поговаривают, мол...

В день Чернолуния полагается завесить все зеркала и ни в коем случае не смотреть на собственное отражение.

Лучше всегда носить при себе зеркальце чтобы защититься от нечистой силы и проклятий.

Некоторые порождения дикой магии могут свободно проходить сквозь стены.

В Солгарде все желающие могут оформить заявку на тур по тавернам, включающий в себя 10 уникальных заведений со всех уголков мира, и посещение их всех в один день!

Дикая роза на крышке гроба запрет вампира внутри.

В центре опустевшей деревушки подле Фортуны стоит колодец, на бортиках которого грубо нацарапана фраза на эльфийском: «Цена должна быть уплачена».

Старый лес в окрестностях Ольдемора изменился. Звери изменились вместе с ним. Теперь их нужно убивать дважды.

В провинции Хельдемора не стихает молва о страшной угрозе, поджидающей путников на болоте, однако... всякий раз, когда туда прибывали нанятые охотники, они попадали в вполне себе мирную деревеньку.

Беда! Склеп мэра одного небольшого города возле Рон-дю-Буша едва ли не полностью ушел под землю после землятресения. Лежавшие там мирно тела... пропали.

В окрестностях Рон-дю-Буша есть примечательный город, главная особенность которого — кладбище. Поговорите с настоятелем местной церкви и он непременно отыщет для вас могилу... с вашим именем.

Известный мастер ищет бравого героя, дабы увековечить его благородный лик в камне.

Тролль, которого видели недалеко от деревни на болотах, говорит на общем языке и дает разумные советы напуганным путешественникам, встречающих его на пути.

Книги в большой библиотеке при ольдеморской консерватории начали разговаривать, и болтают они преимущественно друг с другом.

В Керноа кто-то повадился убивать горожан. Обнаруживший неизменно замечает, что из тел убитых растут... зеленые кусты.

В Эльмондо обрел популярность торговец, раз в период заглядывающий в столицу и предлагающий всем желающим приобрести удивительно умных зверей. Правда все чаще звучат голоса тех покупателей, которые утверждают, будто иной раз животные ведут себя странно.

Если в Новолуние поставить зажженную свечу на перекресток - можно привлечь Мертвого Феникса, который исполнит любое желание.

Некоторые представители расы шадд странным образом не нуждаются во сне - они вполне могут заболтать вас до смерти!

Эльфы просто обожают декорировать свое жилье и неравнодушны к драгоценностям.

Дворфы никогда не бывают пьяны, что говорится, «в зюзю». А вот гномы напиваются с полкружки пива.

Бросьте ночью 12 Расцвета в воду синие анемоны, подвязанные алой лентой, и в чьих руках они окажутся, с тем вас навек свяжет судьба.

Оборотни не выносят запах ладана и воска.

В Сонном море существуют целые пиратские города! Ничего удивительного, что торговые корабли никогда не ходят в этом направлении.

Хельдемор не отличается сильным флотом: портовые города в гигантском королевстве ничтожно малы!

Положите аркану Луна под подушку в полнолуние чтобы увидеть сон о будущем!

Благословение Луны, которым владеют представители Фэй-Ул, способно исцелить от любого проклятия в течении трех дней после его наложения.

Джинны огня дарят пламя, закованное в магический кристалл, в качестве признания в любви.

В Маяке Скорби обитает призрак водного джинна, который вот уже пятьдесят лет ждет свою возлюбленную и топит каждого, чья нога ступит в воды озера, окружающего маяк.

Фэй-Ул пьянеют от молока, а их дети не нуждаются в пище первые годы жизни - главное, чтобы ребенок находился под Луной.

Самой вкусной для вампиров является кровь их родственников.

Свадьбы в Аркануме проводятся ночью, похороны - днем. Исключение: день Чернолуния, когда ночью можно только хоронить.

В лесу Слез часто пропадают дети, а взрослый путник легко может заблудиться. Очевидцы рассказывают, что призрачный музыкант в праздничной ливрее играет всем заблудшим на флейте, и звук доносится со стороны тропы. А некоторым он предлагает поучаствовать в полуночном балу.

Не соглашайтесь на предложение сократить дорогу от незнакомых путников.

На острове Чайки стоит роскошный особняк, в котором никогда нет людей. Иногда оттуда виден свет, а чей-то голос эхом отдается в коридорах. Говорят что каждый, кто переступит порог, будет всеми забыт.

Озеро Лунная Купель в Лосс'Истэль полностью состоит не из воды, а из лучшего вина, которое опьяняет сладким вкусом!

Утеха стала приютом целым двум ковенам ведьм: неужто им здесь медом намазано?

В языке эльфов нет слова, обозначающего развод.

По ночам кто-то ошивается у кладбищ подле Руин Иллюзий.

В Фортуне дают три телеги золота в придачу тому, кто согласен жениться на дочери маркиза.

В Белфанте очень не любят культистов.

Не стоит покупать оружие у златоперого зверолюда, коли жизнь дорога.

Кто-то оставил лошадь умирать в лесу Ласточки, а та взяла и на второй день заговорила.

Храм Калтэя называют проклятым, потому что в статую древнего божества вселился злой дух и не дает покоя ныне живущим. Благо, живут подле статуи только культисты.

В Озофе то и дело, вот уже десять лет, слышится звон колоколов в день Полнолуния.

Жители утверждают, будто бы портрет леди Марлеам в их городке Вилмор разговаривает и даже дает им указания.

Чем зеленее орк, тем он сильнее и выносливее.

У водопада Дорн-Блю в Ольдеморе живут джинны воды и все, до единого - дивной красоты.

На Ивлире ежегодно в период Претишья происходит турнир воинов. В этом году поучаствует сам сэр Александер Локхард - личный охранник ее Величества королевы Маргарет!

Все аристократы отличаются бледностью кожи, да вот только в Рон-Дю-Буше эти господы будто бы и вовсе солнца не знают.

В мире до сих пор существуют настоящие фэйри, да вот только отличить их от любого другого существа - невозможно!

Фэй-Ул настолько редки, что являются настоящей диковинкой для всего Аркануме. А на диковинки большой спрос. Особенно на черном рынке...

18 Бурана дверь королевского дворца Хельдемора распахивается всем желающим, бал в ночь Первой Луны.

В 15-20 числах в Лосс'Истэле происходит Великая Ярмарка Искусств - это единственный день, когда эльфы позволяют пройти через стену всем.

10 Безмятежья отмечается один из главных праздников - самая длинная ночь года. в Рон-дю-Буше проводится Большой Маскарад.

42 Расцвет - день Солнцестояния, неофициальный праздник Пылающих Маков в Ольдеморе, когда молодые люди ищут цветок папоротника и гадают.

22 Разгара отмечается Урожайный Вал в Фортуне.

Каждую ночь спящие жители Кортелий подле Утехи выбираются из своих постелей, спускаются к неестественно синему озеру и ходят по его песчаному дну. Поутру их тела всплывают, а селяне всерьез боятся спать.

Администрация проекта: один, два, три.
нужные персонажи
15.11 Открыт новый прогноз астрологов.
14.11 Аукцион все еще открыт.

Арканум. Тени Луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Баллада о борьбе » [25 Разгар 1059] У пустоты так много лиц


[25 Разгар 1059] У пустоты так много лиц

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

У пустоты так много лиц.


https://i.imgur.com/Bt3Nxxt.jpg

Ольдемор | 25 Разгар 1059 Ския | Элиас

По слухам, где-то существует дерево, плод которого способен исцелить даже того, кто стоит на пороге смерти. Однако путь к дереву не так прост, да и само дерево... несколько не соответствует ожиданиям. Жизнь за жизнь.

Закрутить колесо Аркан?
да | нет

+2

2

До Ольдемора решили ехать с комфортом.
Огромный мана-поезд, в котором Ския сомневалась еще пять лет назад, сверкал позолоченными трубами и вычурными узорами, стучал колесами на стыках рельс, мягко покачивался из стороны в сторону, набирая скорость. Его алое, вытянутое, как гусеница, тело ярко блестело под летним солнцем и безоблачным голубым небом, широкие окна, отороченные кружевными занавесками, рассеивали безжалостный свет, и в вагоне царил приятный полумрак. Вышколенные слуги разносили прохладные напитки и изысканные закуски, в вагоне-казино стучали фишки и смеялись нарядно разодетые женщины.
В какой-то момент Ския вновь почувствовала себя дочерью барона де Энваль, не знающей отказа ни в одном из удовольствий души и тела, разбалованной юной наследницей, а вовсе не циничной некроманткой, прикрывающейся работой целителя ради своих собственных незаконных дел.

Ския вообще ставила собственное удобство превыше любых денег и, если выпадала возможность побаловать себя, к растратам относилась пренебрежительно. Что те деньги, когда на кону - ее отличное настроение и самочувствие?
Да и то сказать, и того, и другого у нее в последнее время оставалось все меньше. Она не говорила об этом с Элиасом и старалась не показывать ученику собственной слабости, но полностью скрывать ее не могла все равно. Старые ожоги ныли и болели, она не могла пройти и мили без сбившегося дыхания и нытья во всем теле. Ночами ее бил лихорадочный озноб, и, опасаясь засыпать, некромантка подолгу сидела возле разведенного, несмотря на жаркую погоду, очага, завернувшись в шерстяную шаль. Бутылка с настоем на спирту стала ее частым спутником в эти короткие летние ночи - она помогала не только притупить боль, но и забыться.
Не думать о том, что она вновь и вновь терпит неудачу.
Не думать о том, что Теобальд ускользает от нее снова и снова, о том, что в моменты, когда ее тело корчится от боли, она с радостью поменялась бы местами с во всех смыслах проклятым Винсентом. Не думать о том, что ее поиски не приводят ни к чему.

Как ни странно, в Ольдемор предложил поехать Элиас, и поначалу Ския восприняла это предложение со свойственным ей скептицизмом. Ехать туда - для чего? Зачем?
Но ученик так живо описывал красоты живописного востока Галатеи, так горел глазами и так рвался в эту поездку, что она уступила. И даже, поддавшись его энтузиазму, решила устроить для них обоих путешествие на мана-поезде - ни она, ни он на нем еще ни разу не ездили.
- Ну и как впечатления? - Ския налила себе еще вина в бокал и откинулась на мягкое, обитое бархатом сиденье, глядя не на проносившиеся мимо долины и реки, а на лицо своего ученика.
Сложно было поверить в то, что еще пять лет назад он был выловленным из моря тощим замухрышкой. Возмужал, раздался в плечах, отпустил волосы, научился строить такое выражение лица, что вполне сошел бы за своего и в высшем обществе, которое развлекалось в вагоне. Совсем повзрослел мальчишка...
Как знать, не коснется ли и его та злосчастная судьба, которая ожидает каждого ученика некроманта.
- Хочешь сходить в ресторан?

Отредактировано Ския (15.09.2021 23:58)

+4

3

- Хочу, - Элиас оторвался от созерцания мелькавших за окном пейзажей.
Леса, поля, деревеньки, раскинувшиеся по берегам рек. Зелень и солнце. Все было так мирно и прекрасно, что в голове постоянно пульсировала единственная мысль – как же великолепно иметь кучу денег! Бедные бы в этот поезд никогда не попали, а если бы и попали, то разве что в качестве обслуги.
- Раз уж мы тут находимся, то почему бы не воспользоваться всеми прелестями поездки? - Элиас допил вино из своего бокала и поставил его на стол. Да и что было не соглашаться, если поход в ресторан оплатит Ския? Он давно усвоил, что отказываться от того, что идет прямо в руки никогда не следует – шанс дается один раз в жизни, так что в следующий раз удача может и обойти стороной, улыбнувшись кому-то еще.
Ну а в целом вся эта поездка была затеяна Элиасом ради Скии. Он видел, как та страдает, раздираемая болезнью и не находя ни капли облегчения. Ей не становилось хуже, но и улучшений не наблюдалось - травмы после пожара стабильно держались на месте, ни в какую не собираясь затягиваться. Ския ради возвращения собственного здоровья и потерянной красоты шла на все, не останавливаясь ни перед какими жертвами. Элиас не был этому рад и втайне надеялся, что исцеление его наставницу изменит – вернет больше человечности и искренней радости в ее жизнь. Возможно, он был неправ и видел в Ские лишь то, что хотел видеть. Но если выпадал шанс ей помочь, Элиас за него цеплялся, каким бы сказочным тот ни казался.
Исцеляющее Дерево было тоже из разряда слухов. Никто толком не знал, где оно находится, и правда ли вообще существует, но Элиас твердо решил проверить является слух сказкой или правдой. Да и Ския его в это раз поддержала – он подозревал, что ей просто надоело сидеть на одном месте и захотелось развеяться. Да еще и поезд – надо же обновить такое важное дл Галатеи изобретение! В общем, даже если никакого Дерева не существовало, путешествие все равно обещало получиться увлекательным и запоминающимся.
- Идемте, госпожа Ския, - Элиас поднялся со своего места и подставил наставнице локоть, чтобы проводить ее до вагона-ресторана.

Здесь тоже все было обставлено по высшему классу – мягкие диванчики, множество светильников, постоянно снующая туда-сюда прислуга, готовая исполнить любое пожелание посетителей. От предлагаемых блюд и напитков разбегались глаза.
Элиас провел Скию к свободному столу, расположенному у окна, - ему нравилось смотреть в окно, - и затем выслушал служившую в ресторане девушку, которая минут пять зачитывала меню. Половина названий звучала совсем незнакомо, и чтобы не попасть впросак, заказывать пришлось то, что наваливали больше всех – блюдо дня. Обещали, что это будет нечто грандиозное, а раз так, то можно было и заказать. Элиас, конечно, так бы тратится не стал, но Ския никогда не отказывала себе в дорогих удовольствиях, чтобы вспомнить былое и себя этим порадовать. Кроме обещанного блюда, заказали свежих фруктов, ягод и вина. По бокалу красного и так уже успели выпить до ресторана, но Ския считала, что надо еще – ее страсть к выпивке в любое время суток Элиаса иногда пугала. Но как бы он не волновался за наставницу, решать за нее что делать, он не мог, а соответственно не мог и запретить ей выпивать.
А ведь время еще только шло к полудню.
- Вот и наше первое блюдо дня! – девушка, что принимала заказ, вернулась и выставила на стол перед Ский и Элиасом по маленькому горшочку. – Суп.
Элиас глянул на густую субстанцию и непонятные кусочки, что плавали в горшочке, не заметил привычных для супа овощей и уточнил:
- А из чего он?
- Акульи плавники, сушеные гребешки, морские ушки, мясо белой курицы, ветчина из мяса молодого поросенка, ледяные грибы, женьшень и морской огурец, - протараторила девушка с улыбкой, добавив: – Вам понравится! - и удалилась.
- По отдельности я, конечно, многое пробовал, разве что кроме ледяных грибов, - сознался Элиас, - но чтобы вместе… Ладно, попробуем.
Он разлил вино себе и Ские. С вином все должно было показаться вкусно.

Отредактировано Элиас (18.09.2021 19:28)

+4

4

- И кто додумался смешать в одном блюде морепродукты и бекон? - фыркнула Ския, настороженно помешивая ложкой суп. - Напихали туда все самое дорогое и радуются... Ладно, давай за нас!
Она подняла наполненный бокал и звонко дзынькнула хрустальным бочком о бокал Элиаса. Отпила несколько глотков, удовлетворенно прищурилась и принялась скептически вылавливать из бульона плавающие в нем ингредиенты.
- Говорят, в Ольдеморе подают устриц, запеченных с белым вином и сыром, едва ли не в каждом заведении, - мечтательно проговорила Ския, допивая вино из своего кубка. - А еще в Альделуне проводятся ярмарки, на которых можно купить практически что угодно... Что, вино кончилось?
Не дожидаясь, пока это сделает Элиас, некромантка завладела бутылкой и долила вино себе. Заглянула в бокал ученика и хмыкнула - тот был еще даже не уполовинен.
Музыканты, тихонько настраивавшие свои инструменты в углу, затянули певучую балладу, и Ския поморщилась от внезапного звука.
Бьет по ушам, в такт не попадают, и вообще она всегда ненавидела флейты...
- А ты сам чего бы хотел там посмотреть? - внезапно спросила она Элиаса.
Ския редко интересовалась тем, чего хочет ее ученик. Он был послушным, смекалистым, милым мальчишкой, и если и проворачивал какие-то собственные дела за ее спиной, то некромантка закрывала на это глаза - главное, чтобы ей не мешал. Вообще - и она никогда не признала бы этого вслух! - с его появлением жить ей стало даже в чем-то легче. И дело было даже не в том, что Элиас взял на себя всю работу по дому и ассистирование в ее опытах.
Просто он был человеком, который верил в ее могущество больше, чем она сама.
Это было странно - иметь ученика, который тебе доверяет. Странно и притягательно. Не эта ли власть над юным умом так притягивала в свое время и Теобальда? Возможность взрастить своего преемника...
Теобальд взрастил ее, чтобы поглотить - как откормленного гуся на Опочивальню. Для чего она растит Элиаса - не для того ли, чтобы поступить с ним так же? Могла бы она заполучить бессмертие за его счет? Захотела бы так сделать?
Мысли были неприятные. Ския запила их вином и, поморщившись, налила себе еще. В голове уже начинал расползаться туман, но он, пожалуй, был именно тем, чего она хотела. Может, это позволит хоть на какое-то время забыть...

Бутылка опустела, и некромантка щелчком пальцев заказала еще. И жаркое. И еще закусок. В животе теплело, Ския ощущала, как пылают щеки и жжет левую сторону лица и тела, но останавливаться не собиралась. Ее охватило редкое для нее состояние исступленного веселья, и она хотела - нет, она почти требовала! - чтобы это веселье поддержали и остальные.
Например, Элиас, тревожно наблюдавший за тем, как пустеет вторая бутылка.
Или девица-подавальщица, которая подала закуски неохлажденными, дура такая.
Или музыканты, которые могли бы сыграть и что-нибудь повеселее, а то за что им, спрашивается, деньги платят?!
Или толстопузый господин за соседним столом, который посмел указывать ей (даме, между прочим!), что стоит вести себя и потише, и не мешать отдыхать порядочным пассажиром. А она что, непорядочный? Или не пассажир?!
Или охранник, явившийся на звуки спора и обнаруживший изрядно пьяную некромантку, перевернутую тарелку с разлетевшимися закусками и поломанную флейту.
Кажется, когда он стал хватать ее за руки, Ския его прокляла. Всерьез прокляла, отработанным, давно налаженным заклятьем, заставившим окружающих шарахнуться от нее подальше.
Веселиться никак не хотели, твари...

+4

5

Поначалу Элиас ни о чем не волновался – вылавливал из бульона напиханную туда вкуснятину, отмечая, что съел бы тут все и по отдельности, дзынькал бокалом со Скией, пробуя вино, слушал музыку. Тревожиться начал, когда вино в первой бутылке закончилось, и некромантка взялась за вторую.
- Что бы я хотел посмотреть? – он задумался на мгновенье, но быстро нашел ответ. Вообще болтать ему было все равно о чем – он считал, что, заговаривая Ские зубы, отвлекает ее от вина. – Посмотрел бы тоже Ярмарку. И Водопады. Да и в целом это ж такие волшебные земли, где столько легенд! Можно их слушать бесконечно, да еще и посетить все места, о которых рассказывалось, - он улыбнулся и отодвинул свой бокал. – Но мне нравится смотреть не только какие-то местные достопримечательности – иногда и сам быт людей любопытен. Стоит присмотреться, и откроются мелкие детали, о которых даже не подозревал.  Как-то проезжал мимо деревни, где все кошки был рыжими! Считалось, что они приносят местным удачу. А в другом селении принято кидать монету в реку, если задумал важное дело. Если там нырнуть, то уже, наверное, целый клад этих монеток скопился! – Элиас рассмеялся. – Или встречал поверье, что утром надо первым встретить на пути мужчину – тогда день будет удачным. Представляете, они там серьезно сворачивали по утрам в сторону от женщин – сам видел. Так что некоторые местные обычаи, обряды и праздники бывают очень примечательными и забавными. Мне интересно наблюдать за обычной жизнью, даже просто прогуливаясь по улицам.
Элиас отправил в рот кусочек сыра и принялся за жаркое, изредка тревожно посматривая в сторону своей наставницы. И опасался он не зря. Вторая бутылка тоже быстро закончилась, Ския была совсем навеселе и, конечно же, пошла в разнос - прислуга ленивая, подавать еду не умеет, музыканты играют не то и не так, а пассажиры смотрят хмуро, хоть должны всему непременно радоваться.
Если бы Элиас мог запретить Ские пить!
Но он не мог. Некромантка была сама себе хозяйка и на его робкие попытки остановить происходящее буйство и разгром реагировала мало, а если точно, то вообще никак – перевернула еду на столе, сломала музыкантам флейту, попробовала драться с охраной и прокляла, когда поняла, что не справится.
- Простите, моя госпожа перенервничала, - оправдывался за Скию Элиас, чтобы хоть как-то уладить ситуацию. Иначе срочно прибывший начальник поезда грозился высадить дебоширов на следующей станции. – Мы оплатим все убытки.
Он ухватил Скию за плечи и силой вывел из ресторана. Главным было ее сейчас успокоить и отправить спать. Проснется – опять все пойдет хорошо.
- Они не достойны вашего внимания, - убеждал некромантку Элиас, пока шли до своего вагона. Изредка она бормотала ругательства и пыталась вернуться, но он держал ее крепко, да и выпитое вино давало о себе знать – Ския шаталась, едва держась на ногах, а значит скоро ее должно было сморить в сон. – Еще придут все к вам извиняться… после проклятия-то, - продолжал Элиас. –Конечно не прощайте… Да, они такие... Абсолютно согласен... Но поезд этот нам нужен – на нем быстрее все же, чем верхом или в карете. И комфортнее. Вам с вашим здоровьем следует больше отдыхать, так что сейчас придем и приляжете.
Они наконец-то добрались до своего купе, и Элиас сгрузил Скию на сиденье. Сам быстро запер дверь, чтобы некромантке не приспичило снова куда-нибудь отправиться и набедокурить, пока сон ее не захватил полностью.
- Хотите пить? – он налил в бокал сок из кувшина. – Вина вам явно уже лишка.
Элиас протянул ей бокал, рискуя тем, что сок может спокойно оказаться вылитым ему прямо на голову. Пьяная Ския в гневе могла вытворить все, что угодно.
И все же с ней было в разы легче, чем с Тереном, рядом с которого Элиас побоялся бы даже пикнуть – сказать что-либо наперекор своему бывшему хозяину ему бы и в голову не пришло.

+3

6

Слушаться ее здесь, похоже, никто не собирался. Даже собственный ученик, отымей его дварф! - и тот знай оправдывался перед прибежавшим мужиком с такими внушительными усами, что Ския спьяну приняла его за таракана, о чем не замедлила сообщить. Мужик побагровел, кто-то снова разорался, Ския расхохоталась.
Бледнеющий и краснеющий Элиас удержал ее за плечи и потащил по вагону, беспрестанно что-то бормоча. Его бормотание убаюкивало, накатывало океанскими волнами, и Черная баронесса позволила увести себя до купе.
Глупый мальчишка. Не понимает что ли, что она сама хотела напиться?
Даже если и понимал, все равно делал вид, что все происходящее - простое недоразумение. Иногда ей почти хотелось, чтобы он начал ей возражать или открыто противодействовать - тогда появился бы повод наорать на него, выпустить пар, врезать чем-нибудь по смазливой мордашке. Но Элиас, наученный годами жизни с темными эльфами, прекрасно умел не давать такого повода.
Тоже, что ли, его проклясть? Ския, расслабленной куклой возлежавшая на сиденье, отстранено наблюдала, как ученик суетится по купе, закрывая дверь и наливая сок. Со вздохом взяла из его руки прозрачный бокал.
Ну да, еще б воды налил!
Она сделала несколько глотков и поморщилась от сладкой терпкости.
- Элиас, - некромантка подняла глаза на ученика. Голос ее был хриплым, усталым, с бледного лица сбежали краски, и в эти мгновения Собирающая кости вовсе не походила на ту женщину, что устроила буйство в ресторане. - Ты тоже считаешь меня последней сукой?
Если она в скором времени помрет, только он, наверное, ее и вспомнит.
Зеленые глаза Скии были влажными и печальными.
Она в несколько глотков допила сок и снова подняла взгляд на своего ученика, застывшего возле дверей.
- И правильно, мать твою, считаешь! - пустой кубок полетел в голову Элиасу, и только многолетняя выучка спасла мальчишку. Бокал со звоном разбился о запертую дверь, а Ския, свирепо хмыкнув, с размаху откинулась на сиденье, отвернулась от него и подтянула под себя ноги.
- Поучать он меня будет, сопляк!.. совсем страх потерял... - бормотала некромантка, погружаясь в тяжелый нетрезвый сон под мерный стук колес.

Наутро она страдала.
Бледная до зелени и дрожащая от слабости, Ския на негнущихся ногах вползла в крохотную санитарную комнатку и выползла лишь через полчаса, оставив после себя лужи расплескавшейся воды. Покосилась на Элиаса и мрачно пригрозила:
- Только попробуй хоть слово сказать...
Снаружи проплывали зеленые леса и живописно красивые долины Ольдемора, а Ския смотрела на них и в красках представляла, с каким удовольствием залила бы все огнем. И дернуло же ее поехать на этом проклятом поезде...
Зато проводница, прехорошенькая полукровка, поскреблась в дверь их купе с преувеличенной почтительностью, чтобы сообщить, что через два часа Эльмондо. Кажется, проклятье нетрезвой некромантки, наложенное еще вчера, с охранника до сих пор не удалось снять, чем и объяснялась особая вежливость персонала.
Ския бокал за бокалом пила воду, прячась от яркого солнечного света. Элиас листал какую-то тетрадь в кожаном переплете, и некромантка не придумала ничего лучше, чем прицепиться к этому:
- Что это ты там читаешь?
Голос ее звучал не слаще вороньего карканья.

Отредактировано Ския (09.10.2021 22:54)

+3

7

Утром Ския была темнее грозовой тучи, как Элиас и предполагал. Перепила накануне – теперь мучилась похмельем, и лучше ее в тот момент было лишний раз не нервировать. Именно поэтому Элиас молча поставил на стол чашку с зельем от похмелья, что навел для наставницы еще с самого утра до ее пробуждения, и уселся на свое место со старым дневником в руках. В этом дневнике, случайно попавшемся на глаза в одном из захоронений, которое они со Скией разграбили, и упоминалось про путь к волшебному дереву, что могло излечить все болезни. Были ли эти записи правдой? Никто не знал, но Элиас считал, что легенду стоит проверить, тем более, что слухи про дерево ходили давно, а вот про сам путь он прочитал в первый раз.
От дневника он оторвался, лишь когда Ския спросила, чем занят.
- Смотрю, куда нам двигаться дальше, - он поднял на нее глаза, заметил нетронутую чашку с зельем на столе и пододвинул ее к некромантке поближе. – Выпейте, станет легче… И я не считаю вас последней сукой, - он помнил вчерашний вопрос, но отвечать на него накануне было пустой тратой времени – пьяная Ския всегда считала, что абсолютно права.
- Сразу дать не мог? - Ския жадно схватила чашку и в несколько глотков его осушила. Вытерла рот тыльной стороной ладони, с подозрением покосилась на ученика. - И ты что это, меня сейчас сукой назвал?
Собственный вопрос накануне она благополучно забыла.
- Чашка на столе стояла, - напомнил Элиас про очевидное. – А сукой вы сами себя назвали. Вчера. Сказали, что это я вас сукой считаю… и бокал разбили.
- Еще раз скажешь это слово, и в тебя полетит и эта чашка, - пригрозила Ския. От зелья Элиаса ей стало легче, боль в затылке и тошнота отступили. Ох, не зря она в первую очередь научила мальчишку готовить это снадобье! В городе оно тоже пользовалось наибольшим спросом. - Так куда мы все-таки едем?
Элиас закрыл дневник и взглянул на некромантку. Правду про волшебное дерево он ей еще не успел объявить, так что для Скии ему просто хотелось прогуляться по самым известным местам Ольдемора. По крайней мере, это они обсуждали дома – еще до того, как купили билеты на мана-поезд.
- В Эльмондо, госпожа, мы едем, - он покладисто принялся объяснять (или напоминать) в очередной раз. – А затем двинемся через Альделуну к горам. Или можем еще в Акацию заглянуть – там, говорят, ремесленники хороши, - он достал из сумки карту Ольдемора и развернул ее на столе перед Скией. – После гор можем на Водопады прокатиться, а потом вернуться к телепорту, чтобы отправиться домой. Или вы хотите на поезде?
В дневнике не указывалось точное место, где росло дерево, но было начерчено что-то типа плана, как туда идти, так что Элиас думал, что вполне справится с расшифровкой, когда прибудут в предгорья. К тому же можно было и местных жителей опросить. Вдруг кто-то что-то слышал? Или видел? В общем, решать, как быть дальше, Элиас намеревался позже и по ситуации.
- Да в Бездну этот поезд! - прошипела Ския, снова позеленев. - Выдумали какой-то бред...
Признавать собственные заслуги в том, что ей не понравилось в поездке, некромантка не собиралась.
- Ладно, начнем с Эльмондо, - она кинула на себя взгляд в узкое вытянутое зеркало, висящее на стене, поправила волосы и привычным движением покрутила на пальце кольцо-Морок. Не ударять же в грязь лицом перед ольдеморцами, которые, с подачи эльфов и полукровок, слыли теми еще модниками. - Хоть закуплюсь с пользой...
За окном как раз потянулись пригороды Эльмондо, а вскоре поезд подошел к станции, и Элиас, спрятав дневник в походную сумку, стал собирать вещи, чтобы приготовиться к выходу.

+3

8

Эльмондо встретил их жарким летним зноем, солнцем, льющимся с безоблачно-синих небес, красками, неестественно яркими для жителей Рон-дю-Буша, гомоном сотен людей и нелюдей, запахами большого города, одновременно и сладковато-пряными, и смрадными. И Ския, и ее ученик привыкли к жизни среди множества людей, но столица Ольдемора разительно отличалась от привычного, и притом сложно было даже сказать, чем именно: другие цвета, другие обитатели, другая архитектура, сам воздух другой, более густой и плотный. Да и бледность обоих некромантов на фоне румяных, загорелых местных бросалась в глаза.
- Такое ощущение, будто они здесь только и делают, что веселятся и празднуют, - проворчала Ския, но глазеть по сторонам не уставала. Ее дорожную сумку, как и положено, тащил Элиас, сама некромантка шагала налегке.
Уличные музыканты и танцоры, яркий узор остроконечных крыш на синем небе, флаги, лениво трепетавшие на легком морском ветерке, белые облака парусов, видневшиеся с пристани, горячее свечение мана-поезда, который они только что покинули, попрошайки, укрывшиеся в тени колоннады, заливистый женский смех, запах клубники второго урожая - все это был Эльмондо. Город вина, магократии и рыцарства.
Именно эта лубочная сказочность и настораживала Скию. Не бывает смеха и веселья постоянно. Невозможно круглый год жить в ярких красках. Однажды листва облетит, за морской синевой проступит гнилая рыбная вонь, истерическая радость сменится тяжелой тоской, а звезды упадут. И чем красивее кажется картинка волшебного Ольдемора, тем большие опасности за ней кроются.
Все конечно - таков закон мироздания. Вряд ли Эльмондо - исключение.

Маленький постоялый двор, утопавший в зелени смородиновых кустов и весь увитый ползучей лозой, приглянулся Ские после нескольких часов вдумчивых поисков. Улица была тихой, дома - на почтительном расстоянии друг от друга, окна - низко над землей. Некромантка всегда прощупывала возможные пути отступления, мало ли что.
Разместились - под многословные заверения кругленького хозяина, что он всецело к услугам госпожи и ее спутника. Перекусили наваристой рыбной похлебкой, свежим хлебом и сыром. Остатки вчерашнего вина уже почти выветрились, и Ския то и дело поглядывала на матово поблескивающие кувшины молодого вина за спиной подавальщицы, но память о выворачивающемся наизнанку организме все еще была слишком сильна, и Собирающая кости, вздохнув, отступилась. К явному облегчению Элиаса.
- Ну и как тебе здесь нравится? - поинтересовалась она, когда оба, отдохнув и сменив одежду, вышли в уже переваливший далеко за полдень город. Солнце сделалось мягче, но народу только прибавилось, и двери лавочек были приглашающе распахнуты. Ския уже успела прицениться к некоторым особо редким алхимическим ингредиентам, выставленным в витрине магазинчика, и ее оценка Эльмондо значительно возросла.

Возле алхимической лавки, в которой, торгуясь, залипла Черная баронесса, присели передохнуть на кованую скамью две смешливые девицы - буйство веснушек, тугих кудрей, блестящих глаз и низких, отороченных кружевами, вырезов корсажей. Одна из них, темноволосая, румяная, покосилась на Элиаса, хихикнула, что-то шепнула на ухо подружке, и обе принялись вести по юному ученику прицельный обстрел лукавыми взглядами.
- Идешь сегодня вечером на танцы? - спросила темноволосая Элиаса так запросто, словно давно его знала.
- Дейна! Я угадаю, пойдет ли он, - засмеялась ее рыжая подружка и подошла к ученику Скии с другой стороны. - Хочешь, будущее предскажу? Я училась.
- Конечно пойдет и без твоих предсказаний! Тебе просто практика нужна, - отозвалась Дейна, но рыжая не отводила от Элиаса глубоких, как море, синих глаз.
- А даже если и нужна. Ясновидение может оказаться очень... приятным, - последнее слово она выдохнула волнующе и томно, узкая полоска белых кружев на груди приподнялась и опустилась. - Так как? Хочешь узнать свое ближайшее будущее?

Отредактировано Ския (05.10.2021 13:03)

+3

9

В Эльмондо Элиас не планировал надолго задерживаться: ему хотелось посмотреть город, погулять по улицам, но это можно было сделать и на обратном пути, а сначала взяться за решение основной задачи – поскорее добраться к горам. Так что он и Ские намекал на это раз сто, пока некромантка сама не поверила в то, что именно так и хочет сделать. В итоге после прибытия поезда на станцию, отправились в трактир, оставили там вещи и пошли немного прогуляться, чтобы уже утром ехать в сторону Альделуны.
— Ну и как тебе здесь нравится? – спрашивала Ския, штурмуя попадавшиеся на пути алхимические лавочки.
- Здесь шумно и празднично, - отзывался Элиас. – Мне нравится, да. На обратном пути мы ведь можем тут задержаться подольше?
Вопрос был риторическим – он знал, что некромантка и так задержится в Эльмондо минимум на неделю: чтобы посетить все то, что она успела присмотреть, одного дня бы не хватило точно.

А пока Ския копалась в свитках заклинаний и старых книгах, что предлагали торговцы, на Элиаса обратили внимание местные девицы. Стоило ему отойти от Скии на несколько шагов, как его тут же атаковали вопросом:
— Идешь сегодня вечером на танцы?
Элиас сначала подумал, что девушка обращается не к нему, но на пороге лавки он стоял в гордом одиночестве. И знать бы еще какие танцы, и о чем она вообще… Но уточнить растерявшийся Элиас не успел, девчонки тут же предложили погадать и угадать.
Он обернулся в сторону Скии, но та все еще была занята у прилавка, что-то выспрашивая у продавца, и Элиас протянул девушке-гадалке руку.
- Хорошо, погадай, - он улыбнулся, - только я сразу скажу, что не пойду. Я проездом в вашем городе…
- Ну и что? – пожала плечами та, что звали Дейной. – Танцы будут у трактира «Две луны» - прямо на улице. Там сегодня свадьба – трактирщик дочку замуж выдает, всю ночь гулять будут!
- Ну я не один приехал, - Элиас тихонько кивнул в сторону Скии. – Это моя наставница – она обучает меня магии и очень строгая.
- Аа-а… Это та дама? – обе девушки заглянули в дверь лавки, чтобы получше рассмотреть некромантку. – Красивая…
- Все красивые женщины – стервы!
- Природа несправедлива, Мира…
- Да тише вы обе! – шикнул на них Элиас, боясь, как бы Ския не услышала и не навешала обеим дурочкам каких-нибудь проклятий. – Вы тоже обе хорошенькие…
Девушки заулыбались, а Мира взяла Элиаса за руку и с улыбкой заявила:
- А красивые мужчины – те еще кобелины!
Дейна рассмеялась, а Элиас лишь качнул головой, скрыв усмешку.
Затем все трое отошли чуть в сторону, и Мира изучающе уставилась на ладонь Элиаса, сосредоточившись на гадании. Молчала она несколько минут, – ее не торопили, ждали, - но с каждом мигом хмурилась все больше и больше, пока, совсем расстроенная, не подняла на Элиаса глаза, выпустив его руку.
- Наверное, у меня не получилось, - она вздохнула и отвела взгляд в сторону. – Выходит что-то совсем не то… И не про танцы.
- А что? – Элиас почувствовал в ее словах тревогу, и та от девушки передалась ему самому. – Что там не так?
- Не так выходит то… что ты скоро умрешь. Несколько дней – и смерть, - Мира все же взглянула на него и вдруг снова схватила за руку, с силой ее сжав и протараторив. – Я вижу, что ты уже мертв, но это все из-за разницы в несколько дней – даты точно никогда не увидишь. Но если ты мертв, то как же ты здесь? Или я что-то путаю… Не выспалась ночью... Или не езди никуда, куда ты хочешь. Оставайся жить в Эльмондо!
- Но я не могу, - оторопел Элиас. – Мне все равно придется куда-то ехать, даже если я отправлюсь домой. Здесь мне и жить не на что – ни дома, ни работы, ни учебы. А что случится?
- Не знаю, не вижу, - расстроенно помотала головой Мира. – Это что-то странное… Словно ты есть, но при этом ты мертв… Сама не пойму. И еще – тебя предадут близкие люди. У тебя есть в городе родня?
- Нет, - еще больше озадачился Элиас. – У меня вообще родни нет.
- Тогда… - совсем расстроилась девушка, - … я не знаю, - она выпустила его ладонь и взяла за руку Дейну, ошарашенную не меньше остальных. – Мы пойдем, извини, что отвлекли тебя с глупостями.
- Она только еще учится, - крикнула на последок Дейна, и Мира почти силой уволокла ее за собой вдоль по улице, оставив Элиаса возле лавки недоуменно смотреть им обеим вслед.

+3

10

- ...Не извольте, госпожа, сомневаться: дождутся вас ваши потрошочки и порошочки! Упакую в лучшем виде и прям куда скажете, туда доставлю. У меня мальчонка на побегушках, аккуратный, ни единой скляночки не разобьет...
- Верю вашей репутации, господин Армейер.
Результатом своих переговоров с лавочником Ския была вполне довольна. Пожилой алхимик, жизни не видавший без своих эликсиров, углядел в покупательнице родственную душу, и по итогам дискуссии не только наградил ее приятной скидкой за оптовые закупки, но и пообещал доставить выбранные ею товары прямо в гостиницу - как раз укомплектует все, пока "госпожа изволит наслаждаться красотами Ольдемора".
Так что лавку Ския покидала в приподнятом настроении, и даже немного удивилась, заметив своего ученика, с отсутствующим выражением застывшего возле дверей.
- Эли? - некромантка тронула его за плечо. Она редко обращалась к нему по имени, а если и обращалась, предпочитала сокращать. - В чем дело? Случилось чего?
- Да нет… Ничего, - он не решился сказать ей про странное гадание, сам не зная верить в услышанное или нет. – Девушки пригласили меня на танцы ночью. В честь какой-то свадьбы гуляют. Я сказал, что не пойду, – перевести разговор в более безопасное русло показалось Элиасу хорошей идеей.
- На танцы? - Ския прищурилась, внимательно разглядывая его. - А ты что, действительно хотел бы пойти?
Интересно, как давно она сама была в последний раз на танцах? Память смутно подсказывала, что еще в бытность Саскией де Энваль. Изысканные платья, кружева, музыка, танцевальный этикет - все это осталось в прошлом.
А был ли хоть раз на танцах Элиас, она и вовсе никогда не спрашивала.
- Я не умею танцевать, - сознался он, подтвердив ее догадки. – Не было случая… Меня учили грамоте, магии, немного фехтованию – необходимости в танцах никто не увидел.
- Это не ответ, - неожиданно развеселилась Ския. - Я спрашивала о другом: хочешь ты туда или нет?
- Не хочу, - упрямо мотнул головой Элиас. – Не очень приятно быть посмешищем, так что если пойду, то буду все равно стоять в стороне.
- Да неужели? Как думаешь, позволю я своему ученику быть посмешищем? - Скию явно укусила особенно упрямая муха. - А если тебе когда-нибудь придется танцевать - будешь меня позорить?! Я, в конце концов, дочь барона, и ты обязан соответствовать!
- Госпожа Ския, я же серьезно! – Элиас умоляюще взглянул на свою наставницу. – Если я пойду, то точно вас опозорю… Погодите, - до него дошло, что она сказала. – Вы тоже хотите пойти?
- А что, я, по-твоему, не могу пойти на какие-то уличные танцы? - Ския с вызовом вздернула подбородок и уперла тонкие руки в бока. - Или я уже слишком почтенная матрона для этого?
- Нет, что вы! Вы можете, что угодно, - начал оправдываться Элиас. – Я не говорил подобного, только уточнил, пойдете ли! И вы очень еще молодая… для танцев, - он закрыл на мгновение глаза и сморщился, понимая, что от волнения мелет не то. «Молодая для танцев» - это ж значит, наоборот, что на танцы еще рано. И он срочно исправился: – То есть на танцы вам как раз можно... Вернее, если хотите, то можете сходить…
Элиас совсем запутался и замолчал – теперь получалось, что он вроде как разрешение Ские давал, а он подобного и не думал.
Она уставилась на него тем самым пронзительным, змеиным взглядом, которым нередко нагоняла оторопь - выражение ее лица было совершенно каменным.
Но уже в следующее мгновение в зеленых глазах заплясали лукавые огни, а узкие губы растянулись в хищной улыбке:
- Тогда - решено. Сегодня вечером идем на танцы, и только посмей отказаться! Где там, говоришь, эта свадьба?
Элиас, все еще смущаясь собственного корявого объяснения, передал ей все, что слышал от девушек, предупредив, что гуляния будут с вечера и до утра. И хоть звали его одного, он был уверен, что и со Скией вместе его на праздник пустят.

В назначенный час, когда жаркий летний день сменился теплым вечером, и колдунья, и ее ученик появились у трактира "Две луны".
По случаю торжества трактир весь был увешан крохотными светильниками, украшен живыми цветами и листьями. Невеста в кремовом и кружевном, с нежными незабудками в волосах, светилась от счастья две ее подружки - те самые Дейна и Мира, что и пригласили Элиаса возле лавки, помогали ей принимать подарки и цветы.
- Здесь все дарят цветы? - пробормотала Ския, оглядываясь.
В своем по обыкновению черном платье, пусть и из менее плотной ткани, по случаю тепла, некромантка выглядела вороной, случайно залетевшей на чужой праздник. Некстати вспомнилась и свадьба ее отца, на которой она тоже была единственной траурной фигурой, но если тогда она сделала это намеренно, то сейчас - просто потому что давно уже не видела на себе иных красок, кроме черной, и успела с нею сродниться.

+3

11

- Цветы? – Элиас осмотрелся по сторонам. – Не знаю, я не бывал на свадьбах. Но могу сбегать и купить, если это важно, - девушку, торгующую букетами на самом краю ранка он заметил еще когда гуляли по городу. Сейчас она могла уже уйти домой, но могла и остаться. – Слышал, что подарки молодым дарят, но у нас с собой ничего нет. Может просто спросить у них, что нужно?
- На свадьбах о таком спрашивают заранее, а не тогда, когда гости уже на пороге... - почти не разжимая губ отозвалась некромантка, и хотела добавить что-то еще, когда к ним навстречу устремилась пухленькая, румяная, как сдобная булочка, женщина:
- Добро пожаловать! Мы так рады, что вы заглянули к нашей Розали!..
- Мы... - начала было Ския, слегка удивленная тем, что незнакомцев принимают, как дорогих гостей, но женщина махнула рукой.
- Сегодня любой на свадьбе Розали - наш дорогой гость. Проходите, не стесняйтесь!
Она обхватила некромантку и ее ученика за плечи, подтолкнула туда, где возле стола с подарками стояла незабудковая невеста и ее уже знакомые Элиасу подружки.
Ския быстро сунула руку в кошель на поясе, наощупь разыскивая монету покрупнее и потяжелее - раз уж цветов не успели раздобыть. Под пальцами, как назло, звенела какая-то мелочевка.
Элиас растерянно взглянул на свою наставницу – у него вообще с собой ничего ценного не было, так что он не представлял, что можно подарить именно сейчас, кроме пожеланий на словах.
Зато подружки невесты тут же замахали ему руками:
- Вы все же решили зайти! Мы очень рады.
- Вам обоим.
- Танцы будут чуть попозже…
- А сейчас вкусные закуски!
- Розали, мы же говорили тебе, что встретили в городе такого хорошенького мальчика…
- И его учительницу.
- Тоже хорошенькую.
- Как не позвать?
От их болтовни теперь растерялись даже невеста с женихом, а не только Элиас.
- И ты молодец, что не поверил в дурацкие предсказания, - подмигнула Мира. – Извини, вовсе не хотелось тебе портить настроение.
- Мы благодарны вам за гостеприимство и желаем всех возможных благ и радостей, - Ския, наконец, отыскала в кошеле золотой и положила блестящую монету на стол с подарками. Слова девицы от нее не укрылись, но спрашивать Элиаса при всех о предсказаниях она не стала. Тем более не при паре молодоженов. - Мы, пожалуй...
- О, благодарим! Мы так рады! - невеста порывисто обняла некромантку, застывшую соляным столбом от таких нежностей. - Прошу вас, наслаждайтесь вечером с нами! Будут танцы, а вон там - вино...
Следующим Розали так же крепко и безоговорочно обняла Элиаса, едва успевшего произнести пару слов, чтобы поздравить молодых вслед за Скией.
Спасла от дальнейших объятий пожилая пара, подошедшая с поздравлениями, - невеста с подружками переключились на них, а Элиас, воспользовавшись случаем, подхватил Скию под руку и отвел в сторону накрытых закусками столов.
- Вот балаболки! – он взял кувшин с вином и разлил в две пустые кружки, что стояли рядом. Ему не нравилось, когда Ския начинала глушить алкоголь без остановки, но сейчас от всей суеты вокруг выпить захотелось самому.

+2

12

- Странные, - Ския оглянулась на подружек и глотнула вина, терпкого и сладкого. - О каком таком пророчестве она говорила?
- Одна из них, пока вы занимались покупками, решила мне погадать, - ответил Элиас, кивнув в сторону Миры. – Нагадала ерунды, а потом созналась, что просто учится и извинилась, - он вовсе не собирался рассказывать все, чтобы снова испортить настроение не только себе, но еще и некромантке.И пусть в нагаданную смерть он не поверил, неприятный осадок все равно остался.
- Ох уж эти начинающие прорицатели... - Ския вспомнила зверолюда-Рейшаара, едва
ли не единственного, в чьих пророческих способностях она не сомневалась. - Возможно, она просто хотела тебя впечатлить. Не потанцуешь с ними, раз уж они так на тебя смотрят?
- А можно? - Элиас по привычке спрашивал разрешения. – Вы не будете против?
- Ну, если ты... как ты там сказал? Не боишься меня "опозорить" - то разумеется, я не против, - Ския с ехидной улыбкой отпила еще вина. Вот как только речь зашла о танцах с девицами, Элиас разом забыл о своем неумении танцевать.
- Ну я же только уточнил, - смутился он и допил до конца всю кружку. Напьется – ну и ладно. Пьяному не так стыдно будет позориться.
- Да иди уже! - расхохоталась Ския и слегка подтолкнула ученика в сторону танцующих. Ей становилось весело.
Ему тоже.
Сначала за него взялась Дейна. Терпеливо объяснила, что требуется, куда руки, куда ноги, посмеялась, когда Элиас ошибался, но так как слух и чувство ритма у него все же были, а танцы простолюдинов не отличались заковыристыми фигурами, то обучение прошло довольно быстро. И вскоре Элиас, уже вполне освоившись, весело отплясывал среди остальных гостей сначала с Дейной, а потом и с Мирой, а когда девчонки убежали развлекать кого-то из родни своей ненаглядной Розали, вернулся к Ские.
- Почему вы не танцуете? – Элиас заметил, что уже несколько человек пытались пригласить некромантку, но так и уходили ни с чем. – Это забавно.
Он успел выпить еще несколько кружек вина, и теперь его глаза блестели, а в голове кружил легкий туман.
- Потому что мне не хотелось, - объяснила Ския. Она закинула ногу на ногу, держала в руке уже третью кружку и с явным интересом наблюдала за обучением Элиаса. - Но раз уж ты пришел... я обещала тебя научить, а ты уже достаточно натанцевался, чтобы не оттоптать мне ноги. Так что пойдем!
Она отставила кружку и встала, самую малость покачнувшись.
- Конечно, - он взял ее за руку и повел к центру зала, где веселились танцующие пары. Музыканты как раз затянули следующую композицию - медленную и лиричную.
- Руку сюда, - Ския положила его ладонь на свою затянутую в черную ткань талию, несколько плотнее и ближе, чем было в танцах с Дейной или Мирой. - А этой рукой ведешь, - она чуть отвела его ладонь в сторону. - И с правой ноги. С правой, говорю... Во имя Луны, ты когда успел так вымахать? Все растешь и растешь, и никак не остановишься...
- Да я такой же и был пять лет назад, - смущенно ответил Элиас. Смущенно не из-за собственного роста, а от того, что некромантка оказалась к нему как-то недопустимо близко. – Расту только если вширь.
- Да нет же, ты за год опять на дюйм подрос! - настаивала Ския. Лицо Элиаса в полумраке уже вовсе не казалось мальчишеским. От него пахло вином, и этот запах смешивался со слабым ароматом увядших роз и мха, ее собственных духов. - Теперь влево. Следи за ритмом... И волосы у тебя опять отросли…

+3

13

- Я подстригу, - он такие мелочи не замечал и все больше думал, что Ския над ним подшучивает. Какой-то там дюйм! Да кто на это внимание вообще обратит? – Вы так хорошо танцуете! - ему хотелось сменить тему, а заодно сделать комплимент – то, что у него всегда не очень-то хорошо получалось. 
- Меня учили танцевать едва ли не так же старательно, как учили ходить, - некромантка слегка усмехнулась на его незамысловатый комплимент. - Теперь влево... А волосы не надо стричь. Мне так больше нравится. Ты стал похож на эльфа...
Само признание того, что ей действительно что-то нравится, было неожиданным. Гораздо чаще и охотнее Ския высказывала свое неудовольствие чем-либо.
- А вдруг у меня в предках были эльфы? – тихо произнес Элиас, склонившись к уху Скии, словно открывал ей великий секрет и совсем не заметив, что слишком сильно сократил дистанцию между собой и собственной наставницей. – Я ведь все равно ничего о них не знаю, так что и об эльфах можно помечтать.
Вино пьянило, и Ския в этот вечер казалась ему необыкновенно хорошенькой… Ладно, не просто хорошенькой, а совсем красавицей, даже не смотря на ту магию, что скрывала истину, – ему нравилось то, что он видел, а о другом не думалось. И Элиас поймал себя на мысли, что именно сейчас он воспринимает Скию не наставницей, что обучает его магии, а совсем другой Скией – чувственной, женственной... и такой близкой.
Он мотнул головой, отгоняя от себя навязчивые мысли. Это, конечно же, вино виновато. И духи  Скии – наверняка она подмешала туда что-то, что срывает крышу у окружающих, и хочет его проверить. И на провокацию он не поддастся. Наверное… 
- Врешь... - так же тихо шепнула Ския, шевельнув дыханием легкие пряди возле его уха. - Но сегодня можно и соврать, так что пусть будут эльфы... если хочешь.
Она уже так давно не позволяла себе ни о чем не думать. Даже в те моменты, когда некромантка напивалась, она пила, в первую очередь, для того, чтобы затуманить постоянные безрадостные мысли. Чтобы не вспоминать и не строить планов. Но сейчас в голове было удивительно легко и свободно.
Это все Элиас и его идеи с танцами. И музыка, должно быть. И вообще, он так вырос, что совсем больше не похож на нескладного мальчишку, выловленного из моря.
Она плотнее прижалась к ученику, обняла его рукой за шею.
- Сегодня вообще все можно...
- Насколько сильно можно? – уточнил он, поймав ее шальной взгляд и все еще опасаясь, что его поведение Ския расценит как-то не так. Он ведь уважал ее и вовсе не хотел ненароком обидеть, но мысли сейчас в голову лезли совсем непотребные.
Несколько секунд она вглядывалась в его глаза - гипнотическая зелень и прозрачная синева. Затем прижалась еще теснее и коснулась его губ своими.
Сначала вопрошающе - как далеко ты готов зайти? Затем настойчивее, все отчетливее заявляя о своих собственных желаниях. Шадд подери, ее ученик того и гляди вырастет в потрясающе красивого мужика, а она так и не воспользуется моментом?
Ну уж нет...
Сегодня это был ее ученик. Ее Элиас.
Он ответил. Обнял ее крепче, остановившись посреди зала и целуя в ответ. Он бы ни за что не пошел на этот шаг самостоятельно, боясь обидеть своим поведением, но если Ския того хотела, то он хотел тем более.
Кроме некромантки в своих объятиях Элиас не видел ничего, но если бы обернулся, то заметил бы, что его недавние знакомые подружки невесты, развлекавшие разговорами гостей за столом, ошарашенно смотрели в сторону танцующих. Теперь они явно считали, что он солгал про путешествие со своей наставницей – с учителями отношения, по расхожему мнению, должны были строиться в несколько ином ключе.
Но что бы они там не считали, Элиасу было все равно.

+3

14

- А целоваться-то ты когда научился?.. - тихонько рассмеялась Ския, остановившись, чтобы глотнуть воздуха. Губы ее горели от поцелуев, голова кружилась от смеси запахов, вина и возбуждения. Она ощущала себя так, будто вдруг стала живой после долгого времени бесчувственности, и эти ощущения сбивали с толку ее саму.
- Да так… - Элиас на мгновение растерялся. Он вовсе не собирался касаться сейчас тех тем, что были ему неприятны. – Это совсем не романтичная история, - в его жизни была куча случайных связей, Терен и шлюхи. И ни одного нормального романа, в итоге к тем, кто ему действительно нравился, он просто боялся подходить, чтобы все не изгадить.
- Загадочность тебе не к лицу, - Ския убрала с его лба прядь волос, любуясь чистой, светлой красотой своего ученика. - Пойдем, а то я лопатками чувствую, как твои девицы пытаются меня проклясть. Еще немного, и я сама их прокляну…
Элиас молча обнял ее, обернулся на девиц, мимолетно им подмигнув, и увлек Скию за собой мимо столов к лестнице, что вела на второй этаж трактира. По собственным ощущениям, он сейчас творил сущую херню, но эта херня его заводила настолько, что разум отключался, и остановиться уже было невозможно.
- Позаимствуем, - он прихватил по пути бутылку вина с одного из столов и чмокнул Скию в висок.

Первая дверь на втором этаже, ближайшая к лестнице, оказалась заперта, вторая тоже. Третья…
А вот четвертая открыта.
Элиас заглянул внутрь – пусто. Комната хоть и была невелика, но зато имела кровать. И даже застеленную. Для кого-то ее видимо, приготовили, но постоялец сюда пока что еще не наведывался.
- Ну-у… кто опоздал, тот опоздал, - протянул Элиас, запирая дверь на задвижку, когда они со Скией зашли внутрь.
- Надеюсь, это не для молодоженов приготовлено, - ухмыльнулась Ския, забирая у него кувшин, и привычным движением вытащила пробку. - А кружек ты не взял...
Отпила вина из горлышка. Оно было сладким - как и губы Элиаса, когда она снова поцеловала его.
- Для молодоженов кровать маловата. Жених вон какой упитанный! - Элиас и так уже был пьян достаточно. Про кружки ему даже в голову не пришло. – А для всех остальных подойдет, - пока целовал некромантку, он потихоньку потянул шнуровку на ее корсаже.
Ския повела плечами, выскальзывая из распущенного ворота, и чуть выгнулась, позволяя его ладоням обхватить ее груди.
- А я думала, ты никогда не решишься.
Она откинулась на спину, на пахнущие лавандой простыни, и потянула Элиаса на себя. Ее черные волосы облаком разметались по подушкам, глаза горели в полумраке. В мужчине, который обнимал ее, она не видела своего ученика - должно быть, до сих пор не могла мысленно соединить их в одно целое.
И вообще, она же хотела сегодня ни о чем не думать...
- Сожми мое горло, - выдохнула она, глядя на него снизу вверх. - Сильнее…

+3

15

- И вы не боитесь? – Элиас склонился к ней ниже, целуя затвердевшие от возбуждения соски, а затем взглянул в глаза, поглаживая нежную кожу на плечах некромантки и подбираясь к шее. Она не боялась, он это видел, а значит настолько ему доверяла?
Испытывая сладкое ощущение власти, Элиас обхватил пальцами ее шею, такую тоненькую, что, казалось, можно переломить, если сжать сильнее. Он и на самом деле мог убить, стоило перекрыть надолго поступление воздуха, но все же был предельно осторожен, сам не зная, где находится та нужная граница: подобного опыта у него не было – ни одна женщина до Скии не просила ее придушить.
Она издала хриплый звук - стон удовольствия и боли одновременно, - и ее тело снова изогнулось дугой. Только так и можно было почувствовать жизнь - на самой границе небытия. Только так и можно было понять, что такое преданность - когда вся твоя жизнь в руках человека, способного оборвать ее в один миг.
Элиас еще не мог этого понять. Но затуманенным взглядом она видела, как в его глазах мелькнуло новое, доселе невиданное выражение: всю свою жизнь он был кем-то, кто подчинялся. Сегодня она впервые предоставила ему возможность подчинять, и это возбуждало его, как никогда прежде - Ския ощущала это каждой клеточкой напряженного тела.
В глазах начало темнеть, жилка на ее шее, под жесткими пальцами Элиаса, забилась сильнее - и тогда он отпустил ее. Некромантка жадно вдохнула воздух, раскрыв влажные губы, и этот глоток был сладким, как сама жизнь.
- Иди сюда... - хрипло выдавила она и снова потянула его к себе.
Он улыбнулся, склонился, целуя ее:
- У темных эльфов вам бы понравилось, - пошутил, задирая кверху ворох темных юбок и поглаживая Скию по оголившимся бедрам.
Она не ответила - воздуха в ее легких все еще было недостаточно для речи - только снова оскалила зубы в улыбке и сжала пальцами его плечи.
У нее всегда плохо получалось быть тихой и нежной. Она находила удовольствие - в боли, красоту - в умирании, сладость - в терпком вкусе вина и ароматах увядающих цветов. Она искала в вещах и явлениях ту точку максимального напряжения, после которой - только спад и пустота.
И Элиасу она тоже не позволяла расслабиться. Несмотря на то, что темп задавал он, Ския направляла и замедляла его, покусывала его обнаженное плечо, запрокидывала голову, подставляя белое горло, сжимала коленями его бедра. Она не боялась ни громких стонов, ни следов, которые могли остаться на их телах - к чему скрываться и что-то утаивать, если каждый день может стать для них последним?
Элиас не испытывал никакой любви к боли, но его приучили ее терпеть, и когда Ския, в порыве наслаждения впивалась в его спину, оставляя красные росчерки от ногтей, не обращал на это внимания. Он всегда жил моментом, не строя далеко идущих планов, и сейчас не думал о том, что будет после, целиком отдаваясь охватившей его страсти. В голове Элиаса не было красивых сравнений и метафор – все его мысли занимала лишь одна единственная женщина, которую он сейчас хотел. Он хотел ее и хотел сделать ей приятное.  Даже если это приятное заключалось в том, чтобы снова немного придушить – странные вкусы Скии оставались для него странными, но он их принимал.
И она поймала тот миг - ту тонкую грань между страстью и болью, между наслаждением и забвением, тот момент, когда зрение погасло снова, и все ощущения обострились до предела. В удушливой темноте все вокруг сжалось в невыносимом напряжении - чтобы в следующее мгновение превратиться в сплошное невыносимое удовольствие.
Ския обмякла под учеником, судорожно глотая воздух и содрогаясь, ее пальцы, болезненно впивавшиеся ему в плечи, ослабли и бессильно сползли вниз. Он заметил это и уже не стал сдерживаться, чтобы получить удовольствие самому. Но как бы ни туманило разум выпитое вино, и как бы ему ни хотелось обладать некроманткой целиком и полностью, в нее кончать Элиас все же не стал. Что бы там ни говорила Ския о том, что дети для нее в ее состоянии невозможны, он прекрасно знал, что случается всякое, и становиться впоследствии отцом или помогать некромантке с прерыванием беременности был не готов морально.
Ския лежала на спине и молчала, вдыхая и выдыхая - ее грудь вздымалась и опадала, горло болело, но вся эта болезненная слабость была по-своему приятной. В горячем полумраке она слышала дыхание Элиаса, ощущала тепло его лежавшего рядом тела, тянуться к нему снова с полусонными ласками, как сделала бы другая женщина на ее месте, она не стала.
Зачем думать о том, что произошло, если это доставило удовольствие им обоим?
Где-то внизу играла музыка, гудела чужая свадьба, о которой они совершенно забыли, но здесь было так спокойно и расслабленно, что о свадьбе Ския тоже не собиралась вспоминать.
- Элиас?.. - хрипло спросила она в темноте.
- Мм-м? – промычал он в ответ и обнял ее, подгребая поближе к себе. Его тянуло в сон и меньше всего хотелось, чтобы некромантку сейчас понесло снова веселиться – пить и плясать с гостями на свадьбе.
В первое мгновение она хотела сбросить с себя его руку - теперь, когда мгновения беззащитной близости остались позади, это казалось ей лишним.
Но его тело было теплым, а она так устала.
- Ничего, - прошептала она, закрывая глаза. - Спи...

+3

16

Утро встретило солнцем, пробивавшимся сквозь щелястые ставни, теплом согретой постели, гомоном голосов внизу, сухостью во рту и головной болью.
Ския, щурясь, разлепила глаза, полежала несколько мгновений, вспоминая сумасшедшее вчера. Повернула голову в сторону спящего Элиаса. Ученик спал на животе почти полностью выпутавшись из-под покрывала, на светлой коже отчетливо виднелись оставленные ею царапины и укусы. Некромантка заставила себя сесть, потерла шею - судя по вспышкам боли, на ее горле тоже отпечатались следы от его пальцев. Кто бы мог подумать, что Элиас так искренне увлечется... или же искренне захочет придушить ее за все ее сумасбродные поручения, бессонные ночи, проведенные над переводами, и задания, сути которых он до конца не понимал.
Она бы придушила, не задумываясь. Он был добрее. Или глупее.
Некромантка подавила улыбку, сползла с постели, отметив, что никто из них не догадался принести воды. Жажду пришлось утолять остатками вина.
Уже натянув измятое платье и затягивая шнуровку корсажа, она снова бросила взгляд на Элиаса и бесцеремонно потянула его за голую ногу:
- Вставай, - прохрипела она. Вид у нее, должно быть, сейчас был самый что ни на есть упырский: бледное лицо, потрескавшиеся от сухости губы, спутанные волосы, синяки на тонкой шее. Не то зрелище, которым захочешь насладиться после пробуждения, но она и не обещала ему романтики. Было и было. Ския предпочитала не размышлять об этом много. Сейчас, при свете дня, он снова ее ученик, и не стоило думать ничего иного. - Вставай и найди для нас завтрак. И воды... побольше.
Она одернула юбку, поправила платье на плечах в тщетных попытках изобрести несуществующий воротник.
- Вставай, или я тебя прокляну!

Воды для них нашли, и даже в избытке - не одни они мучались последствиями ночного охмеления, и матушка Розали благоразумно позаботилась об этом. Ския, как могла, освежилась и прибрала волосы. На взгляды Элиаса она ничего не отвечала, предоставив ему самостоятельно думать, означала ли прошедшая ночь хоть какую-то перемену в их отношениях.
Правильный ответ - нет. Нисколько...
Время уже близилось к полудню, но хозяин, отец невесты, похоже, и сам мучился с похмелья, и про плату за комнату не вспомнил. И вообще, они же гости, почтили его своим присутствием? Почтили. Вот и весь спрос.
Еды со свадебного пира тоже осталось предостаточно - большинство гостей спали, где придется, на полу, на скамьях, и даже на столах. Ския очистила свободный угол на одном из столов, велела Элиасу стащить со скамьи прикорнувшего гостя - тот даже не проснулся, только подгреб под себя собственную шляпу. Поели холодного мяса, сыра и хлеба, снова простились с радушной хозяйкой, снова пожелали всего самого наилучшего молодым - и наконец-то вырвались наружу, в яркий, суетливый солнечный день.

На солнце Ския вновь пожалела, что родилась на свет и с ворчанием поспешила спрятать бледное лицо под капюшоном. Говорят, модницы в Ольдеморе изобрели кружевные зонты - вот, чем стоило разжиться в первую очередь...
- Куда там, говоришь, дальше? - спросила она, убедившись, что Элиас различает реальность лучше нее самой. Это его забота - следить, чтобы ей было уютно, и смотреть, чтобы они никуда не опоздали. Пусть и старается...

+3

17

Ему что-то снилось, и вроде бы это даже был не кошмар, а что-то хорошее, но стоило Ские разбудить, заговорив вслух, и потянуть за ногу, как сон мгновенно выветрился и забылся, оставив лишь послевкусие, но никакой конкретики. У Элиаса часто так бывало – ему почему-то редко удавалось проспать столько, сколько бы он захотел сам, всегда этому мешало то одно, то другое.
- Да, госпожа Ския, - он вскочил с кровати, ошеломленный тем, что прозевал момент, когда она успела проснуться, встать и даже уже одеться. – Я быстро… - обычно такого не случалось, даже если он был вусмерть пьян или безумно устал.
Элиас поспешно метнулся к брошенной у кровати одежде, стараясь скорее привести себя в порядок и исправить свою оплошность. На некромантку он покосился лишь на миг, раздумывая о том, что произошло, но ничего у нее не спросил, да и вообще ничем о прошедшей ночи не напомнил. Ему было хорошо – это факт. Но на большее он не рассчитывал – в то, что Ския действительно испытывает к нему какие-то сильные чувства и влечение, он не верил. И если его это и задевало, то лишь самую малость: ему нравилась Ския, - Элиас отлично успел ее выучить за прошедшие пять лет, живя под одной крышей, - и он бы действительно почувствовал себя счастливым, если бы некромантка обратила на него внимание как на мужчину и партнера, но он не был настолько наивным, чтобы в это поверить – Терен научил не верить ни во что и ни при каких обстятельствах, и уж, тем более, никому не доверять. Ския воспользовалась случаем, Элиас его принял – вот и все. Больше ничего и не произошло, как бы ему этого где-то в глубине души ни хотелось. 

Воду для ванны нашли, от праздничного ужина еще осталось много готового и нетронутого, а об оплате за комнату, хозяева, увлеченные первой брачной ночью собственной дочурки, даже не вспомнили. В общем, все сложилось отлично, и Элиас со Скией, перекусив задарма, покинули гостеприимный трактир, отправившись дальше по своим делам.
Вот только на улице настроение Скии, явно ощущавшей на себе последствия похмелья, снова пошло вниз. Она натянула капюшон так, что даже кончика носа из-под него не торчало, и ворчала, ругая все подряд. Элиас и сам чувствовал себя не лучше – в горле пересохло, голова побаливала, - но все антипохмельные зелья остались на том постоялом дворе, откуда они с некроманткой отчалили на свадьбу, так что для поправки здоровья сначала надо было туда вернуться.
- Поедем в Альделуну, госпожа, - ответил он на заданный вопрос. – В город-ярмарку. А после к горам на севере.
Но он уже не был так уверен, что ехать стоит прям немедленно. Время перевалило за полдень, а ведь еще стоило собраться, так что лучше поездку было отложить до следующего утра, а не тащиться по неизвестным дорогам на ночь глядя.
Все это Элиас объяснил Ские, и она, похоже, его поддерживала. По крайней мере, покивала и устало побрела к постоялому двору, свернув с пути лишь раз, когда заметила в окне лавки выставленные на продажу зонтики.

А вот на следующее утро они действительно отправились в путь – верхом на взятых под залог лошадях. Из вещей сложили в дорожные сумки самое необходимое и конечно же прихватили черный кружевной зонтик, полюбившийся некромантке настолько, что она пыталась с ним ехать даже верхом – по этой причине продвигались к ярмарке медленно, но зато Ския сполна смогла насладиться своим новым приобретением, а Элиас вымотать все нервы, постоянно останавливаясь, чтобы спешиться и вернуться за распроклятым зонтом, который в очередной раз сдуло ветром и унесло назад по дороге.

+1

18

Когда ученику пришлось в четырнадцатый раз слезать с коня и ловить улетевший зонт, Ския все же сжалилась над ним. Милостиво приняла протянутую ей вещицу, вздохнула, погладила запылившееся черное кружево и закрыла безделушку.
- Великолепная вещь, - некромантка с легким сожалением убрала зонт к седельным сумкам. - Отныне буду прогуливаться только с ним. Надо будет прикупить еще парочку, слишком уж непрочные...
По взгляду Элиаса было заметно все, что он думал о самой идее кружевных зонтов в целом и об их использовании на постоянной основе в частности.

По дороге до Альделуны настроение бывшей баронессы заметно улучшилось. Солнце уже не так припекало, дорога была ровной, вокруг раскинулись зеленые поля и маленькие рощицы, время от времени бросавшие чудесную тень. В этих краях была своя прелесть - несложная, пасторальная, понятная каждому, дающая отдых взгляду. Никакой колкой черно-белой строгости Рон-дю-Буша, никакой изысканной сложности, которую любила некромантка - но и такая зелено-синяя простота очаровывала.
- Когда ты впервые увидел небо? - вдруг спросила она Элиаса, лошадь которого неспешно трусила рядом с ее собственной. - После пребывания под землей, в Эльпиде. Сколько тебе было лет?
- Я его с детства видел, - отозвался тот. – До десяти лет я жил на поверхности – сначала у какого-то торговца рыбой (это я так думаю, потому что там все занимались рыбой), потом у джинна (которому перешли почти все рабы как долг моего предыдущего хозяина, когда тот разорился), а тот уже проиграл меня в карты темным эльфам. Это из того, что я помню, но помню я очень мало – почти ничего. Так что только в десять лет я расстался с солнцем, но в четырнадцать снова к ему вернулся, когда хозяин стал брать меня в море.
- И что ты чувствовал по этому поводу? - Ския выглядела отрешенной, но взгляд выдавал ее интерес. - Чего ты сам хотел? Плавать по морям? Видеть небо? Или такой открытый простор тебя не привлекал?
- Видеть небо я и до сих пор хочу, - улыбнулся Элиас, обернувшись к ней. - Люди все же не подземные жители. А вот по морям... Мне нравилось, и я бы плавал, если бы на нашем корабле занимались чем-то легальным, а не перевозкой контрабанды и рабов. Но кто ж меня спрашивал?
- А найти что-то о своей семье? Никогда не думал, где твои родственники, и кем они могут быть?
- Думал. Иногда мне приходило в голову, что они могли бы быть свободными, но оказались не в то время и не в том месте, и их отловили вдоль побережья Галатеи, - грусти в голосе Элиаса при этом не слышалось. Он настолько привык быть один, что все эти теории про родителей на его настроение не оказывали ни малейшего влияния. - Я давно смирился, что не смогу их найти. Я их никогда не видел, не знаю имен, не представляю даже того, кто был первым моим хозяином. Как тут искать? Разве что чудо случится, и они найдутся сами, - он помолчал и добавил, решив сознаться. - Как-то, когда я уже занимался магией, мне пришло в голову попробовать вызвать их души, но ничего не вышло. Либо я что-то делал не так, либо они все еще где-то живы.
Некромантка какое-то время молчала.
- Возможно, не только призыв душ способен на это... - отозвалась, наконец, она и покрутила на пальце кольцо, найденное в бутылке на берегу. - Помнишь, я взяла у тебя каплю крови? Тогда, пять лет назад? Кровь - это сильные чары. Как и любой другой предмет, принадлежащий владельцу. Правда, в моем случае это не сработало...
Теобальда она так и не смогла найти по тому обрывку мантии, что у нее оставался.
- Вы... правда можете что-то сделать? - во взгляде Элиаса промелькнула надежда, но он все еще не очень верил в услышанное. - Вы меня научите? Что для этого нужно? - крови ему для подобных экспериментов было не жалко, мог бы отдать сколько угодно.
- Я могу попробовать, но не могу обещать результат, - уклончиво ответила Ския. - Но, в конце концов, для поисков Некроманта я применила столько способов, что уж хотя бы какой-то из них может подойти и тебе.
-  И когда попробуем? - Элиас уже начинал загораться новой идеей и готов был приступить к ее осуществлению хоть прямо сейчас - посреди дороги, не доезжая до Ярмарки.
- Ну не прямо сейчас же, - усмехнулась некромантка. - Вернемся в Рон-дю-Буш, а там посмотрим, чем располагаем...
Она сама не знала, с чего вдруг захотела сделать что-то хорошее для Элиаса. Он никогда не просил ее об этом, но никогда и не роптал против того, что она от него требовала. Сама она не видела великой ценности в семье, но, если бы оказалась на его месте - ей было бы интересно узнать, кто произвел ее на свет.

К тому времени, как они доехали до Альделуны, оба были поглощены собственными странными мыслями.
Но зонт Ския все же открывала - еще пару раз. Чтоб Элиас вдруг не подумал, будто она целиком ударилась в альтруизм.

+1


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Баллада о борьбе » [25 Разгар 1059] У пустоты так много лиц


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно