поговаривают, мол...

В день Чернолуния полагается завесить все зеркала и ни в коем случае не смотреть на собственное отражение.

Некоторые порождения дикой магии могут свободно проходить сквозь стены.

В Солгарде все желающие могут оформить заявку на тур по тавернам, включающий в себя 10 уникальных заведений со всех уголков мира, и посещение их всех в один день!

Дикая роза на крышке гроба запрет вампира внутри.

В центре опустевшей деревушки подле Фортуны стоит колодец, на бортиках которого грубо нацарапана фраза на эльфийском: «Цена должна быть уплачена».

Старый лес в окрестностях Ольдемора изменился. Звери изменились вместе с ним. Теперь их нужно убивать дважды.

В провинции Хельдемора не стихает молва о страшной угрозе, поджидающей путников на болоте, однако... всякий раз, когда туда прибывали нанятые охотники, они попадали в вполне себе мирную деревеньку.

Беда! Склеп мэра одного небольшого города возле Рон-дю-Буша едва ли не полностью ушел под землю после землятресения. Лежавшие там мирно тела... пропали.

В окрестностях Рон-дю-Буша есть примечательный город, главная особенность которого — кладбище. Поговорите с настоятелем местной церкви и он непременно отыщет для вас могилу... с вашим именем.

Известный мастер ищет бравого героя, дабы увековечить его благородный лик в камне.

Тролль, которого видели недалеко от деревни на болотах, говорит на общем языке и дает разумные советы напуганным путешественникам, встречающих его на пути.

Книги в большой библиотеке при ольдеморской консерватории начали разговаривать, и болтают они преимущественно друг с другом.

В Керноа кто-то повадился убивать горожан. Обнаруживший неизменно замечает, что из тел убитых растут... зеленые кусты.

В Эльмондо обрел популярность торговец, раз в период заглядывающий в столицу и предлагающий всем желающим приобрести удивительно умных зверей. Правда все чаще звучат голоса тех покупателей, которые утверждают, будто иной раз животные ведут себя странно.

Если в Новолуние поставить зажженную свечу на перекресток - можно привлечь Мертвого Феникса, который исполнит любое желание.

Некоторые представители расы шадд странным образом не нуждаются во сне - они вполне могут заболтать вас до смерти!

Эльфы просто обожают декорировать свое жилье и неравнодушны к драгоценностям.

Дворфы никогда не бывают пьяны, что говорится, «в зюзю». А вот гномы напиваются с полкружки пива.

Бросьте ночью 12 Расцвета в воду синие анемоны, подвязанные алой лентой, и в чьих руках они окажутся, с тем вас навек свяжет судьба.

Оборотни не выносят запах ладана и воска.

В Сонном море существуют целые пиратские города! Ничего удивительного, что торговые корабли никогда не ходят в этом направлении.

Хельдемор не отличается сильным флотом: портовые города в гигантском королевстве ничтожно малы!

Положите аркану Луна под подушку в полнолуние чтобы увидеть сон о будущем!

Благословение Луны, которым владеют представители Фэй-Ул, способно исцелить от любого проклятия в течении трех дней после его наложения.

Джинны огня дарят пламя, закованное в магический кристалл, в качестве признания в любви.

В Маяке Скорби обитает призрак водного джинна, который вот уже пятьдесят лет ждет свою возлюбленную и топит каждого, чья нога ступит в воды озера, окружающего маяк.

Фэй-Ул пьянеют от молока, а их дети не нуждаются в пище первые годы жизни - главное, чтобы ребенок находился под Луной.

Самой вкусной для вампиров является кровь их родственников.

Свадьбы в Аркануме проводятся ночью, похороны - днем. Исключение: день Чернолуния, когда ночью можно только хоронить.

В лесу Слез часто пропадают дети, а взрослый путник легко может заблудиться. Очевидцы рассказывают, что призрачный музыкант в праздничной ливрее играет всем заблудшим на флейте, и звук доносится со стороны тропы. А некоторым он предлагает поучаствовать в полуночном балу.

Не соглашайтесь на предложение сократить дорогу от незнакомых путников.

На острове Чайки стоит роскошный особняк, в котором никогда нет людей. Иногда оттуда виден свет, а чей-то голос эхом отдается в коридорах. Говорят что каждый, кто переступит порог, будет всеми забыт.

Озеро Лунная Купель в Лосс'Истэль полностью состоит не из воды, а из лучшего вина, которое опьяняет сладким вкусом!

Утеха стала приютом целым двум ковенам ведьм: неужто им здесь медом намазано?

В языке эльфов нет слова, обозначающего развод.

По ночам кто-то ошивается у кладбищ подле Руин Иллюзий.

В Фортуне дают три телеги золота в придачу тому, кто согласен жениться на дочери маркиза.

В Белфанте очень не любят культистов.

Не стоит покупать оружие у златоперого зверолюда, коли жизнь дорога.

Кто-то оставил лошадь умирать в лесу Ласточки, а та взяла и на второй день заговорила.

Храм Калтэя называют проклятым, потому что в статую древнего божества вселился злой дух и не дает покоя ныне живущим. Благо, живут подле статуи только культисты.

В Озофе то и дело, вот уже десять лет, слышится звон колоколов в день Полнолуния.

Жители утверждают, будто бы портрет леди Марлеам в их городке Вилмор разговаривает и даже дает им указания.

Чем зеленее орк, тем он сильнее и выносливее.

У водопада Дорн-Блю в Ольдеморе живут джинны воды и все, до единого - дивной красоты.

На Ивлире ежегодно в период Претишья происходит турнир воинов. В этом году поучаствует сам сэр Александер Локхард - личный охранник ее Величества королевы Маргарет!

Все аристократы отличаются бледностью кожи, да вот только в Рон-Дю-Буше эти господы будто бы и вовсе солнца не знают.

В мире до сих пор существуют настоящие фэйри, да вот только отличить их от любого другого существа - невозможно!

Фэй-Ул настолько редки, что являются настоящей диковинкой для всего Аркануме. А на диковинки большой спрос. Особенно на черном рынке...

18 Бурана дверь королевского дворца Хельдемора распахивается всем желающим, бал в ночь Первой Луны.

В 15-20 числах в Лосс'Истэле происходит Великая Ярмарка Искусств - это единственный день, когда эльфы позволяют пройти через стену всем.

10 Безмятежья отмечается один из главных праздников - самая длинная ночь года. в Рон-дю-Буше проводится Большой Маскарад.

42 Расцвет - день Солнцестояния, неофициальный праздник Пылающих Маков в Ольдеморе, когда молодые люди ищут цветок папоротника и гадают.

22 Разгара отмечается Урожайный Вал в Фортуне.

Каждую ночь спящие жители Кортелий подле Утехи выбираются из своих постелей, спускаются к неестественно синему озеру и ходят по его песчаному дну. Поутру их тела всплывают, а селяне всерьез боятся спать.

В деревне Уилмот подле Вилмора более 90% детей умирают при рождении и тем странней, что несколько семей отличаются в ней поразительным плодородием.

Администрация проекта: один, два, три.
нужные персонажи
24.09 Осталось 4 дня до окончания прогноза астрологов.

Арканум. Тени Луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Архив у озера » Сокровищница » Лукреция | Вампир | 132


Лукреция | Вампир | 132

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

О персонаже

https://cdn.discordapp.com/attachments/849753007000518658/849753534664147035/sas.png

Лукреция Флобелль

"Не кричи, дитя... пока что. Очень скоро ты ощутишь всю богатую палитру боли, а твоё кровь станет сладкой словно вино!"

Вампир | 132 года | Жрец

Фракция:
-

Мировоззрение:

Нейтральный злой

Род деятельности:

Кровопийца, графиня в бегах и поисках истинного бессмертия

История

В родовой замок рода Флобелль, который располагался на границе королевства Хельдемор и земель Рон-дю-Буша, в очередной раз пришло горе. Граф Гильйом Флобелль, глава семейства,  на смертном одре то шептал молитвы, то срывался в истерику. Лекаря, который мог хоть как-то облегчить его страдания, он сам же и прогнал, поскольку тот посмел высказать довольно крамольную мысль – дескать, причина хвори, которая преследовала благородный род, отнюдь не в страшной порче, насланной врагами или недоброжелателями. Он не желал слушать о наследственных заболеваниях, а на слове «кровосмешение» главу дома объяла неистовая ярость, он обозвал ученого человека  лжецом и негодяем, и если бы не одолевший недуг, то наверняка бы набросился на него с кулаками.

Четырнадцатилетняя Лукреция словно завороженная смотрела на то, как с каждым мгновением жизнь покидает её отца, во взгляде которого будто смешались ярость затравленного зверя и обреченность идущего на казнь узника. Покидая этот мир в страшных мучениях, Гильйом Флобелль проклинал всех и вся, включая собственных жену и детей, единственных, кто стояли перед его кроватью в эти последние минуты. Девочка хотела что бы это скорей закончилось, но даже когда глава семейства наконец испустил дух, на его мертвом лице не отобразилось ни намека на упокоение – посмертная гримаса отображала лишь нечеловеческое страдание, которое, казалось, будет длиться вечно.

Впервые наяву столкнувшись с таким явлением как смерть, разум девушки пришел в ужас и смятение. В сказках гибель героя была описана как кульминация, нечто трагическое и жертвенное, но Лукреция видела лишь болезненную агонию и желание удержаться в этом мире хотя бы на еще один вдох. Её отцу было лишь тридцать шесть лет, и в их роду он был отнюдь не первым, кто скончался от похожей болезни в столь раннем возрасте. Неужели подобная незавидная судьба ждала и её?

В день похорон старый нотариус зачитал завещание почившего главы семейства – наследником родового замка и прилегающих земель по достижению совершеннолетия становилась Лукреция. Не было откровением, что отец предпочтет младшую дочь её брату – не смотря на то, что тот был старше на три года, он  был слаб и неказист, будучи очень болезненным ребенком, а Лукреция же была лишена заметных внешних изъянов. Но что толку от всей этой власти и богатства, если срок твой короток? Нет, она точно не готова покорно принять свою судьбу.

Поскольку даже жрецы-целители не смогли помочь ни её отцу, ни его предкам, то девушка решила, что за помощью стоит обратиться к медицине. Не смотря на не лучшие времена, семейство Флоббель было достаточно знатно и богато, чтобы позволить себе вызвать учителей из самого Солгарда.  Ученые мужи и дамы открыли девушке мир наук и знаний, и хотя мать Лукреции была сторонницей скорей религиозного воспитания, веря, что каждый должен смиренно принять свою участь под Луной, но как-то вмешиваться и препятствовать дочери не стала – в конце концов, это уже была её жизнь.

Даже вступив в права наследования, уже графиня не бросила свои научные изыскания. Она переписывалась со многими лекарями и алхимиками, тратила деньги на новейшее оборудование и трактаты, но чем больше знаний она приобретала, тем более ясно осознавала, что практически никак не приблизилась к своей цели. Случаи подобной болезни были очень скупо описаны, а медицина не могла предложить никакого излечения, лишь способы облегчить последние годы умирающего. Средства и время были потрачены впустую, но Лукреция была не готова признать собственное поражение.

В одну из бессонных ночей изучая весьма древний медицинский трактат, за который девушка выложила немалую сумму, она наткнулась на нечто интересное. Неизвестный автор описывал особенности анатомии «реанимированного искусством некромантии человека» и подробности функционирования «подобного экземпляра» с таким восторгом, что было удивительно, как Церковь не уничтожила подобный текст. Однако во время прочтения этой книги  голову девушку посетила, как ей сначала показалась, блестящая идея – если нет возможности побороть недуг, то возможно получиться обмануть его последствие - смерть? Хотя сама мысль прибегнуть к нечестивому искусству вызвала отвращение, но все же страх встретиться со своей судьбой перевесил любые сомнения.

Понимая, что если кто-то прознает о её новых «исследованиях», то скорей всего ей не сносить головы, Лукреция постаралась как можно лучше подготовиться к своим будущим изысканиям. Девушка пригласила ко двору медиума якобы из-за необходимости спросить совета у умершего родственника, на самом деле желая увидеть адепта искусства смерти за работой, а также отдала приказ слугам провести восстановительные работы в подземельях замках, которые не использовались десятки лет, под предлогом опасности затопления. Затем через третьих лиц она стала искать и покупать запрещенные тексты и книги, посвященные некромантии. Одержимая своим желанием перехитрить смерть, Лукреция не побрезговала и откровенным святотатством – наняв каких-то сомнительных личностей, те по её повелению раскапывали свежие могилы, обеспечивая девушку материалом для экспериментов.

Однако переходить к какой-либо практике было невозможно не имея при себе артефакт, который бы позволял манипулировать потоками колдовства. В одном из древних свитков, который попал в руки охочей до запретных знаний аристократки, был изображен амулет, который использовался некими «жрецами песков» для «подчинения самой смерти», и Лукреция решила, что именно такой проводник магии ей нужен. Легально изготовить артефакт для запрещенного искусства было невозможно, а посему графине пришлось не мало потратиться на то, что бы выйти на контакт с подпольными мастерами Левиафана, которые согласились выполнить этот заказ. Разумеется, за приличную суму, но графиня готова была платить любую цену для достижения своей цели.

Но вынужденная постоянно скрывать свое темное «увлечение» и изучая это искусство самостоятельно, опираясь лишь на тексты, которые ей удалось заполучить, Лукреция не добилась особых успехов за годы своих опытов. Но все это стоило баснословных денег, и из коридоров родового замка Флобеллей стали пропадать старинные картины и предметы искусства. И если брату Лукреции, которого, казалось, кроме его сада во внутреннем дворике ничего не интересовало, было все равно, то мать девушки была в гневе. Мало того, что её дочь практически пропала из публичной жизни и при этом к своим уже почти тридцати годам не состояла в браке и не имела наследника, так еще продавала с молотка семейное имущество. Девушка опасалась, что матушка рано или поздно раскроет истинную природу её затворничества и тогда с этим придется что-то делать, но судьба неожиданно выручила дворянку – старая женщина заболела, причем по симптомам это напоминало то, от чего умер и её муж, но гораздо быстрее прогрессирующее. Ей оставалось жить считанные недели, но Лукреция увидела в этом возможность по-настоящему испытать свои навыки. Она бросит вызов самой смерти!

Закончилось всё полным провалом – когда матушка сделала свой последний вдох, Лукреция перенесла её тело в подземелье, где все было готово к ритуалу. Исполнив всё, как было описано в древнем тексте, Лукреция наблюдала, как мертвое тело сперва задергалось, а затем поднялось с постамента. Однако ликование девушки сменилось животным ужасом, когда та в полумраке смогла разглядеть, что вернулось в этот мир благодаря темному колдовству. Это существо хотя и было похоже на её мать, но явно ей не являлось. Остекленевшие глаза не моргая смотрели прямо на застывшую в замешательстве девушку, и издав какой-то невнятный хрип, оживший мертвец бросился прямо на аристократку. Когда чудовище сбило дворянку с ног, она с перепугу огрела его  ритуальной чашей, и то ли несовершенство её магии подействовало так на иссохшее тело её матушки, то ли таково было воздействие хвори, но силы девушки хватило, что бы проломить умертвию череп. Рыдая от страха, вся в крови, она сбежала в свои покои.

Казалось, она проиграла, все её усилия обмануть судьбу оказались тщетными. Кое-как скрыв следы произошедшего, выдумав историю о последнем желании матери касательно скромных похорон, она заперлась в своей комнате, откуда практически не выходила. Графиня чувствовала слабость и озноб, ломоту в костях, что было первым признаком того, что проклятье их рода уже начало медленно разлагать её тело. Было ли то, что оно проявилось именно сейчас, платой за использование магии смерти, она не знала, но уже была практически готова смириться со своей участью.

В одну из холодных ночей Бурана у замковых ворот остановилась карета. Хозяйку уведомили, что в эту непогоду у них попросил пристанище некий аристократ из самого Рон-дю-Буша, который направлялся в столицу. Пребывающая в апатии Лукреция намеревалась быстро обменяться любезностями и под каким-то благовидным предлогом выпроводить незваного гостя, но стоило ей увидеть его воочию, как она потеряла дар речи. Аристократ был статен и высок, но больше всего графиню поразил его голос – тот был подобен прекрасной песне, с его завораживающим звучанием, казалось, все невзгоды отступали на второй план. Лукреция пригласила его в замок, велев прислуге исполнить все пожелания дорогого гостя, хотя те были и немного чудаковатыми, а когда тот на следующий день попросил добрую хозяйку позволить ему остаться еще на несколько дней пока не прекратиться снегопад, она без всяких препираний согласилась.

Лукреция старалась как можно больше времени проводить в компании своего гостя, не обращая никакого внимания на такие мелочи как то, что тот выходил лишь по вечерам, а графиня уже несколько дней не видела свою служанку. Беседы с этим молодым дворянином приносили ей чувство облегчения, чьей-то опоры, хотя преимущественно о своей жизни рассказывала она. В один из подобных вечеров графиня внезапно осознала, что в один миг выдала этому незнакомцу почти все свои сокровенные тайны, включая свои изыскания в запрещенном магическом искусстве.  Не успела она испугаться собственной необычной болтливости, как аристократ ухмыльнулся ей и уведомил, что никоим образом не осуждает несчастную, даже наоборот – её стремление было благородным, и он, Август из благородного рода Арх'Амарек, не только не раскроет секретов страдающей графини, но и поможет ей получить то, что она всю жизнь жаждала.

Следующие несколько лет под патронажем своего нового «союзника» Лукреция  была занята исключительно восстановлением подпорченной ею же репутации дома Флобелль. Устраивая роскошные пиры и заводя новые знакомства среди столичных аристократов, она исполняла все поручения Августа, будучи его глазами и ушами на светских приемах в высшем обществе. Очень быстро стало понятно, что юный аристократ был явно не просто человеком, а кем-то иным, но её это абсолютно не волновало, ибо он был первым существом, с которым она поделилась своими переживаниями и страхами, и тот оставался единственным, кто мог ей помочь.

Не смотря на то, что под чутким руководством своего покровителя она обзавелась новыми полезными друзьями и сумела навести порядок в своих владениях, которые после итогов десятилетия её правления пришли в упадок, болезнь никуда не исчезла, всё более подтачивая смертное тело Лукреции. В конце концов, будучи прикованной к постели, она молила Августа исполнить свою часть договора. Она заметила, как тень сомнения легла на бледное лицо прекрасного аристократа, но затем тот сказал девушке, что она была полезна и сможет послужить ему еще. Он ухмыльнулся умирающей графине, но эта улыбка теперь напоминала звериный оскал, девушка не успела испугаться, как ощутила мягкий укол в шее, подаривший ей экстаз и забвение.

Она не знала, долго ли она прибывала в забытьи, терзаемая странными и жуткими видениями, но очнувшись в подземелье родного замка поняла, что ни ощущает ничего кроме всепоглощающей жажды. Поднявшись на ноги, она заметила перед собой прикованного человека. Кто он и как сюда попал? Лукреции было плевать на это, ровно как на какие-то мольбы узника. Повинуясь инстинкту, она чуть ли не набросилась на свою жертву и впилась клыками ей в шею, ощутив подобный сладкому вину вкус чужой крови. Осушив пленника за пару минут, она услышала шаги позади и увидела Августа, который поздравил графиню с началом её новой нежизни.

Казалось, это был триумф – Лукреция обрела желанное, обманув саму смерть, но с течением времени какое-то чувство неудовлетворения и легкого разочарования начинало гложить переродившуюся дворянку. Да, теперь она не старела и какие-либо болезни не могли причинить ей вреда, но все же создания ночи хоть и были высшими хищниками, но, со слов Августа, не были полностью неуязвимы. Их силы были не безграничны, они зависели от крови живых и их, в конце концов, можно было все еще убить окончательно. Когда эйфория первых ночей и пролитой крови спала, графиня задумалась над тем, что она хоть и сделала большой шаг вперед, но все еще не достигла окончательной цели – бессмертия, возвышения над самой Жизнью и Смертью.

Официально леди Флобелль  отреклась от титула в пользу своего брата под предлогом того, что из-за недуга более не может исполнять свои обязанности, но на самом деле во всем доверяющий своей сестре и слушающий её во всем старший братец беспрекословно выполнял её приказания. Подземелья замка вновь претерпели реконструкцию и стали более напоминать казематы, которые очень скоро пополнились первыми узниками, судьбой которых было стать пищей для кровопийц, а наименее удачливых - подопытными кроликами графини. Вернувшись к практике некромантии, она достигла значительных успехов, научившись не просто реанимировать трупы, но объедения магию и хирургию создавать гротескных и отвратительных чудовищ, буквально сшитых из разных тел. Созданные ею мерзости стали хорошими слугами и ассистентами, а также бдительной стражей подземелья замка Флобеллей, которое окончательно превратилось в её логово.

Август Арх'Амарек же был откровенно не рад тому, что Лукреция тратила своё время на какие-то научные изыскания – дар нежизни он преподнес ей не ради этого, постоянно требую от неё через брата форсировать события в высших кругах. Он желал использовать аристократию Хельдемора для давления на политику их соседей-теократов, постоянно говорил что-то о своем возмездии и что его предназначение — править в Рон-дю-Буше. Графиня же затаила обиду на своего бывшего покровителя, которого она ранее чуть ли не боготворила  – теперь зная о том, как слова вампира способны влиять на простых смертных, её глубоко уязвляло то, что ею так нагло манипулировали. К тому же все эти политические игрища кланов, про которые он ей поведал,  были вампирше абсолютно не интересны, как и желание этого неудачника-изгнанника с помощью интриг вернуть себе положение на родине. Она решила, что хоть он и выполнил обещание, даровав ей бессмертие, но пора было бы избавиться от итак задержавшегося слишком долго гостя.

Лукреция сама посчитала, что решила эту проблему она довольно элегантно – во время одной из совместных «трапез» она смогла отравить Августа микстурой из крови фэй-ул. Впрочем, она сразу не даровала лишенному сил вампиру окончательную смерть – графине было крайне интересно пределы возможностей тела хищника ночи, а потому обездвиженного кровопийцу заключили в одну из камер под охраной оживленных Лукрецией немертвых слуг, где его ждали долгие годы «тестов» любознательной графини и обыкновенных пыток ради её извращенного удовольствия. Ныне никто не мог мешать осуществлению её планов.

Лукреция удалилась от управленческих дел, следя лишь затем, что бы её родственники всегда находились на коротком поводке, а также что бы в роду всегда был наследник. Недуг по-прежнему преследовал Флобеллей, но лекарство «доброй тетушки» хоть и не могло исцелить его, но позволяло жить без постоянной боли, а еще и вызывало сильное привыкание, что вместе с её неестественной «убедительностью» гарантировало абсолютную покорность семьи. Эксперименты над живыми и мертвыми, а в особенности над её «любимым» подопытным, раскрыли ей некоторые тайны о природе нежизни, но так и не приблизили к раскрытию секрета полного бессмертия. Поколение сменилось, и хоть представители рода под вампирскими чарами и просто из страха оберегали тайну о вечно молодой родственнице, но с десятилетиями жажда знаний Лукреции ровно как и её аппетиты все более росли, и вскоре вотчина Флобеллей приобрела репутацию мрачного и опасного места. Впрочем, вампирша была уверенна в собственной непогрешимости – пока дворяне исправно платили налоги, погрязшему в дрязгах королевскому двору не было до них дела, а по её наставлению члены семьи всегда имели репутацию искренне верующих людей, регулярно жертвуя деньги на нужды Церкви.

Посему, когда до неё дошли вести, что через её земли будет проходить обоз, везущий сирот в приют Рон-дю-Буш, она загорелась жаждой получить такой подходящий материал для своих изысканий, а заодно и утолить свою жажду молодой свежей кровью, рассчитывая, что и это сойдет ей с рук. Нападение прошло как она и планировала – у скромного охранения не было и шанса против её кровожадных умертвий, а появившаяся  в самый подходящий момент миледи «прогнала» чудищ и предложила запуганным до полусмерти детям спасение и приют в своем замке. Вампирша рассчитывала, что достаточно хорошо замаскировала это под нападение простых разбойников, и хотя на какое-то время это скажется на репутации её семейства, но вскоре этот инцидент станет далеким прошлым и все вернется на круги своя. Действительно, воины ордена Белого Меча пытались было искать пропавших сирот, но ничего не найдя, удалились восвояси. Во всяком случае, так полагала сам Лукреция.

Вести о том, что в её владениях стали замечать странных незнакомцев, которые расспрашивали местных и будто что-то искали в лесах, вампирша не восприняла серьезно – мало ли кто ошивается в эти неспокойные времена. Различные смерды явно не смогут доставить ей проблем, не так ли?
В одну из ночей, почти у самого рассвета как раз упивающуюся кровью вампиршу потревожило до селе неслыханное – её чуткий слух уловил, что кто-то настойчиво стучал в массивную железную дверь. Неслыханная дерзость – кому-либо в замке воспрещалось даже подходить к входу в её логово. Для непосвященной прислуги распространялись слухи, что в подземельях находится сокровищница, а посему любого проявляющего излишнее любопытство могли просто вышвырнуть из замка, члены семьи же знали, что аудиенцию у «покровительницы» их рода надо запрашивать заранее. Ей стало даже любопытно, и отперев она сразу ощутила едкий запах чертополоха, а лишь потом обратила внимание на низкорослого худого мужчину – нынешнего «главу» рода Флоббель.

— М-милостивая тетушка, — заикаясь молвил тот, — На замок напали, часть стражи перешла на сторону… Я не знаю что делать!

Последние слова звучали уже как истерика, но Лукреция уже не слушала, поскольку ядовитый аромат начинал усиливаться. Казалось, эти отвратительные миазмы сейчас начнут жечь её немертвую плоть, а посему вампирша просто захлопнула дверь и побежала вниз, в лабиринт подземных коридоров. Её семейство дистанцировалось от крупных политических склок, а посему это вряд ли были какие-то политические враги. Услышав эхо металлического лязга выбитой двери, она отдала своим умертвиям приказ задержать таинственных захватчиков, но когда она увидела позади яркие вспышки, от которых чуть не вытекали её глаза, и услышав рев своих чудовищ, Лукрецию впервые за столетие охватило по-настоящему человеческое чувство – страх. Кем бы ни были эти вторженцы, пришли они за ней и были хорошо в курсе, с кем столкнулись.

Понимая, что единственная её надежда – это как-то сбежать из замка, она отпустила с незримого поводка всех своих упырей надеясь на то, что безмозглые твари учинят полный хаос, в котором ей удастся  скрыться. Пожалуй, в эту ночь её спасло лишь идеальное знание коридоров и тайных проходов замка, и обратившись в нетопыря она вылетела из окна крепостной башни почти перед самым рассветом.

Успела добраться до старого кладбища, которое было заброшено еще при её жизни, когда солнце уже начинало обжигать её крылья. Спрятавшись от смертоносных лучшей в заброшенной крипте, словно побитая собака, жутко завывая от боли, гнева и отчаяния бывшая графиня уползла вглубь склепа, где залезла в разбитый мраморный саркофаг.

Одновременно она почти лишилась всего — теперь у неё не было надежного укрытия и источника крови, а также она не сможет продолжить то, над чем трудилась более века. И теперь она сама превратилась из охотника в жертву. Какой позор!  Ей срочно нужно было найти выход из сложившейся ситуации, Лукреция впервые пожалела, что так быстро расправилась с тем, кто преподнес ей дар вампиризма. Август бы точно что-то придумал!

Тут её посетила мысль, что тот, кто обратил её в вампира, рассказывал ей о целых кланах детей ночи в Рон-дю-Буш, которые жили своей тайной жизнью чуть ли не под носом у смертных. Возможно, стоило бы попросить протекции у кого-либо из них? Но в город святых еще предстояло добраться, а сейчас, пока её ожоги еще не зажили, а на улице светит проклятое солнце, она не за что не покинет этот склеп. Погружаясь в размышления, вампирша и не заметила, как провалилась в беспамятство.

Отличительные черты

Лукрецию на момент смерти можно было описать как женщину среднего роста лет тридцати, обладающей привлекательной, но отнюдь ни чем-то особо выдающейся внешностью. При жизни леди Флобелль тратила много времени для ухода за собой, как и подобало настоящей даме благородного происхождения, но переродившись уже не сильно волновалась по поводу своего внешнего вида - лишний расход драгоценной крови, а её родственникам, ставшим прислугой для контакта с внешним миром, хватало лишь её чарующего голоса. Кожа бывшей аристократки мертвенно бледна, обладает каким-то серым оттенком даже когда вампирша полностью удалила свою жажду крови, и лишь волосы сохранили какой-то натуральный цвет. Остекленевший взгляд и будто застывшая легкая ухмылка на лице, напоминающая скорей оскал хищника, выдают то, что не смотря на облик, человеческого в этом существе осталось очень немного.

Как и каждый проклятый кровопийца, обладает острыми клыками, с помощью которых питается, а ногти по желанию вампира способны за несколько секунд преобразиться в острые когти, которыми она сможет легко разорвать незащищенного человека.

Облачена в лохмотья, которые некогда были роскошными одеждами. Хотя очевидно, что она могла позволить себе дорогие одежды, она все же отдавала предпочтение старым платьям из своего гардероба, которых время, в отличии от самой графини, не щадило. Возможно, некая инфантильная привязанность к старым вещам - то из немногого человеческого, что осталось в графине.

В форме нетопыря отличается от простых летучей мышей лишь несколько большим размером, а также ярко-рыжим загривком.

Навыки и компетенции

Вампир. Лукреция считает своё текущее состояние даром, первым шагом на пути к полному освобождению от оков Смерти. Её мертвое тело не стареет, не подвержено болезням, а чувства обострены до предела. К тому же, хищники ночи обладают множеством сверхъявственными силами, но за всё это следует расплата...

Некромантия - высокий. Хотя у Лукреции и не было наставника, но в её распоряжение было целое столетие, а также ресурсы целого аристократического дома для изучения темного искусства. Хотя главная тайна посмертия ей так и не открылась, она хорошо научилась возвращаться к жизни и обращать себе на службу мертвецов - как ветхих скелетов, так и буквально только что убитых. Более того, своим настоящим достижением Лукреция считает свои опыты по объединению магии и науки для создавая отвратительных и гротескных умертвий, сшитых из кусков разных тел. 

Медицина - высокий. Потратив большую часть юности для постижения медицинских наук, в своем посмертии Лукреция с удивлением обнаружила, что хирургические инструменты порой бывают намного эффективней волшбы. Обладая огромными багажом теоретических знаний в анатомии и хирургии, на практике же они применялись в большей степени для проведения экспериментов, которые больше напоминали изощренные пытки, над теми несчастными, которым угораздило стать пленниками её замка, а также для создания особых немертвых слуг.

Вампирское очарование. Одна из самых выдающихся способностей детей ночи - очаровывать своим голосом простых смертных, подчиняя их своей волей. Лукреции приходилось нечасто прибегать к этому таланту, ибо одурманивала она лишь разум своих родственников и редких крестьян, которым не повезло попасться ей на пути в одну из темных ночей. Это получалось довольно просто, но случая проверить свои силы на ком-то подготовленного ей не выпадало.

Зельеварение - средний. Хотя на основе своих исследований Лукреция и создала «лекарство», способное облегчать недуг своих родственников, познания вампирши в этой дисциплине ограничиваются лишь узким кругом методик и ингредиентов, которые были нужны ей для решения поставленных задачи.

Боевые навыки - низкий. Благородным дамам ни к лицу лезть в драку. Лукреции всю свою жизнь, а затем и посмертие удавалось решать свои проблемы чужими руками с помощью интриг и своей подлости, избегая прямой конфронтации, в крайнем случае предпочитая оной бегство. Вампирша наверняка сможет разорвать своим когтями каких-то перепуганных крестьян и напасть со спины на ничего не подозревающую жертву, но вряд ли что-то в одиночку противопоставит хорошо вооруженному и готовому к подобной схватке воину.

Как истинная дворянка, получила достойное образование, грамотна и знает два языка - общие и дю-бушский.

Слабости

Будучи живым трупом, она уязвима к магии Жизни и вынуждена постоянно утолять вечную жажду живой крови. Хищники ночи на самом деле имеют множество уязвимостей, из-за которых они и обязаны жить в тенях.

Столетие Лукреция провела в подземельях своего замка, выбираясь лишь на охоту или ради того, что бы привести новых узников. Она буквально одержима идеей поиска бессмертия, а простые смертные давно рассматриваются уже лишь как скот и подопытные лягушки, которых она имеет право препарировать сколько ей потребуется как для достижения своей цели, так и просто развлечения ради. Из-за подобного отношения она часто недооценивает возможности простого человека, а сама же уверенна в своей непогрешимости как «более совершенного существа», что уже один раз чуть не привело её к бесславной гибели от рук охотников на вампиров.

Возможно, одно из немногих по-настоящему человеческих чувств, которое у неё осталось - это страх за свою драгоценную нежизнь. Вампирша искренне верит, что что бы её не ждало на той стороне, ей это точно не понравиться. 

Связь с вами

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Лукреция Флобелль (03.06.2021 22:08)

+9

2

Репутация и артефакт

Предсказание Посланницы:
«Друзей видно лишь при свете». 

Орден Белого Меча
(-7)

Они знают, что у тебя получилось ускользнуть. Словно ищейки, они уже устремились по твоему кровавому следу, угрожая оборвать, отобрать, уничтожить. Ты - их цель, и рано или поздно они тебя настигнут.

Арх'Амарек
(-5)

Ты должна быть очень полезна, чтобы возместить то, что разрушила. Чтобы заменить того, кто был тобой уничтожен. И тогда, быть может, они погладят тебя не против шерсти. Их глаза взывают, в их руках - твоя свобода, твое благополучие. Ползи, и хватай.

Левиафан
(+2)

Вчерашние клиенты - сегодняшние союзники?..

Артефакт

Амулет Тин-Некхар

Амулет в виде скарабея, на спинке которого виден символ в виде перевернутого креста, увенчанного кольцом. Начав тайно изучать искусство некромантии, Лукреция наткнулась на изображение этого медальона в одном из попавших к ней в руки древних свитков. Из того, что ей удалось перевести, в «стране песков» подобная регалия символизировала «власть над Смертью», что бы это не значило, а посему графиня приказал заказать артефакт выполненный по образу и подобию этой древней реликвии.
Сила: ♦♦

+1

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»


Сегодня в мире Разгар 1059 года.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Архив у озера » Сокровищница » Лукреция | Вампир | 132


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно