03.09. Я календарь переверну и снова третье сентября.... 05.06. Доступ к гостевой для гостей вновь открыт. 14.05. Временно закрыта возможность гостям писать в гостевой. Писать сообщения можно через профиль рекламы (Ворон), либо зарегистрировавшись. 14.04. Регистрация на форуме и подача анкет возобновлены. 07.04. Можно ознакомиться с итогами обновления, некоторые мелкие детали будут доработаны.

В день Чернолуния полагается завесить все зеркала и ни в коем случае не смотреть на собственное отражение.

Лучше всегда носить при себе зеркальце чтобы защититься от нечистой силы и проклятий.

Некоторые порождения дикой магии могут свободно проходить сквозь стены.

В Солгарде все желающие могут оформить заявку на тур по тавернам, включающий в себя 10 уникальных заведений со всех уголков мира, и посещение их всех в один день!

Дикая роза на крышке гроба запрет вампира внутри.

В центре опустевшей деревушки подле Фортуны стоит колодец, на бортиках которого грубо нацарапана фраза на эльфийском: «Цена должна быть уплачена».

Старый лес в окрестностях Ольдемора изменился. Звери изменились вместе с ним. Теперь их нужно убивать дважды.

В провинции Хельдемора не стихает молва о страшной угрозе, поджидающей путников на болоте, однако... всякий раз, когда туда прибывали нанятые охотники, они попадали в вполне себе мирную деревеньку.

Беда! Склеп мэра одного небольшого города возле Рон-дю-Буша едва ли не полностью ушел под землю после землятресения. Лежавшие там мирно тела... пропали.

В окрестностях Рон-дю-Буша есть примечательный город, главная особенность которого — кладбище. Поговорите с настоятелем местной церкви и он непременно отыщет для вас могилу... с вашим именем.

Известный мастер ищет бравого героя, дабы увековечить его благородный лик в камне.

Тролль, которого видели недалеко от деревни на болотах, говорит на общем языке и дает разумные советы напуганным путешественникам, встречающих его на пути.

Книги в большой библиотеке при ольдеморской консерватории начали разговаривать, и болтают они преимущественно друг с другом.

В Керноа кто-то повадился убивать горожан. Обнаруживший неизменно замечает, что из тел убитых растут... зеленые кусты.

В Эльмондо обрел популярность торговец, раз в период заглядывающий в столицу и предлагающий всем желающим приобрести удивительно умных зверей. Правда все чаще звучат голоса тех покупателей, которые утверждают, будто иной раз животные ведут себя странно.

Если в Новолуние поставить зажженную свечу на перекресток - можно привлечь Мертвого Феникса, который исполнит любое желание.

Некоторые представители расы шадд странным образом не нуждаются во сне - они вполне могут заболтать вас до смерти!

Эльфы просто обожают декорировать свое жилье и неравнодушны к драгоценностям.

Дворфы никогда не бывают пьяны, что говорится, «в зюзю». А вот гномы напиваются с полкружки пива.

Бросьте ночью 12 Расцвета в воду синие анемоны, подвязанные алой лентой, и в чьих руках они окажутся, с тем вас навек свяжет судьба.

Оборотни не выносят запах ладана и воска.

В Сонном море существуют целые пиратские города! Ничего удивительного, что торговые корабли никогда не ходят в этом направлении.

Хельдемор не отличается сильным флотом: портовые города в гигантском королевстве ничтожно малы!

Положите аркану Луна под подушку в полнолуние чтобы увидеть сон о будущем!

Благословение Луны, которым владеют представители Фэй-Ул, способно исцелить от любого проклятия в течении трех дней после его наложения.

Джинны огня дарят пламя, закованное в магический кристалл, в качестве признания в любви.

В Маяке Скорби обитает призрак водного джинна, который вот уже пятьдесят лет ждет свою возлюбленную и топит каждого, чья нога ступит в воды озера, окружающего маяк.

Фэй-Ул пьянеют от молока, а их дети не нуждаются в пище первые годы жизни - главное, чтобы ребенок находился под Луной.

Самой вкусной для вампиров является кровь их родственников.

Свадьбы в Аркануме проводятся ночью, похороны - днем. Исключение: день Чернолуния, когда ночью можно только хоронить.

В лесу Слез часто пропадают дети, а взрослый путник легко может заблудиться. Очевидцы рассказывают, что призрачный музыкант в праздничной ливрее играет всем заблудшим на флейте, и звук доносится со стороны тропы. А некоторым он предлагает поучаствовать в полуночном балу.

Не соглашайтесь на предложение сократить дорогу от незнакомых путников.

На острове Чайки стоит роскошный особняк, в котором никогда нет людей. Иногда оттуда виден свет, а чей-то голос эхом отдается в коридорах. Говорят что каждый, кто переступит порог, будет всеми забыт.

Озеро Лунная Купель в Лосс'Истэль полностью состоит не из воды, а из лучшего вина, которое опьяняет сладким вкусом!

Утеха стала приютом целым двум ковенам ведьм: неужто им здесь медом намазано?

В языке эльфов нет слова, обозначающего развод.

По ночам кто-то ошивается у кладбищ подле Руин Иллюзий.

В Фортуне дают три телеги золота в придачу тому, кто согласен жениться на дочери маркиза.

В Белфанте очень не любят культистов.

Не стоит покупать оружие у златоперого зверолюда, коли жизнь дорога.

Кто-то оставил лошадь умирать в лесу Ласточки, а та взяла и на второй день заговорила.

Храм Калтэя называют проклятым, потому что в статую древнего божества вселился злой дух и не дает покоя ныне живущим. Благо, живут подле статуи только культисты.

В Озофе то и дело, вот уже десять лет, слышится звон колоколов в день Полнолуния.

Жители утверждают, будто бы портрет леди Марлеам в их городке Вилмор разговаривает и даже дает им указания.

Чем зеленее орк, тем он сильнее и выносливее.

У водопада Дорн-Блю в Ольдеморе живут джинны воды и все, до единого - дивной красоты.

На Ивлире ежегодно в период Претишья происходит турнир воинов. В этом году поучаствует сам сэр Александер Локхард - личный охранник ее Величества королевы Маргарет!

Все аристократы отличаются бледностью кожи, да вот только в Рон-Дю-Буше эти господы будто бы и вовсе солнца не знают.

В мире до сих пор существуют настоящие фэйри, да вот только отличить их от любого другого существа - невозможно!

Фэй-Ул настолько редки, что являются настоящей диковинкой для всего Аркануме. А на диковинки большой спрос. Особенно на черном рынке...

18 Бурана дверь королевского дворца Хельдемора распахивается всем желающим, бал в ночь Первой Луны.

В 15-20 числах в Лосс'Истэле происходит Великая Ярмарка Искусств - это единственный день, когда эльфы позволяют пройти через стену всем.

10 Безмятежья отмечается один из главных праздников - самая длинная ночь года. в Рон-дю-Буше проводится Большой Маскарад.

42 Расцвет - день Солнцестояния, неофициальный праздник Пылающих Маков в Ольдеморе, когда молодые люди ищут цветок папоротника и гадают.

22 Разгара отмечается Урожайный Вал в Фортуне.

Каждую ночь спящие жители Кортелий подле Утехи выбираются из своих постелей, спускаются к неестественно синему озеру и ходят по его песчаному дну. Поутру их тела всплывают, а селяне всерьез боятся спать.

Арканум. Тени Луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Архив у озера » Сокровищница » Одар Маат | Орк/Вампир | 32


Одар Маат | Орк/Вампир | 32

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

О персонаже

https://sun9-74.userapi.com/impg/BoplgJpIgPbB5npDizRILEXn45Ne1Klxuy1NhQ/cvXDUzImAow.jpg?size=300x300&quality=96&sign=478136371df80b00d78a7585be566368&type=album

Одар МаатПрозвища :: Ода, Дар – любые производные имени

"Откройте рот пошире"

Орк/Вампир | 32 | V. Колесница

Фракция
вольный авантюрист

Мировоззрение:

Нейтральный злой

Род деятельности:

Наёмник-авантюрист, дантист, бродяга

История
     

Рождение дочери шамана

В день, когда родилась Одар, не случилось ничего необычного. Мудрецы не сделали открытий о новых мессиях, астрономы не заметили рождения не единой звезды и даже её собственный отец не соизволил вернуться с военного совета пораньше, дабы взять дочурку на руки и прижать к крепкой груди с какой-нибудь слащаво-пафосной фразочкой. Одар была обычным орком – возможно, чуть более крупным, чем положено младенцу, от чего её мать в один голос с повитухой пророчили появление на свет двойни… но нет. Так или иначе, её история началась именно здесь и всё бы ничего, вот только Одар была единственным ребёнком и как бы ещё родители не желали завести крепкое, многочисленное потомство, природа выразила свою ноту протеста в форме единственной пухленькой дочурки и никого более.

     Тем не менее, в тот день ничто не омрачило радости племени и появление нового члена их общины было встречено одобрительным ропотом. В конце концов, какая разница, какого пола будет новый воин? И время продолжило течь своим чередом. Годы сменялись годами, а девочка росла крепким ребёнком, пусть и её тучность никуда не девалась даже со временем – к восьми годам она могла похвастать тем, что занимала сразу два места на лавке за общим столом. Впрочем, это сложно было списать на изобильное питание, даже с учётом того, что её семья пользовалась благосклонностью вождя и всегда имела доступ к лучшей еде и одежде, благодаря посту, который занимал отец Одар, который был ни больше, ни меньше, местным колдуном. Гордостью их маленького племени, хотя, говоря начистоту, гордиться то было особо и нечем. Вся его магическая сила сводилась к тому, что он немного дружил с огнём, благодаря чему ловко поджигал стрелы в бою у отряда или портки у неосмотрительных врагов, а также мог предсказывать погоду, чем очень гордился, даже учитывая то, что его предсказания сбывались с точностью до наоборот, зато безошибочно. Впрочем, поговаривали, что в молодости ему сулили большое будущее. Первый из клана Ру`Гааш, который поведёт за собой сородичей к славе и почёту. Но годы шли, а с возрастом сила его никак не развивалась, что, впрочем, не мешало ему быть сильным, авторитетным членом общины и войска, благодаря чему он и оказался одним из тех удачливых смельчаков, которым удалось не только отправиться в набег на побережье Улл`Парса, но ещё и выжить. И своей дочери он также пророчил большое будущее, наполненной магией и силой, что, впрочем, с каждым годом подкашивало его всё больше и больше.

Детство и взросление

Одар была самой обычной девочкой и отличалась разве что тем, что больше времени проводила в компании мальчишек-воинов, да поглядывала на других девочек с нетипичным интересом. Отношения с семьей у неё формировались сложно, ведь как единственный ребёнок шамана, которого хоть и невольно, все старались опекать и ждали великих свершений, она по идее должна была быть, или как минимум стать со временем лучше других. Вот только низкий рост, квадратное телосложение и чрезмерная любознательность, загонявшая её, порой, в максимально неловкие ситуации, отнюдь не укрепляли её веру в себя. Выяснить, откуда у кур берутся яйца в заднице. Подкармливать сарайных крыс объедками со стола. Стащить у старосты чернила с перьями и разрисовать спящего отца аккурат в ночь перед важной встречей. Всё это она делала бесхитростно и не задумываясь о последствиях, в результате чего частенько выставляла на посмешище своих уважаемых родителей, а у сверстников была чем-то вроде заводилы для любых шалостей и, одновременно, изгоем. Ведь в любых совместных рейдах на кухню или драках с другими племенами – будучи пойманными, легче всего отделывалась именно она. И даже когда в возрасте четырнадцати лет её внешность резко начала меняться, ситуация отнюдь не пошла на лад. Девочка меньше чем за два года вымахала ростом и теперь приобрела прекрасную привычку биться лбом о дверные проёмы, что, впрочем, наверняка пошло ей на пользу, укрепив и без того мощные кости черепа, чего нельзя сказать о его содержимом. Девочка постепенно превращалась в женщину и с каждым днём вызывала всё меньше усмешек и всё больше, поначалу недоумённых, затем оценивающих, а в итоге и зачарованных взглядов. Казалось, весь жир ей требовался только для того чтобы вырасти за пару лет так, как другие за пяток и удалось ей это, следует признать, отменно. Несмотря на то, что под слоем жирка проявились мощные мускулы, её женские прелести также не отставали. Грудь и бёдра округлились, лицо напротив, вытянулось и всё это слилось в настолько лицеприятную картину, особенно в контрасте с тем, что было раньше, что старейшины снова стали поговаривать, мол дело не обошлось без магии шамана, что вот она – истинная его сила и от девочки следует ждать того, чего не смог её отец.   

     Вот только Одар тошнило от всего этого. Волком готова была выть юная воительница каждый раз, когда в её миске оказывалось чуть больше мяса или после неудачного выпада любимой булавой наставник вместо удара палкой, лишь говорил ей как правильно и шёл хлестать соседа. Хотелось бы сказать, что это закалило её и Одар проникнувшись вселенской мудростью Луны и старых богов жадно впитывала знания, но… нет. Она быстро смекнула, что если от неё ничего не требуют, то и смысла стараться нет. Юная дочь шамана могла позволить себе поспать подольше, пререкаться с учителями и наставниками, а то и вовсе, спорить с отцом так, что крыша их хилого жилища ходила ходуном. Причём возможно, если бы всем это надоело и они поставили бы заносчивую дылду на место, всё бы на том и закончилось, но племя словно помешалось. Одар не долго спит, она набирается сил! Одар не пререкается, она уже сильна настолько, что может давать советы учителям! Одар – будущее шамана и раз тот позволяет ей спорить, значит считает равной…

     Следует заметить, что весь её облик лишь подчёркивал общую идею. Природа и впрямь наградила её острым умом и силой, какая даётся не каждому мужчине. Она уже к двадцати годам была выше самого высокого воина племени, а пропуски занятий хоть и не давали ей преимущества в воинском деле, зато язык её был острее, чем у многих. Но именно это и привело к неожиданной развязке. Вопреки всем чаяниям и планам – однажды шаман не вернулся с общего совета. Через несколько дней до них дошли вести, что старик зарвался и его вызвал на поединок сам верховный вождь и даже дураку стало очевидно, что с этого момента их жизнь изменится. Поставки продовольствия стали доходить с перебоями, а воины стали уходить в набеге всё чаще, возвращаясь всё реже. Хоть никто и не смел высказать общую мысль вслух, но все смотрели на Одар. Смотрели одновременно с надеждой и ненавистью, ведь все их мечты о великом будущем рухнули из-за этой семьи, из-за её отца, а заносчивая девчонка внезапно утратила весь лоск и оказалась для них тем, кем и была на самом деле всё это время.

Обращение

Впрочем, саму Одар это уже не волновало. Ей до одури наскучила вся эта возня и уже через два месяца, когда боевой отряд в очередной раз снарядился в поход, как обычно, на острие копья, она взяла свою булаву, облачилась в подаренные отцом доспехи и отправилась с ними. Конечно, она была слишком молода и это было не принято. Случись такое год назад, её берегли бы в бою, а то и вовсе, не пустили бы, придумав с десяток вполне разумных причин. Но теперь даже мать провожала её молча. Впрочем, даже если Одар и испытывала по этому поводу какие-то сожаления, то они не были ведомы даже ей самой, ибо внутри неё бурлила страсть. Предвкушение будущих приключений, где она наконец могла проявить себя и наконец окропить реликвию своей семьи – огромную булаву, кровью своих врагов. Говоря начистоту, она никогда не задумывалась о целях этой непрекращающейся войны. Для того, чтобы думать о великих целях у орков был вождь, а им оставалось только покрывать себя славой, ну или позором, по обстоятельствам.

     И именно с этого момента начинается настоящая история Одар, ведь своего дома ей больше увидеть не довелось. Их отряд и впрямь оказался на передовой – им доверили разведку и они отнеслись к своему делу со всей душой. Им удалось ловко обойти гарнизонные войска и под покровом ночи пробраться в небольшое поместье, где они рассчитывали разжиться информацией и заодно хорошенько пограбить, да запастись мясом для армии. Возможно её старый отец, будь он в тот момент на её месте и сумел бы почуять неладное, но мозгов у Одар было маловато, а чутьё отсутствовало напрочь. Она была сильной, большой и гордой – этим всё сказано. В тот момент, когда они ликовали, пробравшись за неосмотрительно незапертые ворота, те, естественно, захлопнулись за ними. Девушка лишь успела расслышать свист стрел, да отметить боковым зрением, что парочка её бойцов-неудачников так и пали на месте, ни сделав ни шагу к врагу, как вдруг вокруг них раздался дьявольский хохот. Враги были везде, куда ни брось взгляд. С мечами, ножами, луками – они явно ждали их небольшой отряд, но разве это имело значение? Они – орки! Каждый из них стоил десятка воинов любой из этих слабых местных рас. Даже сейчас, в ловушке, она смотрела на ухмыляющиеся белёсые рожи этих мерзких тварей без страха, свысока. Дожидаться дополнительного приглашения она не стала и взревев, бросилась в гущу схватки, первым же взмахом монструозной булавы буквально размозжив стоявшего перед ней человечка. Кровь хлестнула во все стороны, обрызгав её и других солдат, но что-то пошло не так, как она ожидала. Резкий металлический запах ударил ей в нос, а красная пелена ярости, застилавшая глаза мгновение назад, сменилась лёгким помутнением. Её желудок подпрыгнул к горлу, а земля стала стремительно приближаться…
 
     - Итак господа, что же мы имеем в сухом остатке? Наше стадо пополнилось десятком свежих голов, но главное блюдо сегодняшнего дня – вот этот, крайне забавный экземпляр! Вы только посмотрите на неё… - Первые слова, которые Одар услышала с того мгновения, как потеряла сознание, были ей смутно знакомы. Её отец хоть и пытался обучать её местным языкам, но знания пробивались в её толстый череп очень неохотно и с большими потерями. Девушка уяснила, что она в плену. Связана, в окружении добрых двух дюжин мелких, беломордых тварей. Великие Боги, и вот эти существа правят этой землей? Слабые, мелкие, хрупкие… - Если мои догадки верны, то… - Оратор вышел вперёд и вынул клинок. Одар расправила плечи и выпятила грудь вперёд, не сразу осознав, что осталась без доспехов, лишь в жалких тряпках, скрывавших наготу. – То сейчас мы увидим нечто забавное. Кровожадный монстр, один из тех, которые захватили наше побережье, который… - Резким движением руки он надрезал свою ладонь и хлёстко ударил Одар по лицу. Та хотела оскалиться, клацнуть челюстями и откусить этой твари руку по самый локоть, но всё снова повторилось. Сила ушла из её тела и сознание покинуло её изумлённый разум. – Который боится крови. Не правда-ли забавно? И я предлагаю вам уникальное развлечение. – С этими словами он откинул бессознательную голову Одар и влил ей в рот тонкую струйку своей крови, а затем приложился к её шее своими зубами…

Становление

Не имеет смысла рассказывать о том, каким потрясением для Одар стало то, что она – гордый воин своего народа, теряет сознание от одного вида горячей, живой крови. Ведь до этого момента она никогда не охотилась сама. Да, она видела кровь из разбитых носов или мелких ран на тренировочной площадке, но в реальной схватке всё оказалось совсем иначе и это теперь стало её реальностью. Более того, эти твари – люди, упыри или кем там они ещё были, надругались над самим её естеством и сотворили нечто настолько абсурдное, что лишь извращённый разум способен постичь их замысел. Несмотря на опасения, они отнюдь не стали относиться к ней как к пленнице. Да, она большую часть времени первые месяцы сидела взаперти, пытаясь понять, что же с ней происходит. Она не понимала, но чувствовала, что меняется с каждым днём. Поначалу её лихорадило и выворачивало от одного только вида еды, заботливо оставляемой её тюремщиками в комнате. Поначалу она пыталась сбежать, но силы оставили её и максимум, на что она была способна – это бессильно выть, чувствуя приближение смерти. Её здоровая, зеленая кожа приобретала бледный, как у трупа оттенок, а постоянный голод терзал измученное тело. Впрочем, даже когда она заставляла себя проглотить кусочек-другой еды и даже не выблевать их на ковёр, состояние её не менялось. С одной стороны, уже через неделю ей стало значительно лучше и она могла уже подняться с постели и даже сумела сорвать окна с петель, лишь для того, чтобы увидеть за ними стальные решётки, которые сейчас были ей не по зубам. С другой, чувство безумного голода поглощало её целиком. Она ела всё больше с каждым днём, но лучше не становилось и вот, к исходу второго месяца заточения, её вывели в свет. Хрупкий человек в странной одежде вошел к ней в комнату и приведя пару доводов в виде точных и несоразмерно сильных ударов в челюсть, быстро объяснил ей, что сегодня Одар помогут избавиться от голода и всё объяснят, но только если она будет вести себя со всеми так же, как со своими родными. Конечно, ещё недавно она попыталась бы ценой своей жизни вырваться из заточения, тем более, что путь ей преграждал лишь один мелкий, хоть и необычайно сильный человек. Но её и без того хилый разум ослаб, а воля была на грани. Ей снились сны, в которых она ела и насыщалась, а просыпаясь, чувствовала, как всё её тело скручивало от жестоких спазмов. И так час за часом, ночь за ночью. Она и раньше слышала, от отца, что голод – страшнейшее из проклятий и именно потому порой мясо на их столе принадлежало их врагам, а раньше зачастую и собственным сородичам, но и представить не могла, что всё настолько плохо. Голод – стал её тюремщиком и мучителем, именно Голод с большой буквы. Одар смотрела в ярко красные зрачки глаз этого щуплого человечка, и он представлялся ей титаном, имеющим власть, которая и не снилась их вождю. Ведь он обещал унять голод, обещал укротить врага.

      В тот же вечер, неверным шагом, стараясь не упасть на протяжении бесконечного шествия по десяткам лестниц и коридоров, она вышла в огромный зал и на мгновение решила, что ослепла. Яркий свет заливал огромную комнату, большую часть которой занимали столы и десятки людей. Вычурных, смешных, одетых в странные одежды о которых раньше она только слышала от воинов. Все они сидели, ели, пили и смеялись, но стоило ей войти, как все взгляды обратились к ней. Десятки красных глаз сияли даже ярче света от сотен свечей под потолком. И затем она увидела его. Посреди комнаты, на круглом столе сидел один из её воинов. Друг, с которым она была знакома с самого детства. В уголке её разума что-то  встрепенулось, и она зарычала, сделав шаг вперёд. Затем ещё один и ещё…

      Её ноздри дурманил странный, приятный аромат, который она знала с детства, но не могла припомнить. Этот запах по какой-то причине придавал ей сил и наполнял рот слюной. Смутно понимая, что она делает и чего от неё хотят, она вплотную подошла к орку на столе, протянула руку и хлестнула его по щеке. По залу прокатился раскат неуверенных смешков, но это была и вся реакция, которой она добилась. Нет, существо перед ней было ещё живо, но уже не было тем орком, которого она помнила. Он был истощён, в глазах его теплилась лишь слабя искра сознания и всё же он узнал её. Одар скользнула взглядом по его телу – тощему и измождённому. Неужели и она сейчас выглядит так же? Она взглянула на свои руки, но вдруг заметила источник того самого запаха, который привёл её суда. Измождённый орк поднял руку, по запястью которой стекала тоненькая струйка крови и прошептал:

      - Пей. Они сказали, что ты будешь жить если… выпьешь. Ты сможешь отомстить. Однажды. Пожалуйста. – Судя по всему, эти слова должны были пробудить в ней какие-то чувства, заставить её превозмочь саму себя и выпить крови её сородича, но она уже заметила, что именно творилось вокруг. Это был кровавый пир, где основным блюдом была плоть, а напитком – кровь. На некоторых столах возлежали целые туши… нет, живые люди, орки и другие существа, а сидевшие за столами пристально смотрели на неё. Все смотрели на неё, даже её чёртов сородич. Она судорожно попыталась сглотнуть слюну, но тут же ощутила, как ком подкатывает к горлу. Она – должна? И что же? Орки всю свою жизнь ели чужую плоть, а теперь ей нужно просто выпить крови? Теперь она – упырь, как в страшилках, что рассказывали старейшины? Но если так она сможет выжить…

     Одар перевела взгляд на кровоточащую ладонь и приблизилась. Разомкнула дрожащие губы, прикоснулась к тёплой жидкости языком и тут же почувствовала, что падает. Жуткий удар чуть не выбил из неё дух, когда она плашмя свалилась со стола, но перед тем как отключиться, она увидела, как следом за ней свалился и её сородич, вцепившийся зубами в своё запястье, нанося себе страшную рану и разрывая плоть. Кровь полилась свободным потоком, заливая ей лицо, наполняя рот и стекая в глотку.

      - Я не дам тебе умереть, тупая ты сука. Ты должна мне и всем нам! – Голос воина на мгновение обрёл силу, а в следующее мгновение она очнулась в своей комнате-тюрьме. Свежая и полная сил. Разум отказывался всё это воспринимать. Ей всё ещё казалось, что это просто дурной сон, как если бы она объелась грибов, но всё же реальность била её наотмашь. Огромное зеркало, которое стояло у кровати и которого она совсем не замечала ранее – не отразил её полуобнажённое тело. Лишь смятые простыни. Лишь капли крови на подушке. Одар резко села и схватившись за волосы заорала так, что каждый в этом проклятом доме услышал этот вопль.

     И нет. Месть не стала целью её жизни, да и заточение отнюдь не было тягостным. Возможно, если бы Одар связывали бы с домом какие-либо тесные узы, или же она видела в своих тюремщиках врагов, но нет. Дом всегда был для неё разочарованием, а эти жалкие, хилые существа, хоть и обладающие невиданной силой, всё же не вызывали у неё своим видом ничего, кроме жалости и отвращения. Но в отличие от того отношения, к которому она привыкла – здесь она жила на правах пусть и младшего, но члена этой странной общности упырей. Они смеялись над ней, относились, порой, как к неразумному животному или ребёнку, но вместе с тем – учили. Амсьер – тот самый упырь, который первым посетил её, стал теперь приходить ежедневно и учить Одар, как бы сильно она ни противилась этому. Впрочем, противление имело место быть лишь поначалу. Как только злость, страх и ярости стали воспоминанием, а она внезапно поняла это уже к концу первого года пребывания здесь, девушка внезапно поняла, что стыдится своей глупости. Ей было противно от того, что она была неуклюжей, глупой, не понимала, что ей говорят и не могла выражать свои мысли сама. С этого момента учение пошло куда быстрее. Каждый смешок и жалостливый, надменный взгляд – заставляли её лишь упорнее изучать местные язык и культуру. Да, она оставалась орком, но теперь была ещё и вампиром и что самое ужасное – ей приходилось пить кровь. Впрочем, к счастью для Одар, Амсьер был довольно тактичным тюремщиком и когда понял, что пить кровь живых жертв она не в состоянии от слова совсем, стал приносить ей угощение, смешивая его с травами и специями, подчистую перебивающими вкусы и запахи крови. Это помогло, по крайней мере на время. Впервые она испытала чувство искренней благодарности и к кому? К чудовищу, убившему её друзей и превратившему её саму в монстра. Абсурд, конечно же, но с другой стороны, ещё год назад она и слова то такого не знала – «абсурд».

     Дальнейшая её жизнь была ничем особо не примечательна, за тем лишь исключением, что к исходу второго года жизни в поместье, она наскучила местным обитателям, а её покровитель, тот самый Амьер, который оказался странствующим дантистом, как раз собирался уезжать на, как он это называл, гастроли по материку, путешествуя из города в город. Они быстро нашли общий язык и девушке не пришлось долго напрашиваться – к исходу своего второго года бытия вампиром, Одар стала ещё и дантистом. Точнее зубодёром, так как вырывать зубы – единственное, что ей давалось, а вот тонкая работа вызывала головную боль и тяжесть в животе. Несколько лет они вместе колесили по городам, пока Амьер творил свои тёмные делишки, пока однажды проснувшись, Одар не нашла в повозке письмо, где её дражайший друг сообщал, что вынужден удалиться на несколько дней (или лет) по неотложным делам и доверяет своё заведение (так он величал дряхлую повозку и старую клячу, да набор инструментов) под временное пользование своей юной протеже. С этого момента и начался путь Одар во взрослую, самостоятельную жизнь…

Отличительные черты

     Узнать Одар очень легко даже в толпе других орков. В ней больше двух метров роста, а кожа сплошь бледно-зелёная, почти белая. Красные глаза, в которых блещет хитрость и интеллект, которыми на деле и не пахнет. От природы полностью белые волосы заплетённые в косы и хвосты, как правило носит на бок или собирает в большой пучок на затылке. На правой стороне черепа большой шрам, полученный в жестокой схватке (попытка вынести из дома булаву в шестилетнем возрасте закончилась печально); так же правая сторона шеи и плечо покрыты племенными (прямо из картинки в книжке из коллекции Амьера) татуировками и также разорваны глубоким шрамом (рана, полученная в первой схватке с вампирами, до обращения). Кстати, булава тоже всегда при ней. Полутораметровая, где само навершие занимает до 50см в диаметре.

     Одар не обладает глубокими знаниями и образованием, но очень хорошо понимает мир на интуитивном уровне. Отлично понимая все свои сильные и слабые стороны, старается решать конфликты, раздавив противника своим внешним видом и бравадой, так как прекрасно знает, что в силу панической боязни крови вряд ли сможет нанести более одного удара. И если в схватке один на один это ещё приемлемо, то если противников несколько – фатально. Впрочем, огромная орчиха с внушительной булавой чаще всего те два самые аргумента в споре, к которым оппонент не бывает готов. В основном носит национальную одежду, простую и свободную. Также хранит свои боевые доспехи, но надевает их редко. Иногда, запершись в комнате, наряжается в одно из десятка красивых платьев, что им с Амьером удалось найти по её размеру, но сильно расстраивается отсутствию возможности увидеть своё отражение. Впрочем, не может позволить кому-либо кроме своего наставника видеть себя в таком виде и это пожалуй единственная ситуация, где Одар будет готова совершить тот самый единственный удар без колебания.

     Почти всегда носит при себе набор щипцов для вырывания зубов, так как считает, что это лёгкие деньги и искренне любит это дело. В пределах своей телеги, с инструментом, может даже вернуть на место выбитый недавно зуб (чем иногда занимается, когда не хватает денег на выпивку, предварительно выбив эти же зубы паре-тройке пройдох), и знает множество способов изготовить обезболивающие средства из трав и некоторых насекомых. Если она пригласила вас к себе на чай, стоит пристально следить за склянками и если заметите в своей чашке осадок порошка – бежать никогда не поздно. Одар крайне ленива и вряд ли пустится вдогонку.

Навыки и компетенции

     Несмотря на довольно слабый интеллект в целом, Одар обладает всеми исходными данными для медленного, но качественного усвоения любой информации. Умеет читать и писать (примерно как вы левой ногой), поверхностно разбирается в анатомии тела и глубоко в строении костей черепа. Также может изготовить снотворное или обезболивающее практически из чего угодно. Разбирается в алкоголе и немного умеет готовить (но есть это вы не захотите). Отлично орудует кулаками и тяжёлым оружием.

Связь с вами

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Одар`Маат (01.08.2021 04:53)

+13

2

Репутация и артефакт

Предсказание Посланницы:
«Не сходи с дорог на перекрестках». 

Арх'Амарек
(-5)

Ты - игрушка в их руках, неужели и впрямь надеешься остаться в живых? Беги, чувствуя их взгляды, устремленные тебе в спину. Они тебя не забудут, но лучше не привлекать их внимания.

Орден Белого Меча
(-4)

Они видят в тебе врага и угрозу, ты не заслужишь их уважения: пропасть между вами слишком велика. Стоит единожды оступиться, оказаться не в то время не в том месте, и тебе не видать свободы.

Левиафан
(+2)

Сильные руки им никогда еще не мешали. Попроси, и они сделают тебе предложение, от которого практически невозможно отказаться. Но будет ли путь назад?

0


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Архив у озера » Сокровищница » Одар Маат | Орк/Вампир | 32


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно