поговаривают, мол...

В день Чернолуния полагается завесить все зеркала и ни в коем случае не смотреть на собственное отражение.

Некоторые порождения дикой магии могут свободно проходить сквозь стены.

В Солгарде все желающие могут оформить заявку на тур по тавернам, включающий в себя 10 уникальных заведений со всех уголков мира, и посещение их всех в один день!

Дикая роза на крышке гроба запрет вампира внутри.

В Керноа кто-то повадился убивать горожан. Обнаруживший неизменно замечает, что из тел убитых растут... зеленые кусты.

В Эльмондо обрел популярность торговец, раз в период заглядывающий в столицу и предлагающий всем желающим приобрести удивительно умных зверей. Правда все чаще звучат голоса тех покупателей, которые утверждают, будто иной раз животные ведут себя странно.

Если в Новолуние поставить зажженную свечу на перекресток - можно привлечь Мертвого Феникса, который исполнит любое желание.

Некоторые представители расы шадд странным образом не нуждаются во сне - они вполне могут заболтать вас до смерти!

Эльфы просто обожают декорировать свое жилье и неравнодушны драгоценностям.

Дворфы никогда не бывают пьяны, что говорится, «в зюзю». А вот гномы напиваются с полкружки пива.

Бросьте ночью 12 Расцвета в воду синие анемоны, подвязанные алой лентой, и в чьих руках они окажутся, с тем вас навек свяжет судьба.

Оборотни не выносят запах ладана и воска.

В Сонном море существуют целые пиратские города! Ничего удивительного, что торговые корабли никогда не ходят в этом направлении.

Хельдемор не отличается сильным флотом: портовые города в гигантском королевстве ничтожно малы!

Положите аркану Луна под подушку в полнолуние чтобы увидеть сон о будущем!

Благословение Луны, которым владеют представители Фэй-Ул, способно исцелить от любого проклятия в течении трех дней после его наложения.

Джинны огня дарят пламя, закованное в магический кристалл, в качестве признания в любви.

В Маяке Скорби обитает призрак водного джинна, который вот уже пятьдесят лет ждет свою возлюбленную и топит каждого, чья нога ступит в воды озера, окружающего маяк.

Фэй-Ул пьянеют от молока, а их дети не нуждаются в пище первые годы жизни - главное, чтобы ребенок находился под Луной.

Самой вкусной для вампиров является кровь их родственников.

Свадьбы в Аркануме проводятся ночью, похороны - днем. Исключение: день Чернолуния, когда ночью можно только хоронить.

В лесу Слез часто пропадают дети, а взрослый путник легко может заблудиться. Очевидцы рассказывают, что призрачный музыкант в праздничной ливрее играет всем заблудшим на флейте, и звук доносится со стороны тропы. А некоторым он предлагает поучаствовать в полуночном балу.

Не соглашайтесь на предложение сократить дорогу от незнакомых путников.

На острове Чайки стоит роскошный особняк, в котором никогда нет людей. Иногда оттуда виден свет, а чей-то голос эхом отдается в коридорах. Говорят что каждый, кто переступит порог, будет всеми забыт.

Озеро Лунная Купель в Лосс'Истэль полностью состоит не из воды, а из лучшего вина, которое опьяняет сладким вкусом!

Утеха стала приютом целым двум ковенам ведьм: неужто им здесь медом намазано?

В языке эльфов нет слова, обозначающего развод.

По ночам кто-то ошивается у кладбищ подле Руин Иллюзий.

В Фортуне дают три телеги золота в придачу тому, кто согласен жениться на дочери маркиза.

В Белфанте очень не любят культистов.

Не стоит покупать оружие у златоперого зверолюда, коли жизнь дорога.

Кто-то оставил лошадь умирать в лесу Ласточки, а та взяла и на второй день заговорила.

Храм Калтэя называют проклятым, потому что в статую древнего божества вселился злой дух и не дает покоя ныне живущим. Благо, живут подле статуи только культисты.

В Озофе то и дело, вот уже десять лет, слышится звон колоколов в день Полнолуния.

Жители утверждают, будто бы портрет леди Марлеам в их городке Вилмор разговаривает и даже дает им указания.

Чем зеленее орк, тем он сильнее и выносливее.

У водопада Дорн-Блю в Ольдеморе живут джинны воды и все, до единого - дивной красоты.

На Ивлире ежегодно в период Претишья происходит турнир воинов. В этом году поучаствует сам сэр Александер Локхард - личный охранник ее Величества королевы Маргарет!

Все аристократы отличаются бледностью кожи, да вот только в Рон-Дю-Буше эти господы будто бы и вовсе солнца не знают.

В мире до сих пор существуют настоящие фэйри, да вот только отличить их от любого другого существа - невозможно!

Фэй-Ул настолько редки, что являются настоящей диковинкой для всего Аркануме. А на диковинки большой спрос. Особенно на черном рынке...

18 Бурана дверь королевского дворца Хельдемора распахивается всем желающим, бал в ночь Первой Луны.

В 15-20 числах в Лосс'Истэле происходит Великая Ярмарка Искусств - это единственный день, когда эльфы позволяют пройти через стену всем.

10 Безмятежья отмечается один из главных праздников - самая длинная ночь года. в Рон-дю-Буше проводится Большой Маскарад.

42 Расцвет - день Солнцестояния, неофициальный праздник Пылающих Маков в Ольдеморе, когда молодые люди ищут цветок папоротника и гадают.

22 Разгара отмечается Урожайный Вал в Фортуне.

Каждую ночь спящие жители Кортелий подле Утехи выбираются из своих постелей, спускаются к неестественно синему озеру и ходят по его песчаному дну. Поутру их тела всплывают, а селяне всерьез боятся спать.

Прогуливаясь по улочкам Солгарда, вы натыкаетесь на старуху. Ее уродливое лицо на миг мелькает в свете фонаря, она хватает вас за руку и кричит что-то невнятное. На следующий день все начинают сторониться и избегать вас.

В деревне Уилмот подле Вилмора более 90% детей умирают при рождении и тем странней, что несколько семей отличаются в ней поразительным плодородием.

Администрация проекта: один, два, три.
нужные персонажи
25.07 Открыт набор в новый квест.
18.07 Объявлен новый прогноз астрологов.
Переход на Разгар состоится 1 августа.

Арканум. Тени Луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [47 Претишья 1059 года] На пороге революции


[47 Претишья 1059 года] На пороге революции

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

На пороге революции

https://i.imgur.com/ludEshJl.jpg

Поместье Арабэттов в Солгарде | Ночь Винсент III Арабэтт | Винсент де Крориум | Зарвин Лонгплан | Пантегинет Винлорд V | Миранда

После расцвета 1058 года, Винсент более не появлялся ни на каких званых вечерах, общественных мероприятиях и не участвовал в делах купеческой гильдии. Дела своей компании он решал через главного посредника, своего помощника, а сам минимизировал всякий контакт с внешним миром. Причины неизвестны, и уже в Буран волновали лишь людей, напрямую связанных с его детищем — его поставщиков и клиентов.
Для уже успевших отвыкнуть от вездесущего Третьего Арабэтта, его внезапное приглашение на званый ужин чуть ли не для всех желающих всколыхнуло соловьиные трели. Ожидается, что он объяснит причины своего долгого отсутствия, чуть не приведшие его дело к упадку.

Закрутить колесо Аркан?
да | нет

Отредактировано Винсент III (15.07.2021 15:38)

+5

2

- Он сам не свой с тех пор, как вернулся.
- То есть его вампиризм для тебя это "сам не свой", Виккен!?

* * *

- В самом деле не отражается в зеркале.
- И не оставляет следов.
- Я вчера видел, как он пытался взглянуть на рассвет.

* * *

- Помнишь ту картину? Ее Локус написал для меня. Повесь ее в спальне. Напротив гроба.

* * *

Август Виккен опирался на стену, скрестив руки на груди, и с плохо скрываемым недовольством созерцал вечерние сборы. Швеи носились вокруг Винсента, поправляя ему костюм то там, то здесь. Ситуация очень осложнялась тем, что Винсент не мог увидеть себя в зеркале - а следовательно и убедиться в том, что выглядит хорошо. Именно поэтому он не отпускал от себя Августа далеко - он доверял ему вкусу больше, чем вкусу каких-то портних.
Несмотря на то, что Третий больше думал о том, как выглядит, Рейнард продолжал говорить о скучных вещах:
- Часть охраны замаскирована под гостей, часть я выставил на улицах, балконах и по периметру помещения изнутри, - мужчина вздохнул, положив руку на оружие.
- Я привлек Змей.
Винс тихо шикнул. То ли был недоволен, то ли не хотел обсуждать Левиафан при девках, которым лучше таких разговоров не слышать. Иначе это будет последнее, что они услышат.
Тем временем недовольство помощника достигло своего предела.
- Я считаю, что это просто отвратительная идея. Ты притащил в свой дом всех, кто тебя ненавидит. Или кто будет тебя ненавидеть.
- Меня невозможно ненавидеть, Август.
- Да? Это ты сейчас так говоришь. Думаешь, твоего очарования хватит на целый дом, битком забитый пауками?! Ты ведь вне закона, Винсент!
- Значит мне нужен новый закон.

* * *

Непривычное время для сбора гостей - поздний вечер. Солнце вот-вот окончательно укатится за горизонт, но жизнь в поместье Винсента только начинается.
Множество экипажей с гостями не дает конюхам покоя. Гнедые, серые, вороные - множество коней требуют сена, воды и навеса. Здесь были даже грифоны, мерзкие птицы, что так и норовят укусить за руку. Но собрались здесь все не ради того, чтобы испортить конюхам жизнь. Все интересовало поместье, а если быть точнее, небольшой замок, в котором на долгие недели заперся глава "Ингредиентов и трав".

Праздник был в каждом украшении внутри дома. Несмотря на черные шторы, помещение старалось быть светлым за счет сотен свечей. Лестница. ведущая в жилую часть дома, была украшена живыми алыми розами с огромными шипами. Был и стол для гостей - великое множество закусок на любой вкус. Тут были и любимые яства охотников, заморские фрукты и даже волшебные живые блюда, реагирующие на жевание и прикосновение тихим писком, который даже не слышно среди сотен голосов. Но самое приятное для большинства - это выпивка. О, сколько здесь было вин! И все, на удивление, были красными - бокалы, выставленные в елочку, винные фонтаны и множество лакеев, снующие между гостями с подносами с той же красной жидкостью в тех же глянцевых бокалах.

Людей становилось все больше и больше. Их развлекал небольшой оркестр, отдавший предпочтение этюдам скрипки и контрабаса. Пока не было организатора вечера, каждый гость мог заняться теми делами, которые и приводят их на подобные вечера - в очередной раз обсудить все новости и статьи из газет, знакомить своих юных дочерей с богатыми холостяками, посплетничать о жизни в других городах, позаключать пару сделок и, конечно же, подготовить себя физически и морально к предстоящим танцам! Ведь какой званый вечер без танцев?
Хотя кто-то, наверняка, желал бы начать этот вечер как-нибудь по-своему...

+6

3

- Винсент, не смей нервировать конюхов, отстань от них, ну. – недовольно произнес Гайюс, вершащий Белого меча и поправил свои не по годам пышные, но седые, коротко стриженные волосы. Гайюс был по званию выше Беды, но между ними это ничего не значило. Вершащий прекрасно понимал кем и какой статус занимал Винсент в мече.
- Мне нужно проконтролировать, ты посмотри на них! – Беда с недовольством указал рукой на бегающих мимо него, взмыленных работников конюшни.
- Кони смогут за себя постоять, пошли! – с бОльшим недовольством ответил Гайюс, возвращаясь к Винсенту на несколько шагов.
- У меня от их бешеного вида жопа сопрела! – еще более отчаянно взревел Беда.
- Придумаешь еще несколько сотен причин не идти по пути. Возьми наконец свои яйца в кулак. – примирительно ответил Гайюс, понижая тон голоса.
- А вот это ты зря! – признаваться себе в нежелании идти или трусости Винсент не посмел и поэтому сделал так, как его попросили.
- Ну наконец!

В поместье оказалось намного приятнее, чем выглядело со стороны. Большое количество гостей позволило Потасовщику не напрячься, а наоборот потеряться и раствориться между ними. Парадный плащ Меча Винсент снял при первой возможности, оставив ненужной тряпкой на спинке кресла возле инсталляции из напитков – незачем было привлекать внимание к себе еще больше. Темно-коричневый костюм, с толстыми кожаными вставками в цвет способствовал не выделяться, но меч на поясе – все еще нет. Но с последним воин ничего сделать не мог. Без клинка Винсент был ровно, что голый. 
Гайюс, слава всем богам и богиням, направился поговорить со знакомыми лицами, перестав пытаться затянуть в разговор Беду. Правильное решение, приятель.
- «к чему все это представление и приглашения?» - Винсент поставил еще одну пустую емкость из-под вина на поднос мимо проходящего лакея и направился вдоль столов. Он пытался сделать это максимально праздно, но выходило так себе.
Вычурное приглашение пришло на имя Гайюса. Но пожилой воин на такие мероприятия в одно лицо никогда не появлялся – мало ли что. И это было известно всем. Но ожидали ли организаторы этого «бала», что выбор вершащего падет в этот раз на бессмертного?
Последний вопрос занимал ум Винсента еще некоторое время, пока он наполнял свою тарелку и рот такими-сякими закусками, нарезая круги вокруг стола. Воин не брезговал ничем, у него был не по годам отменный аппетит.   
А пока наступала на пятки все большая, черная и густая темнота. Интересно, расщедрились ли организаторы на разноцветный, громкий салют или сегодняшний прием был ни разу не праздником счастья, вседозволенности, богатства и тщеславия? 

- на кону 10 золотых, кто еще? – громко и весело произнес Винсент, подкидывая несколько раз в пальцах нож и упираясь о круглый столик. Сколько еще бокалов вина успел выпить воин пока не начал «соревноваться» с вельможами?
Игра была простой, но носителей яиц, желающих во всем быть первыми, цепляла. Гайюс неодобрительно покачал головой, отвлекшись от своего разговора, на расстоянии. И спрятал за кулаком растянувшийся рот.
- Всего-то нужно проткнуть виноградину, примерно вот так! – как зазывала произнес Беда и, не вставая с края столика, метнул свой нож в принесенную дощечку, к которой прибили ветку с единственной виноградиной. Но не попал на несколько сантиметров. Было ли так задумано или вино дало о себе знать?
Начинало становиться скучно, а что делал бессмертный когда такое происходило? О, он начинал раскручиваться, как маятник в шторм. Бессмертие, оно такое – душащее душнило.

Отредактировано Винсент де Крориум (19.07.2021 23:27)

+4

4

Собрание в отделе газетчиков предвещало нечто сенсационное. Монтан был так взбудоражен, что юная эльфийка была даже несколько удивлена. Его счастливое лицо так и светилось от восторга, но почему-то он молчал, просто продолжая бегать по зданию. Вскоре, когда все подтянули свои задницы к залу, было дано объявление:

"- Приглашение! Это приглашение в Поместье Арабэттов!"

Молли радостно взвизгнула и захлопала в ладоши, вокруг все загудели, обсуждая эту чудесную новость.

"- И это еще не все! Двое... Двое из вас удостоятся чести посетить это великолепнейшее мероприятие."

Конечно, он не мог поехать сам. Даже будучи тем еще балагуром и авантюристом, подобные публичные мероприятия он обычно не посещал. Журналистка была уверена, что одно из приглашений достанется именно ей, ведь разве мог он не отплатить за все те великие вызволения и всю ту неоценимую помощь? 

Второе же приглашение досталось приятелю девицы, что не могло не радовать. Вечер обещал быть ярким, красочным и полным бомбических новостей! Это был повод познакомиться со знатью, найти себе новые источники информации, написать статью и наделать шума, а также просто приятно провести время.

Маймоллимел собиралась так, словно спешила на собственную свадьбу. Она созвала собрание подружек и они вместе подбирали ей чудесный наряд, предвкушая предстоящие события вечера.

"И так, самое время составить план," - думает Астелла, после чего открывает свой дневничок.

• Быть самой неотразимой этим вечером!
• Познакомиться с кем-то очень важным!
• Насладиться напитками и знатной кухней!
• Собрать много-много материала!
• Найти себе чудесного мужчину на вечер!

Мордашка эльфийки сияет,  план кажется идеальным. Сегодня она точно покорит всех своими сладкими персями, мягкими формами, пышными округлостями, нежными... Ах, к черту перечисления! Её декольте говорит само за себя. Рыжие локоны аккуратно уложены, легкая косметика подчеркивает достоинства, а оливковое платье чудесно сочетается с цветом глаз этой молодой искусительницы.

Сегодня она получит реальное удовольствие.

* * *

Маймоллимэл была готова ко всему. Она собрала всю возможную информацию о Винсенте, подготовилась к возможным светским разговорам и чувствовала себя максимально уверено. Удивительно, как такая простушка могла спокойно держаться в сим знатном общества? Глупость ли, иль мудрость? Самовнушение или самоощущение?
А какая, к черту, разница? Астелла знала одно - если сам себя не любишь, если сам в себя не веришь - никто не полюбит и не поверит. Никто не сделает это за тебя. Она хотела лучшей жизни, и она к ней стремилась, ступала без страха в змеиное кодло, полное склоков и интриг и окуналась в это море сплетен с головой. Её напарник был не так уверен в себе.

- Взбодрись, на твою кислую мину смотреть невозможно, - произносит тихо она, подходя к воротам. Юноша лишь тяжело выдохнул.
- Мне бы твой оптимизм, да твою энергию...
- Мы сами себя создаем, Дэйл.

Вечерний сумрак сменяется на яркие праздничные огни. Оживленность зала поражает, а в глазах журналистки горит детский восторг. Да, она правда заслужила это задание.

Бокал вина, и Дейл, казалось, немного подрасслабился. Молли пока не спешила пить - не смотря на свою любовь к спиртному, все же она была на работе! Впрочем, это не мешало медленно лакать сию терпкую виноградную жидкость. Пока ничего не происходило, Пташка развлекала себя разговорами со знатными дамами и чудесными мужчинами, позволила себе несколько танцев, а затем, насытившись однообразием подобных мероприятий, обратила свое внимание на  слегка престарелого, но статного мужчину. Его  маскулинное лицо было таким притягательным, что Астелла попросту не могла устоять, даже не смотря на наличие трости в его руках. К тому же, кажется, там было интересно! Столько людей вокруг, некоторый шум, отличающийся от привычного...

Эльфийка подплывает ближе и видит довольно забавную картину. Могла ли она упустить возможность поучаствовать в сим соревновании? Конечно же нет!
- Прошу прощения, не позволите ли мне?... - она не заканчивает фразу, ведь и так понятно, чего хочет рыжая Лиса. Местами доносятся пренебрежительные смешки, но нож оказывается в ладонях девицы. Лучезарная улыбка не сходила с её лица, а хитроватый прищур выдавал в ней уверенную в себе особу. О нет, она ни в коем случае не была мастером метания, она даже никогда не пробовала ничего подобного! Но поучаствовать в такого рода развлечении ей показалось чем-то забавным. Молли не видела ничего плохого в том, чтобы слегка выделиться из толпы. Взгляд журналистки падает на мужчину с тростью, она смотрит ему в глаза и слегка играет бровями.  Ох уж эта слабость к сильным мальчикам...

Нож подлетает в её руке, виноградинка опускается вниз. В её светлых очах все как в замедленной съемке. Мэл не сомневается в своей победе, хотя шансов все равно не очень то и много.
Лезвие приближается, и все так странно, что...
- Да! - вскрикивает Астелла, и начинает прыгать и хлопать от радости, словно ребенок. Нож вонзается ровно в виноградинку, и мужчины вокруг издают такие звуки, что журналистка начинает тихо посмеиваться. Чистая удача, ничего более. Сияющие глаза снова смотрят на того, с тростью, в них легко читается довольство собой. Она ждет его слов. Одобрения или похвалы, или чего-то еще. Кто знает?
- Молли, опять начинается. Где ты - там и самая шумная компания, - подходит к ним Дейл, вздыхая.
- Ну ты видел это? Видел?

кинула куб, 8-10 удача. выпало 9. поэтому молли попала. оооо повезло повезло

+4

5

Не в обыкновении Дома Змея — упускать оказию выпустить яд в услужливо подставленную плоть светского мероприятия. В особенности, когда сия возможность довольствовалась и предвосхитила перспективные последствия, изящно уложенные на переливчатом блюде, изготовленном на собственной территории. Именитое семейство Арабэттов не первый год равнялось к авторитету, влиянию и возможностям, предоставленным синдикатом с возмездным великодушием деловой протекции. Вопреки традициям и обычаям партнерского оборота, хозяин фамильного поместья без малого год пренебрегал вниманием и расположенностью Левиафана, очередной сделке и новой поставке предпочитая загадочное уединение и хладнокровное дистанцирование. Не мудрено, что нанимателей связных, ставших доверенными посредниками между властной организацией и своевольным аристократом, с опасной навязчивостью заинтересовал званый ужин.

Учиненный Винсентом III накануне в конец размытого терпения, вечер, интригующе переходящий в ночь, приковывал внимание Солгардских воротил с усердием, достойным политического раскола. Помпезный, неожиданный, щедрый, роскошный, интригующий и таинственный пир присовокуплялся преступным разнообразием гостей и оттененной безумием свободой входа — казалось, что в резиденцию состоятельного торгового семейства стеклись абсолютно все жители города. В том числе те, кто никогда в нем не жил. Близилось нечто сокрытое маской идейного переворота и в обороте томительного молчания таилась, заигрывая с фантазией гостей, причудливая тревога. Усиленная расплывчатыми намеками, изложенными в изящном послании пригласительного письма, она провоцировала на меры, чье назначение не сулило банальное празднество и фактуру привычного торжества.

Она появилась позже. Облаченная в престиж и достоинство, знаменитая в зажиточных кругах Мадемуазель Махаон не нуждалась в представлении и блюдении правил пунктуальности и приличия. Засилье визитеров мероприятия, перемежающихся бурным контрастом должностей, имущественных и социальных положений, статусов и нравов, диктовало особые условия внедрения телохранителей в общий поток телесных перемещений. Профессионально примерив конспирацию и работая под прикрытием, десятки Левиафановских представителей обнаруживали себя в отвлеченных беседах, крайне медлительной дегустации винных роскошеств и якобы скучающих взглядах в свободную от румяных улыбок пустоту. Зная о точном времени прибытия танцовщицы, они повернули головы в унисон обыкновенной мужской заинтересованности. Повернулись и все остальные. Частыми охами и голодными взорами присутствующие сопроводили неприлично привлекательную эльфийку.

Высокая, длинноногая, подтянутая, изящная и грациозная, она плавно перекинула сначала одну, а после и вторую ногу через белоснежный порог эффектной кареты с открытым верхом и, выпрямившись во весь рост, предстала перед благодарной публикой в безупречном эстетическом превосходстве. Осанистая, манерная, обаятельная, провокационная и в определенном смысле издевательская, она зашла в помещение в особенном черном платье, сотканном из шелков и сияющего покрытия. Едва не касающаяся пола, ткань услужливо прятала соблазнительные ноги и не забывала заигрывать с воображением наблюдателя высоким боковым разрезом. Самую малость приоткрывая заднюю группу восхитительных мышц, композиционная условность утверждала искушение зримым отсутствием нижнего белья. Драгоценное и лучистое сияние серебряных волос сказочно уточнило образ элегантным каре, а мистическая, волшебная белизна глаз берегла созерцателя от стыдящего взора спрятанных магией эльфийских зрачков. И все перечисленные достоинства и изыски меркли, угодливо раздуваемые самым пикантным сокровищем воплощенной сексуальности. Обладая не просто вырезом, но совершенно пустым пространством в области груди и ребер, одеяние куртизанки освещало ночь вожделенным идеалом — сочетанием форм и размера, чья упругая красота и безукоризненность без усилий ослабляли даже самую фанатичную выдержку и испытанное самообладание. Завершающим и отделяющим вкус от вульгарности штрихом явилось массивное серебряное колье, что прикрывало вздымающиеся в такт неторопливому дыханию прелести фантастически сложным ветвистым узором оригинальных древесных корней и ветвей. Экстравагантное украшение прятало от наглых служителей низменных ощущений благолепные навершия чувственных наваждений.

Она улыбнулась едва заметно. В изумительной детальности женского образа плененный наблюдатель едва ли мог различить матовое серебро помады, изготовленной в единственном экземпляре для единственного использования единственной дамой и в единственный вечер. Впрочем, улыбаться кому-то или для кого-то она не особо-то и хотела. Хозяева отправили свою самую драгоценную диву не для того, чтобы та наладила дружеские связи и произвела впечатление сугубо ради усиления клиентского круга. Скорее, ради того, чтобы та, после, в изощренной точности передала каждую секунду праздника, и, безопасным, но крайне доходчивым образом напомнила Винсенту о связях, которые тот испытывал непростительно долгое время.

Мероприятие шло своим чередом. Отвлекая на себя внимание большинства присутствующих и совершенно не награждая никого собственным, Зарвин аккуратно и проницательно наблюдала за сменяемостью реплик и жестов, которыми обменивались самые разные гости шумного поместья Арабэттов. В одной из повторяющихся попыток привлечь ее к участию в бессмысленном диалоге, эльфийка разменяла неловкость на разыгранное раздражение. Молча похлопав по плечу случайного и незатейливого ухажера, она развернулась в противоположную сторону и уже через мгновение оказалась стоящей в компании, отличившейся задорным нравом и вычурной простотой развлечений. Чарующая рыжеволосая девушка, искусно обращаясь с ножом и виноградной мишенью, ловко обошла в импровизированном соревновании человека, которого Махаон не рассчитывала здесь встретить.

— Импульсивность натуры и сила во взгляде — энергетика столь же неприличная, сколь и необычная, — обнажая неспешный бархатистый голос, танцовщица легонько коснулась тонкими пальцами покалеченной руки Винсента, стоящего к ней боком, — берегите ее как тайну, которую Вы еще не знаете, и тогда обретете власть, к которой еще не готовитесь, Господин, — не удостоив знакомого взглядом, Мадемуазель Махаон продолжила блистательное шествие в известном лишь ей направлении.

+4

6

Настоящий пират всегда ищет клад, как и Панти, покачиваясь в карете с пальцем в носу. Стоит колесу попасть в дорожную ямку или подскочить на кочке, так бравый пират сможет коснутся пальцем собственного мозга. Но он самозабвенно продолжал ковыряться и коситься в окошко на унылые пейзажи. Его спутник всю процессию пыхтел и фыркал, то отворачивал мохнатую голову, то смотрел на своего командира, размышляя о правильности своего решения вступить в его команду около пятнадцати лет назад.Что тогда, что сейчас он видит наглого пацаненка, заигравшегося в пиратов. Их взгляды пересеклись, зверолюд дернул ушами и треснул лапой по руке капитана.
– Харош, Раум! Возьми платок! – рычащие нотки в голосе льва всегда слышались угрожающе, особенно когда он повышал голос. Он достал свой платок из кармана и всучил капитану.
– А ты говорил, что тебя таким пустяком не выведешь. – вытирая нос и палец, Пан не упустил шанса слегка пнуть зверолюда по ноге, раз уж они так близко сидят, чем вызвал утробное рычание в свой адрес.
Ехать на сомнительное мероприятие особого желания не было. Пантегинету было хорошо наедине с собой в лаборатории под бульканье реактивов, особо не задумываясь об одежде и собственном виде. Ему не часто приходят приглашения, но всë же приходят, приглашают то довольные рабовладельцы с приличным статусом и достатком, то коллеги наподобие Винсента III, мол, не только работой связаны, но и гостем можешь стать. Причин же радовать своим присутствием у Панти не находится. Вся эта вычурность убранств, изыски на столах, надобность следовать этикету вызывают глубочайшую тоску. Он всегда ставил в сравнение светские приемы дяди Хемфорта, правда ему приходилось быть по другую сторону, на кухне или в зале, разнося подносы с напитками. Вся эта разноперая публика только и делала что лясы точила, да поглощала еду, что бедные слуги готовили сутками. Вид разодетых мужчин и женщин, скованных цепями приличия, ставящих мнение друг друга выше своего, только раздражало. Панти как никто другой знает, что в иной обстановке мысли этих же людей будут крутится на похоти и жажде набить брюхо посытнее. Шлюхи и разбойники куда искренней, чем сливки общества.
– Возьми, рожу прикрой свою. – лев протягивает белую фарфоровую маску с узкими прорезями для глаз и рта. На зверином лице сложно увидеть эмоции, кроме злости, но Пан видел, что Ри'Арану неловко предлагать эту илиотскую вещь.
– Зачем? Мы же не на оргию сэра Берфорда едем. – прокручивая в руках эту неудобную вещицу, мужчина понимал, что скрыть лицо маленькая необходимость, дабы его личность не была на слуху, не привлекала внимание тех, кто дружит с законом. Иначе мероприятие могло стать местом облавы Белых Мечей. Кто знает почему Винсент пропал и вдруг объявился, может его завербовали, и он решил собрать многих нелицеприятных граждан под одной крышей, выкупая свою собственную шкуру взамен на свободу коллег. Пускай общество не знает что глава пиратов и разыскиваемый капитан пиратского флота Винлорд - один и тот же человек, все равно попасться в ловушку будет неприятно. Разглядывая маску в своих руках, Пантегинет всë больше жалел, что ему придется потратить время на Третьего. Пускай он всë ещё поддерживал свою деятельность наплаву во время отсутствия, Панти перестал с ним сотрудничать. Не официально, но и заказы на алхимические расходники не делал, найдя более надежного и молодого авантюриста.
Маска вернулась в руки зверолюда, тот лишь вздохнул, пряча еë в походную сумку.
– Раум, веди себя прилично, богами заклинаю. Баб за сиськи не хватай, мужиков по заду не хлопай, два бокала - не более...и ради всего святого ничего не поджигай, я знаю, что ты шашки где-то припрятал. Если что-то взорвется, я тебе ухо отгрызу. Сам попросил проследить за тобой, я вот предупреждаю... – пытаясь почесать шею через ворот неудобного костюма, лев беспокойно махнул хвостом, слегка ударяя кисточкой по носу своего капитана.
– Да понял я! Повторяешь, как маленькому. Буду тише травы, ниже воды...или как там. – хитрая усмешка на шрамированом лице не остаётся незамеченой, но будущим пререканиям не суждено было начаться. Карета остановилась, кучер хотел было слезть открыть двери господам, но вместо него это сделали встречающие слуги поместья Арабэтта.
Сначала вышел Ри'Аран, двухметровый зверолюд фелид в скромном сюртуке и мечом на поясе. Несмотря на диковатый и опасный вид, грива льва причесана и местами заплетена в косы. За ним следом вылез Пантегинет в расшитом золотом черном камзоле на военный манер, в высоких сапогах и с поясной портупеей, на которой крепилась сабля, в украшенных драгоценными камнями ножнах. Практически на каждом пальце было по кольцу с небольшими изумрудами, в мочках ушей по золотому кольцу. Для общей картины нехватало жабо и какой-нибудь шляпы, но от этого пират отказался, ибо уж слишком вычурно.
– Хочу домой. – с абсолютной радостью сообщил Пан своему спутнику, тот чуть не отвесил подзатыльник, но вовремя опомнился, просто положив руку на плечо и слегка подтолкнув вперёд.
Все эти убранства и украшения были далеки, в понимании Пантегинета, от красоты. Он считал это безвкусицей, скопищем предметов, которые радуют глаз, но для создания цельной композиции, цепляющие за душу, у хозяина поместья вкуса не хватило. Дорого-богато - это весь стиль городской аристократии. Проходя мимо столов с едой и выпивкой, пират кривился от отвращения. Живые блюда не впечатляли, а вино… чертова кислятина, по ходу он сможет сдержать обещание ограничиться двумя бокалами, если не сможет уличить момент, чтобы оторваться от Ри'Арана хлебнуть из спрятаной фляги ром. Фрукты на сегодняшний вечер хоть немного повысят настроение пирата, а ещë женщины. Матерь божья! Услада для глаз и повод вспоминать что слюни вовремя подтирать надо.
Из-за своего охранника Панти ловил больше взглядов, а попытки остальных привлечь его к беседе он сводил на нет, отвечая, то он слишком тупой для подобных тем, то слишком скучны их разговлры для него. Как настоящий захватчик, Пан окупировал большую часть блюд с фруктами и методично их поглощал. Да, он чувствовал себя не в своей тарелке, как и лев, застывший безмолвной статуей подле "господина". Оба хотели избавиться от общества друг друга, обязательства не позволяли. Ри'Аран должен следить за капитаном, чтоб тот не натворил дел, а Панти должен куда-то слинять чтоб напиться и натворить дел. Замкнутый круг, где всем неуютно. Впрочем, когда места для еды в желудке не осталось, Винлорд прошелся по толпе цепким взглядом, высматривая какую-нибудь компанию. Не для себя, зверолюду. Того за язык потяни, он мелить им не перестанет, план сбагрить его кому-то надежен, как хельдеморский компас.
Ближе к винному фонтану Панти заприметил группку мужчин с парой дам, вот к ним он и решил вклиниться. Неспеша подошел, покрутился рядом, слушая тему разговора, они как раз обсуждали охоту, делились впечатлениями и весом трофеев.
– Доброго вечера господа, дамы. – приветсвенно склонил голову, вставая к плечу к одному из мужчин. – Вы когда-нибудь занимались морской охотой? Не просто рыбалкой, а именно плаванию с гарпуном? Добыча в море намного превосходит тех же оленей и кабанов на суше, вы в их стихии - в воде, там из лука не постреляешь и нужно быть по-настоящему сильным телом, дабы поймать хоть одну рыбешку. – занимательная тема и самое главное, что Ри'Аран был заядлым морским охотником. Ещë он очень легко заглатывал такие простые наживки. Как говорится, днём с кукурузиной на щуку пошел.
О подобном виде охоты люди особо не знали, пытаясь высмеять эту глупость, но лев за спиной Панти негромко посмеялся, моментально вступая в дискуссию. Что оставалось Ворону? Немного постоять, да по-тихому свинтить подальше от фонтана, где он смог наконец достать флягу и промочить горло ромом. Маловато на вечер, но для настроения хватит.

+3

7

Одинаково одетые лакеи, как на подбор юные и красивые мальчишки, слово крысы пробирались сквозь толпу людей. Они старались не привлекать к себе лишних взглядов, но внимательный взор заметит, что с их появлением что-то в замке изменилось - все будто к чему-то готовились.
Служки передавали хозяйскую волю приглашенным музыкантам, разносчикам вин, охранникам и некоторым гостям. Они действовали по плану, отточенному до совершенства - и пока что ничего не планировало рушится. Но только пока.

Винсент огладил ледяными пальцами рукоять своей трости. Он только сейчас заметил, что раньше на ней всегда оставались капельки пота, но теперь трость будто бы лежала в чехле, а не в человеческой руке. Глаза змеи были до отвращения равнодушными. Арабэтт поднял взгляд на такого же холодного, как змея, Рейнарда и обеспокоенно-недовольного Виккена.
- Что бы не произошло потом, я рад, что вы были со мной.
- Заткни свой рот и не распускай нюни - меня уже тошнит, - фыркнул охранник. Казалось, что еще что-нибудь подобное - и Третий уже не поднимется утром из своего гроба.

* * *

Тяжелые двери, ведущие в жилую часть дома, медленно и шумно отворились не без помощи пары мальчишек. Звезда вечера, сам Винсент III, наконец-то предстал пред взором своих гостей - и тут же возвысился над ними за счет лестницы, которая сейчас разделяла его и кучу собак, пускающих слюни. Их бы спустить с цепей.
Сложно было с первого взгляда сказать, что с Винсентом не так. Но что-то определенно изменилось. Хотя для того, кто его редко встречал и видел вблизи, Винсент был таким же, как на картинах. Разве что не хромал - может, показалось? Он не сделал больше 5 шагов.
- Дорогие гости! - Арабэтт взмахнул рукой и музыка тут же стихла, вынудив людей обернуться на причину, по которой они здесь собрались. Август, его права рука, стоял с положенной ему стороны, всю свою обеспокоенность оставив за дверью. Его нос был вздернут также, как нос его наставника Винсента. Рейнард, облаченный в кожаную броню с клинком наперевес, стоял по левую руку, окидывая всех присутствующих угрожающим взором. Особенно негативно он осмотрел какого-то льва - по нему Рей пробежался взглядом дважды.
- Благодарю каждого из вас, кто нашел возможность и время посетить меня сегодня! Я знаю, что не имел никакого права оставлять своих драгоценных коллег и друзей так надолго без своего общества. О, вы наверняка соскучились по шуму моей трости, - Арабэтт демонстративно постучал ею по полу - до мерзотности громко. Как будто вот-вот проломит ею пол. Короткий наигранный смешок - и Винс продолжает.
- Уверяю вас, у меня была на это причина. И именно она повод сегодня встретиться с вами.

Виккен принял из рук слуги подсвечник с горящими свечами - благодаря ему его лицо окрасилось в приятный оттенок, в то время как Винс блестел все более трупно. И, до кучи, дополнительная тень на земле появилась только одна, когда Винс во время своей речи прошел несколько ступеней вниз, к людям, и, кажется, не собирался останавливаться.
Ему хотелось, чтобы это заметили всякий, даже самый слепой. Арабэтт бегло осмотрел гостей - соловьиные трели можно отличить по горящим глазкам. Хорошо. Их присутствие необходимо. Отряд белого меча - их присутствие нервировало. И, разумеется, Левиафан - Арабэтт коротко кивнул Зарвин, а пирата оставил без внимания. Возможно потому, что терпеть не мог зверолюдов, а одно такое чудовище было как раз рядом с человек. Винса раздражал запах зверья в человеческом обществе. Теперь он чувствовал этот мерзкий запах только острее.
Арабэтт не отклонялся от своего маршрута. Спустившись по лестнице, он двинулся вперед, прямо к закрытым дверям. Ни единого признака хромоты. И ни единого препятствия. Не зная, чего ожидать, люди расходились в стороны. А музыка, которая только что радовала всех гостей, как-то неожиданно сникла. Интересно, как давно?
- Для всех вас это было всего лишь сказкой. Для меня, признаюсь честно, тоже. Я все думал, как такие существа до сих пор не стали всеобщем достоянием. Ведь их так легко... Вычислить. Не буду ходить вокруг да около, дамы и господа.
Каждое слово приближало Винсента к стене. А лакеи, ох уж эти глупые лакеи, даже не открывали двери своему господину. Август остановился у самой двери, потушив свечи. А Винсент тем временем продолжил путь - прямо по своим шикарным обоям. И по ним же стучал тростью, как ни в чем не бывало. Лишь волосы, так тяготеющие к земле, продолжали свисать как положено.
- В сезон Разгара моя жизнь была окончена. Я был убит и обращен в вампира.
Остановился Винсент на потолке. И, подняв голову (или опустив?), Винс глядел на своих гостей. Голод подступал к глотке быстро образующейся пустотой. Или это волнение так захлестнуло новообращенного? Неважно - волнение не могло помешать его делу. Самому важному в его новой жизни. Всех, с кем Винс устанавливал зрительный контакт, он старался очаровывать спокойствием. Чтобы они смогли принять эту новость.. достойнее.
- Я не собираюсь, словно дикий зверь, бросаться на вас. Разве смогу я навредить своим дорогим гостям? И я не собираюсь прятаться в замках в забытых живыми лесах и горах. Я собираюсь продолжать жить среди людей также, как я жил прежде. Ведь смерть не стерла мне память о том, кем я был.
На месте Арабэтта образовался туман. Этот туман, густой и темный, с потолка доплыл по воздуху, наполненному шуршаниями толпы, аккурат до того места, из которого шествие и началось - на лестнице. Возле двери, ведущей в спасательные жилые помещения, где все уже было готово к отступлению.

+3

8

- «что здесь происходит?» - Винсент отвлекся от своей «забавы», внимательно изучая изменившееся поведение слуг – их активность пошла на новый виток. Прислужники все больше напоминали муравьев, точно знающих свои «тропинки» и начавших четко следовать конкретным приказам королевы. И прислуживание гостям было не главной их целью. Неужели кульминация приближалась, готовая поглотить всех присутствующих?
Беда напряженно посмотрел на Гайюса, неоднозначно кивая головой в сторону ближайших слуг. Обрати внимание, приятель – жизнь-то у тебя в единичном экземпляре.
- Прошу прощения, не позволите ли мне?
- Разумеется. – коротко произнес Винсент, наконец отвлекаясь от обстановки вокруг и окидывая взглядом подошедшую.
- Взноса с тебя не нужно, уважаемая. – он не стал ни смеяться над женщиной, решившей влезть в такое дело, ни как-то иначе принижать ее или неприемлемо выделять бросающиеся в глаза ее способности. Беда научился за столько смертей не оценивать стоящего перед ним «человека» только по внешнему виду.
Воин, не жалея ни о чем и не обращая внимания на возгласы мужской толпы, оттолкнулся от столика и вытащил с характерным, резким звуком увесистый нож из дощечки.
- Он тяжеловат. – вежливо, но с каплей иронии все-таки ответил Беда, и протянул вызвавшейся свой нож за прекрасно наточенное лезвие. – «вот хохма, если она попадет.»
Неуверенный взмах некрупной руки, разрезание воздуха ножом и ошеломительный результат не заставили себя ждать. И тотальная тишина собравшихся вокруг гостей в качестве награды, как итог. 
- Да!
Попавшая под удар виноградина несколько секунд сопротивлялась гравитации, но после упала на пол в тишине голосов, отскакивая и оставляя за собой влажные следы. Винсент проследил за ягодой, стараясь сдержать полезшие на затылок глаза. - «напророчил пес.»
Небольшая толпа наконец взорвалась вскриками и возгласами. Женщины были по понятной причине рады победе, она значила для них куда больше, но мужчины – принялись искать подвох. Проигрывать носители XY-хромосом не любили и, прямо сказать, терпеть не могли.
Винсент поднял ошеломленный взгляд на победительницу, сжимая рот, но только на мгновение. Выигрыш, накопленный им за несколько раундов до, Беда с собой все-таки не унесет. Вот жаль.
- Все честно, все всё видели. – наконец отозвался воин, громко и несколько раз аплодируя женщине.
- У меня вопросов нет. – Винсент поднял с центра столика простой, но увесистый мешочек с назначенной наградой и подкинул его победительнице.
- Потрать их на приятные вещи. - все-таки с легко доставшимися тебе деньгами стоило также легко расставаться. Пусть рыцарю повезет в чем-то ином, например, не сдохнуть сегодня.
И стрясти с вельмож денег Беда еще успеет, если захочет облегчить их потные карманы. Разделяй и властвую, так?

— Импульсивность натуры и сила во взгляде — энергетика столь же неприличная, сколь и необычная, берегите ее как тайну, которую Вы еще не знаете, и тогда обретете власть, к которой еще не готовитесь, Господин.
Но правда была в том, что власти Потасовщику было не нужно ни капли. Эй, лучше везенья отсыпьте, господа!
- С меня достаточно тайн и так. – Винсент вздрогнул, не успевая понять, что стало причиной: прикосновение без ожидаемого отвращения к покалеченным пальцам или знакомый чарующий голос, принесший ему одновременно столько проблем и желаемое отмщение.
- Госпожа. – позвал-окликнул Беда куртизанку, не просто так выбирая такое обращение к ней. Это было сделано с определенным им обоим известным подтекстом. При этом никто из них двоих рабом не был, но был кое-какой Рене.
- Спешить - это не привлекательно. – произнес Винсент следом и пришел в движение, оставляя столик и толпу. Было ли это взвешенным решением или порывом, продиктованным желанием знать ответы на вопросы или по крайней мере желанием «поразмышлять вслух»?
Бокал на подносе так и не достиг Махаон. Беда настойчиво, но все еще культурно (насколько это возможно) перехватил пальцы куртизанки своими, телом и спиной направляясь к музыкантам.
- Не откажи в танце. – означало «поговорим.» и максимально тихо, почти без голоса дальше. -… старому приятелю.
Винсент не понимал, что здесь происходит, ему здесь начинало нравиться все меньше. И эта настороженность, и командная суета нервировали. Но может танцовщица знала, и может она могла поделиться своими мыслями-знаниями, по собственному желанию или выгоде. Беду устраивал любой вариант.
- «или это паранойя разыгралась.»
Танец был одним из самых безопасных вариантов завести разговор прилюдно и задержаться мечу и змее рядом. И самое главное – максимально не быть услышанными ненужными ушами. О, последних здесь было завались, как и лиц протокольных.
Это был праздник и отказать в танце означало нагнать на себя стервятников и сплетников. Зачем тогда сюда нужно было приходить – для заговоров и интриг? ха.
- Правильно я понимаю, что никакой резни сейчас не будет? Твой наряд не предназначается для руки-в-ноги. – время терять Винсент был не намерен, поэтому расшаркивания предпочел опустить и начать стандартные танцевальные движения, при согласии второй стороны.
Предостерегающе или задорно звякнули побрякушки на танцовщице – не разобрать. Интересно, в каком настроении была мадемуазель и не без причины ли она подошла к воину.
- «сейчас выясним.» - смотри Беда под колено не подставляйся и береги мягкие места.
Необходимо было не приближаться к зверолюду, тот мог откусить голову за просто так или подслушать разговор. Возможно, все здесь были повязаны и сторонников Белого меча здесь не было от слова совсем.
Последняя мысль заставила Винсента задержать дыхание и отыскать глазами Гайюса. - «нужно уходить.»

— Дорогие гости!
- «Поздняк.» - воин остановился и замер, разглядывая сначала реакцию куртизанки, нескольких гостей и только потом – Винсента III. Они не имели ничего общего между собой, только имя. И это не вселяло надежду, нисколько.
- О, вы наверняка соскучились по шуму моей трости.
- шутка не удалась. к чему все это? – негромко произнес Беда, все больше рассматривая гостей и напрягаясь. Нет ли среди них каких-то подозрительных движений, не пытаются ли перекрыть все входы-выходы?
- Уверяю вас, у меня была на это причина. И именно она повод сегодня встретиться с вами.
- не тяни кота. – нетерпение начинало заполнять желудок и глотку, пальцы Винсента сами собой коснулись яблока меча на поясе. Была ли тень или ненормальная бледность – Потасовщик не видел, не обратил внимание, и не на том был сконцентрирован.
В зале рядом с рыцарем кто-то громко и изумленно выдохнул. И липкая, противная тишина навалилась, сдавливая перепонки.
- В сезон Разгара моя жизнь была окончена. Я был убит и обращен в вампира.
- да таран мне в рот… - Винсент запрокинул голову, теперь сжимая рукоять меча всеми пальцами, наблюдая за «восхождением» вампира.
Слов просто не было, да и зачем?
- «он совсем рехнулся?» - вот это был поворот, вот это выход!

- Ведь смерть не стерла мне память о том, кем я был.
- Винсент III Арабэтт, я Гайюс, вершащий Белого меча, прибыл по Вашему приглашению. Прошу пройдемте со мной, не нужно раскручивать ситуацию дальше. – громко и четко произнес член ордена, пока гомон толпы его не поглотил. Говорил вершащий спокойно и без угрозы, он хотел избежать того, что могло последовать дальше - безумия и хаоса.
- Гайюс, волки тебя задери. – прошипел Винсент, готовясь рвануть к соратнику на помощь. Нервный смех от происходящего театра абсурда застрял в глотке горьким комом, выходя наружу нечленораздельным хрипом-бульканьем.
– Это все бред собачий. – более громко произнес воин, пытаясь привлечь внимание пожилого вершащего.
- Вы достигли того, чего хотели. – добавил Гайюс, делая несколько шагов к вампиру через собравшихся. Толпа начинала приходить в себя.

И в это же время запах сладкой, теплой и красной крови наполнил некоторую часть помещения. Гость порезался о нож Винсента, неосторожно сжав его от эмоций и страха. Юноша зачем-то ранее выдернул его без спроса из дощечки с виноградом, видимо попрактиковаться в метании. Капли крови звонко застучали по полу. – Вот черт.

Отредактировано Винсент де Крориум (24.07.2021 00:48)

+3

9

[За некоторое время до описываемых событий]

Не все гости пожаловали на прием Винсента Третьего в роскошных каретах. По крайней мере пятеро из них прилетели к поместью на своих двух. Да-да именно прилетели. Трое мужчин и две женщины - все в роскошных одеждах, соответствующие их высокому статусу.
Дю-Буши всегда знают, как правильно преподнести себя публике.
Пятеро летучих мышей приземлились на карниз дома. Затаившись в тени, они следили как гости один за другим поднимаются в освещенный изнутри тысячью огнями особняк.
- Может быть нам стоит разделиться? - Спросила мышь, чья шкурка была черной словно беззвездная ночь.
- Думаю это будет хорошей идеей. С другой стороны, нам надо держать марку. - Заметил тот, который был самым большим.
- Да ладно, - Рыжий подобрался к краю карниза и свесился с него, заглянув в высокое окно. - Папа так переживает. Это просто человеческий старикашка, что он может сделать. - Он пожал плечами.
- Если папа сказал, что надо за ним проследить, значит это просто так. - Ответила ему серая вечерница. Рыжий одарил ее кислым взглядом и вздохнул. - Ну может быть я хоть закушу кем-нибудь... эй да шучу я, шучу!! Где уже эта карета, сколько можно ждать?!

Как только он, в окружении своих обожаемых родственников и небольшой свиты изволил появиться на пороге зала, сразу же привлек к себе внимание. Он был Дю-Бушем и для этого не надо было даже смотреть на гербовые знаки на его одежде - весь мир знал, что они почти все рыжие. Иногда Июнь думал, что это и была причина, по которой его когда-то там, когда большинство присутствующих не родились на свет, обратили.
- Ты слишком сурово выглядишь. - Вампир протянул руку затянутую в черную кожу руку и потрепал Келла по светлым волосам. Мальчишка вздрогнули и поежился, уставившись на тарелку. Июнь хмыкнул. Все эти молоденькие на одно лицо.
- Нас прислали не просто так.
- Милый мой, - Июнь закатил глаза и приложился к бокалу вина. Его вкус показался вампира на редкость мерзким, но он заставил себя проглотить оное. Плеваться изысканными напитками было как минимум некрасиво. - Папа просто перестраховывается... тебе нечего бояться, мы же тут не одни. - В толпе Июнь легко различил своих названных родственников.
Вот ведь, никто в них ничего не подозревал. Не зря умные мира сего твердят, хочешь что-то скрыть - выстави на показ.
Вот как Келл например...
Вампир не удержался и погладил мальчишку опять.
Всегда работает.

Когда Арабэтт закончил речь (все это время Июнь следил за ним, не меняясь в лице. Зато Келл явно был в ужасе), рыжий медленно поднялся со стула и захлопал в ладоши.
- Браво! Браво, господин Винсент! -
Его голос был достаточно громким чтобы перекрывать возникший гомон, а личность достаточно известной чтобы никто не посмел его перебить.
Толпа притихла. Кто-то боялся. Кто-то заинтересовался.
- Ваше представление впечатляет, ваши речи будоражат мое сознание. - Он приложил руку к груди в ритуальном жесте. - Но все живущие под светом Луны, - Легкий кивок на зал. - Знают: вампиров не существуют.
- ...я чую запах крови. - Тихо шепнул Келл, подняв широко распахнутые серебристые глаза.

[nick]Июнь[/nick][status]can you feel it? [/status][icon]https://i.imgur.com/pJRqHe4.png[/icon]

+3

10

Поздравления дам сыпались на Молли с разных сторон, она успевала лишь улыбаться и благодарить их за столь теплое отношение к себе. Это и правда было важно для более... Ущемленных слоев общества. Но эльфийку не смущало то, что мужчины искали подвох, не смущало повышенное внимание к собственной персоне - она знала себе цену и была уверена в себе, от чего все эти придирки удачно игнорировались; она любила приковывать чужие взоры к своей нескромной личности и давно к этому привыкла; в конце концов, она просто любила себя достаточно, чтобы не переживать о подобного рода вещах.

Зачинщик всего этого действа отличался от остальных. Он поддержал девчушку, чем вызвал на её лице мягкую улыбку.
- Благодарю Вас, - нежно щебечет Пташка, забирая мешочек, - Это очень любезно с Вашей стороны.
Даже не смотря на то, что это была "всего лишь" удача, для Маймоллимэл это все было далеко не "всего лишь". Ведь ловить такие моменты тоже надо уметь! Не каждый мог родиться под счастливой звездой.

Журналистка только хотела представиться этому статному мужчине, но прекрасная дама притянула все внимание к себе. Молли не могла не отметить то, насколько шикарно выглядела эта красавица. Такая утонченная, таинственная, недосягаемая... Мэл не знала её, но была восхищена до глубины души. До неё даже не дошел смысл слов, что были произнесены этими нежными устами - её присутствие опьяняло. Такая хмельная, цветущая...
Эльфийка почувствовала укол зависти где-то внутри. При всей своей любви к себе, ей казалось, что шансов достичь такого  же уровня практически нет. Сея колдунья очаровала даже этого статного мужчину, одним лишь своим движением!
"Хотелось бы мне так... "-, думается девчушке, пока та смотрит на уходящих мужчину и женщину, -"Молли, все у тебя будет, ты чего? Может она просто выросла в таком обществе! Ты обязательно все наверстаешь!"
Ей было важно подбодрить саму себя, после этого всегда становилось легче. Снова воспряв духом, она спрятала мешочек и обратилась к Дейлу.
- Гордишься мной?
- Хах, еще бы. Пойдем, надо держаться поближе, когда все начнется.

И все началось. Эльфийка могла лишь с изумлением наблюдать за виновником сего торжества. Его аристократичные повадки, одежда прямо таки с иголочки, а эта трость... Из сумочки выхватывается наполовину исписанный блокнот и карандаш, и журналистка уже готова приступать к своему любимому занятию.

— Дорогие гости!

Рука Молли завелась в буйном танце, карандаш выписывал на бумаге каждую буковку быстро и максимально, по возможности, понятно. Каждый хороший журналист обучается этому, коль претендует на какие-то реальные сенсации. А эльфийке нужны были прямые цитаты, посему ей не было дозволено пропускать даже обычное приветствие.

-.... Уверяю вас, у меня была на это причина. И именно она повод сегодня встретиться с вами.

Кажется, сейчас начиналось самое интересное. Винсент осмотрел присутствующих, и в какой-то момент Лисица поймала его взгляд на себе. Лишь на мгновение, но от этого она немного смутилась. Впрочем, их делегацию было абсолютно не сложно отличить - горящие глаза, явная заинтересованность, исписанная бумага.
Очевидно, граф  искал журналистов, и нашел их. И, кажется, он выискивал кого-то еще.
"Хочется ему грандиозного представления... Тогда, я ему такую статью напишу! Еще и интервью у гостей возьму!"

И все продолжилось. И каждое действие мужчины заставляло девушку шокировано открывать рот все шире и шире.
- В сезон Разгара моя жизнь была окончена. Я был убит и обращен в вампира.
Маймоллимэл с удивлением вдыхает воздух, не переставая записывать. То, что происходило сейчас на её глазах - за гранью понимания. Это точно была какая-то магия, никак иначе! Вампиров же не существует. Молли смотрит сначала на Дейла, тот незаметно крутит у виска пальцем, затем Пташка поворачивается и смотрит на человека рядом - мужчину с бородкой, растрепанными волосами и множеством шрамов на лице. Она искала в его взгляде поддержку, даже не смотря на то, что он выглядел не самым благополучным образом. Что он вообще здесь забыл? Бандит какой-то...

Но все живущие под светом Луны знают: вампиров не существует.
- Правда! Для чего же вам нужно это представление? Поднять интерес к своей персоне? Всем же известно, что вампиры - лишь старые сказки. Или за этими баснями вы скрываете нечто более... Какую-то страшную тайну?
Звонкий голосок эльфийки разрезал шум зала, и часть гостей даже затихла, в ожидании ответа. Лисица знала, что рискует, что её могут выпереть с такими вопросами за ворота или даже предъявить обвинения. Но поиск правды для журналиста - опасный и тернистый путь, полный различных возможностей, как денежных, так и смертельных. Астелла же была достаточно импульсивна для того, чтобы идти на такие поступки. А как же не рисковать?

И, конечно же, Молли не могла поверить в подобные россказни. Посему в голове вертелась лишь одна мысль:
"Что-то дед, видимо, настойки забыл выпить, в своей изоляции совсем с ума сошел. Мог бы придумать более правдоподобный информационный повод для своей собственной рекламы. "

+2

11

— И, тем не менее, Вас это привлекло, — Зарвин откликнулась на фразу Винсента игривым полуоборотом и мимолетной тенью издевки в голосе. Она могла позволить себе и большее, однако, испытывала бессознательное желание провести с мужчиной чуть больше времени, чем тот, возможно, заслуживал. Спровоцированный мимолетным участием дамы в непринужденном диалоге, знакомый ухватился за аккуратную женственную ладонь в старательной попытке произвести впечатление вежливого и галантного ухажера. Однако, в уже знакомой Зарвин манере пренебрег жестами и традиционным алгоритмом приличия, что, впрочем, нисколько не исказило эльфийского восприятия. Легонько пошатнувшись от рывка, учиненного симпатией воина, она на секунду полностью доверилась чужой инициативе и, изящно закружившись на месте, угодила в подготовленные танцевальные объятия. Смелости, разбавленной добротной щепоткой импульсивности, Винсенту было не занимать. Все же танцы были вотчиной Махаон и та легко могла воспользоваться медлительным ритмом процессии, чтобы вдоволь поиздеваться над бывшим воителем на открытом плацдарме публичного выступления.
— Господин Винсент, — почти любовно выдохнула эльфийка, охотно переплетаясь с мужчиной в пальцах правой руки, — Вы в уже привычной для меня манере выразительны и скоры на расправу, — играя словами, куртизанка медленно сближалась с партнером, кокетливо демонстрируя тому видимые элементы собственной привлекательности. С последней их встречи минул, наверное, год, и Махаон уже тогда не была низкорослым ребенком, хотя, теперь, и вовсе помутила рассудок мужчины, когда оказалась дышащей великолепной грудью на одном уровне с его головой. При всей исконно боевой и по-хорошему ратной энергетике Винсента, тому не хватало с десяток сантиметров, чтобы визуально восприниматься с выбранной дамой на равных. Вынужденная смотреть на мужчину свысока, эльфийка находила извращенное удовольствие в наблюдении за его кропотливыми потугами задать верный тон разговору.
— Вам стоило бы предложить даме выпить, попутно развлекая ее увлекательным рассказом о былых днях, а только потом — искать славу на поприще умелых танцоров, — она улыбнулась с легким оттенком очарованности и с выученным доверием возложила руку на широкое плечо кавалера, — нет ничего предосудительного в том, чтобы желать моего внимания, но есть унизительная доля разочарования в том, чтобы желать его ради успокоения собственных подозрений, мой драгоценный.

Чтобы почувствовать напряжение и тревогу, вместе с которыми Винсент сопровождал элегантный процесс чувственного взаимодействия, не нужно было быть элитным эмпатом. Достаточно было заметить с какой обходительностью танцор прижимает собственные ноги друг к другу, и в каком беспокойстве его зрачки ищут встречи с меняющейся округой. Она могла и не желала ему подсказывать: все-таки воин мог проявить больше терпимости и обыграть радость от встречи с усердием, достойным светского мероприятия. Вместо этого, он предпочел уязвить Мадемуазель подозрительно прямолинейным вопросом и преступным отсутствием удовольствия от благодатной возможности провести время с ней, а не кем-то из здешних напыщенных визитеров. Так или иначе, а досаду свою Махаон выражать не стала, предпочитая вместо нее потакание, которому затейливый знакомый не учился.

— Сейчас, — она выдержала стратегическую паузу, лениво освобождаясь из хватки завершающегося танца, — нет, — оставив своего спутника наедине с бессилием задать уточняющий вопрос, эльфийка развернулась в сторону лестницы, с высоты которой оповестил о своем появлении более учтивый и трепетный к правилам этикета Винсент. Благозвучие праздничных мелодий и торжественные бокальные отзвуки сменились многозначительной тишиной, разрезаемой глухим символизмом ударов хозяйской трости. Болезненно бледный тон кожи и хладнокровное равнодушие в глазах местного аристократа запечатлелись во власти заинтересованного наблюдения Зарвин, а показательная речь, нанизанная на опасливое двоемыслие, стало эффективным подспорьем для скепсиса. Куртизанка не любила игры, правила которых существовали в воображении лишь одного игрока и потому ей нисколько не импонировал новый образ Арабэтта.

Ее даже не удивило хождение знатного старика по стенам и потолку. Нутро Махаон закипало внутри в тлетворном вареве ярости и раздражения. Ее возмущало, что представитель голубых кровей может так легко пойти на поводу у страха, выраженного опасением за безопасность в качестве представителя вампирского племени. Никакого изящества. Никакой красоты. Никакой задумки. Никакой выгоды. Знаменитый Винсент III — прагматичный делец, хитроумный бизнесмен и представитель голубых кровей, попался в сети страха оказаться отвергнутым обществом. Людьми, которые по рангу крови и социальному положению значили не больше, чем развеянная по ветру пыль — примитивное ничто. Способности и сила, дарованные новой сущностью виновника торжества нисколько не пугали танцовщицу на фоне одолевающих мыслей и гневливости. Внезапно ей стало важно вмешаться в сей театр абсурда и вовсе не по зову обязательств перед имиджем фракции, а лишь для того, чтобы новоиспеченный кровопийца не позорился дальше, стремительно обесценивая уровень и роскошество праздника. Как раз в этот момент из-за центровых столов, в намеренном полумраке освещения, поднялся некто влиятельный и заряженный силой.

Сие наблюдение становилось очевидным — стоило только вслушаться в изысканный, почти мифический тембр голоса, какой-то больший, нежели у Винсента, аристократичный налет манер и взгляд, полный спокойствия и решимости. Зарвин открыла бы рот, если бы могла позволить себе роскошество прилюдного удивления, однако, вместо этого, лишь сильнее воспламенилась в собственной убежденности. Дю-Буши — фактически род основателей Лунной Церкви оказал честь празднеству, учиненному Арабэттом и даже отреагировал прямым отзывом на действия здешнего домовладельца.

Эффект всеобщего возмущения и осадок недоверия к правдивости историй Винсента усилился, когда в активное противостояние мнений вмешалась рыжеволосая девушка — благолепная очаровательница, услужливо утратившая власть над правдой. Задавая кажущемуся все более странным старику каскад последовательных вопросов, она целилась мимо настоящей природы ситуации. Не было никакой магии в особых условиях гравитации для Винсента и не существовало никакой закономерности между тем, что людям хотелось увидеть и тем, что они видели на самом деле. Аристократ, загнавший себя в омут терзаний социальной идентичностью, на самом деле являлся вампиром и для Зарвин в том не было никаких сомнений.

Причиной тому послужил недавний визит одной из таких жестоких, властных, мнительный и по-особому своенравных тварей буквально в эльфийскую постель — на передовую клиентского выбора. И в том не было никакого подтекста. Вампир могла и вампир просто убила бы ее, если захотела. Без всяких сожалений. Без всякого сопротивления. Без всякого права на милость. Вместо этого — беловолосая хищница просто играла с ней и мучила, заставляя испытывать беспомощность перед силой, которую Винсент с такой набожной искренностью прятал во фьордах своих откровений. Нет, для прямолинейности и достоверной открытости ему нужно было не по стенам ходить, а продемонстрировать легкость, с которой свежевырванный позвоночник не с хрустом, но с треском ломается в совершенно безоружных руках старика. Полумеры не могли и не впечатляли никого из гостей мероприятия — люди искали подвох, секретный ингредиент фокуса, а никак не истинное подтверждение произнесенных Винсентом III речей.

— Я отвлеку внимание на себя, — с вынужденным и все же партнерским доверием дива вечера обратилась к исключительно инициативному танцору, — а ты пока успокой своего дурака, — на этом моменте белоснежные глаза эльфийки прозрачным намеком описали дугу между Винсентом и Гайюсом, — не хочу тебе признаваться вот так просто и задаром, но Вы, ребята, в численном меньшинстве. И даже не с одной стороны, — она еще раз взглянула в грузное лицо приятеля, а, после, резко перевела внимание на его более именитого теску.

— Вы — удивительный человек, Господин Винсент, — очередность мнений перехватил изысканно учтивый и мелодичный голос Зарвин, которая теперь с разрушительной уверенностью поднималась ногами по той же стене, что и минутой ранее поднимался хозяин поместья. Ей не требовалось быть вампиром, чтобы обмануть взгляды, а, вместе с ними, и умы присутствующих. Тем паче, что она делала это каждый день, а толпа, собранная под сводами гостеприимной резиденции вина и впечатлений, охотно верила в убеждения, с которыми практически каждый из присутствующих сюда и пришел. Единообразие таких представлений можно было уместить в концентрированную точность высказанной ранее формулировки: «вампиров не существует».

— Организовывая столь чудесное пиршество и помпезное празднество для своих любимых гостей — друзей, деловых партнеров, близких и просто знакомых, Вы не поскупились и на личное участие в сценическом сюжете вечера? Признаюсь, я очарована Вашей новой технологией. Поэтому Вы позвали нас ночью? Полагаю, Ваше долгое отсутствие на рынке предпринимательства — есть симптом особо сложного, кропотливого и стрессового процесса получения патента на столь перспективное и передовое изобретение? Я вся в восхищении! — лукавя и иронизируя, Мадемуазель Махаон нисколько не выдавала реальный подтекст своих фраз и выражений, мастерски и даже гениально приковывая к себе взгляды присутствующих, очарованных иллюзией происходящего. В эту секунду без исключения каждый присутствующий обыватель поверил, что хождению по стенам можно обучиться, а атрибутика «эталонного» вампира — ничто иное, как проформа фольклорного вымысла. Вскоре публика перешла на восхищенные возгласы и подначивала «артистов» свистами, пока настоящая действительность все больше ускользала из замысла Арабэтта.

— Господин Винсент, — куртизанка обращалась к вампиру на расстоянии нескольких длинных шагов, импровизированно «спустившаяся» к тому по ближайшей к лестничным перилам стене, — люди любят загадки, но в манящей их правдоподобности нет настоящей правды: если Вы хотите быть убедительным, то позвольте себе стать большим, чем есть сейчас, — она едва заметно подмигнула, сознавая, что никто, кроме телохранителей аристократа, их более не слышит, — не думаю, что раскрытие Вашего нового естества аккурат Ваше истинное желание, сопоставимое с позициями тех, кто мог бы обеспечить Вашу же выживаемость, — эльфийка не надеялась, что владелец имения ее услышит, а тем более — поймет. Ее фраза носила скорее предупредительно-рекомендательный характер и являла собой следствие кажущейся победы в идейном противостоянии. Люди в зале, судя по усиливающему гомону голосов, начинали терять интерес к театру физических допущений и теперь скучали лишь по так безжалостно отобранной у них музыке.

+3

12

Время шло неумолимо долго, каждая минута будто просачивалась сквозь растопыренные пальцы сыпучим песком, безвозвратно утекая. Ром немного спасал, разгоняя кровь по жилам и создавая видимость наслаждение изысканностью вечера в виде натянутой полуулыбки. Взглядом Пантегинет старался изучать собравшийся контингент, кого-то он узнавал из-за общего кружка интересов и таких знакомых оказалось больше пяти, возможно где-то ещё ходят не в поле зрения.
В спину кто-то толкнулся, приложившись лбом о лопатки, тихо ойкнул и начал тараторить извинения высоким девичьим голосочком:
– Простите, пожалуйста, мистер, я была неаккуратна.
Развернувшись к миледи, Винлорд увидел перед собой совершенно классическую барышню в пышном бледно-голубом платье с открытыми плечами и ключицей, миловидным круглым личиком с пухлыми губками-бантиками и кудряшками пшеничного цвета. Девушка пыталась скрыть частое дыхание, но пират недаром засмотрелся на еë ключицы и часть груди пред холмиками соблазна. Очевидно она от кого-то бежала или просто устала от танцев, но в виду юного возраста, как мог предположить Панти, она здесь с родителями и еë пытаются сосватать.
– Не могу простить столь бестактную мадемуазель. – еë глазки распахнулись от легкого ужаса, неужели она могла оскорбить кого-то таким пустяковым столкновением. Наверняка в кудрявой головушке крутилось сколько проблем будет, если маменька али папенька узнают о еë проступке. Панти же был доволен своей догадк ой, что и глаза девушки голубые, как и еë платье.
– Придется мне забрать Вас на танец, дабы Вы могли искупить свою вину. – сомнительный ангажемент вышел, зато поклониться и протянуть даме свою руку Панти не забыл. Девушка слегка опешила, посмотрела по сторонам и все же вложила свою ладонь в руку разбойника.
Да, пират не понаслышке знаком с этикетом, способный с поразительной легкостью ассимилироваться в высшем обществе, не выдавая в себе человека, чьи моральные устои далеки от нормальности. Лишь шрамы на лице остаются визитной карточкой, да золотой зуб, мелькающий в улыбке.
В танцах Панти был не хуже многих, но далек от совершенства, в тавернах и прочих питейных заведениях за ровное вышагивание и плавность движений можно получить лишь насмешки. Тело помнило уроки, оплаченные старым контрабандистом Сигурдом в далеком прошлом, сейчас он мог сказать с того света "молодец, сучонок, отработал золотой!". Девчушка оказалась хорошим партнером, еë так легко было вести за собой, только на разговор она особо не шла, все еще выглядя напуганной. Из вежливости назвала своё имя и на этом молчок. Не столь важно, Панти забыл как еë зовут практически сразу, переключаясь на рассматривание тех, кто был вокруг. От взгляда не утаилась суета слуг, готовившиеся к появлению организатора шумных посиделок. Глянув на двери позади, Пан убедился, что они закрыты. Интересно, на ключ или засов снаружи? Хотя, на все случаи жизни всегда есть окна. Ощущение легкой интриги вместо беспокойства дарило успокоение, теперь, когда вокруг становится что-то непонятно и тревожно, Панти чувствует себя в своей тарелке.
С окончанием музыки, пират останавливает танец, как и все прочие. Девушку он отпускает и устремляет взор на явившего себя Винсента III. Он как-то всегда выглядел хреново, Пан не назвал бы его совсем уж стариком, всего-то сорок пять с небольшим, в таком возрасте жизнь многих, кто решился ступить на пиратское судно, только начинается. Так что, вид Винса был скорее болезненным, а внутренне состояние передавал с налетом деда за шестьдесят. Сейчас же из далека ему все семьдесят. Но как бы Пантегинет не обижался на коллегу-контрабандиста, он не мог не радоваться встрече, пусть и не личной один на один.
Пока Третий разыгрывал вступление, Ри'Аран пробрался к своему капитану, кладя руку ему на плечо. Без слов, чтобы тот знал о присутствие старпома.
Он не хромал и как-то даже спину распрямил, выглядел более уверенно, а как по стене пошел, загляденье. Пфф! Винлорд, знакомый с вампирами не понаслышке, закусил нижнюю губу, чтоб не начать орать какой Винс пройдоха, принял бессмертие и теперь ходит хвастается. Толкнув локтем Кота в бок, показав рукой чтоб чуть башку лохматую опустил, зашептал.
– Ставлю сотку, что скоро начнется заварушка – прикрыв рот ладонью, развеселенный капитан сдерживал хихиканье. Лев же вздохнул, стараясь также тихо ответить.
– Если еë начнешь ты, то я не играю. – дальнейшее обсуждение переросло во взаимные тычки и пересчет ставки на пальцах, чтоб не привлекать к себе внимание. Пусть этим вниманием довольствуется Третий.
Как итог, пятьдесят золотых, если заварушка начнется, сто пятьдесят отдаст Пан, если начнет он, двести, если начнет Панти и с кем-то скооперируется.
Столь спокойное отношение к вампиризму выработалось у пиратов, а конкретнее у команды "Мола-Мола", из-за Касандра Дю-Буша, часто выступающего, как заместитель главы. Пока на памяти Панти Кэсс единственный вампир, который предпочитает мирное существование с работой и утолением мирских страстей. Вроде политику мира ведёт семья Дю-Бушей, есть и другой клан, но его Пан не помнит. Неохотно хотелось верить, что Винсент III стал частью одной из вампирских семей. Осталось понять к какой именно семье теперь принадлежит Винс, либо он просто сказал что кровосос, либо с целью пустить гостей на кебаб, напугав перед этим.
Некоторые гости подали свой голос, заставляя смотреть то в одну, то в другую сторону. Очнулись Белые, дав причину Панти дернуть Кота за рукав, чтоб помнил о ставке. Сам пока он вернулся к одному из столов, взял бокал вина и попытался изобразить из себя опытного сомелье. Нюхал содержимое, различия нотки вишни, сделал глоток, погонял во рту, вяжет, однако вкус помимо фруктов напомнил кедровые орешки и корицу. Не так уж и плохо! Грешно вином напиваться, но Панти не святой, поэтому бокал начал быстро пустеть, разговоры самых громких отвлекали толпу. Ему тоже хотелось кое-что сказать. Создавалось впечатление, что с минуты на минуту все начнут галдеть и он не сможет даже личную аудиенцию попросить. Все еще оставалось загадкой зачем двери закрыты и закрыты ли они наглухо.
Допив бокал и поставив его аккуратно на скатерть, Панти подошел к ближайшему стулу, ведя подушечками пальцев по спинке. Встал позади, взялся за спинку, пока эльфийка завершала свою попытку оправдать поведение хозяина балла. Затем поднял стул и со всей дури швырнул его на стол, разбивая посуду и бокалы. Белые скатерти окрасились красным, еда повалилась на пол, народ решил отойти подальше, некоторые дамы даже вскрикнули. Панти продолжал скидывать посуду и не без усилий перевернул второй по соседству стол с яствами. Абсолютно счастливый с улыбкой от уха до уха, он повернулся к лестнице, убеждаюсь, что смог обратить на себя долгожданное внимание.
– Ой! Я такой неуклюжий! – рассмеялся пират, пока на его фоне зверолюд закрывает рукой глаза со стыда.
– Во-первых, Винсент, ты идиот. Почему? Догадаешься сам когда-нибудь. Во-вторых, ты теперь Дю-Буш или другой семье принадлежишь? Я забыл кто там. Просто интересно сегодня будет кровавая баня или твои няньки здесь чтоб присмотреть за тобой? – не акцентируя особого внимания на отдельных гостях, лишь предположил, что за новообращенным будет смотреть кто-то старший из семьи. Сделав шаг к лестнице, мужчина подпнул ногой зеленое яблоко, опустив взгляд, он поспешил его поднять, потереть о ткань камзола и откусить кусочек. Хотелось устроить целый монолог о том насколько Винсент не прав, поступая так на этом вечере, но он большой дядя и сам разберется со своими проблемами.

Отредактировано Пантегинет Винлорд V (Вчера 19:04)

+3


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [47 Претишья 1059 года] На пороге революции


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно