поговаривают, мол...

В день Чернолуния полагается завесить все зеркала и ни в коем случае не смотреть на собственное отражение.

Некоторые порождения дикой магии могут свободно проходить сквозь стены.

В Солгарде все желающие могут оформить заявку на тур по тавернам, включающий в себя 10 уникальных заведений со всех уголков мира, и посещение их всех в один день!

Дикая роза на крышке гроба запрет вампира внутри.

Если в Новолуние поставить зажженную свечу на перекресток - можно привлечь Мертвого Феникса, который исполнит любое желание.

Некоторые представители расы шадд странным образом не нуждаются во сне - они вполне могут заболтать вас до смерти!

Эльфы просто обожают декорировать свое жилье и неравнодушны драгоценностям.

Дворфы никогда не бывают пьяны, что говорится, «в зюзю». А вот гномы напиваются с полкружки пива.

Бросьте ночью 12 Расцвета в воду синие анемоны, подвязанные алой лентой, и в чьих руках они окажутся, с тем вас навек свяжет судьба.

Оборотни не выносят запах ладана и воска.

В Сонном море существуют целые пиратские города! Ничего удивительного, что торговые корабли никогда не ходят в этом направлении.

Хельдемор не отличается сильным флотом: портовые города в гигантском королевстве ничтожно малы!

Положите аркану Луна под подушку в полнолуние чтобы увидеть сон о будущем!

Благословение Луны, которым владеют представители Фэй-Ул, способно исцелить от любого проклятия в течении трех дней после его наложения.

Джинны огня дарят пламя, закованное в магический кристалл, в качестве признания в любви.

В Маяке Скорби обитает призрак водного джинна, который вот уже пятьдесят лет ждет свою возлюбленную и топит каждого, чья нога ступит в воды озера, окружающего маяк.

Фэй-Ул пьянеют от молока, а их дети не нуждаются в пище первые годы жизни - главное, чтобы ребенок находился под Луной.

Самой вкусной для вампиров является кровь их родственников.

Свадьбы в Аркануме проводятся ночью, похороны - днем. Исключение: день Чернолуния, когда ночью можно только хоронить.

В лесу Слез часто пропадают дети, а взрослый путник легко может заблудиться. Очевидцы рассказывают, что призрачный музыкант в праздничной ливрее играет всем заблудшим на флейте, и звук доносится со стороны тропы. А некоторым он предлагает поучаствовать в полуночном балу.

Не соглашайтесь на предложение сократить дорогу от незнакомых путников.

На острове Чайки стоит роскошный особняк, в котором никогда нет людей. Иногда оттуда виден свет, а чей-то голос эхом отдается в коридорах. Говорят что каждый, кто переступит порог, будет всеми забыт.

Озеро Лунная Купель в Лосс'Истэль полностью состоит не из воды, а из лучшего вина, которое опьяняет сладким вкусом!

Утеха стала приютом целым двум ковенам ведьм: неужто им здесь медом намазано?

В языке эльфов нет слова, обозначающего развод.

По ночам кто-то ошивается у кладбищ подле Руин Иллюзий.

В Фортуне дают три телеги золота в придачу тому, кто согласен жениться на дочери маркиза.

В Белфанте очень не любят культистов.

Не стоит покупать оружие у златоперого зверолюда, коли жизнь дорога.

Кто-то оставил лошадь умирать в лесу Ласточки, а та взяла и на второй день заговорила.

Храм Калтэя называют проклятым, потому что в статую древнего божества вселился злой дух и не дает покоя ныне живущим. Благо, живут подле статуи только культисты.

В Озофе то и дело, вот уже десять лет, слышится звон колоколов в день Полнолуния.

Жители утверждают, будто бы портрет леди Марлеам в их городке Вилмор разговаривает и даже дает им указания.

Чем зеленее орк, тем он сильнее и выносливее.

У водопада Дорн-Блю в Ольдеморе живут джинны воды и все, до единого - дивной красоты.

На Ивлире ежегодно в период Претишья происходит турнир воинов. В этом году поучаствует сам сэр Александер Локхард - личный охранник ее Величества королевы Маргарет!

Все аристократы отличаются бледностью кожи, да вот только в Рон-Дю-Буше эти господы будто бы и вовсе солнца не знают.

В мире до сих пор существуют настоящие фэйри, да вот только отличить их от любого другого существа - невозможно!

Фэй-Ул настолько редки, что являются настоящей диковинкой для всего Аркануме. А на диковинки большой спрос. Особенно на черном рынке...

18 Бурана дверь королевского дворца Хельдемора распахивается всем желающим, бал в ночь Первой Луны.

В 15-20 числах в Лосс'Истэле происходит Великая Ярмарка Искусств - это единственный день, когда эльфы позволяют пройти через стену всем.

10 Безмятежья отмечается один из главных праздников - самая длинная ночь года. в Рон-дю-Буше проводится Большой Маскарад.

42 Расцвет - день Солнцестояния, неофициальный праздник Пылающих Маков в Ольдеморе, когда молодые люди ищут цветок папоротника и гадают.

22 Разгара отмечается Урожайный Вал в Фортуне.

Каждую ночь спящие жители Кортелий подле Утехи выбираются из своих постелей, спускаются к неестественно синему озеру и ходят по его песчаному дну. Поутру их тела всплывают, а селяне всерьез боятся спать.

Прогуливаясь по улочкам Солгарда, вы натыкаетесь на старуху. Ее уродливое лицо на миг мелькает в свете фонаря, она хватает вас за руку и кричит что-то невнятное. На следующий город все начинают сторониться и избегать вас.

В деревне Уилмот подле Вилмора более 90% детей умирают при рождении и тем странней, что несколько семей отличаются в ней поразительным плодородием.

Администрация проекта: один, два, три.
нужные персонажи
17.05 Открыт набор в первый квест по глобальному сюжету О делах государственных.

Арканум. Тени Луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [29 Безмятежье 1058] Игра в хороших парней


[29 Безмятежье 1058] Игра в хороших парней

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Игра в хороших парней

https://i.imgur.com/RyMPiV1.jpg https://i.imgur.com/9DTTZNf.jpg https://i.imgur.com/hdVEQ3c.jpg

Утеха | 29 Безмятежье 1058 Авель | Кана

Упиваясь во лжи
Даже дети тут
Точили ножи

Закрутить колесо Аркан?
нет

+3

2

[nick]Фридрих Гилдарт[/nick][status]протеже усталости[/status][icon]https://i.ibb.co/F6gg21F/363ade79f0ebb2ab3d646df13bfdd2d5.jpg[/icon]
Мужчина нервным движением головы смахивает непослушные коричневые пряди с лица и бросает взгляд на вошедшего, сшибая того смесью презрения и нервозности.
- А, это ты.
Моментально смягчает голос и снова возвращается к книге, облизывая пересохшие губы.
Конечно же он на взводе. Конечно же боится. Успел ли себя мысленно похоронить?
О, зная фантазию Бернара Мартена, эпатажный писатель, философ, немного театральный актер, а за совместительством человек, связанный с очень многими людьми из сильной части мира сего. Верно, Фридрих слышал не раз, и не два как тот указывал людям место своими связями.
Высокомерный ублюдок.
Гений пера.
Частый гость в постели нескольких аристократических дочерей. О нем можно было говорить вечно.
И что же теперь? Неужели господин Мартен в отчаянии?
Фридрих с невозмутимым лицом пялится на картину, дубликат одного бесценного шедевра, пока о стену рядом с ним разбивается фужер с вином. Следом летят бокалы, дорогие, из какого-то там раритетного сервиза крестной его нанимателя. Потом...
А потом Бернар неожиданно затихает. С раскрасневшейся рожей, так и не выпустив из рук роман какого-то классика, он дует на собственную челку и визгливо произносит что-то вроде: "Фрэд, мы уезжаем".
Потом молодой аристократ хватается за чемоданы (пустые) и кажется, уже готов покинуть свой особняк. Фридрих терпеливо трет виски и пытается объяснить, что сначала надо бы нормально собрать вещи.
И вообще, Гилдарт ему секретарь, а не нянька. И вообще...
Мальчишка заслуживает лишь того, чтобы его сломали и выбросили.
Но Фридрих терпит. Терпит с того самого момента, как переступил порог этого дома и перестал быть Авелем. С того самого момента как нацепил на себя неудобный костюм и с того самого момента, как начал прихрамывать на левую ногу, придерживаясь образа старого вояки из обедневшей дворянской семейки, знакомого с правом и философией.
Пожалуй, философия для Мартена имела даже большее значение чем все остальное...
Авель мог убить сопляка десятки, нет, сотни раз. Тысячей уникальных способов, да даже сейчас ему стояло лишь захотеть. А убийца хотел и еще как. Ведь это совершенно точно перестало быть интересным.
Это утомляло.
Это пахло говном. Вообще все.
Ему даже не нужно было сюда лезть, лишь послать Дочь или Гри, и со всем давно было бы покончено. Но план...
Сам же его придумал.
Терпи.

- Куда мы, молодой господин?
- Туда, где нам помогут.
А как же.

▾▾▾

- Это тут нам помогут, господин? - Фридрих раздраженно достал пачку сигарет, помял в руке и снова спрятал в карман, покрасневшими от недосыпа глазами пялясь на постоялый двор, расположившийся на окраине Утехи. Бернар ненавидел, когда кто-то рядом с ним курил и приходилось потакать еще и этому заскоку.
Мало того, что они хуеву тучу времени тащились сюда, так еще и в компании телохранителей от Ордена, которых Мартену выделили по первому же запросу (все так же трахал чью-ту дочурку, или просто имел толстый кошелек?). Наверняка правда и то, и другое. Не то, чтобы это было особой проблемой.
Не то, что вообще что-то могло помешать Авелю, когда он действительно желал убить цель.
Не то, чтобы он показывал свою неприязнь. Наоборот.
Фридрих относился к ним с уважением, как бывший служивый относится к тем, кто до сих пор облачен в форму. Фридрих бормотал недовольно что-то про то, что они лишь отбирают время у товарищей из Белого Меча и что у молодого господа паранойя. Но в ответ получал лишь одно и то же:
- Этот источник не мог врать. Мне действительно угрожает опасность. И я сделаю все возможное, чтобы обезопасить себя, понимаешь?
- Не понимаю.

Они заходят в покои, достаточно просторные, чтобы вместить вдвое больше людей, чем их есть сейчас. Не многовато для аристократа с секретарем и троих стражей?
- Это финальная часть нашего... Путешествия, - Бернар встал посреди комнаты и голосом, будто собирался награждать псов из Ордена медалями, продолжал, - после того, как я проведу встречу, вы сопроводите нас с Фрэдом и нашего гостя через границу и ваша служба будет окончена. Обещаю, что лично позабочусь о вашей награде, - кажется, выскочка даже приложил кулак к груди.
Меня сейчас стошнит.
Заявив, что ему надо достать кое-что из вещей и подготовиться к встрече, Мартен отошел от них куда-то в угол, к чемоданам. Гилдарт, неуклюже прихрамывая, сел в кресло, выдохнул и достал почти пустую флягу.
Как же он достал.
- Вам, наверное, надоел весь этот пафос, верно? Ничего, очень скоро мы разойдемся, как в море корабли.

Отредактировано Авель (26.04.2021 23:09)

+2

3

Утеха… Пожалуй, самое подходящее место для всякого отребья, слетающегося сюда словно мухи на мед со всех уголков страны и из-за ее пределов.

Стоит ли удивляться, что именно в этот вонючий, пропахший нечистотами и лицемерием город понесло одного из виднейших представителей данной живописной категории?

В том, что Бернар Мартен владел нужными связями в высших кругах, можно было не сомневаться – заместитель Розенкраца вызвал ее посреди ночи, сняв с расследования по пропаже кузена в доме хельдеморского герцога.

Весьма показательно.

Впрочем, как Широ ни старалась выяснить, кто именно угрожает пресловутой сливке общества, ничего толкового не узнала. Обрывки разговоров, подслушанные в кулуарах Ордена, не дали ровным счетом никакой информации, а копать глубже было бы подозрительно.

Ладно. Один черт, если это правда, на блудливого сукина сына скоро попытаются напасть, тогда все и прояснится. Если нет... Что ж, плата от Ордена получена, и будет даже лучше, если не придется ее сполна отрабатывать бок о бок с достопочтенным мастером слова и кое-чего еще.

За свою долгую, насыщенную всякой сранью жизнь, в том числе и десятилетия, проведенные на службе столь благородной организации, Кана повидала прилично. Вряд ли нынешний случай был каким-то особенным. Типичный сценарий: богатенький засранец с замашками короля возомнил себя пупом земли и перебежал дорожку другому такому же экземпляру, а тот, не будь дурак, нанял ребят, способных разобраться с проблемой радикально.

Может сам наниматель Мартена и «предупредил», чтобы поглумиться над этим трусливым зайцем, почему нет? Вот только заяц оказался трусливым настолько, что бежал через пол страны, роняя по пути собственное достоинство наравне с остатками роскоши.

До одури захотелось рассмеяться в лицо заносчивому ушлепку, вещающему посреди апартаментов об оставшейся работе (еще бы на стульчик встал) и поощрительном призе за эту самую работу. Пожалуй, будь Кана на полтинник-другой лет младше, действительно рассмеялась бы. Тут же огребла бы от наставника, разумеется, но как удержаться-то? Что за никчемная рожа, преисполненная чувства собственной важности и гордыни?..   

Удержаться все-таки пришлось. Это всего лишь человек, пронырливый плут, угрем скользящий между пальцев у власть имущих. Всего лишь жалкое дерьмо, недостойное даже того, чтобы она размазала его мерзкую физиономию подошвой сапога.

И все же – это человек, которого она будет охранять и беречь как зеницу ока. Сейчас не лучшее время для бунта. На темных эльфов в Ордене и так уже посматривают косо, что будет, если ее заподозрят в нежелательных связях с Домом?

Чего стоит конкретно этот персонаж, с порога возопивший о том, что не желает видеть подле себя телохранителя ее расы. И хоть каким-то чудом замглавы удалось убедить Мартена в ее компетентности и абсолютной преданности, а еще – что оказалось немаловажным фактором для засранца – принадлежности к дворянскому роду, отношения у них складывались такие себе. К двоим ее подчиненным низшего звания, к слову, у «господина» никаких нареканий не возникло.

С другой стороны, они и темными-то не являлись.

Едва Бернар закончил свою пламенную речь, эльфийка молча кивнула Наэтариэлю и Донни, чтобы те встали у окон, напротив одного из которых как раз принялся ковыряться в чемоданах их расчудесный наниматель, и глядели в оба. Разумеется, всю дорогу они следили за любыми мало-мальски подозрительными вещами и в «Хмельную Пристань» въехали в полной уверенности, что слежки за их небольшим отрядом не было, однако в текущих обстоятельствах нельзя терять бдительности. Где гарантия, что какой-нибудь отчаянный не воспользуется случаем и не метнет в пустоголового олуха стрелу или стихийное заклинание прямо через окно?

Какое все-таки гнусное место.

В Утехе было достаточно беглецов от чего и кого угодно... Человек, на встречу с которым надеялся Мартен, несомненно, выбрал удачный для этой цели город.

Размеренный ход ее мыслей неожиданно прервал хрипловатый голос Бернарова секретаря-доходяги, которого тот невесть зачем притащил с собой. Толку с его присутствия, с точки зрения Каны, не было ровным счетом никакого, одна лишь пустая болтовня. Хотя «двоим из ларца» – Наю и Донни – нравилась демонстрируемая им почтительность.

И снова со своими нотациями, ну что ты будешь делать…

— Желаете поскорее избавиться от сопровождения? — равнодушно осведомилась эльфийка в ответ, резким движением разгоняя пляшущую перед глазами пыль. — Неужто задумали что-нибудь зловещее?

Не то чтобы она подозревала его в чем-то, кроме редкостного занудства, однако навалившаяся за несколько суток напряженного бдения усталость давала о себе знать изрядным раздражением. А выплеснуть его на самого Мартена она не могла.

+1

4

[nick]Фридрих Гилдарт[/nick][status]протеже усталости[/status][icon]https://i.ibb.co/F6gg21F/363ade79f0ebb2ab3d646df13bfdd2d5.jpg[/icon]
Гилдарт устало трет глаза, растирает в пальцах сигарету и прикладывает их к трепещущим ноздрям, вдыхая запах дешевого табака. Он инстинктивно подавляет в себе резко вспыхнувшую жажду крови, не дав ей ни на миг отобразиться на осунувшемся лице.
Кажется, сейчас мужчина стал еще старше.
Сколько ему? Никак не меньше пятидесяти. Осунувшиеся плечи, спина, сгорбившаяся от многолетней ноши требований семьи и неоправданных надежд.
Возможно, у него есть даже парочка неблагодарных детей. Один из них точно трахает шлюх и пропивает последние деньги дома Гилдартов. Или есть дочурка-наркоманка.
А может, даже внуки. И молодая пышногрудая любовница, которая раздвигает ноги перед каждым, кто побогаче плотника, но ему, старику, заливает о любви. Правда-правда.
Уже не гордый секретарь, а почти старик, улыбается одними усами. Невинно так. Кажется, один из кретинов-телохранителей хлопает его по плечу, мол, чего ты расклеился, но тот лишь продолжает усмехаться.
- Мне бы замыслить лихое против омлета с утра, - провонявшиеся насквозь табаком, руки ловко высыпают содержимое обратно в пачку, - да и... - неожиданно стал серьезным, мгновенно изменился и будто бы даже голос стал тверже. Но лишь на мгновение, - жизнь молодого господина прежде всего.
Ваши - не важны.

▾▾▾

Фридрих Гилдарт судорожно пытается заткнуть рукой дыру в боку, оседая на землю прямо посреди вонючей подворотни. Эта боль была такой внезапной, такой молниеносной.
Такой сильной.
Кажется, у него даже навернулись слезы, а сквозь пальцы начала обильно просачиваться черная кровь. Неужели это конец?
- Кто ты, демон тебя побери, такая?
Взгляд мужчины стремительно тускнеет, а на роже проявляется искреннее удивление. Неужели наследие семьи все-таки будет потеряно? Неужели их доброе имя, которое берет начало еще от Франциска Гилдарта, умрет вот здесь, в обоссанном нищими переулке?
Эта женщина так близко.
От нее так сладко пахнет. Она смеется ему прямо в губы, будто хочет поцеловать, но ловкие тонкие пальцы вытирают окровавленную иглу о его камзол, деньги на который Фрэд только вчера одолжил.
Очередной смешок и убийца толкает его в грудь, будто любовница толкает партнера на мягкое ложе для утех, но затылок последнего Гилдарта встречает брусчатка...
- Господин Авель, все готово.

▾▾▾

Стук в дверь. Тихий, осторожный, будто кто-то с той стороны боялся потревожить богатого гостя со свитой. Типичное поведение для работников подобных заведений.
Главное - выжать деньги, остальное не важно.
- Господин, ваш ужин, - прозвучало с той стороны юным девичьим голосом. Слишком сладко. Слишком заигрывающие нотки. Слишком много слишком.
Хотя, чему удивляться. Наверняка одна из служанок попытается залезть к парню в дорогих одеждах в койку, чтобы слинять с этой дыры. Вот только...
Этот голос не принадлежал ни одной из служанок, которых видел Фридрих. И уж явно не толстожопому хозяину.
Что-то вы долго.
Кажется, Донни (так его зовут?) пошел открывать дверь. По-хорошему, это должен был сделать секретарь. Хотя, он же не дворецкий, в конце концов.
Ничего страшного.
Как только дверь открывается, одно из окон взрывается сотнями мелких стеклянных осколков, пропуская сквозь себя крепкую тушу мужчины с мешком на голове. Прорези для глаз, нарисованная чем-то коричневым улыбка.
Это разве... Не третий этаж?
О, это они.
Наконец-то.

Донни отбрасывает от двери, будто ударной волной и сильно ударяет о пол. Судя по крикам и сдавленной ругани - кретин из Ордена все еще живой.
Так они еще и мага притащили?
- Господин, прячьтесь за мной! - кричит Фрэд, отделяя собой вторженцев от Мартена. Героический, абсурдный, тупой поступок.
Достойный Гилдарта, ага?
Сколько их там? Кажется, девушка, слащаво бормотавшая под дверью, как раз пропускала еще двоих.
- Ой-ей, - выражение рожи, будто Фридрих уже готов отдать Луне концы, защищая благородного отпрыска.
Блядь.
Как же весело.

+1

5

Белая коса взметнулась в воздух, словно атакующая кобра, когда наемница бросилась к окну, едва не сбив с ног сладкую парочку – Мартена с его верным престарелым псом. На бегу извлекла мечи.

Она не рычит от ярости, не выплевывает ругательства, от которых у приличных барышень тут же завяли бы уши. Благо, ни одной такой в поле зрения не видно. Да и к чему слова? Сталь поет куда красноречивее.

Всего одно точное движение: Эссхашэур оставляют настолько идеальные ровные срезы, что поначалу даже не видно крови и кажется, будто клинки иллюзорные, ненастоящие. Но вот отрубленная под самым плечом рука одного из вторженцев плавно отделяется от стремительно влажнеющей культи, открывая на обозрение зияющую алым, словно широко раскрытый рот, рану.

Едва от человека в смешном мешке под его же хриплые вопли симметрично отвалилась вторая конечность, Кана мгновенно потеряла к нему интерес, спрятала один меч и, не снижая скорости и попутно оценивая обстановку, рванула к Бернару.

Похоже, Наэтариэль взялся за мага, но ему, пирокинетику, нелегко приходится, ведь задача – спасти нанимателя, а не зажарить в шашлык вместе с остальными. Донни что-то не видно. А что там с третьим ублюдком?..

Плотная завеса из пыли, гари и еще какого-то вонючего дерьма значительно затрудняла обзор, что категорически не понравилось эльфийке. 

Рисковать нельзя.

— Валим, — коротко объявила она, бесцеремонно хватая позеленевшего от ужаса аристократа за шкирку и следом, не оборачиваясь, бросила отважному секретарю:

— Не отставай, если жизнь дорога.

В окружающей суете, под граничащие с помешательством крики раненых, Широ удалось пробиться к двери. Приходилось, правда, тащить на себе Мартена, которого от пережитого потрясения перестали слушаться ноги.

Ничего, добраться бы до выхода, а там уж она приведет клиента в чувство.

Сладкоголосой служанке повезло – ей всего лишь досталось локтем в живот, пока Кана в буквальном смысле по телам (о, а вот и Донни. Прости, милый, сильно больно?) прокладывала им с Бернаром путь к лестнице.

Они скатились по ней как мешки с картошкой, громко и неуклюже, чудом увернувшись от летящей вслед стрелы.

Уже вываливаясь вместе со своим драгоценным нанимателем из гостеприимного заведения в прохладу ночной улицы, Кана оглянулась на колченогого деда, убеждаясь, что тот не отстал, и непроизвольно скривилась.

Как быстро, однако. Она была уверена, что старик не поспеет за ними и отвалится еще на лестнице. Разве он обычно не с трудом ходит?.. Или от страха не только глаза велики, но и ноги работают с утроенной силой?

Я назову тебя Счастливчик Джо, если выживешь.

Счастливчик Джо провел с ней бок о бок не один год… Вообще-то человека, которому принадлежал этот череп при жизни, звали Джованни, но кому какое дело? Покрытый россыпью мелких трещин, с непроницаемо черными глазницами и сколами на переносице, он значился единственным другом будущей звездочки Ордена Белого Меча во время ее обучения в детстве. То есть он являлся таковым ровно до того момента, как в Доме Змея не обнаружили предрасположенность эльфийки к некромантии…

И да, Счастливчик Джо «выжил». Кане удалось спрятать череп – выбросить в реку на самом деле – аккурат перед тем, как его пришли конфисковать, и до сих пор никто, включая ее саму, не знает, что с бедолагой произошло потом.

Наверняка, ничего хорошего.

Ладно, плевать. Не то чтобы вопрос о жизни или смерти помощника нанимателя имел какое-то значение. Главное блюдо сегодня – паршивая овца, несущая золотые… пусть будет яйца, по имени Бернар Мартен, и, к сожалению или к счастью для оного, именно ей придется вплотную заняться его безопасностью сегодня, пока они с отставшими орденцами не перегруппируются.

Кстати, об овце.

Следовало бы привести бедолагу в чувство: в таком состоянии далеко уйти он не сможет, а волочь его на себе и дальше эльфийка не собиралась.

— Возьмите себя в руки и, ради Луны, перестаньте скулить как девчонка. Вы нас раскроете.

Для пущего эффекта Кана от души отхлестала благородного мужа по холеным щекам, что тому, разумеется, ни капли не понравилось.

Смотрите-ка, сработало. Как злобно зыркает, прямо загляденье.

— Прошу простить, это было необходимо.

Ранее, пока они пробирались от лестницы до выхода, наемница незаметно увела чей-то потертый темно-зеленый плащ с первого этажа, где располагался довольно многолюдный трактир, и теперь безапелляционно скрыла под ним писателя. Из-за десятков громких голосов, которые доносились и сюда, на улицу, начинала побаливать голова; из-за них же, по всей видимости, никто не услышал нападения и не вызвал городскую стражу.

Или все они здесь повязаны.

Как удобно.

Надвинув собственный капюшон чуть ли не по самый подбородок, она обернулась на «Хмельную Пристань» в последний раз. Весь третий этаж заволокло дымом, на земле под ставнями будто в любовных объятиях смешались пригоршни битого стекла и чьей-то крови, кто-то жалобно стонал в черном провале окна… 

Пора делать ноги.

Оставалось лишь надеяться на то, что Наэтариэль и Донни выжили и нагонят их позже. Или все совсем плохо и тогда ей придется менять план.

Но одна вещь сегодня точно прояснилась: Бернар не лгал ради какой-то неведомой выгоды. За ним действительно охотились.

+1

6

[nick]Фридрих Гилдарт[/nick][status]протеже усталости[/status][icon]https://i.ibb.co/F6gg21F/363ade79f0ebb2ab3d646df13bfdd2d5.jpg[/icon]
О, да они устроили тут настоящий хаос. То, что было чуждо Фридриху на инстинктивном уровне и то, что для Авеля было слаще персикового сока. Он вдыхал эту гарь, практически затягивался ею, так что слюна во рту приобрела неестественно-горький привкус. Наслаждение в каждом движении. В этих мешках, натянутых на головы убийц.
Будто фирменная карточка, да?
Чушь. Любые приметы непозволительны.

Кажется, один из наемников бросил на землю какую-то колбу, погрузив практически всю комнату в дым. Думают, что так им будет легче застать цель врасплох и перебить охрану.
Как же тупо.
Фрэд ударяет подошвой левой ноги под определенным углом и с удовольствием наблюдает за узким лезвием, что выскакивает из тыльной части ботинка. Делает полуоборот вокруг оси (благо, противник был достаточно низкий, но на и то и был расчет) и почти что в пируэте ударяет его в грудь.
Коротко так, со хрустом.
Больше.
Замечает телохранительницу, что умудрилась уже схватить Мартена и сейчас покидала вместе с ним комнату. Нужно догнать, привязаться, все таки он же никто иной, как верный пес.
На фоне истошно орал, катаясь по полу тот живчик, запрыгнувший в окно. Эффектное появление и тупая гибель. Фонтаны крови из его конечностей тому прямое доказательство.
Красиво.
Но слишком грязно.

Гилдарт спотыкается на выходе из комнаты, пропуская эльфийку с господином еще дальше вперед, как раз в тот момент, когда начинает пахнуть жженым мясом, а к крику прибавляется еще один. Этот кретин с длинным именем расстарался?
Наэта... Как там его?
Неопределенный пас рукой и кувшин из подноса, заботливо оставленного служанкой на полу (она все-таки принесла еды?), взрывающийся градом осколков под напором жидкости. Холод в кончиках пальцев и две длинные ледяные иглы, одна прибивающая Донни к полу (он и так там уже лежал), будто коллекционер бабочку, вторая проделывающая то же самое с девушкой в белом переднике.
Краем глаза уловить худую фигуру второго стражника, которая стремительно комкалась, будто тряпичная кукла с пронзительным хрустом и исключительным воплем не хуже безрукого убийцы.
Кажется, придурок так и не сжег мага наемников до конца.

Авель нагоняет их уже на выходе, с очередным тихим шагом наемного убийцы, превращаясь в хромого калеку с опущенными плечами и глазами, наполненными ужасом.
Несомненно, он увидел что-то ужасное.
Несомненно, отрубленные руки, запах людской плоти и все-все-все это не для него.
Несомненно, он лишь балласт, ветеран, давно изживший себя и прекративший храбриться, как только запахло жаренным. Парнем в мешке, ага.

- Пусти меня, - Мартен отмахивается от женщины, что спасла ему жизнь и нервно кусает губы, будто барышня, старательно пытаясь окончательно придти в себя. Бернар увидел несравненно мало с помощником, но достаточно, чтобы почти наложить в штаны, - посредник. Он будет искать нас в постоялом доме. Что нам делать? - кажется, парень обращается к ним обоим.
- Извините, но... Мы точно не можем вернуться назад... - с немигающим взглядом выдыхает Фридрих, пряча дрожащие руки в карманы, - там... Еще могут бы те бандиты... Точно нет другого места для встречи?
- Есть... Но... Это дом влиятельного в Утехе человека . Я не уверен, что он примет нас, даже несмотря на мой статус и... - Мартен изумленно замирает, когда Фридрих хватает его за воротник, а его горячее дыхание, кажется, так и источает собой страх.
- Тогда, чего же вы, блядь, ждете? - секретарь вовремя опомнился и отпустил своего нанимателя, стремительно отвернувшись.

▾▾▾

- Да это же сам Бернар Мартен. Как ваше здоровье, видите ли, моя дочь глубоко оскорблена тем, что вы перестали писать ей письма... - Грегори Новак почесал огромное, будто у беременной женщины, пузо и призывно махнул рукой, мол, располагайтесь.
Оно и неудивительно. Новак мало кого боялся, а тк, кого он боялся, обычно не оставались в живых дольше нескольких месяцев. Жестокий, властный, кровожадный ублюдок...
... Торговец мясом, успешный владелец множества лавок по всей стране и ужасно предприимчивый человек. Пожалуй, только он бы не испугался приютить у себя другого аристократа, за головой которого охотилось по ощущением, пол преступного мира. По ощущением самого Мартена, конечно же.
Этот человек обладал огромным количеством денег и внушительной охраной, которая сейчас неодобрительно ощупывала взглядом их с эльфийкой тела.
Новак был настолько беспечен в собственном железном гнезде, что даже разрешил оставить оружие и если в руках Фридриха отцовский кинжал выглядел как забава для старика, то вот железки Каны тянули на что-то более опасное.
Самоуверенность - грех.
Было видно, что Бернар в свою очередь сильно нервничал и не желал посвящать этот богатый кусок сала в свои планы, но похоже, у него уже не было выбора. Тем более, что писатель сам и предвидел такой поворот событий.
- Что же. Подождем посредника здесь.
- Девяти ради, не нервничайте так. Может, выпьем? У нас точно есть несколько часов, пока не прибудет этот ваш человек, а мы пока обсудим... Замужество моей дочурки, например. Как вам, а? - неприятная, маслянистая улыбка точно не сулила аристократу ничего хорошего, - а ваши люди пока подождут в комнате для при...
- Нет, они пойдут со мной, - неожиданная твердость в голосе мальчишки, похоже, сильно позабавила Новака, но он снисходительно кивнул.
- Пусть тогда оставят оружие и могут посидеть с нами.
Гилдарт с готовностью передал свой кинжал одному из людей в фиолетовых жилетках. Похоже, именно так Грегори распорядился нарядить своих цепных псов.

+1


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [29 Безмятежье 1058] Игра в хороших парней


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно