03.09. Я календарь переверну и снова третье сентября.... 05.06. Доступ к гостевой для гостей вновь открыт. 14.05. Временно закрыта возможность гостям писать в гостевой. Писать сообщения можно через профиль рекламы (Ворон), либо зарегистрировавшись. 14.04. Регистрация на форуме и подача анкет возобновлены. 07.04. Можно ознакомиться с итогами обновления, некоторые мелкие детали будут доработаны.

В день Чернолуния полагается завесить все зеркала и ни в коем случае не смотреть на собственное отражение.

Лучше всегда носить при себе зеркальце чтобы защититься от нечистой силы и проклятий.

Некоторые порождения дикой магии могут свободно проходить сквозь стены.

В Солгарде все желающие могут оформить заявку на тур по тавернам, включающий в себя 10 уникальных заведений со всех уголков мира, и посещение их всех в один день!

Дикая роза на крышке гроба запрет вампира внутри.

В центре опустевшей деревушки подле Фортуны стоит колодец, на бортиках которого грубо нацарапана фраза на эльфийском: «Цена должна быть уплачена».

Старый лес в окрестностях Ольдемора изменился. Звери изменились вместе с ним. Теперь их нужно убивать дважды.

В провинции Хельдемора не стихает молва о страшной угрозе, поджидающей путников на болоте, однако... всякий раз, когда туда прибывали нанятые охотники, они попадали в вполне себе мирную деревеньку.

Беда! Склеп мэра одного небольшого города возле Рон-дю-Буша едва ли не полностью ушел под землю после землятресения. Лежавшие там мирно тела... пропали.

В окрестностях Рон-дю-Буша есть примечательный город, главная особенность которого — кладбище. Поговорите с настоятелем местной церкви и он непременно отыщет для вас могилу... с вашим именем.

Известный мастер ищет бравого героя, дабы увековечить его благородный лик в камне.

Тролль, которого видели недалеко от деревни на болотах, говорит на общем языке и дает разумные советы напуганным путешественникам, встречающих его на пути.

Книги в большой библиотеке при ольдеморской консерватории начали разговаривать, и болтают они преимущественно друг с другом.

В Керноа кто-то повадился убивать горожан. Обнаруживший неизменно замечает, что из тел убитых растут... зеленые кусты.

В Эльмондо обрел популярность торговец, раз в период заглядывающий в столицу и предлагающий всем желающим приобрести удивительно умных зверей. Правда все чаще звучат голоса тех покупателей, которые утверждают, будто иной раз животные ведут себя странно.

Если в Новолуние поставить зажженную свечу на перекресток - можно привлечь Мертвого Феникса, который исполнит любое желание.

Некоторые представители расы шадд странным образом не нуждаются во сне - они вполне могут заболтать вас до смерти!

Эльфы просто обожают декорировать свое жилье и неравнодушны к драгоценностям.

Дворфы никогда не бывают пьяны, что говорится, «в зюзю». А вот гномы напиваются с полкружки пива.

Бросьте ночью 12 Расцвета в воду синие анемоны, подвязанные алой лентой, и в чьих руках они окажутся, с тем вас навек свяжет судьба.

Оборотни не выносят запах ладана и воска.

В Сонном море существуют целые пиратские города! Ничего удивительного, что торговые корабли никогда не ходят в этом направлении.

Хельдемор не отличается сильным флотом: портовые города в гигантском королевстве ничтожно малы!

Положите аркану Луна под подушку в полнолуние чтобы увидеть сон о будущем!

Благословение Луны, которым владеют представители Фэй-Ул, способно исцелить от любого проклятия в течении трех дней после его наложения.

Джинны огня дарят пламя, закованное в магический кристалл, в качестве признания в любви.

В Маяке Скорби обитает призрак водного джинна, который вот уже пятьдесят лет ждет свою возлюбленную и топит каждого, чья нога ступит в воды озера, окружающего маяк.

Фэй-Ул пьянеют от молока, а их дети не нуждаются в пище первые годы жизни - главное, чтобы ребенок находился под Луной.

Самой вкусной для вампиров является кровь их родственников.

Свадьбы в Аркануме проводятся ночью, похороны - днем. Исключение: день Чернолуния, когда ночью можно только хоронить.

В лесу Слез часто пропадают дети, а взрослый путник легко может заблудиться. Очевидцы рассказывают, что призрачный музыкант в праздничной ливрее играет всем заблудшим на флейте, и звук доносится со стороны тропы. А некоторым он предлагает поучаствовать в полуночном балу.

Не соглашайтесь на предложение сократить дорогу от незнакомых путников.

На острове Чайки стоит роскошный особняк, в котором никогда нет людей. Иногда оттуда виден свет, а чей-то голос эхом отдается в коридорах. Говорят что каждый, кто переступит порог, будет всеми забыт.

Озеро Лунная Купель в Лосс'Истэль полностью состоит не из воды, а из лучшего вина, которое опьяняет сладким вкусом!

Утеха стала приютом целым двум ковенам ведьм: неужто им здесь медом намазано?

В языке эльфов нет слова, обозначающего развод.

По ночам кто-то ошивается у кладбищ подле Руин Иллюзий.

В Фортуне дают три телеги золота в придачу тому, кто согласен жениться на дочери маркиза.

В Белфанте очень не любят культистов.

Не стоит покупать оружие у златоперого зверолюда, коли жизнь дорога.

Кто-то оставил лошадь умирать в лесу Ласточки, а та взяла и на второй день заговорила.

Храм Калтэя называют проклятым, потому что в статую древнего божества вселился злой дух и не дает покоя ныне живущим. Благо, живут подле статуи только культисты.

В Озофе то и дело, вот уже десять лет, слышится звон колоколов в день Полнолуния.

Жители утверждают, будто бы портрет леди Марлеам в их городке Вилмор разговаривает и даже дает им указания.

Чем зеленее орк, тем он сильнее и выносливее.

У водопада Дорн-Блю в Ольдеморе живут джинны воды и все, до единого - дивной красоты.

На Ивлире ежегодно в период Претишья происходит турнир воинов. В этом году поучаствует сам сэр Александер Локхард - личный охранник ее Величества королевы Маргарет!

Все аристократы отличаются бледностью кожи, да вот только в Рон-Дю-Буше эти господы будто бы и вовсе солнца не знают.

В мире до сих пор существуют настоящие фэйри, да вот только отличить их от любого другого существа - невозможно!

Фэй-Ул настолько редки, что являются настоящей диковинкой для всего Аркануме. А на диковинки большой спрос. Особенно на черном рынке...

18 Бурана дверь королевского дворца Хельдемора распахивается всем желающим, бал в ночь Первой Луны.

В 15-20 числах в Лосс'Истэле происходит Великая Ярмарка Искусств - это единственный день, когда эльфы позволяют пройти через стену всем.

10 Безмятежья отмечается один из главных праздников - самая длинная ночь года. в Рон-дю-Буше проводится Большой Маскарад.

42 Расцвет - день Солнцестояния, неофициальный праздник Пылающих Маков в Ольдеморе, когда молодые люди ищут цветок папоротника и гадают.

22 Разгара отмечается Урожайный Вал в Фортуне.

Каждую ночь спящие жители Кортелий подле Утехи выбираются из своих постелей, спускаются к неестественно синему озеру и ходят по его песчаному дну. Поутру их тела всплывают, а селяне всерьез боятся спать.

Арканум. Тени Луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Архив у озера » Сокровищница » [1 Претишье 1054] Два лика "мертвой головы"


[1 Претишье 1054] Два лика "мертвой головы"

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

Два лика "мертвой головы"

https://i.imgur.com/gOrkHni.png

Рон-дю-Буш | 1 Претишье 1054 Ския | Элиас

Юному магу еще предстоит узнать, что его новоиспеченная наставница вовсе не так добросердечна и прекрасна, какой кажется на первый взгляд.

Закрутить колесо Аркан?
нет

Отредактировано Ския (15.01.2022 20:01)

+1

2

Время в доме Скии летело для Элиаса быстро. Он то помогал по хозяйству, то возился с переводом книг, что ему подкидывала лекарка – а там и день уже начинал катиться к ночи. Но он не жаловался, наоборот, в кои-то веки чувствовал себя для кого-то нужным и важным по настоящему и в то же время свободным – Ския не удерживала его, и уйти из ее дома Элиас мог в любой момент. Но не уходил – здесь была и крыша над головой, и еда, и время, чтобы присмотреться и привыкнуть к новому миру.
  И Элиас присматривался – потихоньку-помаленьку.
  Первый раз выйти в чужой большой город для него было волнительно и даже страшновато, но он быстро освоился, как только понял, что здесь он такой же как и все остальные, и косо никто в его сторону не смотрит. В Эльпиде темные эльфы считали людей низшей расой, здесь, в Галатее, Элиас был своим среди своих – про его прошлое никто не знал, и рабом его не считали. Это несказанно радовало, и Элиас все чаще стал выбираться из дома Скии в город с разными поручениями, постепенно запоминая все новые улицы и местные достопримечательности. С ним даже соседи лекарки начали здороваться, уж не говоря о торговцах, у которых он закупал продукты. К слову о продуктах: Ския все же наняла нормальную кухарку – женщину средних лет по имени Тереза, и теперь в обязанности Элиаса готовка не входила – лишь обеспечение съестными припасами, которые новая работница диктовала ему каждое утро после завтрака. 
  А еще у Элиаса появилась целая своя комната! Вернее, она играла роль библиотеки в доме лекарки, но там стоял диван, на котором Элиас спал, а сама Ския заглядывала не так и часто – только для того, чтобы спросить что-то по переводу или забрать нужную книгу, так что библиотека большую часть времени была в полном Элиасовом распоряжении. В доме Терена он вообще жил в помещении для прислуги – огромной комнате без окон, где на ночь расстилали постель человек двадцать, так что здесь – с личным диваном, двумя окнами, выходящими оживленную улицу, и книгами, из которых можно прочесть любую, – Элиас чувствовал себя чуть ли не богачом. Ския купила ему новую одежду, разрешала принимать ванну, пока та не нужна ей самой, и ни разу не ударила. О чем еще можно было мечтать? За все перечисленное Элиас готов был сам по собственному желанию помогать лекарке вести хозяйство. Вернее, вести его за нее – он быстро заметил, что Ския ничего толком по дому делать не умеет, да и не стремиться научиться. Грязную посуду и вещи она сваливала в кучу, пол не мела, а готовить и вовсе не умела – жевала то, что можно было съесть без дополнительной обработки. Наверное, поэтому уже через неделю Элиас стал считать себя очень важным человеком в жизни лекарки, ведь без него порядок в доме наводить было просто некому. Это понимала и она сама. И хоть не обмолвилась о том при Элиасе ни разу, после оконченного перевода всегда подкидывала ему следующую книгу.
  Так и пролетали день за днем, пока однажды вечером на пороге дома не оказался богато разряженный господин, представившийся как Морис Эверетт и заявивший, что ему срочно нужна особая помощь госпожи Скии. Что он имел в виду под «особой», Элиас не знал, но к Ские часто приходили посетители с прошениями помочь в излечении то одной болезни, то другой, так что Элиас не задавался лишними вопросами и провел гостя в приемную лекарки, где та осматривала больных и выдавала им пузырьки с эликсирами, отварами и зельями. Разговора он не слышал – ушел к Терезе, унюхав вкусный запах пирога, долетевший из кухни, - и немного удивился, когда через некоторое время Ския позвала его и объявила, что требуется срочно отправиться в один из домов в Рон-дю-Буше, чтобы помочь больному. По светящимся глазам лекарки и ее хорошему настроению Элиас понял, что деньги ей пообещали за лечение немалые, иначе бы на ночь глядя она просто бы никуда не пошла. А тут не просто шла, а почти бежала! Да еще и Элиаса с собой позвала, чтобы помог.
  И он, конечно же, согласился, вовсе не подозревая, в чем эта помощь может заключаться, и надеясь, что пирог Терезы не совсем остынет, когда они вернутся.

+2

3

Мальчишка старался - да и как могло быть иначе? Она его, голодранца, в конце концов, отмыла, укрыла у себя, одела-обула. Вздумай он хоть немного наглеть, и Ския не поленилась бы показать ему, как ее на самом деле нужно слушаться. Но за все время он ни разу ей не перечил, и даже ни разу ничего не украл - а уж этого-то она ожидала в первую очередь. Даже домашние слуги в замке де Энваль нет-нет да и подворовывали. Пока она не стала баронессой сама, после чего никто уже не осмеливался и пальцем прикоснуться к хозяйскому имуществу для чего-то, кроме уборки.
Хорошо темные эльфы воспитывали своих рабов. Вот у кого надо было их покупать еще тогда...
Впрочем, оставаясь рабом по факту - она ему не платила, да и уйти, не зная толком города, он не мог, и даже на общем языке говорил недостаточно свободно, - мальчишка перестал быть им официально. Наученный Скией, он не распространялся о своем прошлом, на расспросы любопытных соседей вежливо улыбался и бормотал что-то, опустив глаза.
- Ты вообще не обязан что-либо им объяснять, - как-то за ужином бросила ему Ския. - Интересно им - пусть меня спрашивают.
Ее спросить побоялись бы. Несмотря на то, что в городе Собирающая кости была на хорошем счету, с ней по необъяснимым причинам предпочитали не связываться и не предаваться досужей болтовне - пугал пронзительный взгляд, холодная улыбка и высокомерие, которое Саския до сих пор не до конца в себе изжила.
На том и порешили.

Когда на исходе зимы в дом постучался Морис Эверетт, Ския изнывала от скуки.
Зима всегда была для нее тяжким бременем: для путешествий куда-либо слишком холодно и дорого ехать, сидеть дома долгими темными вечерами и слушать нытье пациентов - невыносимо. Ее суть, всегда ищущая знаний, жаждала чего-то нового, хоть интересной магической головоломки, хоть необъяснимой смерти - загадки, словом. Элиас исправно переводил для нее книги, заодно подтягивая и собственный язык, но ничего по-настоящему интересного они не содержали, и некоторые особо разочаровавшие ее Ския даже сожгла в очаге, меланхолично наблюдая, как пламя пожирает исписанные листы пергамента.
Эверетт был из тех немногих людей, которые знали, чем в действительности занимается Собирающая кости, и ценили ее, в первую очередь, именно за это умение. Несмотря на все церковные запреты и строгости, некромантию было полностью не изжить, и некоторые щекотливые вопросы могла решить только эта отрасль магии. Потому Ския особенно дорожила своими связями с людьми, подобными Морису.
Процветающий негоциант, сколотивший состояние на не слишком законных сделках, Эверетт щедро платил за услуги, которые были ему по-настоящему важны, и не гнушался лишний раз подчеркнуть, насколько он богат и важен. Ския свела с ним знакомство, когда он устраивал в своем доме спиритический сеанс.
То, что среди шарлатанов и слабеньких прорицателей Морис искал настоящего некроманта - просто аккуратно прикрыл поиски дурацкими развлечениями - бывшая баронесса поняла не сразу. Эверетт был осторожен. Но, поняв, что в действительности ему нужно, она согласилась помочь, и вот уже завещание дальнего родича Мориса было чудесным образом изменено, и подпись была поставлена рукой усопшего родственника, и доказательства нашлись.
Довольны были оба: Морис - чудесной сделкой, Ския - щедрой оплатой и подарками.
И вот теперь господин Эверетт собственной персоной возник на пороге ее дома.

- ...Неладное что-то с этим новым домом. Неспокойно. Лили, служанка моя, три дня как в одну из комнат заходить отказывалась, покуда я не прикрикнул на нее. Зашла, затем вылетела оттуда, дрожа, а через день повесилась. Дура.
И на конюшне какие-то огни ночами мелькают.
И из подвала слышатся странные голоса.
И вообще, я столько денег вложил в покупку этого дома, готовил родовое гнездо для своего семейства, отмыл, отделал, для жены оранжерею разбил с цветами - дорогущими, ольдеморскими! - а тут гляньте пожалуйста, страшно там слугам находиться. Дармоеды!
Посмотрели б вы, госпожа Ския. А я, вы ж знаете, в долгу не останусь...

Она согласилась, не раздумывая. И Элиаса с собой кликнула - мальчишка говорил, что кое-что в некромантии знает, а ну как и вправду в доме засел некий дух? С повадками духов Ския была знакома, и прекрасно знала, что некоторые из них нападают исключительно на тех, кто их призывает. Не ей же их в этом случае призывать...
Тем же вечером, забыв о пироге, который весь день пекла Тереза, оба сели в нарядный экипаж господина Эверетта, и повозка, разбрызгивая слегка подтаявшую грязь, покатилась к окраинам Рон-дю-Буша.

Дом, приобретенный Морисом, и вправду впечатлял. Обширный кусок земли, обнесенный оградой, старинный особняк - почти что маленький замок с широкими окнами, башенками и садом, сейчас все еще заснеженным. Эверетт трудился над тем, чтобы через пару десятков лет, уже будучи почтенным человеком, пожить по-настоящему, по-дворянски: в огромном доме, с детьми-наследниками, исполнительными слугами и кучей денег.
Вообще-то отличное желание. Кто б от такого отказался?
- Вы там располагайтесь, госпожа. Сам-то я не здесь ночую, в другом доме, тут несколько слуг в порядок все приводят, да управляющий мой, Хальц. Он вам все расскажет и покажет, если надобно, с дороги обогреет и накормит...
Ския кивала, с интересом осматриваясь. В таких местах к бывшей баронессе снова возвращались прежние привычки и манеры: по-другому начинала держаться, смотреть, разговаривать. Вот и сейчас она небрежно скинула плащ на руки подоспевшему слуге, кивнула управляющему Хальцу, изысканным движением подобрала длинную черную юбку и обернулась на Элиаса, явно недоумевавшего, что они на самом деле здесь делают.
Для него это будет интересное испытание.

Отредактировано Ския (28.10.2021 13:13)

+2

4

Морис дом покинул быстро, словно боялся остаться даже на лишнюю минуту. Дежурно извинился, что торопится, еще раз напомнил, чтобы по всем вопросам обращались к Хальцу, и спешно направился обратно к ожидавшему его экипажу.
Элиас, старался не отставать от Скии, пока управляющий вел их в гостиную, и все никак не мог взять в толк, кого тут лечить, если дом, по словам того же Мориса, пустой. Разве что Хальца, но тот выглядел вполне себе бодрым и шустрым старикашкой, немного лысоватым, но деловым, вежливым и неунывающим.
- Остальные слуги днем приходят, - рассказывал он, пока зажигал в гостиной свечи, чтобы стало светлее. Здесь же ярко пылал камин, а на столике рядом примостились бутылка вина, бокалы и закуски. – Вы угощайтесь, если захотите, - Хальц указал на все это рукой и продолжил про слуг. – Ночью в доме только я остаюсь. Здесь вот и ночую на диване – почему-то эта комната самая безопасная.
- А в остальных опасно? – тут же спросил Элиас, пытаясь понять, что же все-таки происходит.
- Да кто ж точно знает? – управляющий тяжко вздохнул и пожал плечами. – Кто-то говорит, что все дело в причудах ветра – он и двери отворяет, и окна распахивает. А кто-то совсем плохое видит – и силуэты всякие, и голоса слышит. Но это все к ночи начинается, днем спокойно. И в этой комнате точно ничего нет - это не только я, а и все так говорят. Господин Эверетт сказал, что вы нас от этой напасти избавите, какой бы злой дух тут ни поселился.
Хальц заискивающе улыбнулся Ские, остановившись напротив нее и ожидая приказаний.
- И у вас тут никто не болеет? – уточнил Элиас.
- Нет, конечно же, - несколько удивился управляющий. – Кому тут болеть, если никто не живет? У Лили вот с головой плохо было, но она уже покинула этот мир, а больше лечить, вроде, некого.
- Так мы здесь только духов будем изгонять? – еще больше, чем управляющий, удивился Элиас, глянув на Скию, которую, казалось, такая перспектива ничуть не огорчила. Он-то думал, что Ския лишь лекарством промышляет, а она еще и духами занималась. Впрочем, она ж была магичкой, но в чем ее силы, до сих пор так Элиасу и не сказала.
А он и не спрашивал – приставать с лишними вопросами казалось неудобным, ведь Ския и так слишком многое для него сделала.
- Больше всего шалит нечисть на втором этаже в нескольких комнатах и коридоре, на кухне бывает и в погребе, - продолжил свой рассказ Хальц. Раз уж Ския пришла именно из-за злых духов, то он не стеснялся ей рассказать то, о чем в доме поговаривала между собой прислуга. – Самое простое – это когда посторонние шорохи и шаги слышаться. Смех или плач. Плач чаще, и мне кажется, что детский. Мы тут подумали, что может с детьми что-то произошло, вот и не может их дух успокоиться. Говорят, что у бывших хозяев были дети – трое, но заболели и умерли все еще маленькими – даже до десяти лет, вроде как, никто не дожил. Хозяйка, мать их, так горевала, что совсем разговаривать перестала, а после сбежала из дома с любовником, все бросив. Муж ее искал, людей нанимал, но не нашел. Пару лет после всего случившегося один жил, а после умер от сердечного приступа – горничная застала его по утру сидящим в кресле и мертвым... Пил много, вот сердце и не выдержало, хоть он уже и заново жениться надумал, но, видимо, не судьба. Дом достался родственникам - двоюродному брату хозяина и его семье, но они тут почти не появлялись, а после и вовсе продали по дешевке, вот господин Эверетт и купил. Не поверил в слухи, что не чисто в доме… Или заранее знал, что можно вас позвать, если все, что говорят, правдой окажется.

Элиас, пока слушал рассказ управляющего, потихоньку осматривал комнату, ощупывал ее магически, ища малейшее присутствие призраков, но ничего особенного не заметил – либо духи все же эту комнату и впрямь почему-то обходили стороной, либо их в доме и вовсе не было.
- Я ничего не нашел, - тихо ответил он Ские, когда та взглянула в его сторону.
- А вы, молодой человек, тоже в духах и призраках разбираетесь? – тут же поинтересовался Хальц.
- Немного, - кивнул ему Элиас.
Терен малость обучал его мистицизму, иногда брал на ритуалы – в общем, кое-что в этом всем Элиас смыслил, хоть сильным специалистом и не являлся, ведь нацеливали его больше на воздушную магию. Но даже того немногого, что он знал и умел, ему должно было хватить, чтобы заметить в доме потустороннюю сущность и определить, что она хочет и к какому виду относится.

+2

5

Все то время, что Хальц вел их по дому, Ския молчала, предоставляя возможность говорить Элиасу. Мальчишка, с азартом погрузившись в роль юного сыщика, задавал вопросы - а Собирающая кости слушала. Не только его и старого слугу, но и дом вокруг, и чем больше она слушала, тем ярче горели зеленые глаза. Сейчас некромантка была похожа на охотившуюся кошку: ноздри чуть шевелятся, на лице едва заметная полуулыбка.
Этот дом был напоен старостью, смертью и магией. Едва ощутимо, так тонко, что она и не почувствовала бы, если бы не изучала некромантию уже почти двадцать лет.
Значит, то, что обитает здесь, либо очень слабое - либо, напротив, так сильно, что отлично научилось скрываться.
Прекрасно. Замечательно. Хоть что-то интересное за зиму...
Ничего не чувствовалось только в гостиной, куда привел их Хальц. Здесь горел жарко растопленный камин, огненные отблески плясали на полированных боках бутылки и тусклом серебре кубков. На угощение Морис не скупился, и Ския довольно облизнула губы.
- Благодарю, Хальц. Мы здесь отдохнем немного, обдумаем все, потом отправимся спать, - тон ее был мягким, но недвусмысленно давал слуге понять, что он может идти, и тот отлично это почуял. Поклонился, вышел, прикрыл за собой двери - отправился готовить спальни для гостей.
Ския подождала, пока его шаги стихнут, повернулась на каблуках, прошла к столу с угощениями и решительно налила себе вина.
- Итак, - она опустилась на диван и закинула ногу на ногу. - Ты тоже почувствовал? Или еще нет? Я ощущаю, но так слабо, что могла бы этого не заметить, если бы специально не вслушивалась. Подозреваю, что он затаился и ждет ночи, когда мы будем особенно уязвимы.
При этом некромантка не переставала довольно улыбаться, будто то, что она только что сказала, обещало быть приятным развлечением для обоих.
- Ты говоришь, твой хозяин обучал тебя некромантии на начальном этапе? Все они любят хвастать, что непревзойденные мастера в этом, - Ския поморщилась и глотнула еще вина. - Знала я одного шадда из темных эльфов, только и делал, что нос задирал, насколько его народ одарен в этом. На деле, без практики любая предрасположенность - просто пшик, - она сделала пальцами неопределенное движение, будто разбрасывала в воздухе нечто эфемерное. - Ты одарен, но не обучен. И, насколько я успела узнать, достаточно сообразителен...
Теперь она разглядывала Элиаса - как некую раскрытую, но еще не прочитанную книгу. Бледная кожа, большие, блестящие голубые глаза, хрупкая худощавость - юноша, еще вчера бывший ребенком. Где-то она слышала, что многие некроманты в юности выглядят именно так - обманчиво миловидно, безопасно, наивно.
Она и сама была такой же.
Духи любят таких.
- Я думаю, нам не стоит засыпать этой ночью, чтобы не пропустить это. Так что времени у нас полно. Сядь, - Ския похлопала по подушкам рядом с собой. - Расскажи мне о себе. Кто учил тебя, кроме хозяина, как и чему? Что ты делал в доме и на корабле? Когда тебе случалось использовать магию без приказа? Я все хочу знать.
Вопросы были неожиданными, учитывая, что только что все мысли некромантки были о том, что поселилось в доме. До сих пор Ския удовольствовалась тем, что Элиас сам говорил о себе - спрашивала она редко, а он рассказывал немного.
Но, учитывая, кого им предстояло ловить, Ския и в самом деле хотела разузнать как можно больше о своем воспитаннике.

+2

6

Элис несколько удивился, когда Ския заявила Хальцу, чтобы готовил спальни. Он-то рассчитывал, что задержатся ненадолго и вернутся домой к пирогу – дом Скии с некоторых пор Элиас стал считать действительно домом. Но оказалось, что лекарка планировала ночевать в чужих комнатах, да и, видимо, вообще рассчитывала в гостях задержаться на несколько дней. Иначе как они выследят призраков так быстро, да еще и проклятия снимут, если те тут, конечно, есть?
В общем, Элиас после распоряжений госпожи Скии твердо уверился в том, что вся эта история с призраками серьезно и надолго.
- Что-то тут есть, да, - отозвался он, когда дверь за Хальцем затворилась, и они остались с лекаркой наедине. – В доме. Но не в этой комнате… Наверное, здесь, в комнате, какой-то оберег или артефакт. Можно попробовать поискать...
Элиас прошел мимо камина к окнам и обратно, пытаясь определить, есть ли где-то рядом магические плетения, чтобы потом выйти по ним на предмет, к которому они подвязаны, - предмет столь сильный, что отгонял призраков и духов, не давая им проникнуть в комнату.
- Мой хозяин некромантом не был, - обернулся он к Ские, когда та задала следующий вопрос. – Но у него в Доме некроманты, конечно же, служили. У темных эльфов так принято. Хозяин нанимал мне учителей, но, если честно, некромантии и спиритизму учили мало – больше воздушной магии, чтобы управлять ветром и помогать кораблям. Господин Терен считал, что это полезнее – он занимался торговлей, и хотел без проблем обходить рифы и бури…
Элиас замолчал, вспоминая кораблекрушение и вздохнул. Видимо, хреновым он был магом, если так и не смог уберечь «Медузу», и зря на него рассчитывала команда – все погибли. Ския о его мыслях вряд ли догадалась, но поманила к себе, предлагая сесть на диван, и он сел, прекратив свое занятие по поиску артефакта. Никто его с этим не торопил - успеет найти позже.
- Спиритизму меня учил господин Грисаф. Он темный эльф, - в памяти Элиаса всплыло хмурое лицо поджарого и морщинистого, словно высохшее узловатое дерево, старика. – Немного подслеповатый, но зато с отличной памятью. Он мог не заметить ступеньку на лестнице, но призраков всегда видел отлично. Грисаф научил проводить ритуалы призыва и вычислять духов по аурам – я могу их засечь даже, если они сами не хотят показываться людям. Вторым мои учителем был Боргл – джинн, который что-то задолжал господину Терену. В итоге, он учил меня воздушной магии, чтобы этот долг отработать. Мерзкая жирная туша! - Элиас нахмурился. – Он больше жрал, пил и бегал за девками, чем занимался обучением. И в итоге требовал с меня то, что сам забыл накануне рассказать и несся жаловаться Хозяину, что я ничего не делаю! Тяжело с ним приходилось... Так что половину того, что я знаю, приходилось учить самостоятельно – по книгам, что были в библиотеке. Благо, они там хотя бы были!
Элиас замолчал, раздумывая, что еще рассказать, и рассматривая оловянное кольцо на собственной руке. Обо всей своей жизни он рассказывать не хотел – не настолько доверял Ские, чтобы вывалить перед ней всю подноготную. Быть может, он и расскажет все… когда-нибудь. Но не сейчас явно.
- Ну и по дому помогал… Всякие мелочи, типа подай-принеси, - Элиас неопределенно махнул рукой. – Вот, наверное, и все… Ах, да, еще господин Терен меня немного фехтовать научил. Он считал, что каждый должен уметь за себя постоять, ведь корабль в плавании часто подвергался опасности – и пираты могли напасть, и власти Галатеи что-то заподозрить, - он взглянул на Скию. – «Медуза» часто перевозила рабов и всякие запрещенные товары. Хозяин говорил, что частенько подрабатывает на какую-то организацию, что хорошо ему платит, но никогда не упоминал ее названия.

+2

7

- Дом Змея, - задумчиво отозвалась Ския, вспомнив тех представителей этой организации, с которыми встречалась лично. Да, работорговля была именно тем, чем они, в числе всего прочего, занимались. - Скорее всего, твой хозяин имел дело с ними...
О том, что и ей самой Левиафан некогда помог, и с тех пор она была кое-чем им обязана, некромантка упоминать не стала. Ей и сейчас приходили порой деликатные заказы от посланцев Змея, и она выполняла их, кроме того, неприметные попрошайки и шпионы помогали находить следы других некромантов.
Или одного - Некроманта.
- То есть, спонтанных магических выбросов, когда ты сам ощущал бы присутствие духов или говорил с ними без приказа, с тобой не случалось? - уточнила некромантка, разглядывая своего ученика с отрешенным интересом. Странно. По всем признакам, духи тянулись к таким невинным душам, как мухи к варенью. Для них такие молодые люди - маяки среди моря туманов. Недаром же первой жертвой Дома стала служанка, которой, если верить Эверетту, не исполнилось еще и семнадцати.
Или Элиас просто умалчивал об этом, не до конца доверяя ей. Такое тоже возможно.
Что ж, в любом случае, он - юный мальчик с даром чувствовать присутствие потустороннего. Идеальная приманка для того, что обитает в этих стенах...
- Этой ночью спать мы не будем, - буднично сообщила она, наливая себе и ему вино. - Но и свидетели с любопытными нам ни к чему. Так что пусть себе Хальц возится с простынями, мы поставим небольшую ловушку. Главное, что мы должны сделать - найти источник, удерживающий здесь... силы, о которых говорил Морис. Но это сложно, ни ты, ни я не можем его точно почувствовать. Значит, надо подождать, пока духи выйдут к нам сами.
Ския допила вино, облизнулась, отставила бокал и с неожиданным для ее ленности проворством встала с дивана. Извлекла из кошелька на поясе неровный кусок мела и огляделась по сторонам.
- Сдвинь этот ковер, - велела она, поддевая носком туфли край ковра.
Когда Элиас выполнил ее приказ, некромантка, придерживая за плечи, поставила его посреди пустого пыльного пола и, не жалея платья, опустилась на колени, очерчивая вокруг него сложный узор из символов и рун. Хмурясь, стерла несколько линий, дорисовала заново, отступила на шаг и чуть склонила голову набок, оценивая получившийся рисунок.
- Идеально... - пробормотала она себе под нос, отряхнула юбку и вернулась обратно на диван, к вину и подушкам, оставив Элиаса стоять посреди круга. Отсалютовала ему бокалом. - Такие символы увеличивают твою силу медиума и твою видимость для духов. Теперь, что бы ни обитало здесь, оно не сможет тебя не заметить. И обязательно придет. Так что... можешь сесть, а то ждать нам долго. Главное, не выходи из круга.
Она пошарила под собой и бросила Элиасу одну из подушек.
Ждать им и в самом деле придется долго...

Отредактировано Ския (07.12.2021 09:02)

+2

8

- Когда я начал заниматься с духами, то видел их постоянно, и мне было страшно, - ответил Элиас на вопрос Скии. – Призраки не всегда выглядят приятно и могут появляться очень неожиданно. А если уж заметят, что ты их видишь, то и вообще не отстанут. Когда мой учитель понял, насколько меня все это пугает, то научил на время блокировать свои способности. В итоге я не вижу призраков, если сам не захочу их видеть и не сниму с себя наложенное заклинание. Это удобно. Правда, некоторые настырные все равно умудряются просачиваться и доставать, но это большая редкость. Теперь я могу лечь спать и не думать, что утром, когда открою глаза, надо мной будет зависать несколько полуразложившихся фигур.
Элиас допил вино, слушая план некромантки. Он тоже считал, что духи, если они есть, к ним обязательно выйдут, а уж если Ския решила ускорить процесс и призвать их, то можно было и призвать. Быть может, они тогда и с работой управятся быстрее и домой вернутся к пирогу вовремя - все это звучало лучше, чем жить в чужом и опасном доме несколько дней подряд.
Элиас помог некромантке убрать с пола ковер, свернув его в рулон. И немного удивился, когда она начала чертить вокруг его самого мелом знаки и символы. Он видел нечто подобное ранее, но техника Скии была ему незнакома. Что ж, если она считала, что это поможет приманить духов, то пусть так и будет.
- Хорошо, - Элиас поймал брошенную Скией подушку, положил ее на пол и уселся сверху, собираясь ждать, что произойдет дальше.
Возможно, начерченные руны помогут духам обойти даже тот артефакт, что не пускал их в эту комнату. Свою защиту Элиас снял еще раньше – как только ступил через порог дома. Ему самому было странно, что он никого не заметил до сих пор – видимо, духи предпочитали устраивать беспорядки именно по ночам, а не ранее.
- Расскажите мне, что такое Дом Змея? – пока было время, Элиасу хотелось выяснить как можно больше значений непонятных слов. – Это какая-то организация? Чем она занимается?

Духи появились ближе к полуночи, как Элиас и предполагал. Он сосредоточился, сканируя пространство вокруг, и почувствовал их присутствие еще до того, как они приблизились к комнате – сначала едва уловимые движения магического поля, затем все более сильные и ощутимые. Духи собирались к комнате, где их ждали, кружили возле дверей и окон, да и просто за стенами, иногда удалялись, но чуть позже возвращались снова. И их было не два или три, а намного-намного больше, хоть и не все проявляли бурную активность.
- Они пришли, - проговорил Элиас вслух, не открывая глаз и не прерывая свою связь с магическим полем дома. – Их много. Если бы я не знал, что мы в обычном особняке, то решил бы, что проводим ритуал на городском кладбище...
Он открыл глаза и обернулся к Ские, лишь когда уверился, что духи рядом, и хоть порог комнаты не пересекают, но от него и не уходят.
- Нам явно не сказали всего, что тут произошло, госпожа Ския, - Элиас кивнул на дверь. – Они тут. Может не все, но многие. Но не могут проникнуть внутрь – что-то их держит… Никак не пойму что… - он и правда не мог – магия, защищавшая комнату от духов, была непонятной и  сильнее его собственной. – Быть может, если вы их пригласите… Или просто откройте дверь. Только осторожнее.
Элиас не мог точно сказать, что их ждало по ту сторону, но он чувствовал опасность. Гнев, ненависть, страх – пространство дома пропиталось ими, и Ския тоже должна была это ощущать.

+2

9

Итак, Элиас все же был тем магнитом для духов, о котором она думала. Прекрасно.
Кажется, он вовсе не возражал против того, чтобы побыть живой приманкой. Или просто не знал, что круг вовсе не делает его самого неуязвимым для призраков и мятущихся душ, жаждущих крови. Ския могла защитить его от необдуманного желания свести счеты с жизнью - как сделала это несчастная Лили, которую явно толкнула к смерти сила извне, - но если сюда заявится действительно могущественная сущность, ее познаний могло и не хватить. Она была некромантом, работающим с мертвой плотью, и хотя отпечатки, обрывки душ умерших в какой-то степени сохранялись и в их телах, подчиняясь ее воле, свободные и одичавшие озлобленные души были ей неподвластны.
А то, что она почувствовала в доме, намекало, что обитающие здесь существа и вправду могущественны.
— Расскажите мне, что такое Дом Змея? - Элиас, как ни в чем не бывало, уселся на подушку, блестя глазами. Ни дать ни взять, в ожидании страшной сказки на ночь.
Ох, дитя...
- Контрабандисты, - Ския откинулась на спинку дивана, расслабленно раскинув руки по обеим сторонам от головы. - Воры. Убийцы. Создатели подделок. Шпионы. Работорговцы. Занимаются всем незаконным, до чего могут дотянуться. Формально никто не знает, где они базируются, и кто входит в их число, но многие вполне себе легальные организации и публичные персоны попросту закрывают глаза на их присутствие. Сам понимаешь, ни одно преступное сообщество не может существовать полностью в тени, никак не связанное с властью...
Она прервалась, чтобы глотнуть еще вина, в который раз отметив, как спокойно Элиас принимает любую информацию подобного рода. Пожалуй, узнай он, что его благодетельница и сама выполняет порой заказы от Левиафана, это тоже не заставило бы его удивиться. Не то особенности его флегматичного характера, не то просто вбитая плетью привычка ничему не удивляться.
Что ж, ей это вполне подходило.

Время до полуночи тянулось бесконечно долго. Некромантка почти успела провалиться в поверхностный и беспокойный сон, когда заговорил Элиас:
— Они пришли.
Ския мгновенно раскрыла глаза, разом ощутив, как холодно стало в комнате - и это несмотря на разожженный камин. Впрочем, пламя в нем потускнело и опало, тлеющие угли не давали тепла. Пальцы замерзли, дыхание вырывалось изо рта прозрачным паром. Но главным было не это - некромантка тоже чувствовала присутствие неживых и немертвых. Тяжелый взгляд из глубины. Голоса на самом пределе слышимости - должно быть, Элиас слышал их лучше нее, отчетливее и яснее.
Но в комнату призраки и вправду не входили. Бесновались снаружи, как голодные звери, или как осаждающая армия под стенами крепости, обдавали запертую дверь потоками ярости и отчаяния.
Сколько страха. Сколько боли... На мгновение Ския подумала, что они с учеником не в сердце роскошного особняка на окраинах Рон-дю-Буша, а в котловане, где год за годом совершались кровавые жертвоприношения и пытки.
В поместье де Энваль была такая же аура.
Элиас взволнованно открыл глаза, предлагая ей самой поприветствовать духов.
- Спокойно, сейчас я... - Ския начала было вставать с дивана, когда в груди внезапно стрельнуло знакомой болью, и ядовитым жаром облило лицо и шею.
Только не сейчас...
В сердце ее гнездилось проклятье Некроманта, и, усиленное ненавистью этого дома, оно снова брало верх над ее телом.
Чувствуя, как начинают неметь пальцы, Ския полезла в кошель на поясе, извлекла оттуда заветный флакон, едва не выронив его на полпути, вытащила пробку. Разбавлять, как обычно, вином уже не стала - опасалась, что разольет, не донеся до губ, - просто капнула несколько капель прямо в рот. Едкая горечь разлилась по языку, сковала речь, на глазах проступили слезы, дыхание перехватило.
- Все... в порядке... - выдохнула она, едва шевеля онемевшими губами. Лицо ее стало белым, как бумага, на лбу и на шее отчетливо проступили голубоватые вены, под глазами пролегли глубокие морщины. В один миг Собирающая кости постарела лет на десять. Сквозь фарфорово-прозрачную кожу на лице и шее стали видны следы старых шрамов. Она чувствовала на себе испуганный взгляд Элиаса, но сейчас это было меньшим из ее зол. Ее колотило, в голове стучали молоты, руки дрожали. - Не теряй контроль...
Хренова слабость! В самый неподходящий момент...
Окна и двери в комнате уже сотрясались, словно их пытались продавить, выбить снаружи, ворваться и излить на некромантку и ее ученика всю злость, копившуюся годами, десятилетиями. И самым поганым было то, что именно сейчас она никак не могла противостоять взбесившимся духам.

+2

10

За прошедшие недели Элиас видел, что некромантка постоянно принимала какое-то лекарство, но, наученный не лезть в чужие дела, он не спрашивал о болезни и ее причинах, а сама Ския ничего не рассказывала. И сейчас, когда она внезапно побледнела и схватилась за пузырек с эликсиром, Элиас успел заметить, как ее внешняя красота начала таять, обнажая уродливые шрамы и пятна на коже – лишь на мгновение, но этого хватило, чтобы понять, что истинная Ския была накрепко запрятана под умело наложенными иллюзиями.
- Госпожа? – состояние ее здоровья его взволновало. И даже испугало. Может вовсе и не стоило вызывать духов именно сейчас?
Сплетенные им нити заклинания начали рассыпаться, но призраки уже не уходили - ломились в окна и двери, сотрясали стены, выли в коридорах, не в силах добраться до живых.
А ведь где-то там, в глубине дома, еще оставался Хальц! Элиас успел совсем о нем позабыть и теперь надеялся, что тот, услышав шум, успел спрятаться и, по крайней мере, не будет таким безрассудным, чтобы вернуться именно в эту комнату, вокруг которой собрались все мертвецы этого страшного места.
— Не теряй контроль... – слова Скии вернули Элиаса к реальности, оторвав от размышлений.
Он вновь сосредоточился на заклинаниях, удерживая магическую сеть.
Но Ския так и не открыла дверь, а духи ждали приглашения.
Что ж…
Элиас не стал больше ничего просить, – некромантке было плохо и без его просьб, - но он должен был закончить то, что начал, и либо успокоить духов, либо отправить их подальше отсюда по своим норам. Последнее казалось сложнее – легче было их все же выслушать и понять. Он протянул руку в сторону, вокруг пальцев тут же закрутились воздушные вихри – сначала мелкие, они постепенно сплелись в один большой. Его Элиас отправил в дверь, срывая ее с петель и выбивая наружу, в коридор.
- Я жду вас, заходите, - он произнес одними губами, но знал, что призраки его слышат. Видел мельтешение возле дверного проема и ожидал, что, как только проход будет открыт, духи хлынут в комнату…
Но ничего не произошло.
Стуки и стоны внезапно смолкли, лишь где-то в глубине дома все еще раздавались неясные шорохи.
- Почему они уходят? – Элиас поднялся с пола на ноги, всматриваясь в тот кусочек коридора, что был виден в дверной проем.
Там все еще чувствовалось небольшой движение – если кто и остался, то ждал его там. И нет, упускать его Элиас не собирался – не зря же вызывал столько времени!
Он поднял с пола один из подсвечников с зажженной свечой и уверенно вышел из круга. Что бы там ни говорила Ския про опасность, он достаточно видел духов, чтобы рискнуть и пообщаться с ними без дополнительной защиты.

Коридор тонул в полумраке – зажженные Хальцем светильники еще горели, но их свет казался настолько тусклым, что почти ничего не освещал. Когда шли в комнату с камином, Элиасу казалось, что было светлее, но сейчас он не успел задуматься над этим фактом – внимание сразу переключилось на две маленькие фигурки чуть в стороне. Они стояли, взявшись за руки, - две девочки лет десяти, похожие друг на друга, как две капли воды. В розовых платьицах, с заплетенными в косички белокурыми волосами и с черными провалами вместо глаз.
Но даже если глаз и не было, Элиас чувствовал, что призраки на него сморят.
И ждут.
Только вот чего?
- Я помогу вам, - тихо произнес он, делая вперед несколько осторожных шагов.
Призраки не двинулись с места, ждали, пока приблизится, и Элиас ясно ощущал их страх, ненависть, боль… и интерес. А подойдя ближе заметил, что черными были не только пятна на месте глаз у каждой девочки, а еще и шея с запястьями, что торчали из розового платьица. 
- Покажите мне? – Элиас протянул руку, пытаясь прикоснуться к одному из призраков. Большинство духов не умели передавать слова, но могли навеять образы, которые можно было считать и понять, что произошло.
Но девочки отшатнулись от него и… исчезли, тут же появившись чуть дальше по коридору. Затем снова исчезли и переместились еще дальше – уже к лестнице, что вела наверх.
Они не пропадали насовсем и явно куда-то приглашали.
Это могло быть как попыткой позвать на помощь, так и банальной ловушкой. Свои желания Элиасу призраки раскрывать не спешили.

+2

11

Пока Ския восстанавливала дыхание, а потемнение в глазах сменялось обычным тусклым светом камина, она почти не заботилась о том, что в комнату могут ворваться обозленные духи. Главное, чтобы Элиас не натворил глупостей...
Но он натворил. Обернулся в сторону двери, и сильный порыв ветра не просто распахнул закрытую створку, но вовсе вынес ее.
Вот это сила у мальчишки оказалась! Ския изумленно моргнула, вспоминая, что бывший раб рассказывал о своем обучении - учили его больше как мага воздуха.
- Не ходи туда, - она села на диване, но Элиас ее не слышал. Или не слушал. Словно завороженный видом темного коридора, он взял свечу и направился прочь. - Элиас!
Сопровождавшее его мерцание уже скрылось за дверью. Двигался он медленно, как во сне.
Ския отчаянно выругалась, матеря, на чем свет, и глупого паренька, и всех его предков до третьего колена. Да, возможно, он и умеет говорить с духами, но кто сообщил ему, что они непременно хотят именно говорить?
Все, что она слышала об этом доме, свидетельствовало о том, что они куда охотнее убивают неосторожных.
Некромантка обхватила руками подлокотники и, опираясь на них, встала с дивана. Противная дурнота уже  исчезала. Ския вызвала к жизни магический огонек и торопливо, насколько позволяло ее состояние, поспешила вслед за учеником. Пока он не наткнулся на кого-то, кто вскипятил бы всю кровь в его теле или превратил кости в свинец.

Она нагнала его уже у лестницы, ведущей на второй этаж - волосы мальчишки белели в полумраке, огонек свечи, которую он держал в руке, трепетал и вот-вот готов был погаснуть. Медиум неотрывно смотрел вверх, и даже не сразу заметил ее присутствие.
- Ты с ума сошел?! - Ския схватила его за плечо. - В одиночку бить духов, о которых ты ничего не знаешь?! Да ты...
Она проследила направление его взгляда и выпустила ученика. Нахмурилась.
Теперь двоих маленьких призраков видела и она: хрупкие, обманчиво-безобидные девичьи фигурки, стоявшие на вершине лестницы. Пугающие пустые глазницы, пухлые губки, изгибающиеся в полуулыбках, сцепленные пальчики. Они стоял и смотрели вниз - на Элиаса.
- Ах, значит, они все же соизволили выйти с тобой на контакт, а не просто убить? - Ския изогнула бровь. Крылья точеного носа дрогнули, словно некромантка принюхивалась. - Нет, они далеко не самые сильные сущности этого дома. Так скажем, призраки на побегушках... Впрочем, это уже лучше, чем ничего.
Она приподняла юбки, сделала несколько шагов вверх по ступенькам, и обе девчонки синхронно, как по команде, шарахнулись от нее назад. Кажется, они были намерены не подпускать колдунью слишком близко.
- Ты им больше по душе, - с легким раздражением заметила Ския. - Не советую обольщаться этим. Любимцы духов куда чаще нарываются на неприятности. Так что держи это в голове и иди первым, я за тобой.
В конце концов, не для этого ли она вообще взяла Элиаса сюда?

Коридор, к которому вывела лестница, казался необжитым и даже запущенным. Пыль осела на резных деревянных панелях, редкая встреченная мебель была завешана чехлами, а единственное зеркало, которое попалось некромантам на пути, щерилось осколками в пустой раме.
- Они не любят зеркал... - пробормотала Ския, и ее голос прозвучал в темноте шипением. - Значит, идем правильно.
Девочки-призраки, впрочем, и так не позволили бы им свернуть: они то и дело возникали в нескольких шагах впереди и исчезали снова.
Наконец, коридор окончился крепко закрытой дверью. Духи прошли сквозь створку и исчезли.
Ручка, когда Элиас дернул ее, не поддалась.
- Дай-ка, - Ския отодвинула его, положила ладонь на старую, и без того проржавевшую замочную скважину.
Ее глаза полыхнули синевато-зеленым. Железо под тонкими пальцами подернулось ржавчиной и тленом, замок разъело окончательно, и дверь, чуть скрипнув на сквозняке, приоткрылась.
Внутри было ужасающе холодно - и пусто. Просто пустая пыльная комната квадратной формы, из ничем не занавешенных окон лился мертвенный свет луны. В углу - несколько темных пятен.
Темных от времени - или от крови?

+2

12

Комната была пустой. Совсем пустой – ни мебели, ни призраков. Стены с облезлой побелкой, темные пятна от сырости на полу и потолке – крыша над комнатой, видимо, когда-то протекала. И больше ничего.
- Зачем они привели сюда? – Элиас недоуменно осмотрелся по сторонам, но близняшек так и не заметил.
- Хотели что-то показать, - Ския осматривалась по сторонам, но темные пятна на полу неотвратимо притягивали ее взгляд. - Похоже, что вот это...
Она присела на корточки возле пятна, протянула руку, но не коснулась их.
- Кровь, - удовлетворенно кивнула она, будто именно этого и хотела. - Коснись. Они явно хотели, чтобы именно ты сделал это.
- Лучше бы с нами был какой-нибудь провидец, - покачал головой Элиас, но тоже присел рядом с пятном. – Не очень я это все люблю… Хорошо бы просто показали, где копать, чтобы найти труп. А тут… трупа точно нет - в пустой комнате на втором этаже его негде прятать.
Он вздохнул и положил ладонь на темное пятно.
И ему даже показалось, что оно стало больше. Кровь, а это точно была она, прибывала – тонкими струйками стекала с стены, образуя ту самую лужу. Капала с двух маленьких обнаженных трупов с выколотыми глазами и перерезанным горлом, прикованных наручниками к стене. Стекала ручейками по их ногам из распоротых животов с вывалившимися наружу внутренностями.
- О, боги! – мертвецы оказались так близко, что Элиас отшатнулся и отдернул от кровавого пятна руку. 
Но пятна уже и не было. Не было и трупов.
Комната по-прежнему являла из себя пыльный и абсолютно пустой прямоугольник.
- Что? Что ты видел? - Ския пытливо заглянула ему в глаза.
- Трупы этих детей, висящие тут, - он указал рукой на стену напротив. – С выколотыми глазами, перерезанным горлом и распоротыми животами, - Элиас почувствовал, как к горлу подкатывает ком и попытался отогнать от себя видение, которое теперь стояло перед глазами и не думало уходить из памяти. – Это ужасно. Кто вообще мог здесь такое делать?
- Кто-то с очень богатой фантазией и полным отсутствием жалости, - Ския встала и внимательно оглядела стену. Она, в отличие от своего ученика, не была так шокирована. Вскрывать детей ей не случалось, но вещи она видела (да и делала тоже) самые разные. - Дом может притягивать их души как место их жестокой и и кровавой смерти. Но если это было просто убийство - то для чего такая жестокость? А если ритуальное убийство - то почему здесь, в стенах дома? Обычно для ритуалов выбирают иные места...
- Хальц говорил, что детей было трое, - задумчиво припомнил Элиас. – И они умерли от болезни. Или это не те дети?
Входная дверь с грохотом захлопнулась, заставив его вздрогнуть.
- Хальц может говорить то, что ему сказали, вот и все, - Ския тоже обернулась на дверь, но там никого не было. Несколько мгновений некромантка сверлила створку взглядом, но ничего по-прежнему не менялось. - И если детей было трое... значит, где-то есть еще один след. Возможно, тела не захоронены. Ты сможешь позвать духов вновь?
- Этих? Не знаю, - Элиас пожал плечами. – Они почему-то исчезли – привели сюда и сбежали. Но там, в коридоре, кто-то еще… другой.
Он поднялся на ноги и подошел к двери. Осторожно взялся за дверную ручку и толкнул ее вперед. Но вот незадача – дверь даже не шелохнулась, хоть замка в ней уже и не существовало.

+2

13

- Что за выходки... - Ския сама толкнула дверь, которую взломала несколькими минутами ранее - та оставалась запертой. - Кто бы здесь ни обитал, они начинают меня раздражать.
Она изготовилась было снова разъесть часть двери магией, когда створка отворилась сама. Из темноты коридора, по которому они только что прошли, раздался протяжный, безумный вопль боли.
- Женщина... или ребенок, - некромантка нахмурилась. - Спокойнее. Они пытаются заставить нас боятся. Многие из них питаются твоим страхом... или жалостью.
- Я не боюсь, - солгал Элиас. Сердце его сжималось от страха и больше даже не от того, что ему грозила какая-то реальная угроза – он боялся увидеть и почувствовать то, что видеть и чувствовать не хотел – чужие мучения и боль.
Некромантка окинула его долгим взглядом. Она с детства почти не обладала способностью ощущать чужую боль и страдания, пропускать их через себя - вообще никогда не помнила за собой подобной эмпатии, и служанки, работавшие в замке де Энваль, в голос назвали бы госпожу чудовищем. Именно этот изъян в сознании стал одной из причин, по которым юная Саския де Энваль превратилась в Черную баронессу.
Так что истинная природа страхов Элиаса оставалась ей пусть и понятной - но не близкой.
- Пойдем, - она пустила шарик света лететь по коридору впереди них. - Это откуда-то снизу. Заставят нас побегать по всем этажам...
- Если не надумают оставить здесь навсегда, - Элиас осторожно стал спускаться следом. Грисаф учил его, что торопиться в таких делах нельзя. Поспешишь – пропустишь какую-нибудь мелочь и скатишься вниз, свернув шею, или получишь по темечку внезапно сорвавшейся со стены картиной. Слишком уж неспокойным был магический фон в доме.  - Вопли, кажется, с кухни, - заметил он вслух. – Про нее Хальц ведь тоже упоминал.
Ския молча кивнула. Перед глазами встала давно забытая картина.
Повариха Марта, толстая, сердитая, всегда с красным лицом и неряшливым фартуком, опускает руки в кипящую воду и кричит от кошмарной боли и ужаса, не сводя глаз с маленькой девочки в черном платье. Девочка смотрела на нее, не сводя ядовито-зеленых, блестящих глаз, и ни капли не страшась того, что сделала.
Сколько ей тогда было? Лет семь или восемь?
И почему этот дом так сильно напоминает ей замок де Энваль?

- На кухне очень много возможностей... заставить человека кричать, - едва слышно произнесла она.
И не ошиблась.
Сейчас кухня выглядела такой же пустой и покинутой, как и остальной дом. Следы человеческого присутствия хранила только одна из четырех печей - видимо, та, на которой Хальц и другие слуги, приводившие поместье в порядок, готовили еду себе. Но Ския легко могла представить себе многообразие ножей и приборов, тяжелые тесаки для мяса, покрытые жиром вертела, сковороды с кипящим маслом.
В ее голове начинала проклевываться смутная мысль. Слишком уж неведомый убийца был похож по природе своих действий на нее саму - бывшую Черную баронессу.
- Но здесь нет того, кто нас сюда позвал, - осматривался по сторонам Элиас. Звук пропал, как только они со Скией перешагнули порог, но он мог поклясться, что до этого крик раздавался именно на кухне. – И где она? Та, что нас звала?
Элиас поднял голову и замолчал. «Она» висела на крюке под самым потолком.
- И вправду похожа на Марту... - пробормотала Ския, не заметив ошарашенного выражения лица ученика и щурясь.
Женщина была крупной и полной, раздувшиеся щеки прятали маленький круглый нос, на лице застыло выражение ужаса, растрепанные волосы облаком вились вокруг головы. Три крюка, бурые от крови, свешивались с потолка, пронзая насквозь грудь и обе руки женщины. Она дергалась и пыталась соскользнуть с них, распятая, словно бабочка. Ее рот раскрывался в безмолвном вопле, глаза были устремлены на Элиаса.
Однако, стоило им обоим присмотреться к поварихе повнимательнее - как призрак растворился в полумраке.

Отредактировано Ския (07.01.2022 15:21)

+2

14

- Марта? Это кто? – тут же поинтересовался Элиас, обернувшись к некромантке.
- Женщина, которая служила в замке моего отца, когда я была ребенком, - рассеянно отозвалась Ския. - Вспомнила ее случайно...
- Она тоже умерла… Вот так? – Элиас вновь глянул на потолок, но призрак больше не появлялся. 
- Нет, - Ския покачала головой. - Она покинула замок, когда я им завладела. Сбежала...
Вместе с многими другими.
- А что стало с теми, кто не сбежал? – он обернулся к ней, не торопясь идти дальше. Раз уж Ския начала рассказывать хоть что-то про себя, то Элиас хотел узнать, как можно больше.
Ския внимательно посмотрела на него. Ее зеленые глаза казались очень темными в полумраке.
- Они остались служить мне, - коротко ответила она. - И служили на совесть.
До сих пор она не рассказывала мальчишке ни о своем происхождении, ни о восстании крестьян, ни о пожаре. И вряд ли сейчас было самое лучшее место и время для этого.
- В наших краях, чтобы удержать власть, женщине приходится быть... жесткой. Не все соглашаются подчиняться.
Элиас кивнул, соглашаясь, и спросил уже о другом:
- Замок вашего отца… Где он? Почему вы там не живете?
Та лекарка, образ которой создавала Ския, и замок ее отца вместе в его голове не сочетались. Кто бы по своей воле уехал из замка жить в обычном городском доме? Да и отец Скии, вероятно, был богат и знатен, раз имел свой замок. 
- Потому что я все-таки не смогла удержать власть, - она вновь взглянула наверх, где остались болтаться окровавленные крючья. - Кем бы я раньше ни была, теперь я - целительница Ския из Рон-дю-Буш. Идем. Мы еще не нашли тела.
- Да, госпожа Ския, - привычно согласился Элиас.
Раз она не хотела говорить большего, он не настаивал – вновь сосредоточился на поиске магических нитей, что могли привести к духам, ощутив их рядом почти что сразу же. На этот раз они тянулись еще ниже, под основание дома, но шли явно отсюда – с кухни.
- Здесь должен быть какой-то люк, лаз, спуск в погреб… - Элиас осмотрелся и направился в дальний угол кухни, заваленный бочками и корзинами. Именно оттуда тянулся горький шлейф боли и злобы, отравляющий ядом и тьмой все окружающее пространство.
- Осторожнее, - шепнула Ския, тихо продвигаясь за ним. - Что-то здесь не...
Не успела она договорить, как доски под их ногами вздрогнули - и рассыпались трухой, в мгновение ока, будто песчаные. Ловушка сработала так быстро, что ни некромантка, ни ее ученик даже отскочить не смогли бы.
Тьма поглотила их сразу. Магическая сфера Скии погасла, и на какое-то время мир погрузился в небытие. Но падение было недолгим, а приземление, хоть и болезненным, но вовсе не смертельным.
- Да кто в здравом уме стал бы делать ловушку на кухне? – простонал Элиас, когда окончательно пришел в себя и понял, что где-то лежит. – Там же полно слуг, как раньше никто не проваливался? – он поднялся на колени, осматриваясь в свете вновь зажженной Скией сферы. Этими вопросами он больше оправдывал собственную неосмотрительность. Был бы рядом Терен, то еще бы и по шее за такое ротозейство навесил – мало бы не показалось.

+2

15

- После того, что мы видели в комнатах и на кухне... сомневаюсь, что безопасность слуг его волновала... - выдохнула Ския, потирая ушибленный бок. После того приступа наверху тело и без того ныло, а желудок сжимался, так тут еще и эти падения.
Она постояла несколько секунд, глубоко вдыхая и выдыхая.
- Итак... неосторожные падали сюда, - некромантка проследила взглядом прямую линию от потолка, где смутно темнела дыра, до пола. Присела, щурясь и подзывая к себе поближе огонек. - Здесь их, скорее всего, ждала какая-то физическая ловушка... ага, вот кольца в полу, к ним она и крепилась. После чего, уже обездвиженных, их увозили...
Она выпрямилась и осветила на полу длинные царапины, уходящие в темноту. Зрелище было жутковытым.
Но, похоже, ее юного ученика это не слишком-то и пугало. Или же он хорошо научился скрывать свой страх. Вероятно, было на чем напрактиковаться у темных эльфов.
- Тебе не страшно? - поинтересовалась она.
- Нет… - начал было он, но все же сознался. – Немного. Там, где я жил, рабов часто убивали. Ради ритуалов или просто так из личной прихоти. Вот там я боялся, но и то не всегда – все время бояться невозможно, начинаешь привыкать. 
- Ты был слишком ценен, чтобы так просто тобой разбрасываться, - вряд ли она успокоила его этими словами. Скорее всего, это он знал и сам.
- Я надеялся на это, - подтвердил ее догадки Элиас и пошел вперед, следуя за оставленными на полу следами-царапинами.
Они вели за собой довольно долго. Широкое помещение подвала сменилось узким коридором, а тот закончился железной дверью. Элиас тронул ее за ручку, но дверь не поддалась. Потянул сильнее – результат оказался тем же.
- Ключи бы… - произнес он вслух, но сам смотрел на Скию, ожидая, что она вновь справится с замком, как уже было на верхнем этаже.
- Разложение - очень ненадежный ключ, - с сомнением протянула некромантка, но все же, как и в прошлый раз, положила узкую ладонь на замок, ускоряя естественные процессы ржавчины и коррозии.
Внутри что-то хрустнуло, но ручка не поддалась.
- Попробуй пнуть по нему посильнее.
Элиас кивнул и со всей силы врезал ногой по двери, выбивая ее внутрь. Замок, вернее, остатки его механизма, разлетелся, и дверь распахнулась. Но внутрь зайти Элиас не решился. Внутри клубилась лишь одному ему видимая Тьма. Духи. Целый клубок озлобленных духов роем висел посреди просторного помещения, заполненного пустыми клетками для животных, длинными столами, шкафами и стеллажами с инструментами, препаратами и зельями.
- Нам нельзя туда, - пошептал он, потрясенный увиденным. 
- Что? Что там? - Ския нетерпеливо тронула его за плечо. Она могла видеть лишь те души, которые призывала сама, но не такие, свободно блуждающие во мраке.
Клубок злобы встрепенулся при звуках ее голоса, дернулся вперед и снова слепо замер.
- Духи, - ответил Элиас, не шевелясь. – Их много, они злы и никуда не ушли. Словно все привязаны здесь. Если мы пойдем туда, они нам навредят.
- Я могу сотворить ритуал Изгнания, но для этого мне надо войти... - Ския замерла на пороге. Она и сама ощущала поток ужаса и ненависти, изливавшийся из комнаты, заполнявший каждую ее клетку. Навязчивый шепот в голове. Шум в ушах. Стук сердца. Озноб по коже. Все это на самом низком, физиологическом уровне призывало ее бежать отсюда как можно скорее, не возвращаться в место, наполненное такой злобой, которая не снилась даже Черной баронессе.
Хотя, быть может, замок де Энваль сейчас предстает точно таким же местом.
И если она когда-нибудь хочет туда вернуться...
- Мы это сделаем, - ее голос прозвучал во мраке зловещим шипением. - Ты сможешь защитить меня от них на какое-то время? - она повернулась к Элиасу. - Учили тебя? Если не учили - запоминай, на теорию времени нет: символ защиты, - она изобразила в воздухе светящийся знак, быстро погасший. - В него вливаешь силу, через него - на меня. И держишь, что бы ни случилось. Отпустишь - они нас обоих сожрут. Ясно?

+2

16

- Хорошо, - Элиас колебался еще мгновение, но все же начертил то, что просила некромантка. Он знал некоторые символы защиты, но ни разу ему еще не доводилось одному противостоять такому множеству озлобленных существ.
Руны ярко вспыхнули в темноте комнаты, Элиас шагнул через порог, пытаясь удержать щит вокруг себя и в то же время защитить Скию. Духи тут же рванулись к нему, как бабочки на свет, обвились вокруг, и в какой-то момент показалось, что свет погас – настолько их было много. Панический ужас, боль, тоска, обреченность – все это начинало биться в его голове, пытаясь захватить и полностью подчинить себе.
- Поторопись, - прошептал Элиас одними губами, чувствуя, как быстро начинает слабеть. Все его силы через руну некромантки уходили на ее защиту. У него было слишком мало опыта, чтобы умудриться при всем этом еще и правильно распределять энергию.
Она слышала его, но ничего не сказала. Теперь и ее собственная безопасность зависела от ученика-недоучки, и Скию вдруг осенило, что она снова совершила ошибку, которую сама себе пообещала никогда не совершать: доверила свою жизнь кому-то другому.
Дура, ослепленная прошлым! Этот особняк так подействовал на нее, он так похож был на замок де Энваль, что она забыла свои главные принципы...
Слабое сияние силы Элиаса окружало ее робким теплом - легчайший барьер против бушевавшей тьмы за его пределами, как лист дерева, которым неумело пытаются прикрыть мощный магический фонарь. Если щит упадет... какое-то время она еще сможет защититься, и может даже вырваться, но мальчишка не сумеет точно.
Она торопливо шептала ритуальные фразы. Изгнание духов никогда не было сильной стороной Собирающей кости, но она знала, как. Она умела. Она должна была, в конце концов...
Зеленовато-синее пламя разгорелось в сцепленных пальцах Скии - и от нее волной прокатилось по подвалу, захватывая тех, кто не успел убежать.
Но многие и не убегали. Они долгие годы ждали лишь одного – выместить на ком-то собственные злобу и боль, и сейчас уцепились за этот шанс, как за единственно верный. Элиас не заметил, в какой именно момент все стало другим, но темный подвал вокруг него исчез – изменился, заполнившись ярким светом ламп и свечей. Клетки были забиты голыми людьми, пахло кровью, нечистотами, спиртом и травами, а остро наточенный нож вонзился ему в живот, вспарывая ровной полосой снизу доверху. Он закричал от пронзившей тело боли и охватившего ужаса, глядя, как собственные внутренности высыпаются на пол. Машинально хотел было их подхватить, но нож уже перерезал ему горло.
А затем вошел под ребра, пробив печень.
И еще раз…
И еще.
Раз за разом.
Опустился на руку, отрубая пальцы.
Скреб в пустой глазнице, выковыривая остатки вытекшего глаза.
Кто-то принес пилу, и теперь она медленно двигалась по ногам, перепиливая толстые кости выше колена.
Элиас задыхался от боли и собственного крика. Метался, бился в агонии, позабыв кто он и где он.
Он умер десятки раз, заблудившись в чужих реальностях и не знал, что умирает и в той единственной, в которой действительно существовал.

+2

17

Духи, которых коснулось зеленое пламя некромантки, вспыхивая, развеивались, будто угасающие огни, и лишь тогда на мгновение становились видны ее взгляду: призрачные силуэты мужчин, женщин и детей.
Десятки...
Она выдохнула, сгибаясь от усталости, и уже разворачивалась, когда ее догнал хриплый стон ученика. Мальчишка за ее спиной оседал на землю - глаза его закатились так, что видны были только красноватые от напряжения белки, на лбу проступил пот, руки и ноги конвульсивно подергивались.
- Элиас! - Ския почти коснулась его, но отдернула руку, сообразив, что происходит.
Уцелевшие духи нашли для себя укрытие от ее изгоняющих чар - ослабленное тело юного мистика, еще слишком неопытного, чтобы разом защитить и себя, и свою хозяйку. И порвать эту связь она вполне могла - но с тем же успехом это могло убить и самого Элиаса.
- Слушай мой голос... - некромантка присела рядом с ним на корточки. Его скрюченные пальцы скребли каменный пол, лицо исказилось от мучительной боли. Одной Луне известно, что именно показывают ему немертвые. - Слушай меня! Элиас!
Он не ответил. Но тело его шевельнулось и медленно стало подниматься. Взгляд равнодушно и бесцельно блуждал по стенам, пока не замер на Ские, преградившей дорогу. Удар – и Элиас отшвырнул ее в сторону, словно котенка, направляясь к выходу из подземной комнаты. 
Некромантка с коротким выдохом отлетела на пол, не успев поразиться неожиданной силе своего худенького, жилистого ученика. Духи, вселившиеся в него, использовали его тело на пределе возможностей.
- С-сука... - выматерилась баронесса, поднимаясь с колен. И без того все болело, а этот малолетний экзорцист еще и толкается...
Нельзя допустить, чтобы он вылез отсюда и, переполненный обезумевшими сущностями, принялся шататься по замку.
Сосредоточившись, она вновь швырнула в него пригоршней зеленого призрачного огня - пламени, направленного не против живой плоти, но против потусторонних сил, захвативших его разум.
Возможно, Элиас это переживет...
Или нет.
Но по крайней мере, он остановился, опустился на колени, а затем и вовсе завалился на бок. Духи покидали его тело, вновь становясь видимыми для Скии, но ни один из них не задержался, чтобы узнать, что с этим телом стало.
- Элиас, - ругаясь себе под нос, она подбежала к нему, наступив на край собственного длинного подола и едва не споткнувшись. Перевернула на спину.
Мальчишка был бледен, как мел, но дышал. Значит, пережил и атаку духов, и ее изгнание.
Но то, что захватило замок, не было уничтожено - они с юным мистиком выиграли битву, но не войну, как сказал бы какой-нибудь рыцарь...
- Ты что, предлагаешь мне тебя самой наверх тащить?! - устало возмутилась Ския, оглядываясь по сторонам.
Придется как следует пошуметь и призвать сюда Хальца. Время близилось к рассвету, и оставалось надеяться, что он, разбуженный шумом, не успел уснуть снова, и не побоится откликнуться на громкие крики из подвала кухни.

+2

18

Он очнулся утром, когда за окнами уже успело совсем рассвести. Ужасы, пережитые ночью, успели отступить и закрыться обычным сном, но Элиасу все еще было жутко. Он быстро ощупал себя, чтобы убедиться, что руки и ноги на месте, а глаза целы. Задрал рубашку, ища на животе шрамы, но их не было – все случившееся произошло лишь в его мыслях и никак не отразилось на реальности. Чужие воспоминания стали частью его собственных, но на этом все и закончилось. Он выжил, не ранен, но… где находится?
Элиас не видел ранее, что за комнаты им готовил Хальц, и теперь не мог сходу сообразить, где оказался. Огромная кровать под балдахином, окна в половину стены, пушистый ковер на полу…
Он выбрался из-под одеяла, собираясь подойти к окну, и тут сообразил, что из всей одежды на нем лишь одна длинная рубашка… Да и та не его!
Это казалось очень даже подозрительно. Может он все же уже умер? А за окном расстилается Бездна или пушистые облака?
Ожидая нечто подобное, Элиас все же босым добрался до окна, уперся рукой в стену рядом с ним - его все еще покачивало, и ноги готовы были подкоситься в любой момент, - и отодвинул штору подальше в сторону. Но нет, за окном была лишь часть обычного сада. И снегопад.
- Господин... - голос, раздавшийся за его спиной, определенно принадлежал Хальцу. Пожилой управляющий воздвигся в дверях с подносом, на котором стояли кувшин, бокал и несколько странного вида склянок. - Зачем вы встали? Госпожа просила проследить, чтобы вы пребывали в покое...
- Хальц… - вспомнил имя управляющего Элиас. Значит, это все же не смерть, а обычный мир. – Где я? Что произошло? Госпожа Ския… она жива? – в памяти вдруг всплыло, что он должен был держать щит вокруг некромантки, но Элиас не помнил, чем все закончилось.
- Да, конечно, жива, - Хальц осторожно поставил поднос на маленький стол и, взяв Элиаса за плечи, подвел его и усадил обратно на кровать. - Госпожа утомилась и спит, давно уже. Она перед самым рассветом начала кричать и звать... почему-то из подвала на кухне. Хвала Луне, я как раз шел разводить огонь и услышал! Поднял вас оттуда и перенес сюда, отдыхать. Вот, выпейте, госпожа велела смешать эти травы...
Отечески поглаживая Элиаса по плечу, он вылил в бокал содержимое одной из склянок.
- Спасибо, - Элиас, тронутый его заботой, выпил из бокала горькое зелье, даже не поинтересовавшись, что там было добавлено. – Ваш подвал - жуткое место, - он поежился, словно от озноба, и поднял взгляд на Хальца. – Когда я смогу с госпожой Скией поговорить? И моя одежда…
- Одежда ваша была вся в пыли и грязи, я ее вычистить забрал, - старик улыбнулся, возле его выцветших глаз собралась сеточка морщинок. - Вот, я тут взамен оставил... Она, правда, Мариуса, одного из помощников моих, так что кроя не слишком-то хорошего для такого господина, как вы, - он кивнул на стул, где стопкой лежала свернутая одежда. - А к госпоже можете попробовать постучать, она в соседней комнате. Когда я заносил ей лекарство, она вроде бы тоже просыпалась.
- Спасибо еще раз, - малость опешил Элиас, не привыкший к тому, что его считают господином. – Я все потом верну.
- Не думайте об этом, - замахал руками Хальц. - Вы одевайтесь, а я пока завтрак для вас с госпожой соберу... И все, что на подносе, тоже допейте, это сборы полезные!
С этими словами он вышел из комнаты, аккуратно, без стука, притворив за собой дверь.
Элиас, все еще смущенный его отношением, морщась от горечи, допил зелья, что ему предлагались, и принялся одеваться. С размером Хальц не прогадал – все подошло впору. Да и не была одежда ни старой, ни слишком бедной – все в самый раз, богаче он и не носил.
А одевшись и перевязав волосы, Элиас отправился к своей наставнице. Помедлил немного у ее дверей, а затем все же постучал. Он ее подвел и теперь мучился от стыда за случившееся.

Отредактировано Элиас (07.01.2022 21:49)

+2

19

Ския лежала на животе, поперек беспорядочно разобранной кровати, подложив подушки себе под грудь и подбородок. Она не спала - с упоением листала какую-то книгу, покачивая в воздухе согнутой босой ногой, и не сразу услышала, как вошел Элиас.
- А, ты жив, - буднично улыбнулась она, словно нападение стаи голодных духов не было для нее ничем удивительным. - Заходи.
Ей вовсе не доставлял неудобств тот факт, что на ней было только льняное нижнее платье, а распущенные волосы укрывали спину и плечи.
- Ты помнишь, что произошло? - некромантка отложила книгу и пристально уставилась на Элиаса.
- Не совсем, - он осторожно притворил за собой дверь и прошел в комнату, замерев рядом с кроватью и опустив глаза в пол. – Мне очень жаль, госпожа Ския, что так получилось, извините меня.
- Ну, если б они тебя разорвали, было бы печально, - Ския сверкнула зелеными глазами. - Больше концентрации. Меньше сомнений. В некромантии любые сомнения недопустимы: это не та магия, в работе с которой можно быть небрежным. Замешкаешься - станешь жертвой если не духов и мертвецов, то собственной призванной силы.
- Я понимаю, госпожа Ския, - покорно согласился Элиас. – Я буду стараться.
- Так ты помнишь, что там было? - сразу перешла к вопросам Ския. - Когда духи завладели тобой? Что ты видел?
- Я… Они там все умерли когда-то в этом подвале, - вспоминать было неприятно и до сих пор страшно. Как бы Элиас не убеждал себя, что все увиденное случилось не с ним, пережить все это пришлось самому, и теперь чужие воспоминания висели в памяти, подменяя его собственные и вовсе не сбираясь из нее стираться. – Они показали мне свою смерть… Словно это я умирал. Раз за разом. Я испугался и в какой-то момент перестал себя контролировать, перестал понимать, где реальность, а где лишь показанная мне картинка.
- Вот в этом и есть твое слабое место, - Ския приподнялась на локтях. - Ты слишком мягкосердечен. Слишком... сострадателен, - она произнесла это так, словно в этих качествах было нечто дурное. - Все, кто приходят из-за Грани, это чувствуют. И будь уверен, воспользуются. Всегда отделяй себя от тех, кого ты воскрешаешь или призываешь. Вот здесь, - она дотянулась и ткнула его пальцем в грудь, - должно быть холодно. Понял?
Она сама не заметила, как заговорила почти теми же словами, какими ее некогда учил Теобальд.
- Понял, госпожа Ския, - вздохнул Элиас. Сделать то, что она говорила, было намного сложнее, чем сказать. И наверное, Элиасу легче было бы стать просто воздушным магом, чем еще и медиумом в придачу, но его способности его об этом почему-то не спросили. – А вам сразу понравилось быть некроманткой? – внезапно спросил он, самовольно присаживаясь на самый краешек кровати. В частности из-за того, чтобы банально не смотреть Ские в глаза.
- Понравилось? - Ския недоуменно прищурила глаза. - Странный вопрос. Это просто я - и все. Когда шар показал мои способности, я просто поняла, чего не знала о себе все это время. Будто какая-то часть меня встала на место, - она опустилась обратно на подушки, подгребая их под себя. - Я просто не представляю себя кем-то еще. Да, это то, что всегда следует скрывать, но тем и... интереснее.
Некромантка коротко усмехнулась.
- А тебе? Что ты почувствовал, когда узнал, кто ты?
- Обрадовался, конечно же, - ответил Элиас, грустно усмехнувшись. – Думал, как только выучу заклинания, так и сбегу. Свободным буду… Но оказалось, что все не так просто и быстро учится. А куда бежать, вообще не мог понять – я же нигде не был, кроме нашего подземного города и корабля моего хозяина. Потом господин Терен пообещал, что отпустит меня сам, как только отработаю ему определенное количество лет, и я решил, что так будет даже лучше, чем с побегом. Ведь все будет законно, и меня не будут искать… Но может быть, он и лгал. Теперь уже не узнать, а я все равно в бегах.
- Конечно лгал, - хмыкнула Ския, рассматривая его снизу вверх. - Чтобы темные эльфы - и правду сказали? Да они вообще людей за равных себе не держат. Так что ты уж постарайся, чтобы духи и мертвецы не сожрали тебя вместе с твоей долгожданной свободой. У тебя есть сила. У тебя есть власть над ними. Это они должны повиноваться тебе, а не ты их бояться. Стань для них тем же, кем твой драгоценный Терен был для тебя - хозяином. Угрозой. Иначе они не поймут...
Некромантка вздохнула и села на кровати, подобрав под себя ноги.
- Большинство духов я ночью изгнала. Тех, кого запытали до смерти в подвале, - она вернулась к прежней теме разговора легко и естественно, мгновенно перескакивая с одной мысли на другую. - Но того, кто все это с ними делал, мы не нашли. Есть мысли, где он может прятаться?

+3

20

- Там, где умер. Или там, где больше всего любил проводить время, - Элиас уселся поудобнее, вполоборота развернувшись к Ские. – Вы меня второй раз уже спасли. Спасибо. Теперь я вам дважды жизнью обязан, - он прекрасно понимал, что без некромантки не выбрался бы из кошмара, насланного духами, самостоятельно.
- Я думаю, мы найдем способ расплатиться, - усмехнулась Ския и запихнула книгу под подушку. На вычурной, украшенной вензелями и цветами обложке Элиас мог успеть прочесть надпись "Роковое влечение".
- Подожди за дверью, я оденусь, и сходим позавтракать, - распорядилась некромантка, потягиваясь. - А там будем искать логово нашего самого главного духа...
- Да, госпожа Ския, - Элиас кивнул, быстро поднялся на ноги и отправился в коридор.
Он-то уже был одет и готов идти, куда она скажет, вот только предстоящие поиски начинали серьезно пугать. Элиас прекрасно понимал, что чуть не умер ночью, и начинал бояться следующего захода. Вдруг опять не справится? Сомнения грызли его изнури, разрастаясь все больше и больше. Он не справился с грозой во время крушения «Медузы», не смог противостоять орде озлобленных духов сейчас. Что дальше? Видимо, нельзя ему было доверять ни одного серьезного дела – все провалит. Элиас ощущал себя абсолютно бесполезным.
Оделась некромантка быстро: ее собственное, более вычурное платье, забрал в чистку вездесущий Хальц, с бесконечными извинениями оставив взамен платье из крашенного голубого хлопка - по всей видимости, кого-то из прислуги. Для передвижения оно было куда удобнее - но голубой?!
За завтраком, по большей части молчали. Хальц расстарался и накрыл стол, как подобает знатным гостям - по всей видимости, после ночного похождения у него изрядно прибавилось почтения к тем, кто пережил нападение духов, да еще и избавился от большинства из них. Вопросов он не задавал, но и открыто при нем говорить Ския не хотела.
И лишь когда старик ушел, она вновь подняла глаза на пасмурного ученика.
- Что-то тебя тревожит, - заметила она, перемешивая ложкой молочную кашу, поданную с ягодами и сахарной пудрой.
- Я боюсь, что не справлюсь, госпожа Ския, - честно признался Элиас. – Духи мне показывают то, что болезненно и важно для них, но я воспринимаю видения так, словно все это случилось со мной. Быть может, у других медиумов получается по другому (говорят, духов все воспринимают по разному), но у меня выходит только так. И я действительно теряю контроль, на какое-то время забывая, что все это не мое. Стать хозяином над духами, как вы говорили, у меня, наверное, не получится... – он задумчиво рассматривал поданную ему Хальцем тарелку, словно там было нечто важное, а вовсе не каша. – И господин Терен для меня вовсе не был драгоценным – я его ненавидел… - Элиас оторвался от тарелки и поднял взгляд на Скию. – А кто учил вас? У вас сразу все получилось?
- Ну, в одном мы с тобой похожи, - Ския отложила ложку и отсутствующим взглядом уставилась в пространство перед собой. - Я тоже ненавижу своего Учителя. Более того, поклялась убить его, как только встречу...
Она вздохнула и поискала взглядом вино, но, по всей видимости, у Хальца не было принято поить вином гостей с самого утра.
- Мой учитель стал тем, кто провел меня через посвящение, когда мне было тринадцать. О, наставником он был хорошим. Обучал, воспитывал, показывал, никогда не уставал объяснять. Я была достаточно жадной до знаний и, смею думать, тоже была хорошим учеником. Он не боялся открыть передо мной самые темные тайны нашего искусства, но, конечно, открыл далеко не все.
Некромантка сцепила пальцы перед собой на столе.
- Ты видел мое лицо? Вчера ночью? - знала, что видел, но не могла не спросить.
- Я заметил, но не слишком успел рассмотреть, - ответил Элиас, не видевший смысла скрывать очевидное. И если раньше он не обращал особого внимания на заклинания, что накладывала на себя некромантка, то сейчас точно знал, что одно из них – довольно искусная иллюзия, скрывающая ее настоящую внешность.
Несколько мгновений она пристально разглядывала его, затем опустила ресницы.
- Это произошло со мной из-за него, - голос колдуньи превратился в тихое шипение. - Я доверяла ему, а он растил меня, как... курицу на убой. Это проклятье, которое он на меня наложил, - ее пальцы стиснули лежавший на столе десертный нож. - Рано или поздно либо оно добьет меня, либо я добью его.
Она снова прикрыла глаза, а когда открыла снова, выражение ее лица было спокойным.
- Никогда не доверяй некромантам, Элиас. Особенно своим учителям. И даже мне, - она чуть усмехнулась, зная, что он все равно не внемлет ее предостережению. Здесь, в залитой бледным зимним светом столовой, поверить в истинную темноту казалось сложно.
- Я никому не доверяю, госпожа Ския, - тихо ответил Элиас, когда она замолчала и выпустила из руки нож. – Но вовсе не потому, что вы – некромант или мой учитель. Я не знал своих родителей, меня никто никогда не любил. Конечно же, были люди, которые обо мне заботились, иначе бы я просто не выжил, - он до сих пор с теплотой вспоминал о старике Афране или кухарке Виоле, - но они меня, скорее, жалели, чем действительно любили. Мои же учителя меня терпеть не могли, потому что обучение раба задевало их гордость, а для самого хозяина я был всего лишь удачным вложением в его занятие торговлей. Я никому не доверяю, - повторил Элиас, - но иногда мне очень хочется это сделать и быть кому-то нужным. Наверное, так будет до тех пор, пока я еще на что-то в этой жизни надеюсь. Вы спасли мою жизнь уже два раза, и даже если вы это сделали в каких-то своих личных целях, я все равно вам благодарен и постараюсь не подвести вас в будущем.
- Ты славный мальчик, Элиас, - Ския улыбнулась одними уголками губ. - Не ищи чужой любви. Как только люди поймут, что ты в ней нуждаешься, они тебя используют, так что сделай это раньше них. А что до бесполезности...
Она отодвинула от себя тарелку с кашей.
- Пока ты жив - ты не проиграл. Это тебе бесплатная мудрость от меня, всегда так думаю.
Элиас улыбнулся, но ничего не ответил. Он-то знал, что можно быть и живым, и бесполезным одновременно, опустить руки и плыть по течению, надеясь, что в жизни что-то изменится само по себе, или поверить, что уже не изменится никогда. По себе знал, насколько это реально, но спорить о чем-либо было не в его характере.

+2

21

До конца дня они отдыхали. И сама некромантка, и ее ученик понимали, что работа здесь не закончена, и духи, которых они не успели изгнать, ночью вернутся снова.
Ския дремала и читала найденную в хозяйской библиотеке книгу - так, будто смертельная опасность, которой они подвергнутся вечером, вовсе ее не волновала. Она умела отрешаться от предстоящего, мгновенно переносить внимание, делать вид, что нечто пугающее - несущественно до тех пор, пока оно не представало перед ней во весь рост. Да и духов, несмотря на всю их угрозу, не боялась. Их боль была их болью, и хозяевами ситуации были не они.
А если пробовали возомнить себя ими - значит, необходимо было поставить их на место.
И лишь к вечеру, снова облачившись в свое черное платье, вычищенное и принесенное Хальцом, она принялась собирать все необходимое для новых ритуалов.
- Госпожа уверена, что вам не нужна моя помощь? - с беспокойством произнес старый слуга, наблюдавший за ее приготовлениями.
Ския смерила его внимательным взглядом. Как ни странно, но в этом щуплом пожилом человеке вовсе не чувствовалось панического страха перед духами, который снедал его хозяина Мориса. Интересно, чему еще он был свидетелем в своей жизни?
- На всякий случай не спи сегодня, Хальц, - она прицепила к поясу маленькую сумку и выпрямилась.
- Глаз не сомкну, - клятвенно пообещал он.
Не то чтобы это сильно одобряло.
- Готов? - коротко спросила Ския ученика, когда они вновь остались вдвоем в той самой гостиной, откуда вчера начали расследование.
- Да, госпожа Ския, - утвердительно кивнул тот. Даже если и не был готов, он не хотел оказаться трусом в ее глазах и сбежать от задания, не доведя его до конца. Элиас пол дня убеждал себя в том, что все получится, и он больше не испугается чужих видений. – Рисуем круг снова?
- Попробуй ты, - кивнула она, отступая на шаг назад. - Просто бери и делай. Не думай.
- Хорошо, - согласился он, доставая из сумки мел.
Быстро начертил круг и вписал в него нужные символы. Память у Элиаса была отличной – он прекрасно запомнил все, что Ския делала накануне. Да и основные знания, зачем нужна та или иная руна, у него уже были. К некромантке он обернулся, лишь когда зажег по кругу свечи и убедился, что все сделано правильно.
Она одобрительно улыбнулась одними уголками губ.
- Теперь, - Ския легким толчком направила Элиаса в центр круга. - Сосредоточься. Нам не нужны все духи, что остались в этом месте. Нужно найти одного-единственного - того, кто все это начал. Помнишь, что Хальц говорил об этом доме? Ищи того, чьи эмоции мощнее всех прочих - того, кто пережил смерть детей, предательство жены и собственное падение...
Некромантка отошла на два шага, оставив заклинателя в центре круга.
Элиас все помнил. Но найти кого-то одного в ворохе энергий казалось ему довольно сложным делом. Разве что попытаться его как-то выманить?
Но выманивать не пришлось. Он почувствовал Его, едва начал ритуал призыва, даже не доплетя последний узор заклинаний. Дух был сильным, он был зол. И он ждал… где-то наверху, насколько Элиас мог отследить по энергетическим потокам дома.
- Он сам нас ждет, - произнес Элиас чуть слышно, одними губами, стараясь оставаться сосредоточенным на одной цели. На это раз духи не ломились в гостиную, не ломали окна и двери – вокруг царила тишина. Дом замер в ождании.
Ския приподняла брови. Она не чувствовала духов так тонко, как ее ученик, но на этот раз ненависть не была рассеяна по всему дому. Прошлой ночью горе, страх, боль и злость иных призраков заслоняли ее источник, но сегодня он ощущался гораздо ярче и отчетливее.
- Веди, - тихо проговорила она, прикоснувшись к плечу медиума.
Этой ночью дом отчетливо дышал злобой. Он был недоволен вторжением. Зло на несчастных, осмелившихся вскрыть его тайны. Готов дать отпор. Теперь уже никто не собирался играть с некроманткой и ее учеником.
Их собирались уничтожить.
Зловещая тишина накрыла дом тяжелым одеялом, стоило им только выйти из гостиной. Ни шевеления, ни движения воздуха. Несмотря на холод, проникавший сквозь щели в ставнях и дверях, в коридоре было душно и затхло, словно здесь уже много лет не ступала нога человека. Магический светильник Скии почти не разгонял густой, как патока, мрак.
Даже говорить в полный голос не хотелось, хотя им никто и не мешал.
И потому, когда где-то далеко впереди послышался тонкий детский плач, этот звук показался обоим таким внезапным и резким, будто долетел из другого мира.

+2

22

Две девочки с пустыми глазницами ждали на лестнице, как и в первый раз. Как и в первый раз, они помчались вверх, маня за собой, но на втором этаже Элиас остановился, развернувшись в другую сторону – плач шел из северного крыла, и как бы призраки не звали его на место своей гибели, он пошел на другой маячок. Было в доме еще что-то, что они со Скией не видели и не знали, и Элиас чувствовал, что для полной картины тех чудовищных событий, творившихся раньше за этими стенами, идти нужно было именно на тот, другой голос.
В северном крыле никакого ремонта никто бы не заметил – пыль, паутина, заброшенные комнаты, зиявшие пустыми темными провалами вместо дверей. Хальц здесь, видимо, даже не появлялся, и прислуга не прибиралась.
Не успели? Или специально не дошли, чего-то испугавшись?
Последняя дверь в конце коридора все же оказалась на месте и закрытой. Плач шел из-за нее, но стоило Элиасу приблизиться, как голос затих.
- Там кто-то есть… - из-под закрытой двери пробивалась полоска света, и Элиас в нерешительности остановился. – Хальц, вы там? – позвал он, протягивая руку, чтобы взяться за дверную ручку.
- По-моему, Хальц так плакать не умеет, - пробормотала Ския в попытке слегка разогнать скопившееся напряжение.
- Это так. Но кто может там ходить и зажигать свечи, кроме него? Мы же втроем в этом доме, - напомнил Элиас.
- Некоторые духи способны взаимодействовать с реальными предметами, - ответила Ския, но особой уверенности в ее голосе не слышалось. - Ладно. Что гадать.
Она взялась за ручку двери и толкнула ее - створка оказалась не заперта.
Даже странно, что Хальц и вправду сюда не добрался...
- Да, я знаю, но… - Элиас и сам толком не мог объяснить, почему так подумал.
Дверь, открытая некроманткой, распахнулась, и он увидел, что не ошибся. В комнате ярко горели свечи, расставленные по полу полукругом, пылал камин, возле которого стояло одинокое старое кресло, а на полу перед камином спиной к двери сидела женщина. Длинные темные волосы спускались по ее спине почти до самого пола. Хальц стоял у окна, и когда дверь открылась, даже не обернулся.
В остальном комната была пуста.
- Что за... - Ския осеклась, перебегая глазами от свечей к женщине и от нее к Хальцу. - Хальц! Что здесь происходит?
Старик не показался ей кем-то, кто хоть что-то знает о ритуалах, и уж тем более - о ритуалах, связанных с духами. Более того, и сам Хальц, и незнакомка выглядели абсолютно обыкновенными...
Или только выглядели?
Хальц не ответил, зато женщина поднялась на ноги, повернулась и пошла прямиком к пришедшим. И она не была живой. Совсем нет. Ее глазницы были также темны, как и у девочек на лестнице, но она видела пришедших, – это Элиас чувствовал, - шла уверенно, прижима к себе, завернутый в белое покрывало сверток. Он попятился, чувствуя неладное, но дверь за спиной с грохотом захлопнулась, а женщина, дойдя до Скии протянула руки, передавая сверток ей.
Белое покрывало съехало, открывая покрытое трупными пятнами тельце обезглавленного младенца.
- Ты - тот призрак, которого мы до сих пор не видели... - прошептала Ския, глядя в черные провалы глазниц. - Вовсе ты не сбежала с любовником.
Женщина медленно покачала головой, продолжая держать изуродованный детский трупик на вытянутых руках.
- Я не смогу вернуть его к жизни, - некромантка с усилием оторвала взгляд от ее лица и перевела его на безголовое тельце. - Жизнью это не будет...
Больше всего ее интересовал Хальц, никак не реагирующий на происходящее.
Женщина на мгновение замерла, а затем закричала. Надрывно и так громко, что заложили уши. Ее рот превратился в черную воронку, выпуская из себя темный густой поток пепла.
- Осторожно! – Элиас бросился к Ские, обнимая ее одной рукой, чтобы быть ближе, и ставя вокруг воздушный щит. Поднявшийся вокруг ветер закружил пепел, не давая ему пробиться сквозь преграду, но это был уже и не пепел, а огромная орда мух.

+2

23

Ския невольно согнулась, закрывая уши руками. Надрывный крик длился и длился, но черные мухи бились о подставленный Элиасом щит.
- Держи его... - сипло проговорила Ския. Под ее закрытыми веками полыхнуло зеленым - некромантка выдохнула изгоняющее заклятье.
Волна призрачного пламени прошла сквозь тело женщины - та пошатнулась и изумленно ахнула. Черные мухи посыпались вниз, а женщина вместе с ребенком становилась все прозрачнее, пока не исчезла совсем.
Но она не была изгнана - просто отступила. Это Ския чувствовала.
И тут шевельнулся Хальц. Обернулся и вскинул руку, метнув нож.
Все произошло так быстро, что Элиас не успел даже уследить, как клинок пробил его защитное поле и вонзился в плечо. Он лишь охнул от боли, и заклинание рассыпалось.
Но как? Обычный клинок не пробил бы защиту.
Элиас изумленно взглянул на Хальца, всматриваясь в его ауру. И только тут все понял.
- Хальц одержим, - прошептал он Ские и выдергивая из плеча нож. Хорошо хоть нож еще был самым обычным и угодил в плечо, а не в горло.
Ския, еще более бледная от неожиданности, чем обычно, неверяще уставилась на Хальца. И только теперь, сосредоточившись, разглядела вокруг него двойную ауру - живую и мертвую.
Элиас был прав.
Она бросила быстрый взгляд на своего ученика: рукав его был залит кровью, окровавленный нож он сжимал здоровой рукой. У нее были с собой кровоостанавливающие зелья, вот только времени использовать их не было.
- Хальц! - окликнула она одержимого, и тот перевел взгляд на нее. - Вернее... ты ведь не он, правда? Ты - настоящий хозяин этого дома...
Хальц улыбнулся - уголки его губ вздернулись, но глаза оставались пустыми.
- Верно, - медленно проговорил он. Аура его была холодной, как могильная земля.
Ския заметила у него за поясом еще два ножа. Призрак мастерски умел с ними обращаться - как и с любыми другими предметами пыток, очевидно.
- Для чего ты убил свою семью и своих слуг?
- Они осуждали меня, шептались за спиной, скрывали тайны, хотели уйти, - его голос был монотонным, шепчущим, и весь дом вторил ему шуршащим многоголосием. – Потом, когда я говорил с ними, раскаивались и оставались. Они – моя семья. Вы - нет. Уходите.
Дверь позади Элиаса распахнулась, и его так и потянуло сбежать.
- Это всего лишь твоя паранойя, - Ския отступила на шаг назад. - Ты пытал их, пока они не начинали кричать то, что ты хотел услышать...
- Ты - глупая женщина, - прошелестел дом, и двери за спиной Элиаса вновь захлопнулись.
Невидимая удавка тут же обхватила горло некромантки и вздернула ее куда-то вверх, под потолок.
- Госпожа! – крикнул Элиас, попытавшись схватить ее, чтобы удержать, но не успел. – Отпусти ее, что ты хочешь от нас? – он обернулся к одержимому. Духа можно было изгнать из него, но для этого надо было подобраться поближе и обездвижить тело. Но как оглушить Хальца, если он ждет подвох и нападение? Ничего умного в голову Элиасу не приходило. – Отпусти, и мы уйдем, - попросил он. Под потолок, чтобы помочь Ские, ему тоже было не попасть.
Ския, не ожидавшая того, что дух в теле человека способен на подобное, хрипела и задыхалась, вздернутая его силой. Ноги ее беспомощно болтались над головой Элиаса.
- Т-ты... - просипела она. Глаза ее закатывались, но под дрожащими веками вспыхивало зеленым.
Заклятье, которое ее держало, имело потустороннюю природу. Ту, с которой некромантка вполне могла справиться - если б у нее было хоть немного больше времени. Если б Хальц отвлекся...
- О, многие умоляли меня об этом, - дух в теле старика склонил голову набок, осклабился. - Те, кто пытались переделать мой дом. Те, кто пытались завладеть им, не зная, что я никому его не отдам. Все они в конечном счете всего лишь питали меня своими криками... своей жизнью...
- Но вы сильнее всех, - произнес Элиас.
Хальц обернулся к нему, и удавка на шее некромантки начала слабеть.
- Они не хотели вас слушать, - продолжил Элиас. – Не хотели уважать… Не понимали, что без вас они – ничто. Вы – настоящий хозяин этого дома, - он опустился на одно колено, склонив голову.
Все эти «главы домов» были похожи, что Терен, что этот. Дорвавшись до власти на другими людьми, они уже не могли выпустить ее из рук и признать, что их суждения ошибочны, а действия неправомерны.
- Ты меня понимаешь, - прошелестел дом, отвлекаясь от некромантки. 
- Да, господин, - подтвердил Элиас. 
- Ты можешь остаться со мной.
- С радостью.
Он надеялся, что Ские хватит времени, чтобы освободиться, пока Хальц занят пустым разговором.
Над их головами полыхнуло зеленым, и дух-Хальц изумленно вскинул глаза. В следующий момент поток призрачного пламени опрокинул старика на спину, а Ския, задыхаясь, упала сверху, неловко завалившись набок.
Глаза ее были полны огня, кожа истончилась, и под ней все тем же зеленоватым светом мерцали старые рубцы, волосы наполовину закрывали лицо, длинные пальцы скрючились от напряжения. Но злости в ней было столько, что сил еще на одно изгнание хватило.
- Тварь... - прошипела она, медленно опираясь на руки и приподнимаясь, не сводя глаз с Хальца. - Какая же ты тварь...
Что-то порывом холодного ветра пронеслось между ними, дверь с силой хлопнула - и упала оглушительная тишина.

+2

24

- Госпожа Ския! – Элиас, опомнившись, метнулся к некромантке, сжимая в руке нож и боясь, как бы Хальц не набросился на нее.
Но старик не шевелился. Он был без сознания, но жив. И духа хозяина дома в нем больше не ощущалось.
Ския хрипло и тяжело дышала, и сама больше была похожа, скорее, на злобного духа, нежели на живого человека. Зеленое пламя в ее глазах постепенно угасало.
Она была без сил, Элиас ранен, Хальц без сознания - а главный виновник всех несчастий дома сбежал.
Но теперь они видели его. Они его чувствовали и запомнили. Они смогут его отыскать.
- Сбежал... сучье племя, - прохрипела она, переворачиваясь на спину и отцепляя от пояса свой кошель. - Надо отыскать его сегодня же...
Некромантка умолкла и влила в рот едва ли не половину своего флакона. Задохнулась от жгучего зелья, прогнулась в позвоночнике, на глазах проступили слезы.
- Полей на рану... кровь остановит... - она протянула флакон Элиасу.
Он взял флакон, но смотрел лишь на нее:
- Вам плохо?
- Мне ох-хрененно хорошо... - сквозь зубы прошипела некромантка. - Будет, когда я найду эту тварь...
Элиас несколько мгновений смотрел на нее, прикидывая, не стоит ли вернуть зелье. Вдруг его и для одной некромантки мало? Он-то привычный – перебьется. Но Ския уже не выглядела умирающей, и он все же ее послушал – сел на пол, чуть разорвал побольше окровавленный рукав рубахи, открывая порез, и вылил на нее остаток жидкости из флакона. Кровь тут же вспенилась, рану защипало, боль усилилась, заставив морщиться, но затем стала быстро стихать.
- Спасибо, - Элиас протянул пустой флакон обратно.
Глянул на свою рану, стирая краем другого рукава розовую пену, – свежая кровь уже не шла.
Ския задумчиво взглянула на него, в очередной раз пытаясь понять, как этот мальчишка вообще дожил до своих лет.
- А ты неплохо умеешь... притворяться, - произнесла она, восстанавливая дыхание и вспоминая, с какой готовностью Элиас признал спятившего духа своим хозяином. И был готов отказаться от лечения, лишь бы не страдала она.
До какой степени это в действительности было притворством, и до какой - истинным послушанием, вбитым в кости и плоть? И на что еще был готов ее странный маленький ученик в своем самозабвении?
- Это довольно просто, - Элиас поднялся на ноги, улыбнулся и протянул ей руку, помогая тоже встать с пола. – Всю свою жизнь мне приходилось говорить не то, что я думаю, а то, что от меня хотели услышать.
- Из тебя бы вышел неплохой актер... - Ския встала, не отпуская его руку. - Впрочем, всем в нашем искусстве приходится уметь притворяться...
Она перевела взгляд на лежащего Хальца. Тот медленно дышал и постепенно приходил в себя, недоуменно моргая.
- Эй. Ты меня слышишь? Помнишь, что произошло? - некромантка привлекла к себе его внимание громким хлопком.
- Госпожа Ския… - тот недоуменно моргал. Потом приподнялся и осмотрелся. – А… где мы?
Ския переглянулась с Элиасом. Объяснять что-то о духах и одержимости пожилому человеку? Да его от одной новости только удар хватит.
- Ты вышел из комнаты и задремал здесь. Видимо, все тело свело от лежания на полу, - короткое пояснение некромантки было настолько неправдоподобным, что вряд ли в него можно было поверить. Она, впрочем, и не старалась.
Хальц недоуменно заморгал.
- Я?.. На полу?
- Да, - кивнула Ския, копаясь в своем кошеле. - Ступай к себе в комнату. И вот это возьми, положи в карман и не выбрасывай всю ночь...
Она протянула Хальцу ветку полыни, резко и сильно пахнущей. Такого мощного духа, как Хозяин, она, конечно, не остановит, но он будет испытывать достаточно дискомфорта, если попытается пролезть в тело человека, пахнущего полынью.
- А вы, господин Элиас? - Хальц заметил окровавленный рукав его рубашки.
- Случайно поранился, - подыграл тот некромантке. – Уже все прошло. Простите, что так вышло.
- Да ничего, - старик все еще до конца не мог прийти в себя и потирал рукой лоб. – Подыщу что-то еще.
- Вас проводить до комнаты?
- Нет, доберусь сам.
А когда он ушел, Элиас обернулся к Ские:
- Как будем ловить духа теперь? Он может забиться куда попало в этом доме – он знает его лучше нас. 
Она долго молчала. Вслушивалась в собственные ощущения, в звуки, которые может издавать незримый мир, в малейшие шорохи и стуки этого жуткого, почти живого, под стать своему Хозяину, места. Наконец, улыбнулась едва заметно:
- О да, он непрост, - согласилась Ския. - Но вот она...
Далекий, сдавленный плач женщины, выдохнувшей орду мух, был слышен на самом пределе слуха.
- Думаете… - Элиас тоже прислушался.
Но ответ он итак уже знал. Духи этого дома не только боялись своего хозяина, но и желали от него избавиться, и если уж своими руками это было невозможно, то от чужих они не отказывались. Их со Скией звали, указывая путь, и было бы глупо упустить такой случай.
- Как мне вам помочь? – спросил он, когда уже шли по коридору на голос. – Я могу призвать духа, могу общаться с ним, изгнать – только с помощью ритуала. Поймать его сходу тоже не смогу. Знаю несколько ловушек, но их надо готовить – чертить символы, собирать некоторые предметы. Это небыстро.
- Постарайся узнать, что она хочет за то, чтобы показать нам путь к его убежищу, - отозвалась Ския, пристально вслушиваясь. После подвешивания под потолком она все еще была смертельно бледной, а под кожей нет-нет да и полыхало ядовитой зеленью. - Возможно, если она поймет, что мы готовы избавить ее от него, то станет сговорчивее. Что до ловушки... сколько времени тебе нужно для зачарования?
- Хорошо, - согласился Элиас. – Минут пятнадцать. Я постараюсь начертить быстро. Порошок из трав у меня есть.

+2

25

На этот раз безымянную женщину, жену Хозяина, они отыскали быстро: то ли она обессилела после заклинания Скии, то ли просто не могла убежать далеко.
За очередной медленно открывшейся дверью их встретили холод и мрак, мерное поскрипывание кресла-качалки... и невидящий взгляд пустых глазниц, устремленный вперед, на некромантку и ее ученика.
Она сидела в кресле, по-прежнему прижимая к себе изуродованный трупик, и не попыталась сбежать, когда они подошли ближе.
Элиас собрался с духом и шагнул вперед:
- Мы хотим тебе помочь, - он говорил вслух, хоть знал, что дух и так может понять его мысли. – Освободить…
Женщина смотрела на него пустыми глазницами и не шевелилась. В комнате холодало все больше, Элиас даже видел пар, что шел у него изо рта при дыхании и разговоре.
- Нам нужен Хозяин, - продолжил Элиас. – Если мы заставим уйти его, то дом смогут покинуть и все остальные.
Женщина в кресле повернула голову, глядя куда-то вбок, а затем исчезла. Но не успел Элиас подумать, что провалил все общение, и ее придется искать заново, как та уже появилась вновь – ровно за его спиной – и положила руки ему на плечи. Комната с креслом-качалкой тут же исчезла, и через мгновение Элиас стоял в уже в другой, той самой, где Хальц встречал их со Скией в самом начале. Женщина с пустыми глазницами подошла к камину, положила руки на один из кирпичей каменной кладки, и часть стены тут же ушла в сторону, открывая темный проход.
Видение исчезло. Элиас по прежнему стоял рядом со Скией, только вот кресло-качалка перед ними опустело – лишь до сих пор мирно покачивалось, словно с него только что встали.
- Нам надо обратно, - пробормотал Элиас. – Там проход в стене… Если, конечно, она не хочет нас запутать специально, - запутать или нет – проверить все равно стоило. И хорошо, что она хотя бы собственную смерть показывать не стала.
- В ту гостиную... - Ския нахмурилась, недоумевая, затем лицо ее просветлело. - Ну конечно! Понятно, почему другие духи обходили ее стороной: они боялись вновь столкнуться с Хозяином даже после смерти. А сам он не нападал на Хальца, потому что ему нужно было его тело - поэтому комната и считалась самой безопасной во всем доме. Как просто и умно...
Она действительно могла восхищаться злобным, неупокоенным разумом, подстроившим всю эту картину, без всяких угрызений совести. Из всех духов, которых она до сих пор встречала, Хозяин, пожалуй, был самым сильным, самым яростным в своем безумии, и самым хитроумным.

В гостиной, когда спустились, по прежнему ярко горел камин, и царила тишина. Вот только начерченный на полу круг призыва был уже нарушен – свечи погашены и сбиты в сторону, словно порывом ветра.
- Сюда, - Элиас подошел к стене, как и показывал призрак, откинул в сторону край гобелена и надавил руками на один из кирпичей.
Ничего не произошло.
- Или этот… - он нажал на соседний.
Стена рядом медленно отошла в сторону, отрывая проход и ступени, ведущие вниз. 
Ския помедлила на пороге. Затем повернулась к ученику:
- Оставайся здесь и восстанови круг. За мной не суйся, только всю концентрацию порушишь. Я попробую выманить его сюда... - она снова умолкла, размышляя, - У меня есть мысль, как это сделать.
Эту мысль подсказал ей сам Элиас.
- Хорошо, - он кивнул и отошел от потайной двери назад, доставая из сумки мел. Круг в комнате уже был, оставалось его лишь немного изменить – стереть ненужные знаки, поменяв их на новые, зажечь свечи, спалить на огне порошок из трав и добавить собственной крови. Не так уж и много приготовлений.
Ския глубоко вздохнула и направилась внутрь - вперед и вниз.

Поначалу ступени еще освещались тусклым светом из гостиной, но чем ниже - тем меньше. Их оказалось не слишком много: некромантка насчитала четырнадцать прежде, чем вышла в небольшую квадратную комнату.
На первый взгляд, здесь было абсолютно пусто - голые стены, украшенные запыленными, затянутыми паутиной подсвечниками, в которых давно уже не осталось свечей. Но стоило Черной Баронессе сделать несколько шагов к центру, как подсвечники внезапно ожили - заполнились призрачными свечами, дающими слабое, едва уловимое сияние.
И в этом сиянии она увидела.
Пол по самые щиколотки был залит густой алой жидкостью - кровь была не настоящей, призрачным отзвуком, безумной фантазией давно умершего Хозяина, отражением того, что происходило в его разуме. Здесь и там на поверхность выныривали лица, бледные и восковые, как маски, с закрытыми глазами и безразличными выражениями, плавали в крови несколько мгновений и погружались обратно. У самых ног баронессы на секунды всплыло лицо женщины, показавшей им с Элиасом этот проход - теперь веки над ее отсутствующими глазами сомкнулись, и какими они были на самом деле, по-прежнему оставалось только гадать.
Впрочем, Ския пришла сюда не за этим. Настоящие покои Хозяина ожидали ее.
- Прошу, покажись, - негромко проговорила она, оглядываясь. - Я пришла поговорить и предложить тебе подарок... Хозяин.
У нее не получалось говорить так же раболепно и естественно, как у Элиаса, но она постаралась сделать тон своего голоса максимально спокойным и просительным.
Волны на кровавой луже пошли рябью, и все лица исчезли, кроме одного. Оно смотрело на некромантку и ожидало, что она скажет дальше. Дух заинтересовался, но помня о том, что его уже раз выкинули из полюбившегося тела, не спешил идти на контакт.
- Мы с тобой похожи, - тихо, вкрадчиво продолжала Ския, неотрывно глядя в разумные, наполненные злобной не-жизнью глаза. - Больше похожи, чем ты думаешь. Загляни в мой разум... и сам увидишь.
Она знала, что многие сильные духи способны на это - такой, как Хозяин, десятилетиями напитывающийся чужим страхом и болью, способен точно.
И она раскрыла перед ним свою память.
Лаборатории замка де Энваль, заполненные криками подопытных Черной баронессы. Кровавая картина, которую она отправила своему кузену. Проклятья, которые она практиковала с юности. Ощущение полной власти над другим человеком, ощущение чужого страха - то, что пьянило Хозяина сильнее всего, но было доступно некогда и ей самой.
Они и вправду были похожи куда больше, чем ей показалось вначале. Более того, со временем Саския де Энваль вполне могла стать не Хозяином, но Хозяйкой.
- Я знаю, чего ты хочешь... - прошептала она, ощущая осторожное, недоверчивое прикосновение духа к своей памяти. - И у меня это есть. Юное тело, которое тебе понравилось, гораздо лучше, чем старик Хальц, не так ли? Он будет счастлив впустить тебя, Хозяин... я отдам его тебе, если ты позволишь мне остаться здесь и помогать тебе.
Лицо, наблюдавшее за ней, потянулось вверх из кровавой лужи, вырастая, меняясь и все больше приобретая черты человеческого тела. На какое-то время он завис над Скией, слушая ее слова и раскачиваясь из стороны в сторону, а затем приблизил свое лицо к ее лицу. Призрак не произнес ни слова, да и говорить он, в общем-то, не мог, но некромантка и без слов поняла, что на ее подношение он был согласен. Не ее речь, а ее прошлое, что он успел увидеть, его убедило.
Она не дрогнула и не сделала ни шагу назад, когда он приблизился. Показать духу свой страх - еще хуже, чем бешеной собаке.
- Он тебя ждет там, наверху, - Ския качнула подбородком в сторону ступеней. - Пойдем со мной...

Отредактировано Ския (15.01.2022 20:03)

+2

26

Дух ее послушал. Кровавая фигура потеряла очертания и растаяла, так же как растаяла и вся кровь на полу комнаты. Призрак исчез, и некромантка могла лишь догадываться, что он направился к выходу из своего убежища.
Туда, где его уже встречал Элиас.
Измененный им круг вспыхнул белым огнем, когда призрак пересек черту. Запахло можжевельником, а сам Элиас, замотав в подол рубахи окровавленную ладонь, чуть отступил назад, выходя из ловушки. Круг работал только с духами и не мог задерживать людей – им он вреда не причинял, в то время как призрак Хозяина начал метаться на месте, превратившись в один темный энергетический комок.
Дом завыл. Заскрипели половицы, захлопали двери и ставни. Стекла на окнах покрылись сетью трещин, а затем и вовсе рассыпались.
Элиас не обращал на это ни малейшего внимания – стоял чуть в стороне от взбесившегося духа, и сконцентрировался на заклинании, поддерживающем круг в целостности. Он чувствовал, как другие обитатели дома собираются вокруг, и они не должны были прорвать защиту, помогая своему хозяину.
Но пока что они и не помогали.
Наблюдали.
Ждали.
- Не отпускай! - крикнула Ския, выхватывая из кармана опустевший пузырек из-под целительного зелья. Пустая склянка из алхимического небьющегося сверхпрочного стекла: предмет, максимально не подходящий для заточения духа, но другого, более подходящего, у нее под рукой не было.
Духа возможно запереть в предмете-сосуде. Истории о древних джиннах, заточенных в лампе и исполняющих желания, быть может, и родились на Эльпиде, но любимы были повсюду - а сердцевиной их были такие, как Хозяин. Старые, могущественные, бесконечно озлобленные...
Горе тому, кто выпустит их из заточения. И горе тому, кто попытается засадить их туда - но не сможет.
Она бормотала нужную формулу быстро, отчаянно, видя, как кровавая фигура мечется внутри замкнутого круга, пытается прорваться то к ней, то к Элиасу, беззвучно, но яростно завывает - но Элиас держал крепко.
Пузырек из-под зелья в ее руке начал светиться багровым. Он был уже горячим, и становился все горячее с каждой секундой.
Проклятье твое - стекло, силы твои - воздух, ярость твоя - ничто...
Подчинись. Повинуйся. Войди в свой склеп и оставайся там - вовеки.

Все стихло внезапно.
Дом перестал шуметь, а дух мечущийся в ловушке исчез. Лишь в пузырьке, что держала в руке некромантка, медленно вилась темная, как клубы дыма, субстанция.
Элиас устало опустился на пол прямо там, где стоял. Дух перешел из круга в другую ловушку, и поддерживать заклинание больше не требовалось. Остальные души, что были заточены в доме, расползлись по своим углам, оставив людей в покое. В идеале их надо было бы тоже выпроводить в мир иной, но это могло и подождать: они не были агрессивны и сами хотели уйти – здесь их больше ничего не держало.
- Попался... - Ския дрожащими от напряжения пальцами вытерла выступившую на лбу испарину, подняла бутылек с запертым внутри духом на уровне глаз. В ее зеленых глазах читалось крайнее довольство, даже несмотря на то, что они с Элиасом рисковали, и рисковали сильно.
- Ну и как твои ощущения от поимки такой сволочи? - полюбопытствовала она, садясь на пол рядом с учеником.
- Ужасно.  Я устал так, словно меня вампир высосал, - признался Элиас, улыбаясь. – Но я рад, что все получилось, и мы такие крутые специалисты. И мы выполнили дорогущий заказ… Почти. С остальными духами, думаю, не будет сложно. Кто-то из них и сам уйдет, а остальные не так сильны, чтобы сопротивляться.
- Они уйдут, - махнула рукой Ския. - Завтра проведем остатки ритуала для верности. Я считаю, надо бы содрать с Мориса проценты за такую работу, а не то ведь... - она опасно покачала запечатанным бутыльком, - ...Хозяин и вернуться может.
Она поймала взгляд Элиаса и усмехнулась.
- Не переживай. Я не настолько дура, чтоб его выпускать. Такой сильный и злобный дух - опасное оружие, так что не вижу смысла с ним расставаться. Но Эверетт этого-то не знает...
Некромантка спрятала пузырек в кошелек на поясе и блаженно закрыла глаза.
- Кстати, поздравляю: твоя первая крупная работа... ученик.
- Спасибо, госпожа Ския, - Элиас снова улыбнулся. На этот раз немного смущенно – не привык, чтобы его открыто хвалили. – Без вас я бы давно здесь помер, - и это было сущей правдой.
— Пока ты жив — ты не проиграл, - повторила Ския, усмехнувшись, и снова прикрыла глаза.
Пузырек с пойманным в алхимическое стекло духом остыл, и темная сущность в нем угомонилась. Но она почти не сомневалась, что рано или поздно ей придется применить его силу.
Вопрос времени.

+2


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Архив у озера » Сокровищница » [1 Претишье 1054] Два лика "мертвой головы"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно