14.05. Временно закрыта возможность гостям писать в гостевой. Писать сообщения можно через профиль рекламы (Ворон), либо зарегистрировавшись. 14.04. Регистрация на форуме и подача анкет возобновлены. 07.04. Можно ознакомиться с итогами обновления, некоторые мелкие детали будут доработаны.

В день Чернолуния полагается завесить все зеркала и ни в коем случае не смотреть на собственное отражение.

Лучше всегда носить при себе зеркальце чтобы защититься от нечистой силы и проклятий.

Некоторые порождения дикой магии могут свободно проходить сквозь стены.

В Солгарде все желающие могут оформить заявку на тур по тавернам, включающий в себя 10 уникальных заведений со всех уголков мира, и посещение их всех в один день!

Дикая роза на крышке гроба запрет вампира внутри.

В центре опустевшей деревушки подле Фортуны стоит колодец, на бортиках которого грубо нацарапана фраза на эльфийском: «Цена должна быть уплачена».

Старый лес в окрестностях Ольдемора изменился. Звери изменились вместе с ним. Теперь их нужно убивать дважды.

В провинции Хельдемора не стихает молва о страшной угрозе, поджидающей путников на болоте, однако... всякий раз, когда туда прибывали нанятые охотники, они попадали в вполне себе мирную деревеньку.

Беда! Склеп мэра одного небольшого города возле Рон-дю-Буша едва ли не полностью ушел под землю после землятресения. Лежавшие там мирно тела... пропали.

В окрестностях Рон-дю-Буша есть примечательный город, главная особенность которого — кладбище. Поговорите с настоятелем местной церкви и он непременно отыщет для вас могилу... с вашим именем.

Известный мастер ищет бравого героя, дабы увековечить его благородный лик в камне.

Тролль, которого видели недалеко от деревни на болотах, говорит на общем языке и дает разумные советы напуганным путешественникам, встречающих его на пути.

Книги в большой библиотеке при ольдеморской консерватории начали разговаривать, и болтают они преимущественно друг с другом.

В Керноа кто-то повадился убивать горожан. Обнаруживший неизменно замечает, что из тел убитых растут... зеленые кусты.

В Эльмондо обрел популярность торговец, раз в период заглядывающий в столицу и предлагающий всем желающим приобрести удивительно умных зверей. Правда все чаще звучат голоса тех покупателей, которые утверждают, будто иной раз животные ведут себя странно.

Если в Новолуние поставить зажженную свечу на перекресток - можно привлечь Мертвого Феникса, который исполнит любое желание.

Некоторые представители расы шадд странным образом не нуждаются во сне - они вполне могут заболтать вас до смерти!

Эльфы просто обожают декорировать свое жилье и неравнодушны к драгоценностям.

Дворфы никогда не бывают пьяны, что говорится, «в зюзю». А вот гномы напиваются с полкружки пива.

Бросьте ночью 12 Расцвета в воду синие анемоны, подвязанные алой лентой, и в чьих руках они окажутся, с тем вас навек свяжет судьба.

Оборотни не выносят запах ладана и воска.

В Сонном море существуют целые пиратские города! Ничего удивительного, что торговые корабли никогда не ходят в этом направлении.

Хельдемор не отличается сильным флотом: портовые города в гигантском королевстве ничтожно малы!

Положите аркану Луна под подушку в полнолуние чтобы увидеть сон о будущем!

Благословение Луны, которым владеют представители Фэй-Ул, способно исцелить от любого проклятия в течении трех дней после его наложения.

Джинны огня дарят пламя, закованное в магический кристалл, в качестве признания в любви.

В Маяке Скорби обитает призрак водного джинна, который вот уже пятьдесят лет ждет свою возлюбленную и топит каждого, чья нога ступит в воды озера, окружающего маяк.

Фэй-Ул пьянеют от молока, а их дети не нуждаются в пище первые годы жизни - главное, чтобы ребенок находился под Луной.

Самой вкусной для вампиров является кровь их родственников.

Свадьбы в Аркануме проводятся ночью, похороны - днем. Исключение: день Чернолуния, когда ночью можно только хоронить.

В лесу Слез часто пропадают дети, а взрослый путник легко может заблудиться. Очевидцы рассказывают, что призрачный музыкант в праздничной ливрее играет всем заблудшим на флейте, и звук доносится со стороны тропы. А некоторым он предлагает поучаствовать в полуночном балу.

Не соглашайтесь на предложение сократить дорогу от незнакомых путников.

На острове Чайки стоит роскошный особняк, в котором никогда нет людей. Иногда оттуда виден свет, а чей-то голос эхом отдается в коридорах. Говорят что каждый, кто переступит порог, будет всеми забыт.

Озеро Лунная Купель в Лосс'Истэль полностью состоит не из воды, а из лучшего вина, которое опьяняет сладким вкусом!

Утеха стала приютом целым двум ковенам ведьм: неужто им здесь медом намазано?

В языке эльфов нет слова, обозначающего развод.

По ночам кто-то ошивается у кладбищ подле Руин Иллюзий.

В Фортуне дают три телеги золота в придачу тому, кто согласен жениться на дочери маркиза.

В Белфанте очень не любят культистов.

Не стоит покупать оружие у златоперого зверолюда, коли жизнь дорога.

Кто-то оставил лошадь умирать в лесу Ласточки, а та взяла и на второй день заговорила.

Храм Калтэя называют проклятым, потому что в статую древнего божества вселился злой дух и не дает покоя ныне живущим. Благо, живут подле статуи только культисты.

В Озофе то и дело, вот уже десять лет, слышится звон колоколов в день Полнолуния.

Жители утверждают, будто бы портрет леди Марлеам в их городке Вилмор разговаривает и даже дает им указания.

Чем зеленее орк, тем он сильнее и выносливее.

У водопада Дорн-Блю в Ольдеморе живут джинны воды и все, до единого - дивной красоты.

На Ивлире ежегодно в период Претишья происходит турнир воинов. В этом году поучаствует сам сэр Александер Локхард - личный охранник ее Величества королевы Маргарет!

Все аристократы отличаются бледностью кожи, да вот только в Рон-Дю-Буше эти господы будто бы и вовсе солнца не знают.

В мире до сих пор существуют настоящие фэйри, да вот только отличить их от любого другого существа - невозможно!

Фэй-Ул настолько редки, что являются настоящей диковинкой для всего Аркануме. А на диковинки большой спрос. Особенно на черном рынке...

18 Бурана дверь королевского дворца Хельдемора распахивается всем желающим, бал в ночь Первой Луны.

В 15-20 числах в Лосс'Истэле происходит Великая Ярмарка Искусств - это единственный день, когда эльфы позволяют пройти через стену всем.

10 Безмятежья отмечается один из главных праздников - самая длинная ночь года. в Рон-дю-Буше проводится Большой Маскарад.

42 Расцвет - день Солнцестояния, неофициальный праздник Пылающих Маков в Ольдеморе, когда молодые люди ищут цветок папоротника и гадают.

22 Разгара отмечается Урожайный Вал в Фортуне.

Каждую ночь спящие жители Кортелий подле Утехи выбираются из своих постелей, спускаются к неестественно синему озеру и ходят по его песчаному дну. Поутру их тела всплывают, а селяне всерьез боятся спать.

Арканум. Тени Луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [50 Расцвет 1057] В гулкой тишине


[50 Расцвет 1057] В гулкой тишине

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://i.imgur.com/4htcCPu.gif

Рейшаар, Ведающий & Бурхад, Колдун

Улл'парса, стоянка одного зверолюдского каравана
1057, ночь с 50 по 51 Расцвета

Иногда бывает нужно сломать старые стереотипы.
Открывать разум новому опыту и новым лицам.
Может, не каждый чужак по эту сторону Большого Рва - полуразумный дикарь?
Быть может, с этим чудным созданием можно... договориться?

Особенно забавной эта мысль становится, когда её разделяют оба собеседника.

❝Лик луны - что серебра монета❞
https://i.imgur.com/rh3U0oC.jpghttps://i.imgur.com/wEe4O77.jpghttps://i.imgur.com/5oW0wI7.jpg

Закрутить колесо Аркан?
ДА.

Отредактировано Бурхад (01.02.2022 21:21)

+2

2

Улл'Парса была таким же родным домом для Рейшаара и его клана, как и для орков. Даже больше - фелиды жили здесь много поколений, ещё до прихода зеленокожих на берега Галатеи. Но той Улл'Парсы шаман не знал, разве что по дошедшим до него преданиям. Другое дело - общество орков, которое было рядом с ним всю жизнь. Даже язык орков для него был точно таким же родным, как и Элтея, на которой его семья говорила лишь между собой. Впрочем, орки бывают разные и по-разному относятся они к зверолюдам, и эту истину довелось усвоить ещё в далёком детстве. У каждого племени орков были свои традиции, были свои особенности языка, жестов, внутреннего устройства общества. И если своих Бешеных Вепрей он понимал и относился во многом к ним, как к части своего клана (ещё бы, они даже жили всего в паре метров от его палатки), то к другим племенам отношение было куда более осторожное и недоверчивое.
Весть о том, что шаман из племени Пепельной Руки собирается с ним встретиться, Рейш воспринял без всякой радости. Какое дело старому мудрому орку до молодого и малоопытного фелида, который лишь продолжает постигать искусство разговора с духами? Разумеется, куда больше орк бы смог почерпнуть из знакомства с ведающим Киаршисом. Но всё чаще наставник и дядя Рейшаара оставлял его за главного здесь, а сам отправлялся помогать караванам, странствующим по континенту. Юный фелид не был уверен, с чем связано это решение ведающего - не то дядя стал доверять ему больше и хотел дать возможность показать себя перед своим кланом и орками, не то просто хотел ещё хоть немного успеть побродить по миру, пока старость его не настигла. Так или иначе, сейчас в лагере народу было немного, и, если бы не внезапный гость, Рею осталось бы лишь греться на солнце и наслаждаться летними деньками. Так что небольшое испытание в виде обмена опытом с представителем другого племени было сейчас только кстати.
И вот снова Рейш столкнулся с традициями, далёкими от принятых в его привычном окружении. Одним из условий встречи было проведении её в ночное время. Впрочем, он сразу же вспомнил про религию людей и эльфов, у которых тоже многие ритуалы проводились под светом луны. Вот и сейчас светило, ответственное за судьбу, нежно укрывало остывающую землю, своим мягким светом.
Рейшаар медленно вдохнул и выдохнул, закрыл глаза и нарисовал носом в воздухе небольшой круг, вбирая в себя ароматы ночи, дернув при этом хвостом. Он сидел возле своей палатки, одетый лишь в лёгкие матерчатые светлые штаны, а на шее висел серебряный амулет на цепочке, камень в котором очень напоминал по цвету сегодняшнюю луну. Фелид наслаждался ночной тишиной, в которой слышен был лишь цокот каких-то насекомых, да шелест крыльев редких ночных птиц. Летний воздух был наполнен приятными запахами трав и цветов, которые словно ещё больше раскрывали свой букет в ночной прохладе.
Но всё же, несмотря на наслаждение любимой летней природой, Рейшаар не мог полностью расслабиться. Потому что Рейшаар ждал гостя. Мало того, ещё и опять прошлой ночью снился сон, сон тревожный, но он его почти что не запомнил. В воспоминаниях было лишь какое-то тёмное тягостное предчувствие, едва уловимое, но словно уже некогда мельком знакомое.

+1

3

Есть у орков одна старая колыбельная. Старее, чем нынешняя улл'парская государственность, старее, чем сам шаман, и явно старее, чем дикая магия. В ней пелось о том, как быстро бежит ездовой волк, серый, как ночное облако, и о том, как он стремиться заглотить целиком круглую, белую, похожую на лепёшку луну. Если бы Краснопалый вспоминал о ней сейчас - то, пожалуй, и сравнил бы себя с этим алчным хищником.
Он, несмотря на относительно бесконечный запас времени на осуществление всех своих возможностей, стал судорожней и торопливей, почти что опрометчивей. В первую очередь это связано с последними передвижениями враждебных племен - известные своей ересью Чернозубы медленно зажимали Пепельную Руку на востоке, а с юга напирали особенно жестокие Костеглоды, которым нельзя было даже показываться, по меньшей мере, самому старшему шаману: среди их старейшин могли быть те, кто ещё помнит белобородого мистика в лицо.
Конечно, можно было бы просто сняться с места снова и обратиться глубже, к самой столице - но, во-первых, Бурхад не хотел ходить по недомощённым дорогам, не хотел смотреть на площади, не украшенные статуями, да и вообще к голому виду орочьих постоянных, не временных и мобильных, поселений не привык... А, во-вторых, это значило бы утерю авторитета и самостоятельности: если они присягнут этому бездарному выскочке Улл'Баугхху, то официально признают его своим сюзереном, а себя - его подчиненными. Это мало того, что противоречит уже прописанной части летописи самого Бурхада, так ещё и лишит его привилегий старшего шамана - он знал, что благодаря зверолюдам некоторые племена уже получили своих первых чародеев. А магия - вещь непознанная, опасная и неизвестная. И не имея магического дара сам, он точно падёт жертвой недоброй молвы. Или будет разобран на кусочки, пока иные шаманы будут искать применение выкачанной из крови Летописца силе. Нет, нет-нет-нет, на такое он соглашаться не спешил.
В иных обстоятельствах можно было бы объявить войну двум племенам сразу - но сейчас это слишком опасно для слишком немногочисленных Пепельноруких: их осталось меньше сотни душ, и растягивать бойню на два фронта будет попросту неразумно. Можно, конечно, ещё уйти на север, к границе, или даже уйти за болота - но и это не решит проблему, а лишь отсрочит её решение ещё на два-три месяца.
Бурхад нуждался в козырях. Здесь и сейчас. И ради них был готов, говоря грубо, на что угодно. Даже на то, чем брезговал последние лет восемьдесят: контакт со зверолюдами.
Его племени нужно было больше ресурсов, особенно хорошего металла - которого в тех пустошах, куда они укочевали, толком не было. Даже железа было недостаточно: одна только мягкая медь, которой разве что человека резать. Ему нужны были самые простые деньги для торговли. И ему, конечно же, была нужна магия - возможность вооружиться самому и вооружить её хотя бы несколько орчат стала бы сильным преимуществом, притом как в боях здесь, так и при бегстве до Улл'Дахха. Он уже пытался её получить - здесь и сейчас. Точнее, в этом же самом лагере, почти месяц назад, когда торговался с заезжей колдуньей. Увы, но она не дала ему силы здесь и сейчас, а многие её слова нужно было бы проверить. Притом проверить так, чтобы не ударить в грязь лицом перед другими орочьими племенами. Потому - ему снова нужен был колдун иных кровей. А в Улл'Парсе, кроме таинственного "Некроманта", которого искала Ския, не было колдунов: только шаманы, орочьи и зверолюдские. Раз отпадали орки - надо было искать зверолюдей.
Стоит признать: старик был расистом, полным предубеждений. Звериная кровь этого народа была так сильна, что он, единожды выпив из зверолюда, побрезговал питаться ими дальше: в противовес оркам с их тягучей, пьяняще пряной, богатой земными и дымными нотками кровью, зверолюды были... Стоит сказать так: единственный раз, когда Светлый сплевывал кровь, был на Варрха'Морре, когда он попробовал кровь чумного быка. Кровь крылатого аборигена, которую пробовал Бурхад, была на вкус слишком похожей на ту самую полудохлую скотину. Настолько похожей, что, сложив два и два, он начал приравнивать местное население к буквальным животным.
Так что егодействия не в двухсотлентнем прошлом, а здесь и сейчас, были неожиданны. Для всех.
Настолько неожиданны, что Вождь проверял, не оставил ли кто в лагере дикую розу, а когда не нашёл - затребовал с лекаря проверить, насколько шаман в себе. Настолько неожиданно, что когда он попросил Тарода найти ему зверолюдского Ведающего, который говорил бы на орочьем, даже этот тридцатилетний юнец схватил шамана за запястье, проверяя тишину пульса и холодность кожи: нет, его не подменили.
Впрочем, кандидаты нашёлся довольно быстро: родная по крови пара из молодого и старого шаманов, один из которых нынче отсутствует, а другой - горячо любим многими орками Бешеного Вепря. Бешеных Вепрей Бурхад не любил (как раз за эту ксенофилию), но их предпочтение молодому зверолюду было показателем, что ему можно попытаться довериться. К тому же, именно к нему (этим Тарод тоже поделился) приходила та человеческая колдунья.
Бурхад послал все того же ученика со смиренной просьбой о встрече, на этот раз, конечно, на чужой территории. Притом, увы, вынужден был просить о встрече после заката. На великое счастье, его прошение одобрено.
Он выдвинулся с закатом, крепко обнимая едущего на волке ученика. Не просто волке - а на собственной волчице шамана. На которой он, само собой, ездить не умел. Гораздо уверенней Бурхад себя чувствовал на крыльях ветра, обернувшись совой, летучей мышью или, на крайний случай, туманом. Но тратить кровь на превращение, чтобы потом не иметь возможность выпить крови? Нет, он лучше в седле потрясётся.
И прибудет уже в свете Луны, первым спрыгивая с седла и отзывая Тарода - пусть пока попросит ночлега у собратьев из Бешеного Вепря. Больше его услуги сегодня не понадобятся.
Пытаясь успокоить себя, шаман глубоко вдохнул, расправляя легкие, и с тяжестью выдохнул. Запахи ударили в нос - особенно сильно - шерстяной. Он просто шёл на запах, периодически поглядывая из стороны в сторону здоровым глазом - после той вылазки на солнце, что он безрассудно совершил ради человеческой колдуньи, он все ещё видел одним глазом, как сквозь туман.
Наконец, он заприметил блеск. На шее одного большого кота, который сидел на камне около неприметной палатки, висела побрякушка. Достаточно крупная и заметная, в противовес стальным заколкам в рукавах пепельно-серой мантии шамана - единственному аксессуару, который носил гораздо больше практического смысла, чем казалось на первый взгляд.
Если он что-то и уяснил из диалога со Скией - неорочьи маги любят обвешиваться как можно более заметно.
А значит, это шаман. И именно с ним Бурхад будет вести их полночный разговор:
- Я рад приветствовать тебя. И ведь не ошибусь, назвав тебя Ведающим? - начал служитель Шепчущего тихо, мягко, пока не подключая всего своего присутствия и величия, какими наделила его своя магическая (или всё-таки не слишком?) природа.
О, боги, пожалуйста, пусть это будет верный зверолюд!
Учение настоящему колдовству не должно начинаться с позорного "ой, простите, опознался, ведь весь ваш народец для меня - на одну морду!"

+2

4

Рейшаару трудно было даже предположить, чем обернётся встреча с орочьим шаманом. Со своими-то он общий язык не сразу, но нашёл. Но вот что могло понадобиться представителю другого племени? Едва ли юный Рейш подходил на роль дипломата для установления отношений между их кланом и Пепельной Рукой. Да и какой был смысл в этом? Их небольшое зверолюдское поселение здесь в Улл'Парсе было союзниками Вепрей и не более, в какие-то самостоятельные взаимоотношения с другими орочьими племенами они старались без лишней надобности не лезть. Да и насколько слышал Рейшаар, Пепельная Рука не испытывала особой симпатии к зверолюдам. Значит, им что-то было нужно? Может помощь в связи с внешним миром? Но тогда это надо к старейшинам и караванщикам обращаться, ведающий тут не при делах (чего, конечно, орки из чужого племени могут и не знать). Самым очевидным был вариант того, что шаман хочет обменяться опытом с Рейшааром. И ведь он согласился на встречу даже с учётом того,  что знал, что Киаршиса на месте сейчас нет, а будет только его ученик... Может хочет провести какое-то испытание для него? Только вот какая цель…
Фелид повёл хвостом, и тот потом резко дернулся. Он открыл глаза, возвращаясь из своих размышлений к реальности.
Ночь была всё так же тиха, лишь где-то вдали кто-то ходил из орков, да из фелидов - дежурные по лагерю обходили периметр территории с целью поиска внешних угроз, кто-то быть может просто не мог уснуть или же их бодрствования требовали какие-то ритуалы. И вот вскоре он увидел движение в лагере орков и приближающуюся к нему одинокую фигуру. Крупный орк появился перед ним и был не похож ни на кого из их собственного клана. Внешность у гостя была выделяющаяся - и его фелид точно раньше не встречал. А вот запах… Едва заметный сейчас запах явно отвечал на вопрос, даже не успевший до конца сформироваться в голове Рея - да, это именно его он ждал.
- Приветствую! - Рейш приветственно кивнул, на миг закрыв глаза, - Нет, ты не ошибся, гость нашего клана. Я ведающий Рейшаар.
Фелид несколько нервничал, что можно вполне было заметить по колебаниям хвоста и изредка дёргающимся ушам. Он не знал привычек Пепельной Руки, не знал их традиций, их примет и обычаев - не хватало ещё случайно обидеть гостя какой-нибудь случайной мелочью. А впрочем... Рейш провёл рукой по шее и зытылку, глубоко вдыхая носом ароматы ночи, слабо нарушенные лишь чуть уловимым запахом от незнакомца. А впрочем, фелид сейчас был на своей территории и от осознания этого факта вдруг почувствовал небольшой, но прилив уверенности.
- Можем пройти ко мне в палатку, - зверолюд кивнул головой на находившийся за его спиной приоткрытый вход в шатёр, - Или вести разговор под светом луны, если тебе угодно - ведь степям можно доверить любую тайну.

+1

5

- Меня же зовут Бурхадом. Я не назову себя Ведающим, чтобы не соврать и не пытаться сравнять наши силы, ибо это будет несправедливо к тебе, - плавная речь орка, ритмичная, не слишком громкая, чтобы тревожить разум, но и не настолько тихая, чтобы заставлять напрягаться в попытках расслышать, была почти идеально сработано. Он уже продумал каждое своё слово. Правда, совсем недавно - только сегодня, до заката.
По крайней мере, те словам, с которыми придёт изначально.
Несколько простых, но изящных формулировок - не приказывающий, а просящих, притом не унижающиих орка. Как и эта - он честно признаётся, что его способности отличаются от таковых у юного Ведающего, так что уличить его во лжи нельзя - ведь, как он успел узнать, зверолюдские шаманы сильны в том, чтобы видеть и слышать. Наверное. Потому они и стали ведающими. Не Могучими или Поющими, как шаманы орков Варрха'Морры, а именно Ведающими.
- Позволь начать нашу встречу со скромного дара, - рука орка легким движением опускается в торбу и достаёт обозначенный дар, после чего шаман, склонив голову, протягивает подарок шаману этих земель уже обоими руками. Гостинец и правда выглядел довольно скромным, хотя обошёлся шаману в несколько недель работы. Это была книга. По крайней мере, под сравнительно тяжелой облицовской из меди скрывалась именно пергамент, сшитый в тетрадь. Восемь десятков аккуратных страниц, тщательно выделанных самим шаманом из кожи пленников, рабов, умерших и домашних животных, тщательно связанных нитью. Прекрасная работа, особенно если учить, что делали её в условиях кустарных, а металлическая обложка, что должна оберегать драгоценные листы от намокания - была скована и вовсе в жуткой спешке в последние два дня. Такую прелесть почти грешно давать даром.
Но, как верный служитель могучих богов, Бурхад знал, что грех - понятие очень и очень растяжимое.
- Как твой гость, я буду рад пройти в твоё жилище, - шаман кивает зверолюду медленно. Не кланяется глубоко, как своему Вождю, но кивает немного ниже, чем кивал бы равному. Здесь Бурхад - не хозяин, так что лучше помнить о скромности и покорности - вещах, которые почти четырёхсотлетний шаман скорее симулироал, чем помнил. 
- Хотя я и зову Шепчущего во Тьме своим покровителем, сейчас я не несу тайн, - а вот тут шаман уже лжёт, нагло и беспардонно.
Он несёт тайну своего состояния. Он несёт тайну нечестивой сделки с чернокнижницей. Он несет тайну своего происхождения, причём последнюю - буквально, в заплечной сумке, которую побоялся оставить честным оркам в своём лагере. И, конечно, он несёт тайну тех слов, которые хочет обсудить с этим Ведающим.
- Однако многие вещи тревожат меня. И я пришёл к тебе, как к Ведающему, ибо знаю, что ты должен знать ответы на мои вопросы. И, чтобы не дать распространиться слухам, я прошу продолжить разговор внутри - а теперь - чистая правда. Он не хотел говорить об этом напрямую, но решил быть честным. На всякий случай.
- И позволь спросить тебя, Ведающий Рейша'ар: действительно ли ты разрешаешь мне, Бурхаду, шаману другого племени, пройти в твоё жилище? - мелочь, но необходимая. Сейчас, в сути своей - притворство. Шаман притворяется настолько чтущим законы гостеприимства, тактичным и набожным шаманом, что у самого зубы почти скрипят. Будто от этого не зависит его физическая возможность зайти в шатёр - неплохой, к слову, обработки... Для, по крайней мере, неорка.

+2

6

Юный ведающий боялся упасть в грязь лицом перед чужим шаманом. Поэтому пытался выглядеть уверенным, но вряд ли ему удавалось совсем не выдавать несомненно присутствующее волнение. Ещё и начало знакомства с Бурхадом не вносило ему душевного спокойствия, заставив как минимум смутиться, а то и усомниться в честности собеседника. Рейш вопросительно склонил голову набок, внимательно разглядывая лицо орка и пытаясь по его мимике прочитать, что у того было на уме. Едва ли фелид поверит, что у седовласого орочьего шамана могущества найдётся меньше, чем у него, совсем ещё котёнка. Да, не обязательно тот может читать прошлое и грядущее своих соплеменников как Рейшаар, но не стал же он шаманом случайно - какие-то способности у того должны быть. Может какая-то другая магия, может напрямую общается с духами или даже сами боги отвечают ему… Что-то же должно быть?
Рейшаар молча в очередной раз кивнул, улыбнулся коротко, пытаясь этим жестом показать, что их знакомство можно считать состоявшимся. Он несколько раз про себя повторил имя орка, чтобы лучше его запомнить, решил, что с этим проблем не должно быть. И… И всё же решил, что слова лишними не будут.
- Рад назвать тебя своим гостем, Бурхад, - произнёс зверолюд, поднимаясь с насиженного места. Теперь он стоял напротив орка и видел, что тот был на полголовы выше него и в целом выглядел намного крупнее него самого (что, впрочем, было вполне привычно для фелида, с детства живущего бок о бок с орочьим народом).
Смущению было рано уходить - орк пришёл не с пустыми руками. Этот знак уважения был очень приятен Рею, пусть и несколько неожиданным. Нет, он не сомневался в том, что у многих орков схожие представления о правилах хорошего тона, но из того, что он слышал о Пепельной Руке… Скажем так, он ожидал более холодного отношения к себе от их шамана.
Рейш принял из рук орка книгу и благодарно поклонился. Ему хотелось сразу же взглянуть, что внутри, но всё же здравый смысл и уважение к гостю победили его любопытство, так что массивный подарок очутился у него подмышкой и пока что будет ждать хорошего момента для ознакомления.
- Благодарю тебя, шаман! Твой дар очень приятен для меня, - ведающий тут точно не лукавил - подарки он любил. Правда, побочным эффектом этого приятного факта было то, что следуя сложившимся традициям, он чувствовал теперь себя должным. Просто принять в гости за такой дар - это мало. Так что придётся выслушать, чего же от него хочет этот Бурхад. И не дать ему то, за чем он пришёл, теперь точно будет затруднительно.
Что-то начало проясняться в этом ночном визите шамана. Ответы. Ему нужны были ответы на какие-то вопросы. Ему понадобился дар ясновидца фелида? Ну, с этим он помочь будет только рад. Рука Рейшаара неосознанно потянулась к амулету на его груди, пальцами он ощупывал его до мельчайших деталей знакомые изгибы.
- Если ты пришёл ко мне с честными намерениями, то и я с радостью помогу тебе… Чем смогу, - Рейш оценил слова орка о том, что он не несёт тайн. Конечно, ничего не мешало ему и обмануть фелида… Но юный шаман всегда верил в других. Ну, или пытался верить, - И да, я буду рад принять тебя своим собственным гостем и приглашаю в своё скромное жилище.
Пожалуй, манеры этого орка были даже слишком хорошими. Конечно, мелькали мысли о том, что он очень хотел произвести хорошее впечатление, а значит очень хотел и что-то получить от ведающего. И так как он пришёл с выраженным уважением, то и Рейш отнесётся к его проблемам с должным вниманием.
Фелид полностью открыл полог шатра, жестом приглашая Бурхада внутрь и заходя за ним следом. Закрыв за собой прикрывающую вход ткань, он погрузил их с гостем в почти что кромешную тьму, лишив лунный свет доступа. Кот несколько секунд простоял в задумчивости, потом встал на четвереньки, нашёл на полу лампу подаренную Скией и одним касанием заставил её светиться, мягким светом наполняя всё небольшое пространство шатра. А ведь очень удобно - не нужно тратить время на добычу огня.
Хоть вдоль стен и царил привычный для зверолюда беспорядок, в центре шатра почти ничего лишнего не было - над ещё тёплыми углями кострища висел металлический чайник, рядом лежала доска, на которой лежали благовония, свечи, огниво с прутом, несколько скляночек с маслами и небольших мешочков с травами, курительная трубка.
Рейш поднялся с пола, прошёл к лежащему возле доски коврику и уселся на него, жестом приглашая Бурхада на похожий коврик напротив, на котором предусмотрительно были положены несколько шкур и небольшая жёсткая подушка - всё что нашлось, чтобы сделать место удобным для гостя, чьих предпочтений в комфорте он не знал.
- Проходи, гость, располагайся, - Рейшаар сделал небольшую паузу, ожидая орка, - Если ты голоден с дороги или хочешь пить, то говори.
Сам Рейш пока что ничего не хотел кроме того, чтобы узнать, что за вопросы были у неожиданного гостяю

0

7

Губы тронула улыбка - тонкая, но действительно радостная. Он получил разрешение, а значит, разговор, хотя бы в самом своём начале, пройдёт без казусов. Слава тому, что даже зверолюдам известны основы этикета. Бурхад даже задумался на несколько мгновений: это влияние Бешеных Вепрей? Или орк слишком жесток в своей стереотипах о чужаках, которые по вкусу своей крови слишком пресны? Объективно, конечно, первый вариант. Но объективно шаману на этой земле быть не должно.

Он вошёл в чужой шатёр, немного склоняясь. Знак уважения? Почти. Невольный. Он не хотел зацепить головой что-либо. Боялся оствить волосы, слишком заметные - особенно когда сгорают в свете солнца. И, почти сразу же после этого, позволил себе вдохнуть.

Это место поражало его - и в хорошем, к собственному шоку, смысле. Многие вещи тут были интересны - хотя бы тем, что они были слишком добротными, слишком необычными или слишком...Похожими на его личные. Светильник, работающий без огня? Чудо! Интересно - это одна из способностей Ведающего, или весь секрет в самом предмете? Почти такой же, как у самого Бурхада, набор благовоний? Удивительно! Единственно, что он прожигает немного больше смолы - но это личные предпочтения. Музыка ветра? Чудесно! Он считал этот предмет исконно орочьим! Неужто Бешеный Вепрь и правда имеет такое влияние на молодого шамана? Если да - то ему нужно очень аккуратно выбирать слова, чтобы не солгать, как обещал, и в то же время - не проронить ни слова о своих особенностях. Сундуки? Хм. Он сам задумывался о том, чтобы завести сундуки для хранения - но пока у него не было возможности разжиться таким предметом.

- Я благодарен за твоё гостеприимство, Рейша'ар, - невольно искажает он чужое имя, разбивая на более привычные слоги для орочьего языка. Этим он невольно почти поминает бога магии, покровительствующего неорочьим волшебникам и зверолюдом. Если бы он знал этот нюанс - улыбался бы своей иронии. А так - приходится улыбаться просто всей ситуации.

- Но, боюсь, я не смогу разделить трапезу. Пост, который я блюду, как честь и Хэйру, и Веронтасу, сейчас ограничивает меня во всякой пище, - предусмотрительный лже-шаман озвучил ещё одну почти полную правду: ведь кровь ему - это даже не пища. Она тоже растекается по его сосудам, даруя жизнь, как и у любого другого смертного. К тому же, он помнил, как попытался питаться пищей смертных при другом маге, притом в этом же году! В этом же меся- А, нет, в прошлом месяце. Но лучше это ситуацию не делает. Нет, повторения такого позора он не может позволить. Не сейчас.

- А потому я прошу перейти скорее к моему делу, - наконец, он пользуется предоженным - явно выделенным - местом. Садится на самый край чужого лежбища, демонстрируя скромность и покорность - в этой ситуации необходимые. И даже не лживые - он понимает, что должен уважать хозяина этого места, от которого наверняка зависит многое.
- Изволишь присесть вместе со мной? Разговор будет... долгий. Хоть моё служение и вныуждает выходить меня из дому по ночам, я не хотел бы, чтобы дневная усталость мешала этому разговору, - он осознаёт, что свои жизненные условия он не может диктовать тем, кто нуждается в дыхании, моргании, питании и сне. Специально напоминал себе об этом последние несколько дней. К тому же, если истинный шаман свалится с ног от усталости, шаману ложному придётся ловить провидца на руки. А марать свои одежды чужой шерстью он не хочет - ибо знает, что тогда будет выдирать и пересчитывать волоски по одному. А это затянется.
С несколько мгновений, получив ответ, Колдун смотрит на Рейшаара задумчиво. Оценивает ситуацию. Прикидывает: нужно ли зачаровывать? Или стоит отнестись, всё-таки, как к ровне? Всё-таки, сейчас ему очень полезны слова этого шамана. Решает, что раз уж он демонстрирует уважение и действительно нуждается в этом зверолюде, то ему нужно относиться к этому зверолюду, как к достойному.
- Но начнём с того, что я хочу доверить тебе одну... Не скажу, что тайну, но скажу, что информацию.
Верно - ибо это не тайна. Это мистификация, созданная самим шаманом уже больше времени назад, чем этот мальчишка живёт. Пальцы невольно обнимают мешочек земли на шее. Могучие боги, дайте ему мудрости, чтобы правильно говорить с чужаком без чар! По крайней мере, пока. И снова он вдыхает - не для разговора, а ради драматического эффекта.
- Без неё - не выйдет попросить тебя о том, что я хочу, - он смотрит прямо в чужие глаза. Испытывающе.

- В последнее время я получил довольно странные новости. О "нек-ро-мант", - странное слово чужого языка он специально проговорил с сильным акцентом, - якобы бушевавшем на нашей земле и оставившем свои ядовитые магические предметы, - к счастью, ему подвернулся правильный факт. Он вспомнил, как говорил со Скией и какую не-тайну она доверила ему самому.

- Они опасны и могут быть сокрыты где угодно в каком угодно количестве. Сейчас каждый орк из моего клана - на счету, и я не хотел бы подвергать наших разведчиков опасному колдовству. А потому, хоть я и не провидец, но хотел бы получить у тебя урок того, как ты предвидишь такие опасности. И готов сторговаться за это, - план хитрый и наглый, но изящный. Лжёт ли Бурхад? Нет, скорее недоговаривает. Ему правда нужен урок магии. И он правда готов искать проклятые артефакты. Заодно он проверит множество слов об этой науке, услышанных от Скии. Включая слова о том, что за жизнь можно освоить лишь одну волшбу.

Отредактировано Бурхад (29.03.2022 10:24)

+1

8

Пока Бурхад не озвучил конкретную цель своего визита, Рейшаару оставалось только одно - изучать своего гостя и пытаться по его внешнему виду и поведению понять то, что он из себя представляет. Не сказать чтобы фелид был знатоком орочьей души и уже мог прийти к значимым выводам, но в силу своего опыта какие-никакие наблюдения сделать успел. Вопреки ожиданиям кота от этой встречи, шаман из Пепельной Руки видел его как равного (или хотел, чтобы это казалось таким в глазах Рея). Он относился к нему со всем уважением, которое только можно было вообразить в данной ситуации. А уж как был рад приглашению проследовать в шатёр! И по оценивающему обстановку взгляду можно было предположить, что тому искренне было интересно, как живёт Рейшаар. Этот интерес коту был весьма приятен - своим скромным жилищем он гордился и со своей палаткой был бы готов расстаться разве что если какой глобальный катаклизм в мире случится. И то по возможности он утащит с собой из Улл'Парсы всё, что только может. Не то чтобы Рейш очень держался за свой хлам и не был готов в любой момент сорваться в путь на другой конец Галатеи, но всё же всё накопленное им добро было для него частичкой собственного прошлого, что для ясновидца имело даже ещё больше смысла, чем для других.

На отказ от трапезы Рейшаар отреагировал спокойно - ритуалы бывают всякие, даже он, никогда не отказывающийся от возможности вкусно набить брюхо, порой ограничивал себя в приёме пищи, если того требовали традиции клана в какой-то из священных дней или если это помогало ему настроиться на нужный лад. Фелид не разбирался во всех тонкостях орочьей религии, не знал всех их учений и церемоний, даже не всех их богов помнил, но Хэйру-Веронтаса он знал прекрасно и не был удивлён, что и в другом племени орков этот двуликий бог глубоко почитается. Сам-то он к богам редко обращался, скорее считая своими покровителями сам живой мир и духов магии, что помогают ему иметь ясный (ладно, не такой ясный как хотелось бы) взор на прошлое и будущее. Так что он лишь с небольшой одобрительной улыбкой кивнул в ответ сразу на сообщение о посте что соблюдает орочьий шаман и на его готовность сесть за обсуждение дела, что привело его вдаль от земель Пепельной Руки. Такому раскладу Рейш был только рад - сам он сейчас за трапезу садиться не собирался. Вот от сна бы не отказался, да, но ожидание гостя его вполне взбодрило, по крайней мере на какое-то время. Да и для ясновидения полудрёма уж точно не станет мешать, если ему придётся для гостя использовать свои навыки.

Рейшаар удобно сидел напротив Бурхада, внимательно его слушая и продолжая следить за каждым его движением. Тот взялся за какой-то мешочек на шее - точно так же, как сам фелид брался за свой амулет в моменты волнения. Ухо невольно дёрнулось от пристального взгляда орка, когда он заговорил о какой-то "информации", что стоит ему поведать. Что же он такое важное хочет обсудить?

От дальнейших слов шамана ведающий резко изменился в лице. Глаза открылись шире, уголок рта приоткрылся, словно в нём застряло какое-то не произнесённое им слово. И в таком состоянии он пробыл несколько секунд, пока в голове кубарем летали туда-сюда мысли и не самые приятные воспоминания.

- Ския, да? - наконец Рейш произнёс имя некромантки, что была здесь не так уж давно. Ну да, конечно она. Кто ещё мог тревожить память старинной страшной легенды, что легендой по итогу не оказалась? Но что за дела были у гостьи из Рон-дю-Буша и шамана Пепельной Руки? Ския что-то ещё скрыла от Рейшаара? Или её общение с орками чужого племени состоялось уже после их расставания? Не совершил ли фелид ошибку, опустив колдунью на волю? Может стоило рискнуть свой жизнью и остановить её? Хитростью заманить к оркам и…

Рейш мотнул головой, прогоняя заплутавшие мысли. Он уже много раз обдумывал случившееся, обсуждал с учителем - оба ведающих согласились, что он всё сделал правильно. И оставалось только надеяться, что он никогда больше не услышит имя Скии, особенно в качестве какой-нибудь повелительницы тёмного войска.

- Ну, то что тебе довелось услышать- правда, - Рейш опустил взор к полу, снял с шеи свой артефакт, навязывая цепочку на запястье левой руки и только после того как сжал в кулаке Проводник поднял нахмуренный взгляд на Бурхада, чуть склонив голову, - Только это не новости, а забытая тайна, которую вдруг потревожили.

Кот глубоко вдохнул и выдохнул, собираясь с мыслями. Как-то вот такого поворота беседы он не ожидал. Может и та тьма из сна напоминание о том, что он видел под курганом? Но нет… Нет, это было что-то другое. И что-то уже давно виденное Рейшом, может даже слишком давно…

- Впрочем, ты рассуждаешь здраво. Опасное эхо этой давней истории может таиться где-то ещё в Улл'Парсе.

Рейшаар согласно кивнул, глядя в глаза Бурхаду. Но всё же его просьбу он до конца пока не понял. Тот хочет, чтобы фелид продемонстрировал ему искусство прорицания? Взгляд невольно опустился на обмотанный вокруг руки амулет. Ну, с этим помочь Рейш был готов, хоть и не мог обещать успешного взгляда в прошлое.

- Какой именно урок ты хочешь? - ведающий несколько раз переводил взгляд то на амулет, то на гостя, - Я готов помочь своему гостю, если и гость готов сотрудничать и доверять нам… Может… Ты хочешь, чтобы я показал тебе, как мне духи открывают взор? Что-то из прошлого или из будущего? Помочь тебе узнать. Что до опасностей, то чтобы их увидеть… Мне нужно иметь что-то… Связанное с ними? Или находиться рядом с таким местом, что имеет какую-то историю, - Рейш размял шею, потер её руками, - Ну или поймать удачу за хвост и увидеть какие-то плохие знаки во сне или наяву.

Не дожидаясь ответов от Бурхада, Рей подвинул дощечку с благовониями, трубкой и маслами, расположив её между собой и орком.

+1


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [50 Расцвет 1057] В гулкой тишине


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно