поговаривают, мол...

В день Чернолуния полагается завесить все зеркала и ни в коем случае не смотреть на собственное отражение.

Некоторые порождения дикой магии могут свободно проходить сквозь стены.

В Солгарде все желающие могут оформить заявку на тур по тавернам, включающий в себя 10 уникальных заведений со всех уголков мира, и посещение их всех в один день!

Дикая роза на крышке гроба запрет вампира внутри.

В центре опустевшей деревушки подле Фортуны стоит колодец, на бортиках которого грубо нацарапана фраза на эльфийском: «Цена должна быть уплачена».

Старый лес в окрестностях Ольдемора изменился. Звери изменились вместе с ним. Теперь их нужно убивать дважды.

В провинции Хельдемора не стихает молва о страшной угрозе, поджидающей путников на болоте, однако... всякий раз, когда туда прибывали нанятые охотники, они попадали в вполне себе мирную деревеньку.

Беда! Склеп мэра одного небольшого города возле Рон-дю-Буша едва ли не полностью ушел под землю после землятресения. Лежавшие там мирно тела... пропали.

В окрестностях Рон-дю-Буша есть примечательный город, главная особенность которого — кладбище. Поговорите с настоятелем местной церкви и он непременно отыщет для вас могилу... с вашим именем.

Известный мастер ищет бравого героя, дабы увековечить его благородный лик в камне.

Тролль, которого видели недалеко от деревни на болотах, говорит на общем языке и дает разумные советы напуганным путешественникам, встречающих его на пути.

Книги в большой библиотеке при ольдеморской консерватории начали разговаривать, и болтают они преимущественно друг с другом.

В Керноа кто-то повадился убивать горожан. Обнаруживший неизменно замечает, что из тел убитых растут... зеленые кусты.

В Эльмондо обрел популярность торговец, раз в период заглядывающий в столицу и предлагающий всем желающим приобрести удивительно умных зверей. Правда все чаще звучат голоса тех покупателей, которые утверждают, будто иной раз животные ведут себя странно.

Если в Новолуние поставить зажженную свечу на перекресток - можно привлечь Мертвого Феникса, который исполнит любое желание.

Некоторые представители расы шадд странным образом не нуждаются во сне - они вполне могут заболтать вас до смерти!

Эльфы просто обожают декорировать свое жилье и неравнодушны к драгоценностям.

Дворфы никогда не бывают пьяны, что говорится, «в зюзю». А вот гномы напиваются с полкружки пива.

Бросьте ночью 12 Расцвета в воду синие анемоны, подвязанные алой лентой, и в чьих руках они окажутся, с тем вас навек свяжет судьба.

Оборотни не выносят запах ладана и воска.

В Сонном море существуют целые пиратские города! Ничего удивительного, что торговые корабли никогда не ходят в этом направлении.

Хельдемор не отличается сильным флотом: портовые города в гигантском королевстве ничтожно малы!

Положите аркану Луна под подушку в полнолуние чтобы увидеть сон о будущем!

Благословение Луны, которым владеют представители Фэй-Ул, способно исцелить от любого проклятия в течении трех дней после его наложения.

Джинны огня дарят пламя, закованное в магический кристалл, в качестве признания в любви.

В Маяке Скорби обитает призрак водного джинна, который вот уже пятьдесят лет ждет свою возлюбленную и топит каждого, чья нога ступит в воды озера, окружающего маяк.

Фэй-Ул пьянеют от молока, а их дети не нуждаются в пище первые годы жизни - главное, чтобы ребенок находился под Луной.

Самой вкусной для вампиров является кровь их родственников.

Свадьбы в Аркануме проводятся ночью, похороны - днем. Исключение: день Чернолуния, когда ночью можно только хоронить.

В лесу Слез часто пропадают дети, а взрослый путник легко может заблудиться. Очевидцы рассказывают, что призрачный музыкант в праздничной ливрее играет всем заблудшим на флейте, и звук доносится со стороны тропы. А некоторым он предлагает поучаствовать в полуночном балу.

Не соглашайтесь на предложение сократить дорогу от незнакомых путников.

На острове Чайки стоит роскошный особняк, в котором никогда нет людей. Иногда оттуда виден свет, а чей-то голос эхом отдается в коридорах. Говорят что каждый, кто переступит порог, будет всеми забыт.

Озеро Лунная Купель в Лосс'Истэль полностью состоит не из воды, а из лучшего вина, которое опьяняет сладким вкусом!

Утеха стала приютом целым двум ковенам ведьм: неужто им здесь медом намазано?

В языке эльфов нет слова, обозначающего развод.

По ночам кто-то ошивается у кладбищ подле Руин Иллюзий.

В Фортуне дают три телеги золота в придачу тому, кто согласен жениться на дочери маркиза.

В Белфанте очень не любят культистов.

Не стоит покупать оружие у златоперого зверолюда, коли жизнь дорога.

Кто-то оставил лошадь умирать в лесу Ласточки, а та взяла и на второй день заговорила.

Храм Калтэя называют проклятым, потому что в статую древнего божества вселился злой дух и не дает покоя ныне живущим. Благо, живут подле статуи только культисты.

В Озофе то и дело, вот уже десять лет, слышится звон колоколов в день Полнолуния.

Жители утверждают, будто бы портрет леди Марлеам в их городке Вилмор разговаривает и даже дает им указания.

Чем зеленее орк, тем он сильнее и выносливее.

У водопада Дорн-Блю в Ольдеморе живут джинны воды и все, до единого - дивной красоты.

На Ивлире ежегодно в период Претишья происходит турнир воинов. В этом году поучаствует сам сэр Александер Локхард - личный охранник ее Величества королевы Маргарет!

Все аристократы отличаются бледностью кожи, да вот только в Рон-Дю-Буше эти господы будто бы и вовсе солнца не знают.

В мире до сих пор существуют настоящие фэйри, да вот только отличить их от любого другого существа - невозможно!

Фэй-Ул настолько редки, что являются настоящей диковинкой для всего Аркануме. А на диковинки большой спрос. Особенно на черном рынке...

18 Бурана дверь королевского дворца Хельдемора распахивается всем желающим, бал в ночь Первой Луны.

В 15-20 числах в Лосс'Истэле происходит Великая Ярмарка Искусств - это единственный день, когда эльфы позволяют пройти через стену всем.

10 Безмятежья отмечается один из главных праздников - самая длинная ночь года. в Рон-дю-Буше проводится Большой Маскарад.

42 Расцвет - день Солнцестояния, неофициальный праздник Пылающих Маков в Ольдеморе, когда молодые люди ищут цветок папоротника и гадают.

22 Разгара отмечается Урожайный Вал в Фортуне.

Каждую ночь спящие жители Кортелий подле Утехи выбираются из своих постелей, спускаются к неестественно синему озеру и ходят по его песчаному дну. Поутру их тела всплывают, а селяне всерьез боятся спать.

В деревне Уилмот подле Вилмора более 90% детей умирают при рождении и тем странней, что несколько семей отличаются в ней поразительным плодородием.

Администрация проекта: один, два, три.
нужные персонажи
24.09 Осталось 4 дня до окончания прогноза астрологов.

Арканум. Тени Луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [9 Разгара 1058 года] Почта, марки, орка два


[9 Разгара 1058 года] Почта, марки, орка два

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Почта, марки, орка два

https://cdna.artstation.com/p/assets/images/images/020/517/552/medium/eddie-mendoza-witch-s-inn.jpg?1568085234

Деревня Клювня (Утеха) | Раннее утро Трор | Одар`Маат

Купец Бронемон Эдрин не спал всю ночь, гоняя нерасторопных своих слуг по мелким поручениям и ожидая извещения от местных властей. И не мудрено. Ведь его любимая коллекция марок, которую он попросил в срочном порядке доставить из поместья в Гаренмаре, пропала! Украдена! И сейчас он всеми силами пытается повторно не начистить лицо бедному молодому парню из почтовой службы Хельдемора. Юноша, видевший нарушителя, мог припомнить только то, что злодей был большим, зеленым, клыкастым, страшный и плохо пахнет, а после упал в обморок. Орки - подумал Бронемон и отправил своих слуг рассказать о награде за голову похитителя и еще большую награду за возвращение любимой коллекции - большой книги с почтовыми марками, одна из которых датирована аж в конце 700-х годов!

Но судьба - штука забавная. Люди рассказывают слухи об одиноком орке, который не состоит ни в банде, ни в какой-либо шайке и держится дальше от населенных пунктов, лишь иногда показываясь для короткого бартера. И пока по его душу местные крестьяне готовят вилы, чтобы представить нечестивого на суд, недалеко от деревни Клювня оказывается зубных дел мастер. Разве может что-то пойти не так?

Закрутить колесо Аркан?
да | нет

Отредактировано Трор (17.08.2021 00:49)

+2

2

А вот Одар, в отличие от своего менее удачливого коллеги, в то утро спала очень крепко. Возможно, дело было в том, что буквально пару дней назад она таки заставила себя хлебнуть кровушки и вот уже третий день в запое, пользуется каждой минутой, дабы насладиться простыми, живыми удовольствиями. А может всё дело просто в чистом, лесном воздухе... так или иначе, распряженный, но даже не стреноженный конь мирно пасся в паре метров от повозки, а сама Одар громко храпела, лёжа внутри, в максимально неестественной позе. Кряхтела, возмущалась во сне, кого-то отчитывала в свойственной ей базарной манере, но в целом, вела себя довольно пристойно.

     - Вам когда-нибудь приходилось долгое время жить настолько ритмично и слажено, что только в редкие дни отдыха вы чувствовали себя живым? Пожалуй, это сравнение - первое, что приходит на ум при описании бытия современного вампира и в особенности, твоего, Одар. - Он поправил очки и одновременно щёлкнул её по носу. Боги, как же бесила эта его фишка - отвлечь и тут же ткнуть, щёлкнуть, шлёпнуть... - Старый извращенец. Хрен то уже, небось, лет пятьтдесят не стоит, а? - Не особо то злобно пробубнела Одар, даже немного краснея. От вина. Или от бренди? А возможно от молока! да, у неё всегда была странная реакция на молоко... Но не страннее, чем на Амсьера, но сама она себе в этом никогда не признается, а если кто рискнёт намекнуть... ну что же, ключевым тут будет слово "рискнёт".

- Ты слишком ленива для того, чтобы использовать все преимущества нынешнего состояния, но слишком любишь свою жизнь, чтобы отказываться от её удовольствий так просто. Вот и получается, что несколько дней/недель, ты держишь себя в руках, а потом бах! И уходишь во все тяжкие. Вот только в отличие от пропойцы или наркомана, вампир только тогда и чувствует себя нормальным, когда... ну кхм... употребляет. И ничего романтического, красивого, интересного, с глубоким смыслом и контекстом в этом нет. Просто жизнь конторского клерка в гротескных формах и ничего более. - Наставник всегда любил поразглагольствовать и эти темы преследовали Одар даже во снах, до сих пор. И сны эти были столь реальны, что она потом долго не могла понять, было ли это взаправду, или просто привиделось.

     Несмотря на то, что он ушел и поначалу она была даже рада новым возможностям, не прошло и недели, прежде чем ей стало скучно. Сначала это была просто лень. Она могла месяцами стоять у какой-нибудь деревни, откармливая несчастную Матильду (кобылу) до безобразного состояния и повыдирав, как минимум, по паре зубов каждому жителю. Рано или поздно старостам это надоедало и они просили её отправиться дальше. И она неизменно отправлялась. А почему? А потому, что спорить - лень, а драться с людишками это то же самое, что вступать в кулачный бой с муравьями. Так же увлекательно и бессмысленно. Время шло и скука переросла в обиду. Глубокую и откровенную, которую Одар не хотела даже понимать. Она просто знала, что её бросили.

     Молодую орчиху совершенно не волновало, что никто из них никому ничего не был должен, да и взаимоотношения их были исключительно взаимно-потребительскими, без излишнего расшаркивания, такта или какой-нибудь романтики с интимом. Так получилось, что она относилась к Амсьеру как к помеси брата с домашним хряком, а он, казалось, вообще порой забывал, что она существует. Что до его извечной, убаюкивающей болтовни - Одар не раз замечала, что собеседник ему собственно и не нужен. Но на самом же деле для неё он был первым человеком, который отнёсся к ней как к равной. Совершенно ничего о ней не зная, он ничего от неё и не требовал. Просто таскал за собой, помогал и просил о помощи, говорил и слушал. Раньше у неё никогда не было таких друзей, как нет их и сейчас. Если бы Одар была склонна к самоанализу, она наверняка бы поняла это и попробовала найти кого-нибудь близкого, но... - Я свяжу тебя бычьими потрохами со всем содержимым и буду волочить за телегой! Знать будешь, как сваливать втихую, старпёр... - Нежно пробубнела она сквозь сон, страстно прижимая к груди котелок с двухсантиметровым слоем сажи.

+3

3

- Как у нашей септы
Вождь помер от скуки.
Сей же час Змея Ночная
Загребла все в руки.
Мужиков пинала,
С женами бухала,
Гвардию свою она
Таким образом создала,
- мурлыкал ранним утром песенку юный орк, закусывая холодными остатками вчерашней трапезы. Костер разжигать было чревато, слишком близко к деревне. А жители словно все с ума сошли, стоило пастуху заметить вдалеке очертания орка. Крику же было, а вскоре это место уже прочесывал небольшой отряд местных жителей с вилами и факелами наперевес. И Трор готов был поставить свой Ха'Гарошш против ржавого гвоздя, что за особыми рьяными жителями присматривают местные охотники с луками в руках. Поэтому пришлось спешно запутывать следы, мазаться в грязи (а ведь совсем недавно помылся в реке, тщательно потирая самого себя песком!), и стараться не разводить костер. Хотя уже поздней ночью Трору это откровенно надоело и он все же приготовил себе небольшое количество похлебки, которую сейчас деревянной ложкой доедал с котелка. Правда, спать пришлось максимально чутко в самом неудобном положении, что первые минут сорок воитель из септы Красных топоров просто разминал конечности, заставляя кровь бежать по жилам.

- Как у нашей септы,
Все пошло на славу.
Потому что женщина
Правит стальной рукою.
И с тех пор соседи
Все смеяться стали.
Пока Змея Ночная
Управляет нами!
- орк улыбнулся, вспомнив, когда он в первый раз умудрился спеть эту песню в свои четырнадцать лет во дворе родного дома. Мать, Ночная Змея, сначала посмеялась и с удовольствием послушала приятный голос своего младшего сына, а после познакомила Жаворонка с кожаным ремнем со стальной бляхой. Удивительным образом вскоре почти все мальчишки и их отцы по какой-то неведомой причине тоже получили взбучку от матерей и жен, хотя они и не скрывали свои довольные улыбки. Приятные воспоминания. Последний кусочек жесткого мяса отправился в рот, и охотник начал собираться. Пора двигаться дальше, как можно дальше мест рядом с городом со странным именем Утеха. Тут слишком хорошо помнят орочьи набеги, надо уходить на запад, где о зеленой угрозе только слышали. И то больше по слухам.

- Вот в соседней септе
Мужики собрались.
И на скакунах своих
В набег на нас помчались.
Но Змея Ночная
Оркам не сказала.
Жен да матерей солдат
Она с собой позвала,
- быстрыми и привычными движениями Трор закончил сборку своего маленького лагеря, замаскировал, как умел, следы своего пребывания тут и быстрым шагом начал пробираться сквозь лес. Маску он решил не надевать. Все же песня о родной матери, и очень не хочется тихо напевать ее привычным хриплым и грубым голосом. Ночная Змея бы одобрила.

***

И пока воин племени Бешеного Вепря пробирался сквозь ветки и кусты, в деревне началось очередное шевеление. Многие эти люди либо осели тут, спасаясь от орочьих топоров, либо потеряли кого-то из-за зеленых недружелюбных соседей. Поэтому новость об одиноком орке и об награде за таинственного злоумышленника, что украл марки какого-то там кузнеца из большого города, взволновала жителей. И тому было несколько причин: орк один, его можно поймать, его можно убить, пока он не пришел к своим сородичам. А потом можно будет еще и награду получить за поимку опасной твари! Но не все мужики готовы были рисковать собственной шеей, некоторым было бы и достаточно прогнать незваного гостя как можно дальше от родных земель.

- Вскую браниться, мужики! Взять в руки вилы да луки, да защитить землю родную от погани зеленой - о том я толкую пред вами! Нас тут крепких парней много, покамест все вместе будем, орка нам страшится не надо будет - о том толкую я пред вами! - размахивая руками, убеждал деревенских жителей крепкий мужчина с кузнечным молотом в руках. Рядом с ним стоял невысокий и уже лысоватый старичок, изредка кивающий головой, но тем не менее ни староста, ни местный кузнец всех убедить все же не могли. Некоторые охотники ушли из сбора первыми - понимали, что могут быть теми, кто должен будет добраться до зеленого убийцы. Да и не их это дело - никого из деревни не тронули, и правильно сказал Олдет, старший из охотников, что на этот случай и существует Орден Белого Меча. Вот только орк тут просто есть, преступник он или нет - не знают это охотники, да и вообще некоторые из них поговаривали, что слишком сильно ударился ямщик головой, когда в обморок падал. А книгу просто потерял. Или вовсе пропил, а потому придумал историю, чтоб господа из города плетей ему не выдали.

В общем, из почти всех деревенских мужчин оружие и факелы взяли только человек пятнадцать, да и на помощь им вышли лишь единицы местных охотников. Шум бы между деревенскими так и продолжался бы, возможно, до самого вечера, пока к ним не подбежал подросток лет четырнадцати, пальцем указывая на лесок, где он видел повозку. А в ней орк. Только бледный какой-то, но орк точно! И что тут началось. "Как повозка, он же пешком?", "Да не там ты его видел, малец, орка с севера видели!", "Не может быть бледного орка, что за глупость?", "А при себе ли у него книга?", "А что он делает сейчас?". От такого напора мальца спас кузнец, укрыв его за своей могучей спиной и предложил самим посмотреть, чтоб ответить на все вопросы. Так почти двадцать человек - естественно без ребенка, который был подзатыльником отправлен домой - громко бранясь и переговариваясь пошли в сторону, где сейчас спала Одар.

***

- И пока мужчины
Септы нашей пили.
Тут Змея Ночная
Всех врагов разбила.
И с тех пор соседи
С разбитыми зубами
Больше не смеялись
Над нами, Топорами
! - а Трор продолжал петь, уже достаточно удаляясь от места своей стоянки. Пел все так же негромко, но когда последнее слово соскользнуло с его губ, он быстро надел на лицо маску и замолчал. Дальше весь его путь прошел в тишине и легком покое - даже такое состоянии способно слегка восстановить силы после тяжелой ночи. Наверное, потому он смог услышать далекий разговор абсолютно не скрывающихся людей. Решив проверить, в чем же дело (все же раннее утро, а от пастбищ воитель Ра'Халаара отошел достаточно далеко), Трор понадеялся на темное щупальце Шепчущего во Тьме, что скроет его от возможных проблем. И пошел на голоса, свернув со своего пути.

Увиденное ему не понравилось. Неполные две дюжины людей, крича что-то про орков, убийц и книжных воров (причем тут вообще его сородичи?), кидали в фургон камни и грозились, если хозяин сего добра не выйдет, убить лошадь и спалить повозку к какой-то там... чего-то там. Последнее Трор не совсем разобрал из-за специфичности общего языка, но вряд ли там было что-то хорошее. Ну хоть какое-то развлечение, - усмехнулся зеленокожий и, чуть присев удобнее, чтоб можно было и видеть происходящее, и оставаться относительно незаметным, начал наблюдать.

Отредактировано Трор (17.08.2021 21:12)

+2

4

Утро не было добрым, впрочем, когда вообще было иначе? Пока она была, так сказать, живой, утро было для неё настоящей пыткой, а подъем с мягкой соломенной постели отдалённо напоминал ритуал некромантии вперемешку с эксгумацией. Вот и сейчас, пока живая кровь ещё теплилась в её теле, а похмелье грозило вывернуть нутро наизнанку, вдруг начался чёртов град. Крупные куски льда лупили по повозке, норовя пробить брезент, но по идее, он должен выдержать. Раньше выдерживал, а сейчас то что изменилось?

    - Чёртова погода. – Пробубнила Одар открывая один глаз и крепче прижимая к груди котелок, сладко потянулась. Желудок тут же заурчал и скрутился в тугой узел. Всё-таки уже прошло несколько дней, и обычная пища переваривалась не так хорошо, как раньше. Кислый ком подкатил к горлу и орке пришлось подтянуть колени почти к подбородку, игнорируя сотрясающий повозку град и вопли людишек. Вечно они так. Боятся даже чёртовой погоды. Как вообще эта раса умудрилась продержаться так долго? Если бы её сородичи высадились на континент чуть раньше, все они были бы сейчас не более, чем рабами. А большего такие мягкотелые и убогие создания не заслуживают, ведь… СТОП!

     - Чёртовы людишки! – Она точно помнила, что специально отогнала повозку подальше от посёлка, чтобы не тревожить местных, так какого чёрта? Неужели она забыла распрячь Матильду и та утащила повозку обратно, да ещё и запёрлась к кому-нибудь в огород? Нельзя сказать, что такого не случалось ранее, но именно поэтому она всегда стреножила эту норовистую сволочь. Да оторви ей руки и ноги – Одар всё равно бы стреножила кобылу прежде чем отрубиться. Доверия животине не было никакого. Так почему они орут?

     Она тряхнула головой и села, тут же пожалев о содеянном. Крепкий бренди всё ещё плескался в желудке, в любой посторонний звук отдавал в голову тупой болью. Она посидела пару секунд, приходя в себя, а затем не выдержала… - Ну, мать вашу, всё! Я выхожу, сволочи! – С этим воплем на родном языке она с силой пнула ногой заднюю створку телеги и следом за ней пнула булаву, отметив, что та с грохотом выпала наружу и толпа снаружи слегка поутихла. – Что за гвалт с утра-то пораньше, а? – Одар героически выглянула наружу и прыгнула вслед за булавой, не забыв по пути схватить флягу с водой. – А НУ ЗАТКНУЛИСЬ ВСЕ! – Заорала она во всю глотку и жадно припала к воде, не обращая внимания на струйки, проливающиеся мимо рта, остужавшие разгоряченное утренним солнцем и алкоголем тело, которое откликнулось на воду с благодарностью. Она почувствовала себя чуть лучше, рыгнула от души и, утерев тыльной стороной ладони губы, потянулась к рукоятке булавы, легко поднимая её с земли и закидывая на плечо.

     Конечно, всё это было опрометчиво, но она уже привыкла чувствовать себя в безопасности. Столько лет среди людей научили её, что далеко не всегда нужно драться и уж тем более убивать. Порой достаточно прикрикнуть, да погрозить – и всё уляжется. Но сейчас всё, похоже, было иначе. – Вот только драки мне с похмелья не хватало… - процедила Одар сквозь зубы, почёсывая затёкший от долгого лежания зад. Лёгкий ветерок обдувал её мощное, полуобнажённое тело и со стороны она сейчас представляла то ещё зрелище. Огромный, опухший орк, в одних только перевязях, да с булавой в человеческий рост. По крайней мере ей это было на руку. – И кто из вас, мудаков, расскажет мне, какого чёрта вы тут орёте с утра пораньше и пугаете мою Матильду? – Она указала булавой в сторону кобылы, которая, впрочем, напуганной совсем не выглядела. Знай себе жевала свежую траву и сжевала, надо признать, уже небольшую полянку. – Зубы у кого болят? Могли бы просто постучать, я вроде в помощи ещё никому не отказывала. Давайте, встаём в очередь, а я сейчас хлебну чего-нибудь и осмотрю ваши опухшие хлебальники, так и быть.   

+2

5

Перед жителями Клювни и правда предстал орк. Вряд ли тот, на кого они надеялись. Вряд ли тот, по кому видно, что добыча может легкой. Огромного роста с оружием, достаточным чтоб сломать ключицу, просто положив его на тело. А еще орк был жутко злым и... девушкой. Как-то не так ожидал эту встречу кузнец Мирон, сжимая в руках свой тяжелый молот. Деревенские, видно было, почти все как один сделали шаг назад, стоило орчанке поднять свое оружие и указать им в сторону прибывших. Некоторые даже задержали дыхание. Да что говорить, Мирон пусть и не из робкого десятка, но все же шумно сглотнул, сделав легкий шаг назад. Но быстро взял себя в руки. Орк один, а их тут больше, чем пальцев у человека. Как-то да сдюжат супротив девчонки этой. Странным правда было одно дельце: говорить создание это умело по человечески. Причем хорошо говорить, словно обучал ее кто-то. Да кто только возьмется за дело такое лихое? Язык марать, дав зеленым на нем разговаривать.

- Книгу отдай. Да в станцию почтовую шагай, там купец славный ждет тебя. Высечь за кражу, а может и руку отрубить. Бежать или драться вздумай, так тут и похороним. Нам же и лучше будет - о том я толкую, - выплюнул Мирон, сделав шаг ближе. Смело, решительно, даже резко, словно пытаясь убрать показанный ранее страх.

- Да на кой ляд нам эту тварь вести в станцию? Уйдет ведь одна! Кончим ее тут же, оттяпаем голову да купцу за монетками придем. А есть книга, нет - так в фургоне смотреть надобно! Правильно, братцы? Постреляем в нее, как в зайчика, да дело с концом, - проблеял один из мужиков, и нестройный хор робкого одобрения было ему ответом. Один из охотников даже стрелу уже успел достать и готов было стрелять.

***

Воин септы Красного топора, не желай оставаться не замеченным дальше, даже бы присвистнул, когда увидел статную фигуру его сородича. Его роста, полуобнаженная, а в руках булава такая, что в пору отцу его будет. Да, такой можно было бы подарить колокольчик, и не факт, что сделаешь это, поддавшись. Трор расплылся в улыбке. Пусть и бледное (к слову, что за цвет, не больна ли?), но знакомое по общим чертам его расы лицо доставляло радость. Да и посмотреть хотелось бы, как воительница - невозможно не быть ею, когда у тебя такое прекрасное оружие! - покажет местным глупцам, что не стоит злить орка. Но почему она тогда не действовала? Тут и начинающий охотник понимает, что не говорить пришли люди. Да, бояться, да, осторожны. Но стрелять из лука много смелости не надо - лук и стрелы сами сделают свое дело, пустив кровь или отняв жизнь. Если, конечно, Ба'Алатар освятил своим дыханием руки стрелка. А их таких четверо. Один даже рядом, занял удобную позицию, чтоб тихо выстрелить и по своим не попасть. Чувствую, я пожалею об этом. Сильно пожалею.

Решение далось удивительно легко. Мать однажды говорила, мол, у людей есть поговорка - человек человеку волк. У орков подобные же отношения. Междоусобицы вещь нормальная, и не факт, что спасенная орчица не захочет позже отведать сочного мясца из своего собрата. Но сейчас радость от присутствия другого орка спустя некоторое время, как он покинул родные края, перевесила чашу с осторожностью на другом конце. Трор легко сорвался на бег, настигая охотника людей раньше, чем тот повернул голову. И громким хлопком отвесил тому пощечину, отправляя в долгий сон с надеждой, что не на вечный. Проблем с Орденом белого клинка ему пока не нужно. Пока.

Тело не успело упасть на землю, как в правой руке оказался топор. Могучим замахом, он бросил его в сторону толпы. В конкретное дерево совсем близко к повозке. С шумным стуком лезвие вонзилось в цель, заставляя вздрогнуть от звука людей. И посмотреть туда, откуда топор был брошен. Чтобы увидеть, как из своего укрытия вылезает воитель племени Бешеный вепрь, держащий в одной руке идентичный брошенному топор, а в другой свой Ха'Гарошш. На лице у Трора привычно находилась маска из человеческого черепа, а одет он был в потрепанный грязный плащ, скрывающий кожаную броню.

- РА'ХАЛААААААААААААААРРРРРР!!! - хриплым, грубым голосом бросил родной клич племени Жаворонок, полностью овладевая вниманием пришедших. Молодой воин стоял, словно наслаждался вниманием, а после вновь скрылся за листьями кустов. Несколько секунд ничего не происходило, а позже люди побежали вслед за ним, позабыв о девушке, которой еще недавно угрожали.

Только не укради мой топор. Я все равно за ним вернусь, сожри тебя волки.

+1

6

Одар всё слушала и слушала, а мужичок всё болтал, да болтал. Глупый, приземлённый, но не являющийся от того плохим человеком. Да, лично у неё внутри возникло желание пнуть его по яйцам так, чтоб конкретно у этого индивида потомства больше не было, но... это она тут чужая, а не они. Да и много их. Сейчас начнут стрелять, рубить. Вообще, Одар была уверена, что с её подготовкой она успела бы уложить тут если не всех, то достаточно для того, чтобы остальные побежали прочь, но вот сможет ли она выстоять всё это время? Да и к чёрту такие размышления, когда был наиболее очевидный выход. Она зыркнула на пискуна и широко зевнув, мягко посмотрела на главного задохлика.

     - Смотри какая ситуация, дядя. Я, - она ткнула себя большим пальцем в грудь, - как ты уже понял, орк. И орк не простой. Я умею лечить зубы и среди моих постоянных клиентов половина ваших лордов. Ты правда хочешь донести своим хозяевам крутую весть, что теперь им придётся мучаться от зубных дыр до конца своих дней? Как думаешь, во сколько оценят твою шею и как быстро ты окажешься в петле за убийство столь ценного гражданина как я? - Одар начало подташнивать. На самом деле, сейчас она слово в слово цитировала своего наставника с небольшой примесью вольных дополнений, но признаться честно, часть из сказанных слов оставались для неё простой тарабарщиной. Тем не менее, у Амсьера это прокатывало, почему не могло сработать у неё? Конечно, к оркам тут относились не ахти, но половина этого бравого отряда никого страшнее кур в жизни не рубили, а вторая, если и знали какой стороной держать в руках топор, то тщательно это скрывали. - Да и в конце концов, ты правда хочешь драки? Видишь булаву? Один удар - один труп. ну да, вы меня убьёте, я даже не сомневаюсь, но ты стоишь ближе всех ко мне и твоя голова окажется в районе задницы первой. Затем я швырну её вооон в того умника, - она показала булавой на подстрекателя, - и он если жив останется, то значит это у меня не булава, а ёршик для чистки труб. А потом ещё немного поиграем и останется вас, ну, допустим, шестеро... остальные то готовы умереть, а? И за что? За книгу? Я что, похожа на того, кто любит читать? И уж тем более воровать чьи-то книги? Ты совсем умом тронулся, дядя? Смерти ищешь и пол деревни с собой прихватить реш...

РА'ХАЛААААААААААААААРРРРРР!!!

- Да какого мать его... - только и успела выплюнуть Одар, как мимо неё метнулся топор внезапно выскочившего посреди толпы орка. Какого хрена вообще? Откуда тут... ааа... - только и успела подумать она, как нервы одного из мальчишек не выдержали и тетива с звонким "дзынь" швырнула стрелу прямо ей в бедро. Одар округлив глаза молча смотрела на торчащее в бедре древко. Малой с глазами чуть ли не больше чем у неё - смотрел в её глаза. Искра промелькнула между ними и в ту же секунду новоявленный орк-похититель-книг ломанулся к лесу. А мальчишка, не будь дурак, ломанулся за ним, с криком "ВОТ ЖЕ ОН, НАСТОЯЩИЙ ВОР!" увлекая за собой всех остальных.

     Всего десять секунд и она снова услышала спокойный шелест листьев и ощутила прилив... головокружения, от вида растекающейся по ноге крови. Закусив губу, она не глядя вниз выхватила из телеги занавеску, оторвав от неё солидный кусок, туго обмотала ногу и резким движением вырвала стрелу. Стараясь часто дышать и только ртом, Одар намотала повязку так, чтобы кровь не покидала её слишком уж быстро и забросив окровавленную стрелу в телегу, прихрамывая, угрюмо потащилась к лошади. - Я вам, твари, покажу, как в меня стрелять. Я вас быстро научу любви и терпимости, а до кучи дисциплине и этикету. Найду вашу книгу и заставлю сожрать каждого по кусочку... - Бубнила она, отвязывая лошадь, - Воспитали молодняк хилый, сил нет в руках даже лук держать. И этим вы собирались воевать с орками? Курам на смех. Да я бы в шестилетнем возрасте любого из вас уделала. - Взгляд её упал на топор. Подошла, вырвала из дерева, осмотрела. Хороший, хоть и не особо ценный... недолго думая, закинула и его в повозку. Просто боевой топор, которым равно хорошо рубить мясо и врагов. Или врагов на мясо. Или мясо врагов, учитывая пристрастия самих орков. - И этот ещё хорош. В героя решил поиграть? Ну так думать надо, прежде чем делать... - Она впрягла Матильду обратно в повозку, села на козлы и направилась прямиком в лес. Вряд ли они будут бежать так уж долго, быстро нагонит, благо лесок хоть и заросший, но не густой...

Отредактировано Одар`Маат (18.08.2021 21:27)

+1

7

Упиваясь чувством бега, Трор даже не расслышал, как его обозвали вором. Иначе он бы усмехнулся. С каких пор воители Красного Топора подобно грязным ворам крадутся, чтобы что-то забрать у слабых белокожих, когда можно все взять по праву стали? В обмен на свою кровь и, если того будет угодно Веронтасу, свою жизнь. Нет права древнее - это знает каждый орк. Но Трор бежал, применяя на практике правила погони, что буквально вбивал в голову Грог Большая Дубина. Бежал и чувствовал в каждом шаге некоторую неправильность. Обычно после боевого клича надо бежать прямо на врага, а не подобно серому зайцу убегать от него. Хотелось развернуться, сжать оставшийся топор поудобнее в руках и ринуться на тех, кто вряд ли хоть раз встречали волков лицом к лицу. И если этого требовали наставления отца, то впитанная изощренными наказаниями указы матери говорили об обратном. Да, нет проблем, которую не может решить добрая сталь. Но получить сверху еще несколько совсем не улыбалось.

Топор и булава вернулись на свое место на поясе воителя, а сам Трор рывком сдернул с себя плащ, что так постоянно цеплялся о кусты, оставляя частички ткани ориентиром для местных охотников. Горевать о брошенной части родного дома времени не было - орк только ускорил свой бег, иногда подбирая с земли большие валяющиеся ветки, чтобы запустить их в соседний куст на уровне его груди. Обломанные части кустов, может, все же обманут ненадолго местных охотников, выигрывая их добычи нужное время. Трор не сомневался, что оторвется от погони. Да, на стороне людей знание местности и навыки выслеживание дичи. Но вряд ли слабые люди привыкли денно и нощно преследовать свою жертву на всей скорости, пожалованной им Ба'Алатаром. Их ноги будут слабеть, когда как бег орка будет столь же ровным, как и в начале. Дыхание срываться, туманя разум. А руки потеряют благословение дракона-охотника, задрожав в нужный момент. Белолицые слабы, привыкли жить в комфорте, воспитанные в тепле и уюте собственных домов.

Впрочем, невнимательный орк, поглощенный собственными мыслями, тоже может утратить дыхание Ба'Алатара. Что наглядно показал выпирающая из земли часть корня, об которую споткнулся Трор, кубарем покатившись по земле. К счастье за этот урок ему не пришлось расплачиваться потерей оружия или еще хуже сильной травмой. Несколько секунд воитель Красных Топоров лежал на земле, выравнивая дыхание и прислушиваясь к окружению. Пение птиц вдалеке и шелест листьев на ветру. Орк упустил момент, когда его уши перестали слышать крики. Он перевернулся на спину и посмотрел туда, откуда упал: небольшая горка с деревьями, несколько примятых цветов и рядом большое покрывшееся мхом бревно. Некогда оно было деревом и либо сильный ветер, либо молния свалила его, и теперь бревно служит укрытием от той стороны холмика. Прижавшись к влажному дереву, Трор выровнил дыхание и затаился. Надо немного подождать.

Орк не подозревал, что люди бросили за ним погоню, когда поняли, что слишком растянулись по лесу их немногочисленные силы. Группа всегда двигается на скорости самого медленного его члена. И охотники, даже со всеми их умениями, не спешили идти одни, оставляя своих земляков позади. Поэтому они оставили охоту, чтобы вернуться в деревню и выдать описание двух орков местным егерям. Пусть они справляются с этой проблемой, энтузиазм деревенских начал было пропадать. Даже кузнец устало махнул рукой на предложение вернуться к бледнокожей орчанке и все же притащить ее на деревенский суд. Может потом, когда они немного отдохнут и обогреются не у костра, а у камина.

Наверное поэтому орк не дождался никого, хотя в душе костерил себя за столь явные следы. Мало практики, надо было больше слушать отца. Поднявшись со своего укрытия, он отряхнул налипшие кусочки земли от доспехов, проверил оружие и прикинул, куда идти. Примерное направление он знал. Где располагалась деревня тоже. Поэтому надо было сделать небольшой крюк, чтоб вернуться к орчанке, забрать свой топор и решить, что же делать дальше.

Обратная дорога прошла как-то дольше. Трор шел в десятках метрах от мест, откуда он пробегал. Шел осторожно, тщательно прислушиваясь к окружению, боясь наступить на сухую ветку, скрытую Шепчущим во Тьме. Может боги его услышали или навык помог, но людей он больше не услышал, а следы в одном из мест указали, что двинулись они в сторону деревни. Прикоснувшись в тщательно отпечатавшийся след сапог, - вероятно, след принадлежал тому самому громиле с молотом, - юноша услышал треск и тихое ржание лошади. В руках быстро оказался топор.

- Я вижу тебя, женщина, - на орочьем произнес Трор, заметив знакомую повозку. Топор вернулся на свое место, а воитель показал ладони, а после правой рукой дважды хлопнул кисть левой - жест его септы о перемирии и добрых намерениях. Надеюсь в ее племени это не значит "я забью тебя насмерть вот этой вот рукой". Будет не так смешно.

Отредактировано Трор (21.08.2021 15:27)

+2

8

Повозка тряслась. Даром, что колёса были облицованы листовым металлом, нещадно скрипели, дребезжа на осях. С каждой кочкой Одар проклинала тот час, когда решила остановиться именно здесь, а ещё всех живых существ кряду, которые вели себя как последние идиоты, мешая ей мирно сосуществовать свои последние пару дней с бутылочкой крепкого бренди и воспоминаниями о своём тёплом теле. Почему она сейчас потащилась в лес? Со злости? Да ну ко всем чертям и феям, не было в ней злости к этой мошкаре. Немного покопавшись в своей голове, она всё же сообразила, что вероятнее всего, в ней сработал старый инстинкт помощи товарищу. Хотя вреди орков не особо то было принято помогать чужакам, но живя так долго в отрыве от своей расы, она… соскучилась что ли? Конечно, она в любой момент могла вернуться в своё поселение, но кем? Как её встретят старые друзья и мать? Как чудовище? Монстра-кровососа? Нюх и чутьё орка не обмануть так просто, как людей. То, что с ней что-то не так, распознают на первой же заставе.

      - И дорожка домой тебе не потому закрыта, не криви душой… - Пробубнила Одар, корчась от резкой, пульсирующей боли в бедре. Никогда она не любила такие вот раны. Не опасные, да и не страшные вовсе, но доставляющие дискомфорт при каждом движении. Хуже только стрела в заду. Хотя как орк, потерявший весь вверенный ей отряд на первой же вылазке, она заслуживала и чего похуже. Горестно вздохнув и тряхнув головой, отгоняя мысли о былом, она полезла под козлы и в потайном кармашке нащупала бутылку. Высокую такую, с красивым изогнутым горлышком. В ней она хранила самый крепкий первак с перегонки бренди и сейчас был тот самый момент, когда неплохо было бы приложиться, чтоб отогнать всё плохое, что случилось с ней в это утро, но не успела она откупорить пробку, как в кустах, прежде шуршания, зазвучал голос: - Я вижу тебя женщина! – А затем её сородич и вовсе вычудил. Выбрался из кустов, аки принц из старой сказки, что рассказывал ей Амсьер… как его там звали? Айван? Ну благо хоть она не лягушка, а то было бы совсем комично, учитывая, что стрела в неё всё-таки попала.

     Не особо долго размышляя, она спрыгнула с телеги, не выпуская из рук бутылки и в ответ на его странный жест… Одар даже склонила голову набок. В её клане этот жест означал признание своей неправоты. Ты как бы показывал, что правая ладонь, символ твоего мнения или поступка, просит прощения у левой. Конечно, она знала, что у разных кланов есть свои жесты, но, чем не шутят старые боги? Она кивнула и ткнула пальцем в повязку, пропитавшуюся кровью. – А я вижу, что твоими стараниями меня подстрелили… - она демонстративно смерила его взглядом, - мальчик!

     Нет, не поймите неправильно. Одар с первого взгляда поняла, что скорее всего, они ровесники. Да и был он не намного ниже её и даже несмотря на очевидно юношеские черты, вблизи оказался несколько крупнее её в плечах, да и вообще, не каждому орку везёт как ей, вымахать ещё будучи подростком. Просто вот это обращение, как бы подчёркивающее разницу между ними… брр! Она даже сплюнула в сторону, оскалилась и вынув, наконец, пробку одним щелчком большого пальца, припала губами к горлышку бутылки, а затем, присев на корточки, поставила её перед собой, приговаривая на орочьем: - Ну что? Садись…

     Скривившись от пронзившей ногу боли, она постаралась сделать так, чтобы выглядело это как злость. – Поговорим, может расскажешь мне, что это были за ублюдки и какого чёрта ты здесь появился, как джин из табакерки. Орки в землях людей в наше время редкость. Уж я то не понаслышке знаю…   

Отредактировано Одар`Маат (22.08.2021 12:37)

+2

9

Мальчик. Неприятное слово, вызывающее желчный привкус во рту. Много раз он заставлял тех, кто его так называл, есть собственные зубы. Своих же заставлял уважать, влезая в самое пекло в любой схватке как... самый настоящий мальчишка. Трор снял маску и сплюнул. Он и правда не любил это слово. Но понимал, что мальчиком он все еще является. Поэтому только плевок, сжатые кулаки и мелькнувшее в глазах бешенство могли сказать, что его задело. И будет задевать, пока он не получит, чего страстно желает.

Юный воитель смерил недовольным взглядом своего сородича, ногами демонстративно почистил землю и, сняв сумку, сел. От женщины несло алкоголем и сталью. К последнему привыкаешь быстро, а первое у охотников всегда вызывало неодобрение. Нет, от пирушки никто не откажется никогда. Вот только сейчас лес, вокруг может скрываться как дичь, так и хищник, и последнее, что нужно орку в тылу врага - это упиваться алкоголем.

- Лучше полей на рану, кто знает в каком дерьме они макали свои стрелы? - усмехнулся Трор, но без маски его голос звучал куда младше и мягче, чем он хотел бы. Да и это предостережение явная ложь. Охотник, независимо от расы, не будет наносить на стрелу ничего, что может отравить мясо. Стрелы всегда чистые, чтобы кровь жертвы не разнесла по всему телу отраву. Чтобы племя (или деревня в случае людей) могла вдоволь поесть. Когда дело касается выживания, законы и правила одни и те же. Только орки пошли дальше в этом пути.

- Тебя подстрелили, потому что ты колебалась, женщина, - достать из сумки точильный камень. Нежно взять топор. И провести несколько раз, чтобы одобрительно кивнуть самому себе и медленно продолжить работу. Монотонная, успокаивающая. Любое оружие требует уход. Орк септы Красных Топоров глянул на булаву собеседницы и улыбнулся. Ему нравился стиль орчанки. - Они были легкой добычей. И все же шли тебя убивать. Лучники расстреляли бы тебя, держась на отдалении. Они пусть и люди, но лук держать умеют. Ну... некоторые из них, - насмешливый взгляд на рану. - Но ты решила говорить. Милостью Ба'Алатара я охотился рядом, потому пришлось выйти, чтоб тебя не превратили в колючку-серебрянку. Ты настолько привыкла к слабым бледнолицым, что даже побелела и взяла их пагубные привычки, женщина.

Последний взмах точильным камнем получился более резким, чем хотелось бы, но своего воин добился: раздражение от "того самого слова" сошло на нет. Хмыкнув, Трор убрал инструмент обратно в сумку, а топор переложил на ладонь правой руки. Так спокойней. Да, он объявил жестами перемирие, но кто знает, что поняла его собеседница. Кивок в начале разговора лишь рождает надежду, смутную и ложную, как улыбка Шепчущего во Тьме. Последний вопрос заставил задуматься. Он правда не знал, кто вышел к повозке орчанки. Да и зачем тоже. Только слабые догадки, основанные на знании общем и брошенной деревенскими одной фразой - разве этого достаточно, чтобы выследить верный ответ?

- А я тут имя ищу. Не находила? - улыбнулся, можно сказать даже дружелюбно, орк. Любому из его родной септы эта шутка бы приглянулась. Но она не из Красных Топоров. Даже Бешеные Вепри порой не понимают этой вот традиции с именами. У них есть похожее - прозвища, но не имя. Забавно даже. Думают, что слова их матерей обратят на себя внимание духов предков, и после смерти те узнают их как своих. - Ладно, пошутили и хватит. Эти люди кричали что-то про воров. Я слишком быстро убегал, чтобы остановиться и послушать дальше. Может, ты в своей болтовне смогла разузнать что-то больше, чем ветер нашептал мне? И да, женщина, - Трор посмотрел в глаза своей собеседнице в первый раз за все время их недолгого разговора.

- Где мой топор?

+1

10

Сначала Одар округлила глаза, затем почувствовала непривычную боль за лобной частью мощного черепа, а под конец и вовсе ощутила сначала лёгкую ностальгию, а затем неприятное дежавю и всё из-за той манеры, в которой общался этот парнишка. Да, он однозначно был орком до мозга костей и как она удачно подметила, сама того не зная, был юн и неопытен, но в то же время... он ведь пробыл за пределами племени уже некоторое время и до сих пор при всех конечностях, а в городах она не видела плакатов "Разыскивается!" с его милой мордашкой. Так где же тут подвох? - Хм... какой интересный... - Она даже встала, нарочито игнорируя его болтовню. Пусть принимает за смирение или признание своей вины. Мужики любят всегда и во всём быть правыми и чтоб обязательно последнее слово за ними. Иначе как поймёшь, что ты прав? Но не в том суть. С какой стороны не посмотри, паренёк при таких то принципах глухой деревни умудрился выжить в относительно цивилизованном мире. Хотя, если до сих пор он бродил лишь лесами, да корчил страшные рожи местным крестьянам, то ничего удивительного. Крестьяне и её молодые сородичи вообще стоили друг друга.

    - Меня подстрелили, потому, что ты не знаешь как всё устроено за пределами наших владений, а будь всё так, как ты говоришь, так чего ж ты бегал по лесу пол часа, как заяц, а не перебил их всех на месте? - Она остановилась перед ним, сделав полный круг и снова присев на корточки, но уже вплотную, внимательно рассматривая сородича в упор. Сильная челюсть, довольно гладкие, мягкие черты, мышцы как канаты, но сухие, словно парень либо слишком долго голодал, либо чересчур много двигался. А может и то, и другое. было в нём что-то родное, от чего она давным-давно отказалась, нацепив на себя образ цивилизованного гражданина. Юная сила, простые амбиции и уверенность в своей извечной правоте. Хотя припоминая кривые рожи своих ближайших товарищей и соратников, этот паренёк отличался ещё кое чем, чего она старательно не замечала. Одар слегка призадумалась, глядя на свои руки и ноги, мощные, бугристые, но, признать честно, жирка там было куда больше, чем в момент, когда она впервые покинула родные пенаты. Меньше тренировок, сидячий образ жизни и непыльная работёнка превратили её в... а во что они её превратили? Излишков в ней не было, двигаться оно не мешало, но глядя на этого паренька, сухого как рыба на верёвке, в ней почему-то просыпалась зависть и, наверное, симпатия? Одар всегда смущали орки и люди, которые в чём-то были лучше её, причём в отличие от своих более зрелых наставников она отнюдь не пыталась догнать их путём упорного труда. Отнюдь, у Одар всегда был другой метод.

    - Ладно, проехали. Топор твой лежит в телеге и я бы посоветовала тебе отправиться к нему и не особо высовываться пока мы не отъедем. - Она поднялась, кряхтя и опираясь в затёкшие колени и зло пнула почти опустевшую бутылку в сторону леса. Всё равно опьянения уже почти не ощущалось, а снова хлебать кровь ради очередной попойки пока не особо прельщало. - Давно не видела тут сородичей и потому помогу, а иначе на тебя объявят облаву сначала деревней, а когда ты перебьёшь их из ловушек и засад - сюда пришлют авантюристов, егерей и магов из города и вот тогда твоя задница будет красоваться на местном колу с дощечкой без имени. Не думаю, что ты хочешь этого, а потому...

    Она вздохнула, стараясь хоть немного пересилить в себе эту борьбу откровенного интереса и симпатии с патронажем, - Не злись, если я тебя как-то задела. Тут всё по другому и если не привыкнуть, жить спокойно никак не получится. А бороться с людьми живя на их землях - как ссать в реку, стоя в ней по пояс. Однажды вожди соберут новый поход и тогда поговорим на языке топоров, а пока будь хорошим мальчиком, не доставляй другим проблем и не дай себя убить, хорошо? - С этими словами она запрыгнула на козлы телеги, похлопав ладонью рядом с собой и указав пальцем назад. Её телегу вообще никогда не досматривали, потому, что кому придёт в голову, будто орк что-то замышляет? Орк, который не машет оружием - безопасный и хороший орк. Её это устраивало, а потому уехать отсюда было наилучшим решением. - И да, меня зовут Одар`Маат. Ты мог слышать о моём племени и отце, если интересовался делами старшего вождя, но с тех пор много воды утекло. Тебе тоже лучше бы представиться, пока я сама не придумала тебе новое имя вот так сразу. А то тебе ведь с ним жить потом придётся... - И улыбнувшись, Одар подмигнула парню, надеясь, что тот наконец расслабится и перестанет корчить из себя эталон стереотипов об их народе.

+1

11

Сидеть на месте ровно, когда симпатичные орчанки внимательно оглядывают тебя с головы до пят, а вокруг играют музыкальные инструменты, слышатся крики и песни веселых сородичей, а глаза слепит яркий свет от костров - это одно. Это приятно. Ты улыбаешься в ответ, и тогда, возможно, на волосах появится на один колокольчик больше. У нее или у тебя. Чем не повод для выпивки и хвастовства перед друзьями и братьями? Когда орчанка делает это то же самое в лесу, посреди вражеской территории, пусть и без оружия - совершенно другое. Трор слишком привык быть охотником, чтобы ощущать себя хорошей дичью, мясо которой тщательно осматривают воины его септы. Он был напряжен, сжал рукоять топора, готовый в любой момент броситься в бой. Но не было удара. Не было резких движений. Не послышался треск веток за спиной. Женщина лишь сделала полный круг и села. А Трор перевел дыхание и улыбнулся.

- Сделай я так, солнце не успело бы опуститься на несколько пальцев, как все егеря окрестности пытались бы найти одного очень уж кровожадного орка. Зачем мне давать повод? А вот если бы это сделала ты, то и искали бы тебя. А я спокойно мог бы идти дальше, не беспокоясь о крестьянах, егерях и рыцарях этих земель, - подмигнул собеседнице орк. Изначально он и планировал так сделать. Если бы она напала. Если бы на нее напали без разговоров. Много если. В итоге боги лишь посмеялись над его замыслами, а сердце в груди защемило от сентиментальности. И планы поменялись, вынуждая Трора выйти из укрытия и показаться людям в максимально агрессивной форме.

Медленно воитель Красных Топоров поднялся. Отряхнул задницу, размял шею и потянулся. Женщина говорила. Приятный голос, но совершенно бесполезная информация. Нет, не так. Информация полезная, только уже известная. Мать много раз говорила нечто подобное. Женщины словно могут передавать свои мысли без всяких ямщиков и почтарей - умудряются ведь говорить об одном и том же! И все как одна считают, что мужчины думают волосами на груди или там, где ниже. Либо же отвары берсерков порой им заменяют разум. Но никак не головой. Трор, однако же, состроил серьезное лицо и кивнул, словно благодаря за информацию. Игнорировать женщину глупо. Игнорировать женщину с невероятно здоровой дубиной - глупо вдвойне. Трор был молод, но дураком себя не считал. Поэтому и надо дать понять, что услышал. Принял. Поблагодарить. Небольшими жестами. Братья часто это повторяли. Они все же понимали женщин куда лучше, чем сам орк.

- С таким же успехом я буду злиться на скрывающий мой запах ветер лишь за то, что он дует мне в лицо, - равнодушно пожал плечами мальчишка, подойдя к повозке. На своих ногах идти было куда сподручнее. Он поправил свою сумку и задумчиво посмотрел внутрь. Нет, правда, на своих двоих как-то проще. Но разумность решения понимал. Однако перед тем, как сесть, внимательно посмотрел в глаза Одар и нахально усмехнулся.

- В других условиях, женщина, - ударение лишь из-за мысли, что это обращение собеседницу слегка раздражает, - я бы заставил тебя вплести в мои локоны колокольчик.

С этими словами он спокойно влез внутрь, а после звонко рассмеялся, когда услышал про новое имя. Хорошая шутка. Он оценил. Говорит так, словно знает его традиции.

- Трор из септы Красных Топоров видит тебя, Одар`Маат, - официально представился юноша. И нет, он не слышал о ее племени. Не слышал о ее отце. Но говорить об этом не стал. Сейчас его мысль занимало другое. И нет, это точно не фигура собеседницы. - И все же ты не ответила на мой вопрос. Что белолицые говорили тебе?

Надо навести Одар саму на эти мысли: зачем они подошли? Что хотели? Почему посчитали, что это именно она? Или любой другой орк? Почему они могут безопасно покинуть эту территорию, если каждый деревенский уже знает о присутствии двух орков рядом? Как можно быть уверенным, что за ними уже не послали отряд? Что вообще случилось, как это пережить и как распутать этот клубок, в котором оказались два беглеца из Улл'Парсы? Надо как-то навести, чтобы не говорить об этом вслух - показывать себя умнее, чем ты хочешь предстать в глазах других, первый шаг к глупой гибели. Мать дурного не скажет. Поэтому за двоих пусть думает Одар. Трор лишь направит ее мысль в нужное русло, если это, конечно, понадобится.

+1

12

Качнув поводьями и тронув повозку с места Одар покосилась на спутника и покачала головой. – Откинь лавку, сядь и не отсвечивай. Вода в бурдюке, а в котелке есть немного мяса. Угощайся. - Нет конечно, она считала его не таким дураком, которые природой обделены мозгами, но и не таким, который глупости творит ото зла, а зло от глупости… скорее просто типичным молодым дураком. Когда ты долго живёшь в окружении одних и тех же лиц, хижин, костров и историй ты волей-неволей становишься частью всего этого. Просто частью большой истории и попробуй возьми вынь да положь одного такого в другое место. Ничего путного из того не выйдет. С другой стороны, когда она впервые выбралась из родных пенат, в первую же вылазку ворвалась в поместье, потеряла весь отряд и попала в плен. У этого хотя бы хватило мозгов дожить до сего дня, так что кто из них умнее – вопрос для глубокой дискуссии.

     - В других условиях, малыш, говоря со мной так, ты бы долго ещё не смог воспользоваться своим задом по назначению из-за тех самых колокольчиков, но не в том месте, где тебе бы хотелось. – Она согнула руку, напрягая бицепс и звонко шлёпнула по нему открытой ладонью. Впрочем, в этот раз она уже бубнила не со зла, скорее принимая правила игры. Он мужчина, вот пусть и доказывает это себе до тех пор, пока в это не поверит и она. Так принято, пусть так и будет. Кто она такая, чтобы менять устои? – Да и дались тебе колокольчики. Знаешь, что местные звероводы их в шерсть скоту вплетают, чтоб не потерять их в поле? Обычаи хороши там, где им место. А мы здесь чужие. Либо учись, либо дерись. Я вот свой выбор сделала…

     Вернее, этот выбор сделали за неё. Конечно, она могла бы припомнить о том, что первый дар крови ей был преподнесён не просто так и жива она по сей день лишь ценой дюжины жизней, но эти воспоминания она закопала глубоко и так давно, что порой они казались ей чем-то вроде рассказанной кем-то у костра страшилки. Ей жизнь в этой телеге. В чужих зубах, крови и путешествиях. Её жизнь и её выбор это Амсьер с его странностями и глупыми шутками, а также его истории и наука. Нельзя сказать, что он испытывал к ней отцовские чувства, но никогда не медлил с ответом. Что бы они ни спрашивала – тот всегда знал ответ. Возможно, именно поэтому она и напросилась с ним. Но почему он взял её с собой? Был ли это его выбор? Это было ей невдомёк.

     - А Одар`Маат из Этой Самой Повозки слышит тебя. Нет для меня больше моей септы, поэтому пусть будет так. – Она пожала плечами с трудом переваривая собственные мысли и украдкой бросая взгляды на сородича, делая вид, что внимательно слушает, Одар пыталась сосредоточиться на дороге, но то и дело отвлекаясь на... да на что собственно? На сопливого пацана, из-за которого её подстрелили? Или вид сородича напомнил ей о том, что она потеряла? Если смотреть с этой стороны… - Кхм… - Она покосилась на него уже откровеннее, но лишь хмыкнула. Не так уж и многое она потеряла. Приобрела куда больше, если не считать того, что была теперь везде и всем чужой. Но нужна ли ей была компания? Нужны ли были ей сородичи? Она видела десятки орков за эти годы, но… не так близко. Не так сильно это касалось её саму и не так много времени у неё было, чтобы поговорить и подумать. Впрочем, всё это пустые мысли, а что было важно сейчас, так это дорога!

     Как говаривал однажды Амсьер: «Тропа под ногами идущего», но видимо к колёсам это не относилось, потому, что чем глубже они забирались, тем гуще был кустарник. А ведь лесок был сквозным, узким, это она знала наверняка. Так какого же чёрта? – Да чтоб тебя… - Чертыхнулась она в сердцах и остановившись, привстала на козлах, осматриваясь вокруг, не понимая, почему вдруг стало темнеть. Ещё пару часов назад было утро, а сумрак уже сгущается. И ведь не так глубоко они въехали в лес… - Я не ответила на твой вопрос, потому, что я не помню, что они там болтали. Я только проснулась тогда и уж извини, нет у меня привычки слушать внимательно тех, кто будит меня камнями и палками. Ты мне лучше скажи, тебе ничего тут странным не кажется?

Отредактировано Одар`Маат (15.09.2021 18:12)

0


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [9 Разгара 1058 года] Почта, марки, орка два


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно