поговаривают, мол...

В день Чернолуния полагается завесить все зеркала и ни в коем случае не смотреть на собственное отражение.

Некоторые порождения дикой магии могут свободно проходить сквозь стены.

В Солгарде все желающие могут оформить заявку на тур по тавернам, включающий в себя 10 уникальных заведений со всех уголков мира, и посещение их всех в один день!

Дикая роза на крышке гроба запрет вампира внутри.

В центре опустевшей деревушки подле Фортуны стоит колодец, на бортиках которого грубо нацарапана фраза на эльфийском: «Цена должна быть уплачена».

Старый лес в окрестностях Ольдемора изменился. Звери изменились вместе с ним. Теперь их нужно убивать дважды.

В провинции Хельдемора не стихает молва о страшной угрозе, поджидающей путников на болоте, однако... всякий раз, когда туда прибывали нанятые охотники, они попадали в вполне себе мирную деревеньку.

Беда! Склеп мэра одного небольшого города возле Рон-дю-Буша едва ли не полностью ушел под землю после землятресения. Лежавшие там мирно тела... пропали.

В окрестностях Рон-дю-Буша есть примечательный город, главная особенность которого — кладбище. Поговорите с настоятелем местной церкви и он непременно отыщет для вас могилу... с вашим именем.

Известный мастер ищет бравого героя, дабы увековечить его благородный лик в камне.

Тролль, которого видели недалеко от деревни на болотах, говорит на общем языке и дает разумные советы напуганным путешественникам, встречающих его на пути.

Книги в большой библиотеке при ольдеморской консерватории начали разговаривать, и болтают они преимущественно друг с другом.

В Керноа кто-то повадился убивать горожан. Обнаруживший неизменно замечает, что из тел убитых растут... зеленые кусты.

В Эльмондо обрел популярность торговец, раз в период заглядывающий в столицу и предлагающий всем желающим приобрести удивительно умных зверей. Правда все чаще звучат голоса тех покупателей, которые утверждают, будто иной раз животные ведут себя странно.

Если в Новолуние поставить зажженную свечу на перекресток - можно привлечь Мертвого Феникса, который исполнит любое желание.

Некоторые представители расы шадд странным образом не нуждаются во сне - они вполне могут заболтать вас до смерти!

Эльфы просто обожают декорировать свое жилье и неравнодушны к драгоценностям.

Дворфы никогда не бывают пьяны, что говорится, «в зюзю». А вот гномы напиваются с полкружки пива.

Бросьте ночью 12 Расцвета в воду синие анемоны, подвязанные алой лентой, и в чьих руках они окажутся, с тем вас навек свяжет судьба.

Оборотни не выносят запах ладана и воска.

В Сонном море существуют целые пиратские города! Ничего удивительного, что торговые корабли никогда не ходят в этом направлении.

Хельдемор не отличается сильным флотом: портовые города в гигантском королевстве ничтожно малы!

Положите аркану Луна под подушку в полнолуние чтобы увидеть сон о будущем!

Благословение Луны, которым владеют представители Фэй-Ул, способно исцелить от любого проклятия в течении трех дней после его наложения.

Джинны огня дарят пламя, закованное в магический кристалл, в качестве признания в любви.

В Маяке Скорби обитает призрак водного джинна, который вот уже пятьдесят лет ждет свою возлюбленную и топит каждого, чья нога ступит в воды озера, окружающего маяк.

Фэй-Ул пьянеют от молока, а их дети не нуждаются в пище первые годы жизни - главное, чтобы ребенок находился под Луной.

Самой вкусной для вампиров является кровь их родственников.

Свадьбы в Аркануме проводятся ночью, похороны - днем. Исключение: день Чернолуния, когда ночью можно только хоронить.

В лесу Слез часто пропадают дети, а взрослый путник легко может заблудиться. Очевидцы рассказывают, что призрачный музыкант в праздничной ливрее играет всем заблудшим на флейте, и звук доносится со стороны тропы. А некоторым он предлагает поучаствовать в полуночном балу.

Не соглашайтесь на предложение сократить дорогу от незнакомых путников.

На острове Чайки стоит роскошный особняк, в котором никогда нет людей. Иногда оттуда виден свет, а чей-то голос эхом отдается в коридорах. Говорят что каждый, кто переступит порог, будет всеми забыт.

Озеро Лунная Купель в Лосс'Истэль полностью состоит не из воды, а из лучшего вина, которое опьяняет сладким вкусом!

Утеха стала приютом целым двум ковенам ведьм: неужто им здесь медом намазано?

В языке эльфов нет слова, обозначающего развод.

По ночам кто-то ошивается у кладбищ подле Руин Иллюзий.

В Фортуне дают три телеги золота в придачу тому, кто согласен жениться на дочери маркиза.

В Белфанте очень не любят культистов.

Не стоит покупать оружие у златоперого зверолюда, коли жизнь дорога.

Кто-то оставил лошадь умирать в лесу Ласточки, а та взяла и на второй день заговорила.

Храм Калтэя называют проклятым, потому что в статую древнего божества вселился злой дух и не дает покоя ныне живущим. Благо, живут подле статуи только культисты.

В Озофе то и дело, вот уже десять лет, слышится звон колоколов в день Полнолуния.

Жители утверждают, будто бы портрет леди Марлеам в их городке Вилмор разговаривает и даже дает им указания.

Чем зеленее орк, тем он сильнее и выносливее.

У водопада Дорн-Блю в Ольдеморе живут джинны воды и все, до единого - дивной красоты.

На Ивлире ежегодно в период Претишья происходит турнир воинов. В этом году поучаствует сам сэр Александер Локхард - личный охранник ее Величества королевы Маргарет!

Все аристократы отличаются бледностью кожи, да вот только в Рон-Дю-Буше эти господы будто бы и вовсе солнца не знают.

В мире до сих пор существуют настоящие фэйри, да вот только отличить их от любого другого существа - невозможно!

Фэй-Ул настолько редки, что являются настоящей диковинкой для всего Аркануме. А на диковинки большой спрос. Особенно на черном рынке...

18 Бурана дверь королевского дворца Хельдемора распахивается всем желающим, бал в ночь Первой Луны.

В 15-20 числах в Лосс'Истэле происходит Великая Ярмарка Искусств - это единственный день, когда эльфы позволяют пройти через стену всем.

10 Безмятежья отмечается один из главных праздников - самая длинная ночь года. в Рон-дю-Буше проводится Большой Маскарад.

42 Расцвет - день Солнцестояния, неофициальный праздник Пылающих Маков в Ольдеморе, когда молодые люди ищут цветок папоротника и гадают.

22 Разгара отмечается Урожайный Вал в Фортуне.

Каждую ночь спящие жители Кортелий подле Утехи выбираются из своих постелей, спускаются к неестественно синему озеру и ходят по его песчаному дну. Поутру их тела всплывают, а селяне всерьез боятся спать.

В деревне Уилмот подле Вилмора более 90% детей умирают при рождении и тем странней, что несколько семей отличаются в ней поразительным плодородием.

Администрация проекта: один, два, три.
нужные персонажи
24.09 Осталось 4 дня до окончания прогноза астрологов.

Арканум. Тени Луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [10 безмятежья 1058] Этой ночью я усну как должно.


[10 безмятежья 1058] Этой ночью я усну как должно.

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Этой ночью я усну как должно

https://i.imgur.com/p1f34rH.jpg

Рон-Дю-Буш | 10 безмятежья 1058 Парчи Фаль | Вероника де Морте

Этой ночью я усну как должно,
Да, могу уже сейчас предвидеть!
Если ты расскажешь, будто можно,
Мне себя с утра не ненавидеть.

Если ты соврёшь о том, что было,
Даровав надежду на спасенье,
И не станешь пестовать уныло
Навсегда истлевшее мгновенье.

Я поверю в шутовские сказки,
И пускай моё веселье ложно,
Если ты со мной не по указке,
Этой ночью я усну как должно.

Закрутить колесо Аркан?
нет

+1

2

Человек застыл над книгой в позе задумчивого изнеможения. Вероника наблюдала за ним уже несколько минут, но чтец так ни разу и не перелистнул страницу, будто в самом созерцании написанного текста он находил глубинные смыслы. Какая-то таинственная сила, неподвластная разумному объяснению, обращала всё вокруг в полутона. Приглушенные, размытые цвета. Сдавленные перешёптывания. Едва ощутимый запах дерева, кожи и дыма. Даже свет из высоких и узких стрельчатых окон падал исключительно на столы, расставленные ровными рядами, оставляя остальное пространство в полутени. Вероятно из-за поверья, мол попадание прямых солнечных лучей может испортить древние фолианты.
- Мне нужна книга. - Против полнокровного и звучного голоса посетителя сопротивляемость этой силы оказалась бессильна. Женщина сама не ожидала насколько широко разольётся звучание, и даже отступила на шаг от стойки, но это не спасло её от злобного “шиканья”, донёсшегося, кажется, со всех сторон сразу.
- Мне нужна книга, - повторила она уже на пол тона тише.
Из глубины теснины, образованной книжными стеллажами, раздались чьи-то шаркающие шаги. Двоедушница различила, как медлительно двигается его тень в ореоле тусклого света масляной лампы. Библиотекарь приблизил к своим серым, почти что выцветшим глазам крошечное пенсне. Ему приходилось щуриться, чтобы взглянуть на Виктора сквозь двояковогнутые линзы.
- Безусловно, у нас вы найдёте то, что ищите, - даже манера его речи оказалась медлительной.
- Вот, - женщина вынула из внутреннего кармана аккуратно сложенный вдвое листок, на котором красивым и ровным почерком, с завитушками, выведен список интересующих её изданий. Максимилиан составил его для неё, и она всецело доверяла выбору историка, намереваясь отыскать в рекомендованных писаниях зерно истины, а может и путь к избавлению.
- Что-то из этого, или всё разом, если мне может так повезти.
Старик тянется за письмом, изучает его, приблизив к носу, и уходит в глубокую задумчивость, явно припоминая, в какой стороне можно поискать запрашиваемые книги.
- Полагаю, мифы и легенды, - он разворачивается к посетителю спиной, выискивает на дверцах рубрик нужную букву и вытягивает узкий ящичек, плотно набитый карточками с названием книги и литерным обозначением стеллажа, на котором можно её отыскать. Не говоря ни слова, библиотекарь протягивает Веронике одну из таких карточек, но она не может и вообразить, как ориентироваться в столь захламлённом и путанном пространстве.
“Большая книга чудес для исполнения желаний”. Трудно представить себе более тривиальное название. Женщина застыла, не зная, что ей делать с предложенным даром. Её смятение, похоже, веселило книгочея, но он сжалился над ней и призвал слугу. Удивительно, что звук колокольчика, который он для этого использовал, разлился настолько мягко и густо, что не потревожил никого из присутствующих. Из-за стойки к ней подскочил мальчишка лет десяти. Передвигался он много шустрее своего учителя, но совершенно так же, как и он, не издавал ни единого лишнего звука. Он протянул руку, забрал карточку и унёсся в бесконечные лабиринты.
В ожидании своего заказа Вероника терпеливо стояла у стойки, купаясь в абсолютном невнимании со стороны библиотекаря, который принялся что-то выводить в тетради, приколотой к столешнице хлипкой посеребрённой цепью, продетой сквозь все страницы в верхнем левом углу. Он вывел что-то пером, а потом запнулся.
- Имя? - его скрипучий голос дребезжал на выдохе.
- Виктор де Морте.
- Служение? - он не поднимал глаз.
- Арх`Сонне. - Только когда Вероника назвала своего господина, старик глянул на неё поверх пенсне и поджал губы, то ли в одобрении, то ли от досады.
Возможно, было бы правильнее назваться рыцарем Ордена Белого Меча, но двоедушница ответила инстинктивно, на порыве, спровоцированная словом - настолько чтит она своего господина, безусловно и даже без осмысления.
Женщина услышала шаги нового посетителя до того, как он  показался в поле её зрения. Она повернула голову к источнику звука и сощурилась, встречая янтарные искры. Высокий и грузный, укутанный в тёмно-серую драпировку так, что невозможно разглядеть фигуру фей - ул, это она поняла по клыкам, торчащим изо рта и изогнутым вверх, подошёл к стойке и первым делом приветствовал де Морте, заметив её интерес.
- За большим выбором всегда прячутся редкости, - женщина не заметила восторженности в его словах, только ровные и гулкие ноты. Такие умеют извлекать только певцы, способные самовластно управлять тембром, как им вздумается.
Она только кивнула в ответ, не найдя за душой чего-то настолько же мелодичного и подходящего к слову.
Неожиданно её окутал флёр горьких трав. Запах оказался настолько сильным, пышущим жаром, что Вероника шарахнулась в сторону. Она почувствовала, как в груди нарастают вибрации, как будто сдержанное рычание, замкнутое плотно сжатыми зубами, никак не может вырваться наружу и всё нарастает и нарастает, распирая грудную клетку изнутри. Зверь тревожен и настойчив в своём предубеждении. Он предлагает атаковать незнакомца прямо сейчас. Пустить ему кровь. Рвать его плоть.  Ей достанет концентрации подавить потревоженные инстинкты, но для этого ей придётся больно ранить себя кинжалом, незаметно сунув его остриё к бедру.
- Может в вашей коллекции найдётся для меня легенда о Волшебном кабане? - хвала Луне, занятые переговорами не заметили её упадка.
- Да, но книга уже занята, - Вероника прекрасно различает содержание беседы, даже стоя в отдалении. - Вы можете договориться с господином де Морте и взять книгу после него.
- Но я хотел бы выкупить фолиант, - она выдаёт себя.
Библиотекарь выглядит растерянным. Он обращает свои глаза к Виктору, затем переводит их на фей-ул, и наконец, опускает в тетрадь, аккурат на ту строку, где его же рукой выведено "Арх`Сонне".

+2

3

Кисть легко касается бархатистой щеки и золотым росчерком вырисовывает золотой узор, уходящий далеко вниз по шее, груди, ровными линиями до самых бёдер. Парчи позволяет образу отдохнуть ещё пять минут, пока влажные линии окончательно не застынут сухим золотом на его коже. Кабаний взгляд устало падает на кровать, где его одежда занимает большую часть белоснежной простыни. Бирюза с золотом, кофе с молоком и немного черных оттенков - всё убранство аккуратно ляжет мягкой тканью ему на плечи. Тугой ремень из окрашенной кожи Парчи затягивает в три оборота, попутно поправляя рубаху и брюки. В ушах вмиг окажутся плачущие янтарными слезами золотые луны, дорогой подарок оставленный ему под утро скромным клиентом. Парчи выправляет лишние складки одежды и принимается за вычесывание шерсти. Белый, рыжий пух клочьями собираются о деревянную расческу. Весь его роскошный образ кутается в серые балахоны, скрывая позолоту тяжелой драпировкой - плащ с капюшоном и плотные чехлы на крыльях. Такая визитная карточка Парчи. Никто из чужих не должен видеть его образ, никто, ведь всё это для клиента.

Парчи помнит каждый первый взгляд его гостей, их глаза, загораясь огненным любопытством, цепляются за мельчайшие детали его образа. Словно всё, что сегодня на нём, абсолютно всё принадлежит им и только им. Это непередаваемое чувство обладания возбуждает неподдельный интерес клиентов, выделяя в их сознании особое место для Парчи. Для многих он особый подарок, украшающий их скучную будничную жизнь. В их глазах Парчи безошибочно угадывал желание увидеть продолжение золотого узора по всему его телу. И каждый клиент знает, что есть особый запрет для всех, где говорится, что нельзя купить достоинство. Никого этот факт не расстраивал, потому что почти каждый из них считал, что он станет тем самым особенным или той самой особенной, кому удастся пересечь черту запретного плода.

Работа, как идея его существования, но не смысл.

Парчи хлопает дверью и оказывается на улице среди невероятного сборища существ. Спешные создания толкают его плечи, желая затянуть за собой утекающим потоком прямо к местной ярмарке. Кабанья голова возвышается над людом; Парчи нет необходимости торопиться, ведь он вышел с большим запасом, часа два или даже три он может свободно позволить себе уделить внимание местному рынку. Большими стеллажами пылится ширпотреб, ожидая своих покупателей - книги, музыкальные инструменты, картины, корзинки и прочее мало нужное дешевое барахло. Среди тонны безделушек Парчи выискивает настоящее сокровище - монеты. Нумизматом его не назовешь, ведь он всегда ищет только конкретные. Но заместо всего, неожиданно для кабана, прям над палатками появляется огромное здание, готическое строение с типичными для него узкими оконцами.

Это ведь библиотека!

Колокольчик приветствует очередного посетителя негромким бряцаньем язычка. В огромном зале, рассчитанном на сотни мест, а сегодня всего парочка посетителей, видать остальные предпочли прогуляться по ярмарке, а посещение библиотеки отложить до лучших времён. Парчи лёгким шагом доходит до стойки и заглядывает прямо туда в поисках библиотекаря. Однако, он не спешит прерывать беседу между ним и ещё одним посетителем. При удобном случае кабан подаст знак о своём присутствии, вклиниваясь в разговор приветствием и мягкой бархатной речью. Он устало улыбается библиотекарю и краем глаза обращает внимание на незнакомца подле себя. Его отталкивающая манера, его движения, они подсказывают кабану не делать резких движений, даже в целом - не обращать на него внимание. Не всякий день обязан строиться на положительных эмоциях и Парчи никого не собирался осуждать за это. Поэтому он просто решает закончить разговор быстрее - спросить конкретную книгу у мужчины.

Незнакомец строит серьёзный взгляд и произносит самое нежеланное для кабана. Он хочет выкупить права на обладание несчастной книги. Да это книгой не назвать то! Лживая дрянная тетрадь!
- Так решительно, - Парчи поднимает в удивлении брови и обращается к незнакомцу, - должно быть для вас эта книга значит нечто большее, чем просто текст? Большая книга чудес для исполнения желаний, - Парчи наклоняет голову чуть вбок и вслух читает название книги.
Такое искаженное и неправильное. Лживые истории, подающие надежду мечтательным детям и отчаявшимся взрослым. В этих рассказах нет ни толики правды, пустые сказки с хорошим концом.
- Мне не нужны остальные истории, лишь только одна - "легенда о Волшебном кабане". Я не стану портить хороший настрой господину, читайте, наслаждайтесь. Но может быть вы передумаете о своём решении позже.., - Парчи задумчиво уводит взгляд в сторону и вытаскивает из-за плаща маленькую визитную карточку с адресом, его именем и должностью в роли компаньона, - держите, - он протягивает карточку незнакомцу, - и тогда я расскажу вам больше, чем эта книга.

+2

4

Служка с вихрастой рыжей шевелюрой подоспел к самому подходящему моменту. Он преподнёс Виктору свою ношу на вытянутых руках, учтиво склонив голову и старательно пряча улыбающееся лицо, усыпанное жёлтыми крошками йодоформа. “Большая книга чудес для исполнения желаний” на деле оказалась жалкой книжонкой, подобной пыльной и замызганной тетради, в которой книгочей вёл свои записи, тогда как, при упоминании столь пышного и претенциозного заглавия, ей на память приходили многотомники и собрания сочинений, пухлые фолианты в бархатной оплётке, с прекрасными гравюрами и невежественным содержанием, способным побудить пытливый ум, достаточно живой для восприятия, к бесплотным изысканиям. Сложившаяся антитеза обескуражила двоедушницу, она подняла на библиотекаря взгляд, полный недоумения, но в ответ получила лишь снисходительный кивок.
Незнакомец, кажется, тоже смущён. Его высокий лоб, запечатлëнный мыслью, хмурится, но он не вступает в схватку, а смиренно уступает знание тому, кто первым заявил на него свои права, абсолютно игнорируя мгновенно воплотившийся в словах, жестах и гримасах собеседника дух соперничества. Будто базисное для всякого живого свойство, рождённое из стремления к самосохранению, ему и вовсе чуждо. И это невежество, эта беззаботность, откровенное радушие, обескураживающее и лишающее оппонента повода для безапелляционных заявлений, должно бы было смягчить манеру Виктории, но она только ещё больше злилась, дёргалась и распылялась, готовая к чуть ли не поединку за право обладания. К тому же, в устах незнакомца название сборника прозвучало ещё более комично, и даже его чуть жеманная манера артикулировать не смягчила уничижительного каламбура.
Безусловно, она не пожелала объясняться с кем бы то ни было и потому просто проигнорировала вопрос, бесцельный и пустой по её разумению - пусть думает, что всё так и есть. Пусть думает, что знает. Она не собиралась ни подтвердить его догадки, ни разуверить его в заблуждении.
Выхватив книгу из рук мальчишки, женщина упрятала её понадёжней, отвернув полу кителя. Она не стала ловить убегающий взгляд собеседника, казалось, если на него и вовсе не смотреть, то раздражение, дрожащие в груди, чуть стихает. А если ещё больше увеличить расстояние между ними, отступив к дальнему стеллажу, то и вовсе можно не замечать его присутствия. Она ни за что не потянулась бы за предложенным визитным билетом, если бы не слова, обещающее знание.
- Хорошая закладка на память, - ей необходимо хоть что-то ответить, - отмечу ею историю о кабанах. Сколько? - она без расстановок обращает своё внимание к книгочею.
- Обычно мы не продаём книги, - старец пытается оправдаться, но женщина прекрасно понимает, что он набивает цену.
- Обычно я не повторяю свой вопрос дважды, - она представляет как легко переломить шею этому немощному старику, истощённому, кажется, одним только дыханием.
- Конечно, прецеденты были, - библиотекарь идёт на попятную, но вовсе не из-за угрожающих ноток в её голосе, - но я не знаю, как оценить предложенное издание, - ему не терпится избавиться от посетителей.
- Какая гнусная блажь, - Вероника оставляет книгочею кошель с монетами и, не встретив сопротивления, спешит покинуть библиотеку.

Самая длинная ночь в году отчего-то крайне будоражила воображение жителей Рон-Дю-Буш. Хотя, по большому счёту, в ней не было ничего особенного, если сравнивать со всеми остальными ночами сезона. Вё та же непроглядная хмарь. И всё то же беспамятство. Вот только нынешний Большой карнавал таки можно назвать особенным. Всюду, куда ни глянь - костюмы и маски, карикатурные монстры. Чернолуние послужило для жителей прекрасными поводом лишний раз высмеять свои страхи и суеверия. Не было сегодня на улицах города ни покоя, ни молчания.
Вот, на площади разожгли высокий костёр, вокруг которого тут же принялись водить танцы. Какое-то время женщина наблюдала, как фигуры трепещут в беспокойном и судорожном движении, но, не переняв всеобщей ажитации, она  поспешила свернуть в переулок, спасаясь от суматохи. Ей навстречу, врезаясь в корпус и почти что сбивая с ног, пронеслась стайка распоясанных девиц с головами, покрытыми, ярко-красными платками, скрывающими лица. Их преследует некто в громоздкой и нелепой маске волка, сделанной из плохо прокрашенной темперной краской бумаги. Когда ряженный пронёсся мимо, Вероника отчётливо различила миазм заветренного яичного желтка, даже сквозь флёр толчённых листьев крапивы и росянки, придающих основе тёмно-серый, почти что чёрный цвет. В глупой игре человек в маске схватил одну из девиц и сорвал с неё вуаль, требуя выкуп за нелепый клочок ткани. Женщина не стала наблюдать развязку. Она и не думала объявить ноту протеста подобному бесцеремонному отношению. Ей нужно как можно скорее добраться до комнат, арендованных ею в одном из доходных домов на окраине.
Среди гомона и толчеи ей слышится неясный шёпот, а бред преследования гонит двоедушницу прочь от людных улиц. Её вовсе не радуют ни танцы, ни всеобщее веселие, ни развязные игры. Всё радостное в её душе иссушила жестокая лихорадка, и не было ей конца - только короткая передышка на одну единственную ночь в сезоне, которую ей придётся потратить на чтение. Но она не сожалеет о потерянном времени, ибо не может вообразить, чего бы ей на самом деле хотелось, кроме того, чтобы отыскать хоть одну зацепку, обещающую избавление.
Многоэтажный дом встретил её тишью - большинство жителей давно уже покинули свои квартирки, чтобы стать частью карнавала, и только к утру он снова наполнится жизнью: тревожными перешёптываниями, скрипом несмазанных петель и тяжёлыми вздохами водопроводных труб.
Первым делом женщина смоет с лица пыль и смог, только потом примется за чтение, жадно выискивая судьбоносное знамение на каждой странице. Но ей не достанется ничего кроме глупых сказок. Нет-нет, совершенно точно в гнусной тетрадке не окажется ни одной более или менее правдоподобной истории. И как только она оказалась в списке среди прочих!
В гневливом припадке Вероника уничтожает книгу, вырывая один за другим исписанные листы. Её рука дрогнет лишь над заголовком “Легенда о Волшебном кабане”. Женщине вспомнится обещание незнакомца.
- Больше чем эта книга? Отчего бы и не послушать. - Она спрячет огрызок и направится в дом развлечений в поисках того самого обманщика.

- Я хотел бы купить время, - Виктор положил визитный билет на имя некоего Парчи на стол управителя. Тот без колебаний и промедлений назвал внушительную сумму. Выходило, что услуги названного рассказчика оцениваются с предвосхищением, но, всё же, не дороже денег. Двоедушница расстаётся с названной суммой без сожалений.
Ей предлагается ждать в комнате, где каждая деталь видится ей неудобной. Низкий помост с подушками для сидения, лёгкие и яркие драпировки, покрывающие стены, ленты и бусины, воскурения, заполняющие всё пространство едким лавандовым дымом. Женщина собирает в кулак тонкие щепки, пропитанные маслом, и выбрасывает их в окно, не глядя, куда бы они могли приземлиться. Компаньона она встречает злобным взглядом, вытирая руки о шторы. Его появление не позволило ей сорвать их с гардин и отправить следом за благовониями.
- Рассказывай, - она призывает его к ответу, не утруждая себя пояснениями.

+1


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [10 безмятежья 1058] Этой ночью я усну как должно.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно