14.05. Временно закрыта возможность гостям писать в гостевой. Писать сообщения можно через профиль рекламы (Ворон), либо зарегистрировавшись. 14.04. Регистрация на форуме и подача анкет возобновлены. 07.04. Можно ознакомиться с итогами обновления, некоторые мелкие детали будут доработаны.

В день Чернолуния полагается завесить все зеркала и ни в коем случае не смотреть на собственное отражение.

Лучше всегда носить при себе зеркальце чтобы защититься от нечистой силы и проклятий.

Некоторые порождения дикой магии могут свободно проходить сквозь стены.

В Солгарде все желающие могут оформить заявку на тур по тавернам, включающий в себя 10 уникальных заведений со всех уголков мира, и посещение их всех в один день!

Дикая роза на крышке гроба запрет вампира внутри.

В центре опустевшей деревушки подле Фортуны стоит колодец, на бортиках которого грубо нацарапана фраза на эльфийском: «Цена должна быть уплачена».

Старый лес в окрестностях Ольдемора изменился. Звери изменились вместе с ним. Теперь их нужно убивать дважды.

В провинции Хельдемора не стихает молва о страшной угрозе, поджидающей путников на болоте, однако... всякий раз, когда туда прибывали нанятые охотники, они попадали в вполне себе мирную деревеньку.

Беда! Склеп мэра одного небольшого города возле Рон-дю-Буша едва ли не полностью ушел под землю после землятресения. Лежавшие там мирно тела... пропали.

В окрестностях Рон-дю-Буша есть примечательный город, главная особенность которого — кладбище. Поговорите с настоятелем местной церкви и он непременно отыщет для вас могилу... с вашим именем.

Известный мастер ищет бравого героя, дабы увековечить его благородный лик в камне.

Тролль, которого видели недалеко от деревни на болотах, говорит на общем языке и дает разумные советы напуганным путешественникам, встречающих его на пути.

Книги в большой библиотеке при ольдеморской консерватории начали разговаривать, и болтают они преимущественно друг с другом.

В Керноа кто-то повадился убивать горожан. Обнаруживший неизменно замечает, что из тел убитых растут... зеленые кусты.

В Эльмондо обрел популярность торговец, раз в период заглядывающий в столицу и предлагающий всем желающим приобрести удивительно умных зверей. Правда все чаще звучат голоса тех покупателей, которые утверждают, будто иной раз животные ведут себя странно.

Если в Новолуние поставить зажженную свечу на перекресток - можно привлечь Мертвого Феникса, который исполнит любое желание.

Некоторые представители расы шадд странным образом не нуждаются во сне - они вполне могут заболтать вас до смерти!

Эльфы просто обожают декорировать свое жилье и неравнодушны к драгоценностям.

Дворфы никогда не бывают пьяны, что говорится, «в зюзю». А вот гномы напиваются с полкружки пива.

Бросьте ночью 12 Расцвета в воду синие анемоны, подвязанные алой лентой, и в чьих руках они окажутся, с тем вас навек свяжет судьба.

Оборотни не выносят запах ладана и воска.

В Сонном море существуют целые пиратские города! Ничего удивительного, что торговые корабли никогда не ходят в этом направлении.

Хельдемор не отличается сильным флотом: портовые города в гигантском королевстве ничтожно малы!

Положите аркану Луна под подушку в полнолуние чтобы увидеть сон о будущем!

Благословение Луны, которым владеют представители Фэй-Ул, способно исцелить от любого проклятия в течении трех дней после его наложения.

Джинны огня дарят пламя, закованное в магический кристалл, в качестве признания в любви.

В Маяке Скорби обитает призрак водного джинна, который вот уже пятьдесят лет ждет свою возлюбленную и топит каждого, чья нога ступит в воды озера, окружающего маяк.

Фэй-Ул пьянеют от молока, а их дети не нуждаются в пище первые годы жизни - главное, чтобы ребенок находился под Луной.

Самой вкусной для вампиров является кровь их родственников.

Свадьбы в Аркануме проводятся ночью, похороны - днем. Исключение: день Чернолуния, когда ночью можно только хоронить.

В лесу Слез часто пропадают дети, а взрослый путник легко может заблудиться. Очевидцы рассказывают, что призрачный музыкант в праздничной ливрее играет всем заблудшим на флейте, и звук доносится со стороны тропы. А некоторым он предлагает поучаствовать в полуночном балу.

Не соглашайтесь на предложение сократить дорогу от незнакомых путников.

На острове Чайки стоит роскошный особняк, в котором никогда нет людей. Иногда оттуда виден свет, а чей-то голос эхом отдается в коридорах. Говорят что каждый, кто переступит порог, будет всеми забыт.

Озеро Лунная Купель в Лосс'Истэль полностью состоит не из воды, а из лучшего вина, которое опьяняет сладким вкусом!

Утеха стала приютом целым двум ковенам ведьм: неужто им здесь медом намазано?

В языке эльфов нет слова, обозначающего развод.

По ночам кто-то ошивается у кладбищ подле Руин Иллюзий.

В Фортуне дают три телеги золота в придачу тому, кто согласен жениться на дочери маркиза.

В Белфанте очень не любят культистов.

Не стоит покупать оружие у златоперого зверолюда, коли жизнь дорога.

Кто-то оставил лошадь умирать в лесу Ласточки, а та взяла и на второй день заговорила.

Храм Калтэя называют проклятым, потому что в статую древнего божества вселился злой дух и не дает покоя ныне живущим. Благо, живут подле статуи только культисты.

В Озофе то и дело, вот уже десять лет, слышится звон колоколов в день Полнолуния.

Жители утверждают, будто бы портрет леди Марлеам в их городке Вилмор разговаривает и даже дает им указания.

Чем зеленее орк, тем он сильнее и выносливее.

У водопада Дорн-Блю в Ольдеморе живут джинны воды и все, до единого - дивной красоты.

На Ивлире ежегодно в период Претишья происходит турнир воинов. В этом году поучаствует сам сэр Александер Локхард - личный охранник ее Величества королевы Маргарет!

Все аристократы отличаются бледностью кожи, да вот только в Рон-Дю-Буше эти господы будто бы и вовсе солнца не знают.

В мире до сих пор существуют настоящие фэйри, да вот только отличить их от любого другого существа - невозможно!

Фэй-Ул настолько редки, что являются настоящей диковинкой для всего Аркануме. А на диковинки большой спрос. Особенно на черном рынке...

18 Бурана дверь королевского дворца Хельдемора распахивается всем желающим, бал в ночь Первой Луны.

В 15-20 числах в Лосс'Истэле происходит Великая Ярмарка Искусств - это единственный день, когда эльфы позволяют пройти через стену всем.

10 Безмятежья отмечается один из главных праздников - самая длинная ночь года. в Рон-дю-Буше проводится Большой Маскарад.

42 Расцвет - день Солнцестояния, неофициальный праздник Пылающих Маков в Ольдеморе, когда молодые люди ищут цветок папоротника и гадают.

22 Разгара отмечается Урожайный Вал в Фортуне.

Каждую ночь спящие жители Кортелий подле Утехи выбираются из своих постелей, спускаются к неестественно синему озеру и ходят по его песчаному дну. Поутру их тела всплывают, а селяне всерьез боятся спать.

Арканум. Тени Луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [1050 Разгара] Азартные игры


[1050 Разгара] Азартные игры

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

АЗАРТНЫЕ ИГРЫ


Карбьер Арх'Амарек | Элора Донстебьян          Рон-Дю-Буш | Жаркая середина Разгара

https://i.imgur.com/YxDTkVD.png

  Самое страшное на свете — это скука. Вот единственный грех, которому нет прощения.

Отредактировано Элора Донстебьян (23.01.2022 19:58)

+2

2

В большом бальном зале стоит невозможная духота; огонь свечей накаляет воздух ничуть не меньше колких взглядов и слов, извечно присутствующих на подобных мероприятиях. Даже раскрытые настежь окна помогают не всем, и кто-то неизбежно начинает испытывать недостаток кислорода.

Иногда Карбьер жалел, что его это могло коснуться в исключительно метафорическом смысле.

Тонкие губы растягиваются в безучастную улыбку — люди вокруг него порою совсем не понимали намеков. Или не хотели понимать? Идея быть ловко одураченным веселила вампира куда больше мысли о том, что кто-то может так беззаветно болтать с абсолютно незаинтересованным в разговоре человеком, довольствуясь в ответ одними только дежурными фразами и кивками головы. Боже правый, да ведь на него даже не смотрят; едва ли не с упоением Карбьер изучает изящную лепнину под потолком последние минут эдак десять. В изящном переплетении завитков смысла явно больше, чем во всем происходящем, от начала мероприятия и до самой его кульминации.

Помолвка. Странный повод для праздника.

Скрипач проходится смычком по струнам своего инструмента, и гудящий зал неизбежно приходит в движение. Каждый торопится воспользоваться возможностью в своих интересах; мог ли Карбьер быть исключением из этого правила?

Каблуки стучат в такт музыке, порхают юбки дамских платьев. В моде снова кадриль? Не бывавший на таких вечерах целый сезон, Карбьер не мог не отметить, что за тенденциями в обществе не поспевал. И это притом, что до Рон-дю-Буша какие бы то ни было тенденции добирались с огромным опозданием! Он невольно хмыкает — что за напасть. Уж как бы его не уличили в желании остепениться.

Партия, гляди-ка, уже имелась.

Для Элоры Донстебьян это уже не первый выход в свет, и, все же, некоторый ажиотаж вокруг ее персоны присутствовал до сих пор. Как же, незнакомка из далеких краев. Новые лица — редкость в дворянских кругах, а уж если их появление сопровождает какая-нибудь скандальная история, уж чтоб трижды чихалось тому проклятому журналисту.

В поисках своей спутницы вампир выскальзывает на балкон. Вне всяких сомнений, подопечной он доверял. Доверял, но оставлять ее без присмотра справедливо опасался.

0

3

Один из немногих вечеров, в котором Элоре удалось себя почувствовать как рыбе в воде. Волнения отброшены, образ скандальной дамы играет на руку - ей удаётся обольстить своих новых оппонентов своей несвойственной обществу манерой искренне удивляться и сопереживать. Сейчас, рамках дежурных разговоров, девушке удаётся поддерживать ту грань, ту фальш, ту стену, которая незримо ощущается плотным барьером в их великодушных беседах, и всё бы ничего, если бы не слащавость сия разговоров,, а всё сладкое имеет свойство быстро приедаться.

Признаться, первое время Донстебьян было приятно чужое внимание: она, действительно, как было сказано ранее, давала волю Тесселе - кокетничала и искрилась; затем, увы, на смену приходила Элора. Не общение то было, нудная тягомотина. Однотипные вопросы требовали таких же ответов - поначалу это нравилось; поначалу всё казалось куда забавнее. Светские особы здесь... не слушали. Не слышали. Не хотели. В какой-то момент "увлечённого" монолога она поймала себя на мысли, что никому это не интересно - бесконечные кивки головой и дежурные улыбки будто бы просили затихнуть.

Её "шатало" от одной группы людей к другой. Некто знакомит с некто, кто-то представляет кого-то: помнили ли они хоть что-то, кроме своего статуса и имени? В них - людях - не было интереса. Не было жизни. В конце концов, "беседы" превратились в обмен односложными предложениями.

Как банный лист к заднице пристал молодой парнишка: имя знатное, при статусе, но Тесселе его не запомнила - оно было долгим, длинным; в последствии ей пришлось теряться в людях, чтобы он случайно не наткнулся на её персону в момент партии скрипача, однако  Вальяжный, напыщенный, выглаженный с иголочки, в отвратительном переливающемся костюме поросячьего цвета и дурацкими кудряшками он был похож на примесь свина и крысы: длинный маленький нос и несуразные пухлые конечности. Чопорный кабан с экзотических земель.

Эвенвуд сдуло ветром, стоило только господину "Энглендеручаубун как-то там" окончательно отвлечься на своего оппонента слева; и она, вопреки законам этикета, удрала в сторону балконов, старательно лавируя между... сложно назвать их людьми, - пустыми сосудами.

Глоток воздуха буквально оказывается как никогда кстати: она даже не заметила, как душно стало внутри. Сначала Элора, оглядевшись и удостоверившись, что никого нет поблизости, шумно выдохнула, но неожиданно кольнувшая край глаза фигура заставила её немедленно выпрямиться и собраться. И всё так быстро, так быстро...

Но то был Карбьер. Его удручающий вид заставил Тесселе облегченно выдохнуть ещё раз. У гениев мысли сходятся, так? Или всё-таки у дураков...

- Карбьер, какая встреча! Неужто дух празднества и веселья привёл вас в место столь уединённое? - её уголок губ нервно дёрнулся. Судя по всему, никто из них не был впечатлен сегодняшней умопомрачительной помолвкой.

+1

4

Карбьер улыбается, и первая искренняя эмоция за этот вечер заметно оживляет его белое лицо.

Так и знал, что неизбежно застану тебя именно здесь, — Он не придерживается официоза, избранного для приветствия Тесселе, и только слегка закатывает глаза в ответ. Дверь за его спиной плотно закрывается, а тяжелая штора, опустившаяся следом, преграждает обзор всем любопытным, что могли бы сунуться на балкон за пачкой свежих сплетен.

Удивительным образом, им удается остаться наедине. Музыка ныне звучит приглушенно, и только редкий громогласный хохот уже хорошо поддатых гостей, выбравшихся в сад, нарушают общую идиллию. Карбьер проходит мимо Эвенвуд, чтобы с облегчением облокотиться на перила балкона — оказывается, даже вампиру постоянно держать осанку ровной может оказаться невмоготу. Он потирает шею, рассматривая открывшийся с высоты второго этажа вид, и через плечо бросает взгляд на Тесс. Не смотря на общий усталый вид, веселье не оставило его.

На самом деле, я невероятно беспокоился. Кажется, этот милый юноша... как там его? Мистер Чурбан? Ах, Энглендеручаубун, — Карбьер морщится, ощущая, как ломается несуществующая кость в языке. Ну и имечко! — Так вот. Тот милый юноша, кажется, проявлял к тебе вполне однозначные знаки внимания. Разве это не возмутительно? Вздумать свататься к девушке и не познакомиться прежде с будущим тестем? Никаких манер.

Конечно, то было шуткой. Вряд ли пылкий молодой человек зашел бы так далеко, однако, исключать того, что Элора могла привлечь к себе чересчур много мужского внимания, вампир не мог. И даже, честное слово, не возражал — в будущем ей очень пригодится достойная партия. А до тех пор охочим придется пройти строгий отбор.

Первое испытание — не убежать, сверкая пятками, при виде опекуна девушки! Нет-нет, не нужно смеха. Кто-то умудряется провалиться уже на этом этапе.

Но, шутки в сторону. Как ты себя чувствуешь? Мы сегодня за весь вечер так ни разу не пересеклись.

+1

5

Элора протяжно хихикает, когда видит, как Карбьер закатывает глаза. Именно этого она и добивалась, чтобы наверняка удостовериться: не одной ей наскучила суета за плотной шторой. До чего чудесная деталь! Спрячет и укроет: будто бы специально для этих целей и была повешена.

— Невозможно долго там находиться, душат их фамильярности. И перегаром несёт. Раз мы оба здесь, вижу, тебе это понятно не меньше моего, —  вслед за своим спутником она примыкает к балконной перегородке и скрючится. Не смотря на то веселье, которое Тесселе могла воспроизвести в диалогах с вампиром, вид всё равно у неё был удручённый и скучающий.

О нет, — тихо выпалит она, стоит только Арх'Амареку поднять тему о злополучном ухажёре. Глаза Эвенвуд округляются, рука невольно прикрывает лоб, создавая "козырек", чтобы спрятать  отчётливо читающийся стыд, однако чем дальше заходит Карбьер, тем больше мук рисуется перед ним:  женское лицо постепенно морщится, сменяется то переигранной "агонией", то отвращением. — Мистер Чурбан... Хочешь, я презентую его тебе на стол? С яблоком в зубах? Перевяжу его, точно колбасу, бантик подвяжу, если угодно. Ужин выдастся... сочный.

Вряд ли такой прием пищи впечатлит вампира: там, наверняка, артерию придётся поискать во множестве кожных складочек. Впрочем, откуда Тесселе знать? За громоздким бантом шеи господина ничего не видно (но она не удивится, если ещё под его рубашкой обнаружится пять пар сосков).

Она закусит губу, прежде, чем ответить; слегка пожмёт плечами и мягко махнет рукой в неопределенном жесте.

Неплохо. Уже намного проще, не страшно. Как дурак чеканишь одно и тоже, а все дивятся, радуются. Особенно Чурбану понравилось.  Луна, да я даже не запомнила его имя! Отвязаться бы теперь, он же продуху не даст. Вот увидишь, столкнётесь с ним, и тебя утомит не меньше - ещё подумаешь над моим предложением об ужине. Как у тебя дела? Я почему-то думала, ты быстро найдёшь себе компанию. Как минимум, вышел бы на балкон позже моего, - Тесселе склонит голову на бок и хлопнет глазами. Ещё немного, совсем чуть-чуть, и светлую голову точно посетит какая-нибудь шалость. Но какая?

+1

6

У них довольно странное понятие о веселье, должен признать, — Куда более сдержанно комментирует Карбьер, слегка щуря глаза. Уж, право, кто бы говорил — у местных все укладывалось хотя бы в рамки закона. Никаких кровавых пиршеств и жертвоприношений, если к таковым нельзя было отнести перемывание косточек кумушками и торжественное поедание чужого мозга. Не буквально, конечно, но чем черт не шутит.

Даже драк никто не устраивает. Одним словом скука!

Карбьер поджимает губы, чтобы спрятать неуместную улыбку. Главный источник его веселья и головной боли стоял рядом с ним и всем своим видом показывал, что задетая тема вызывает у него отвращение. Ничего-ничего, пусть привыкает.

Ты так мило заботишься о моей диете, но я предпочитаю что-то... с меньшим количеством холестерина, — Он фыркает, — У меня слабое сердце, разве по мне не видно? Болит каждый раз, когда за тобой увиваются эти худосочные мальчишки. В голодный год от таких проку не будет, не то что от мистера Чурбана.

Конечно, ему бы стоило прочитать лекцию о том, как важно держать лицо даже перед самыми неприятными людьми и что в самом крайнем из случаев Тесселе могла бы позвать своего опекуна — напуганный перспективой дуэли ухажер быстро смоется, но... не хотелось. Уж сколько этих лекций было прочитано за последний год, что в ушах звенит.

Карбьер сдувает упавшую на лоб прядь волос. Ему бы развеяться, как в славном сорок пятом году. Интересно, этот бард примет его заявку в алкогольный тур или первого раза хватило, чтобы эту мысль пресечь раз и навсегда?

Он поворачивается к Тесселе, не имея интереса и дальше рассматривать обстановку в саду. Выпивохи уже скрылись за одним из многочисленных поворотов лабиринта.

Я не имел цели найти себе компании. О каждом из присутствующих я наслышан достаточно, чтобы этого не хотеть, — И даже о Чурбане, папаша которого вот-вот обанкротится. Сыночку нужна перспективная невеста, да только цель он выбрал неудачную — Элора не могла похвастать большим приданным, как наследница небогатого рода.

Будучи немного отстраненным в своих словах, Карбьер не как не может отделаться от уже посетившей его отнюдь не светлую голову мысли. Бард. Алкоголь. Трактир. Он моргает.

Но, вообще-то, я знаю людей гораздо более приятных в общении. И, какая неожиданность, сегодня они тоже отмечают помолвку. Как думаешь, ошибся ли я, приняв другое приглашение?

+1

7

И в сотый раз Карбьер глаголет истину -  его высказывание вызывает у девушки лёгкую усмешку. Во всяком случае, свободно бродить по залу напыщенных индюков, придерживаясь ряда формальностей, этикета, пущенной в мир легенды, занятием являлось куда более интересным, нежели бесконечная учеба. Как хорошо, что прописи позади.

Луна, вспомнить себя год назад, аж стыдно становится! Какие только элементарные вещи попечителю не приходилось объяснять её светлой голове.

- В одном им можно позавидовать: так высасывать из себя неискреннюю радость нужно уметь, - она покачает головой, вторя своим словам. Пустой взгляд, полный каких-то размышлений, оторвётся от сада (в котором, как жаль, не происходило ничего интересного - под стать тёплым дням разгара) нерасторопно; точно так же, как и на сад, Тесселе потупит взгляд и на собеседнике. 

Худосочные мальчишки, о которых говорил Арх'Амарек, представляли собой всегда какую-либо неурядицу: даже тот роскошный на лицо блондин с открытыми замашками тщеславного себялюбия был вывернут наизнанку пронзительной остротой языка и слов вампира - под давлением последнего ни один не смог сдержать лица. Как жаль, как жаль! Признаться, по нелепым комплиментам в свой адрес Элора тосковала. Но исключительно по ним.

- Зато как этих самых худосочных мальчишек на дуэль звать - так сердце у тебя быстро силой крови наливается, - она рассмеётся. Они оба понимали, что ни одна из предыдущих кандидатур не подходила ей в пару: строгий отбор её опекуна полностью разделял взгляды подопечной. Последней, знаете ли, деньгами перед носом размахивать не нужно - деревенское начало, вопреки аристократичной расчетливости (или меркантильности?), требовало чувств. Искренних, добрых, окрыляющих чувств, точно в сказках, о которых она читала в Кинерме.

Потому что любовь в романах была отвратительна и грязна... но запутанные страсти читать оказалось интереснее.

Так даже лучше. Определённо.

В конце концов, провал в поисках компании среди знати гарантировал столкнуться с очень знакомым лицом с большей вероятностью: гораздо приятнее находиться в кругу, где не нужно придерживаться установленной строгости и пафоса.

В общем-то, что Карбьера и Тесселе однозначно сближало, так это любовь мелко нашкодить: возможно, мужчину раскрывало неуёмное шило в заднице у Эвенвуд. Голова у них, судя по всему, иногда работала одинаково. Как сейчас, например.

Она окинет вампира хитрым прищуром, ехидно растянется в улыбке и с гораздо большим интересом, чем ранее, развернётся к нему. Вот она, - озорная идея, что внезапной вспышкой проносится в голове, - чёрт знает, куда  им придётся отправиться, но как минимум авантюра дать дёру прямо сейчас будоражила сознание. Девушка нетерпеливо стукнет ногтями по балконному ограждению.

Как не педантично, Карбьер! Разве на такие события принято опаздывать? — Тесс быстрыми шажочками отбежит от края балкона к двери. Судя по доносящейся изнутри музыке, танцевальная минутка закончиться не успела; но леди Донстебьян за временем не следила. Вполне возможно, стоит им выглянуть - и всё закончится. — Дождёмся, пока они довальсируют и сбежим или свальсируемся сами?

+1

8

Карбьер приподнимает бровь в наигранном удивлении.

Разве не посочувствовать? — Даже если сочувствия они явно не искали. Для этих людей возведенный ими собственноручно мир интриг, заговоров и подковерных игр — единственно правильный, единственно возможный. Это статус и инструмент, с помощью которого статуса можно лишиться, это власть, которую они так жаждут.

Их жизни слишком коротки, чтобы эта самая власть успела бы им приесться. Может, оно и к лучшему?

Поправляя кольцо на большом пальце, Карбьер недолго рассматривает знакомый рисунок. Испытывал ли он зависть к этим людям? Нет, определенно, вовеки веков — а жизнь вампира предполагала такие сроки — быть запертым в золотой клетке ему точно не хотелось. Сорока лет хватило с головой, чтобы расставить приоритеты.

Скука — главный враг вампира. А аристократы казались ему скучными.

Да брось, я всего лишь потянулся поправить перчатки, а они все, как трусливые кролики, разбежались кто куда. Никакого стремления отстоять свои интересы — поразительное слабоволие, — Разумеется, он делал это не нарочно. Разумеется, всегда оказывался в нужное время и в нужном месте, и совсем не для того, чтобы с удовольствием пронаблюдать, как вытягиваются лица дворянских детишек. Совсем как у их родителей в молодости!

И ныне Карбьер в очередной раз делал все ненамеренно. Из чувства долга, ведь игнорировать чужие приглашения, особенно на свадьбу — моветон.

Отчего же опаздывать? Все свадебные церемонии в Аркануме проводят в лунные ночи. У нас в запасе еще плюс-минус час.

Вампир шутовски качает головой — право слово, как он мог подобное допустить? Только вслед за Тесселе двигаться не спешит, поворачивая голову набок. В этот раз удивление не было наигранным.

А ты хочешь потанцевать? Неужели завистливые дамы не отдавили тебе твои распрелестные ноги? — Перспектива уйти красиво и даже официально его не расстраивала, но уже проверенный временем вариант нравился куда больше. Тазом Карбьер упирается в перила, да так сильно, что, кажется, толкни, и мужчина рухнет вниз, на брусчатку. Он распахивает руки, точно для объятья, — Ты доверяешь мне? Тогда подойди ближе! Не обещаю показать звезд, но на ночной Дю-Буш мы посмотрим.

+1

9

Тесселе задумчиво протянула гласную, изображая долгий и тщательный мыслительный процесс, а затем отрицательно махнула головой.

- Не похоже, что им это не по вкусу, - в перспективе дальнейшего наблюдения за обществом, возможно, до Эвенвуд дойдёт истина, которую пытался донести Карбьер, но покуда в голове всё ещё есть место для ветра, проникнуться сочувствием к этим людям ей не удастся. Ей их не жаль: в её не до конца поломанном представлении о мире так просто отказаться от благ во имя своих принципов! Пока что она не осознает, что сама, на самом деле, находится к этому противоречивому обществу ближе, чем кажется. Стоит только копнуть глубже... но не сейчас.

Скромности тебе не занимать, — в пору расставить руки в боки и помахать пальцем в попытках шутливо одёрнуть (прекрасно зная, что это никого не остановит), но слишком уж Тесселе была увлечена происходящим за дверью. В тот момент, когда вампир пристраивался на периле, она думала, как бы так тихо и спокойно провернуть план побега: мелькнуть на людях мельком, не привлекать внимание, сбежать к длинной большой лестнице...

Час! Это же ещё добраться надо...

Но она усложняет. Клыки, бледная кожа, неестественный холод - по крайней мере к Карбьеру Эвенвуд привыкла. Настолько, что сия факты стали частью обыденного и повседневного, а то, что было отучено до "автоматизма", время от времени забывается, покуда считается естественным. Для неё он всё так же оставался человеком. С некоторыми особенностями. В другом отличий не было: как ни парадоксально, но вампир и без того самая человечная персона из всех, что знавала Тесселе.

— Ах. Как же, — она оборачивается. При виде балансирующего на краю балкона человека, даже имея полное представление, что её опекун - бессметный субъект с припасёнными за пазухой фокусами, её сердце пропускает удар. Ей хочётся дёрнуться, чему она покорно поддаётся, и хватает Арх'Амарека за что попадётся - руки, край костюма.  — Ты что, прям отсюда спускаться собрался?! — она ворчит на него "громким шёпотом", не желая от страха за чужую сохранность повышать голос.

Ей приходится немного поколебаться, прежде, чем выразить согласие. Уж простите, не каждый день приходится сигать с балкона!

— Главное, чтобы ночной Дю-Буш не стал последним, что я видела. Ой, Луна!  - в лёгком прыжке она наваливается на Карбьера, рефлекторно цепляясь за него так крепко, словно он - последний во вселенной спасительный канат, сброшенный с облаков; девушка зажмуривается, вжимается, одной фразой - видит Дю-Буш в кромешной ночи, и полностью поддаётся риску.

+1

10

Когда Эвенвуд подается вперед, чтобы спасти незадачливого опекуна от падения, он, слегка запрокидывая голову, смеется. Знает, что беспокоится она за него искренне, но ничего поделать с собой не может — уж слишком забавным казалось ему выражение ее лица. Карбьер приобнимает девушку за плечи и вот уже они оба рискуют упасть.

Задумала повидаться напоследок с мистером Чурбаном? — Очевидно, тема эта будет преследовать их весь оставшийся вечер, но разве это плохо? Рано или поздно меж ними состоится серьезный разговор о важности замужества, о выборе достойной партии и о безбедном будущем под крылом своего муженька. Рано или поздно Карбьеру придется отпустить свою подопечную, просто потому что время — не на их стороне, как бы то ни было печально.

Но, сейчас совсем не время для дурных мыслей. Тесселе дает согласие на опасную авантюру, и Карбьер обнимает ее уже крепче, тихонько усмехаясь.

Эй, не порви мне костюм! И... закрой глаза. На счет три! — В последний раз осмотрев сад, вампир осторожно раскачивается с пятки на носок, не столько готовясь к прыжку, сколько готовя к нему Тесс. На его лице красуется улыбка, а губы шепчут какие-то успокаивающие слова, сейчас вряд ли способные оказать какой-либо эффект. А может он еще и поиздеваться решил напоследок? — Итак, раз...

Ручка балконной двери со скрипом продавливается, едва Карбьер успевает начать счет. Звук подобен выстрелу сигнального пистолета — уже едва ли не сидя на перилах, вампир отталкивается ногами от земли и уже через мгновенье находятся в свободном полете от второго этажа до земли. Свист ветра в ушах немного дезориентирует, а вдоль позвоночника пробегается холод.

Умопомрачительное ощущение! Однако, вряд ли Тесселе успевает прочувствовать всю его полноту. Тело ее окутывает черный плотный туман — он будто бы замедляет падение, ненадолго скрывая из виду смазанную картинку вечерних огней и окон, мимо которых они летят.

Секунда, и холодные руки вновь крепко прижимают Тесс к груди Карбьера, спокойного, как если бы они спустились по лестнице. Они уже крепко стоят на земле, прямо под балконом, а сверху доносится знакомый девушке голос:

Мисс Эвенвуд?.. Странно, я думал, что она здесь.

Да от твоих поклонников никакого спасенья нет, — Говорит Карбьер полушепотом, с легким недовольством, — Хоть... хм, с балкона сигай.

+1

11

От предвкушения прыжка Тесселе пропускает мимо ушей все колкости: за костюм он, видите ли, беспокоится! Легко говорить, когда твоей жизни угрожают разве что солнечные лучи, да остроконечные шипы или колы - в случае подопечной Карьбьера умереть в разы проще. Например, решив ретироваться со скучного бала с балкона второго этажа.

Она вжимается в вампира настолько крепко, насколько ей хватало сил, и никакие успокаивающие слова в её сторону не действуют должными образом. Она бурчит в ответ что-то под нос, кажется, нечто схожее на "не тяни кота за яйца", и чувство крепких объятий в то мгновение, когда тёмный мистический туман способностей её опекуна перемещает их безопасным образом с перегородки на землю, наконец даруют ей чувство секундной безопасности.

Как хорошо, что она не услышала скрип ручки - вполне возможно, девушка предательски бы пискнула от переполняющей тревоги.

Округленными глазами Тесс бегло осмотрится: они оба живые, на земле, целые и невредимые, а сверху, над ними, донесется до боли утомивший голос мистера Чурбана. Его она, на самом деле, тоже испугается, отчего с некоторое время на лицо Арх'Амарека будет смотреть с беспокойством, но постепенно успокоится, улыбнётся и покачает головой. Всё в порядке. Как же вовремя они ушли! Эвенвуд даже воздержится от шутливого замечания относительно счетоводства Карбьера.

А я о чём? — шёпотом ответит девушка, потихоньку ослабляя свою мёртвую хватку. — Потом ещё раз так сделаем! Мне кажется, я вошла во вкус, — совершенно противоположно. Она ничего не поняла, но ей бы хотелось провернуть фокус с совместным прыжком снова: то ли того просило любопытство, то ли долгожданное ощущение адреналина посреди томного мероприятия. Впрочем, одно другому не мешало.

Эвенвуд вновь осмотрится. На сей раз более осмысленно.

— Пойдём, — основная часть веселья была сосредоточена внутри здания. Как думалось Тесс, им посчастливиться сбежать с территории чужого особняка без проблем: люди, разгуливающие по саду, точно и сами не желали долго здесь находиться. — Нам далеко добираться? Угоним коней? Карету? - она кинет на Карбьера горящий азартом взгляд, ладони потрет друг о друга - их приключение ведь только начинается, верно?

+1

12

Наверху еще некоторое время слышны звуки возни, будто кто-то топчется на одном месте, пыхтит и одергивает занавески. Упорный парень все еще не оставляет попыток если не дождаться, то найти объект своих воздыханий, но дело это заранее обречено на провал.

Определенно, Карбьер всегда был чуток в ситуациях, подразумевающих скорый побег. Он с усмешкой поднимает взгляд вверх — до чего все таки это нелепо. Благо, все возможные свидетели слишком пьяны и легко спишут увиденную сцену на проделки хмельного беса. А если и нет, то никто им не поверит. Очень, очень удобно.

Слова Тесселе вновь переманивают внимание вампира на девушку.

Так тебе понравилось? Что же, ты уже не раз доказала, как любишь острые ощущения, — Он слегка качает головой. В этот раз, когда инициатором всех глупостей выступал именно Карбьер, выговор делать было бы немного странно, — Не волнуйся, в перспективе на ближайшее время у нас будет возможность поднять уровень адреналина в крови.

Или заработать парочку седых волосков, тут уж как повезет.

Карбьер не торопится идти за Тесс, напротив, стоит, ожидая чего-то. Теплый вечерний ветер, ранее едва колыхавший листву на деревьях, немного усиливается, и хлопок закрываемой двери служит новым сигналом.

Слишком приземленные мысли в такой одухотворенный день, — Пригладив растрепавшиеся волосы, Карбьер кивает в сторону конюшен, — Мы же не преступники, правда? Да и приехали на своей карете, так почему бы на ней и не уехать обратно...

Он замолкает, бросая взгляд в сторону густого, затененного сада, и будничным тоном добавляет:

...Или можем сбежать окольными путями в деревню, что в километре пути отсюда. Если не боишься замарать платье.

+1

13

Страшно представить, на что способен мистер Чурбан - его пылкое рвение отыскать Тесселе последней по достоинству не оценивается. Всё ровным счётом иначе: жутко, знаете ли, когда на объекте внимания так сильно зафиксированы; в голову тотчас лезут дурные мысли. Что ему нужно? И только ли рука и сердце?

Благо, Эвенвуд было не до рассуждений. Очутившись на траве, она под впечатлением от прыжка и предстоящих приключений воображала весёлый угон своих же коней. К тому же, слова его попечителя звучат необыкновенно внушительно! Они переносят яркое сознание вспышками в ближайшее будущее, где процент будоражащих эмоций достигает своего пика. 

Но у Карбьера планы оказываются куда более приземлённей. Как и всегда.

Она беззвучно выдохнет и закатит глаза, но обернётся всё же с неподдельным интересом к вампиру. Сегодня, признаться, Арх'Амарек в ударе: его альтернатива с побегом в деревню звучит заманчивее. Эта черта в нём всегда нравилась Тесс, он мог в один миг переобуться из скучного вельможу в её сверстника с безумными идеями.

Корректировки длине подола этого платья не помешают, — она сдвинется с места обратно и посмотрит в ту сторону, куда глядел её опекун, и демонстративно повытягивает шею в попытках понять, каким образом им предстоит держать путь. Судя по всему, опыта в побегах с таких балов у вампира гораздо больше, но об этом, пожалуй, Эвенвуд расспросит позже, когда мужчина поведёт через тернии к деревенским помолвкам. — К тому же, гораздо лучше уйти инкогнито. Пусть поищут, ежели наше отсутствие эти важные морды вообще заметят. Мистера Чурбана в счёт не берём, — она предупреждающе вытягивает палец, всего на секунду становясь серьёзной; но и это в рамках шутки. Подколки относительно компании столь настырного компаньона точно будут гвоздём сегодняшнего дня.

— Но не будем же терять время! Долгие думы чреваты крушением наших планов. Не дай Луна кто-нибудь заметит!.. Или ты умеешь становиться невидимым?

+1

14

Музыка в стенах дома стихает, уступая гулу голосов — люди хлопают и в притворном воодушевлении ждут речи хозяина дома. Скучные наставляющие речи, от которых уже порядком воротило не только Тесс, но и Карбьера, с учетом того, как редко он сам к ним прислушивался. Молодым еще предстоит узнать, что жизнь гораздо сложнее избитых постулатов о добродетели; что вырвавшись из родительского гнезда вряд ли они будут рады жестким рамкам, в которых придется существовать супругам, и что редкой отдушиной им будут поступки, которые общество им не простит. Это будет потом. А сейчас — время торжества.

Торжества свободы над душными бальными залами. Вдохнув поглубже, Карбьер предлагает Тесселе руку:

Что ж, твоя правда, — Он шутливо кланяется и спешит увести ее вперед, вдоль ухоженных садовых дорожек, — Невидимым я становиться не умею. Не пробовал, по крайней мере, но пара своих тузов в рукаве у меня все же имеется. В противном случае, рискнул бы я даже подумать о том, чтобы так бессовестно покинуть чужой праздник?

Иметь при себе запасной план и пути отступления вошло едва ли не в привычку, пусть вызвано это было причинами посерьезнее капризной души скучающего вампира. Карбьер шагает вперед не переходя на бег — его широкого шага уже достаточно, чтобы Эвенвуд начала отставать. Может, эти ужасные длинные подолы придумали как раз для того, чтобы дамы не могли сбежать от своих кавалеров? А платья их делают такими тяжелыми, чтобы те самые кавалеры не смогли украсть понравившуюся даму, ха!

В саду темно, но даже в полумраке легко можно понять, что с праздника сбежали не только они двое: густая зелень прячет тени решивших уединиться любовников, но никак не может заглушить игривый смех и нежные слова, коими те обмениваются. Чужая свадьба — это ведь отличный повод устроить свою собственную!

Карбьер сворачивает с дорожки на проторенную кем-то тропинку, почти незаметную в тени. Знал ли он о ней раньше? Вообще-то да, и если бы вампир не видел, как служанки бегают этой тропкой в лес, то вряд ли бы догадался о ее наличии.

Трава приглушает их шаги, когда двое подходят к высокому кованному забору.

Кажется, этим проходом давненько никто не пользовался, — Карбьер проводит пальцами по металлическим прутьям и недовольно морщит нос, замечая грязь на белых перчатках.

Кажется, будто бы ничего странного в этом нет: прутья стоят прямо и плотно друг к другу, да так, что проскочить тут могла бы разве что ребенок или очень худой человек. Только одно бросается в глаза и это одна запаянная перекладина, которой, очевидно, раньше здесь не было. Вампир хмыкает.

Видимо слуги бегали сюда слишком часто, раз уж даже вечно занятого маркиза это начало беспокоить. Но мы же не можем отступить, пройдя уже половину пути, м? — Вопрос исключительно риторического характера, ведь, задавая его, Карбьер уже без всяких церемоний разламывает железный прут, точно сухую ветку. Мельком глянув на Тесселе, на ту же судьбу он обрекает и соседний. Чтобы пролезло платье, конечно же, — Я думаю, он не расстроится. В конце концов, я верну все на место. Может быть.

Преспокойно переступая через дыру в заборе, он поворачивается, снова протягивая ладонь своей спутнице:

Вашу ручку, миледи!

+1

15

Душные стены и мистер Чурбан остаются позади. Приятно воспринимать данные факты в буквальном значении: ныне Тесселе не нужно думать о том, как угодить малознакомым людям, не надо прятаться от назойливых взглядов и сторониться чьей-то компании. Прямо сейчас они с Карбьером держали путь в деревушку на мероприятие в разы интереснее. По крайней мере, то обещал их побег с территории чужого особняка - уже неплохое начало их приключения, не так ли?

Она ухватится за холодную руку вампира, сделает вдох и будет стараться поспевать за его размашистым шагом. Легко ему, видите ли, в штанишках передвигаться! Ну, ничего, при первой же возможности Эвенвуд избавит себя от громоздкого подъюбника и ослабит шнуровку на талии.

- Досадное упущение. Думаю, стоит в следующий раз попробовать, - звучало это так, словно Эвенвуд точно знала, что иной раз состоится, а нет - она приложит все усилия, чтобы создать все условия для "стратегического побега".  — О, не принимай это на свой счёт! В твоих способностях я уверена так, как не уверена в себе. Вопрос исключительно из любопытства.

В саду, тем временем, во всю кипела своя жизнь: сладострастные парочки чуть ли не поддавалась греху прямо на улице — кокетливый смех и приторный фразы, полные похотливого смысла, вызывали у Тесселе отвращение. Благо, потенциальный притон он минули так же быстро, как и спрыгнули с балкона, однако впереди их ждала одна большая кованая загвоздка.

Забор. Его девушка оглядит снизу вверх, затем подойдёт чуть ближе, дотронется до плотного  литого прута и цыкнет. В Кинерме ей доводилось, конечно, лазить где не попадя, но сможет ли она преодолеть в изысканном убранстве столь высоченную преграду?

— Будем перелезать? — но она опять спешит. Непроизвольно обыденно задумывается над тем, о чём без всяких заморочек может позаботится её компаньон: то, с какой лёгкостью он сломал прут (она же знает, что это за материал - отец часами мог долбить молотом по нему), вызовет у Тесселе удивлённо одобрительную эмоцию. Сколько же дури таилось в Карьбере! Речь не о том, какую выходку он мог провернуть, а о том, каким могуществом он обладал. Осознавал ли он сам своё превосходство? — М-м... Да. Точно.

А ведь, если углубится, следовало бы задаться вопросом: всё это время, бросаясь к нему в объятия, он мог грудную клетку Тесселе просто... сломать? Раздробить? Без особых усилий? Просто чуть надавив, допустим, на эмоциях? Случайно?

Она отмахнётся от странных мыслей.
— Да брось в кусты, никто не догадается кто это сделал! — она шикнет и махнёт рукой совершенно по-деревенски, так, как сделала бы мамочка своему ребёнку на то, что тот поднял мусор.

Не смотря на то, что Арх'Амарек позаботился о дополнительном пространстве для громоздкого платья своей спутницы, подъюбнику на кольцевидных косточках будет суждено треснуть - это то, чему Тесс, в действительно, обрадуется, покуда деформированный подол станет подвижнее.

Она с благодарной улыбкой примет предложенную помощь и шагнёт вслед за вампиром. Застрянет юбкой, да, однозначно застрянет, но с небольшими усилиями выберется; возможно, не без постороннего вмешательства. Раздастся характерный треск. Благо, не настоящих костей.

+1

16

Тесселе сдержано реагирует на выходку Карбьера, как обычно свойственно было реагировать только ему, отчего тот тихо посмеивается. Не так уж и часто он проявлял при ней дурость той своей стороны, какую аристократу иметь было не должно. Девушка должна была иметь перед глазами хороший пример для подражания, но, как водится, дурной пример заразителен. Уж коли оба ступили на скользкую дорожку, так и опыт перенимать друг у друга им вместе.

Непосредственность, в некотором роде, была тем самым опытом для Карбьера. Неожиданно приятным, пускай и не искомым.

Он крутит в руках железки, будто прикидывая, стоит ли их прятать так, чтобы найти было сложно, и, пожав плечами, откидывает их куда-то в соседние кусты:

Ну, не будет — значит не будет, — Легко соглашается вампир, оказавшийся по ту сторону забора. Неуверенный, что в эту часть сада не нагрянет кто-нибудь еще, он слегка вытягивает шею и оглядывается.

Никого. Далекие звуки веселья с трудом достигали границ сада, и тем меньше было сомнений в том, что кто-то услышал скрежет сломанного железа. Удача, но медлить не стоило — в такие дни как этот стража должна была патрулировать территорию. Или спать, наклюкавшись, без задних ног, что было бы предпочтительнее.

Увлекшись разглядыванием кустов и деревьев, Карбьер снова переводит взгляд на Тесселе  только тогда, когда слышит характерный треск ткани и кринолина. Он сокрушенно качает головой, но прежде чем пожурить девушку за неосторожность, спрашивает:

Ты не поранилась? — Припоминая, как больно может поцарапать кожу конский волос, Карбьер хмурится, но внимания на том не заостряет, — Эх, как жаль, что мы не уберегли платье до места праздника. Ничего, эту вольность нам простят, а вот опоздание — нет. Дай-ка мне минутку.

Он опускается перед девушкой на одно колено, чтобы за треском одного кринолинового кольца раздался второй и третий. Платье резко теряет в объеме, но только более удобным это его не делает — сломанный подъюбник болтается и мешает шагать широко.

Состроив виноватое выражение лица, Карбьер подхватывает Тесс на руки. Уж дать ей переодеваться прямо на улице он не мог.

Мы найдем тебе одежку по случаю, как только доберемся до места, а пока — держись крепко.

+1

17

С некоторое время Тесселе понаблюдает за Карбьером: будет настойчиво хлопать глазами, бросая взгляд то на отломанные куски забора, то на вампира, и когда последний таки согласится и выбросит прутья в кусты, задорно рассмеётся и отвернётся, покачая головой. Вот это, что говорится, "по-нашему"! Будь её воля, мощь или сила, то точно переняла бы эстафету и отломала что-нибудь за компанию (ради демонстрации бунтарского духа; вернее, исключительно из-за испорченного скукой вечера - свадьба априори не должна быть такой удручающей, а значит, пожинайте плоды вопиющего недовольства!).

Жаль, что из её достижений, только лишь подол платья. Впрочем, всегда же нужно начинать с малого?

— М? Нет, — легко отпустит Тесс. Примерно в той же манере Карбьер не прочитает ей привычную нотацию, к которой, как выяснилось, Эвенвуд всегда готова, а наоборот - поддержит всеразрушающую идею.  Девушка не поспешит задавать вопросы, позволив себе на сей раз тактично смолчать, в то время как вампир, вопреки всем ожиданиям, сядет на колено да в аккурат сожмёт громоздкую юбку, отчего Тесс рефлекторно вытянет руки перед собой и немного запаникует. Во-первых, не каждый день исполняются желания такого формата, во-вторых, не каждый день в этом поможет Карбьер. Удивительными идеями сегодня полна его смольная голова! Помнится, как он нудил о кропотливых трудах швей, ежедневно порхающих над изысканными платьями, а что сейчас? Эвенвуд была готова поклясться, как разглядела в Арх'Амареке удовольствие от процесса! И в этом она его поддержит, сомнений нет.

Земля уйдёт из-под ног прежде, чем Тесс что-то успеет сказать, и с нечленораздельным звуком она ухватится, - нет, вцепится, - в Карбьера настолько крепко, насколько ей позволяли силы; однако чуть ослабит хватку,  когда поймёт, что падения не землю не произойдёт. Она в надёжных руках.

Вот ты проказник,  — она расплывётся в широкой, прямо детской улыбке, удобнее обхватит вампира, и еле воздержится от радостных махов ногами. В голове пронесутся сотни вариантов развития дальнейших событий, но она зацепится за одно направление: неужели её опекун продемонстрирует очередную свою способность? Как её назвать? Супер-бег? Это с его помощью он сумел настичь её тогда, в лесу? А будет ли тошнить? А вскружит ли голову?.. — Держусь!

+1


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [1050 Разгара] Азартные игры


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно