14.05. Временно закрыта возможность гостям писать в гостевой. Писать сообщения можно через профиль рекламы (Ворон), либо зарегистрировавшись. 14.04. Регистрация на форуме и подача анкет возобновлены. 07.04. Можно ознакомиться с итогами обновления, некоторые мелкие детали будут доработаны.

В день Чернолуния полагается завесить все зеркала и ни в коем случае не смотреть на собственное отражение.

Лучше всегда носить при себе зеркальце чтобы защититься от нечистой силы и проклятий.

Некоторые порождения дикой магии могут свободно проходить сквозь стены.

В Солгарде все желающие могут оформить заявку на тур по тавернам, включающий в себя 10 уникальных заведений со всех уголков мира, и посещение их всех в один день!

Дикая роза на крышке гроба запрет вампира внутри.

В центре опустевшей деревушки подле Фортуны стоит колодец, на бортиках которого грубо нацарапана фраза на эльфийском: «Цена должна быть уплачена».

Старый лес в окрестностях Ольдемора изменился. Звери изменились вместе с ним. Теперь их нужно убивать дважды.

В провинции Хельдемора не стихает молва о страшной угрозе, поджидающей путников на болоте, однако... всякий раз, когда туда прибывали нанятые охотники, они попадали в вполне себе мирную деревеньку.

Беда! Склеп мэра одного небольшого города возле Рон-дю-Буша едва ли не полностью ушел под землю после землятресения. Лежавшие там мирно тела... пропали.

В окрестностях Рон-дю-Буша есть примечательный город, главная особенность которого — кладбище. Поговорите с настоятелем местной церкви и он непременно отыщет для вас могилу... с вашим именем.

Известный мастер ищет бравого героя, дабы увековечить его благородный лик в камне.

Тролль, которого видели недалеко от деревни на болотах, говорит на общем языке и дает разумные советы напуганным путешественникам, встречающих его на пути.

Книги в большой библиотеке при ольдеморской консерватории начали разговаривать, и болтают они преимущественно друг с другом.

В Керноа кто-то повадился убивать горожан. Обнаруживший неизменно замечает, что из тел убитых растут... зеленые кусты.

В Эльмондо обрел популярность торговец, раз в период заглядывающий в столицу и предлагающий всем желающим приобрести удивительно умных зверей. Правда все чаще звучат голоса тех покупателей, которые утверждают, будто иной раз животные ведут себя странно.

Если в Новолуние поставить зажженную свечу на перекресток - можно привлечь Мертвого Феникса, который исполнит любое желание.

Некоторые представители расы шадд странным образом не нуждаются во сне - они вполне могут заболтать вас до смерти!

Эльфы просто обожают декорировать свое жилье и неравнодушны к драгоценностям.

Дворфы никогда не бывают пьяны, что говорится, «в зюзю». А вот гномы напиваются с полкружки пива.

Бросьте ночью 12 Расцвета в воду синие анемоны, подвязанные алой лентой, и в чьих руках они окажутся, с тем вас навек свяжет судьба.

Оборотни не выносят запах ладана и воска.

В Сонном море существуют целые пиратские города! Ничего удивительного, что торговые корабли никогда не ходят в этом направлении.

Хельдемор не отличается сильным флотом: портовые города в гигантском королевстве ничтожно малы!

Положите аркану Луна под подушку в полнолуние чтобы увидеть сон о будущем!

Благословение Луны, которым владеют представители Фэй-Ул, способно исцелить от любого проклятия в течении трех дней после его наложения.

Джинны огня дарят пламя, закованное в магический кристалл, в качестве признания в любви.

В Маяке Скорби обитает призрак водного джинна, который вот уже пятьдесят лет ждет свою возлюбленную и топит каждого, чья нога ступит в воды озера, окружающего маяк.

Фэй-Ул пьянеют от молока, а их дети не нуждаются в пище первые годы жизни - главное, чтобы ребенок находился под Луной.

Самой вкусной для вампиров является кровь их родственников.

Свадьбы в Аркануме проводятся ночью, похороны - днем. Исключение: день Чернолуния, когда ночью можно только хоронить.

В лесу Слез часто пропадают дети, а взрослый путник легко может заблудиться. Очевидцы рассказывают, что призрачный музыкант в праздничной ливрее играет всем заблудшим на флейте, и звук доносится со стороны тропы. А некоторым он предлагает поучаствовать в полуночном балу.

Не соглашайтесь на предложение сократить дорогу от незнакомых путников.

На острове Чайки стоит роскошный особняк, в котором никогда нет людей. Иногда оттуда виден свет, а чей-то голос эхом отдается в коридорах. Говорят что каждый, кто переступит порог, будет всеми забыт.

Озеро Лунная Купель в Лосс'Истэль полностью состоит не из воды, а из лучшего вина, которое опьяняет сладким вкусом!

Утеха стала приютом целым двум ковенам ведьм: неужто им здесь медом намазано?

В языке эльфов нет слова, обозначающего развод.

По ночам кто-то ошивается у кладбищ подле Руин Иллюзий.

В Фортуне дают три телеги золота в придачу тому, кто согласен жениться на дочери маркиза.

В Белфанте очень не любят культистов.

Не стоит покупать оружие у златоперого зверолюда, коли жизнь дорога.

Кто-то оставил лошадь умирать в лесу Ласточки, а та взяла и на второй день заговорила.

Храм Калтэя называют проклятым, потому что в статую древнего божества вселился злой дух и не дает покоя ныне живущим. Благо, живут подле статуи только культисты.

В Озофе то и дело, вот уже десять лет, слышится звон колоколов в день Полнолуния.

Жители утверждают, будто бы портрет леди Марлеам в их городке Вилмор разговаривает и даже дает им указания.

Чем зеленее орк, тем он сильнее и выносливее.

У водопада Дорн-Блю в Ольдеморе живут джинны воды и все, до единого - дивной красоты.

На Ивлире ежегодно в период Претишья происходит турнир воинов. В этом году поучаствует сам сэр Александер Локхард - личный охранник ее Величества королевы Маргарет!

Все аристократы отличаются бледностью кожи, да вот только в Рон-Дю-Буше эти господы будто бы и вовсе солнца не знают.

В мире до сих пор существуют настоящие фэйри, да вот только отличить их от любого другого существа - невозможно!

Фэй-Ул настолько редки, что являются настоящей диковинкой для всего Аркануме. А на диковинки большой спрос. Особенно на черном рынке...

18 Бурана дверь королевского дворца Хельдемора распахивается всем желающим, бал в ночь Первой Луны.

В 15-20 числах в Лосс'Истэле происходит Великая Ярмарка Искусств - это единственный день, когда эльфы позволяют пройти через стену всем.

10 Безмятежья отмечается один из главных праздников - самая длинная ночь года. в Рон-дю-Буше проводится Большой Маскарад.

42 Расцвет - день Солнцестояния, неофициальный праздник Пылающих Маков в Ольдеморе, когда молодые люди ищут цветок папоротника и гадают.

22 Разгара отмечается Урожайный Вал в Фортуне.

Каждую ночь спящие жители Кортелий подле Утехи выбираются из своих постелей, спускаются к неестественно синему озеру и ходят по его песчаному дну. Поутру их тела всплывают, а селяне всерьез боятся спать.

Арканум. Тени Луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [17 Претишье 1059 года] Non omne est aurum, quod splendet


[17 Претишье 1059 года] Non omne est aurum, quod splendet

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Non omne est aurum, quod splendet

https://i.imgur.com/TLdRnLV.jpg

https://i.imgur.com/IKfiQL4.jpg

https://i.imgur.com/1PyjXGW.jpg

Сафотэя | Карбьер  Оазис Молитвы, Эония | ранняя ночь

Where beginnings end and ends begin

Оазис Молитвы - ключ к телепортации в затерянный город... но не стоит даже надеяться, что древние не подготовились к незваным гостям. Какие испытания ждут на "легком" пути?

https://i.imgur.com/N0dQpBc.jpg

https://i.imgur.com/GJAMkuN.jpg

https://i.imgur.com/oice1EO.jpg

Закрутить колесо Аркан?
нет

[nick]Сафотэя[/nick][status]хранительница из прошлого[/status][icon]https://i.ibb.co/mD3ByMZ/15.png[/icon]

+2

2

[nick]Сафотэя[/nick][status]хранительница из прошлого[/status][icon]https://i.ibb.co/mD3ByMZ/15.png[/icon]

Погода не благоволила им с самого начала этой безумной поездки, и если два вампира могли без труда преодолевать значительные расстояния, то с Сафо все обстояло иначе. В какой-то мере, именно из-за нее путешествие в Оазис Молитвы заняло целых два дня и, хотя остальные изрядно нервничали из-за "потерянного времени", полукровка оставалась удивительно спокойной.

"У нас достаточно времени." - вот и весь ответ, который она им давала.

Дни приходилось пересиживать в шатрах, ночи - двигаться, преодолевая расстояние сквозь ветер и песок. Ветер был по-зимнему сильным, и Сафотэя довольно быстро уставала, но даже несмотря на это им удалось добраться относительно быстро. Леди Ар'Луна говорила, что, попади они в песчаную бурю, и дорога займет декаду. Орфея решено было оставить на попечение персоналу ее заведения - проку от него в таком жарком климате было мало, а воды целый грифон требовал так много, что останавливаться пришлось бы каждых несколько часов. Аркамэ же подарила ему вещь, которую Карбьер прежде должен быть вернуть - с ее слов, в этой ситуации ей от "странной штуки" все равно проку нет, как и от любых материальных ценностей, которыми окружал свою разбитую шаманку остальной караван в попытках ее утешить.

Но горе никуда не денется, и теперь ей придется с этим справляться.

Сафотэя же проводила время в путешествии с пользой - она с любопытством относилась буквально ко всему, и даже унылый пустынный пейзаж вызывал у нее искренний восторг. Вероятно, виды напоминали ей об Эстэ и, вместе с тем, казались абсолютно другими. Днями она развлекала их историями, осторожно обходя тему своего сна, потому что, как сама она пояснила - "В этом сне было так много всего и так мало хорошего...". В общем, тема сна ее немного расстраивала, хотя полукровка не подавала виду.

И вот, к ночи 17 Претишья они стоят у врат Храма Молитвы, расположенного в оазисе, и тьма внутри заставляет только гадать: что же ждет внутри?

"Скорее всего, здесь есть какая-нибудь хитрая система: телепорт находится под землей, но я не вижу хода... а, хотя эта статуя кажется немного знакомой!"
- предупреждая вопрос говорит Сафо, уже осматриваясь внутри. Ее зрение было куда хуже, нежели у двух вампиров, но такой элемент обстановки сложно не заметить - рубиновые глаза статуи, стоящей у простого алтаря, выделялись в свете Луны. Это был лежачий на животе лев, раскрывший пасть то ли от голода, то ли в попытке зевнуть.

Правда статуя никак не выдавала наличия хода, но под лапой льва что-то было нацарапано. Леди Ар'Луна стирает сапогом пыль с этого места.

- Удачно, написано на эльфийском: "Чтобы жить, я должен питаться земным плодом не с дерева или куста, а от самой земли. Мне нужен рубин, жизнь олицетворяющий."

+1

3

Он определенно знал, на что подписывался. И знал, что последний рывок на пути к финалу простым не будет. В компании едва знакомых ему существ, он чувствовал, что возвращается на декады назад, к тому дню, когда случай столкнул его с Керастес и Аунаром. Судьбоносная встреча для верного луне создания, роковая — для детей солнца.

Много ли изменилось с тех пор? Избегая сарказма, Карбьер мог сказать — да. Так много, что прошедший сезон казался целой вечностью. Жизнь переломилась; не в один миг, но осознание этого резко выбило из груди весь воздух. Он не хочет оборачиваться назад, боясь озвучить истинные причины такого решения.

Горячий воздух пустыни наполняет его легкие. Раскаленные песчинки обжигают кожу и мысли. Воспоминания об этом месте не назвать приятными.

Нога ступает на порог храма. Чужого храма.

Это было бы неизбежно, — С некоторой флегматичностью в голосе отзывается Карбьер, держась ближе к Сафо. Понимая, что полукровка очень плохо видит в темноте, он озаботился созданием факела. Это немного улучшит ситуацию, но ненадолго. Им нужно было скорее продвигаться вперед.

Рубиновые глаза статуи смотрят на них беспристрастно, свысока. Оглядевшись по сторонам, вампир не может отыскать ничего иного, достойного их внимания, а потому, поравнявшись с Ар'Луной, он оглаживает пальцами холодную поверхность и тихо вздыхает. Снова загадки. Снова.

Рубин, олицетворяющий жизнь? — Уточняет Карбьер, приподнимая бровь. Его губы кривятся в невеселой усмешке, — Я бы подумал, что речь идет о гранатовых зернах, но... гранат растет на деревьях.

Он выдыхает, признавая свою попытку сиронизировать критически провальной.

Мне не приходит в голову ничего, окромя одного слова, — Покопавшись в сумке, он достает волшебный сосуд, переданный ему шаманом. Артефакт, спасший ему жизнь однажды — сделав из него большой глоток, Карбьер вытирает кровь с губ. Тепло разливается по телу, но рука, сжимающая сосуд, в нерешительности замирает в воздухе. Взгляд медленно скользит от него к алтарю, а затем — к спутницам Карбьера, — Но я имею дурную привычку быть чрезмерно твердолобым в среде вещей эфемерных.   

+1

4

Сафотэя нерешительно смотрит на сосуд, зависший в воздухе. На ее лице написано сомнение, хотя, казалось бы - все сошлось... или почти все. Поверить в загадку от эльфов и без двойного дна - практически невозможно. За неправильный ответ полагается наказание, и она не удивится, если все статуи мигом оживут с целью похоронить их всех заживо в этом храме. Противопоставить им можно будет не так много.

- Рубин и кровь, хорошее сочетание и очень поэтично, в эльфийском духе. Кроме того, в эльфийском языке эти слова пишутся практически одинаково, стоит лишь заменить несколько букв чтобы получить из одного другое. Но чтобы все было так легко? - говорит леди Ар'Луна, и, вероятно, она в чем-то права.

Хвост полукровки поднимает пыль у ее ног своим непрестанным движением, когда ее уши резко поднимаются от догадки.

"Конечно, все действительно просто! Просто для живого человека, а не для других существ, от которых эльфы защищали свои секреты. Плод  «от самой земли» - это и есть человеческое тело, таинство создания которого скрыто от созидателей." - звучит в головах спутников ее голос, когда Сафо подходит ко льву и, не дожидаясь их ответа, запускает руку прямо в львиную пасть. Оставалось лишь надеяться, что полукровка достаточно человек для прохождения такого испытания.

Скрытая игла неприятно впивается в кожу, проливая каплю живой крови. Глаза льва загораются рубиновым огнем, и пасть резко захлопывается, так что Сафотэя едва успевает достать из нее руку. А после каменный лев встает со своего места, будто величественный голем из книг, настолько фантастическим было это зрелище, и отходит в сторону тяжелой поступью многовекового камня, где садится по другую сторону алтаря.

Им открыт люк, ведущий куда-то под храм.

"Такая магия работает лишь какое-то время, лучше бы нам поспешить!"

Леди Ар'Луна поднимает тяжелый люк и внутри обнаруживается лестница, уходящая во тьму. Вампирша спускается первой, обратившись летучей мышью, а Сафо осторожно ощупывает лестницу на предмет повреждений - в полной темноте можно переломать себе все кости от такого спуска.

Внизу пыльно и сыро, но коридор относительно чистый, в нем не было и следа от царящих наверху песков. Холод пронизывает до костей, контрастируя с жарой, которую им приходилось превозмогать все эти дни, сквозняк едва не тушит факел, являющийся единственным источником света для Сафо. В тоннеле царит тишина, но невольно появляется ощущение тревожности.

Ар'Луна возвращается уже из тоннеля, когда обе ноги полукровки оказываются на твердой земле.

- Это очень странное место и я надеюсь, что у нас есть возможность выйти так же, как мы вошли. - она жестом приглашает их идти следом, и спустя несколько метров тоннель расширяется, становясь полноценной комнатой. В ней две двери - одна по левую руку, а другая - по правую. И у их ног - новая загадка, заставляющая Сафо вздохнуть обреченно.

"В этом весь наш народ - ничего нельзя сделать просто, это признак необразованности, что хуже дурновкусия." - говорит хранительница, которая явно не слишком ожидала, что однажды ей самой придется испытывать хитрые изобретения эльфов.

- Я смотрю в голубое лицо. Мой взгляд кормит мир. Если я ослепну, то и мир тоже, а войти в мой дом можно там, откуда я прихожу.

[nick]Сафотэя[/nick][status]хранительница из прошлого[/status][icon]https://i.ibb.co/mD3ByMZ/15.png[/icon]

+1

5

Ловкость всякой загадки в том, чтобы заставить человека сомневаться. Даже если ответ очевиден, — Уголки тонких губ приподнимаются, формируя кривоватую, но крайне нерешительную усмешку. Всю эту ситуацию Карбьер находил по злому ироничной, будто кто-то свыше вызнал самое слабое его место, и бил, бил, бил раз за разом.

Вампир действительно предпочел бы помалкивать, доверяя Ар'Луне и Сафо, куда более мудрым и осведомленным, как полагал он сам, самим разобраться с секретами древности. Но гордость не позволяла. Кто он, в конце концов, ведущий или ведомый?

«Живой» — ласкает слух уверенный голос Сафотэи, и что-то в душе его вторит ее словам тихой радостью. Живой не плывет по течению. Живой совершает ошибки. Это служит слабым, но желанным утешением. Карбьер делает глубокий вдох, чтобы тут же подавиться желанным воздухом, несвежим, пропитанным пылью и песком.

Сафо! — Голос его срывается в сиплый крик, когда львиная пасть с грохотом смыкает каменные челюсти. Запах крови тот час же заставляет вампира замереть, и лишь тогда он приходит в себя, когда видит, что рука полукровки цела настолько, насколько это было возможно. 

Возиться с тяжелыми травмами им точно будет некогда.

Он спускается в люк последним, погружаясь в мертвую тишину туннеля точно в мутную, холодную воду, объятия которой любовно смыкаются вокруг очередного утопленника. Неприятно. Нервно. Даже бывалому путешественнику здесь стало бы не по себе, но Карбьер держится молодцом. Его сосредоточенный взгляд скользит по полу и стенам в поисках неведомо чего. Чувствует, надо быть начеку.

Я бы не был в этом уверен, — Оборачиваясь, он в последний раз смотрит на люк, прежде чем двинутся дальше. Туда, где прячется очередная загадка.

С неожиданно знакомым мотивом.

Поначалу ласково греет испепеляющий зной, — Неуклюже мычит Карбьер, не в силах припомнить, где же мог это услышать, — Я иду, и солнце идет за мной. А приходит оно... с востока? Если я прав, то нам направо.

+1

6

Сафо поняла, что не так с этим местом. Для этого просто нужно быть в правильной комнате. Напряжение, витающее в воздухе, не было чем-то опасным, скорее наоборот - оно наполняло магов силой, подтверждая теорию о наличии рядом мощного магического объекта. Эльфы умеют защищать важные устройства, и хотя загадки были не таким уж и сложными - их смысл был неочевиден для их естественных врагов много лет тому назад.

"Я доверяю вашему выводу, Карбьер." - говорит Сафо с легкой улыбкой, после чего переводит взгляд на леди Ар'Луну и та пожимает плечами со свойственным ей спокойствием. Остается лишь отодвинуть мощный засов, что доверено сделать вампиру.

Дверь поддается крайне неохотно, она словно бы вросла в камень за столько лет отсутствия посетителей. Но когда засов оказывается убран - над ней загорается небольшой желтый шар, очевидно символизирующий солнце. Дверь скрипит, потом ревет, и наконец распахивается с размаха, словно кто-то изнутри потянул ее на себя.

Внутри просто темнота, и кажется, что это - не коридор, а тоннель, уходящий куда-то вниз. Не прямо ли в пасть какому-нибудь созданию?

- Давайте лучше я проверю, мне совсем не нравится перспектива упасть непонятно куда. - для бессмертной вампирши в этом вопросе не существовало никаких преград - какие бы ловушки ни были установлены, они вряд ли принесут ей вред. Она обращается летучей мышью и отправляется вперед.

"Здесь нет физических ловушек, это было бы бессмысленно." - поясняет Карбьеру Сафотэя - "Все, кого стоило опасаться, жили как леди Ар'Луна".

Разведка не занимает много времени, и вскоре леди Ар'Луна снова рядом с ними.

- Лучше бы кому-нибудь из нас взять малышку с собой, иначе будет... довольно мокро. Там что-то вроде подземной реки, которая уходит далеко вперед. Но хорошая новость состоит в том, что там никто не живет, кроме скелета какой-то твари.

[nick]Сафотэя[/nick][status]хранительница из прошлого[/status][icon]https://i.ibb.co/mD3ByMZ/15.png[/icon]

+1

7

Искренне желая доверять самому себе так, как делают это его спутники, Карбьер помогает отворить нужную дверь. Была ли то тяжесть камня или сложность древних механизмов, но поддавалась она неохотно; даже будучи сильнее обычного человека, вампиру пришлось приложить некоторое усилие, чтобы та, наконец, поддалась.

Внутри царит непроглядная темнота. Свет факела едва охватывает первые два метра длинного тоннеля, ведущего неведомо куда, и холодок пробегается вдоль позвоночника — Карбьер никогда не выносил подобных мест. Они были подобны смутному воспоминанию о собственной гибели, о лабиринте, выход из которого так и не был найден, а потому вызывали закономерную неприязнь у того, кто боялся смерти.

Леди Ар'Луна уходит, провожаемая тихим «Будьте осторожны». Карбьер быстро теряет из виду маленькую летучую мышь и прислушивается к объяснениям Сафотэи, удивленно приподнимая брови.

Не имеешь ли ты в виду, что жили они как вампиры? — Он говорит полушепотом, будто опасаясь нарушить мертвую тишину этого странного места. В звенящем от напряжения воздухе все звуки чересчур громкие, особенно для его чуткого слуха.

Тайны, которые хранил в себе захороненный в песках город все еще не давали покоя Карбьеру, будоражили своей близостью к его неисполнимой мечте. Пресытившись пустыми обещаниями, он старался не думать о том, что может подарить ему конец этого длинного пути — жизнь даровала надежду так же легко, как и отнимала ее перед самым носом. Однако, сейчас не это было целью вампира, что по своему его выручало.

Новость о чьем-то бренном теле там, внизу, Карбьера не обрадовала. Проведя в компании одного некроманта достаточно много времени, он знал, что даже мертвые твари представляют опасность. Впрочем, напротив теоретической опасности со стороны мертвеца стояла куда более реальная сложность. Река.

Вода в реке... там есть течение? — Теперь он прекрасно понимал, что имела в виду Сафо. Карбьер вздыхает, - Я возьму Сафотэю на руки, если нет риска того, что я заживо обварюсь в этой воде.

+1

8

Кошачье ухо делает полный оборот вокруг своей оси, взгляд Сафо направлен во Тьму, будто та ее завораживает своей неизвестностью.

"Нет, что вы, бытие вампира - проклятие, а жизнь древних - благословение. Вечная жизнь, полная эмоций и открытий. Вечная беззаботность в невозможности умереть. Леди Ар'Луна была лишь тоненькой нитью, связующей смертное и вечное, Луну и Солнце, она была одним из немногих смертных созданий того времени. Но и мир был другим... каждый из древних уходил по своей воле, когда все запланированное было им познано и создано, и этот уход был огромной честью. Так поддерживался баланс: каждый понимал свою ответственность и что бесконечное время имеет границы." - звучит в голове Карбьера ее тихий голос - "Но со временем мы начали меняться. Возомнили, что властны над жизнью и смертью всего сущего, что бесконечность это не взятое на себя обязательство, а подарок. Время шло, и наше знание становилось все больше... но ненасытный ум требовал новых знаний. Все, что достигалось с большим трудом и создавалось путем изощренных технологий, терялось в апатии, больше ничего не удивляло и не радовало древних. И тогда они изобрели их, существ, чьи лица подобны матерям и отцам, чьи удушающие объятия были легче шелковой вуали, а поцелуй нес избавление от нашей вечности, в которой более никто не мог достичь своей цели и уйти самостоятельно. Но эсперы не могли наполнить их былым восторгом познания, и большая часть из них в итоге пожелала не рождаться вовсе."

Сафо не произносит это даже в их странном мысленном диалоге, но ясно без слов - так они все стали смертными.

Благословение тоже иной раз бывает проклятием. Эмоции наполняли древних лишь то время, пока они были юны и знали мало, но чем глубже каждый из них погружался в знания, познавал мир и разгадывал его загадки, тем меньше места для обыденных чудес оставалось. И жизнь, бывшая столь светлым даром, обращалась в проклятие для их души, инстинктивно жаждущей прежних ярких эмоций. Каждый ощущал это на себе: в детстве все ощущалось ярким и необычным, в то время как с годами, выцветая, эмоции обращаются в тлен.

"Это печальное место, полное знаний, изложенных на языках, которые больше не известны ни одному живому существу. Кладбище жадности и праздности, где магия была данностью, чудеса творились на каждой улице, но всего всегда было недостаточно."

- Сейчас течения нет, но у меня нет хорошего предчувствия на этот счет, потому что проход где-то под водой. - говорит Ар'Луна.

"Я могу защитить вас, если держаться вместе, но плаваю я из рук вон плохо."

[nick]Сафотэя[/nick][status]хранительница из прошлого[/status][icon]https://i.ibb.co/mD3ByMZ/15.png[/icon]

+1

9

Карбьер разочарованно поджимает губы, но выражение на его лице — спокойное и понимающее. Он все еще сомневался в том, не было ли понятие вечной жизни проклятием в своей сути, но полагал, что мировоззрение, склад ума и души существ, которых Сафо называла древними, совсем иные, нежели у него самого. «Избыток времени страшен так же, как и его недостаток» - вот и все, что вампиру довелось узнать наверняка.

Сафотэя называет бесконечность обязательством, и Карбьер едва заметно кивает. Это определение кажется ему очень точным.

Парадокс, — Подводит он невеселый итог, — Объем всех возможных знаний способен утопить нас, простых смертных, но сам пропадает в безвременье, когда теряет рамки, в которые упирается. Звучит действительно страшно.

Думал ли он об этом, когда был человеком, сломленным и больным? Разумеется, нет. Тогда, полвека назад, точка его зрения находилась в диаметрально противоположной плоскости; плоскости человека, не успевшего повидать ничего дальше грязных улиц Солгарда.
Годы делают свое дело. Годы, люди и обстоятельства, приведшие его сюда.

Осторожно подняв Сафо на руки, Карбьер спешит заверить ее:

Зато я плаваю хорошо, — Он пытается ободряюще улыбнуться, но тень укрывает дрогнувшие уголки губ. Напряжение, доселе преследовавшее вампира, медленно набирало обороты — соприкосновение с водой не могло быть смертельным, но стало бы очень и очень болезненным, -  Я полагаюсь на тебя, Сафотэя.

+1

10

[nick]Сафотэя[/nick][status]хранительница из прошлого[/status][icon]https://i.ibb.co/mD3ByMZ/15.png[/icon]

Сафо улавливает разочарование своего собеседника, но дарит ему ободряющую улыбку. Все же те, о ком был ее рассказ, и те, с кем сталкивался Карбьер ежедневно - совсем разные существа, с разным взглядом на вещи. Единственным от того мира, что было ему известно, была Керастес, но и ее с трудом получится назвать "нормальным" явлением. В конце концов, это лишь тень былого существа, большое желание и столь большая же тайна: кому оно принадлежит?

"Знания способны уничтожить культуру так же легко, как и создать новую." - добавляет она, будто в надежде, что это утешит Карбьера.

Быть вечным существом, наполненным жизнью - тяжелое бремя, вот о чем на самом деле были ее слова. Древние не смогли справиться с этим, и время избавило их от выбора между эмоцией и рассудком, причинив вечное страдание.

Это нормально - хотеть снова стать человеком, древние тоже хотели этого возвращения любой ценой. Сафотэя обнимает его за шею, ее эмоция становится чуть ближе: наверное, это мог бы быть смех, будь у его собеседницы голос.

"Все получится."
- звучит ее негромкий ответ.

Тоннель выплевывает их в большой круглый тоннель. Падать оказалось не так уж низко, и леди Ар'Луна могла бы об этом предупредить: зато в полном мраке тоннеля вампиры отчетливо видят Его - огромное змееподобное создание, навеки упокоившееся в этих местах. Всего несколько секунд длится этот завораживающий вид, а потом - толща холодной воды над головой и беспросветный мрак. Леди Ар'Луна падает в воду следом за ними, а затем указывает куда-то вниз и сразу плывет туда.

У самого дна виднеется небольшой тоннель, тогда как над водой это была одна монолитная стена, которую не сумел пробить даже этот монстр. Вода никуда не двигается - очевидно, там она никуда не уходит, и как оказалось здесь заперто это создание - одним лишь Богам известно.

Сафо не сумеет задержать дыхание надолго, а глубина здесь значительная. Тем не менее, тепло окутывает Карбьера: эта чужая магия ощущалась так, как, вероятно, должна чувствоваться магия Жизни на живом человеке. Но это воздействие не было ею, оно скорее напоминало подобие барьера.

+1

11

Это звучит обнадеживающе, — Карбьер с благодарностью принимает попытку Сафо утешить его и осторожно проводит рукой по ее волосам. События далекого прошлого пугали его своим драматизмом, а будущего — возможностью повторения прошлых ошибок; сложно было не воспринимать все услышанное близко к сердцу.

В любом случае, сам он способен повлиять лишь на события настоящего и прямо сейчас этой возможностью активно пользуется. Из любопытства или из чувства долга, а, может, ведомый своими собственными меркантильными интересами. Занавесь тайн тяжела, но манит столь же сильно, сколь и отвращает. Впрочем, рассчитывать на крепкий сон вампиру уже давно не приходилось.

Одной рукою Карбьер крепче прижимает к себе Сафотэю, второй — осторожничая держится за стену, чтобы в момент свободного падения выпустить в нее когти и смягчить тем самым падение в ледяную воду. Дух перехватывает; единственный сделанный рефлекторно вдох обжигает горло сыростью. Должно быть, почивший в этом тоннеле змей находится здесь так давно, что от останков не осталось даже запаха.

В груди поселяется болезненный спазм. Уж не хотелось бы составить этому зверю компанию.

Вода в реке темная, в ней едва удается разглядеть хоть что-нибудь. Секунда уходит у Карбьера, чтобы придти в себя, ведь окружающий холод не приносит ожидаемой агонии. Сафо не лгала, когда говорила, что сможет его защитить, но отблагодарить вампир сможет ее только когда они окажутся в безопасности.

Он делает несколько сильных гребков в указанную Ар'Луной сторону. Течение не подгоняет его, но и не мешает, и это прибавляет уверенности. Еще один тоннель предстояло преодолеть очень быстро.

+1


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [17 Претишье 1059 года] Non omne est aurum, quod splendet


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно