поговаривают, мол...

В день Чернолуния полагается завесить все зеркала и ни в коем случае не смотреть на собственное отражение.

Некоторые порождения дикой магии могут свободно проходить сквозь стены.

В Солгарде все желающие могут оформить заявку на тур по тавернам, включающий в себя 10 уникальных заведений со всех уголков мира, и посещение их всех в один день!

Дикая роза на крышке гроба запрет вампира внутри.

В центре опустевшей деревушки подле Фортуны стоит колодец, на бортиках которого грубо нацарапана фраза на эльфийском: «Цена должна быть уплачена».

Старый лес в окрестностях Ольдемора изменился. Звери изменились вместе с ним. Теперь их нужно убивать дважды.

В провинции Хельдемора не стихает молва о страшной угрозе, поджидающей путников на болоте, однако... всякий раз, когда туда прибывали нанятые охотники, они попадали в вполне себе мирную деревеньку.

Беда! Склеп мэра одного небольшого города возле Рон-дю-Буша едва ли не полностью ушел под землю после землятресения. Лежавшие там мирно тела... пропали.

В окрестностях Рон-дю-Буша есть примечательный город, главная особенность которого — кладбище. Поговорите с настоятелем местной церкви и он непременно отыщет для вас могилу... с вашим именем.

Известный мастер ищет бравого героя, дабы увековечить его благородный лик в камне.

Тролль, которого видели недалеко от деревни на болотах, говорит на общем языке и дает разумные советы напуганным путешественникам, встречающих его на пути.

Книги в большой библиотеке при ольдеморской консерватории начали разговаривать, и болтают они преимущественно друг с другом.

В Керноа кто-то повадился убивать горожан. Обнаруживший неизменно замечает, что из тел убитых растут... зеленые кусты.

В Эльмондо обрел популярность торговец, раз в период заглядывающий в столицу и предлагающий всем желающим приобрести удивительно умных зверей. Правда все чаще звучат голоса тех покупателей, которые утверждают, будто иной раз животные ведут себя странно.

Если в Новолуние поставить зажженную свечу на перекресток - можно привлечь Мертвого Феникса, который исполнит любое желание.

Некоторые представители расы шадд странным образом не нуждаются во сне - они вполне могут заболтать вас до смерти!

Эльфы просто обожают декорировать свое жилье и неравнодушны к драгоценностям.

Дворфы никогда не бывают пьяны, что говорится, «в зюзю». А вот гномы напиваются с полкружки пива.

Бросьте ночью 12 Расцвета в воду синие анемоны, подвязанные алой лентой, и в чьих руках они окажутся, с тем вас навек свяжет судьба.

Оборотни не выносят запах ладана и воска.

В Сонном море существуют целые пиратские города! Ничего удивительного, что торговые корабли никогда не ходят в этом направлении.

Хельдемор не отличается сильным флотом: портовые города в гигантском королевстве ничтожно малы!

Положите аркану Луна под подушку в полнолуние чтобы увидеть сон о будущем!

Благословение Луны, которым владеют представители Фэй-Ул, способно исцелить от любого проклятия в течении трех дней после его наложения.

Джинны огня дарят пламя, закованное в магический кристалл, в качестве признания в любви.

В Маяке Скорби обитает призрак водного джинна, который вот уже пятьдесят лет ждет свою возлюбленную и топит каждого, чья нога ступит в воды озера, окружающего маяк.

Фэй-Ул пьянеют от молока, а их дети не нуждаются в пище первые годы жизни - главное, чтобы ребенок находился под Луной.

Самой вкусной для вампиров является кровь их родственников.

Свадьбы в Аркануме проводятся ночью, похороны - днем. Исключение: день Чернолуния, когда ночью можно только хоронить.

В лесу Слез часто пропадают дети, а взрослый путник легко может заблудиться. Очевидцы рассказывают, что призрачный музыкант в праздничной ливрее играет всем заблудшим на флейте, и звук доносится со стороны тропы. А некоторым он предлагает поучаствовать в полуночном балу.

Не соглашайтесь на предложение сократить дорогу от незнакомых путников.

На острове Чайки стоит роскошный особняк, в котором никогда нет людей. Иногда оттуда виден свет, а чей-то голос эхом отдается в коридорах. Говорят что каждый, кто переступит порог, будет всеми забыт.

Озеро Лунная Купель в Лосс'Истэль полностью состоит не из воды, а из лучшего вина, которое опьяняет сладким вкусом!

Утеха стала приютом целым двум ковенам ведьм: неужто им здесь медом намазано?

В языке эльфов нет слова, обозначающего развод.

По ночам кто-то ошивается у кладбищ подле Руин Иллюзий.

В Фортуне дают три телеги золота в придачу тому, кто согласен жениться на дочери маркиза.

В Белфанте очень не любят культистов.

Не стоит покупать оружие у златоперого зверолюда, коли жизнь дорога.

Кто-то оставил лошадь умирать в лесу Ласточки, а та взяла и на второй день заговорила.

Храм Калтэя называют проклятым, потому что в статую древнего божества вселился злой дух и не дает покоя ныне живущим. Благо, живут подле статуи только культисты.

В Озофе то и дело, вот уже десять лет, слышится звон колоколов в день Полнолуния.

Жители утверждают, будто бы портрет леди Марлеам в их городке Вилмор разговаривает и даже дает им указания.

Чем зеленее орк, тем он сильнее и выносливее.

У водопада Дорн-Блю в Ольдеморе живут джинны воды и все, до единого - дивной красоты.

На Ивлире ежегодно в период Претишья происходит турнир воинов. В этом году поучаствует сам сэр Александер Локхард - личный охранник ее Величества королевы Маргарет!

Все аристократы отличаются бледностью кожи, да вот только в Рон-Дю-Буше эти господы будто бы и вовсе солнца не знают.

В мире до сих пор существуют настоящие фэйри, да вот только отличить их от любого другого существа - невозможно!

Фэй-Ул настолько редки, что являются настоящей диковинкой для всего Аркануме. А на диковинки большой спрос. Особенно на черном рынке...

18 Бурана дверь королевского дворца Хельдемора распахивается всем желающим, бал в ночь Первой Луны.

В 15-20 числах в Лосс'Истэле происходит Великая Ярмарка Искусств - это единственный день, когда эльфы позволяют пройти через стену всем.

10 Безмятежья отмечается один из главных праздников - самая длинная ночь года. в Рон-дю-Буше проводится Большой Маскарад.

42 Расцвет - день Солнцестояния, неофициальный праздник Пылающих Маков в Ольдеморе, когда молодые люди ищут цветок папоротника и гадают.

22 Разгара отмечается Урожайный Вал в Фортуне.

Каждую ночь спящие жители Кортелий подле Утехи выбираются из своих постелей, спускаются к неестественно синему озеру и ходят по его песчаному дну. Поутру их тела всплывают, а селяне всерьез боятся спать.

В деревне Уилмот подле Вилмора более 90% детей умирают при рождении и тем странней, что несколько семей отличаются в ней поразительным плодородием.

Администрация проекта: один, два, три.
нужные персонажи
27.09 Опубликован новый прогноз астрологов.

Арканум. Тени Луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [16 претишье 1059]


[16 претишье 1059]

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Звон монет

https://cdnb.artstation.com/p/assets/images/images/022/270/343/4k/anato-finnstark-web-pti.jpg?1574780313

Лосс'Истэль | 16 претишье Лавиани | Парчи Фаль

Вторая декада претишья, единственный шанс попасть на территорию эльфов и его нельзя упустить. Кто знает, какие чудеса и диковинки встретятся на пути.

Закрутить колесо Аркан?
может быть

Отредактировано Лавиани (11.09.2021 19:35)

+1

2

— Ты посмотри на это, — Лавиани скосила глаза, глядя на пару вернувшихся в лагерь акробатов. — Что это? Кинули в шапку какую-то безделку!
Нел – та еще сварливая скотина, за монету удавиться готов и в труппе его терпели только потому что заменить пока некем.
К сожалению, буран никогда не обходился без потерь. В не сезон цирк осел подле Солгарда и, как это обычно и бывает, часть артистов ушла на вольные хлеба. Лавиани их понимала, цирковые привыкли, что вся их жизнь проходит в дороге и перспектива просидеть шесть декад, а то и больше, на одном месте никого не радовала. К концу зимы некоторые артисты возвращались, другие же либо не успевали, либо находили себя в другом и их места занимали те, кто успел раньше. Нел из таких – запрыгнувших в последний фургон и выгнать его нельзя, для поставленных номеров требовалось не меньше трех акробатов.
Быть может, будь у нее другой профиль, то и она бы ушла вместе с ними, но оставить животных больше не на кого. За своих подопечных Лавиани переживала порой больше, чем за людей – последние хоть сами могли отвечать за свои судьбы и поступки.
— Ты же не требовал по монете с каждого ротозея? — поинтересовалась Лавиани, перекатываясь на бок и спуская ногу с крыши фургона вниз. Нел скривился. По его мнению за просмотр каждый должен ему денег, даже если акробат просто в носу ковырялся возле стойки в забегаловке, пока остальные работали. — Дай глянуть.
— Ага, щас, — желтый кругляшок перекатился между пальцев скрыги и скрылся в ладони. Хмыкнув, Лавиани подбросила в своей руке серебряную монету, с удовольствием отметив, как загорелись глаза Нела. Все деньги мира должны принадлежать ему, удивительно, что в акробаты подался, а не ворьем заделался.
— Меняю не глядя, — монетка подпрыгнула в воздухе и закончила свой путь в подставленном кошеле. Изрядно подобревший Нел бросил монету и обернулся к своему спутнику.
— Ну вот это другое дело, всегда бы так, а то так недолго до того времени, когда в мою шапку будут бросать камни с дыркой, — фыркнул парень и вскоре вновь скрылся из виду, оставив Лавиани один на один с находкой.
Вещица оказалась монетой, довольно крупной и грязной, будто ее из лошадиных яблок достали. Лавиани понадеялась, что эта догадка не оправдает себя и спустилась с крыши фургона поближе к факелам. Потерла ее тряпицей, коей вытирали лошадей, и на поверхности появился яркий золотой блик. Похоже Нел прогадал в этот раз, обменяв золото на серебро. Лучше не говорить об этом ему, иначе можно нажить врага – никаким золотом уже не откупиться за осознание упущенной выгоды.
— Что там у тебя? — Мелисса – тоненькая как тростинка девчонка, выступавшая в роли ассистента метателю ножей – выглянула из фургона, сонно потирая глаза.
— Монетка, чтобы загадать желание, — отшутилась Лавиани, закончив оттирать монету и пряча ее в карман. Странная, не похожая на государственные монеты, скорее на талисман. Может сделать дырку и повесить на шнурок? Завтра они будут в городе…
Ивелин, что в Лосс'Истэле, город эльфов, закрытый для чужих круглый год, кроме нескольких дней в середине второй декады претишья. С этими датами начинается сезон для цирковых – ярмарка искусств лучшее место для того, чтобы и себя показать, и других посмотреть. К концу второй декады можно было надеяться на то, что дороги на Галатее просохнут и колеса фургонов не будут увязать в грязи.
Лавиани каждый год с нетерпением ждала начало претишья, предвкушая поездку до страны эльфов. Было что-то волшебное в том, как пересекаешь границу их леса и видишь, как буквально на глазах меняется климат и ландшафт. Здесь, кажется, даже воздух был другим. Или такое впечатление создавалось от того, что попасть сюда удавалось единственный раз в году?
Утром, едва забрезжил свет, вереница фургонов вновь отправилась в путь и уже во второй половине дня оказалась на месте, отведенным под ярмарку, раскинувшуюся у стен столицы. Встреченные по пути небольшие селения меньше всего напоминали людские, если человеческие дома располагались на земле, то здесь их строили в кронах огромных деревьев, соединяя между собой подвесными веревочными мостами. Столица же сильно отличалась, выстроенная из белого камня, ее золоченые шпили поднимались так высоко над деревьями, что увидеть их можно даже из-за великой стены, отделяющей страну от остального континента. Попадая на улицы столицы будто в другом мире оказываешься, настолько воздушной, красивой и неповторимой была архитектура этого города. И не только архитектура, главным украшением были не золото и не белый, с цветными прожилками, мрамор, из которых сложены дома и стены города, а природа, в которую так удачно вписался целый город.
— Сколько лет сюда езжу, а все никак не привыкну к этому, — вздохнула Лавиани, помогая распрягать лошадей. Хотелось как можно скорее управиться с делами, чтобы отправиться изучать палатки тех, кто прибыл на ярмарку днем ранее.
— Позаботься о них как следует, — закончив со своей частью, Лаэн похлопала по спине паренька – племянника Хозяина, нанявшегося в качестве разнорабочего. Еще одна пара рук, которые никогда не будут лишними.
И так, впереди несколько свободных часов для того, чтобы суметь оббежать хотя бы половину выделенной под палатки территории. Хотелось посмотреть все, обязательно заглянуть к торговцам тканями и специями, привезенными из-за моря, фрукты-диковинки для Галатеи, драгоценности – эльфы славились своим мастерством в ювелирном деле и Лавиани никогда не отказывала себе в удовольствии если не купить, так хотя бы одним глазком взглянуть на произведения искусства. Оказавшись предоставленной самой себе, она даже растерялась в первые минуты, пока не нащупала в кармане вчерашнюю находку.
Монета.
— Совсем о ней забыла, — Нел вернулся в лагерь веселым и о своей добыче, надо думать, тоже не вспоминал.
Выудив монету на свет, Лавиани только теперь смогла рассмотреть ее как следует. Небольшая, с одной стороны крылатая свинья, с другой – портрет клыкастой женщины. Удивительно тонкая работа – волосы, подробные черты лица, отчего даже в золоте оно казалось живым. Красивая, даже не смотря на клыки и изображенную по контуру острых ушек шерсть.
Первое, что пришло ей на ум – повесить монетку на шнурок, как кулон – пришлось откинуть в сторону. Может начать с ювелиров? Попросить оценить вещицу, выглядела она так, будто у нее была какая-то история.
— О, извините, — у проходившего мимо незнакомца удалось узнать, где искать лавки ювелиров и вот уже минут через пятнадцать Лавиани, по пути перехватившая у местного торговца сочный персик, стояла возле нужного фургона. Распряженные и стреноженные животные, с длинными витыми рогами, стояли чуть поодаль. Таких за пределами Лосс'Истэль никогда и не встретишь. Фургон тоже мало походил на человеческое творение, казалось, он был просто сплетен из корней, поросших мхом и плющом. Спереди висела пара фонарей, выкрашенных золотой краской, внутри которых не было свечей.
— Есть кто? — вокруг возле своих рабочих мест снова люди, эльфы, зверолюды, Лавиани заметила одного, чья шерсть буквально отливала золотом, носящегося с оружием. Отчего-то его лавка не пользовалась большим спросом, а он будто и не был огорчен этим фактом.
Поднявшись по ступенькам, ведущим внутрь, Лавиани постучала по открытой двери и вошла. Внутри фургон оказался больше, чем виделось снаружи. Не целый магазинчик, конечно, но развернуться было где. Вдоль стен тянулись полки и на мягком молодом мхе расположилось столько диковинок, что глаза разбегались. Стоило взглянуть на одну, как над ней разливался свет, искорками отражающийся на гранях драгоценных камней. Казалось, волшебство витало в воздухе – вот за что Лавиани любила это место, которое никогда не приестся.
— Чего желаете?
— О… — похлопала себя по карманам, отыскивая монетку, — можете рассказать мне об этом?

0


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [16 претишье 1059]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно