14.05. Временно закрыта возможность гостям писать в гостевой. Писать сообщения можно через профиль рекламы (Ворон), либо зарегистрировавшись. 14.04. Регистрация на форуме и подача анкет возобновлены. 07.04. Можно ознакомиться с итогами обновления, некоторые мелкие детали будут доработаны.

В день Чернолуния полагается завесить все зеркала и ни в коем случае не смотреть на собственное отражение.

Лучше всегда носить при себе зеркальце чтобы защититься от нечистой силы и проклятий.

Некоторые порождения дикой магии могут свободно проходить сквозь стены.

В Солгарде все желающие могут оформить заявку на тур по тавернам, включающий в себя 10 уникальных заведений со всех уголков мира, и посещение их всех в один день!

Дикая роза на крышке гроба запрет вампира внутри.

В центре опустевшей деревушки подле Фортуны стоит колодец, на бортиках которого грубо нацарапана фраза на эльфийском: «Цена должна быть уплачена».

Старый лес в окрестностях Ольдемора изменился. Звери изменились вместе с ним. Теперь их нужно убивать дважды.

В провинции Хельдемора не стихает молва о страшной угрозе, поджидающей путников на болоте, однако... всякий раз, когда туда прибывали нанятые охотники, они попадали в вполне себе мирную деревеньку.

Беда! Склеп мэра одного небольшого города возле Рон-дю-Буша едва ли не полностью ушел под землю после землятресения. Лежавшие там мирно тела... пропали.

В окрестностях Рон-дю-Буша есть примечательный город, главная особенность которого — кладбище. Поговорите с настоятелем местной церкви и он непременно отыщет для вас могилу... с вашим именем.

Известный мастер ищет бравого героя, дабы увековечить его благородный лик в камне.

Тролль, которого видели недалеко от деревни на болотах, говорит на общем языке и дает разумные советы напуганным путешественникам, встречающих его на пути.

Книги в большой библиотеке при ольдеморской консерватории начали разговаривать, и болтают они преимущественно друг с другом.

В Керноа кто-то повадился убивать горожан. Обнаруживший неизменно замечает, что из тел убитых растут... зеленые кусты.

В Эльмондо обрел популярность торговец, раз в период заглядывающий в столицу и предлагающий всем желающим приобрести удивительно умных зверей. Правда все чаще звучат голоса тех покупателей, которые утверждают, будто иной раз животные ведут себя странно.

Если в Новолуние поставить зажженную свечу на перекресток - можно привлечь Мертвого Феникса, который исполнит любое желание.

Некоторые представители расы шадд странным образом не нуждаются во сне - они вполне могут заболтать вас до смерти!

Эльфы просто обожают декорировать свое жилье и неравнодушны к драгоценностям.

Дворфы никогда не бывают пьяны, что говорится, «в зюзю». А вот гномы напиваются с полкружки пива.

Бросьте ночью 12 Расцвета в воду синие анемоны, подвязанные алой лентой, и в чьих руках они окажутся, с тем вас навек свяжет судьба.

Оборотни не выносят запах ладана и воска.

В Сонном море существуют целые пиратские города! Ничего удивительного, что торговые корабли никогда не ходят в этом направлении.

Хельдемор не отличается сильным флотом: портовые города в гигантском королевстве ничтожно малы!

Положите аркану Луна под подушку в полнолуние чтобы увидеть сон о будущем!

Благословение Луны, которым владеют представители Фэй-Ул, способно исцелить от любого проклятия в течении трех дней после его наложения.

Джинны огня дарят пламя, закованное в магический кристалл, в качестве признания в любви.

В Маяке Скорби обитает призрак водного джинна, который вот уже пятьдесят лет ждет свою возлюбленную и топит каждого, чья нога ступит в воды озера, окружающего маяк.

Фэй-Ул пьянеют от молока, а их дети не нуждаются в пище первые годы жизни - главное, чтобы ребенок находился под Луной.

Самой вкусной для вампиров является кровь их родственников.

Свадьбы в Аркануме проводятся ночью, похороны - днем. Исключение: день Чернолуния, когда ночью можно только хоронить.

В лесу Слез часто пропадают дети, а взрослый путник легко может заблудиться. Очевидцы рассказывают, что призрачный музыкант в праздничной ливрее играет всем заблудшим на флейте, и звук доносится со стороны тропы. А некоторым он предлагает поучаствовать в полуночном балу.

Не соглашайтесь на предложение сократить дорогу от незнакомых путников.

На острове Чайки стоит роскошный особняк, в котором никогда нет людей. Иногда оттуда виден свет, а чей-то голос эхом отдается в коридорах. Говорят что каждый, кто переступит порог, будет всеми забыт.

Озеро Лунная Купель в Лосс'Истэль полностью состоит не из воды, а из лучшего вина, которое опьяняет сладким вкусом!

Утеха стала приютом целым двум ковенам ведьм: неужто им здесь медом намазано?

В языке эльфов нет слова, обозначающего развод.

По ночам кто-то ошивается у кладбищ подле Руин Иллюзий.

В Фортуне дают три телеги золота в придачу тому, кто согласен жениться на дочери маркиза.

В Белфанте очень не любят культистов.

Не стоит покупать оружие у златоперого зверолюда, коли жизнь дорога.

Кто-то оставил лошадь умирать в лесу Ласточки, а та взяла и на второй день заговорила.

Храм Калтэя называют проклятым, потому что в статую древнего божества вселился злой дух и не дает покоя ныне живущим. Благо, живут подле статуи только культисты.

В Озофе то и дело, вот уже десять лет, слышится звон колоколов в день Полнолуния.

Жители утверждают, будто бы портрет леди Марлеам в их городке Вилмор разговаривает и даже дает им указания.

Чем зеленее орк, тем он сильнее и выносливее.

У водопада Дорн-Блю в Ольдеморе живут джинны воды и все, до единого - дивной красоты.

На Ивлире ежегодно в период Претишья происходит турнир воинов. В этом году поучаствует сам сэр Александер Локхард - личный охранник ее Величества королевы Маргарет!

Все аристократы отличаются бледностью кожи, да вот только в Рон-Дю-Буше эти господы будто бы и вовсе солнца не знают.

В мире до сих пор существуют настоящие фэйри, да вот только отличить их от любого другого существа - невозможно!

Фэй-Ул настолько редки, что являются настоящей диковинкой для всего Аркануме. А на диковинки большой спрос. Особенно на черном рынке...

18 Бурана дверь королевского дворца Хельдемора распахивается всем желающим, бал в ночь Первой Луны.

В 15-20 числах в Лосс'Истэле происходит Великая Ярмарка Искусств - это единственный день, когда эльфы позволяют пройти через стену всем.

10 Безмятежья отмечается один из главных праздников - самая длинная ночь года. в Рон-дю-Буше проводится Большой Маскарад.

42 Расцвет - день Солнцестояния, неофициальный праздник Пылающих Маков в Ольдеморе, когда молодые люди ищут цветок папоротника и гадают.

22 Разгара отмечается Урожайный Вал в Фортуне.

Каждую ночь спящие жители Кортелий подле Утехи выбираются из своих постелей, спускаются к неестественно синему озеру и ходят по его песчаному дну. Поутру их тела всплывают, а селяне всерьез боятся спать.

Арканум. Тени Луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Баллада о борьбе » [12 Безмятежья 1062] Белая Сладость


[12 Безмятежья 1062] Белая Сладость

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Белая Сладость

-

Храм Калтэя Ирнэтт Ул'Тарен | Равенна Адельхейд

В храме Калтэя появился новый наркотик, так называемая Белая Сладость. Жители, что попробовали этот препарат, видят мир иначе, это превращается в проблему — зависимым кажется, что они слышат глас своих богов. Желание вкусить наркотик повторно растет с необъяснимой скоростью. В Церкви Девяти прикладывают все усилия, чтобы найти создателей или поставщиков и искоренить сию мерзость из города, но каждый раз ответы ускользают из рук. Вскоре окажется, что Белая Сладость — это частица существа, которое было зараженным Морфо... Но съевшие ее не болеют.

Закрутить колесо Аркан?
нет

Отредактировано Ирнэтт (12.05.2022 18:12)

0

2

До чего доводит человека вера - слепая, несчастная, как и он сам.
Ирнэтт слышал, что жрецы храма Калтэя посходили с ума - послушники уходят в транс, набивая свои рты, полные гнилых зубов, неким растолчённым веществом, взявшиеся из ниоткуда. Сначала это был всего лишь случайно встреченный слух, заинтересовавший тёмного эльфа, и в нём заиграла жилка торговца. Но если найти поставщиков и отобрать это вещество, сколько за него дадут алхимики? Те были жадными до знаний созданиями, и если потрясти перед ними неизвестным миру волшебным порошком, то в их глазах загорится огонь, а из кошелька польются золотые монеты. А монеты для Ирнэтта сейчас были важны как кровь в венах.

Именно поэтому он приехал в портовый город из белых стен и белых домов. Город не обладал хорошей репутацией - ведь это был город сектантов разных мастей, среди которых самыми отвратными для приверженцев Церкви Луны были послушники Девяти. Бесспорно, Храм Калтэя - будь не ладно это название - был их городом. Городом "еретиков", как их бы назвали в любом другом граде человеческом. Но к удивлению эльфа, сама Церковь Луны - а точнее её старшая иерархия - позволяли Храму быть автономным, свободным и вполне себе процветающим для торговли.

Эльф без проблем смог пройти внутрь города. Дорога вышла долгой, и косые взгляды на эльфа, чья кожа была столь темна, его утомляли. Словно экзотичный зверь прибыл в клетке, поиграть перед публикой своей грацией с цирковой труппой. Люди такие забавные - думал Ирнэтт - что они могли слышать о Эф'Ша'Тэхии? О народе, что живёт в подземных царствах и не видит солнечного света? Ужасы, что тёмные эльфы поедают людей и ездят верхом на гигантских пещерных пауках, скармливают им детей? Это вызывало неподдельную улыбку на лице некроманта - возможно, однажды стоило это сказать вслух, чтобы припугнуть невежественных плебеев.
Но он, как и прежде, старался не привлекать к себе особенного внимания вызывающим поведением. Отсутствие личной охраны нервировало.

Был поздний вечер. Перед тем, как отправиться в храм на утро, эльф решил остановиться в ближайшем к нему доме, готовом принять тёмного эльфа и выдать ему койку на ночь. Несколько увесистых монет, прозвеневших на столе у хозяина заведения, и любые вопросы были решены. Какое счастье, что Ирнэтт перед уходом с Эльпиды взял с собой весомый багаж средств, чтобы дать себе возможность какое-то время безбедно жить на земле людей. Но долго ли он сможет бросаться деньгами - это хороший вопрос, на который есть очевидный ответ: конечно нет, и так уродливо называемая Белая Сладость могла стать маленькой золотой жилкой для принца дома Ул'Тарен. Стоило лишь думать, по какому количество голов нужно пройти, чтобы дойти до вершины тайных махинаций поставок наркотика. Но начинать, как правило, приходилось с самого низа - с потребителя.

- Я уйду утром. Возможно, вернусь, если не закончу дела, - говорил эльф хозяину дома.
Тот гнул и покусывал монету, будто тёмный эльф носит с собой фальшивое золото. Всё зря - монеты были литые, самые настоящие, и тот скорее зубы сломает, чем погнёт металл. Его странные движения ртом вокруг грани монеты, будто обсасывания, вводили Ирнэтта во фрустрацию. Какое же уродство - думал он, наблюдая за актом откровенного варварства.
- Да пожалуйста, - ответил хозяин, наконец, закончив с лобызанием денег.
Не попрощавшись, Ирнэтт отправился к лестнице, чтобы подняться в свою комнату на втором этаже, вздымая полами фиалкового плаща.

Дом отдыха оказался единственным доступным в данный момент для любых гостей Храма Калтэя. Пираты и торговцы, постоянно хаживающие в город, бронируют свои койко-места на целые недели вперёд! Для Равенны и Ирнэтта доступен только один дом для ночлега. Но стоило Равенне прийти туда аккурат за эльфом, как хозяин дома заявил, едва рассчитав Ирнэтта: последний номер взял длинноухий, да ещё и на двоих! Захотел роскоши, свободного места, сразу видно - знатных кровей! Но добавил тот тихо, что доступна ещё одна комната - в подвале, но там шумно и постоянно сидят пираты, выпивая своё забористое пойло целыми сутками напролёт. Не каждому захочется попасть в такую компанию. Тем более, как вещал хозяин, такой завидной красотке, каких пираты отродясь в портах не видели.

Отредактировано Ирнэтт (12.05.2022 19:05)

+1

3

Стоит ли говорить о том, насколько ей было противно это место? Как бывшая служительница Храма Луны, как верная своему божеству леди, Равенна с призрением и брезгливостью входила Храм Калтэя. Конечно, она была уверена, к ней относились точно также, со скрипом приглашая разбираться в насущней проблеме. Ну, как приглашая...

Прознав о наркотике, последователи Луны не могли стоять в стороне и сразу же попытались разобраться в ситуации, и, чтобы сильно не заострять их конфликт, выбрали вроде как нейтрального человека - Адельхейд уже не была служительницей, но владела магией Жизни и хорошо разбиралась в травах, прикладной медицине и прочему в этом деле полезному. Возможно, она бы и отказалась, если бы не Особая просьба тех, кто когда-то ей сильно помог.

Поездка на Экспрессе всегда вызывала стресс, ведь ты никогда не знаешь, чего ожидать от этой адской машины. Даже соблюдая правила, с тобой, в теории, могло приключиться что-то нехорошее. А Рейвен хотелось жить. Поэтому любая угроза её существованию воспринималась с неутолимой тревогой. Ехать туда, куда не хочешь, заниматься какими-то бесполезными разбирательствами с теми, кто уже должен был откинуть свои копыта казалось невероятной глупостью. Но, что поделать. Впрочем, безусловно, во всем этом находилось и нечто приятное... Упустить возможность посмеяться над этими глупыми верунами? Извольте. К ним нет никакого сочувствия, эти религиозные фанатики должны страдать за свое нежелание признать Луну!
"И когда я стала так набожна?"

Равенна с интересом осматривала местность, и... На самом деле, все было не так плохо, как ей казалось. Зная, что в Храме Калтэя живут только жалкие сектанты, ей думалось, что это будет похоже на типичное злачное место с каким-то сбродом. Но эти белоснежные домики выглядели очень чистенько и опрятно, а синее покрытие добавляло какой-то свой шарм местным улочкам и так чудесно сочеталось с сизой водной гладью, омывающей берега. Возможно, все будет не так отвратительно, как ей казалось изначально. К тому же, уставшая после дня езды на лошади, ей хотелось как можно скорее привести себя в порядок и завалиться на мягкую перину. Вроде как, ей выделили койку в одной местечке...
Женщина достает из своей сумки листок с адресом и начинает блуждать по тесным улочкам города. Здесь были не только "верующие". Осматривая местных, ей встречались и какие-то подозрительные личности, и обычные торговцы, сворачивающие свои лавки. Кажется, здесь куда больше жизни, чем думалось изначально. Только целительница была не уверена - хорошо это или плохо.

Один из местных подсказал ей дорогу, поэтому добраться оказалось не так сложно. Пока люди не знали кто она - все было в порядке. Домишка был симпатичным... Казался таким, пока пьяные увальни не выкатились кубарем из главного входа, крича и начищая друг другу морды. Адельхейд грациозно увильнула от мужчин, заплывая внутрь уверенной походкой. Вздернутый носик к верху, звонкое постукивание каблуков, длинные пальцы, уверенно откидывающие пряди волос. Возможно, её поведение слишком выдавало аристократичное прошлое... Или презрение к этому месту. Но ей было это не так важно. Сейчас хотелось только отдохнуть. Рейвен мягко улыбнулась, стараясь казаться дружелюбнее, и подошла к стойке.

- Прошу прощения, милочка, мест свободных почти то и нет! Только что один длинноухий... - улыбка медленно сползает с её лица, а глаза наполняются яростью по мере объяснений мужчины. Он продолжал и продолжал болтать. Все мечты о спокойном вечере канули в лету.
- Мне кажется, здесь... Должна быть какая-то ошибка... - волшебница старалась быть очень вежливой, но выходило у нее это с трудом, предложение цедилось почти что сквозь сомкнутые зубы, - Разве мне не должно было быть забронировано?

Лицо мужчины очень быстро и ярко меняется. Сначала задумчивый, потом удивленный, потом презрительный, а вскоре и насмехающийся взгляд... Ох, ну конечно! Зная, Кто будет жить в этом номере, мужчина постарался от него избавиться, лишь бы не отдавать место служительнице Луны. Чудесно. Великолепно.
"Замечательно. Невероятно. Просто отлично!"
От былого дружелюбия не осталось и следа. Ненависть между ними читалась так явно, что людям вокруг могло стать не по себе. Они ведь даже не знали друг друга, но заведомо недолюбливали из-за разнящейся веры. Похоже на какой-то анекдот.
Равенна смотрит на мужчину злобно, надменно, показывая свое превосходство, а затем начинает шагать на второй этаж.
- Я Вас поняла, я сама разберусь. Я доложу позже о Вашей выходке, так что... Удачи.
- Ишь какая смешная, смотри не лопни от злости.

Женщина лишь фыркает, и, не оборачиваясь, поднимается по лестнице. Ей брезгливо даже трогать перила, о чем уж тут говорить? Все настроение испорчено, отдыха ей не видать, хочется вспороть чье-то брюхо и исследовать его органы...
- Открывай. Это моя комната.
Равенна стоит у двери, скрестив руки на груди. С эльфами должно быть трудно. Они высокомерны по отношению к людям, считают себя высшей расой, так что, возможно, спать придется... Где придется. К таким условиям привыкшая к хорошей жизни Адельхейд была не готова. А значит, надо будет постараться мирно решить вопрос...
"Наверно я звучала слишком грубо. Надо будет смягчить, вдруг так пропустит и войдет в положение?"

+1

4

Аккуратной походкой с широким шагом эльф преодолел скрипучую лестницу. Гордая и ровная осанка возвышала его над остальными - почти двухметровый, без десяти сантиметров, молодой эльф шёл по мрачному коридору, сильно контрастирующий своей угрюмостью с наружными убранствами города. Не было здесь белизны домов, гладкого мрамора; не читались нотки лазурной синевы морской волны, а скорее ничтожность и уродство, либо отъявленная безвкусица.

Он вставил поржавевший ключ, на ощупь сальный и липкий, в не менее ветхую замочную скважину, провернул его два раза и зашёл в комнату. Как и ожидалось: интерьер не благоухал изыском, скорее прямо наоборот. Стояли две койки, две тумбы, один стол и стул за ним - всё старое, повидавшее годы и неосторожность бессовестных людей, останавливавшихся здесь прежде. Но окна со второго этажа приятно открывались на берег, где за ним уходила вдаль морская гладь. Стояли сумерки, но можно было догадаться, что когда солнце плавало в зените - комнату озарят золотой свет небесного светила.
Ирнэтт угрюмо вздохнул, но принял тот факт, что придётся мириться с этим. Оставалось надеяться, что койки хотя бы отмывают после гостей, как и бельё. Но что-то эльф не замечал здесь прачек...

Линию мысли оборвал голос, внезапно раздавшийся из-за двери. Может, служанки дома бегут исполнять желания гостя? Он бы не отказался от ужина, хотя зная местных, ему скорее подадут хрючево в немытом горшке - подстать плебеям, что живут здесь.
Открыв дверь, высокий эльф сразу посмотрел сверху-вниз. Изогнув бровь, он изучающим взглядом окинул девушку перед собой. Вид её был недоброжелательный, и скрещенные руки лишь подтверждали то.
Ирнэтт залез во внутренний карман фиалковой дорогой одежды, изукрашенной серебристыми узорами. Оттуда он вынул маленький футляр для очков, достал их и уложил оправу на нос. Вряд ли та, что стояла перед ним, знала, что это ни что иное как артефакт, пригодный для магии очарования. С ними всегда было проще разговаривать с незнакомцами.

- Прошу прощения? - эльф склонил голову чуть на бок, его тон был ровным, голос спокойным и поставленным, будто привыкший участвовать в переговорах на важных встречах.
И тут ему на ум пришла мысль. Конечно. Хозяин дома говорил, что комната была забронирована. Но тот не был уверен, что хочет её отстаивать, тем более, когда ему на стол бросают сумму бОльшую, чем положено за комнату. Да и блеск очков, обаяния, и крупица магии становились вишенкой на торте убеждения. Как жаль, что люди не хотят быть такими сговорчивыми без промывания мозгов.

- Ах, вы, должно быть, та, кто бронировал эту комнату. Мне жаль, но деньги решили иначе. Надеюсь, вы не станете держать зла.
Тусклый свет блеснул в очках эльфа. И в его голосе, в его словах, зазвучало нечто более убедительное, чем прежде. Нечто успокаивающее, сладкое, просящее принять тот факт, что жизнь - она такая, и придётся смириться с данностью. Он хотел очаровать Равенну, тонкими и туманными потоками магии проникая в её разум - в её сердце, сражённое разочарованием и злостью. Этому сопутствовало выражение его лица: доброе, милосердное, понимающее; будто лицо старшего брата, что поймёт тебя всегда и примет в объятия, подставив плечо. Как на него можно сердиться?

- Я здесь по очень важному делу, - продолжал эльф тем же приятным тоном и звучным голосом, - От которого зависит многое. И жизни невинных людей.
Это было ложью. Эльфа не интересовали жалкие людишки, уничтожающие свои жизни наркотиками и разбиванием чела о пол перед алтарями. Тем более этих плебеев, что считают себя истинными поклонниками богов. Они всего лишь крысы, недостойные даже ног Всевышних, и дело им - жить в отбросах, убогим и несчастным.
Но девушке не обязательно было это знать. Поэтому эльф одаривал её сияющей улыбкой мягких губ и взглядом, дарующим гармонию в душе.

Отредактировано Ирнэтт (14.05.2022 11:56)

+1

5

Равенна не знала, кого ожидала увидеть перед собой. Даже понятия не имела. От этого становилось тревожно. Вдруг сейчас из комнаты выйдет какой-нибудь громила, который не будет церемониться в ответ на её недоброжелательный вид? Или какой-то пьяный богатей примет её за распутную девку, предоставляющую услуги?
Хотя, вроде как, эльфы особо не промышляют такими делами. Самое время убедиться, насколько стереотипно это суждение.

Дверь отворилась, и пред ней предстал высокий, ухоженный эльф, не похожий на типичных представителей расы. Темный эльф... Адельхейд гордо смотрела ему в глаза, не выдавая некоторого беспокойства. Чаще всего они баловались некромантскими штучками, что, как Целительница Жизни, женщина совсем не одобряла. Но что-то в его внешнем виде успокаивало её. Казалось, будто бы этот человек не может причинить ей вреда. Словно вокруг него была какая-то другая атмосфера.
"Некромант ли он? Маг ли очарования? Или и то, и другое?"
Еще находясь в Академии она испытывала на себе влияние сего одурманивающего волшебства, но сейчас она не была уверена в своей догадке. Так ли он талантлив, чтобы владеть двумя школами? Или же он и не некромант вовсе? Было бы здорово. Мертвых не нужно оживлять, мертвых нужно изучать и препарировать, чтобы совершенствовать медицину!

- Конечно, это все очень здорово, но я также приехала сюда по важному делу, - её лицо немного смягчается, но руки остаются в закрытой позиции. Женщина мягко улыбается, стараясь проявить дружелюбие, - Ох, прошу прощения, я не представилась. Я Равенна. Равенна Адельхейд.

Рейвен протягивает ладонь для рукопожатия. Её кожа нежная, как шелк, приятная на ощупь, но изредка проскакивает небольшие шрамы от порезов - результат спешки и невнимательности во время работы со скальпелем. Сейчас, как опытный врач, она почти не травмировала себя, не считая каких-нибудь единичных случаев. По волшебнице прекрасно видно, что она следит за собой и своим здоровьем. Даже не смотря на то, что большая часть волос была седая - все равно они были блестящие и гладкие. Будто бы вылезла из знатного двора, ей богу.
- Просто, как вы можете знать, в Храме Калтэя не любят тех, кто связан с Церковью Луны. По понятным причинам... Именно поэтому они со мной так поступили. Но вы же не заставите меня, хрупкую даму, отправиться вниз к, - её голос становится тише, - Выпивохам и бандитам...
Адельхейд выглядит так невинно сейчас. Такая слабая, такая беззащитная. Конечно, это была своего рода игра. Ей казалось, что этот темный эльф должен оказаться хорошим и добрым, во всяком случае атмосфера вокруг него располагала к этому... Так почему же не надавить немного на мужское эго? Не стать для него "дамой в беде"? Вполне могло сработать. Впрочем, она бы и правда не справилась с этой проблемой. Она была слишком слабой как для той, что имела острый язык и нехилую дерзость. Оставалось лишь верить в это существо перед ней.
- Я, как и вы, тоже пришла сохранять жизни невинных. Наши с вами цели схожи.

+1


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Баллада о борьбе » [12 Безмятежья 1062] Белая Сладость


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно