сторон, словно клевец молота. Когти на несоразмерно длинных руках вполне способны были пронзить насквозь и ее, и Рейшаара.
Создание, созданное из костей, плоти и душ обитателей равнин. Голем, пищей для которого послужили многочисленные сородичи Рейшаара.
Живой заряд энергии для вечно ищущего некроманта. Зверь, который ночами похищал фелидов возле их костров.
Десятилетия назад ему, должно быть, смогли перерубить ноги - встать тварь не могла. Уничтожить его не сумели, или опасались, что заключенная в нем энергия вырвется наружу в своей разрушительной мощи, и потому заперли под землей, завалили камнями, а он, лишенный поддерживающей его темной силы хозяина, постепенно впал в спячку, и не пробудился бы, не появись здесь они двое.
- Он... - Ския задохнулась от изумления и страха. - Он был создан, чтобы питать Теобальда... Вот, над чем работал некромант!
Но забросил - почему? Неужели этого оказалось недостаточно?
Даже в такой момент она не могла не подумать об этом.

Отредактировано Ския (25.11.2021 08:57)

+3

29

Рейшаар медленно выдохнул воздух, слушая Скию. В голове кружили мысли о том, что ему больше никогда не надо подвергать сомнению решения его предков и что некромантия - одно из отвратительнейших явлений в этом мире. Будь у него возможность, он бы лично придал смерти любого, кто связал свою жизнь со столь тёмными искусством.
- С...смерть - она же не просто так существует. Смерть - это новое начало... А попытки продлить свою жизнь ценой чужих страданий - глупая попытка противостоять богам... - пробормотал Рейшаар больше про себя, чем пытаясь в чём-то убедить спутницу. Без всяких сомнений, он боялся смерти точно так же, как и большинство живых. Но понимал, что избежать её не получится никак. Когда-нибудь и его родители покинут этот мир, когда-нибудь (очень хотелось бы, чтобы не сегодня) перестанет ходить под Луной и он сам, - Просто отвратительно.
Рейш недовольно нахмурил морду, продолжая осматривать помещение и стоявшие в нём столы. Голову всё никак не покидал описывающий жертв дневник, найденный Скией.
- А что если... Если Теобальд пытался здесь продлить свою жизнь... Может мы сможем её и укоротить?
Размышление о неизвестных древних злых силах, что могли таиться здесь не вносили покоя в душу фелида. Это место казалось только страшнее с каждой проведённой здесь минутой. Не становилось больше понятна и суть экспериментов, что здесь проводил некромант. Зачем ему понадобилось столько костей? Неужели и это как-то помогало ему продлить его жизнь? Ответ пришёл совершенно неожиданно.
Увидев следом за отправившимся к колонне огоньком светящиеся глаза, Рейшаар вздрогунл, ужаснувшись. Ския тоже была напугана, если судить по тому, как она сейчас ухватилась за плечо зверолюда. Кот попятился на пару шагов назад, уводя за собой и человека.
- Да что это за... - прохрипел фелид, откашлялся, - Чудище...
Рейш чувствовал как быстро и сильно колотилось его сердце, мельтешащее дыхание то и дело сбивалось. Но не смотря на сковывающий его ужас, зверолюд не пустился на утёк, он пытался рассмотреть, что это за существо - а это был невообразимый монстр, чем-то похожий на огромное хищное животное, но... С другой стороны не имевший ничего общего с живыми существами. Конечно, ведь он и не был никогда живым - это была издёвка над природой, созданное нечто из тел несчастных жертв. Из тел его - Рейшаара - родичей!
- Отвратительное создание... Бррр... Это и есть тот Зверь, о котором мне сказали старейшины?
Кажется, существо не собиралось на них нападать. Не хотело? Или же всё же не могло? Рейш на всякий случай выставил факел перед собой.
- Кажется, он должен бояться огня...

+3

30

Рейшаар испугался не меньше ее самой - она ощущала отчетливое биение его сердца. Чувствовал его и Зверь - тварь замерла, повернув голову от Скии к молодому фелиду.
В ней чудовище чувствовало источник некромантии - то, что может питать его и заставлять жить долгие, долгие годы. Но в Рейшааре ощущало иное: сородича.
Брат...
Зверь протянул лапу к шаману, но остановился и отдернул ее, когда Рейшаар взмахнул перед собой факелом. Громадные когти второй руки впились в камень пола, и тварь со скрежетом подтянула себя чуть вперед. Раздробленные в кашу костяные ноги волочились следом.
Он вызывал разом и ужас, и непонятное отвращение. Непонятное для Скии - ей было не привыкать смотреть на плоды различных экспериментов, в том числе и таких. Но ее исследовательская мысль никогда не принимала такого масштаба.
Вот поэтому Теобальд так легко поймал ее в ловушку - она просто не представляла себе до конца, на что он способен...
Монстр снова подтянулся чуть вперед, и они с Рейшааром так же синхронно качнулись назад. Спина некромантки уперлась в край стола - Зверь зажимал их в угол.
Брат!
Она не слышала отчаянных призывов монстра - в отличие от зверолюда, она не обладала способностью разговаривать с душами и духами. Каждый умерший для нее был материалом, но не личностью, которая способна сохранить память.
Но это существо...
- Стой! - она схватила Рейшаара за лапу, в которой он сжимал факел. И умолкла, закусив губу, поскольку сама не знала, как именно собиралась его остановить. И для чего.
Ския чувствовала одно: Теобальд действительно пытался продлить себе жизнь с помощью этого монстра и сородичей шамана. Но не преуспел в этом. Она почти не сомневалась, что эта неудача стала для Некроманта такой же причиной покинуть курган, как и начавшаяся на него охота со стороны Рейшаара Мудрого. Он просто ушел, бросив Зверя под землей, поскольку тот стал ему не нужен.
И взрастил себе нового Зверя - юную ученицу, умную, кровожадную, безжалостную...
Слышал ли ее Рейшаар? Или пытался соприкоснуться разумом с уродливым чудовищем, что тянулось не к ней - к нему?..

+3


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Архив у озера » Сокровищница » [30 Безмятежье 1057] Ключи от будущего ищи в прошлом


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно