поговаривают, мол...

В день Чернолуния полагается завесить все зеркала и ни в коем случае не смотреть на собственное отражение.

Некоторые порождения дикой магии могут свободно проходить сквозь стены.

В Солгарде все желающие могут оформить заявку на тур по тавернам, включающий в себя 10 уникальных заведений со всех уголков мира, и посещение их всех в один день!

Дикая роза на крышке гроба запрет вампира внутри.

Если в Новолуние поставить зажженную свечу на перекресток - можно привлечь Мертвого Феникса, который исполнит любое желание.

Некоторые представители расы шадд странным образом не нуждаются во сне - они вполне могут заболтать вас до смерти!

Эльфы просто обожают декорировать свое жилье и неравнодушны драгоценностям.

Дворфы никогда не бывают пьяны, что говорится, «в зюзю». А вот гномы напиваются с полкружки пива.

Бросьте ночью 12 Расцвета в воду синие анемоны, подвязанные алой лентой, и в чьих руках они окажутся, с тем вас навек свяжет судьба.

Оборотни не выносят запах ладана и воска.

В Сонном море существуют целые пиратские города! Ничего удивительного, что торговые корабли никогда не ходят в этом направлении.

Хельдемор не отличается сильным флотом: портовые города в гигантском королевстве ничтожно малы!

Положите аркану Луна под подушку в полнолуние чтобы увидеть сон о будущем!

Благословение Луны, которым владеют представители Фэй-Ул, способно исцелить от любого проклятия в течении трех дней после его наложения.

Джинны огня дарят пламя, закованное в магический кристалл, в качестве признания в любви.

В Маяке Скорби обитает призрак водного джинна, который вот уже пятьдесят лет ждет свою возлюбленную и топит каждого, чья нога ступит в воды озера, окружающего маяк.

Фэй-Ул пьянеют от молока, а их дети не нуждаются в пище первые годы жизни - главное, чтобы ребенок находился под Луной.

Самой вкусной для вампиров является кровь их родственников.

Свадьбы в Аркануме проводятся ночью, похороны - днем. Исключение: день Чернолуния, когда ночью можно только хоронить.

В лесу Слез часто пропадают дети, а взрослый путник легко может заблудиться. Очевидцы рассказывают, что призрачный музыкант в праздничной ливрее играет всем заблудшим на флейте, и звук доносится со стороны тропы. А некоторым он предлагает поучаствовать в полуночном балу.

Не соглашайтесь на предложение сократить дорогу от незнакомых путников.

На острове Чайки стоит роскошный особняк, в котором никогда нет людей. Иногда оттуда виден свет, а чей-то голос эхом отдается в коридорах. Говорят что каждый, кто переступит порог, будет всеми забыт.

Озеро Лунная Купель в Лосс'Истэль полностью состоит не из воды, а из лучшего вина, которое опьяняет сладким вкусом!

Утеха стала приютом целым двум ковенам ведьм: неужто им здесь медом намазано?

В языке эльфов нет слова, обозначающего развод.

По ночам кто-то ошивается у кладбищ подле Руин Иллюзий.

В Фортуне дают три телеги золота в придачу тому, кто согласен жениться на дочери маркиза.

В Белфанте очень не любят культистов.

Не стоит покупать оружие у златоперого зверолюда, коли жизнь дорога.

Кто-то оставил лошадь умирать в лесу Ласточки, а та взяла и на второй день заговорила.

Храм Калтэя называют проклятым, потому что в статую древнего божества вселился злой дух и не дает покоя ныне живущим. Благо, живут подле статуи только культисты.

В Озофе то и дело, вот уже десять лет, слышится звон колоколов в день Полнолуния.

Жители утверждают, будто бы портрет леди Марлеам в их городке Вилмор разговаривает и даже дает им указания.

Чем зеленее орк, тем он сильнее и выносливее.

У водопада Дорн-Блю в Ольдеморе живут джинны воды и все, до единого - дивной красоты.

На Ивлире ежегодно в период Претишья происходит турнир воинов. В этом году поучаствует сам сэр Александер Локхард - личный охранник ее Величества королевы Маргарет!

Все аристократы отличаются бледностью кожи, да вот только в Рон-Дю-Буше эти господы будто бы и вовсе солнца не знают.

В мире до сих пор существуют настоящие фэйри, да вот только отличить их от любого другого существа - невозможно!

Фэй-Ул настолько редки, что являются настоящей диковинкой для всего Аркануме. А на диковинки большой спрос. Особенно на черном рынке...

18 Бурана дверь королевского дворца Хельдемора распахивается всем желающим, бал в ночь Первой Луны.

В 15-20 числах в Лосс'Истэле происходит Великая Ярмарка Искусств - это единственный день, когда эльфы позволяют пройти через стену всем.

10 Безмятежья отмечается один из главных праздников - самая длинная ночь года. в Рон-дю-Буше проводится Большой Маскарад.

42 Расцвет - день Солнцестояния, неофициальный праздник Пылающих Маков в Ольдеморе, когда молодые люди ищут цветок папоротника и гадают.

22 Разгара отмечается Урожайный Вал в Фортуне.

Каждую ночь спящие жители Кортелий подле Утехи выбираются из своих постелей, спускаются к неестественно синему озеру и ходят по его песчаному дну. Поутру их тела всплывают, а селяне всерьез боятся спать.

Прогуливаясь по улочкам Солгарда, вы натыкаетесь на старуху. Ее уродливое лицо на миг мелькает в свете фонаря, она хватает вас за руку и кричит что-то невнятное. На следующий город все начинают сторониться и избегать вас.

В деревне Уилмот подле Вилмора более 90% детей умирают при рождении и тем странней, что несколько семей отличаются в ней поразительным плодородием.

Администрация проекта: один, два, три.
нужные персонажи
17.05 Открыт набор в первый квест по глобальному сюжету О делах государственных.

Арканум. Тени Луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [5 Буран 1058] Аромат псины дивный


[5 Буран 1058] Аромат псины дивный

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Аромат псины дивный

https://i.imgur.com/VMwXIyf.jpg https://i.imgur.com/TJ63Z8k.jpg https://i.imgur.com/7wwioDn.jpg

Солгард | 5 Буран 1058 Авель| Винсент III

Не кусай змею за хвост
Если не хочешь вкусить ее яд

Закрутить колесо Аркан?
нет

+2

2

Винсент ненавидел холод. От холода боль в ноге становилась нестерпимой. Приходя домой он быстро превращался из бравого аристократа в старого кота, что не отходит от камина. Кресло-качалка, теплый и мягкий плед, чай из рук Софи - и больше ему ничего не нужно было от прожитого дня. Он выгонял из своей комнаты всех, кто мог бы помешать его мгновениям счастья. Он закрывал все двери и окна, чтобы не слышать городского шума, и погружался в праздное бездумье, попивая очередную порцию не помогающего обезболивающего зелья. О том, что он не спал, свидетельствовали лишь полуоткрытые стеклянные глаза, не отводящие взгляда от пламени. Это был тяжелый день. И спасал его лишь треск горящих дров...

Компания "Счастье алхимика" имела давние счеты с "Ингредиентами и травами Алисии". Последняя то и дело захватывала их место на рынке - вытесняла счастливые товары из всех лавочек и лабораторий, а в последнее время Арабэтт замахнулся даже на королевские поставки - что было для них неслыханной дерзостью. Они и так старательно распускали слухи о том, что именно муж виновен в смерти своей жены, что на деле он давно хотел захватить компанию, да только эти слухи ни к чему не приводили. Избавляться от Змия надо было как можно скорее, а то велика вероятность что он их еще переживет - а подобное допускать вообще нельзя!

Счастливчики наняли превосходных бойцов. Крепких и опытных. Образец скрытности! Три огромные собаки, вызывавшие панику у всех шавок в радиусе километра. Они бы не подошли и на десяток метров к дому Винсента, не будь Рейнард в отъезде. Но, увы. Несчастливые совпадения - какая редкость для Третьего, но и они должны иногда происходить.

Винсент проснулся от крика Софии и жуткого грохота в соседней комнате. Он дрогнул так, что трость рухнула наземь, а он, сидя в кресле, даже не мог дотянуться, не травмируя ногу. И встать он не успел - дверь в его уютное логово была выбита огромной рыжей лапой. Следом за рыжим и длинномордым в комнату влетел низенький черный почти что щенок, одним ударом по лицу уведомивший Винсента о своих намерениях. Третий забрал трость, с нескрываемым ехидством представляя, как сломает ценную для Арабэтта вещь.

На пепелище осталась лишь София. Она плакала над разбитой чашкой чая, руками и волосами пряча синяки на шее и лице - зверолюди ненавидели ее, кажется, даже сильнее, чем люди. Ведь сейчас, несмотря на презрение, старшие служанки пытались успокоить расстроенную девицу - единственную, что осталась в живых из тех, кто видел морды преступников. Кто знает, как сильно бы она рыдала, увидев кровавую тропу из охранников со следами собачьих лап на дорогущей напольной древесине.

+1

3

Вторая подряд сигарета встретила его легкие такой привычной тяжестью, а вечно мерзнущие пальцы, кажется, согревались, пропитываясь привычном запахом.
Иллюзия.
На улице было холодно, мокро, неприятно. Пробирало не только руки, но и уши, нос и все остальное. Кажется, зима определенно была создана, как наказание Авелю за его грешки.
Смешно.
Тогда можно было бы придумать что побольнее.
Равнодушный взгляд метался от одного редкого прохожего до другого, которые все сейчас казались просто темными пятнами посреди белизны вообще всего.
Скорей всего, и он сейчас такой же. Но ему это только на руку.
Он привык.
Растворяться во тьме, вдыхать смрад, работать с людьми. По-особенному.
Не так, как цирюльник или доктор, нет. Обычно, после его процедур стричь или лечить кого-либо становится уже поздно. Живущий в резне, однажды в резне и умрет.
Но... Чего еще можно было желать? Что может быть лучше?
Даже звучит чертовски приятно.
Можно два?

Нет. Ему ничего нельзя.

▾▾▾

К этому человеку приходить в дом с намерением убить не особо хотелось. Нет, конечно же, если однажды поступит приказ, то скорее всего, он будет выполнен в довольно короткий срок, но сейчас... Все было иначе.
Пока что.
Этот человек служил дому Змея, но в тот же момент был несколько отстранен. Так что, приходилось играть, снова притворяться кем-то другим. Быть товарищем, подобием... Друга? Способны ли два мужчины, которых поимела жизнь на дружбу?
Винсент, наверное.
Авель на вот такую, за которую тоже платят. Странные разговоры у камина, в которых он с трудом пытался не вычленять участников какой-то истории на "цели", "помехи" и "свидетелей".
Алкоголь.
Ведь тут, по крайней мере, наливали и за это не надо было платить. Прекрасно.
Разве дружба работает не так?
Определенно нет.
Ну и плевать.
Возможно, этот контакт был нужен еще и в случае, если Винсент решит уйти от дел Левиафана. Тогда понадобится кто-то, кто наденет петлю на белую голову. Кажется, Авель в этом профессионал.
Ну и конечно же, небольшие письма с указаниями и информацией, куда уж без них.

▾▾▾

Но дом "товарища" не встретил его камином, выпивкой и всеми этими беседами о былом. Сегодня все было не так. Больше смахивало на то, что Авель уже тут побывал, но забыл.
Знаете, такие моменты, когда ты вырезаешь десяток человек охраны, а после выкидываешь это из головы?
Шутка.
С Авелем такое не случалось.
После него не пахло псиной. И после него некому обычно рыдать, особенно так громко.
Он молча проходит мимо служанок и некоторое время смотрит на трупы, живописно разбросанные в самых непринужденных позах. Следы от клыков (хотя некоторые явно были просто зарезаны), алые отпечатки лап на полу и... О Девять, стене. Кажется, эти ребята были почти что акробаты.
Кровожадные такие. Все в шерсти, с голодными к деньгам и кровопролитию глазами. Сколько таких Авель уже повидал? Сколько еще увидит?
Много.
Очень.
Потому как таким был и он сам когда-то.
Потому как у него иногда до сих пор появлялся этот взгляд.
Кажется, щенки запутались.
Самое время, чтобы указать псине ее место.

Вполне возможно, что он предоставил бы это кому-то другому.
Еще вероятней, что послал одного из людей, которым полностью доверял, чтобы сделать работу чужими руками. Но к сожалению для похитителей, ему было скучно.
Хотя, некоторых ребят все же придется подключить. Для пущего веселья.
Нужно послать за Гри.

▾▾▾

Он опускается на колени возле девушки, которая, по всей видимости, была одной из служанок. Смотрит ей в глаза, предполагая, как быстро ему наскучат ее сопли и придется мягко ударить ее по лицу, чтобы та успокоилась. Но слава небесам, она приходит в себя быстрее. Смотрит удивленно на него, моргая затравленным взглядом, будто у него тоже вытянутая морда и окровавленные клыки.
- Что ты помнишь? Кто это был? Сколько? - мужчина поднимает глаза на всех остальных и тихий голос звучит чуть громче, - это всех касается. Если хотите, чтобы ваш дорогой хозяин остался в живых, начинайте говорить.
Неизвестно, даст ли это что-нибудь.
Скорее всего, все равно придется обращаться к информаторам по поводу новых наемников-зверолюдей, которые объявились в городе.
Кто-то видел.
Кто-то слышал.
Кто-то знает.
Все что останется - собрать жатву.

+1

4

Винсент ничего не видел. Неудивительно - сложно на что-то смотреть, если на твоей голове мешок. Его и волокли, как мешок, совершенно не заботясь о больной ноге - и за одно это Винсент уже готов был их прикончить. Но они еще не сделали достаточно, чтобы Арабэтту захотелось марать о них руки.
Его куда-то затолкали. Экипаж, как он предположил. И не ошибся - он услышал вскоре лошадиное ржание, топот копыт и почувствовал специфическую тряску - экипаж явно спешил убраться подальше. Подумать только, что сейчас происходит в его доме... Чего Третий просто не успел увидеть?
Рядом были псы. Точно были - Винсент чуял их смрад. Запах грязных собак. Он не любил собак. Он вообще был крайне равнодушен к животным.Он был неравнодушен разве что к людям, и то не ко всем. А животных были слишком много. Некоторые даже хотели, чтобы к ним люди относились, как к равным.
Просто смешно.
- У него правда волосы белые, - Винсент почувствовал, как грязная лапа прикасается к его волосам - чистым после вечернего душа.
- Уберите, пожалуйста, свои лапы, - за такое замечание Арабэтт получил унизительный подзатыльник и угрозу. Пустую. Хотели бы убить - убили бы уже. Но они угрожали не убийством, а второй сломанной ногой. Это пугало бы Винса в молодости, но сейчас ему было совершенно наплевать.
Копыта коней стучали по камню. Они все еще в черте города. Хорошо. Очень хорошо.
Кто-нибудь его обязательно вернет. Он что зря платить такие гонорары своей охране?

София, едва слезы перестали ее душить, почувствовала боль на своей шее и груди - чужие когти разорвали ей кожу, а кровь испортила платье. Но ей было все равно - она успокоилась, увидев знакомого человека - он был другом ее хозяина.
Всякий раз, как он приходил, Арабэтт приказывал брать вино из самых закромов подвала. Он не делал этого намеренно - он просто говорил названия и год, но Софи заметила закономерность. Еще они всяких раз запирались и проводили часы за разговорами, после которых Винсент был расслаблен, но несколько печален - будто ударялся в воспоминания о молодости. Они были общие у них на двоих? По крайней мере  об этом сплетничали служанки после визитов этого странного Авеля.
Что Винсент в нем нашел, если не общее прошлое?
- Трое. Их трое. Хаунды. Белый, черный и бурый. Они всех убили и вошли в его комнату.
До Софи доходило долго. Сначала она вновь разрыдалась, подумав, что Винсента убили. Даже успела спросить, жив ли он вообще, но служанка тут же ее успокоила - тела в гостиной не было, значит он, скорее всего, еще жив.
- Они всю охрану перебили, черти что. В них людского нет ничего, - причитала старая служанка. Она касалась плеча девушки с легкой брезгливостью, то и дело косясь на ее уши и хвост - будто бы полукровка была причастна к тому, что сейчас происходит с их хозяином.

+1

5

Он видит, что тревога в глазах служанки уходит, а тело из напряженно-шокированного состояния переходит в бессильно-расслабленное. Кажется, Авелю она доверяет, кажется, видит в нем друга своего господина, кажется...
Надо же.
Как легко войти кому-то в доверие. Так и работает дружба? Человеческие чувства? Люди открываются друг другу просто вот так, настолько легко, будто все связаны кровными узами. Будто и не прячут за спиной ножи. Будто и не предают, не убивают за гроши, жалкие монеты.
Будто и не превращаются в кровожадных чудовищ, когда у них нечего есть.
Авель знает это как никто другой.
Он видел, он прикасался к этому, он сам был один из них.
Поэтому и смешно, поэтому и звучит так абсурдно. София... Так же ее зовут?
Знает ли она, что друг ее хозяина в десятки раз хуже, чем его похитители? Ведь они лишь вкусили крови, а Авель измазан весь, с головы до пят. Искупан, оставляет за собой следы похлеще лап, принадлежащих щенкам.
Как же странно.

- Ну-ну, - шершавая рука коснулась щеки полукровки, а притворно-ласковый взгляд должен был заставить ее еще больше довериться полузнакомому мужчине, - я спасу Винсента, обещаю.
Только если он еще живой.
Хотя, зачем тогда его было похищать?

Наемник отстранился от женщин и вернулся туда, к побоищу, выискивая какие-нибудь признаки, что могли бы натолкнуть его на верное русло поисков. Их все равно найдут.
В городе не могут объявится столь необычные работники, чтобы никто не заметил. Авелю почти их жаль. Зарвавшиеся молокососы, испробовавшие вместо овсянки кровь.
Авель подхватывает первый попавшийся стул и садится прямо посреди коридора, заваленного телами, наступая ногой кому-то на руку, но после отодвигая от себя оторванную зубами кисть.
Авель закрывая глаза, производит всю картину случившегося, конечно же, грубо и с ошибками, но основные события прорисовываются невообразимо ярко.
Авель, кажется, слышит, как у кого-то в разодранном боку копошится муха.
Авель снова в очаге кровопролития. Он там, где ему так привычно.
Авель дома.

▾▾▾

- Г-господин Авель, к-кажется, мы нашли некоторые ниточки, что ведут...
- Отлично.
- Мне можно будет развлечься?
- Конечно.

▾▾▾

Высокий мужчина пригибается, чтобы протиснуться в явно низкий для него проход. Яркая, пестрая рубаха натянута на широких плечах, а гладко выбритый череп покрыт татуировками. Следом за ним входят остальные, будто безликие, серые. Таких не запомнишь, если столкнешься с кем-то из них в толпе. Таких не опишешь, если они при тебе вырежут нескольких человек и молча уйдут.
Разные.
И будто совершенно одинаковые.
- Приятно познакомиться, господин Арабэтт, - его широкая улыбка располагала бы к себе, но впечатление портили люди позади него, явно предназначенные не для мирных бесед, - я Юстаф Патурик Корнелиус, представитель "Счастья алхимика",  - он выдержал паузу, будто ожидал аплодисментов, но видимо, контингент явно не подходил для этого, а потому пожал плечами и продолжил, - мой хозяин очень обеспокоен положением дел на рынке, а потом решил выбрать более... М... Силовой метод? Да, давайте это называть так.
Он подошел к Винсенту вплотную и похлопал его по плечу, все так же беззаботно улыбаясь.
- Видите ли, я тут, чтобы позволить вам сделать верный выбор. Боль. Много боли. Или же несколько подписей на нескольких бумагах и несколько последующих публичных заявлений.
Юстаф резко отошел от Винсента и брезгливо поморщился.
- Я лишь дипломат. Но не смотрите на мой миролюбивый вид. Я нихера не беззубый старый пес, - веселый взгляд метнулся на зверолюдов, - а вы, ребятки, отличная работа. Не забудьте убраться с города, когда все закончится. Оплата как договаривались. И надеюсь, вы сделали все как надо, с достаточной жестокостью.
Черноволосый щенок что-то рявкнул, но рыжий опустил огромную лапу ему на плечо и кивнул.
Резня для них лишь игра, и пока они могут играть, им нет дела до человеческих проблем.

+1

6

Cофия верила. Ну разумеется верила. Ей больше не в кого было верить. Ее кошачьи уши прижались к голове, а белая и нежная ладонь покрыла шершавую руку. Ей было наплевать, какую вереницу трупов оставил за собой всякий, кого Винсент считает другом. Она понимала, что и Арабэтт не без греха за душой, но ей было наплевать.
Ведь не нужно быть праведником, чтобы называться другом.

Экипаж остановился. Прекрасно. Они ехали не слишком долго, так что они наверняка еще где-то в городе. Его волокли по земле, пока наконец не заперли в каком-то здании и не посадили на стул. Здесь было холодно. Слишком холодно для человека в домашнем халате. И нога снова заныла так, что хотелось выдрать ее из бедра.
Когда же это закончится?

Мешок сорвали. Низкие потолки в маленькой комнате, свет от небольшой свечи. Возможно, помещение больше за его спиной, но Винс не оглядывался. Его руки были привязаны к стулу, сидеть было смертельно неудобно - его высочество привыкло к мягким креслам, а не крестьянским доскам. И тем не менее он выпрямился, одаривая собак неодобрительными презрительными взглядами.
Всего лишь животные с толикой разума. Подумать только, половину его Софи составляет кровь этих тварей.

Скучное бытие пленника было прервано визитом. Разумеется, кто-то должен был прийти. Просто так держать и ожидать паники можно молодняк, но подобные вещи не прокатят с бывалом аристократом. Как будто у него впервые что-то вымогают. Как будто его впервые похищают. Как будто впервые угрожают. И как будто бы впервые ранят так, чтобы это запомнилось на всю оставшуюся жизнь.
- Взаимно, господин Корнелиус, - Винс кивнул и непринужденно улыбнулся - будто бы знакомится с кем-то на светской беседе, а не в подвале. И весь его вид при этом говорил о том, что он расстроен невозможностью совершить изысканный поклон.
- Мне так жаль, что Вы выбрали себе в хозяева слабака, неспособного справится с современными тенденциями рынка. Возможно, все дело в его необразованности - нужно быть невеждой, дабы думать, что монополия улучшит его положение.
Винсент не отводил взгляда от собеседника, хотя очень этого хотел. Ему нужна была его трость, а иначе магия, которая всегда была помощником в таких делах, даже не сможет прийти на помощь.
- Улучшения будут временными, пока поистине талантливый предприниматель не решит занять эту нишу. И что, он снова заставит вас выполнять грязную работу, что вам не по душе, сэр дипломат? Похищение инвалида - это ваш предел? - Винс снова усмехнулся - намеренно громко и намеренно презрительно.
- Никаких подписей, никаких выступлений -  я не позволю уничтожить дело Алисии. И если вы правда думаете, что боль заставит меня передумать, то вы явно ничего обо мне не знаете.

+1


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [5 Буран 1058] Аромат псины дивный


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно