поговаривают, мол...

В день Чернолуния полагается завесить все зеркала и ни в коем случае не смотреть на собственное отражение.

Некоторые порождения дикой магии могут свободно проходить сквозь стены.

В Солгарде все желающие могут оформить заявку на тур по тавернам, включающий в себя 10 уникальных заведений со всех уголков мира, и посещение их всех в один день!

Дикая роза на крышке гроба запрет вампира внутри.

В Керноа кто-то повадился убивать горожан. Обнаруживший неизменно замечает, что из тел убитых растут... зеленые кусты.

В Эльмондо обрел популярность торговец, раз в период заглядывающий в столицу и предлагающий всем желающим приобрести удивительно умных зверей. Правда все чаще звучат голоса тех покупателей, которые утверждают, будто иной раз животные ведут себя странно.

Если в Новолуние поставить зажженную свечу на перекресток - можно привлечь Мертвого Феникса, который исполнит любое желание.

Некоторые представители расы шадд странным образом не нуждаются во сне - они вполне могут заболтать вас до смерти!

Эльфы просто обожают декорировать свое жилье и неравнодушны драгоценностям.

Дворфы никогда не бывают пьяны, что говорится, «в зюзю». А вот гномы напиваются с полкружки пива.

Бросьте ночью 12 Расцвета в воду синие анемоны, подвязанные алой лентой, и в чьих руках они окажутся, с тем вас навек свяжет судьба.

Оборотни не выносят запах ладана и воска.

В Сонном море существуют целые пиратские города! Ничего удивительного, что торговые корабли никогда не ходят в этом направлении.

Хельдемор не отличается сильным флотом: портовые города в гигантском королевстве ничтожно малы!

Положите аркану Луна под подушку в полнолуние чтобы увидеть сон о будущем!

Благословение Луны, которым владеют представители Фэй-Ул, способно исцелить от любого проклятия в течении трех дней после его наложения.

Джинны огня дарят пламя, закованное в магический кристалл, в качестве признания в любви.

В Маяке Скорби обитает призрак водного джинна, который вот уже пятьдесят лет ждет свою возлюбленную и топит каждого, чья нога ступит в воды озера, окружающего маяк.

Фэй-Ул пьянеют от молока, а их дети не нуждаются в пище первые годы жизни - главное, чтобы ребенок находился под Луной.

Самой вкусной для вампиров является кровь их родственников.

Свадьбы в Аркануме проводятся ночью, похороны - днем. Исключение: день Чернолуния, когда ночью можно только хоронить.

В лесу Слез часто пропадают дети, а взрослый путник легко может заблудиться. Очевидцы рассказывают, что призрачный музыкант в праздничной ливрее играет всем заблудшим на флейте, и звук доносится со стороны тропы. А некоторым он предлагает поучаствовать в полуночном балу.

Не соглашайтесь на предложение сократить дорогу от незнакомых путников.

На острове Чайки стоит роскошный особняк, в котором никогда нет людей. Иногда оттуда виден свет, а чей-то голос эхом отдается в коридорах. Говорят что каждый, кто переступит порог, будет всеми забыт.

Озеро Лунная Купель в Лосс'Истэль полностью состоит не из воды, а из лучшего вина, которое опьяняет сладким вкусом!

Утеха стала приютом целым двум ковенам ведьм: неужто им здесь медом намазано?

В языке эльфов нет слова, обозначающего развод.

По ночам кто-то ошивается у кладбищ подле Руин Иллюзий.

В Фортуне дают три телеги золота в придачу тому, кто согласен жениться на дочери маркиза.

В Белфанте очень не любят культистов.

Не стоит покупать оружие у златоперого зверолюда, коли жизнь дорога.

Кто-то оставил лошадь умирать в лесу Ласточки, а та взяла и на второй день заговорила.

Храм Калтэя называют проклятым, потому что в статую древнего божества вселился злой дух и не дает покоя ныне живущим. Благо, живут подле статуи только культисты.

В Озофе то и дело, вот уже десять лет, слышится звон колоколов в день Полнолуния.

Жители утверждают, будто бы портрет леди Марлеам в их городке Вилмор разговаривает и даже дает им указания.

Чем зеленее орк, тем он сильнее и выносливее.

У водопада Дорн-Блю в Ольдеморе живут джинны воды и все, до единого - дивной красоты.

На Ивлире ежегодно в период Претишья происходит турнир воинов. В этом году поучаствует сам сэр Александер Локхард - личный охранник ее Величества королевы Маргарет!

Все аристократы отличаются бледностью кожи, да вот только в Рон-Дю-Буше эти господы будто бы и вовсе солнца не знают.

В мире до сих пор существуют настоящие фэйри, да вот только отличить их от любого другого существа - невозможно!

Фэй-Ул настолько редки, что являются настоящей диковинкой для всего Аркануме. А на диковинки большой спрос. Особенно на черном рынке...

18 Бурана дверь королевского дворца Хельдемора распахивается всем желающим, бал в ночь Первой Луны.

В 15-20 числах в Лосс'Истэле происходит Великая Ярмарка Искусств - это единственный день, когда эльфы позволяют пройти через стену всем.

10 Безмятежья отмечается один из главных праздников - самая длинная ночь года. в Рон-дю-Буше проводится Большой Маскарад.

42 Расцвет - день Солнцестояния, неофициальный праздник Пылающих Маков в Ольдеморе, когда молодые люди ищут цветок папоротника и гадают.

22 Разгара отмечается Урожайный Вал в Фортуне.

Каждую ночь спящие жители Кортелий подле Утехи выбираются из своих постелей, спускаются к неестественно синему озеру и ходят по его песчаному дну. Поутру их тела всплывают, а селяне всерьез боятся спать.

Прогуливаясь по улочкам Солгарда, вы натыкаетесь на старуху. Ее уродливое лицо на миг мелькает в свете фонаря, она хватает вас за руку и кричит что-то невнятное. На следующий день все начинают сторониться и избегать вас.

В деревне Уилмот подле Вилмора более 90% детей умирают при рождении и тем странней, что несколько семей отличаются в ней поразительным плодородием.

Администрация проекта: один, два, три.
нужные персонажи
16.06 Открыт набор в новый квест.
11.06 Продолжаются торги на аукционе, сделка будет заключена 18.06.

Арканум. Тени Луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [14 безмятежье 1056] Что скрыто внизу?


[14 безмятежье 1056] Что скрыто внизу?

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Что скрыто внизу?

https://i.imgur.com/d1IYt8Vl.jpg

Окрестности "Фортуны", а также что лежит под ними| 14 безмятежие 1056 год Сешемир | Альзирр

В недалеком прошлом в результате случая и небольшой помощи от бессердечной гравитации встретился горе-алхимик и культист в катакомбах неизвестного происхождения. И что же здесь можно найти?

Закрутить колесо Аркан?
да

+2

2

Фортуна и ее окрестности в это время года радовали путников на удивление приятным, мягким климатом и хорошей ясной погодой. Хотя в воздухе все еще чувствуется дыхание зимы местный лес уже начал просыпаться от зимней спячки, природа оживает. Прекрасный момент для времяпровождения на свежем воздухе, чем в принципе уже занимался Шем, неспешно раскуривая свою трубку в тени дерева запрокинув одну ногу на другую. Наслаждаться ароматом табака и последними мгновениями отдыха осталось совсем немного, по ощущениям еще несколько затяжек и табак весь выгорит и своеобразный перекур закончиться и необходимо будет вернуться к делам. Фортуна была лишь очередным перевалочным пунктом, где зверолюд планировал пополнить запасы, да немного отдохнуть в трактире, после чего продолжит свой путь дальше.
Интересно, жив ли еще кто-то из моих старых знакомых? — спросил он сам себя, вставая на ноги. Он ничего не слышал о своих старых знакомых после взрыва лаборатории и их последующего побега. Порой ему не хватает их шумных пьянок на первом этаже лаборатории, старперского ворчания Зедека, да и его старой работы. Остается надеяться, что им удалось сбежать от карающей длани правосудия и зверолюд одним ужасным днем не узнает о чьей либо гибели. В конце-то концов, какими бы они не были плохими людьми они стали когда-то его единственной семьей.
Окончив свой перекур, Шем привычным движением руки вытряхнул пепел с остатками табака из трубки и, подхватив свою сумку, отправился в сторону крольчих нор, где ранее были установлены силки. Если госпожа-удача сегодня ему улыбнется, то на обед будут не только коренья с «травками». Если подумать, то кролик это не только мясо, но и мех который в свою очередь что-то да стоит, можно будет в городе обменять это на звонкую монету и не полагаться как ранее исключительно на травы, да простенькие настойки. Прикидывая в уме ценность шкуры, Шем привычно осматривал местность в поисках следов как тут его взгляд зацепился за пещеру. Ранее, когда он шел этим же путем, она была скрыта от его взгляда валунами, а сейчас ничего не мешало ее заметить.
Эх, ну, я же пожалею, если не осмотрю ее сейчас? Ртутный Лишайник меня давно закончился, — Усмехнувшись про себя, Шем направился к пещере и ненадолго задержался у входа, высматривая следы зверя который мог облюбовать пещеру. Ни следов, ни костей он не обнаружил и, убедившись в своей относительно безопасности, пошел вперед. Глаза быстро привыкли к тусклому освещению, и он отчетливо видел куда ступает и окружающие его предметы, но легкая самоуверенность его подвела. Не успев далеко пройти, он услышал легкий треск, а затем почувствовал, как земля уходит из-под ног. Тщетная попытка ухватить рукой за влажный холодный выступ провалилась, и он лишь успел инстинктивно сгруппироваться для падения. К счастью, свободное падение продлилось недолго, и с грохотом многократно усиленным эхом он провалился… куда-то.
Блять,— Тихое, лаконичное, но отчетливо слышимое в образовавшейся тишине бранное слово это все, что смог из себя выдавить зверолюд. Возможно он бы и красочнее описал весь спектр своих эмоций, но ему требовалось еще немного времени чтоб восстановить дыхание после сильного удара о землю. Спустя несколько секунд он предпринял осторожную попытку подняться и оглядеться…

+2

3

Казалось бы, нахождение близ границы с Лосс’Истэль должно вызывать в высшем эльфе грусть и ностальгию по безнадежно утерянным перспективам и нежно любимой родины. В Альзирре же видение стены окружающей эльфийску вотчину не вызывало ровным счетом ничего. Возможно, только каплю злорадства и чувство облегчения. На самом деле после своего отъезда в двенадцатилетнем возрасте Бетельгейзе посещал Лосс’Истэль  всего два раза и хранил куда больше воспоминаний о том же Ивлире. Тем ни менее, у самой границы он бывал довольно часто. Вот уж забавное совпадение, но именно сюда его приводили поиски древностей.

В этот раз, в Фортуну, а точнее в окрестности этого прелестного города, Альзирра привела свежее расшифрованная карта, кою он, без лишней скромности, довольно нагло скопировал из книги некого отступника-культиста. Книга, как и отступник, была давно предана огню, но эльф успел запомнить нужную страницу. Альзирр не был обладателем фотографической памяти, но у него были десятилетия для того, чтобы приноровиться намертво отпечатывать в сознании, казалось бы, мимолетно замеченные вещи. Речь не о текстах на неизвестном языке, но символах или картах. И схема работала – запомнить, перерисовать, расшифровать (или хотя бы попытаться), найти место, исследовать. Естественно, все регулярно шло не так, в каждом из пунктов, но случались и просветы. Как в этот раз.

Потребовалось некоторое время уже на месте, чтобы отыскать пещеру, которую нормально было видно лишь с одной стороны. И вот уже Альзирр аккуратно ступает внутрь, подсвечивая себе путь зачарованным фонарем. Бонус этой штуки был в том, что пламя не обжигало (честное слово, Бетельгейзе хватало и собственной магии), а еще давало ровный свет и регулировалось. В общем, идеальная штука для исследований, особенно темных пещер. Альзирр пристально осматривает ровно вытесанные стены, обходя их по кругу и избегая тем самым ловушки в центре. Тем ни менее местечко явно было не из простых и случайно запнувшись об какой-то камушек, эльф с совершенно неэльфийской грацией скатывается куда-то вниз по гладкому камню.

Спуск был недолгим, но финиш был довольно болезненным. Он был бы еще болезненней, если бы ловушка в виде острых обломков каменных пик не была уже кем-то обнаружена. Альзирр поднялся, поморщившись от боли в спине и отбитом копчике, подхватил валяющуюся недалеко лампу и похвалил себя за то, что не экономил на стекле. Лампа слегка помялась в корпусе, но в остальном продолжала исправно исполнять свои прямые обязанности. Посветив вверх и обнаружив этакую крутую каменную горку, Альзирр пожал плечами и двинулся вглубь пещер, приняв волевое и взвешенное решение подумать о выходе потом.

Ему даже не пришлось уходить слишком далеко, буквально через один длинный коридор и небольшой зал, он вышел к подземному озеру. Озеро занимало большую часть действительно огромной каменной залы, так что противоположная сторона была надежно укрыта тьмой. Каких-либо иных источников света помимо фонаря тут было не предусмотрено. У кромки же воды, на стене, едва заметно серебрились странные глифы.
Альзирр, естественно, тут же поспешил к своей находке и принялся изучать символы. Они казались довольно примитивными, простые формы, линии, луны, стрелки… Их смысл, впрочем, был совершенно не очевиден. Бетелгейзе стянул с руки перчатку, аккуратно провел пальцем по всему первому символу и прикрыл глаза. Бонус подобных вещей состоял в том, что их редко находили, их воспоминания были однообразны и найти среди них что-то яркое, необычное, было гораздо проще. Минус – никогда не знаешь, как далеко придется заглянуть и выйдет ли. Фоновый шепот всколыхнулся в голове, словно выражая беспокойство относительно адекватности Альзирра.

Где-то вдалеке в этот момент, эхом разнеся звук падения и какое-то слово, но эльф был слишком поглощен своим занятием и тихим шелестом воды.

+3

4

Ему повезло – при падении он ничего себе не сломал, а значит, все еще имел все шансы выбраться из этой ситуации живым, а не стать в ближайшем будущем мумифицированным памятником собирательному образу самоуверенного путешественника. Ну, а ушиб в данной ситуации казался пока наименее значимой проблемой чем, к примеру, резко усиливающийся запах зелий, в котором Шем безошибочно узнал свои работы.
Конечно, не мог же я иначе "приземлится" – раздраженно прошипел сквозь зубы он, окончательно принимая  вертикальное положение. Пока его глаза окончательно не привыкли к кромешной тьме, ему оставалось оценивать свои потери с помощью осязания и, конечно же, памяти и обоняния. Мелкие доработки в виде кармашков для трав и бутылочек с зельями его личная работа. В запахе точно узнавался растворитель, а также металлический запах кровоостанавливающего зелья из его «личной аптечки» и да на их месте он обнаружил вырванный кусок кожи. Благо, на этом плохие новости заканчивались, все остальное пережило падение и в особенности личная причуда Шема – краска. Да, не самая полезная вещь в условиях темного подземелья, если они не на основе люминофора, а у него была и такая в запасе. Пузырек с этой краской не мог заменить полноценного факела, но и этого скудного света будет достаточно.
Разобравшись со своим состояниям и обзаведясь фонариком Шем наконец принялся за исследование места, куда он угодил с иронии отметив, что приземлился он как раз на искомый им Ртутный Лишайник отчасти смягчивший его падение. Собирать он его не стал, мох уже был изрядно помят им (а может и не только им?) и в качестве основы для зелья непригоден.  Удивительно, но когда он поднял свой взгляд, то не обнаружил над своей головой дыры откуда он должен был попасть сюда. Проход завалило? Нет, он бы услышал, а это значит… ловушка?  Все, что сумел разглядеть это крутую каменную горку, по которой в теории он мог поытаться взобраться обратно наверх.
Задумчиво почесав подбородок, Шем все же решил оставить краской пару пометок на стене планируя вернуться сюда чуть позже, он слышал журчание воды дальше по коридору, откуда ему казалось, исходила слабое свечение. Бесшумно ступая по коридору, Шем подготовил к броску несколько метательных ножей, свечение  действительно существовало и играло на поверхности подземного озера, создавая сюрреалистичные образы. Нервно взмахивая хвостом из стороны в сторону, Шем вступил в залу.
"Человек? Нет… Эльф?", - подумал он когда смог в свете магического фонаря стали видны не только очертания незнакомца. Прежде чем остановиться волк сделал еще несколько шагов вперед, после чего замер, навострив уши. Эльф находился на идеальном расстоянии для броска и ничего не знал о волке, оставалось только принять решение. Недолго понаблюдав за действиями незнакомца и не учуяв никого другого в этой комнате, Шем убрал метательный нож. Не был этот эльф похож на мародёра, скорее на культиста «залипшего» на стену. В любом случае можно попытаться разойтись мирно.
Вы выбрали странное место для медитации, – Тихо обратился он к эльфу скрещивая руки на груди, скрывая таким образом крепление метательных ножей, – Я искал ингредиенты для красок прежде чем свалиться сюда, а вы наверное… исследователь? – Шем целенаправленно вел себя так, словно встретил знакомого на оживленной улице города, а не незнакомца в темном подземелье. Все что хотелось это увидеть реакцию незнакомца на появление внезапного собеседника, после чего уже можно будет сказать, смогут ли они обойтись без кровопролития.
Ид – Кратко представился волк когда встретился взглядом с эльфом, при этом он едва заметно улыбнулся.

+1

5

Глифы оказались либо достаточно свежими, во всяком случае, образы их появления возникли неожиданно быстро, либо же их действительно длительное время никто не беспокоил, что тоже странно. Не то чтобы на материке было мало искателей древностей, а пещера спрятана слишком хорошо. Скорее наоборот. Образы, тем временем, символ за символом возникали в голове… в обратном порядке, будто их не наносили, а наоборот скрывали. Забавно, создавалось ощущение, что их буквально выплавляли в камне и их свечение – остаточное после волшебного реагента.

И вот глифы пропали, но дымка ведения не думала отпускать, на удивления цепко удерживая в себе, порождая всплеск паники подавленным привычным усилием воли. Такое бывает, в академии учили, что главное в этот момент сохранить спокойствие. Значит, предмету есть что показать, он хочет, чтобы это увидели, как бы странно не звучало это одушевление простых вещей.
Альзирр серьезно пообещал себе задумать о своём здравомыслии. Будь у него меньше секретов, за которые его могли бы тут же вздернуть, попробовал обратиться к кому-то из собратьев по дару или астрологов. А все дело в том, что он полез смотреть на символы, не подумав о том, что они находятся на камне что являются частью пещеры. Туман ведения немного отступил, расцветая яркими картинками – Тропа, идущая ступенями вниз, струящийся алый цвет, смахивающий каменную крошку, стена воды, ливень в месте, где его не может и не должно быть. Спокойная гладь подземного озера. Нарастающий шепот. Внутри словно натянута тетива за секунду до выстрела. Крик. Бамц.

Эльф отшатывается от стены, судорожно глотая воздух. Разворачивается, сталкивается со змеиным взглядом голубых глаз, вздрагивает, рефлекторно отступает назад, спотыкается о лампу, падает, прикладывается головой о злосчастную стену. На какое-то мгновение в пещере повисает тишина, разбавляемая лишь тихим бульканьем воды.
Альзирр чертыхается, в висках отдает болью после удара, а на подбородок начинает капать кровь из носа. События, казалось бы, связанные между собой, но нет. Перенапряжение от использования магии, вполне себе закономерное явление, так что эльф пытается вытереть кровь рукой в перчатке, (большее ее размазывая так-то) мимолетно радуясь ее черному цвету. Не торопясь вставать, он, наконец, нормально осматривается.
Многострадальная лампа, откатившись в сторону нежданного гостя, позволяет рассмотреть его куда лучше и, в целом, Бетельгейзе даже не очень стыдно за свой испуг. Зверолюды те создания, которых не хочется встречать в темных, мало освещенных пещерах. Не потому что опасно, просто пугающе.
- Прости, ты что-то говорил? – Более менее придя в себя, Альзирр вспоминает, что как будто слышал чужой незнакомый голос, но до конца не уверен. Он остается спокойным за счет явного понимания того, что если бы волк (? Полуволк, волкочеловек? Как их положено называть?) хотел его убить, он бы благополучно закончил свое дело раз ндцать. А раз эльф все еще жив, то причинять ему вред не планируют. Откровенно говоря, он сам прекрасно справлялся.
- Я Ал – Альзирр светло улыбается. Угрозы угрозами, но и полным именем представляться, смысла нет. – Исследую тут кое-что. – Он тычет в глифы за своей спиной, попутно продолжая разглядывать гостя. Судя по наряду и тому, как он себя ведет… ни черта не понятно, на самом деле. То ли тоже исследователь, то ли просто путник, который заглянул в пещеру отдохнуть и угодил в ловушку. Взгляд переходит с волка на темную гладь воды и эльф задает неожиданный вопрос. – Ты хорошо плаваешь? – Пожалуй, в текущей ситуации наличие второго… живого существа будет только в плюс.

+1

6

Нда-а, сложно было ожидать иную реакцию на внезапное появление за спиной в темном подземелье незнакомца, но столь яркий испуг Шем в какой-то мере посчитал оскорбительным и поборол внутри себя мимолетное желание посмотреть, а не облез ли он лицом до кости в процессе скатывания вниз? Ну, а когда он учуял едва заметный «естественный» металлический запах крови исходящий от эльфа ему даже стало жаль этого незнакомца. Это как же он сильно приложился головой об эту стену? Чудо только что лампу не разбил в процессе, ибо она явно не простая и волку хотелось ее увидеть поближе, но он сделал вид, что лампа его не интересует.
Несмотря на легкую абсурдность ситуации, а также мимолетный приступ жалости волк остался более-менее спокойным, разве что его дежурная лисья улыбка стала чуть шире, что могло уже не укрыться от внимательных глаз, а сам он все еще предпочитал сохранять дистанцию между ним и этим незнакомцем. Обоим так будет спокойнее и остается пока дождаться, пока эльф не возьмет себя в руки и не наглядится на его рожу, а он в свою очередь на него.
Прости, ты что-то говорил? — Шем наклонил голову набок и окинул эльфа оценивающим взглядом. Он сейчас серьезно? Или… Впрочем, а какая разница? С испугу не только глупые вопросы начнешь задавать, пора разряжать обстановку. Эльф, конечно, уже не выглядит так, словно увидел ожившего мертвеца, но в его спокойствие верилось с трудом.
Приятно познакомиться, Ал — в ответ на улыбку Шем сделал легкий приветственный кивок и, взмахнув хвостом, присел на корточки. Его беглый осмотр не выявил у эльфа какого-то оружия и в целом Шем начинал себя чувствовать более уверенно, хотя и старательно прислушивался к окружающей обстановке ожидая, что вот-вот среди монотонного бульканья воды раздастся шаги третьего попаданца.
Возможно, и умею, а вы с какой целью интересуетесь? По мне так утопление не самый удобный способ избавиться от нежеланного собеседника, — Это была попытка пошутить, насколько ему удалось, ну… лицо эльфа ему подскажет ответ. Хотя на странный вопрос сложно ожидать содержательный ответ.
Исследователь значит…  а попал сюда ты через проход или пролетом ранее нашли короткий "спуск"? — добавил он вопрос после небольшой паузы желая сейчас это уточнить. Следов ботинок он не обнаружил у входа (хотя и не искал человеческих следов) и если он упустил эту деталь, то придется в будущем делать работу над ошибками.

+1

7

Честно говоря, даже не являясь внезапно из тьмы, голубые змеиные глаза вызывали некоторую тревожность. Больно уж подходили они своему обладателю, разве что цвет шерстки подвел, был бы черный или, наоборот, белый, совсем красота была бы. Не то чтобы Альзирр разбирался в канонах зверолюдской красоты. Нехило его, видимо, приложило об камушек головой.

Приятно познакомиться, Ал  - Кажется, его улыбка все же снизила градус абсурдной неловкости столь странного знакомства. Опасения, впрочем, нет. Волк опустился на корточки, а Альзирр залип на хвост. Право слово, его не держали взаперти (после 12 уж точно), но сложно удержаться от каких-то крайне глупых, порывистых штук. Погладить мимо пробегающего кота, начать читать книгу на ночь глядя, обещая самому себе, что «ну одну страничку», лезть в одиночестве в опасные пещеры, залипать на то как дергается из стороны в сторону пушистый хвост... Все это находилось у Бетелгейзе примерно на одном уровне, ага.
- …Так, а ты? – Альзирр все еще надеется услышать в ответ имя своего гостя (он в этой пещере первый, поэтому пришли к нему!). Еще и бодро соскакивает на более простетское «ты», не потому что хочет как-то унизить зверолюда, просто не та, по его мнению, ситуация для расшаркиваний.
Возможно, и умею, а вы с какой целью интересуетесь? По мне так утопление не самый удобный способ избавиться от нежеланного собеседника, - Осмысливание вопроса требует времени. Альзирр как раз аккуратно ощупывает свою голову на предмет сильных повреждений после столкновения со стеной. Ничего страшного, будет шишка, но не более. Эльф переводит взгляд с воды на волка и со смехом фыркает. – Способ, может быть, и подходящий, но ситуация намекает на то, что вероятность устранить меня куда выше. Причем даже не твоими руками. – Из носа все еще капает кровища и Альзирр, морщиться от металлического привкуса во рту, но даже уже не пытается что-либо с этим сделать. Еще пару минут покапает и само пройдет. Чай не в первый раз.

Исследователь значит… - Эльф угукает в этот момент, неторопливо, под пристальным взглядом, переползая ближе к воде. Без каких-либо лишних движений и всего такого. Не хочется получить чем-то в спину, просто потому что его не правильно поняли. - а попал сюда ты через проход или пролетом ранее нашли короткий «спуск»? —  Альзирр подтягивает рукав до локтя и погружает руку в воду. – Не совсем понимаю, о чем ты, - Не то чтобы он помнил устройство пещеры, глифы интересовали его куда больше. - но угодил я сюда через какую-то ловушку в стене, которая с истовым весельем грозилась размазать меня о каменные колья. Повезло, с ними кто-то уже встретился. Летально. – Бетелгейзе постепенно двигался вдоль берега, не переставая болтать рукой в воде. – А ты, я так понимаю, тоже успел познать гостеприимство этого места? – Наконец-то ладонь уперлась в гладкий камень и культист, на радостях, едва не навернулся в озеро целиком.

- Я понимаю, что наше знакомство состоялось крайне своеобразно, но не думаю, что у нас есть повод вредить друг другу или я не прав? – Альзирр чуть повернул голову, спокойно улыбаясь. – И, более того, думаю, что мы можем быть друг другу полезны, если, ты, конечно же, сюда не по мою душу? – Он сам в это не верил. Слишком много шансов его убить, чтобы вот так вот вести разговоры. – Возвращаюсь к вопросу о плаванье, тут есть ступеньки вниз. – И Альзирр выжидательно уставился на волка, будто его слов было достаточно для того чтобы тот все понял.

+1

8

Эльф во время их разговора все отползал и отползал дальше от зверолюда и единственного сильного источника света — магической лампы. Черты лица и прочие мелкие детали уже были слабо различимы даже с поправкой на особенности восприятия волка, но детали внешности уже не так его сильно интересовали, как попытки эльфа что-то нащупать под водой. Оружие? Маловероятно, в пещере при почти полной тишине невозможно не услышать что-то. Собирается применить магию? Возможно, но даже если и так, то разве ему обязателен физический контакт для использования водной стихии? Вопрос остается открытым, ибо познания волка в магическом искусстве стремятся к нулю, да и наблюдать проявление волшебства ему не приходилось.
—  Нет, наша с тобой встреча абсолютная случайность. Как ты сказал, я успел познать гостеприимность этого места. Думаю… мы с тобой не враги, — У него не было причин объявлять первого встречного своим другом или приятелем, но немного понаблюдав за незнакомцем Шем считал, что тот как минимум честен перед ним. Ну, а если за его голову назначена награда Орденом, то у них есть  что-то общее кроме их текущего злоключения. Конечно, если это не была шутка для разрядки обстановки.
Как я сказал — зови меня Ид, — Зверолюд  поднялся вновь на ноги и, спрятав светящийся пузырек краски в одном из нагрудных карманов, поднял лампу эльфа, чей свет рассеивал тьму куда успешнее его скромной «подделки» и вызывал интерес. Даже если он и пытался сохранить на своей морде что-то наподобие сдержанного любопытства его выдавал с потрохами хвост, чье активно движение даже тьма неспособна скрыть. В конце-то концов, его можно тоже назвать исследователем и если этот светильник не результат магии, то он обязан узнать о составе жидкости (или материале) который в нем используется! Но для начала надо помочь эльфу, запах крови явно усилился и если это результат одно лишь удара… как бы этот ушастый не откинул копыта раньше времени.
Предлагаю обсудить возможный спуск дальше позже, ты неплохо так приложился головой о стену, если меня не обманывает мой нюх, — Шем поднял взгляд на все еще лежащего эльфа, — Могу привести тебя в чувство в качестве жеста доброй воли, а еще верну лампу, — В свете фонаря эльф мог увидеть на лице зевролюда беззлобную ухмылку.

+1

9

- Вот и замечательно, что не враги. – Пожалуй, подобная формулировка устроила Альзирра больше, чем самые горячие уверения в дружбе. Он считал, что со случайными попутчиками лучше иметь одну цель и не осложнять ее личными взаимоотношениями. Жаль только, что не всегда можно узнать, к чему действительно кто стремиться. Или не жаль, потому что своих секретов было выше крыши.

- Сказал? – Несколько обескураженный шепот. Впрочем, эльф тут же исправляется, куда громче – Чтож, рад нашему знакомству, Ид. – Обретший имя гость, весьма удачно подошел поближе с лампой и добавил света. Если в темноте вода казалась непроглядно черной, то в свете оказалось, что все не настолько плохо, пусть было видно не так далеко, но видно же! Правда понять насколько глубоко уходила каменная тропа вниз, все равно не представлялось возможным. Единственное в чем точно был уверен Альззир, есть еще помещения, именно в них преградили путь водой, вот только не затопило ли их тоже?
Предлагаю обсудить возможный спуск дальше позже, ты неплохо так приложился головой о стену, если меня не обманывает мой нюх, - Бетелгейзе непонимающе перевел взгляд на Ида. Как минимум один талант он у зверолюда уже нашел – умение вгонять в прострацию. - Могу привести тебя в чувство в качестве жеста доброй воли, а еще верну лампу – Нет, ну, правда, талант.
А потом Альзирр вспоминает про измазанную в крови нижнюю часть лица и снова тянется к воде, уже для того чтобы перестать напоминать то ли вампира, то ли жертву жестокого избиения стеной. – С головой все в порядке, во всяком случае, я обнаружил только шишку. А кровь – следствие перенапряжения и отката, так что если ты не культа жизни, то вряд ли сможешь помочь. – Только помешать. Потому что лекарей, в большинстве своем, эльф не любил. Находящиеся под колпаком церкви Луны с момента обнаружения дара, мало кто мог сохранить критичность мышления по отношению к «родным» пенатам. – Само пройдет, в общем.

Кое-как Альзирру все же удается более менее смыть кровищу, и он усаживается уверенней, привычно сохраняя спину предельно прямой. – Лампу неси сюда, хочу посмотреть, сколько света она даст под водой! – Если разговоры о собственном самочувствии не вызывали в Бетелгейзе должной заинтересованности, то стоило вернуться в русло исследований, как он сразу приободрился. – У тебя есть еще источник света? Я думаю, что нам не следует сразу нырять вдвоем, а значит, кто-то должен будет ждать тут. Что скажешь?

+1

10

«Все ли эльфы такие упрямые как этот или я настолько везучий?»  – Оставалось пока только мысленно подивиться завидному упрямству эльфа. Шем не был профессиональным лекарем, но за годы работы зельеваром и алхимиком он успел понять одну вещь:  человеческое (да и прочих гуманоидов) тело хрупкое, несовершенное. Незначительный на первый взгляд порез может приковать к постели на неделю вперед, если и вовсе не сжечь больного за несколько дней и отпаивать такого бедолагу Шему приходилось долго. Об опыте лечения внутренних травм при отсутствии явных внешних повреждений и вовсе стоит скромно умолчать. В принципе Шем не из тех, кто переживает за здоровье первого встречного, но тут он потенциальный ныряльщик, а этот эльф потенциальный страховщик которому нужна своя подстраховка хотя бы в виде небольшого зелья-допинга.
Прежде чем подойти к ушастому волк задержался ненадолго у стены, освещая себе светом фонаря символы которые он скорее обозвал «закорючками», специфичным украшением стены, но его новый знакомый явно что-то пытался прочесть или расшифровать. Неприметная пещера, ловушки, эльф-исследователь, неизвестный язык и потенциальные катакомбы под ними… Все это интриговало, особенно возможность забрать из нетронутых сокровищ что-то себе. Раскрытие тайны и новые знания это хорошо, но звонкая монета никогда не помешает.
Есть, – Кратко ответил он, разворачиваясь и направляясь уже к эльфу быстрым шагом. Тот после водных процедур перестал напоминать вампира за трапезой, но все еще вызывал небольшое беспокойство. Прежде чем что-то говорить и тем более демонстрировать содержимое своей слегка подранной сумки Шем сел, подобрав под себя ноги и обвил себя хвостом, насколько позволяла его длина.
Краска на основе люминофора, – С этими словами он аккуратно вынул одну стеклянную колбу из сумки и продемонстрировал ее собеседнику. Она излучала мягкий синий свет, этого света было достаточно, чтоб рассмотреть мелкие детали в полуметре от источника света. Алхимическое стекло крепкое, ударов и прочих негативных факторов не боится, если не приземлятся всем своим весом на колбу, конечно.
Верно, пока мы не знаем, что там внизу нырять вместе бессмысленно. Кто-то должен подстраховать, – В процессе разговора волк отцепил свой походный плащ. Сейчас это лишний груз и ткань, которая может зацепиться за что-то под водой, посему сейчас он лежал рядом, а сам волк при помощи куска льняной ткани из сумки собрал свою гриву волос в конский хвост.
Спорить не будем, что физически крепче я? – Вопрос риторический, но ради приличия ответа он решил дождаться, а пока он сделал небольшой глоток из другого флакончика с зельем, имеющим уже зеленый оттенок, эльф мог учуять запах трав.
Кстати о моих навыках врачевания. Я настаиваю на том, чтоб ты принял вот это зелье. Не волнуйся, оно лишь оказывает общее тонизирующее действие на организм, а в основе травы с небольшим добавлением целебного зелья. Силы нам с тобой пригодятся.

+1


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [14 безмятежье 1056] Что скрыто внизу?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно