поговаривают, мол...

В день Чернолуния полагается завесить все зеркала и ни в коем случае не смотреть на собственное отражение.

Некоторые порождения дикой магии могут свободно проходить сквозь стены.

В Солгарде все желающие могут оформить заявку на тур по тавернам, включающий в себя 10 уникальных заведений со всех уголков мира, и посещение их всех в один день!

Дикая роза на крышке гроба запрет вампира внутри.

В центре опустевшей деревушки подле Фортуны стоит колодец, на бортиках которого грубо нацарапана фраза на эльфийском: «Цена должна быть уплачена».

Старый лес в окрестностях Ольдемора изменился. Звери изменились вместе с ним. Теперь их нужно убивать дважды.

В провинции Хельдемора не стихает молва о страшной угрозе, поджидающей путников на болоте, однако... всякий раз, когда туда прибывали нанятые охотники, они попадали в вполне себе мирную деревеньку.

Беда! Склеп мэра одного небольшого города возле Рон-дю-Буша едва ли не полностью ушел под землю после землятресения. Лежавшие там мирно тела... пропали.

В окрестностях Рон-дю-Буша есть примечательный город, главная особенность которого — кладбище. Поговорите с настоятелем местной церкви и он непременно отыщет для вас могилу... с вашим именем.

Известный мастер ищет бравого героя, дабы увековечить его благородный лик в камне.

Тролль, которого видели недалеко от деревни на болотах, говорит на общем языке и дает разумные советы напуганным путешественникам, встречающих его на пути.

Книги в большой библиотеке при ольдеморской консерватории начали разговаривать, и болтают они преимущественно друг с другом.

В Керноа кто-то повадился убивать горожан. Обнаруживший неизменно замечает, что из тел убитых растут... зеленые кусты.

В Эльмондо обрел популярность торговец, раз в период заглядывающий в столицу и предлагающий всем желающим приобрести удивительно умных зверей. Правда все чаще звучат голоса тех покупателей, которые утверждают, будто иной раз животные ведут себя странно.

Если в Новолуние поставить зажженную свечу на перекресток - можно привлечь Мертвого Феникса, который исполнит любое желание.

Некоторые представители расы шадд странным образом не нуждаются во сне - они вполне могут заболтать вас до смерти!

Эльфы просто обожают декорировать свое жилье и неравнодушны к драгоценностям.

Дворфы никогда не бывают пьяны, что говорится, «в зюзю». А вот гномы напиваются с полкружки пива.

Бросьте ночью 12 Расцвета в воду синие анемоны, подвязанные алой лентой, и в чьих руках они окажутся, с тем вас навек свяжет судьба.

Оборотни не выносят запах ладана и воска.

В Сонном море существуют целые пиратские города! Ничего удивительного, что торговые корабли никогда не ходят в этом направлении.

Хельдемор не отличается сильным флотом: портовые города в гигантском королевстве ничтожно малы!

Положите аркану Луна под подушку в полнолуние чтобы увидеть сон о будущем!

Благословение Луны, которым владеют представители Фэй-Ул, способно исцелить от любого проклятия в течении трех дней после его наложения.

Джинны огня дарят пламя, закованное в магический кристалл, в качестве признания в любви.

В Маяке Скорби обитает призрак водного джинна, который вот уже пятьдесят лет ждет свою возлюбленную и топит каждого, чья нога ступит в воды озера, окружающего маяк.

Фэй-Ул пьянеют от молока, а их дети не нуждаются в пище первые годы жизни - главное, чтобы ребенок находился под Луной.

Самой вкусной для вампиров является кровь их родственников.

Свадьбы в Аркануме проводятся ночью, похороны - днем. Исключение: день Чернолуния, когда ночью можно только хоронить.

В лесу Слез часто пропадают дети, а взрослый путник легко может заблудиться. Очевидцы рассказывают, что призрачный музыкант в праздничной ливрее играет всем заблудшим на флейте, и звук доносится со стороны тропы. А некоторым он предлагает поучаствовать в полуночном балу.

Не соглашайтесь на предложение сократить дорогу от незнакомых путников.

На острове Чайки стоит роскошный особняк, в котором никогда нет людей. Иногда оттуда виден свет, а чей-то голос эхом отдается в коридорах. Говорят что каждый, кто переступит порог, будет всеми забыт.

Озеро Лунная Купель в Лосс'Истэль полностью состоит не из воды, а из лучшего вина, которое опьяняет сладким вкусом!

Утеха стала приютом целым двум ковенам ведьм: неужто им здесь медом намазано?

В языке эльфов нет слова, обозначающего развод.

По ночам кто-то ошивается у кладбищ подле Руин Иллюзий.

В Фортуне дают три телеги золота в придачу тому, кто согласен жениться на дочери маркиза.

В Белфанте очень не любят культистов.

Не стоит покупать оружие у златоперого зверолюда, коли жизнь дорога.

Кто-то оставил лошадь умирать в лесу Ласточки, а та взяла и на второй день заговорила.

Храм Калтэя называют проклятым, потому что в статую древнего божества вселился злой дух и не дает покоя ныне живущим. Благо, живут подле статуи только культисты.

В Озофе то и дело, вот уже десять лет, слышится звон колоколов в день Полнолуния.

Жители утверждают, будто бы портрет леди Марлеам в их городке Вилмор разговаривает и даже дает им указания.

Чем зеленее орк, тем он сильнее и выносливее.

У водопада Дорн-Блю в Ольдеморе живут джинны воды и все, до единого - дивной красоты.

На Ивлире ежегодно в период Претишья происходит турнир воинов. В этом году поучаствует сам сэр Александер Локхард - личный охранник ее Величества королевы Маргарет!

Все аристократы отличаются бледностью кожи, да вот только в Рон-Дю-Буше эти господы будто бы и вовсе солнца не знают.

В мире до сих пор существуют настоящие фэйри, да вот только отличить их от любого другого существа - невозможно!

Фэй-Ул настолько редки, что являются настоящей диковинкой для всего Аркануме. А на диковинки большой спрос. Особенно на черном рынке...

18 Бурана дверь королевского дворца Хельдемора распахивается всем желающим, бал в ночь Первой Луны.

В 15-20 числах в Лосс'Истэле происходит Великая Ярмарка Искусств - это единственный день, когда эльфы позволяют пройти через стену всем.

10 Безмятежья отмечается один из главных праздников - самая длинная ночь года. в Рон-дю-Буше проводится Большой Маскарад.

42 Расцвет - день Солнцестояния, неофициальный праздник Пылающих Маков в Ольдеморе, когда молодые люди ищут цветок папоротника и гадают.

22 Разгара отмечается Урожайный Вал в Фортуне.

Каждую ночь спящие жители Кортелий подле Утехи выбираются из своих постелей, спускаются к неестественно синему озеру и ходят по его песчаному дну. Поутру их тела всплывают, а селяне всерьез боятся спать.

В деревне Уилмот подле Вилмора более 90% детей умирают при рождении и тем странней, что несколько семей отличаются в ней поразительным плодородием.

Администрация проекта: один, два, три.
нужные персонажи
24.09 Осталось 4 дня до окончания прогноза астрологов.

Арканум. Тени Луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [13 Разгар 1056] Вonа mente


[13 Разгар 1056] Вonа mente

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Вonа mente

http://forumupload.ru/uploads/001b/0c/86/12/905846.jpg

Альдемера, королевский дворец| вечерВинсент III | Кана Широ

Вся королевская конница,
Вся королевская рать
Не может Шалтая,
Не может Болтая,
Шалтай-болтая,
Болтая-Шалтая,
Шалтай-болтая собрать!

Закрутить колесо Аркан?
нет

+3

2

Шипение раздавалось из самых разных углов. Эти разговоры - тихие, прикрываемые легкой и ненавязчивой струнной музыкой. До танцев было еще далеко, гости собрались лишь на две трети. Но все они уже занимались привычными аристократскими делами.
Для многих девиц это был первый большой выход в свет. Кто-то искал себе мужей, кто-то собирал сплетни, кто-то надеялся на покровительство и обучение. Мужчины, впрочем, были почти такими же - юные мальчишки, обучающиеся у старших братьев и отцов ведению дел. Каким бы змеиным гнездом не было это место, Винсент ощущал себя здесь, как в своей тарелке. Почти также комфортно себя чувствовал и его спутник, Август.

Экипаж с четверкой вороных коней остановился у величественного, огромного и до невозможности роскошного альдемерского замка. Где-то здесь прямо сейчас находится король. И если у Августа бабочки в животе пели от этой мысли, то Арабэтт был к ней совершенно равнодушен.
- Держи себя в руках, Август, как никогда прежде. В Солгарде ничего не стесняющиеся дикари по сравнению с людьми, которых мы увидим сейчас. Они говорят не только на языке выгоды, как солгардцы, но и на языке титулов и репутации.

Стук каблуков и кончика трости извещал всех аристократов о визите двух иногородних гостей. И если Августа сопровождала его жена, то Винсент решил, что обойдется без дамского сопровождения - еще не хватало ему нести ответственность за какую-нибудь девушку. Едва Третий зашел в здание, как всякие признаки хромоты у него исчезли - он держался уверенно, словно молодой мужчина, и отвешивал поклоны всякому встречному графу, и пожимал руку любому барону. Окажись в этом зале маг очарования, то он сразу бы почувствовал, как Винсент не стесняется в использовании дара - он старался у каждого вызвать улыбку и одобрение, а также представить своего помощника и его жену, да так, чтобы одобрения хватило и на них. Но ему должно достаться больше всех.
- Сегодня нас интересуют придворные алхимики, травники, маги и лекари. Их необходимо убедить в том, что товара лучше, чем наш, им не заполучить. Но делай это ненавязчиво - не забывай о том, что ты аристократ, так что старательно заводи друзей. И чем выше его титул - тем лучше.

Краткие инструкции даны, и им можно разделиться. Женушка ушла под белы рученьки местных дам, что для Винсента были подобны воронам, что нашли умирающую лань и ждут возможности первыми клюнуть в нее.
Винсент с Августом же быстро нашли себе компанию - из коллег-конкурентов и нескольких придворных графов и герцогов - дальних родственников самого Арабэтта, который старательно свою принадлежность к древнему роду демонстрировал - его темная одежда призвана была подчеркнуть снежную белизну волос.
И закрыли крышку банки с пауками.

+2

3

[nick]Леди Каэри[/nick][icon]http://forumupload.ru/uploads/001b/0c/86/12/389428.jpg[/icon]
— Выглядите потрясающе, леди Каэри. Будто на вас шилось.

Шилось, как же. Единственное, к чему с натяжкой можно было отнести данное понятие, красовалось под грудью, перетягивая талию до немыслимого диаметра и откровенно мешая дышать. Весь остальной наряд, состоящий из легкого струящегося шифона в роли юбки и невнятного бюстье, и нарядом-то назвать язык не поворачивался. У нее так точно.

К моменту, когда мероприятие разогналось настолько, что собравшиеся благородные гости в большинстве своем уже перестали демонстративно выпячивать губы и нарочито медленно цедить из бокалов вино, а позволили себе перейти к непосредственному общению и решению дел друг с другом, «Леди Каэри» в очередной раз тихо ненавидела его – свое платье, пресловутое вино, сложную прическу, с вплетенной в волосы россыпью золотых нитей, и этими самыми нитями больно цепляющую, да и вообще весь этот вычурный и припудренный налетом лживой нравственности содом.

Но больше всего она скрипела зубами из-за графини де Вильер, светлой, притащившей ее в качестве своего бодигарда на этот праздник жизни и нарядившей в невесть что. Хотя, насчет последнего удивляться не приходилось. Светлые эльфы никогда не брезговали подчеркнуть собственный статус при помощи темных, используя оных в качестве прислуги, эскорта, персональной охраны и так далее. Иметь при себе хорошо обученного темного в некоторых кругах было даже престижно, пусть на публику и утверждалось обратное. Светлые будто смаковали свое превосходство, даром что являлись для темных в определенном смысле прародителями, ведь в сущности все они ведут свой род от единого семени…

Она совсем непохожа на юную, вечно цветущую деву вроде тех, какими кажутся даже перевалившие за три сотни лет светлые эльфийки. Напротив, в грубоватых, более резких чертах лица, словно высеченных из камня, сквозит умудренная и искушенная жизненным опытом женщина. А еще в них определенно сквозит неистовое желание наконец стянуть с себя эту тряпку!

Вновь оступившись на чересчур длинном подоле, Кана стиснула зубы, сдерживая рвущиеся наружу армейские ругательства не самого благозвучного вида. Тысяча и одна гребаная драпировка!

Кто вообще придумал платья в качестве эталонной одежды для представительниц «слабого» пола в светском обществе? Не иначе, какой-нибудь алчный ценитель женских прелестей с повадками павлина. Однако не стоит забывать, что без пышного хвоста любой из павлинов – обычная курица.

Терпение. Не впервой.

Терпение ей бы в самом деле не повредило. Решив так, эльфийка вновь хлебнула из своего бокала и в который раз внимательно оглядела банкетный зал. Выпитое ничуть не сказывалось на привычной к различным ситуациям и миссиям наемнице: она была достаточно трезва, чтобы не вонзаться в толпу, словно нож в подтаявшее масло, но держаться в стороне и даже на высоте – на балконе второго яруса, откуда открывался самый лучший вид на собравшихся во дворце.

Что ж, вот и она, ее сегодняшняя нелепая цель. Сверкает платиной волос в свете тысячи ажурных канделябров, щеголяет франтовской тростью и источает феромоны на всех вокруг. Посыльный предупреждал о талантах сего господина, так что стоит быть начеку.

Впрочем, Кана Широ никогда не боялась трудностей. Да и сама она не лыком шита.

Еще один долгий глоток. Пожалуй, вино ей ненавидеть не за что. Его единственный минус в том, что оно слишком быстро заканчивается.

Отредактировано Кана Широ (13.06.2021 01:25)

+1

4

Винсент чувствовал себя в своей стихии. Волны его речей гармонично вплетались в беспокойное аристократское море, он представлял господам себя и помощника, кто-то, умирая от смущения, знакомился с ним - в основном юные девки, которых притащили матери. Неудивительно - Винсент все еще холост, он все еще солидный жених. И, к тому же, неумолимо стареет. Заиметь от такого человека ребенка, ну или хотя бы брак, означает автоматически обеспечить себя деньгами от компании на всю оставшуюся жизнь. А ежели будет наследник, то и весь свой род украсить травяными деньгами.
Но Винсент, чего тут врать, этим вниманием наслаждался. Он питался им, словно настоящий вампир. Перецеловал не меньше десятка рук, отвесил не один поклон, шутил о своей переломанной ноге не менее трех раз за начало вечера. И он был словно главная рыба, хотя на самом деле был очень далек от звезды вечера. Звездами, бесспорно, были советники, которым Винс только рад засвидетельствовать свое почтение и надежду на дальнейшее сотрудничество.
А сколько он пил вина, ммм... Казалось бы, он даже не расстается с бокалом, хотя на деле до сих пор не допил первый. Он был хищником, который ловил всякую интересную жертву и способен был отпугнуть любую неинтересную. Но всему приходит конец.

Танец - самый красивый момент любого бала. Юные леди падают ниц пред юными мужчинами, кружатся в красивом танце, демонстрируя свою молодость. Какой прекрасный вид открывался со второго этажа - много света, синхронные точки людей, разлетающиеся платья. Да, вид там наверняка отличный, но добраться туда Винсент не мог.
Как не мог и танцевать. Он, конечно, всякий раз отшучивался, мол, он спляшет на том свете, но каждый раз он испытывал странное чувство - чувство неудовольстия, как если бы у ребенка забрали игрушку. Не самую любимую, а любую. Винсенту приятно было иметь возможность выбора - танцевать или нет. Но теперь он этого выбора был лишен - и это раздражало.  К тому же, он должен был смотреть на танцы молча, проявляя уважение, но долго он не вынес - нога, черт бы ее подрал, заныла. Кажется, расстраивалась, что не танцует.

Бокал был допит. Арабэтт двинулся к коридорам, стремясь, в первую очередь, исчезнуть с глаз аристократии хоть на мгновение и насладиться болью в гордом одиночестве. Кажется этот столб, рядом с которым стоит ваза с каким-то чудным растением, подойдет прекрасно. Винс прижался к ней спиной, прячась от всякого любопытного взгляда, и позволил себе на пару мгновений прикрыть глаза. Если кто-то подойдет, то он обязательно услышит.

+1

5

[nick]Леди Каэри[/nick][icon]http://forumupload.ru/uploads/001b/0c/86/12/389428.jpg[/icon]Филигранные переливы чистой, словно алмазные капли музыки сопровождали очередной изысканный танец. Недаром Его Величество пригласил на свой «скромный» банкет самых выдающихся исполнителей из Лосс'Истэля: тут были и арфисты, и флейтисты, звенели струны лютни и отбивался четкий ритм.

Но вот оркестр смолк и дворец вновь попал в плен десятков, нет, сотен голосов. От этого вязкого гомона нелегко спрятаться, и пусть здесь, в помпезных кулуарах звучат лишь отголоски, они, кажется, заполняют собой все пространство и не брезгуют забивать уши подобно плотной вате.

Звонкий перестук каблучков врывается в это месиво из звуков откуда-то слева. Во всяком случае, утомившемуся аристократу может показаться, что он доносится именно с той стороны. Размеренный цокот приближается довольно стремительно, даже неотвратимо. Звук нарастает по мере сокращения дистанции между ними, рассекая шум множества голосов, как громовые раскаты дождливое небо. Но стоит Винсенту открыть глаза, и он с удивлением обнаружит, что слева от него никого нет.

— Прекрасный вечер, не находите?

Темная эльфийка в мудреном облачении приблизилась к нему – как такое может быть? – справа. В одной руке бокал на длинной ножке, вторая подпирает грудь. Золотые зрачки, в тон многочисленным кольцам-браслетам на запястьях, глядят прямо, без тени стеснения. Лишь изредка веки с длинными темными ресницами плавно опускаются, и от этого создается впечатление, что перед герцогом не представитель одной из древнейших рас Арканума, а большая дикая кошка. Что ж, в каком-то смысле так оно и есть.

Она играет рубиново-алым нектаром на дне бокала и дежурно улыбается одними губами, однако, если Винсент сосредоточится и напряжет память, то поймет, что буквально минуту назад видел это лицо среди цветочных гирлянд на втором этаже. Возможно ли спуститься оттуда настолько быстро? Или ему просто привиделось?..

— Как по мне, все эти торжественные приемы весьма однообразны и утомительны, однако, глядя на вас, я начинаю думать, что ошибаюсь. Ведь даже здесь можно провести время с пользой.

Женщина безапелляционно протягивает свободную руку – ту, что была под грудью – тыльной стороной запястья вверх.

— Леди Каэри, будем знакомы.

Отредактировано Кана Широ (13.06.2021 01:23)

+1

6

"Неужели я просто не могу побыть один!?" - мысленно воскликнул Винсент и сразу же отослал эту мысль куда подальше. Ну конечного же не может, он ведь на королевском приеме. И вообще, такие мысли допустимы только если речь идет о малолетних идиотах, которые не осознают своего счастья. Вот и он из-за какого-то нытья ноги решил уйти - глупое решение. Пора возвращаться.

Винс выпрямился, но опустил голову, положив руку на бедро. Им предстояло еще много работать - ему и его дрянной ноге, живущей какой-то своей жизнью, которую Винсент очень плохо понимал.
Его уединение с близким другом прервал стук каблуков, но ни одного голоса Винс не слышал. Какие-то дамы решили уйти с вечера? Или юноши? Каблуки тут носили все, сложно было сказать наверняка. Но эти, кажется, были тонкими - у них был другой звук.
Арабэтт глянул налево, надеясь увидеть кого-то, идущего мимо него. Но голос раздался справа - и Винс даже чуть вздрогнул, сжимая пальцами рукоять своей трости. Едва Винсент заслышал голос, то тут же выпрямился и дежурно улыбнулся, делая вид, что никакая боль его не беспокоит.

Перед ним была темная эльфийка. И, как показалось по ее поведению и позе, совсем не юная. Мало какая женщина решит уединиться с мужчиной на таком вечере. И мало какая женщина уделит внимание старому холостому аристократу. Дело не столько в дряблом члене, сколько в слухах, какие могут расползтись в аристократской среде. Впрочем, это больше касается людей. А вокруг темных эльфиек и так полно слухом.
Их не любят в Галатее. И Винсент тоже не любил. Он вообще не любил кого-то, кроме людей.

Если отбросить неестественный цвет кожи, женщиной она была... Сносной. Ее фигура была наверняка хороша, но вульгарное платье и переизбыток железа портили общую картину. И, кажется, Винс только что ее видел - наверху. Фиолетовых существ сложно потерять из виду. И вряд ли сейчас на этом вечере много других эльфов. Магия? Тайные лестницы? Или отсутствие лестниц?

Однообразные и утомительные. Винсент чуть усмехнулся, беря ее руку в свою и оставляя на пальцах коротких уважительный поцелуй. Он ощущал от этого скорее омерзение, чем удовольствие, но на выражении лица Винсента это никак не сказалось. И пожимать руку он не собирался - этикет не позволял.
К тому же, Винсент и тут решил не обходиться без магии - и постарался наслать флер легкого самодовольства от этого дежурного жеста. Женщинам ведь должна нравиться такая галантность.
- Все торжественные приемы прекрасны тем, что одинакова у них только обложка, но никак не суть. Восприятие зависит от того, открыта была книга или нет. Господин Арабэтт.
Винсент чуть кивнул. Ему было невдомек, чем он привлек внимание эльфийки, но не ожидал ничего хорошего. О его расизме были наслышаны, особенно после того, как он стал увольнять нелюдей. Быть может... Ему пришли за это отомстить? Иначе откуда такая целенаправленность? Неужели ему уже стоит беспокоиться?
Или уже пора бежать?
Или все это глупость и это просто очень яркая женщина, которую не сломало человеческое отношение к ее расе? Вызвало бы уважение у кого-то другого, но не Винсента.

+1

7

[nick]Леди Каэри[/nick][icon]http://forumupload.ru/uploads/001b/0c/86/12/389428.jpg[/icon]

Она отнимает руку точно в тот момент, когда это необходимо, согласно нормам приличий, не задерживая ее дольше положенного и вместе с тем не ускоряя обмен любезностями ни на одну секунду. Ни больше, ни меньше: ровно столько, сколько предписывают правила. Бокал вновь подносится ко рту прежним плавным и грациозным движением, однако присмотрись герцог хоть немного внимательнее, то, наверное, сможет различить некую механичность этого процесса, как будто каждый взмах руки четко выверен. Как если бы вся эта грация была напускной, пусть и отточенной до совершенства.

— Винсент III Арабэтт… — кажется, чуть более рассеянно, чем стоило бы протягивает эльфийка, намеренно или нет пропустив всю первую половину сказанного герцогом. Да что там – игнорируя вообще всю его речь, кроме последней части.

А еще она знает его имя, хоть целиком он его и не называл. Она знает…

— Ходит молва, будто вы весьма преуспели в выращивании и распространении ценных растений. Будто сам монарх заинтересован в вашей продукции… — произносит вдруг леди Каэри, не оставляя своему визави шанса зацепиться за предыдущую мысль.

Если бы за их беседой наблюдал кто-нибудь со стороны, он бы, вероятнее всего, заметил, как расфокусированы золотистые зрачки довольно экзотической для подобного приема женщины, как, глядя вроде бы прямо и безмятежно, она, тем не менее, чаще задерживает взгляд скорее на губах герцога, чем на чем-либо другом. Но их никто не видит: коридоры в это время столь удачно пусты, а музыка в банкетном зале минутой раньше так яростно заиграла вновь, что уединенное общение двух гостей этого вечера оставалось пока никем не замеченным.

Помедлив, темнокожая эльфийка завершает фразу волнующим полушепотом:

— … и моя госпожа – графиня Эллин де Вильер – заинтересована не меньше.

И сразу все встало на свои места. Наверняка любой, кто был хоть сколько-нибудь наслышан о косметических лавках де Вильер, разбросанных по большей части Галатеи, смекнул бы, откуда ветер дует. Теперь, когда эльфийка озвучила имя графини родом из Лосс’Истэля (выскочившей около полувека назад замуж за человеческого графа – по большой любви, если верить слухам) в качестве стороны, от чьего лица она ведет… или, вернее, только намеревается вести переговоры, сомнения Винсента относительно цели ее настойчивого внимания должны были развеяться если не полностью, то хотя бы отчасти.

Высшие эльфы редко упускали возможность подчеркнуть свой статус и побаловать собственное эго, демонстрируя находящихся в услужении темных. Не было ничего удивительного в том, что к Винсенту послали представителя именно этой расы.

+1

8

Конечно же, его имя было на слуху. Особенно у конкурентов. Особенно у их посланников, точно знающих, к кому они идут. К тому же, он был очень примечательным Арабэттом. Все братья и отец, конечно, имели специфические отличительные особенности, но и среди них Третий выделялся сильнее прочих - он был единственным Арабэттом главной семейной ветви, проживающим в Хельдеморе.
Но сегодня, кажется, о нем знали как о главе "Ингредиентов и трав". И, кажется, пытались напрямую угрожать на большом вечере. В коридоре, где не было других людей.

Винсент не отводил взгляда от ее глаз. Магия была его единственной защитой, но его магия была подобно яду, который действует лишь спустя какое-то время. Значит время нужно было тянуть, прежде чем нанести удар - убежать он все равно не сможет. И почему-то ему казалось, что будь он здоров, то все равно убежать бы не смог.
Или предлагают сотрудничество?

О ее фамилии Винс был наслышан.  Косметика требовала порой особенных ингредиентов, но не то чтобы Третий был заинтересован в этом. По крайней мере, у него всегда хватало других клиентов, однако расширить сферу своего влияния всегда было хорошим решением. По крайней мере сейчас он может себе это позволить.
- Не только растения. Я сотрудничаю с охотниками за сокровищами, которые все время вытаскивают из забытых луной катакомб ценные ингредиенты и камни, к тому же многие лесные охотники приносят мне ценные звериные шкуры и органы. Травы не единственная сфера моей деятельности.
Винсент говорил об этом с гордостью, и вызывал при помощи магии очарования чувство уважения и восхищения у своего собеседника. Но вызывал осторожно, постепенно приучая собеседницу к таким фокусам. Ему хотелось, чтобы она думала, что эти чувства появились у нее сами собой.
Она почувствует подвох только если притворяется заинтересованной в его деятельности. А зачем она тогда еще пришла?
- Чего же хочет твоя госпожа?

+1

9

[nick]Леди Каэри[/nick][icon]http://forumupload.ru/uploads/001b/0c/86/12/389428.jpg[/icon]

Говорят, что представители темной, если можно так выразиться, ветви эльфов, не склонны чрезмерно украшать себя или каким-либо образом выделять внешне. Это, скорее, удел высших, в то время как жителям подземелий обычно и без того достается немало внимания. Внимания, которого предпочтительнее было бы избегать.

Однако королевский прием все же требует соблюдения некоторых условностей, и одной из них, к сожалению или к счастью - зависит от точки зрения, - как раз таки и является яркий, цепляющий глаз туалет. В случае «леди Каэри» безделушек (ли?) было, пожалуй, даже слишком много, но некоторые из них, будучи однажды замеченными, представляли особенный интерес. Например, вон у тех шпилек в волосах, поблескивающих в тусклом освещении настенных факелов, кажется, очень острые края...

И владелица этих шпилек снова как будто… не слушает. Скорее, угадывает каждое последующее слово своего собеседника – удачно или нет, как повезет. Что же это? Полнейшее отсутствие интереса к предмету разговора или дело здесь куда сложнее?

Когда мимо степенной походной проплывает с подносом слуга в золотой ливрее, Кана незаметно улыбается одними губами и с тихим звоном ставит на поднос свой опустевший бокал. Превосходно. Этот паж отнюдь не первый среди числа «вольных слушателей», затерявшихся в этом пустом, на первый взгляд, коридоре.

А значит, шалость удалась в полной мере.

И мысли, которые она внушала окружающим слюнтяям весь вечер, такие громкие мысли о ненавистной высшей эльфийке, принудившей несчастную темную подчиняться и позориться в чрезмерно открытом наряде, мысли о том, как наскучила ей суета вечера, все эти стандартные междусобойные интриги знатных гостей и прочее, уже должны были отложиться на подкорке у тех, кому адресовались. Отложиться и заставить думать, что здесь не происходит ровным счетом ничего необычного: конкуренты за внимание короля попросту упражняются в красноречии и меряются достижениями.

Эта самая эльфийка, к слову, по мнению Каны, заслужила свою часть помоев. Теперь, благодаря тайно заглядывающим в черепушки гостей шпионам короля, в кругах знати как пить дать распространится крайне нелестное мнение о расистских замашках Эллин де Вильер и ее способе ведения дел, сводящемся к простым угрозам, в которые, несомненно, перерос бы дальнейший тет-а-тет. Лишившись одного из прямых конкурентов (кто бы мог подумать, что кроме косметической области графиня уже настроилась откусить кусок чужого поля, связанного с алхимией?), бизнес белокурого инвалида определенно устремится в гору. В еще более высокую гору. 

Не за что, господин Арабэтт, пользуйся на здоровье.

Пользуясь, конечно, ему придется вернуть сторицей доброе расположение Дома Змея. В эквиваленте звонкой монеты. Учителя по праву могли бы гордиться своей подопечной, этим острозаточенным продуктом порочного воспитания.

Последний «слушатель» покидает зону досягаемости за дальней шторой и это становится сигналом к действию.

Теперь их точно не побеспокоят. Наемница резко сбрасывает с лица блуждающую полуулыбку, точным движением выхватывает шпильку из волос и, приставив ее к подбородку герцога с явным намерением вонзить глубоко под челюсть, доверительным полушепотом сообщает:

— Дом передает привет, мистер золотой мешок. Не думаешь ли ты, приятель, что те, кто присматривает за тобой из тени, делают это бесплатно? Или за те жалкие гроши, которые ты им отстегиваешь? Что случится, если, скажем, в твой дом, да что там, все твои дома, проникнут – о ужас – разбойники с большой дороги, ведомые жаждой наживы, и не оставят после себя камня на камне? И плевать им на охрану, да явись сам Хэйру во плоти, клянусь, это не стало бы помехой.

Она помолчала, изучая холеное, несколько помятое временем и, очевидно, ведением не самого здорового образа жизни, лицо. Почувствовал он подвох заранее, ощутил ли, что Фаллакс с самого начала их уединенной «беседы» горит огнем в правой мочке, а сама она намеренно не смотрит в дурманящие глаза, считывая отдельные слова по движениям губ? Пожалуй, заткнутых максимально глубоко в ушные раковины плотных валиков из крученой нити, препятствующих проникновению звука голоса и, соответственно, наведению чар, он тоже не предвидел.

— Не думаешь ли ты, господин Арабэтт, что стоит уделять своим теневым друзьям чуть больше внимания и средств?

Отредактировано Кана Широ (28.07.2021 04:04)

0


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [13 Разгар 1056] Вonа mente


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно