поговаривают, мол...

В день Чернолуния полагается завесить все зеркала и ни в коем случае не смотреть на собственное отражение.

Некоторые порождения дикой магии могут свободно проходить сквозь стены.

В Солгарде все желающие могут оформить заявку на тур по тавернам, включающий в себя 10 уникальных заведений со всех уголков мира, и посещение их всех в один день!

Дикая роза на крышке гроба запрет вампира внутри.

В центре опустевшей деревушки подле Фортуны стоит колодец, на бортиках которого грубо нацарапана фраза на эльфийском: «Цена должна быть уплачена».

Старый лес в окрестностях Ольдемора изменился. Звери изменились вместе с ним. Теперь их нужно убивать дважды.

В провинции Хельдемора не стихает молва о страшной угрозе, поджидающей путников на болоте, однако... всякий раз, когда туда прибывали нанятые охотники, они попадали в вполне себе мирную деревеньку.

Беда! Склеп мэра одного небольшого города возле Рон-дю-Буша едва ли не полностью ушел под землю после землятресения. Лежавшие там мирно тела... пропали.

В окрестностях Рон-дю-Буша есть примечательный город, главная особенность которого — кладбище. Поговорите с настоятелем местной церкви и он непременно отыщет для вас могилу... с вашим именем.

Известный мастер ищет бравого героя, дабы увековечить его благородный лик в камне.

Тролль, которого видели недалеко от деревни на болотах, говорит на общем языке и дает разумные советы напуганным путешественникам, встречающих его на пути.

Книги в большой библиотеке при ольдеморской консерватории начали разговаривать, и болтают они преимущественно друг с другом.

В Керноа кто-то повадился убивать горожан. Обнаруживший неизменно замечает, что из тел убитых растут... зеленые кусты.

В Эльмондо обрел популярность торговец, раз в период заглядывающий в столицу и предлагающий всем желающим приобрести удивительно умных зверей. Правда все чаще звучат голоса тех покупателей, которые утверждают, будто иной раз животные ведут себя странно.

Если в Новолуние поставить зажженную свечу на перекресток - можно привлечь Мертвого Феникса, который исполнит любое желание.

Некоторые представители расы шадд странным образом не нуждаются во сне - они вполне могут заболтать вас до смерти!

Эльфы просто обожают декорировать свое жилье и неравнодушны к драгоценностям.

Дворфы никогда не бывают пьяны, что говорится, «в зюзю». А вот гномы напиваются с полкружки пива.

Бросьте ночью 12 Расцвета в воду синие анемоны, подвязанные алой лентой, и в чьих руках они окажутся, с тем вас навек свяжет судьба.

Оборотни не выносят запах ладана и воска.

В Сонном море существуют целые пиратские города! Ничего удивительного, что торговые корабли никогда не ходят в этом направлении.

Хельдемор не отличается сильным флотом: портовые города в гигантском королевстве ничтожно малы!

Положите аркану Луна под подушку в полнолуние чтобы увидеть сон о будущем!

Благословение Луны, которым владеют представители Фэй-Ул, способно исцелить от любого проклятия в течении трех дней после его наложения.

Джинны огня дарят пламя, закованное в магический кристалл, в качестве признания в любви.

В Маяке Скорби обитает призрак водного джинна, который вот уже пятьдесят лет ждет свою возлюбленную и топит каждого, чья нога ступит в воды озера, окружающего маяк.

Фэй-Ул пьянеют от молока, а их дети не нуждаются в пище первые годы жизни - главное, чтобы ребенок находился под Луной.

Самой вкусной для вампиров является кровь их родственников.

Свадьбы в Аркануме проводятся ночью, похороны - днем. Исключение: день Чернолуния, когда ночью можно только хоронить.

В лесу Слез часто пропадают дети, а взрослый путник легко может заблудиться. Очевидцы рассказывают, что призрачный музыкант в праздничной ливрее играет всем заблудшим на флейте, и звук доносится со стороны тропы. А некоторым он предлагает поучаствовать в полуночном балу.

Не соглашайтесь на предложение сократить дорогу от незнакомых путников.

На острове Чайки стоит роскошный особняк, в котором никогда нет людей. Иногда оттуда виден свет, а чей-то голос эхом отдается в коридорах. Говорят что каждый, кто переступит порог, будет всеми забыт.

Озеро Лунная Купель в Лосс'Истэль полностью состоит не из воды, а из лучшего вина, которое опьяняет сладким вкусом!

Утеха стала приютом целым двум ковенам ведьм: неужто им здесь медом намазано?

В языке эльфов нет слова, обозначающего развод.

По ночам кто-то ошивается у кладбищ подле Руин Иллюзий.

В Фортуне дают три телеги золота в придачу тому, кто согласен жениться на дочери маркиза.

В Белфанте очень не любят культистов.

Не стоит покупать оружие у златоперого зверолюда, коли жизнь дорога.

Кто-то оставил лошадь умирать в лесу Ласточки, а та взяла и на второй день заговорила.

Храм Калтэя называют проклятым, потому что в статую древнего божества вселился злой дух и не дает покоя ныне живущим. Благо, живут подле статуи только культисты.

В Озофе то и дело, вот уже десять лет, слышится звон колоколов в день Полнолуния.

Жители утверждают, будто бы портрет леди Марлеам в их городке Вилмор разговаривает и даже дает им указания.

Чем зеленее орк, тем он сильнее и выносливее.

У водопада Дорн-Блю в Ольдеморе живут джинны воды и все, до единого - дивной красоты.

На Ивлире ежегодно в период Претишья происходит турнир воинов. В этом году поучаствует сам сэр Александер Локхард - личный охранник ее Величества королевы Маргарет!

Все аристократы отличаются бледностью кожи, да вот только в Рон-Дю-Буше эти господы будто бы и вовсе солнца не знают.

В мире до сих пор существуют настоящие фэйри, да вот только отличить их от любого другого существа - невозможно!

Фэй-Ул настолько редки, что являются настоящей диковинкой для всего Аркануме. А на диковинки большой спрос. Особенно на черном рынке...

18 Бурана дверь королевского дворца Хельдемора распахивается всем желающим, бал в ночь Первой Луны.

В 15-20 числах в Лосс'Истэле происходит Великая Ярмарка Искусств - это единственный день, когда эльфы позволяют пройти через стену всем.

10 Безмятежья отмечается один из главных праздников - самая длинная ночь года. в Рон-дю-Буше проводится Большой Маскарад.

42 Расцвет - день Солнцестояния, неофициальный праздник Пылающих Маков в Ольдеморе, когда молодые люди ищут цветок папоротника и гадают.

22 Разгара отмечается Урожайный Вал в Фортуне.

Каждую ночь спящие жители Кортелий подле Утехи выбираются из своих постелей, спускаются к неестественно синему озеру и ходят по его песчаному дну. Поутру их тела всплывают, а селяне всерьез боятся спать.

В деревне Уилмот подле Вилмора более 90% детей умирают при рождении и тем странней, что несколько семей отличаются в ней поразительным плодородием.

Администрация проекта: один, два, три.
нужные персонажи
24.09 Осталось 4 дня до окончания прогноза астрологов.

Арканум. Тени Луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [30 Расцвет 1050 года] Волею случая


[30 Расцвет 1050 года] Волею случая

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Волею случая

https://sun9-75.userapi.com/impg/oT_Fh4YnBTALaWrX14J7HA0chkduNQ5FUr3EAQ/xo5QX3OyA3g.jpg?size=605x380&quality=96&sign=fa4d4b0c4c4d710f3f5e61648648dd37&type=album

Белфант и его окрестности| 30-е расцвета 1050 Альзирр | Пыль

"А за гранью свода небес
Тикает часовой механизм
Значит, времени нам в обрез"

Поговаривают, мол в Белфанте очень не любят культистов...

Некоторое время до этого. Альзирр и Хатиса оказываются в Белфанте каждый по своим делам и натыкаются на символы, которых в этом городе быть не должно. Ситуация не столь опасна, чтобы сообщать о ней в Церковь, но и проигнорировать ее тоже нельзя.

Закрутить колесо Аркан?
да

Отредактировано Пыль (11.05.2021 00:43)

+2

2

Хатиса прибывает в Белфант ранним утром 30-го расцвета. Сразу по прибытию она поспешила заселиться в комнату, которую сняла по договоренности на десять дней. Всем периодически нужен отпуск и Пыль не исключение. Поэтому впереди были только полные неги и спокойности дни. Как раз то, что нужно после долгого и кропотливого дела. Подумать только, в одном расследовании потребовалось поднятие сразу нескольких трупов. Не сказать, что это было элементарно провернуть, но это не шло ни в какое сравнение с тысячью бумаг, которые приходилось заполнять после. Место извлечения и обнаружения трупа, его состояние до поднятия, его состояние после поднятия, полную запись разговоров и произошедших событий, опись имущества и символики, обнаруженной в ходе расследования. В общем, работу свою девушка любила, а возиться с бумагами нет.
Утро красиво подсвечивало каменные дома Белфанта. Город уже начинал просыпаться, то тут то там выходили люди и спешили по своим обычным делам. Хатиса прошла мимо рынка, на котором уже начался обычный галдеж, два мальчишки-зазывалы кинулись к ней что-то предлагать, но разглядели рога и прыснули в разные стороны. Под неодобрительное качание головой от местных кумушек, девушка повернула к булочной, где разжилась сладкой выпечкой и с удовольствием позавтракала на ходу.
Когда она подола к дому, комнату в котором планировала снимать, настроение у Пыли было крайне благодушным, губы растягивала непривычно широкая улыбка и в целом возникало желание осчастливить весь мир. Настрой, доступный по утрам только святым или тем, кто долго не отдыхал, а теперь предвкушает сладкий дневной сон. Хозяйка дома передала девушке ключи от большой комнаты на чердаке и немедленно отправилась к соседкам, обсуждать необычного жильца. Хатиса же поднялась наверх, бросила сумку на письменный стол, быстро приняла душ с дороги и, переодевшись, отправилась спать.
Проснулась она спустя несколько часов от громких голосов снаружи. Две девицы с невероятно звонкими голосами обсуждали какого-то очередного красавца, которого вот только что встретили на улице и никогда раньше не видели. И что он непременно влюбится в Бетси и увезет ее в свой замок, где сделает настоящей герцогиней и так далее. Хатису хватило минут на пять такой болтовни, и она покинула дом в надежде найти какое-нибудь развлечение на вечер.  Она прогуливалась по Белфанту без особой цели, рассматривала его улицы, жителей, изучала чем они живут. В груди постепенно росло чувство приближающегося приключения, а своему чутью девушка привыкла доверять. Довольно быстро от расслабленности не осталось и следа, взгляд приобрел напряженность, на лбу появилась морщинка. Хатиса внимательно осматривала улицы ища источник будущих неприятностей, как вдруг кто-то похлопал ее по плечу.

+1

3

Альзирр не любил путешествовать по Хельдемору, но, увы, так уж получилось, что это было главенствующее и крупнейшее государство на материке. Если забыть о крупных городах и рассматривать только щедро рассыпанные по территории страны небольшие поселения и деревушки, то жители там были крайне своеобразные. Какие-то дикие, недоверчивые, истово верующие, но при этом совершенно необразованные. И казалось бы, какое дело Бетельгейзе до этого? Самое прямое.
Традиционализм. Пусть церковь Луны и воцарилась повсеместно, и даже в самой захолустной деревеньке можно было встретить церквушку и священника, но какие-то ритуалы и традиции, что передавались из уст в уста, уходили корнями к старой вере. Естественно, ничего похожего на полноценные службы культистов, все вывернуто, переиначено, но не забыто. И если постараться, из чужих обрядов и обычаев можно выцепить нить забытой истины. У Альзирра было достаточно времени и знаний для того чтобы заниматься подобным, но как же сложно давались взаимодействия с хельдеморцами.

Собственно, в Белфанте он оказался после очередного “загула” по дальним поселениям. Нужно было отправить ворона в храм Калтэя с очередным отчетом о решении очередных проблем и припиской о том, что никто из отступников лапку ни к чему не прикладывал. Но Альзирр оттягивал неизбежное, так как стоило озвучить, куда полетит птица и лучше бы сразу же убраться из города от греха подальше.
Заночевав на постоялом дворе, с утра, эльф, в первую очередь, отправился к торговым рядам, пополняя провизию и грея не такие уж и выдающиеся, но острые уши. Жизнь на рынке текла своим чередом, шумно, грязно, толпы людей. Альзирр специально не таился, откинув капюшон плаща. Любопытные взгляды оберегали от давки и незадачливых воришек лучше любой охраны. Пусть не так далеко была граница с Лосс’Истеэль, но эльфы обычно обделяли своим вниманием небольшие городишки, считая их недостойным явления столь высоких особ, а потому светлый эльф в этом месте был чем-то сродни достопримечательности и главного новостного повода. И пусть. Вряд ли Бетелгейзе вернется сюда в ближайшие пару лет, а там все уже и забудется.

Ловко огибая очередной прилавок с мало интересующими его товарами, Альзирр разочаровано вздохнул.  Вчера за ужином, он подслушал прелюбопытнейшую историю, о неких странных символах, что появились на полянке недалеко в предлеске и, дескать, светились в ночи. Однако на рынке вовсю шептались о нем самом, сельских сплетнях и, кажется, о том, что некая почтенная дама душу дьяволу продала, ведь не просто так муж ее недавно помер, а сама она как сыр в масле катается, да в аренду жилье сдает. Но про светящиеся символы – ни слова.
Эльф перехватывает мимо пробегающую торговку с выпечкой, светло улыбается и интересуется у зардевшейся девушки, где здесь в лесочке поблизости можно красивую поляну найти, для отдыха от городской суеты, так чтобы без толпы детей и любопытных глаз. Получив необходимый ответ, благодарит мелкой монеткой и заодно приобретает пару ароматных пирожков. А потом ловит краем глаз белое облако волос, заворачивающее за дом, и кидается за ним.

Какой-то странный рефлекс, честное слово - дурацкая привычка родом из далекого детства. Но когда Альзирр понимает, что не ошибся, что Боги, словно издеваясь, привели их в Белфант в одно время, ему становиться дурно. Зачем? – Первая, паническая мысль. Для ясновидца давно не тайна где именно работает Хатиса, не то чтобы он знал больше чем любой другой культист в его ранге, но тем ни менее. Липкая волна параноидального страха, что сестра здесь по работе, не дает вздохнуть.
Но отпускает. Шадд вертит головой, рассматривая улицы, а Альзирр понимает, что не стала бы она столь беспечно прогуливаться, если бы действительно была послана за ним. Он хочет в это верить. И он позволяет себе в это верить.
- Добрейшего дня, прекрасная леди, не желаете ли отведать свежевшей выпечки? С плодами ароматных яблонь, я уверен, вам они должны прийтись по душе. – Похлопать сестру по плечу, не скрываясь, максимально просто и безопасно. И протянуть пирожок. Хатиса же любила яблоки.
Подхватить под локоток, неторопливо сопровождая шадд в сторону выхода из города. – О, я уверен, наша с вами встреча здесь – судьба и никак иначе, слышали ли вы последние новости этого ясного дня? – Альзирр весело подмигивает. Уж кто кто, а сестра наверняка поймет к чему он ведет.

+1

4

Кто-то похлопал девушку по плечу. Она оборачивается не вздрагивая и сразу видит довольную родную улыбку.
— Добрейшего дня, прекрасная леди, не желаете ли отведать свежевшей выпечки? С плодами ароматных яблонь, я уверен, вам они должны прийтись по душе. - ее брат нарочито кокетничает и кривляется, но понимает это только Хатиса, ведь своего любимого брата она знает вдоль и поперек. Кажется, сегодня ему хочется веселиться и развлекаться за счет любопытных зевак, которые нарочно замедляют путь чтобы послушать продолжение их разговора. Их можно поднять, нечасто на их улицах прекрасные светлые эльфы кадрят пугающих шадд пирожками с плодами яблонь. От выпечки Пыль и не подумала отказываться, яблоки она и правда любила. Брат же тем временем продолжал заливаться соловьем.
– О, я уверен, наша с вами встреча здесь – судьба и никак иначе, слышали ли вы последние новости этого ясного дня? - произнес он, сделаев небольшой нажим на слове "новости". Разумеется, речь шла не о слухах с рынка про высокую урожайность репы в этом году. Брата явно интересовало какими судьбами ее сюда занесло и не касается ли это ее работы. Пыль не афишировала своей основной занятости, но полагала, что Альзирр знал, что белая полумаска - не просто украшение. Но, пока он не говорил об этом в слух, особого значения это не имело. Поэтому девушка поспешила успокоить братца.
- Доброго дня, благородный господин и благодарю вас за это прекрасное угощение с плодами Malus domestica. Я только прибыла в Белфант и планировала отдохнуть несколько дней, а потому совершенно не в курсе новостей. Может, вы расскажите мне что-нибудь любопытное и покажете город? Это было бы ужасно любезно с вашей стороны, раз уж вы прервали мое одиночество. - Хатиса дожевала пирожок и подумала не прижаться ли к брату, чтобы позлить местных девушек, шепотки которых уже принимали отчетливо негативные нотки. Но решила не перебарщивать, к тому же вдруг Альзирр уже приглянулся кому-то из местных девиц, могли и змей на чердак закинуть или еще чего придумать, женская фантазия богатая. В этом шадд убедилась еще во время учебы, когда Бетельгейзе приезжал погостить. Родсвтенных отношений они афишировать не могли, а девушки никогда не верили фразе "просто друзья". Поэтому в попытках отбить красавца-эльфа в ход шло все, от банальных оскорблений и порчи вещей до откровенных подстав и даже парочки угроз. Так что женская ревность для Тельгейз была делом привычным, однако, сталкиваться с ней она не спешила. Поэтому шадд просто пошла чуть вперед понимая, что брат последует за ней. Они уходили от центральных улиц Белфанта поворот за поворотом. Лево. Лево. Право. Вперед. Еще пара поворотов и он подходят к воротам города. Можно пойти вперед, в лес или повернуть обратно в город. Хатиса вопросительно смотрит на брата, молчаливо спрашивая, что такого важного он хочет ей показать и куда им двигаться дальше.

Отредактировано Пыль (19.05.2021 17:55)

+1

5

Сестра от пирожка не отказалась, это, очевидно, был хороший знак. Честно говоря, Альзирр совершено не думал о том, как его перфоманс воспримут окружающие люди. Так сказать, не его целевая аудитория, он лишь хотел развеселить Хатису, что, судя по ее мимолетной улыбке, смог осуществить. А еще она охотно подхватывает и его манеру речи.
Доброго дня, благородный господин и благодарю вас за это прекрасное угощение с плодами Malus domestica. - На этом моменте эльф весело хмыкает, он был отвратителен в научных наименованиях всяких растений, и лишь тот факт, что он сам покупал пирожки с яблочками, спасал его от клейма невежества. - Я только прибыла в Белфант и планировала отдохнуть несколько дней, а потому совершенно не в курсе новостей. Может, вы расскажите мне что-нибудь любопытное и покажете город? Это было бы ужасно любезно с вашей стороны, раз уж вы прервали мое одиночество. – Альзирр расплывается в довольной улыбке. Сестрица, как всегда, схватывает намеки на лету. – Что вы что вы, с моей стороны было бы ужасной подлостью бросить вас скучать в приделах города. Такая погода – Совершенно обычная для Белфанта и этой части Хельдемора, ни холодно ни жарко. – просто требует прогулки среди зелени. – Они как раз подходят к воротам, ведущим из города и, Бетельгейзе не думает останавливаться, целенаправленно сопровождая свою спутницу через них.
- Понимаете ли, прекрасная, поговаривают, что в окрестных лесах что-то недоброе происходит. Символы странные в ночи проявляются и своим видом изрядно беспокоят добропорядочных горожан. – Кому же еще ночью по лесам шариться, ага. – Я, знаете ли, не смог удержать в узде любопытство и прямо таки захотел ознакомиться с данным творчеством. До ночи, правда, еще далековато, но необходимо же заранее ознакомиться с местом экспозиции. – Рассказано это все было более тихим голосом, во избегания слишком длинных ушей. И речь сейчас не об эльфийском наследстве Альзирра.

Лишь когда близнецы удалились на достаточное расстояние, Альзирр избавился от витиеватой манеры речи и в первую очередь, порывисто, но крепко, обнял сестру. – Давно не виделись, Моль библиотечная. Все книжки в храме успела погрызть? – Он еще умудрился потрепать младшую по голове, прежде чем рванул к прелеску, справедливо опасаясь ответных санкций. Как раз в эту сторону его тогда направила торговка и, именно тут культист надеялся обнаружить если не сами символы, то какие-то другие следы.

+1

6

Альзирр увлекал сестру все дальше и дальше за городские ворота, намекая о том, что его длинных ушей достигли слухи о таинственных знаках, раскиданных где-то в предместье Белфанта. Девушка на это удивленно вскинула брови. Церковь не говорила ни о чем таком, да и тут она ничего не слышала. Но, возможно дело было в том что кто-то откровенно проспал весь день да и вообще планировал здесь отдохнуть. Тиса с досадой пошла за братцем, который разливался соловьем о таинственных предзнаменованиях и светящихся знаках.

Светящиеся надписи, ога. О том что закусывать надо. Поди городские дети воду мутят или пьянице в угаре привиделось чего. Увидела парочку синих гнилушек, и давай орать что светятся. А бабы на базаре и подхватили, им что не скажи все переврут и во всем ужасную неотвратимую смерть увидят. Накрылись мои выходные. Опять шляться по крапиве...

Хатиса недовольно что-то бурчала себе под нос двигаясь за братом. С ним единственным она не боялась быть собой. Слабой, сомневающейся, недовольной, неуверенной, порывистой, да и просто любой какой ей вздумается. Здесь ее не сковывали рамки приличий и образа, которому она сталась следовать неукоснительно и надевала, будто броню. Это же брат. Он не осудит, не предаст. И, пусть они и не видятся часто, Пыль знала, что пойдет с ним хоть за край света.

Стоило им отойти достаточно далеко, как братец растеряв весь свой эльфийский пафос оскалился во все свои 38 (или сколько их там у эльфов) белоснежных зубов и, потрепав по голове и обозвав любимую сестру библиотечной молью, рванул дальше в лес, отвратительно гогоча (исключительно в воображении Хатисы). Азартно прищурившись Пыль рванула за ним. Физподготовку не любили оба, но шадд от природы более сильные, быстрые и выносливые ребята, так что девушка развила приличную скорость за короткое время и уже почти догнала верткого эльфа, как вдруг с матерным восклицанием затормозила, схватившись за какое-то дерево и сбросив об него инерцию.

- Стой! - крикнула шадд серьезно. В ее голосе были слышны нотки удивления. - Я нашла!

Пыль надеялась что ей показалось, ведь зацепила она странные рисунки краем глаза. Но остановившись и приглядевшись она поняла, что все будет совсем не просто. Первым на глаза попадался символ на камне, тонкий и изящный, похожий на парящую птицу. Следом, почти сразу, взгляд натыкался на дерево, где была небольшая вязь из трех символов, что-то похожее на древний знак угрозы, что-то похоже на символ смерти и на какие-то цифры, чуть смытые дождем, а потому трудно читаемые. Взгляд Хатисы заметался по округе выхватывая то тут то там еще символы. Все они были сделаны чем-то зеленым и чем-то черным, сразу не удалось разобрать краской или соком растений.

Какие же они странные. Не похожи на какой-то конкретный культ, но словно похожи на все по чуть-чуть. Не имеют главного вектора направленности приложения силы и главного символа. Подстава? Но почему так много? Мне кажется, или здесь все же есть какая-то искаженная система?

+1

7

Альзирр не то чтобы в действительно считал, что сможет убежать от сестры. Она, в конце концов, шадд, а он эльф который предпочитал физическим занятиям, умственное развитие. И пусть он старался петлять между деревьев, всего лишь вопрос времени, как скоро Хатиса бы его догнала.

Поэтому Бетелгейзе никак не ожидал услышать серьезный и в то же время удивленный окрик сестры. Он даже не сразу остановился, по инерции пробежав еще немного и чудом не встретившись лбом с крепким стволом дерева. С одной стороны, это могла быть уловка со стороны девушки, а с другой, Альзирр более чем уверен, что не стала бы она против него ее использовать, ей ведь действительно всего ничего было его догнать. Поэтому эльф развернулся, возвращаясь назад.

Идти далеко не пришлось, не больше десятка шагов и вот он уже стоит рядом с Хатисой. Взгляд тут же цепляется за рисунок на камне, рядом с которым стоит сестра, а потом Альзирр видит, как она оглядывается и присматривается к окружению повнимательнее. Хаотично разбросанные символы словно противоречат друг другу своим существованием. Знакомые знаки перемежаются чем-то откровенно бредовым. – Что-то странное, не находишь? – Жрец проводит рукой в перчатке по изображению на камне и потом ровно также по знаку на ближайшем дереве. – Никогда не видел, чтобы символы рисовали на разных материалах и одновременно. Обычно выбирается что-то одно, а тут… то ли запутать хотели и что-то спрятать, то ли культисты недоделанные понахватались знаний каких нашли и поспешили применить. – Альзирр медленно проходит вдоль череды знаков, но они и не думают замыкаться в круг, а уводят все дальше в лес.

Когда сестра окончательно скрывается за деревьями, Бетелгейзе останавливается, придирчиво вглядываясь в ближайший к нему символ. Стягивает перчатку, обводит изображение, напоминающее чей-то широкий оскал, но не чувствует ничего, никакой отдачи. Хмурится, поворачивается и натыкается на Пыль. Вздрагивает. – Ради приличия могла бы и пошуметь или ты все хочешь, чтобы мой цвет волос сравнялся с твоим? – Очевидная шутка. Альзирр прекрасно понимает, что она не специально. – Думал, смогу что-то узнать, но ни никакого отклика. Этим знакам нечего мне рассказать. – Не то чтобы подобное явление – редкость. Но эльф был опытным ясновидцем и пусть не полноценное ведение, но какой-то отголосок информации он обычно получал. А тут тишина.

- Что думаешь обо всем этом? Очень подозрительно и странно, но предлагаю дойти до конца и посмотреть. – Альзирр ни секунды не сомневался в том, что Хатиса согласиться. Близнецы они или где? Помимо того, что ситуация была неоднозначна и они как служители церкви Девяти должны были разобраться, так еще и тяга к исследованием – их общая черта. И кому еще можно без раздумий доверить спину, как не собственной сестре?

+1

8

- Что я думаю обо всем этом? Что это либо откровенная глупость несведущих или откровенная издевка знающих, этакий манок на любопытного. Знаешь, мне не кажется что тут что-то сверхъестественное, но проверить действительно стоит, ты прав. - Пыль задумчиво потерла подбородок черными пальцами. Она так и не надевала перчаток, а потому все могли полюбоваться ее странными ладонями. Правда, вокруг никого небыло, а брата этим не удивишь. - В Церковь сообщим по итогу проверки, если уже местные что-то заметили краем глаза, то нужно будет позднее изобразить вестника. Либо пришлют кого-то серьезного, либо сами изобразим на коленки. Местные, похожи, личности крайне непритязательные. Им может и простая постановка подойдет. Расскажем что-нибудь путное, скорчим максимально возвышенные рожи и смоемся поскорее. Эх, плакал мой отпуск горючими слезами. Слушай, а может вместе куда-нибудь потом отправимся? Белфант мне уже не нравится, все настроение испортил, гад.

Народная мудрость гласит: отправляясь в отпуск, никому об этом не сообщай, иначе работать придется от заката до рассвета. Почему же я не прислушалась к мудрости своего учителя?! А ведь был мудрейшим и опытнейшим из малого народца. А могла бы отучиться на пианистку и играть где-нибудь в гармоничном созвучии. Клацала бы на кнопки, или что там у этой рояли и ходила крайне одухотворенная, а все бы велись и ничего тяжелее нот не доверяли бы мне никогда. Справедливость явно не светила в мое окно при рождении.

С этими мыслями Пыль вышла с полянки и пошла по лесному бездорожью периодически оглядываясь на брата. Вперед ее вели символы, которые становились то крупнее и ярче, то совсем незаметными, словно путая незадачливого гостя. Трава под ногами не была примята, словно тут давно уже никого не было, либо же здесь не ходили толпы народу. Символы уводили в чащу еще шагов на двадцать и... кончались?! Хатиса недоуменно повертела головой.

- Ты видишь дальше хоть один глупый символ? Мне кажется, что их нет дальше. Давай ты вперед и налево, я вперед и направо. Пройдемся немного и постараемся поискать еще знаки. Может парочку смыло дождем или еще чего. - Шадд направилась направо, как и говорила. Прошла шаг, два, десятку. Осматривала каждое приметное дерево и камень. Знаки как корова языком слизала. Более того, сама чаща с каждым шагом становилась все неприветливее и неприветливее. Кусты норовили зацепиться своими шипами за плащ и оставить себе его кусочек на память, ветки путались в волосах и изо всех сил старались оцарапать лицо. Пыль, никогда не дружившая с природой, не видела в поведении леса ничего необычного. Но любой специалист подтвердил бы. Здесь явно что-то не так.

Пройдя еще немного Пыль развернулась и собралась в обратную дорогу. Начинало темнеть и видимость в лесу резко упала, поэтому нет ничего удивительного в том, что девушка неудачно наступает на поваленное дерево, оскальзывается и падает со всего своего немаленького роста на моховую подстилку. Под которой судя по треску что-то есть. И, прежде чем шадд успевает отползти это что-то ломается с гнилым звуком и проваливается куда-то вглубь. Хатиса наполовину проваливается в эту дыру, умудряясь ухватиться руками за то мерзкое бревно, из-за которого все и произошло. Она сжимает зубы чтобы не издать ни звука и кое-как вылезает наверх. Шуметь больше опасно, мало ли кто бродит вокруг или кто живет в этой, с позволения сказать, норе. В первую очередь она убеждается, что лаз достаточно глубокий и прямо сейчас оттуда никто не лезет, а уже затем достает платок и начинает им оттираться от грязи. И, конечно, ждет брата который прибежит на шум. Царапины она обработает чуть позже.

- Я оступилась и провалилась в этот лаз. Выглядит достаточно глубоко чтобы не природное происхождение. - Хатиса кидает шишкой в черный провал и, судя по звуку, не так уж там и глубоко. Но достаточно чтобы человек прошел сгорбившись. Она указывает на гнилые остатки люка. - Кажется, я просто сломала вход. Поэтому не вижу ни одной причины игнорировать этот знак Эвристы и уходить не исследовав место. Есть свет?

+1


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [30 Расцвет 1050 года] Волею случая


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно