поговаривают, мол...

В день Чернолуния полагается завесить все зеркала и ни в коем случае не смотреть на собственное отражение.

Некоторые порождения дикой магии могут свободно проходить сквозь стены.

В Солгарде все желающие могут оформить заявку на тур по тавернам, включающий в себя 10 уникальных заведений со всех уголков мира, и посещение их всех в один день!

Дикая роза на крышке гроба запрет вампира внутри.

В Керноа кто-то повадился убивать горожан. Обнаруживший неизменно замечает, что из тел убитых растут... зеленые кусты.

В Эльмондо обрел популярность торговец, раз в период заглядывающий в столицу и предлагающий всем желающим приобрести удивительно умных зверей. Правда все чаще звучат голоса тех покупателей, которые утверждают, будто иной раз животные ведут себя странно.

Если в Новолуние поставить зажженную свечу на перекресток - можно привлечь Мертвого Феникса, который исполнит любое желание.

Некоторые представители расы шадд странным образом не нуждаются во сне - они вполне могут заболтать вас до смерти!

Эльфы просто обожают декорировать свое жилье и неравнодушны драгоценностям.

Дворфы никогда не бывают пьяны, что говорится, «в зюзю». А вот гномы напиваются с полкружки пива.

Бросьте ночью 12 Расцвета в воду синие анемоны, подвязанные алой лентой, и в чьих руках они окажутся, с тем вас навек свяжет судьба.

Оборотни не выносят запах ладана и воска.

В Сонном море существуют целые пиратские города! Ничего удивительного, что торговые корабли никогда не ходят в этом направлении.

Хельдемор не отличается сильным флотом: портовые города в гигантском королевстве ничтожно малы!

Положите аркану Луна под подушку в полнолуние чтобы увидеть сон о будущем!

Благословение Луны, которым владеют представители Фэй-Ул, способно исцелить от любого проклятия в течении трех дней после его наложения.

Джинны огня дарят пламя, закованное в магический кристалл, в качестве признания в любви.

В Маяке Скорби обитает призрак водного джинна, который вот уже пятьдесят лет ждет свою возлюбленную и топит каждого, чья нога ступит в воды озера, окружающего маяк.

Фэй-Ул пьянеют от молока, а их дети не нуждаются в пище первые годы жизни - главное, чтобы ребенок находился под Луной.

Самой вкусной для вампиров является кровь их родственников.

Свадьбы в Аркануме проводятся ночью, похороны - днем. Исключение: день Чернолуния, когда ночью можно только хоронить.

В лесу Слез часто пропадают дети, а взрослый путник легко может заблудиться. Очевидцы рассказывают, что призрачный музыкант в праздничной ливрее играет всем заблудшим на флейте, и звук доносится со стороны тропы. А некоторым он предлагает поучаствовать в полуночном балу.

Не соглашайтесь на предложение сократить дорогу от незнакомых путников.

На острове Чайки стоит роскошный особняк, в котором никогда нет людей. Иногда оттуда виден свет, а чей-то голос эхом отдается в коридорах. Говорят что каждый, кто переступит порог, будет всеми забыт.

Озеро Лунная Купель в Лосс'Истэль полностью состоит не из воды, а из лучшего вина, которое опьяняет сладким вкусом!

Утеха стала приютом целым двум ковенам ведьм: неужто им здесь медом намазано?

В языке эльфов нет слова, обозначающего развод.

По ночам кто-то ошивается у кладбищ подле Руин Иллюзий.

В Фортуне дают три телеги золота в придачу тому, кто согласен жениться на дочери маркиза.

В Белфанте очень не любят культистов.

Не стоит покупать оружие у златоперого зверолюда, коли жизнь дорога.

Кто-то оставил лошадь умирать в лесу Ласточки, а та взяла и на второй день заговорила.

Храм Калтэя называют проклятым, потому что в статую древнего божества вселился злой дух и не дает покоя ныне живущим. Благо, живут подле статуи только культисты.

В Озофе то и дело, вот уже десять лет, слышится звон колоколов в день Полнолуния.

Жители утверждают, будто бы портрет леди Марлеам в их городке Вилмор разговаривает и даже дает им указания.

Чем зеленее орк, тем он сильнее и выносливее.

У водопада Дорн-Блю в Ольдеморе живут джинны воды и все, до единого - дивной красоты.

На Ивлире ежегодно в период Претишья происходит турнир воинов. В этом году поучаствует сам сэр Александер Локхард - личный охранник ее Величества королевы Маргарет!

Все аристократы отличаются бледностью кожи, да вот только в Рон-Дю-Буше эти господы будто бы и вовсе солнца не знают.

В мире до сих пор существуют настоящие фэйри, да вот только отличить их от любого другого существа - невозможно!

Фэй-Ул настолько редки, что являются настоящей диковинкой для всего Аркануме. А на диковинки большой спрос. Особенно на черном рынке...

18 Бурана дверь королевского дворца Хельдемора распахивается всем желающим, бал в ночь Первой Луны.

В 15-20 числах в Лосс'Истэле происходит Великая Ярмарка Искусств - это единственный день, когда эльфы позволяют пройти через стену всем.

10 Безмятежья отмечается один из главных праздников - самая длинная ночь года. в Рон-дю-Буше проводится Большой Маскарад.

42 Расцвет - день Солнцестояния, неофициальный праздник Пылающих Маков в Ольдеморе, когда молодые люди ищут цветок папоротника и гадают.

22 Разгара отмечается Урожайный Вал в Фортуне.

Каждую ночь спящие жители Кортелий подле Утехи выбираются из своих постелей, спускаются к неестественно синему озеру и ходят по его песчаному дну. Поутру их тела всплывают, а селяне всерьез боятся спать.

Прогуливаясь по улочкам Солгарда, вы натыкаетесь на старуху. Ее уродливое лицо на миг мелькает в свете фонаря, она хватает вас за руку и кричит что-то невнятное. На следующий день все начинают сторониться и избегать вас.

В деревне Уилмот подле Вилмора более 90% детей умирают при рождении и тем странней, что несколько семей отличаются в ней поразительным плодородием.

Администрация проекта: один, два, три.
нужные персонажи
25.07 Открыт набор в новый квест.
18.07 Объявлен новый прогноз астрологов.
Переход на Разгар состоится 1 августа.

Арканум. Тени Луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Архив у озера » Сокровищница » [53 Буран 1059 года] conditio sine qua non


[53 Буран 1059 года] conditio sine qua non

Сообщений 31 страница 38 из 38

1

Conditio sine qua non

https://i.imgur.com/uMhcnQO.jpg

https://i.imgur.com/RYSymC6.jpg

https://i.imgur.com/GQeEQC2.png

Керастес | Карбьер | Аунар
Эония, храм Лихнир, пустыня Морнэя | день

Спустя несколько дней пути перед Вами открыт целый новый мир, пустой, словно в момент сотворения - пустыня. Какие секреты под толщей песков скрывают ее духи?

https://i.imgur.com/REqvLsn.jpg

https://i.imgur.com/V2R3Cf9.png

https://i.imgur.com/XSpi84K.jpg

Закрутить колесо Аркан?
нет

+2

31

– Не в возрасте тут дело, – излишне серьезно отвечает некромант, не сразу понимая, что это была просто шутка. – Но после всего случившегося мне трудно тебя оставлять даже на минуту, пойми же наконец это. Кроме того, места тут дикие и опасные.

Сам Аунар не курит и поэтому довольно крепкая курительная смесь у него интереса не вызывает, скорее напротив, он едва сдерживается от кашля, но против этой привычки ничего не высказывает, понимая, что жена в подобном нуждается. Может, и ему тоже пристраститься к курению? Хотя, алкоголя все же будет достаточно.

С интересом наблюдая за действиями Керастес, Аунар внимательно слушает ее пояснения и заодно разглядывает необычный камень. Просто красивая безделушка или некий древний артефакт? Его познания в этой области были довольно скудны, а использовать колдовство без острой на то нужды некромант вовсе не собирался.

– Само собой, что где добрые духи, там и всякие злобные тоже водятся, таков уж баланс вещей. Нет тени без света, но и свет без тени губителен. – Ночь в пустыне невольно настраивает мужчину на философский лад. – А тебя не обнаружат? Я, признаться, не вполне понимаю, чем именно ты тут занимаешься или, вернее будет сказать, что за магию используешь.

Скорее всего, это был какой-то особый обряд, сродни его поисковым заклинаниям или вызову духа-шпиона, но самой сути темный эльф не понимал, да и магии никакой не чувствовал. Можно было бы не расспрашивать жену об этом, но он решил отвлечь ее от пространных вопросов, смысла которого не понимал, да и ответ на который она не требовала. В такие моменты особенно остро чувствовалась странная пропасть между ними, когда разница в возрасте была просто колоссальной, непостижимой для простого смертного, даже для некроманта, который заглядывал за грань жизни и смерти, видел иной мир и знал, что там бывает.

+2

32

- Я могу о себе позаботиться, дорогой. Особенно в диких и опасных местах. - отзывается Керастес так, что не ясно, серьезно она или это продолжение шутки. Взгляд ее перемещается обратно к камню, когда тот внезапно начинает дрожать, оставляя небольшие круги на песке, словно на воде.  - Заметят и заметят, нам же проще иметь дело с этим вне пустыни. Это ведьмовство, просто я использую простейший артефакт Культа Жизни как индикатор... что-то в этом духе делают зельевары, когда проверяют вещества на яд. При помощи знака я его маскирую - ветер не даст запаху распространиться и о нас, возможно, не узнают.

Камень дрожит все сильнее, а затем раскалывается на две частички. Керастес не меняется в лице, только выглядит более задумчивой. Могло ли быть, что подсознательно она возвращалась к отсутствующему пласту информации из прошлой версии собственной памяти? Дневник все же не просто так был ею бережно храним и даже зачарован артефактологом от разрушения. Возможно, кому-либо из них стоило хотя бы знать ее язык чтобы не попасть в большую беду?

Керастес была частью мира такого же далекого, как этот язык. Ее окружали неизвестные существа, магия и опасности, с которыми прежде Буревестная была готова столкнуться. Но если нет памяти, значит ли это, что мир перестанет отвергать само ее существование? Что она перестанет замечать те частицы древнего мира, которые еще сохранились, даже если они больше ни к чему не идут?

- Ладно, давай возвращаться в лагерь пока нас не хватились. - предлагает она с прежним спокойствием, после чего уходит, так и оставив осколки камня лежать на песке. - Не трогай, это - дар пустыне. Что ей было дано отбирать нельзя.

В лагере все еще шумно - ужин в разгаре и они как раз успевают за едой, ибо оба голодные, как волки, после этой дрянной поездки. Во время еды и после нескольких рюмок настойки настроение архаас изглаживается и она уже не кажется такой странно удрученной, все вернулось в норму и тени остались позади.

+2

33

– Можешь, и даже почти всегда, – нехотя соглашается Аунар, но тут же использует весьма веский аргумент. – Вот только именно что почти всегда. Самоуверенность еще никого не доводила до добра, ты сама прекрасно это знаешь. Бесстрашие и решимость должны идти бок о бок с осторожностью и здравомыслием, иначе путь будет весьма короток, несмотря на его яркость.

Камень он трогать не собирался, но был благодарен жене за своевременное предупреждение, ведь мало ли чего могло ему в голову взбрести. Перспектива хорошего ужина воодушевляет некроманта не меньше, чем его странную супругу, поэтому он не выражает никакого протеста, сразу же направляясь следом за ней, да и к созерцанию ночной пустыни он, откровенно говоря, был равнодушен. Такие события как звездный дождь, увиденный им ранее были весьма редки, а в остальном здешние земли были довольно-таки унылы и скучны.

На сей раз он выпивает чуть больше уже знакомой ему настойки, но все равно придерживается вынужденной, весьма скромной меры, зато вот еде оказывает должное внимание. Пить крепкий алкоголь в пустыне, которая испытывает на прочность каждый день было весьма неосмотрительно, именно поэтому темный эльф пьет иные напитки, которые тут были в неожиданном изобилии, не говоря уже о чистой холодной воде. Не иначе как использовали магию в быту, хотя в этом ничего плохого не было, ведь без нее их несчастный грифон бы уже давно изжарился в собственном соку. Тут Аунар было невольно задумался о вкусовых качествах этого незадачливого комка перьев, но тут же с негодованием отогнал от себя эту мысль, ведь несмотря на некоторые причиненные Орфеем неприятности он уже был их товарищем, а товарищей не едят.

– После ужина пойду-ка я поищу Карбьера, все же надо удостовериться, что у него все в порядке. – Некромант по-прежнему совершенно спокоен, ведь в друге он вполне уверен. – Пойдешь со мной?

+2

34

- Иногда сокращение пути - это уже путь. - внезапно за ужином отвечает на раннее высказывание супруга Керастес и, хотя звучит это не слишком оптимистично, это правда. Кто-то жаждет жизни, безоблачной как небо в пустыне, а иные - забвения, что темнее ночи. И кто неправ в своем желании?

Орфей спал после долгой дороги - это все, что ему оставалось делать для терморегуляции в местных условиях, иначе бы их северный друг давно умер был от перегрева. Животные подвержены солнечному удару ничем не меньше разумных рас, так что Орфея было откровенно жаль: впереди их ждал длительный переход в условиях еще большей жары и только наличие единственного мага льда в караване спасало положение.

- Да, пойдем проведаем нашего сытого друга и узнаем, как у него дела. - соглашается Буревестная и сразу после ужина они идут к выделенному фургону.

Фэйри осторожно стучит по дверце, прежде чем заглянуть внутрь.

- Выглядишь не очень. - комментирует она увиденное.

+2

35

Разлегшийся прямо на полу вампир и впрямь выглядит скверно: как и прежде бледный, как полотно, с залегшими под глазами глубокими тенями, так еще и с запекшейся в уголках губ кровью, которую он не удосужился вытереть. Мертвец как есть, даже клетка грудная не поднимается в привычной для нее имитации дыхания. Тем не менее, на появление своих друзей Карбьер реагирует в свойственной себе манере, спокойно, будто бы ничего необычного и не произошло с тех пор, как они расстались.

- И тебе привет, дорогая сестра, - Он шутливо морщит нос, но недовольство, проскочившее на его лице, связано отнюдь не с ней.

Пытаясь придать телу более устойчивое положение, Карбьер облокачивается о стенку фургона и плотнее сжимает в руке сосуд, пожалованный ему Аркамэ. Подобие улыбки, прежде бывшее на его лице, тут же искажается под натиском неведомого ему долга. Слишком уж часто в последнее время приходилось платить по счетам, а это занятие крайне утомительно.

- Хотя, в общем-то, не могу не признать твоей правоты. Мои запасы крови куда-то пропали, и мне... пришлось решить вопрос пропитания окольными путями, - Предостерегая реакцию своих спутников, он торопится добавить, - Я наведался к шаману. И она, как и всякий честный делец, оказала мне помощь взамен на услугу, о которой она попросит. Вот, взгляни.

Он протягивает Керастес и Аунару сосуд, попутно рассказывая подробности своих поисков: и про то, как аккуратно исчезли пузырьки с кровью, не задев остального содержимого сумки, и про старика из фургона, однажды отдавшего этот сосуд Аркамэ. Случайности, как часто показывала практика их совместных путешествий, были не случайны, а потому Карбьер был уверен, что сестре может быть что-то известно об этом.

+2

36

– Краше в гроб кладут, – тихо добавляет Аунар, хмуро оглядывая друга и внимательно, не перебивая, слушая его объяснения. – Значит, пропали только пузырьки, и больше ничего? Чудеса, в самом деле чудеса.

Нет, так ведь не бывает, чтобы вот взяли и пропали именно ценные пузырьки, но это и так понятно. Возможно, это довольно-таки хитроумная игра, которую затеяли явно недооцененные некромантом зверолюды, чтобы еще больше обязать их, играя на их чувствах чести и долга. Если так, то они здорово ошибаются, полагая, что их троица расшибется в лепешку, но не пойдет против своих принципов. Разумеется, они у них действительно были, вот только носили довольно-таки избирательный характер. Чувство справедливости, к примеру, у темного эльфа было, можно так сказать, двойственным, а уж попытка ловко манипулировать ими так и вовсе сводило это чувство на нет.

Внимательно оглядев артефакт, некромант вынужден был признать, что ничего подобного прежде не видел и даже более – не слышал о таком. Сосуд со свежей кровью, которая каким-то непостижимым образом сохранялась в нем, не сворачиваясь и не начиная гнить, в этом-то он недурно разбирался, безошибочно бы заметив даже малейшие признаки гниения. Очень странный и очень подозрительный сосуд, наводящий на нехорошие предположения, которые Аунар высказать пока не решался, ведь однозначной уверенности у него не было, а вот его необдуманные слова могут заставить не в меру щепетильного вампира отказаться от так необходимой ему крови. Нет, это всего лишь догадка, и только.

– Цена такой услуги может быть очень, очень высока, – осторожно говорит некромант, в его голосе слышится легкий укор. – Однако у тебя ведь был выбор. Видишь ли, в такую жару некоторое кровопускание мне не повредит, и я бы мог тебя выручить незаметно от остальных. Впрочем, что сделано то сделано, этого уже не изменить. Но имей в виду на будущее, что друзья друзей выручают.

+2

37

Пузырек привлекает внимание Керастес, на ее лице отражается удивление. Но, услышав историю целиком, Буревестная уже не так впечатлена. И к чему, в действительности, поражаться? Ее братья имели свои способы позаботиться о сестре в любой точке света, хотя самой архаас не слишком-то и нравилось столь пристальное внимание, сравнимое со слежкой. Сколько алкоголя пришлось выпить Пеплу чтобы узнать, где она?

Главное, что никто из них не притащился лично.

Она вертит сосуд в руке, наблюдая за тем, как лениво переливается в нем кровь. Будто время внутри баночки шло совсем иначе. Фэйри не подает виду, но ее глаза сверкают от едва скрываемого довольства, эта маленькая частичка прошлого порадовала ее куда больше всего остального за эти дни.

- Качи постарался, как ни погляди. Вообще-то, это сосуд ильке - фей чистой воды. Они могли уходить от своего источника или колодца далеко, когда носили этот сосуд - в нем была вода из него и она постоянно возобновлялась. Позднее они вошли в моду и были несколько усовершенствованы... например, чтобы производить чай или сок или еще что-нибудь вкусное. Здорово выручало в пустыне, а вот на корабле оказалось нет так хорошо - сосуд производит не больше стакана за несколько часов, а позволить себе его мог далеко не каждый. Все же это их секретная технология и лишь один торговец-ильке был достаточно смел, чтобы продавать их вопреки воле племени. - рассказывает Керастес, возвращая сосуд Карбьеру. - Это очень ценная вещь, хоть по ней и не скажешь - игла для этого сосуда создается из основания пера дождевой птицы, очень редкой. А стекло - из пыльцы с крыльев ильке, родители, как правило, дарят их своим детям. Я впечатлена, что такая вещь может быть приспособлена и для крови.

Буревестная окидывает взглядом пространство вокруг, останавливая его на лагере. Странное исчезновение пузырьков и странная пустыня, что могло быть лучше?

- Я надеюсь, цена такого приобретения окажется не слишком высока. В конце концов, у тебя и вправду есть друг, Карбьер. - останавливает взгляд на брате Керастес. В нем нет осуждения, только легкое непонимание того, что мешает вампиру обращаться к ним в час нужды. Скромность или гордость?

+2

38

- В последнее время я слишком часто слышу это замечание из твоих уст, друг мой, - Карбьер растягивает блудные губы в тонкую улыбку, но веселья в ней в действительности крайне мало. Слишком уж часто в последнее время он доставляет хлопоты своим товарищам: быть вампиром на Галатее было заметно проще, чем на Эльпиде. Да, он был проклят, но прежде это не означало, что возможность позаботиться о себе самостоятельно у него была ограничена. Разумеется, такое положение дел его уязвляло.

Не критично, но неприятно. Ему хочется быть поддержкой, а не обузой, бомбой замедленного действия.

Карбьер пожимает плечами, слишком уж беззаботно для человека, что только что согласился на слишком рисковую для себя сделку.

- Я владелец ему лишь до тех пор, пока мы не прибудем в город, на фестиваль звезд. В противном случае, цена оказалась бы слишком высока. Право слово, платить мне вскоре станет и вовсе нечем, - Он пытается отшутиться, да выходит скверно, неискренне. Притворяться, будто бы все в порядке, вампир не собирался — Я ценю вашу заботу, но такая услуга... несет за собой определенные риски. Частое кровопускание плохо сказывается на здоровье. К тому же, будучи обессиленным после такой... процедуры, сможешь ли ты, Аунар, взяться за меч? Я не преуменьшаю твои силы и возможности, но сейчас всем нам следует быть начеку, разве нет?

Возможно, он просто слишком много на себя берет.

Карбьер чувствует, что слова его звучат как оправдание, при том абсолютно надуманное, но более разумного объяснения подобрать не может. Страх навредить соседствует в нем со знанием, к чему это может привести: хруст шеи несчастного, заставшего вампира не в лучшем его состоянии, до сих пор стоит у Карбьера в ушах. Испытывал ли он стыд? Вряд ли. Карбьер был эгоистом, и ловко этого чувства избегал. Но вот страх повторения подобного никак не желал отпускать его, заставляя искать окольные пути, избегать риска сорваться.

Литургический сон все еще не кажется ему худшей идеей.

- По крайней мере, твои милые родственники, сестра, явно оберегают нас от худшего из возможных исходов, - На место переживаний приходит любопытство — это глубокое переплетение случайностей и случаев казалось ему истинно занимательным. «Мир» до сих пор покоится в его дневнике, напоминая о ярмарке и идущих следом за ней событиях.

+2


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Архив у озера » Сокровищница » [53 Буран 1059 года] conditio sine qua non


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно