поговаривают, мол...

В день Чернолуния полагается завесить все зеркала и ни в коем случае не смотреть на собственное отражение.

Лучше всегда носить при себе зеркальце чтобы защититься от нечистой силы и проклятий.

Некоторые порождения дикой магии могут свободно проходить сквозь стены.

В Солгарде все желающие могут оформить заявку на тур по тавернам, включающий в себя 10 уникальных заведений со всех уголков мира, и посещение их всех в один день!

Дикая роза на крышке гроба запрет вампира внутри.

В центре опустевшей деревушки подле Фортуны стоит колодец, на бортиках которого грубо нацарапана фраза на эльфийском: «Цена должна быть уплачена».

Старый лес в окрестностях Ольдемора изменился. Звери изменились вместе с ним. Теперь их нужно убивать дважды.

В провинции Хельдемора не стихает молва о страшной угрозе, поджидающей путников на болоте, однако... всякий раз, когда туда прибывали нанятые охотники, они попадали в вполне себе мирную деревеньку.

Беда! Склеп мэра одного небольшого города возле Рон-дю-Буша едва ли не полностью ушел под землю после землятресения. Лежавшие там мирно тела... пропали.

В окрестностях Рон-дю-Буша есть примечательный город, главная особенность которого — кладбище. Поговорите с настоятелем местной церкви и он непременно отыщет для вас могилу... с вашим именем.

Известный мастер ищет бравого героя, дабы увековечить его благородный лик в камне.

Тролль, которого видели недалеко от деревни на болотах, говорит на общем языке и дает разумные советы напуганным путешественникам, встречающих его на пути.

Книги в большой библиотеке при ольдеморской консерватории начали разговаривать, и болтают они преимущественно друг с другом.

В Керноа кто-то повадился убивать горожан. Обнаруживший неизменно замечает, что из тел убитых растут... зеленые кусты.

В Эльмондо обрел популярность торговец, раз в период заглядывающий в столицу и предлагающий всем желающим приобрести удивительно умных зверей. Правда все чаще звучат голоса тех покупателей, которые утверждают, будто иной раз животные ведут себя странно.

Если в Новолуние поставить зажженную свечу на перекресток - можно привлечь Мертвого Феникса, который исполнит любое желание.

Некоторые представители расы шадд странным образом не нуждаются во сне - они вполне могут заболтать вас до смерти!

Эльфы просто обожают декорировать свое жилье и неравнодушны к драгоценностям.

Дворфы никогда не бывают пьяны, что говорится, «в зюзю». А вот гномы напиваются с полкружки пива.

Бросьте ночью 12 Расцвета в воду синие анемоны, подвязанные алой лентой, и в чьих руках они окажутся, с тем вас навек свяжет судьба.

Оборотни не выносят запах ладана и воска.

В Сонном море существуют целые пиратские города! Ничего удивительного, что торговые корабли никогда не ходят в этом направлении.

Хельдемор не отличается сильным флотом: портовые города в гигантском королевстве ничтожно малы!

Положите аркану Луна под подушку в полнолуние чтобы увидеть сон о будущем!

Благословение Луны, которым владеют представители Фэй-Ул, способно исцелить от любого проклятия в течении трех дней после его наложения.

Джинны огня дарят пламя, закованное в магический кристалл, в качестве признания в любви.

В Маяке Скорби обитает призрак водного джинна, который вот уже пятьдесят лет ждет свою возлюбленную и топит каждого, чья нога ступит в воды озера, окружающего маяк.

Фэй-Ул пьянеют от молока, а их дети не нуждаются в пище первые годы жизни - главное, чтобы ребенок находился под Луной.

Самой вкусной для вампиров является кровь их родственников.

Свадьбы в Аркануме проводятся ночью, похороны - днем. Исключение: день Чернолуния, когда ночью можно только хоронить.

В лесу Слез часто пропадают дети, а взрослый путник легко может заблудиться. Очевидцы рассказывают, что призрачный музыкант в праздничной ливрее играет всем заблудшим на флейте, и звук доносится со стороны тропы. А некоторым он предлагает поучаствовать в полуночном балу.

Не соглашайтесь на предложение сократить дорогу от незнакомых путников.

На острове Чайки стоит роскошный особняк, в котором никогда нет людей. Иногда оттуда виден свет, а чей-то голос эхом отдается в коридорах. Говорят что каждый, кто переступит порог, будет всеми забыт.

Озеро Лунная Купель в Лосс'Истэль полностью состоит не из воды, а из лучшего вина, которое опьяняет сладким вкусом!

Утеха стала приютом целым двум ковенам ведьм: неужто им здесь медом намазано?

В языке эльфов нет слова, обозначающего развод.

По ночам кто-то ошивается у кладбищ подле Руин Иллюзий.

В Фортуне дают три телеги золота в придачу тому, кто согласен жениться на дочери маркиза.

В Белфанте очень не любят культистов.

Не стоит покупать оружие у златоперого зверолюда, коли жизнь дорога.

Кто-то оставил лошадь умирать в лесу Ласточки, а та взяла и на второй день заговорила.

Храм Калтэя называют проклятым, потому что в статую древнего божества вселился злой дух и не дает покоя ныне живущим. Благо, живут подле статуи только культисты.

В Озофе то и дело, вот уже десять лет, слышится звон колоколов в день Полнолуния.

Жители утверждают, будто бы портрет леди Марлеам в их городке Вилмор разговаривает и даже дает им указания.

Чем зеленее орк, тем он сильнее и выносливее.

У водопада Дорн-Блю в Ольдеморе живут джинны воды и все, до единого - дивной красоты.

На Ивлире ежегодно в период Претишья происходит турнир воинов. В этом году поучаствует сам сэр Александер Локхард - личный охранник ее Величества королевы Маргарет!

Все аристократы отличаются бледностью кожи, да вот только в Рон-Дю-Буше эти господы будто бы и вовсе солнца не знают.

В мире до сих пор существуют настоящие фэйри, да вот только отличить их от любого другого существа - невозможно!

Фэй-Ул настолько редки, что являются настоящей диковинкой для всего Аркануме. А на диковинки большой спрос. Особенно на черном рынке...

18 Бурана дверь королевского дворца Хельдемора распахивается всем желающим, бал в ночь Первой Луны.

В 15-20 числах в Лосс'Истэле происходит Великая Ярмарка Искусств - это единственный день, когда эльфы позволяют пройти через стену всем.

10 Безмятежья отмечается один из главных праздников - самая длинная ночь года. в Рон-дю-Буше проводится Большой Маскарад.

42 Расцвет - день Солнцестояния, неофициальный праздник Пылающих Маков в Ольдеморе, когда молодые люди ищут цветок папоротника и гадают.

22 Разгара отмечается Урожайный Вал в Фортуне.

Каждую ночь спящие жители Кортелий подле Утехи выбираются из своих постелей, спускаются к неестественно синему озеру и ходят по его песчаному дну. Поутру их тела всплывают, а селяне всерьез боятся спать.

Администрация проекта: один, два, три.
нужные персонажи
15.11 Открыт новый прогноз астрологов.
14.11 Аукцион все еще открыт.

Арканум. Тени Луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Баллада о борьбе » [5 разгар 1059] Долгожданная встреча


[5 разгар 1059] Долгожданная встреча

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Долгожданная встреча

https://i.imgur.com/fOgJa8U.jpg

Улл'Парса | 5 Разгар 1059 Агата Лотака | Рейшаар

После нескольких лет отсутствия Агата вернулась в место, которое когда-то называла домом - в лагерь Бешеного Вепря. Она вряд ли удивилась, встретив здесь своего давнего друга Рейшаара, а вот для него встреча с подругой оказалась большим и приятным сюрпризом. Но радость встречи оказалась недолгой - тревожные видения зверолюда не дают ему покоя и заставляют собираться в дорогу. Так что вскоре двоим заядлым путешественникам вновь придётся отправиться в путь вместе, совсем как в старые добрые времена.

Закрутить колесо Аркан?
да | нет

0

2

- Видишь, Агата? - широко улыбаясь во весь свой клыкастый рот, Рейшаар обвёл рукой вокруг, - Всё у нас по-прежнему. Всё у нас… Всё… Всё не так…
Действительно, чего это он. Раньше такого не было. Всё не должно было быть так. Всё не должно быть так.
На первый взгляд их родной лагерь в Улл'Парсе совсем не изменился - все палатки были на месте, яркое солнце заливало окружающие поля и пастбища. Только вот тишины такой не было здесь никогда - даже когда все Вепри уходили в бой, а фелиды находились в дальнем странствии. Не шумели орочьи мастерские, не бегали дети, не стонали больные старики, не было шумных разговоров - никаких звуков не было. Лишь птицы-падальщики на запах смерти и разложения пришли.
Рейш испуганно смотрел на Агату, она смотрела на него и в её глазах тоже стоял неприкрытый страх. А вокруг них… Повсюду лежали тела зверолюдов и орков. Тела обезображенные болью предсмертных мук - застывшие в непонятных позах, на лицах застыла маска ужаса и страданий.
-  Я… Я… Не понимаю… Что… - морду Рея вдруг перекосило не меньше, чем лица мертвецов, - Мама… папа...
Рейшаар всучил эльфийке бутылку с водой, которая почему-то оказалась у него в руке и побежал в сторону родительской палатки. Воображение уже рисовало самые страшные картины, на душе стало совсем паршиво, даже тени надежды не было. Он ускорил шаг, едва ли не прыжками перемещался по их небольшому лагерю. Вот, наконец, добрался до жилья мамы и папы, резко рванул закрывающий вход полог, разрывая ткань палатки, от чего она разделилась на две неровные половины, утягивая за собой весь лагерь и яркое летнее небо, оставляя в прорехе разрыва лишь темноту и полную пустоту. Рейш открыл глаза.

Его сердце колотилось с огромной силой, дыхание спёрло, пот лился по лбу реками. Голова напоминала о своём существовании неприятной давящей пульсацией. Он сел на своём спальнике, прикрытый шкурами, одной рукой взялся за голову, вторую приложил к груди, отчётливо чувствуя каждый удар сердца.
"Что ж всё это значит… Просто кошмар или..."
Рей растерянно погладил свой амулет. Разобраться в этом своём сне было сложно. Он вновь упал на мягкие шкуры, уставившись в потолок шатра. Дыхание понемногу успокаивалось, сердце сбавляло свои обороты.
"Утром… Попробую разобраться утром..."
Успокоившись, Рейшаар вновь провалился в сон.

Практически весь следующий день Рей не выходил из палатки. Он пытался увидеть какие-то ещё подсказки. Что-то, что поможет ответить на вопросы о ночном кошмаре. Пытался запомнить каждую деталь сна и попробовать увидеть её значение. Думать о таком неприятном сновидении целый день удовольствие сомнительное, поэтому и настроение было прескверное. Но что-то ведь сон должен был значить?... Почему Агата была с ним? Она уже давно ушла и снилась всё реже. И никакого похожего ужаса с ней они ведь не переживали, верно? Что же убило всех во сне? И почему уцелели они двое? Какая-то причина тут должна была быть. А бутыль с водой? Тоже не просто так? Вот что вопросов не вызывало - это конец сна - уж чего-чего, а смерти родителей Рейш увидеть не хотел бы даже в сновидениях.
Как бы он не старался, никаких связанных со сном видений получить не удалось. В итоге Рей остановился на версии, что сон был не вещим - лишь общее нагромождение страхов и переживаний - потеря Агаты, иссушающая жара нынешнего лета, страх смерти родных (тем более что родители сейчас были где-то на территории Хельдемора вместе с караваном и вернутся ещё не скоро - беспокойство за их здоровье было вполне нормальным). Такие выводы Рейшаара вполне удовлетворили, хотя некоторая тревожность, естественно, никуда не делась. Благо, травяной настой помог душе успокоиться и следующим вечером он ложился спать со спокойным расположением духа.
"Я бы не отказался эту ночь совсем без снов провести… Бррр, чем ещё раз такое увидеть."
Времени много не прошло - настой подействовал и вскоре унёс сознание Рейшаара куда-то вдаль от прошлой ночи и пережитого тревожного дня.

+1

3

Иногда нужно возвращаться.
Эта мысль преследовала Агату в последние дни, все чаще и отчетливее напоминая о себе даже в мелочах. Как будто все кругом было пропитано какой-то особой энергией, специально существующей для того, чтобы навязывать вызывающие ностальгию воспоминания. Она видела намеки во всем, или же интуитивно выхватывала из окружения все то, что могло взбудоражить ее память. Быть может, она просто соскучилась по дому? Так или иначе, мысли сводились к Улл'Парсе все упорнее - даже серый кот, прячущийся от дождя на чужом крыльце; даже дверной колокольчик, приветливо звенящий при появлении нового гостя в придорожной таверне; даже грубо звучащая орочья речь, случайно услышанная в толпе меж рыночных рядов; даже топор мясника, имеющий зачем-то окрашенную в красный рукоять - все, так или иначе, напоминало Агате о родном племени.
Карточные расклады, которые остроухая в последнее время производила все чаще, пытаясь выудить более четкие ответы на поставленные вопросы, тоже таили в себе какие-то неоднозначные намеки, которые гадалка неосознанно интерпретировала как явный намек - нужно вернуться. Зачем и почему - карты не рассказывали, упорно предрекая лишь дальнюю дорогу.
А дорога порой выматывала, особенно если речь шла о пути в те края, куда нельзя добраться поездом или с помощью тех, кто направляется в нужном направлении намеренно. В Улл'Парсу почти не ездили купцы, там редко оказывались и случайные путешественники, ведь орочьи земли казались, да и были, не слишком привлекательными для торговли и не самыми безопасными для пребывания, ведь там царили свои собственные законы и правила, чуждые жителям более развитых местностей.
Лотака, хоть и любила путешествия, после долгих периодов проживания в крупных населенных пунктах, с непривычки устала, она уже не первый день держала путь в сторону земель, которые считала домом. При себе у нее был лишь небольшой матерчатый рюкзак, в который эльфийка сложила лишь самое необходимое для путешествия, а свои пожитки она оставила на хранение, с лихвой оплатив услуги кладовщика.
"Надеюсь, они догадались сохранить мои вещи," - думала Агата, рассматривая замызганную за время пути юбку. - "А еще надеюсь, что мне не придется слишком долго объяснять, кто я такая и зачем явилась."
А сомнения были, ведь три года - существенный срок, за время ее отсутствия многое могло измениться. Хоть какие-либо слухи не достигали острых ушей эльфийки, а карты не предвещали ничего плохого, Агата все же переживала - вдруг произошли перемены, которые повлияли на всю Улл'Парсу, на всех ее обитателей и жизнеустройство в целом?

Соскочив с груженой фермерскими товарами повозки, она огляделась и с воодушевлением вздохнула, ведь впереди, в нескольких часах пешего хода, находился дом. Вряд ли на пути встретится хоть какой-то транспорт, даже одинокого путника увидеть в этих местах в ночной час вряд ли удастся, но эльфийка, окинув взглядом покосившийся от времени указатель, улыбнулась. Еще немного.
Немощеная дорога, образовавшаяся путем частых перемещений караванов, уводила эльфийку вперед, изредка плавно сворачивая, и чем дальше Агата шла, тем более знакомым ей казалось окружение. Она шагала, вдыхая чистый летний воздух не затронутых различными производствами земель. На ум приходили мотивы старых песен, что часто звучали дома, и эльфийка задорно мурлыкала их себе под нос.
Она всегда считала, что ее названный отец, Лотак, был храним всеми богами, и этой ночью вновь убедилась, что свое благословение он передал и ей - путь был на удивление гладок и легок, ей не встретились ни разбойники, ни дикие звери, ее не застала врасплох непогода, даже кожаные ботинки не натерли ступней.
Редкие ночные огни впереди заставили Лотаку ускорить шаг - еще чуть-чуть, и она ступит на земли, где правит орочий народ.

Наскоро пообщавшись сначала со смотровыми, потом с соплеменниками, она добралась до территории, занятой ее родной септой, чтобы обозначить свой приход перед Ночной Змеей, которая лично вышла поприветствовать блудную дочь Красных топоров. Агата рассказала и про ее собственного блудного сына, Трора, с которым ей довелось пересечься около двух лет тому. О месте и обстоятельствах встречи эльфийка умолчала, ведь Змея и без того высказала недовольство относительно его ухода с родных земель.
Остроухая, отказавшись даже от предложенной пищи, лишь уточнила, остались ли ее вещи и, выяснив месторасположение старого Лотаковского сундука, направилась приводить себя в порядок после долгого пути.
Смыв с себя грязь, пыль и пот, она переоделась в чистое, заплела рыжие волосы в косу и направилась к шатру, в который хотела наведаться сразу, но все же решила дождаться утра.
Фелид спал, даже ухом не повел, когда полог шатра приподнялся и внутрь тихо прошмыгнула эльфийка. Агата опустилась на край кровати и, с минуту просидев молча, все же решила разбудить старого друга.
- "Обернусь я белой кошкой да залезу в колыбель.
Я к тебе, мой милый крошка, буду я твой менестрель.
Буду я сидеть в твоей колыбели да петь колыбельныя,
Чтобы колокольчики звенели, цвели цветы хмельныя,"
- напела Агата на Элтэе, постепенно предавая голосу громкости, чтобы наверняка разбудить Рейшаара.
- Кот мой прелестный, доброе утро! - Выдала она, наконец, мягко, но настойчиво погладив фелида по животу.

Отредактировано Агата Лотака (24.09.2021 02:40)

+1

4

Тусклое солнце едва пробивалось сквозь тяжёлые чёрные тучи. Не смотря на затянутое небо, не было ни намёка на дождь, а воздух был сухой и горячий. Стаи воронов с громким карканьем кружили над полем, где собралось войско из нескольких тысяч зверолюдов, орков, эльфов и людей.
- Какие вести принесли разведчики? - сидевший верхом на чёрном жеребце Рейшаар задумчиво чесал бороду, разговаривая со стоявшим перед ним орком. Тяжёлые доспехи из тёмной стали, надетые на зверолюде, казались совсем не тяжёлыми и ничуть не стесняли его движений.
- Враг превосходит нас числом в сотни, если не тысячи раз, - хмурое лицо орка выражало отчаяние и готовность к худшему исходу. Но не страх, страха в его глазах не было.
- Что по поводу их предводителей? Что-то удалось узнать? - Рейшарр всматривался вдаль, пытаясь разгледеть хоть что-то в той огромной копошащейся толпе монстров, что неуклонно приближалась к ним, заполняя собой всё пространство до горизонта.
- Нет, ничего, только чудовища и... Кххррр... - стрела пробила горло орка и Рейш моментально вытащил шипастую булаву.
Он пришпорил коня и пробежал несколько метров вперёд, оказавшись впереди всего войска, уже стоящего с оружием наизготове.
- Воины! Этот бой может быть последним в нашей жизни, - фелид с грозным видом начал свою воодушевляющую речь, - И только от нас зависит спасение всего того, что мы знаем и любим. Да пребудет Хэйру сегодня на нашей стороне! В атаку!!!
Топот копыт, свист стрел, удары мечей, копий, булав, крики монстров и людей, боевые кличи орков и неистовый рёв зверолюдов - всё смешалось в один устрашающий гул. Ветер обдувал фелида, мчащегося навстречу смерти. Войска противника приближались с каждой секундой - и вот удар, боль, кровь застилает глаза... И тишина.
- ...Буду я сидеть в твоей колыбели да петь колыбельныя,
Чтобы колокольчики звенели, цвели цветы хмельныя...
- женский голос казался таким знакомым и словно манил Рейшаара куда-то... Куда-то, куда идти совсем не хотелось. Или... Может всё же он звал его домой? Но как же бой, чудовища... Кто спасёт мир, если...

- Кот мой прелестный, доброе утро!
Рейш резко открыл глаза, когда почувствовал нежное касание его живота. Он продолжал лежать на спине на мягких шкурах, не поднимая головы. Впрочем, он и так видел ту, кто сейчас сидел возле него и в чьём исполнении он уже не раз слышал ту самую песню из прошлого сна. Шаман резко зажмурился и ещё раз открыл глаза - не помогло, сон про Агату никак не отступал. Рейш огляделся по сторонам - в палатке у него всё было по-прежнему, как в момент его засыпания, он мог разглядеть каждую мельчайшую деталь. А может... Это и не сон вовсе?
- А... Агата?.. - наконец-то кот прервал своё молчание, разглядываю уехавшую три года назад лучшую подругу в свете утреннего солнца, поступающего из приподнятого полога шатра, - Ты когда вернулась?..
Растерянный Рейшаар с трудом подбирал слова. Он, наконец, сел на спальнике и протёр глаза. Постарался незаметно для эльфийки прищипнуть себя на бедре - больно... Значит, это и правда происходит? Это не сон?
Фелид резко приблизился к Агате, заключая её в, возможно, излишне крепкие объятия.
- Я так соскучился по тебе! И не ждал совсем, - Рей продолжал прижимать рыжую к себе, - Почему-то думал, что я скорее тебя где-нибудь на дороге встречу, чем здесь.
Наконец, он отпустил эльфийку, но обхватил её руку своими руками.
- Нам столько всего надо друг другу будет рассказать! - восторгу зверолюда казалось не было предела, но в душе было сомнение - словно он забыл что-то важное и... такое тревожное, что ли, - Больше всего, конечно, хочется послушать о твоих приключениях, - фелид подмигнул, - А ты вообще... надолго к нам?..
Рей понимал, что Агату здесь, может быть, уже ничего и не держит. Но отпускать её очень не хотелось. Всё же, прошлую их разлуку он переживал очень тяжело. Но она и научила его многому. Возможно, он даже успел измениться с их последней встречи. Может даже стал немножечко взрослее? Ну, по крайней мере, чуть серьёзнее это точно. Он очень боялся отпугнуть или огорчить подругу чем-то. Хотел сказать что-нибудь про Лотака, после смерти которого они как раз и разлучились, но подумал, что это будет лишним. Совсем не говорить тоже было трудно.
- Ты есть не хочешь? А то могу что-нибудь приготовить... - Рейшаар бросил взгляд в тот угол, где у него валялись съестные припасы, - Пойдём прогуляемся немножко? Как там, кстати, небо? Всё ещё ни тучки?

Отредактировано Рейшаар (11.10.2021 18:01)

+1

5

Лотака затаила дыхание в ожидании, когда Рейшаар откроет глаза. Она пыталась предугадать реакцию фелида, когда он только-только увидит перед собой материализовавшееся воспоминание, и от возникшей в мыслях картинки губы остроухой растянулись в хитрой улыбке, а когда зверолюд в самом деле начал растерянно хлопать глазами, она не смогла сдержать тихой усмешки. Рейш все никак не мог проморгаться, силясь развеять свое наваждение.
Секунда, другая, третья, а на его лице, вопреки ожиданиям Агаты, все еще не было и тени радости или воодушевления, что, безусловно, огорчило остроухую, но она все же решила дать другу полминуты, чтобы тот пришел в себя и осмыслил происходящее, прежде чем начать воспринимать его реакцию всерьез.
- А... Агата?.. - спросил он, но эльфийка не спешила отвечать, словно бы действительно хотела притвориться безмолвным видением. - Ты когда вернулась?.. - растерянно спросил он, а Лотака лишь игриво сощурилась, всматриваясь в полные недоумения глаза фелида.
Он приподнялся, не спеша говорить еще что-то. Рей осматривал собственное жилище, словно бы искал хоть какой-то намек на то, что происходящее нереально, однако ничто не могло подтвердить его догадку.
И тут, наконец, он осознал, что на самом деле проснулся. Пожалуй, стоило покинуть Улл'Парсу на три года и проделать весь этот путь обратно хотя бы ради одного такого объятия. Крепкие лапищи фелида совершенно бесцеремонно обхватили маленькую эльфийку и прижали к шерстяной груди с такой силой, что Агата, кажется, слышала хруст собственных костей. Она, конечно, хотела увидеть реакцию, но не ожидала, что Рейш окажется столь стремителен. Лотака издала лишь удивленное «ой!», и только через пару мгновений сообразила, что стоит, вообще-то, ответить на объятия. Она слегка отстранилась, но лишь на секунду, для того, чтобы сесть поудобнее и обвить тело зверолюда руками.
- Я так соскучился по тебе! - в утренней тишине его голос прозвучал так громко, что эльфийка забеспокоилась, как бы не переполошились соседи. - И не ждал совсем.
- Это как это, не ждал?! - выпалила Агата, как будто бы попытавшись отодвинуться от Рейша. Впрочем, попытка была совсем не очевидной и успехом не увенчалась. Ясновидец не видел улыбки на ее лице, зато должен был уловить правдоподобное возмущение в голосе, даже несмотря на то, что рыжая уткнулась лицом в шерсть, отчего громкость сказанных ею слов заметно снизилась. - Хоть рад, уж и на том спасибо! - Тут-то Лотака и рассмеялась, выдав тем самым свой истинный настрой.
- Почему-то думал, что я скорее тебя где-нибудь на дороге встречу, чем здесь, - все же объяснил фелид, на что Агата согласно кивнула.
Когда он выпустил Лотаку из своих крепких, почти удушающих объятий, эльфийка пожала плечами, пытаясь поймать за хвост хоть одну из хаотично кружащихся в голове мыслей.
- Нам столько всего надо друг другу будет рассказать! Больше всего, конечно, хочется послушать о твоих приключениях.
Агата закивала головой. За время своего путешествия не было ни дня, чтобы она не вспомнила Рейшаара и не опечалилась от того, что его нет рядом, ведь с ней частенько происходили события, о которых хотелось поведать лучшему другу.
- А ты вообще... надолго к нам?..
- Нравится мне твое «к нам», а! Ты - само радушие, друг мой! А это, вообще-то, и мой дом тоже, - усмехнулась Агата, вновь хитро прищурив глаза. - Без понятия, надолго ли. Откуда мне знать? Я даже не придумала причину, зачем вернулась, - призналась она, крепче сжав ладонь Рейшаара. - Может быть, просто затосковала, но, ты не поверишь, все, что меня окружало, стало напоминать об Улл'Парсе, о семье, о тебе. Как будто пришло время, - снова пожала плечами эльфийка, тут же стерев выражение задумчивости с лица. Она уложила голову на плечо зверолюда и прикрыла глаза. - Ты не представляешь, как мне тебя не хватало! Но… Вряд ли я останусь навсегда. Ох, видел бы ты тот мир, ту жизнь! - Она тут же вскочила на ноги и потянула за собой фелида, вынуждая его подняться. - Там все, буквально все иначе!
- Ты есть не хочешь? А то могу что-нибудь приготовить… - предложил Рейшаар, все еще не избавившийся ни от сонливости, ни от растерянности.
- Это потом, - уверенно ответила Агата. Она отчего-то была взволнована, поэтому, несмотря на то, что последний прием пищи был много часов назад, все еще не чувствовала голода.
- Пойдём прогуляемся немножко? Как там, кстати, небо? Всё ещё ни тучки?
- Погода прекрасная! Пойдем. Покажешь мне, что здесь изменилось за эти годы.
Эльфийка нырнула под приподнятый полог шатра и выскользнула на улицу. Прохладный ветерок едва касался кожи, обдавая приятной прохладой, от которой уже через пару часов не останется и следа, а солнце, медленно плывущее по безоблачному небу все выше и выше, заставило Агату сощурить глаза и выставить ладонь козырьком, чтобы рассмотреть окружение.
- Ну, рассказывай! Как ты здесь? Что нового?

+1

6

Объятия Рейшаара всё же оставили Агату целой. По крайней мере, она не скорчилась от боли и даже смогла в ответ обнять кота. Вновь почувствовать столь знакомые касания после долгого перерыва было просто до невероятного приятно. Рейшаар прикрыл глаза и едва слышно замурчал.
- Это как это, не ждал?! - по её манере речи зверолюд тоже соскучился. И маленько отвык - даже не сразу мог понять, серьёзно ли его слова чем-то задели эльфийку. Он растерянно стиснул зубы, соображая, действительно ли он только что обидел старинную подругу. Благо, она сама себя быстрее раскрыла, засмеявшись.
- Так! Ты это! Не пугай меня так, - фелид хотел было сделать обиженный вид, но совсем не получалось, на лице была улыбка, а глаза чуть щурились, - Знаешь же, что у меня со взглядами в прошлое и будущее лучше, чем с пониманием шуток.
Агата продолжала придираться к словам (порой казалось, что в этом вся Агата) и в голове Рейшаара уже начинало порой проскакивать желание выпустить один-два когтя в лежавшую в его лапах руку. На какие-то короткие мгновения, но проскальзывало.
- Я ж и говорю к нам... Я не сказал ко мне же! - тут уже всерьёз удалось насупиться и недовольно свести брови, - Да и откуда мне знать, может у тебя уже там тоже дом где-то есть!
Вот ведь какая! Бросает его тут, а потом спустя года возвращается, заставляет его мурчать и до слов докапывается! Конечно, он не мог на самом деле обижаться на Лотаку. После стольких лет дружбы это казалось почти невозможным. Ведь даже за её отъезд он зла не держал. Да, обида, конечно, была, но всё же он в итоге отнёсся с понимаем и осознал, что возможно это был лучший вариант для Агаты… Чтобы пережить потерю её названного отца.
- Ну, раз затосковала и сюда без какой-либо причины тебя потянуло... - Рейш улыбнулся, прищурив один глаз, когда выслушал рассказ о том, какой силой эльфийку сюда занесло, - Значит и правда это всё ещё твой дом. Наш дом! И нам здесь тоже тебя очень не хватало...
Рейшаар прекрасно понимал, что Агата вряд ли теперь считает Улл'Парсу настолько же своим домом, насколько он. Если бы это было так, то она вернулась бы раньше. Теперь уже и оркам будет наверняка странно видеть среди себя эльфийку. Со временем, конечно, вновь привыкнут. А она вон и сама это подтвердила, что ей по нраву и та, другая жизнь, и здесь она ненадолго.
- Что я там не видел, по-твоему? - Рей ещё шире улыбнулся Лотаке, - Я половину своей жизни уже путешествую, не всегда же я здесь сижу. И тот мир, та жизнь… Они не для меня, это точно.
Вспомнить хотя бы людские города. Бррр… Вот где фелид действительно чувствовал себя некомфортно. Как там тот же дядя Иршаад жил уже столько лет Рейшу было невдомёк. Точно уж, каждому своё.
- Ну, как знаешь, - кот пожал плечами, когда подруга отказалась от завтрака. Вот у него в животе уже начинало неприятно урчать, - Дай пару минут.
Всё ещё прикрываясь шкурой служившей подобием одеяла, чтобы не смущать гостью, зверолюд привстал и потянулся за штанами, валяющимися неподалёку. Одевшись, Рей зажмурился на несколько секунд, настраиваясь на начало нового дня. Пусть солнце уже и встало, а неожиданная встреча с Агатой бодрила, он всё равно не отказался бы ещё поваляться. Нооо… Но надо было по-максимуму использовать то время, что получится провести с эльфийкой, пока она не уехала ещё на несколько лет.
Помня о жаре последних дней, ничего кроме штанов напяливать Рейшаар не стал и пошёл за Лотакой, поспешившей на улицу (захватив по пути мамой приготовленную булочку из накрытой корзинки, принесённой вчера).
- Да рассказывать-то особо нечего, - кот прикрыл полог шатра, развернулся и зажмурился от солнца, - Знаешь же, что у нас редко что-то меняется. Будешь?
Рейш отломил половину от булки, протянул Агате, а сам не теряя времени умял оставшуюся часть. Потом сделал несколько шагов вперёд, вместе с подругой. Многие из его клана сейчас были в далёких людских землях, поэтому в лагере стояла тишина. У орков было чуть оживлённее, уже вовсю кипела работа кузнецов неподалёку, а рядом несколько крупных воинов о чём-то оживлённо переговаривались и громко смеялись. Кот оглянулся по всем сторонам и удовлетворенно выдохнул - ну нет, даже при всей его любви к приключениям, он дом ни на что не променяет.
- Всё у нас по-пре... - Рейшаар вдруг застыл на месте, его лицо исказил страх, дрожь пошла по телу, - По-прежнему.
Воспоминание о недавнем сне как холодной водой его облило. Не осталось и следа от радости встречи, всё его существо занимали лишь тревога и страх. Он посмотрел в глаза Агате, но тут же отвернулся в сторону. Пытался вспомнить все детали сна - всё же там было немного не так, немного по-другому. И родители в лагере были и весёлого смеха орков не было. Но возвращение Агаты… Это совпадение заставляло серьёзно переживать. Рейш взялся за амулет, висевший на шее, как часто делал в моменты сильного волнения, когда так не хватало ясности мысли и видения будущего.
- П...прости, - кот нахмурился, поглядев вновь на эльфийку, - Дурной сон вспомнил.
Вот ведь он со своими прозрениями портит ей приезд домой. Загружать своими переживаниями ещё и Агату совсем не хотелось.
- Куда сходить хочешь?

0

7

- Да рассказывать-то особо нечего. Знаешь же, что у нас редко что-то меняется, - сказал Рейш, и Агата с толикой грусти во взгляде кивнула в ответ. Она прекрасно знала, о чем говорил зверолюд, и, возвращаясь в Улл'Парсу спустя три года, того и ожидала - привычное течение жизни, таящее в себе свои особенности и свою изюминку, которые, впрочем, уже не одно десятилетие остаются неизменными и вполне могли наскучить местным. В этом была особая прелесть, но Лотаку давно не привлекала такая жизнь, что и отделяло ее от родной септы и территории, некогда ставшей ей домом. - Будешь? - Спросил фелид о булке, которую взял с собой из шатра.
- Буду, конечно, ты еще спрашиваешь! - Чересчур уверенно и твердо, даже как будто с намеком на вызов отозвалась Агата, глядя на угощение, что держал в руках Рейшаар. На самом деле, фелид за три года отсутствия подруги мог и позабыть о том, какими манерами в общении она обладает, поэтому девушка тут же осеклась, решив, что не стоит вот так сразу, с первых же минут, проявлять себя так, как привыкла, ведь это вполне могло раздражать, а вывести старого друга из себя - это последнее, чего хотелось бы добиться Лотаке. Она и так за это утро, с тех пор, как только кот открыл глаза, успела потрепать ему нервы своими неоднозначными высказываниями. - Спасибо, - добавила остроухая, и после того, как Рейш разломил булку пополам и передал одну часть эльфийке, первым делом поднесла угощение к лицу и поглубже вдохнула аромат свежего хлеба. Агата улыбнулась - сколько бы хлеба она ни пробовала во время своего путешествия, запах приготовленной Рейной выпечки невозможно было ни забыть, ни перепутать с каким-то другим. Эта женщина обладала исключительным кулинарным талантом, это было известно всем местным, даже некоторые орки, не слишком-то избирательные в еде, сумели оценить ее навыки. Облизнув верхнюю губу в предвкушении потрясающего вкуса свежего хлеба, в тесте которого таился какой-то особый ингредиент, дающий выпечке Рейн этот узнаваемый, ни с чем не сравнимый аромат, Лотака жадно вцепилась в булку зубами. - Тфоя мама фнает толк в готофке! - сообщила она, прикрывая губы ладонью, тем самым скрывая и свою довольную улыбку и чересчур большой кусок хлеба, торчащий изо рта. - Вообще-то, - снова заговорила Агата перед тем, как откусить еще кусок этой вкуснейшей булки, - я предполагала, что тут все по-старому. Что могло существенно измениться за три года, если не менялось последние пятьдесят лет, да? - Агата с улыбкой взглянула на Рейшаара, а потом снова обвела взглядом окрестности. Этой тишиной и размеренностью следовало насладиться, пока остроухая не решит вновь покинуть дом.
- Всё у нас по-пре... По-прежнему, - подтвердил Рейш, как-то странно замявшись.
Агата перевела взгляд на него, и улыбка тут же сошла с ее лица, уступив место беспокойству. Фелид теперь выглядел не просто взволнованным - в его взгляде отчетливо читался такой испуг, словно в этот момент он увидел или вспомнил нечто ужасающее. Не осталось и следа радости и беззаботности, и Лотака, в свою очередь, ни на шутку разволновалась. Агата, перестав жевать и нервно сглотнув, сделала шаг к Рейшаару и вгляделась в его лицо, на котором отчетливо читалась тревога.
- Эй, - она легонько коснулась руки зверолюда в знак своей поддержки и причастности. - Что случилось?
- П...прости. Дурной сон вспомнил, - Лотаке достался еще один смурной взгляд. - Куда сходить хочешь?
Он хотел разрядить обстановку и отлечь эльфийку от своего резко сменившегося настроения, но едва ли этот вопрос мог в этом помочь, ведь Агата зацепилась и не была намерена отходить от темы, пока не выяснит обстоятельства сна фелид, ведь она, как, к слову говоря, и он, прекрасно понимала важность сновидений. Особенно тех, что даровались провидцам. Даже Лотаке порой снились важные вещие сны, хоть ее дар и не был так крепко связан с видениями, как талант Рейшаара.
- Пойдем к дальнему ручью, - предложила остроухая, взяв Рейшаара под руку и потянув его в нужную сторону.
Лесной ручей, о котором говорила Лотака, некоторые звали речушкой, ведь с одного берега на другой перемахнуть мог даже не каждый орк, а течение его было достаточно бурным, чтобы запросто сбить с ног любого, кто решит переправиться через него вброд. Рейш наверняка не забыл еще времена, когда они с Агатой любили прогуливаться вдоль русла и отдыхать на берегу, в тишине, вдали от кипящей в поселении жизни. Там можно было укрыться от непрошеного внимания, ведь местные нечасто пользовались ручьем, так как неподалеку пробегала речка пошире. Добраться до ручья можно было минут за пятнадцать, если идти через перелесок, срезая путь дикими тропами, не используя популярные, специально созданные жителями дороги.
- Заодно расскажешь, что за сон такой. Не мне тебя просвещать о том, как важны сны ясновидцев, - негромко добавила Агата, сунув свободную руку в скрытый карман объемной юбки, чтобы нащупать там старенькую потрепанную колоду гадальных карт. Вдруг пригодится.

+1

8

Рейш довольно заулыбался, когда Агата не только по запаху и вкусу узнала стряпню его мамы, но и похвалила её. Не в первый раз за его жизнь кто-то хвалил то, как готовила Рейна, не в первый раз это делала и его подруга. И всегда брала гордость за свою родню.
- Я обязательно передам ей! - улыбка не сходила с его лица, когда он сделал ещё один крупный укус булки, - Кштати, ты шама мофешш жайти к ней в гошти, - наконец кот дожевал и оставлось лишь отряхнуть лапы одна об другую, - Думаю, они с папой были бы рады тебя видеть тоже.
Родители Рейшаара хорошо помнили Агату и относились к ней с теплотой и заботой, знали, что она была лучшей подругой их сына. Хотя, сперва и отнеслись к ней с подозрительной осторожностью, но всё же привыкли к эльфийке и даже с радостью брали её с собой в путешествия по землям Галатеи.
Лотака согласилась со словами Рея о том, что здесь у них редко что-то изменяется. Но что-то подсказывало фелиду, что её это не устраивало и ей действительно хотелось какой-то другой жизни, не той что была здесь и к которой привык он. Кота же вполне устраивало то, что здесь словно застыло время. Если ему хочется разнообразия - он всегда может отправиться в путешествие - все земли мира доступны для него, было бы желание. Но из любого путешествия хочется вернуться туда, где всё стоит по-прежнему и где всё работает именно так, как ты думаешь. И потому всегда было тревожно, когда-то что-то пытается влезть в привычный ход вещей. Как... Как в том его дурном сне. Как бы ни хотелось омрачать сегодняшнее замечательное утро, от Агаты не удалось скрыть волнения и испортившегося настроения. Пока что она не стала его расспрашивать в подробностях и довольствовалась его кратким ответом, но Рейш был полностью уверен, что теперь придётся всё добровольно рассказать о своих плохих предчувствиях, а то ведь она иначе не отстанет, всё выпытывать начнёт, так и так выбора у него не останется.
- Пошли, - без колебаний согласился Рей с предложением подруги прогуляться до ручья, - Там хоть какую-то прохладу можно найти.
Кот тяжко вздохнул, когда Агата вновь заговорила о его сновидении - ему хотелось оттянуть момент рассказа как можно дальше, но кажется ему такая роскошная возможность не светит.
- Ладно, но только когда дойдём, - Рейшаару точно не хотелось говорить здесь, в лагере, где их мог встретить кто-то ещё, об увиденном. Вот у ручья, где точно никто не помешает - это другое дело. Он глубоко вздохнул, остаток дороги был не очень разговорчивым. По пути оторвал от стоявшего рядом дерева полузасохший листик и весь путь тихонько теребил его в руках, перекладывая из лапы в лапу.
Добравшись до ручья, фелид всё же хоть немного повеселел. Сразу же тёплой волной нахлынули воспоминания о прошлом. Пусть сам-то он сюда и сейчас регулярно ходил, особенно в такую жару, как стояла в последнюю неделю, вместе с Агатой они сюда не приходили уже три года.
Рейш быстро спустился к ручью, опустив лапы к воде, но не касаясь её. Но всё же брызги от быстрого потока задевали его, принося с собой приятную прохладу, так желанную в эти дни.
- Мне кажется, что даже ручей сейчас измельчал. Дождей уже давно не было. Посевы сохнут, стада приходится гнать на дальние пастбища. Проблем в этом году у нас тут хватает. И без всяких дурацких пророчеств от шамана-недоучки.
Тяжёлых вздохов, кажется, на сегодня уже хватит. Ещё вот последний - и Рей готов был поведать Агате, что же его беспокоило.
- Пару дней назад мне приснился сон нехороший, - фелид дёрнул ухом, качающийся из стороны в сторону хвост и болтающиеся ноги выдавали волнение. В руках он до сих пор перекатывал несчастный листок, от которого уже почти ничего не осталось кроме черенка, - Я уже не помню всех деталей. Но ты была в этом сне.
Рейш перестал двигаться (только хвост продолжал свои движения, да ухо периодически подёргивалось) и пристально уставился в сторону эльфийки, словно пытался сравнить её с видением из своего сна. Потом шмыгнул носом и отвернулся, уставившись куда-то в бесконечную степную даль. Он выбросил листок во всё ещё бурный поток пересыхающего ручья и взял в руки амулет, снятый с шеи, обмотал его вокруг запястья правой руки.
- Я повёл тебя по лагерю. Ну, в том сне, - на всякий случай уточнил кот, пусть и понимал, как это было глупо - конечно, во сне, не пересказывает же он то что было меньше, чем полчаса назад, - Но кроме нас никого не было. Только мы и... Падальщики кружили. Все были мертвы. Понимаешь, Агата, все.
Кот смотрел на неё и в его глазах читался ужас, наверное не менее сильный, чем в ту ночь, когда он проснулся в крупном поту от увиденного кошмара. Рейш резко отвернулся и закрыл глаза, крепко сжав в ладони артефакт.
- Мы... Мы с тобой... - на глаза сами собой наворачивались слёзы и он надеялся, что подруга их не увидит, - Мы шли через лагерь, полный мёртвых орков, зверолюдов. Потом я... Побежал. Смотреть, что там с родителями. И проснулся.
Фелид открыл глаза и вытер предплечьем слёзы с лица. Он замолчал и продолжал смотреть вдаль. Он уже не чувствовал того ужаса, что минуту прежде, но на сердце всё ещё было очень и очень беспокойно и тревожно. Ему всё казалось, что он забыл упомянуть какие-то важные детали, но никак не мог взять в голову, что это могло быть.

Отредактировано Рейшаар (11.11.2021 23:41)

+1

9

Агата охотно закивала - ей очень хотелось повидаться с родителями Рейша, ведь фелиды, хоть изначально не принимали дружбу их сына с эльфийкой, стоило только им получше узнать остроухую, всегда охотно принимали ее в гостях и регулярно брали ее, тянущуюся к путешествиям и разнообразию, с собой во время торговых выездов из Улл'Парсы. Агате даже иной раз казалось, что Рейна и Тиэрн воспринимали ее как дочь даже несмотря на то, что уроженка Эльпиды была старше их самих. Впрочем, возраст, ее или чей бы то ни было еще, в данном случае носил лишь номинальный характер, и это иногда это порождало в мыслях Лотаки некий парадокс - с детства не имея в своем окружении сородичей, она не видела для себя никакого примера поведения эльфов разных лет, зато наблюдала, как быстро растут и взрослеют орки и зверолюды, в то время как она даже по истечение десятка десятилетий не только не ощущала себя взрослой, но и вела себя порой как неразумное дитя. Это видели и соплеменники, и кто-то считал эльфийку дурочкой, а некоторые вполне резонно оправдывали ее ребячество совершенно другими жизненными циклами. То же и с лучшим другом - Агата была в четыре раза старше, но фелид иной раз умудрялся, в отличие от нее, вести себя как взрослый, хотя, конечно, вся его серьезность таяла мигом, стоило только Лотаке явиться со всей ее непосредственностью. По крайней мере, так было до ее побега из Улл'Парсы, но рыжей хотелось верить, что жалкие восемнадцать сезонов, что минули с момента их последней встречи, не могли разрушить ту незримую волшебную связь двух добрых друзей.
На данный момент же Агате еще не удалось понять, что творится на душе у Рейшаара. Да, он был очень рад видеть подругу, но его чувства оказались смешанными из-за того сна, о сути которого он так и не поведал эльфийке. Скорее всего, хоть увиденные картины и терзали мысли фелида, он не решился рассказать о них хоть кому-то из племени.  И теперь Лотаку мучило любопытство.
Впрочем, упираться провидец не стал, приняв как решение эльфийки идти к ручью, так и ее желание выслушать о явившемся ему во сне видении. Он согласился поделиться, но при условии, если Агата сдержит свое любопытство до момента, когда они окажутся в уединении и смогут остаться неслышимыми, на что остроухая снова согласно кивнула, хоть и расстроилась немного, о чем явно свидетельствовало ее тут же изменившееся выражение лица. Настаивать и давить не хотелось, по крайней мере, до тех пор, пока Рейшаар был готов рассказывать.
"А уж если на попятный пойдет, тогда придется пустить в ход шантаж и разные грязные уловки," - подумав о том, как она могла бы повлиять на друга, чтобы выпытать из него информацию, рыжая на секунду улыбнулась, чего, впрочем, не мог бы заметить Рейш, что шагал на полшага впереди и был глубоко погружен в собственные размышления.
Лотака не спешила начинать разговор первой, не хотел того и фелид, отчего путь до ручья выдался на редкость тихим. Они молчали почти всю дорогу, тихонько и сухо комментируя лишь то, что представало перед глазами. Агата прекрасно помнила местность, а оттого изредка роняла фразы вроде "а помнишь, как мы на это дерево полезли?" или "кажется, тропа раньше правее пролегала", но не встречала заинтересованности в ответах Рейшаара. Оно и понятно, ясновидец был опечален и взволнован, и даже никак не мог скрыть своих чувств.
Когда добрались, наконец, Рейш тут же уселся на берегу и свесил ноги вниз, к воде.
- Мне кажется, что даже ручей сейчас измельчал, - заговорил он. - Дождей уже давно не было. Посевы сохнут, стада приходится гнать на дальние пастбища.
- Не в первый раз, - махнула рукой Агата, сбрасывая на траву обувь, и сразу же поспешила сесть рядом с Рейшем. Она также свесила ноги вниз и с легким недоумением осмотрелась по сторонам, заметив, что ступни теперь и вправду не достают до воды. - Ты же знаешь этот климат. Месяц засуха, а потом дождище такой, что не знаешь, куда от воды скрыться. Все наладится ведь.
- Проблем в этом году у нас тут хватает. И без всяких дурацких пророчеств от шамана-недоучки.
- Ай, а ну брось мне это! - Лотака нахмурилась, недовольно глянув на Рейшаара. - Этот шаман-недоучка вообще-то мой друг, и, между прочим, он сделал для местного населения побольше многих! Ты мне такой не нравишься совсем, так что давай, рассказывай сейчас же, что тебя грызет. Ты меня знаешь, я не отстану.
Агата замолкла и не была намерена сбивать с мысли уже готового к разговору фелида, она лишь выжидательно смотрела, не сводя с него взгляда зеленых глаз. А он волновался, и все его тело о том свидетельствовало - хаотично ходивший туда-сюда хвост, бесконтрольно подрагивающее ухо, нервно покачивающиеся над водой ноги, руки, что напряженно теребили то, что осталось от сорванного им в начале пути листа. Когда Рейш заговорил, голос немного подрагивал, и это не на шутку взволновало Лотаку, ведь еще никогда его сны не вызывали в нем такого странных и сильных эмоций. Он боялся, и когда глаза провидца уставились на лицо эльфийки, будто бы изучая, ей пришлось приложить усилия, чтобы выглядеть спокойной и немного отстраненной, хоть фелид и описывал ужасающие события.
Она не перебивала, лишь уложила на плечо лучшего друга ладонь и несколько раз с легким нажимом погладила его по шерсти в знак поддержки и внимания, когда тот старался скрыть выступившие на глазах слезы. Когда Рейшаар закончил, Агате пришлось потратить несколько затянувшихся мгновений, чтобы подобрать какие-то слова, ибо ужас, описываемый и испытываемый ясновидцем, не мог не сказаться на ее собственном настроении.
- Ну, давай подумаем, что это может значить... - Растягивая слова начала Лотака, все еще не определившись с тем, что хотела бы сказать. - Быть может, тебя просто беспокоит эта засуха? Может, этот твой сон есть отражение твоих переживаний? Конечно, если засуха продолжится, то территории опустеют, придется искать новое место... А то, что там была я, так это, может, потому, что ты скучал? Или чувствовал, что я приеду, и просто так совпало, что одно на другое наложилось? - Эльфийка говорила, но ей самой как-то не верилось в эти слова. Она как будто бы чувствовала, что этот сон и ее приезд совпали не случайно. - Но знаешь... - Агата сунула руку в карман юбки, чтобы втащить карты. - Я же сказала уже, что приехала не просто так? Было странное ощущение, будто я должна быть здесь. Я думала, что просто так сильно соскучилась, но мне кажется, что это что-то другое. Как будто меня сюда притащила какая-то сила, не просто тоска. Не знаю, зачем я здесь, но этот твой сон...
Остроухая задумчиво мешала карты, и между друзьями ненадолго повисла гнетущая, тяжелая тишина.
- Давай посмотрим.
Агата, чуть отодвинувшись от Рейшаара, чтобы освободить место для расклада, и выложила несколько карт перед собой рубашками вверх, а потом стала переворачивать по одной. И чем больше карт оказались открыты, тем смурнее становилось выражение ее лица.
- А куда, говоришь, они отправились? - взволнованно подняв глаза на Решаара, спросила Лотака, сметая разложенные карты в ладонь, чтобы попробовать расклад еще раз. Увиденное ей не понравилось, но она пока не спешила делиться в другом или делать какие-то выводы, предпочитая для начала утвердиться в том, что карты не ошиблись.

Отредактировано Агата Лотака (23.11.2021 08:10)

+1


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Баллада о борьбе » [5 разгар 1059] Долгожданная встреча


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно