поговаривают, мол...

В день Чернолуния полагается завесить все зеркала и ни в коем случае не смотреть на собственное отражение.

Некоторые порождения дикой магии могут свободно проходить сквозь стены.

В Солгарде все желающие могут оформить заявку на тур по тавернам, включающий в себя 10 уникальных заведений со всех уголков мира, и посещение их всех в один день!

Дикая роза на крышке гроба запрет вампира внутри.

В центре опустевшей деревушки подле Фортуны стоит колодец, на бортиках которого грубо нацарапана фраза на эльфийском: «Цена должна быть уплачена».

Старый лес в окрестностях Ольдемора изменился. Звери изменились вместе с ним. Теперь их нужно убивать дважды.

В провинции Хельдемора не стихает молва о страшной угрозе, поджидающей путников на болоте, однако... всякий раз, когда туда прибывали нанятые охотники, они попадали в вполне себе мирную деревеньку.

Беда! Склеп мэра одного небольшого города возле Рон-дю-Буша едва ли не полностью ушел под землю после землятресения. Лежавшие там мирно тела... пропали.

В окрестностях Рон-дю-Буша есть примечательный город, главная особенность которого — кладбище. Поговорите с настоятелем местной церкви и он непременно отыщет для вас могилу... с вашим именем.

Известный мастер ищет бравого героя, дабы увековечить его благородный лик в камне.

Тролль, которого видели недалеко от деревни на болотах, говорит на общем языке и дает разумные советы напуганным путешественникам, встречающих его на пути.

Книги в большой библиотеке при ольдеморской консерватории начали разговаривать, и болтают они преимущественно друг с другом.

В Керноа кто-то повадился убивать горожан. Обнаруживший неизменно замечает, что из тел убитых растут... зеленые кусты.

В Эльмондо обрел популярность торговец, раз в период заглядывающий в столицу и предлагающий всем желающим приобрести удивительно умных зверей. Правда все чаще звучат голоса тех покупателей, которые утверждают, будто иной раз животные ведут себя странно.

Если в Новолуние поставить зажженную свечу на перекресток - можно привлечь Мертвого Феникса, который исполнит любое желание.

Некоторые представители расы шадд странным образом не нуждаются во сне - они вполне могут заболтать вас до смерти!

Эльфы просто обожают декорировать свое жилье и неравнодушны к драгоценностям.

Дворфы никогда не бывают пьяны, что говорится, «в зюзю». А вот гномы напиваются с полкружки пива.

Бросьте ночью 12 Расцвета в воду синие анемоны, подвязанные алой лентой, и в чьих руках они окажутся, с тем вас навек свяжет судьба.

Оборотни не выносят запах ладана и воска.

В Сонном море существуют целые пиратские города! Ничего удивительного, что торговые корабли никогда не ходят в этом направлении.

Хельдемор не отличается сильным флотом: портовые города в гигантском королевстве ничтожно малы!

Положите аркану Луна под подушку в полнолуние чтобы увидеть сон о будущем!

Благословение Луны, которым владеют представители Фэй-Ул, способно исцелить от любого проклятия в течении трех дней после его наложения.

Джинны огня дарят пламя, закованное в магический кристалл, в качестве признания в любви.

В Маяке Скорби обитает призрак водного джинна, который вот уже пятьдесят лет ждет свою возлюбленную и топит каждого, чья нога ступит в воды озера, окружающего маяк.

Фэй-Ул пьянеют от молока, а их дети не нуждаются в пище первые годы жизни - главное, чтобы ребенок находился под Луной.

Самой вкусной для вампиров является кровь их родственников.

Свадьбы в Аркануме проводятся ночью, похороны - днем. Исключение: день Чернолуния, когда ночью можно только хоронить.

В лесу Слез часто пропадают дети, а взрослый путник легко может заблудиться. Очевидцы рассказывают, что призрачный музыкант в праздничной ливрее играет всем заблудшим на флейте, и звук доносится со стороны тропы. А некоторым он предлагает поучаствовать в полуночном балу.

Не соглашайтесь на предложение сократить дорогу от незнакомых путников.

На острове Чайки стоит роскошный особняк, в котором никогда нет людей. Иногда оттуда виден свет, а чей-то голос эхом отдается в коридорах. Говорят что каждый, кто переступит порог, будет всеми забыт.

Озеро Лунная Купель в Лосс'Истэль полностью состоит не из воды, а из лучшего вина, которое опьяняет сладким вкусом!

Утеха стала приютом целым двум ковенам ведьм: неужто им здесь медом намазано?

В языке эльфов нет слова, обозначающего развод.

По ночам кто-то ошивается у кладбищ подле Руин Иллюзий.

В Фортуне дают три телеги золота в придачу тому, кто согласен жениться на дочери маркиза.

В Белфанте очень не любят культистов.

Не стоит покупать оружие у златоперого зверолюда, коли жизнь дорога.

Кто-то оставил лошадь умирать в лесу Ласточки, а та взяла и на второй день заговорила.

Храм Калтэя называют проклятым, потому что в статую древнего божества вселился злой дух и не дает покоя ныне живущим. Благо, живут подле статуи только культисты.

В Озофе то и дело, вот уже десять лет, слышится звон колоколов в день Полнолуния.

Жители утверждают, будто бы портрет леди Марлеам в их городке Вилмор разговаривает и даже дает им указания.

Чем зеленее орк, тем он сильнее и выносливее.

У водопада Дорн-Блю в Ольдеморе живут джинны воды и все, до единого - дивной красоты.

На Ивлире ежегодно в период Претишья происходит турнир воинов. В этом году поучаствует сам сэр Александер Локхард - личный охранник ее Величества королевы Маргарет!

Все аристократы отличаются бледностью кожи, да вот только в Рон-Дю-Буше эти господы будто бы и вовсе солнца не знают.

В мире до сих пор существуют настоящие фэйри, да вот только отличить их от любого другого существа - невозможно!

Фэй-Ул настолько редки, что являются настоящей диковинкой для всего Аркануме. А на диковинки большой спрос. Особенно на черном рынке...

18 Бурана дверь королевского дворца Хельдемора распахивается всем желающим, бал в ночь Первой Луны.

В 15-20 числах в Лосс'Истэле происходит Великая Ярмарка Искусств - это единственный день, когда эльфы позволяют пройти через стену всем.

10 Безмятежья отмечается один из главных праздников - самая длинная ночь года. в Рон-дю-Буше проводится Большой Маскарад.

42 Расцвет - день Солнцестояния, неофициальный праздник Пылающих Маков в Ольдеморе, когда молодые люди ищут цветок папоротника и гадают.

22 Разгара отмечается Урожайный Вал в Фортуне.

Каждую ночь спящие жители Кортелий подле Утехи выбираются из своих постелей, спускаются к неестественно синему озеру и ходят по его песчаному дну. Поутру их тела всплывают, а селяне всерьез боятся спать.

В деревне Уилмот подле Вилмора более 90% детей умирают при рождении и тем странней, что несколько семей отличаются в ней поразительным плодородием.

Администрация проекта: один, два, три.
нужные персонажи
27.09 Опубликован новый прогноз астрологов.

Арканум. Тени Луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [22 опочивальня 1058] "Мастерская в Истмаре"


[22 опочивальня 1058] "Мастерская в Истмаре"

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

"Мастерская в Истмаре"

https://i.imgur.com/4XnruTo.jpg

Городок Истмар. Ольдемор. Недалеко от Хребта Пермонт | вечер-ночь Агния Златовей | Трор | Агата Лотака

Истмар - горный городок настоящей свободы, пристанище обездоленных и обделенных авторов. Здесь не бывает критики, что нарушат тонкий порыв творца. Здесь не будет осуждения за то, кем ты являешься. Художники, писатели, поэта, музыканты, архитекторы, бродяги, увлечения и опыт которых не готов принять безумный внешний мир, когда они безобидны и не мешают другим - тут можно найти единомышленников, друзей или любовь. Истмар открывает свои объятия всем с одним правилом - будь собой и не мешай другим.

Говорят, что в городе праздничных дней больше, чем рабочих, и потому в нем так много увеселительных заведений. Трактиры, балеты, театры, публичные дома - все это можно найти, лишь немного прогулявшись по городу. А "Мастерская в Истмаре" наиболее известная таверна... но только среди избранных.

Город творцов известен в узких кругах. Здесь на каждом шагу можно потратить свои фиоры на собственные портреты во всевозможных стилях, что когда-либо приходили на ум разумных существ милостью Нуншэя и Детей искусств. Так почему бы не попытаться продать что-то отсюда во внешний мир. Особенно, когда картин тут так много, что пропажу нескольких вряд ли кто-то заметит. Верно, Агата?

Истмар город тайн и загадок. Слухи и легенды не успевают быть записаны в многотомные рукописные книги. И намного больше того, что жители передают лишь из уст в уста. Кому как не писателям и поэтам знать лучше о мистической стороне этого места? И творцы сейчас все как один описывают могучего и жестокого зверя. Кто-то акцентирует внимание в своих строках, что зверь этот - исполинский великан, поедающий своих жертв. Другие смеются над невеждами, говоря, что это зверь в сияющей серебряной шкуре. Третьи, после нескольких бокалов эля, машут руками, мол, это непонятый миром художник в темном мрачном балахоне, косою забирает души критиканов и подлецов! "Топорами! Топорами!" - тут же поправляют их четвертые. И лишь пятые с усмешками смотрят в напитки. "Очередная небылица" - скажут они. "Но жертвы есть!" - ответят предыдущие. И это ведь никак не связано с орком, что покинул родные края, верно?

Закрутить колесо Аркан?
да | нет

Отредактировано Трор (01.09.2021 01:34)

+2

2

Переминаясь с ноги на ногу, в дверном проеме стоял молодой мужчина. Вытянувшись и будто желая казаться хоть капельку выше, он нетерпеливо крутил в пальцах светлую пуговицу рубашки, одну из тех, что принес для своей дорогой гостьи, давней подруги. Узкий коридор с непропорционально длинным окном, мягкое касание снежинок по стеклу. Он замер в проходе, нерешительно хаотично подбирая извинения. Сожаление о том, что проспал, не успел встретить и что ей самой пришлось нести багаж до таверны. И вот теперь, стоя там, на третьем этаже, под самой крышей, слушая шуршание снегопада и тихие всплески воды, он будто бы вернулся на четыре года назад. В ту тихую звездную ночь, когда они вместе отправились в горы исполнять мечту мистера Пухлые Щечки.

•••
Эни знал, что хомяки живут недолго. Два года, в лучшем случае четыре и то, только если добавлять в корм пару капель настойки на золотом лопухе, которую так нахваливала его тетушка. Женщина вообще все лечила этой чудодейственной зеленоватой жижей и дожила до ста лет, при том последние дни свои провела не в постели, окружив себя стаей сыновей и внуков, а дрессируя двух непослушных пуделей своей чуть более молодой подружки. Тетушка славилась своими талантами  в общении со всякой живностью и только лишь два раза за всю свою долгую жизнь была доставлена в больницу с укусами диаметром размером со спелую дыньку. А потому тетушке Эни верил и добросовестно отмерял ровно две капли настойки. Серый, глупый и бесконечно любопытный мистер Пухлые Щечки в день поглощал столько еды и воды, что иной раз становился больше похожим на круглый надутый шар. А по ночам, зарывшись в опилки, хомяк тихонько похрапывал. Любой, кому удалось хоть раз увидеть забавного зверька, задавался вопросом - а не обманули ли доверчивого Эни и не продали ли ему беглого преступника, что под воздействием оборотного зелья решил начать новую жизнь и выбрал при том не пса какого подзаборного, а вполне себе безобидного грызуна. Однако сам Эни только отмахивался - любил парнишка своего толстячка.
Но время шло и из просто ленивого зверька мистер Пухлые Щечки превратился в сонного старичка. И тут-то все давние опасения друзей Эни воплотились в жизнь, когда однажды вечером, перед тем, как ложиться спать, он привычно усадил хомяка себе на плечо и открыл цветастую книгу о древних исчезнувших народах. Листал, листал страницы пока не наткнулся на статеечку о таинственной звезде Мууре, что сият на небесах дикого белого севера.
- Покажи мне горы, Эни, я искал их всю жизнь да лапки коротки - раздался тихий голосок.
Паренек вздрогнул, резко оборачиваясь в безуспешной попытке найти источник звука. Смотрит в углу - никого, смотрит за штору - пусто. Внезапный страх охватил все его тело - а сошел ли я с ума? - задался он вопросом.
- Эни, не скачи, я же упаду - зашуршало что-то у самого уха, мистер Пухлые Щечки хватаясь за ворот рубашки, старался удержаться на плече своего хозяина - лучше дай мне рассказать свою историю, пока еще могу.
И понял тогда Эни откуда звук идёт, мало-помалу успокоился и всю ночь до самого утра слушал о жизни своего хомяка и о его далеких странствиях - по хомячьим меркам далеким - так и ночь прошла. Не заметил паренек, как уснул, а затем солнышко в окошко заглянуло да скользнуло по ресницам его темным и как разбудит. В то утро мистер Пухлые Щечки уже не съел свой завтрак. Долго горевал Эни, а вместе с ним с многие его товарищи. Доброе сердце его таких же сожалеющих собрало. Хомяка кремировали и в спичечный коробок прах собрали. Стоял тот коробок на каминной полке около года, а затем в жизни Эни появилась Агния.

•••

Набравшись смелости мужчина осторожно постучал в дверь. Пару минут  напряженного ожидания и вот замок тихонько щелкнул и из слабо освещенной ванной комнаты высунулась светлая голова. Агния нарочно-наигранно осмотрела коридор, будто бы искала глазами кого-то,  а затем, остановив взгляд на мужчине, вздохнула.
- Ах это ты, Эни, а я уж надеялась увидеть ту миловидную девушку, она как раз обещала принести мне чистую одежду, а то моя - девушка на мгновение замолчала, бросая взгляд на брошенную в углу стопку грязного белья - после нескольких дней пешего пути перестала пахнуть розами и фиалками или чем там обычно пахнут женщины? - она широко улыбнулась, распахивая дверь и крепко обнимая старого друга - Эни, ты что покраснел?! - девушка рассмеялась.
Ведьма никогда не отличалась  стеснительностью и стоя сейчас, не сковывая себя лишней одеждой, она вполне откровенно и открыто демонстрировала свое хорошее настроение и искреннюю привязанность уже давно повзрослевшему, но все такому же скромному Эни.
- Если он нас увидит вот так, то мне потом неделю объясняться придется - осматриваясь по сторонам, он осторожно приобнял девушку, но только лишь одной рукой, второй же мужчина продолжал крепко прижимать к себе захваченную ранее чистую одежду.
- Кто? Твой муженек? - Агния улыбнулась, нарочно громко чмокнув Эни в темную макушку - а он знает о том, чем мы занимались по пути в этот городок года... - она подняла глаза к потолку, пытаясь припомнить - года четыре назад? В доме той странноватой продавщицы амулетов и оберегов - взгляд девушки стал хитрее - какая добрая женщина, накормила нас ужином, отдала гостевую комнату, а мы, как последние вредители, мало того, что сломали тот столик так еще и сбежали, чтоб не пришлось платить! - ведьма рассмеялась.
- Ну, а кто виноват,  что потратил все деньги на - мужчина принял весьма серьезный деловитый вид и поднял указательный палец вверх - "очень нужный лекарственный сбор из шерсти северного бобра"?
С минуту они смотрели друг на друга, а затем снова крепко обнялись.
- Я скучала по тебе.

•••

Когда Агния и Эни добрались до Истмара, оба были довольно замерзшие и голодные. Побег из дома продавщицы амулетов, который они проделали глубокой ночью, дал о себе знать в виде накатывающей усталости, а потому, когда на горизонте замаячили крыши немногочисленных домиков, оба путника выдохнули с облегчением. Во всяком случае им не грозит смерть от переохлаждения на далекой холодной земле. Истмар встретил их дружелюбно. Атмосфера свободного творчества и похвальное самовыражение. Тут не было места стереотипам и установкам обычного мира. Сам городок являл собой нагромождение различных идей, стилей и техник художественной мысли. Каждую улочку можно было рассматривать по десять раз и все равно находить что-то новое. А люди, местные жители, носили до того странную одежду, что и не разобрать было это новое веяние моды или они просто надевают первое, что выпало им из шкафа?
Так или иначе двое друзей добрались до первого постоялого двора, в котором за еду и ночлег пять дней трудились на кухне и мыли полы.
В первую ночь они со смехом вспоминали те забавные, смешные моменты, с которыми им пришлось столкнуться по пути в горы. Вспомнили и почти что потерянный коробок с мистером Пухлые Щечки и то, как добравшись до подножья скалистых исполинов, смотрели в широкое звездное небо, открывали коробок и поднимали выше головы, чтобы хомяк, где бы он ни был, смог разделить с ними этот момент. Агния помнит блеск слезинок в уголках глаз Эни и, чтобы уж совсем не упасть в уныние, бросила в него снежок. Она не знала того, о ком плачет её приятель, но была первой, кто предложил ему такую авантюру. Исполнить желание домашнего любимца. Чем не повод для путешествия? Перед тем, как отправиться дальше, к ближайшему населенному пункту, они слепили снеговика,  такого же круглого, каким был мистер Пухлые Щечки, и там же оставили коробок.
Дорога была долгая и домик доброй женщины попался им как нельзя кстати. Несколько лет назад они оба были более юные и более глупые. Агния никогда не сомневалась в ориентации Эни да и он всегда засматривался исключительно на мужчин. Может, поэтому они так легко и поладили? За обсуждением очередного знакомого? Или за попытками выбрать симпатичный букетик для юной пышногрудой девицы, которая была на тот момент симпатична ведьме? Но в тот холодный вечер, после двух тарелок горячего супа и одной на двоих миске каши, после утомительного похода и прощания с хомяком, после шуток и слез - эти двое людей решили стать ближе, оба понимая, что это скорее забавы ради. Так и вышло. Смеялись больше чем любили.
Но лишь до определенного момента, а затем притихли, обнимались, терлись носами, кусались, целовались, скользили. А потом сбежали, поняв, что в порыве сладкого забытья сломали некоторые вещи чужого гостеприимства. А денег нет. Окно открыто, белый снег, две пары следов и долгая дорога до чудного городка, спрятавшегося, как птенец в гнезде, среди гор и скал. Истмар, в котором проведут несколько дней, но назад в Акацию вернется одна только Агния, оставив позади своего друга. А тот, потеряв голову от внезапной любви к молодому хозяину таверны, останется у него работать, тайно надеясь на взаимность. И вскоре придет ведьме письмо, в котором Эни скажет, что совершенно счастлив, а Агния улыбнется, лишь совсем немного тоскуя о том, что теперь он так далеко.

•••

Сменив одежду и забрав волосы в косу, ведьма спустилась в общий зал. За окном все так же монотонно падал крупными хлопьями снег. Посетителей было немного. Редкие парочки тихо шептались по углам, кто-то играл в карты, у барной стойки несколько мужчин выясняли чья картина по праву заслуживает первого места в очередном конкурсе. Девушка устало потянулась, она планировала провести тут не менее недели и очень надеялась, что Эни составит ей компанию и покажет каждый закоулок и закуток. Агния выбрала дальний столик у окна, забрала свою порцию обеда и захватила свежую газетку. Местные новости помимо афиши предстоящих событий, наград, премий и литературных новинок пестрили странными и довольно тревожными предостережениями о некоем чудовище, что повадился наводить ужас на жителей Истмара.

"Будьте осторожны! По последним данным существо боится смеси корицы и ванилина. Настоятельно рекомендуем носить наши мешочки специй на шее, чтобы уберечь себя от нападений!"

+2

3

- Вот же бесы попутали! Да чтоб я, да еще хоть раз! В такую даль и такой мороз! - на родном орочьем выпалила Агата, в который уже раз подскользнувшись на припорошенном пушистым мягким снегом, но крепко оледеневшем участке неровной дороги, на которой и ясным летним деньком-то все ноги переломаешь, что уж говорить про зимнюю снежную ночь. - Да кто вообще мостит дороги таким неровным камнем? Сами-то ходить пробовали? Зимой! - Никак не унималась она, оглянувшись, чтобы посмотреть на две неровные полосы, оставленные подошвами ее сапог на снегу, из-под которого теперь очевидно проглядывал лед.
Лотака поняла, что из этого выйдет занятное приключение ровно в тот момент, когда единственный, кто согласился за пару фиоров подвезти ее до Истмара, озвучил, в сам город ему не нужно, и девушке придется пройти около пяти километров. Почему-то данный факт не заставил эльфийку повременить со своим решением ехать, как не повлияли на него и прогнозы, гласившие, что с погодой будет нечто неладное. Она словно чувствовала, что лучшего времени для путешествия не найти, хотя уже сейчас отчетливо осознавала, что, все же, стоило прислушаться к здравому смыслу, а не к интуиции. Где пять километров, там и семь, а может быть, и вовсе десять! Как тут разберешь, когда гонимый ветром снег мешает идти, а ноги то и дело проскальзывают, заставляя делать вместо одного шага два? А ведь по прибытии в город пеший путь не закончился, нужно было найти таверну для ночлега, в которой и накормят вкусно, и за комнату не обдерут как липку.
Эльфийка преодолела еще пару десятков метров и приостановилась, чтобы перевести дух и рассмотреть пустынную улицу, по которой шла уже не первую минуту. Интересно, стоил ли того этот Истмар? Пока что впечатления, которые успела получить Агата от кратковременного пребывания в городке, вовсе не соотносились с рассказами восторженных путников, творцов и торговцев, от раза к разу твердивших, каким прекрасным местом является этот оплот свободы и самовыражения.
- Каждый найдет что-то свое, ага, как же. Ангину, разве что, да цистит тут найдешь, - остроухая постучала мысами сапог друг об друга, сбивая налипший на них снег.
Агата поднесла ладони ко рту и выдохнула на них горячий воздух в попытке согреть, ведь, несмотря на теплые вязанные варежки, пальцы цепенели от холода. Эльфийка огляделась по сторонам, силясь рассмотреть скрываемые снегопадом названия на вывесках местных заведений, но успеха не возымела.
- Ну, что ж. Надо разыскать кого живого, пока я не вмерзла в снег. Та еще ледяная скульптура выйдет, украсит улицу до весны, - бубнила она на орочьем, но, едва только рассмотрела две выходящие из переулка темные фигуры, перешла на понятный для большинства общий. - Эй, стоять! - окликнула она незнакомцев. Те приостановились и, судя по положению тел, уставились на неуклюже засеменившую им навстречу девицу. - Подождите-подождите! Одну минуту!
Объемный баул с вещами то и дело норовил слететь с плеча, и Агате приходилось то и дело оправлять ремень и придерживать сумку за спиной.
- Ух! Ну у вас тут и морозец! - резюмировала Лотака, приблизившись к двум мужчинам. Ноги снова поехали вперед по припорошенному снежком льду, и она, чтобы не упасть, ухватилась рукой за рукав одного из них. - Добрый вечер!
- Чем-то помочь? - спросил он, окинув Агату взглядом, в котором читалась, помимо ряда вопросов, толика раздражения.
- Да! - кивнула Агата, улыбнувшись. - Я не местная, не знаю, где у вас тут можно переночевать, не оставив половину годового заработка. Подскажете чего? А, и чтоб не идти на другой конец города.
Незнакомцы замялись и переглянулись, затем смерили рыжую очередным неоднозначным взглядом, и второй мужчина с некоторым сомнением указал пальцем куда-то влево. Лотака повернула голову в ту же сторону, куда была вытянута рука собеседника, но ничего примечательного не обнаружила.
- Пойдешь туда, свернешь в ближайший переулок, потом прямо. Третий дом. Увидишь, таверна "Мастерская в Истмаре", - объяснил он. - Это ближайшее отсюда.
- Но это же для... - начал было второй, но закончить мысль не успел.
- И что, зато там отличное меню!
- А ты откуда знаешь?
- Ну, говорят!
- Спасибо, я побегу, пока у меня кровь не замерзла, - Агата кивнула и, не желая становиться свидетельницей назревающего выяснения отношений, тут же развернулась в нужном направлении и зашагала вперед, то и дело поправляя сумку.
Неоднозначная реакция одного из мужчин только распалила любопытство Лотаки, и она, подгоняемая порывами ледяного ветра и собственным интересом, ускорила шаг, чтобы поскорее оказаться в этой таверне. Как знать, может, там действительно хорошее меню? А может, не только меню?

"Свернуть в переулок, третий дом. Ага." - Лотака запрокинула голову, чтобы рассмотреть крупную, но выцветшую вывеску, на которой все же отчетливо угадывались буквы. - "Мастерская в Истмаре. И что ж в тебе такого?"
Остроухая с усилием, всем телом прислонившись к двери, толкнула ее от себя. Издав негромкий скрип, деревянное полотно поддалось и, когда эльфийка приоткрыла дверь сильнее, раздался звон колокольчика, висящего на входе специально, чтобы оповещать всех собравшихся о новых гостях.
Стоило переступить порог, как Агата тут же, из-за резкого контраста температур, почувствовала, как сильно, на самом деле, замерзла. Лицо раскраснелось пуще прежнего, и тело пробила легкая дрожь. Лотака, сразу стянув намотанные на голову шерстяные платки (а из было, по меньшей мере, три) и спрятав в карманы теплого объемного пальто варежки, оглядела почти пустое помещение. То, что народа было немного, порадовало эльфийку, ведь она, хоть и любила находиться в многочисленных компаниях, сейчас, с дороги, предпочла бы послушать тишину. Простояв у входа всего пару мгновений и обстучав сапоги от снега, она тут же направилась в центр зала к массивному столу, за которым поместилось бы минимум человек шесть. Агата сбросила на ближайший стул надоевшую за время пути сумку и принялась выпутываться из многочисленных слоев одежды. Сначала на спинку стула были сброшены промокшие от снега платки, затем на сумке оказалось пальто, после снятия которого эльфийка, оставшаяся с длинной объемной юбке, ситцевой рубахе и надетой поверх вязанной кофте на пуговицах, казалась вдвое меньше.
- Ох, - выдала она, опустившись на стул. - Ну и холод же!
Вот отдохнет минуту, и можно будет получше рассмотреть местную публику и изучить меню, а пока остроухая только растирала замерзшие ладони в попытке их отогреть.

+2

4

Когда могучий и старый Хельдемор распахнул свои объятия в жесте гостеприимства, орк его совсем не оценил. Выслеживаемой дичью, он бегал по лесам, избегая городов и деревень, чтобы не нарваться на озлобленных и слабых белолицых, погрязших в своей так называемой культуре мелочного эгоизма, похоти и надменного нарциссизма. Люди заставляли рычать в собственном бессилии, перенимая их правила игры, отчего хотелось тереть свою кожу песком до кровавых царапин, лишь бы вымыть, выжечь, высечь эту слабость вместе с кровью, плотью, духом. Нельзя было сорваться. Нельзя было убить тех, кто презрительно вздергивал носы при твоем появлении. Нельзя ничего. Хельдемор населяют в большинстве слабые, тщетные, упоенные в собственной низости, трусости и слабости люди, но! За их безопасностью следят прекрасные солдаты. И никакой топор, когда он один, не разобьет стену щитов подготовленных рубак, что смотрят на тебя с легкой настороженностью и провокационным взглядом. Ядовитым шепотом соблазняют: "давай, сорви голос в кличе родного племени, покажи силу своей септы, чтоб мы могли насадить твою голову на пику". И это раздражало. Но Трор упрямо считал, что где-то там, среди людского имени, он найдет свое имя. А если Ба'Алатар требует от него терпения, то он расцелует каждого белолицего, чтобы в своем итоговом триумфе в поцелуе клыками вырвать их языки.

И потому какое же сильное впечатление накладывает Ольдемор. Словно два брата близнеца - или не брата, кто их поймет, людей? все равно все похожи как один! - они выглядели под стать друг другу, но если старший был мелочным, взращенным желчью ненависти, то младший... душа компании. Первые деревни, как одежда, купленная матерью: одинаковый цвет, фасон, все равно сердце скажет, кто есть кто - абсолютно одинаковы. Но дальше... дальше орку предложили поесть и отогреться. А еще этот проклятый холод. Старые орки говорили, что когда на Варрха'Морру налетали северные ветра, они острыми иглами пробирали до костей, и никакая шкура не спасала от этой участи. Врали или нет - но сейчас Трор понимал эти ощущения. Снег известен и на Улл'Парсе, но точно не в таких количествах: идти не по дороге не вариант. Но орка обогрели. Накормили. И даже продали старую одежду и забавную вещь под названием снегоступы. А еще посоветовали идти куда-то на север. Истмар. Сказали, что там примут любого.

И не соврали. Очередное подтверждение, что собственные мысли о белолицых надо пересмотреть: одно племя, одна раса, разные люди. Как орки. Ничем не отличаются. Слабее, но та же кровь, те же поступки. Лишь другая культура. Какие только мысли не приносит снежная вьюга, да? Истмар был даже почти без стен - если эдакий частокол вообще можно ими назвать. Так, только против редких хищных зверей. И то скорее, чтоб защитить зверей от жителей Истмара, а не наоборот. Но об этом Трор подумает позже. Сейчас он смотрел на город, который не знал войны. И, наверное, никогда не узнает. Ведь день, когда сюда придет война, станет последним для этого города.

Небольшая стража у ворот лишь слегка насторожилась, крепче хватая древки своих копий. Ольдемор Ольдемором, но даже до этих Шепчущим во Тьме проклятых снежных мест доходили слухи о зеленокожих вторженцах из Улл'Парсы. Здравомыслие, несмотря на политику. Это Трор тоже понимал, потому спокойно показал руки. Дважды хлопнул правой рукой кисть левой, показывая мирные намерения. И после снял маску. Тоже здравомыслие - вряд ли белолицым понравится украшение, сделанное из челюсти их собрата по племени. Несколькими днями ранее ему дали подсказку, как проще попасть в город. Правда, они сами не думали, что орк поймет их язык, но невольно подсказали. Потому Трор сделал то, что не делал никогда.

- Среди родных мне степей
Лежит моя дорога вдаль.
По следу диких зверей
Туда, где злато возьмет сталь.

Там, где вулканы поют
О славных старых деньках.
Там, где мою страсть сожгут.
И растворят в ее слезах
, - пропел на родном языке Трор, и даже ощутил, как спадает напряжение вокруг. И не улыбнулся - физиономия оскаленного в ухмылке орка точно не продлят эти чудные моменты. И пусть стражи не понимали слова, но музыка песни о любви универсальна. Так что его пропустили.

- Еда. Тепло. Мытье. - с акцентом, рубленными фразами чеканил пришелец с юга, погружая своих недолгих знакомцев в ступор. Пока один, странно и бегло глянув на серьги Трора, не пробормотал что-то вроде "найдешь своих там" и указал пальцем. Второй же, видать о чем-то поняв (не иначе, как они хорошие друзья, раз могут общаться друг с другом полунамеками), начал рисовать схему, как пройти до ближайшего трактира. Схема была не нужна, ольдеморцы говорили на общем, пусть и несколько иначе, чем их западные соседи, но все равно достаточно понятно. Однако Трор все равно хмуро смотрел на схему, делая вид задумчивый, но придурковатый. После грубо хлопнул по плечу чертившего на снегу карту стражника, кивнул второму и пошел в сторону "Мастерской в Истмаре". Там были свои. Его крови. Его племени. И Трору не терпелось их увидеть.

Но реальность полна разочарований. Открыв входную дверь в приветственном реве на близком сердцу языке, орк добился только упавших в обморок существ и странных взглядов в свою сторону. Белолицые все же странные. И тупые. Свои - это орки, как их можно перепутать со слабыми людьми?

***

Воитель Красных Топоров оделся. Теплая качественная одежда и длинный плащ с капюшоном, на котором настоял хозяин заведения, чтоб "не волновать моих работников", служила временной заменой привычному обмундированию. В Истмаре оказался неплохой мастер, на услуги которого ушла большая часть средств. После странствий в Хельдеморе и приключения с Одар его броню нужно подлатать, заменить несколько ремешков и вернуть обратно. За время ожидания Трор успел познакомиться с местной умывальней - зданием с большим количеством пара и воды. В том месте орк сидел долго и с удовольствием, вспоминая родные парные палатки, где на раскаленные камни брызгали воду, а толстая шкура палатки не давала пару выбраться наружу. Правда, к нему несколько раз пытались зайти какие-то совершенно незнакомые ему люди - в частности мужчины, и одному Бешеный Вепрь чуть не сломал скамейкой хребет. Но горячий пар и несколько глубоких (не слишком глубоких - горячо же!) вдохов все же спасли спину незнакомца. Остальных Трор выпроводил бросанием всевозможной утвари, что лежала рядом. Правда, под конец обнаружил, что и черпаки он тоже выкинул, и потому просто взял обоими руками взял массивную бочку, полную воды и, кажется, под восхищенный вздох кого-то сзади, вылил все на себя. Насчет вздоха орк уверен не был - когда он обернулся, позади было пусто.

В общем, чистый, расслабленный и уже не переживающий насчет глупости белолицых, что спутали таверну, где могли быть его сородичи, Трор вышел из комнаты на третьем этаже. Мельком глянул на обнимающуюся парочку, ухмыльнулся своим отнюдь не невинным мыслям, хорошенько укутался в плащ, чтоб скрыть и шрамированное лицо, и спустился вниз. Повторять подвиг объяснения на ломанном общем, что ему сейчас нужно, орк не стремился, потому просто жестом намекнул о своей жажде и уселся за свободный столик. Чтобы услышать родную речь.

Расслабленный Трор даже не придал этому значение сначала. Ну понял. Так он и общий понимает. И только потом, когда перед ним оказалась кружка чего-то пенного и, наверняка, прохладного, орк развернулся, чтоб увидеть знакомый силуэт. Припомнить сказанные слова. Понять, что это не общий. Улыбнуться догадке. Взять кружку эля. Сесть рядом с, возможно, старой знакомой, нежно, но резко обнять ее за талию, крепко прижав к себе, чтоб не думала убежать. И прошептать.

- Красавица. Хочешь, я повешу на твои локоны колокольчик?


Орочий
Общий

Отредактировано Трор (06.09.2021 22:00)

+2


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [22 опочивальня 1058] "Мастерская в Истмаре"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно