поговаривают, мол...

В день Чернолуния полагается завесить все зеркала и ни в коем случае не смотреть на собственное отражение.

Некоторые порождения дикой магии могут свободно проходить сквозь стены.

В Солгарде все желающие могут оформить заявку на тур по тавернам, включающий в себя 10 уникальных заведений со всех уголков мира, и посещение их всех в один день!

Дикая роза на крышке гроба запрет вампира внутри.

В центре опустевшей деревушки подле Фортуны стоит колодец, на бортиках которого грубо нацарапана фраза на эльфийском: «Цена должна быть уплачена».

Старый лес в окрестностях Ольдемора изменился. Звери изменились вместе с ним. Теперь их нужно убивать дважды.

В провинции Хельдемора не стихает молва о страшной угрозе, поджидающей путников на болоте, однако... всякий раз, когда туда прибывали нанятые охотники, они попадали в вполне себе мирную деревеньку.

Беда! Склеп мэра одного небольшого города возле Рон-дю-Буша едва ли не полностью ушел под землю после землятресения. Лежавшие там мирно тела... пропали.

В окрестностях Рон-дю-Буша есть примечательный город, главная особенность которого — кладбище. Поговорите с настоятелем местной церкви и он непременно отыщет для вас могилу... с вашим именем.

Известный мастер ищет бравого героя, дабы увековечить его благородный лик в камне.

Тролль, которого видели недалеко от деревни на болотах, говорит на общем языке и дает разумные советы напуганным путешественникам, встречающих его на пути.

Книги в большой библиотеке при ольдеморской консерватории начали разговаривать, и болтают они преимущественно друг с другом.

В Керноа кто-то повадился убивать горожан. Обнаруживший неизменно замечает, что из тел убитых растут... зеленые кусты.

В Эльмондо обрел популярность торговец, раз в период заглядывающий в столицу и предлагающий всем желающим приобрести удивительно умных зверей. Правда все чаще звучат голоса тех покупателей, которые утверждают, будто иной раз животные ведут себя странно.

Если в Новолуние поставить зажженную свечу на перекресток - можно привлечь Мертвого Феникса, который исполнит любое желание.

Некоторые представители расы шадд странным образом не нуждаются во сне - они вполне могут заболтать вас до смерти!

Эльфы просто обожают декорировать свое жилье и неравнодушны к драгоценностям.

Дворфы никогда не бывают пьяны, что говорится, «в зюзю». А вот гномы напиваются с полкружки пива.

Бросьте ночью 12 Расцвета в воду синие анемоны, подвязанные алой лентой, и в чьих руках они окажутся, с тем вас навек свяжет судьба.

Оборотни не выносят запах ладана и воска.

В Сонном море существуют целые пиратские города! Ничего удивительного, что торговые корабли никогда не ходят в этом направлении.

Хельдемор не отличается сильным флотом: портовые города в гигантском королевстве ничтожно малы!

Положите аркану Луна под подушку в полнолуние чтобы увидеть сон о будущем!

Благословение Луны, которым владеют представители Фэй-Ул, способно исцелить от любого проклятия в течении трех дней после его наложения.

Джинны огня дарят пламя, закованное в магический кристалл, в качестве признания в любви.

В Маяке Скорби обитает призрак водного джинна, который вот уже пятьдесят лет ждет свою возлюбленную и топит каждого, чья нога ступит в воды озера, окружающего маяк.

Фэй-Ул пьянеют от молока, а их дети не нуждаются в пище первые годы жизни - главное, чтобы ребенок находился под Луной.

Самой вкусной для вампиров является кровь их родственников.

Свадьбы в Аркануме проводятся ночью, похороны - днем. Исключение: день Чернолуния, когда ночью можно только хоронить.

В лесу Слез часто пропадают дети, а взрослый путник легко может заблудиться. Очевидцы рассказывают, что призрачный музыкант в праздничной ливрее играет всем заблудшим на флейте, и звук доносится со стороны тропы. А некоторым он предлагает поучаствовать в полуночном балу.

Не соглашайтесь на предложение сократить дорогу от незнакомых путников.

На острове Чайки стоит роскошный особняк, в котором никогда нет людей. Иногда оттуда виден свет, а чей-то голос эхом отдается в коридорах. Говорят что каждый, кто переступит порог, будет всеми забыт.

Озеро Лунная Купель в Лосс'Истэль полностью состоит не из воды, а из лучшего вина, которое опьяняет сладким вкусом!

Утеха стала приютом целым двум ковенам ведьм: неужто им здесь медом намазано?

В языке эльфов нет слова, обозначающего развод.

По ночам кто-то ошивается у кладбищ подле Руин Иллюзий.

В Фортуне дают три телеги золота в придачу тому, кто согласен жениться на дочери маркиза.

В Белфанте очень не любят культистов.

Не стоит покупать оружие у златоперого зверолюда, коли жизнь дорога.

Кто-то оставил лошадь умирать в лесу Ласточки, а та взяла и на второй день заговорила.

Храм Калтэя называют проклятым, потому что в статую древнего божества вселился злой дух и не дает покоя ныне живущим. Благо, живут подле статуи только культисты.

В Озофе то и дело, вот уже десять лет, слышится звон колоколов в день Полнолуния.

Жители утверждают, будто бы портрет леди Марлеам в их городке Вилмор разговаривает и даже дает им указания.

Чем зеленее орк, тем он сильнее и выносливее.

У водопада Дорн-Блю в Ольдеморе живут джинны воды и все, до единого - дивной красоты.

На Ивлире ежегодно в период Претишья происходит турнир воинов. В этом году поучаствует сам сэр Александер Локхард - личный охранник ее Величества королевы Маргарет!

Все аристократы отличаются бледностью кожи, да вот только в Рон-Дю-Буше эти господы будто бы и вовсе солнца не знают.

В мире до сих пор существуют настоящие фэйри, да вот только отличить их от любого другого существа - невозможно!

Фэй-Ул настолько редки, что являются настоящей диковинкой для всего Аркануме. А на диковинки большой спрос. Особенно на черном рынке...

18 Бурана дверь королевского дворца Хельдемора распахивается всем желающим, бал в ночь Первой Луны.

В 15-20 числах в Лосс'Истэле происходит Великая Ярмарка Искусств - это единственный день, когда эльфы позволяют пройти через стену всем.

10 Безмятежья отмечается один из главных праздников - самая длинная ночь года. в Рон-дю-Буше проводится Большой Маскарад.

42 Расцвет - день Солнцестояния, неофициальный праздник Пылающих Маков в Ольдеморе, когда молодые люди ищут цветок папоротника и гадают.

22 Разгара отмечается Урожайный Вал в Фортуне.

Каждую ночь спящие жители Кортелий подле Утехи выбираются из своих постелей, спускаются к неестественно синему озеру и ходят по его песчаному дну. Поутру их тела всплывают, а селяне всерьез боятся спать.

В деревне Уилмот подле Вилмора более 90% детей умирают при рождении и тем странней, что несколько семей отличаются в ней поразительным плодородием.

Администрация проекта: один, два, три.
нужные персонажи
27.09 Опубликован новый прогноз астрологов.

Арканум. Тени Луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Архив у озера » Сокровищница » Конрад Валлион | Человек | 32


Конрад Валлион | Человек | 32

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

О персонаже

https://images.vfl.ru/ii/1620674662/b4ebe1ab/34402233.png

Конрад Валлион

"У ужаса есть лицо"

человек | 32 | аркан Смерти

Фракция:
орден Белого Меча

Мировоззрение:

законопослушный злой

Род деятельности:

офицер Ордена в ранге Исполняющего

История

Первенец. Его ждали и на него надеялись, как бедный крестьянин, заложивший свою хижину за горсть семян, надеется и ждет урожая.
Ну, может, все было не настолько драматично - однако на сына небогатое семейство действительно возлагало немалые надежды. Людям, не имеющим больших достижений, всегда свойственно смотреть на звезды. Даже если видят лишь их отражение в грязной луже.
Если Валлионы и отличались от всех остальных людей - то разве что своей какой-никакой, но знатностью. В ней же и была беда: достаточно знатный, чтобы иметь амбиции, но недостаточно, чтобы их реализовать, глава семьи и по совместительству отец нашего героя едва ли мог придумать что-то лучше, чем добиться успехов при помощи детей.
Надо ли говорить, что едва ли не с самого детства у Конрада не было выбора?
Род Валлион - патриархальный и властный, из тех, что помнят и ценят уклад и порядки; именно в таких традициях и воспитывался сын рода. Прежде всего - семья и имя, уже потом - ты сам. А еще ответственность и порядок. И нагрузки - тяжелые, изнуряющие, но все во благо будущего. Такое детство сложно назвать очень светлым и веселым - хотя сотни тысяч крестьянских детей рассмеялись бы в лицо любому, кто скажет подобное.
И все же несмотря на это, у Конрада всегда было достаточно друзей. Не очень много, но достаточно. Если, конечно, считать таковыми детей конюха, поварихи и прочей прислуги; в конце концов, из господ он был единственным ребенком... довольно долгое время. Да и дружба это была своеобразной: односторонней, наверное, больше похожей на преклонение. Было в мальчике что-то такое, что старик-отец, долгие годы служившей короне в войсках, сумел вбить своей тяжелой рукой - внутренняя сила? Лидерские качества? А может быть, просто положение, на фоне которого дети низких сословий смотрели юному господину в рот? Сейчас уже и не скажешь точно, да и зачем? Известно точно - благодаря воспитанию или вопреки ему, но Конрад стал привычен быть окруженным людьми и видеть в них людей, кем бы они ни были. Что же до остального - он не сильно отличался от других мелкопоместных дворянских детей, чья судьба была расписана едва ли не по минутам.

И все же ему недоставало равных. Каждый пролетающий год увеличивал пропасть между "друзьями", чьи родители четко напоминали взрослеющим детям об их - сословном - месте. А Конрада по-прежнему продолжали учить, учить, учить... Это слово даже сейчас, спустя десятилетия, намертво вбито в его голову; его учили всему, что может потребоваться юному лорду, наследнику угасающего рода, и, разумеется, будущему воину - кого же еще отставной вояка мог желать подготовить? К своим восьми годам Конрад более чем уверенно держался в седле и орудовал мечом - уже не деревянным, но еще не заточенным; к десяти - впервые отнял жизнь - жизнь дикого раненого зверя, загнанного охотничьей сворой отцовских псов и заботливо представленного юному господину. Учителя, тренеры, старые книги и глухие удары сливались в длинную череду кажущихся бесконечными дней; менее года спустя - первый выезд в свет, в столицу, непонятную и незнакомую, мелькающую десятками и сотнями неизвестных, незнакомых, бессмысленных лиц, улыбками и громкими голосами. Он не знал, что происходит, хотя отец и мама с гордостью показывали мальчика бесконечным знакомым и знакомым знакомых, двоюродным дядькам и дальним кузенам, и многим, многим другим. Пройдет время, и Конрад научится их различать; пройдет еще - и сдружится с очередным десятком ничего не значащих лиц и имен, на сей раз, правда, тоже носящих некие титулы. Пустые слова, как и прежде, ведь никто из них никогда не был и не будет равен его семье и роду. Просто потому, что они - чужие.
А еще с ним были сны.
Странные и редкие, но с каждым пробуждением после такого сна ему было не по себе. Было в них нечто, что пронизывало насквозь, разрезало незримую оболочку и вытягивало душу; по крайней мере, именно так он чувствовал себя после этих снов. Он молчал, и сны уходили, чтобы потом возвратиться и уйти вновь; когда же обмолвился об этом одному из учителей, в ответ тот лишь махнул рукой и предложил забыть. Сны ушли сами, и со временем мальчик научился не обращать на них внимания.
О том, чтобы исследовать магию и обучаться ей, никогда не шло и речи.

А что потом? Ничего из того, чего не было ранее. Учеба, изматывающая и кажущаяся бесконечной, тренировки в седле и перед манекеном, и в спарринге с каким-нибудь тощим двоюродным сыном троюродного кузена отца - и день за днем одно и то же; время от времени - охота и выезд к каким-то друзьям или знакомым. Взрослые дела оставались в стороне, пока не пришло время - и жизнь юного лорда всегда отличалась однообразием. Жизнь всегда кажется скучной, если нет нужды собирать сорняки, дабы не сдохнуть от голода.
Был он один? Пожалуй, наверное да - большую часть своего детства. Спустя десять лет его жизни в семье появилось пополнение - лишь через десятилетия Конрад узнает, сколько сил и здоровья стоил леди Валлион этот ребенок и сколько прошло бесплодных попыток. К болезненной, странно и жутковато выглядящей девочке-альбиносу его подпустят лишь через несколько лет - и все эти годы он будет ревновать к ней своих родителей. Так происходит всегда, когда старших и младших разделяют многие годы. К счастью, ничем кроме внутреннего гнева эта ревность не завершится; а когда Конрад подрастет - то незаметно для себя станет первым другом и защитником для малышки, определенно обреченной на столь же одинокую жизнь, как и у него.
Если бы он только знал, насколько ошибается в части одиночества!
Так или иначе, со временем он очень полюбил девочку, одновременно оказавшуюся и близкой, и равной ему, и в то же время как-то необъяснимо привязанной; внимательно слушал, защищал и давал советы; тогда, общаясь с малышкой, он еще умел улыбаться и даже казался искренним и добрым. А может - и не казался. Из всей семьи, пожалуй, даже с матерью он не был близок настолько - что же касается отца, то отношения с ним никогда не отличались теплом.
Годы спустя, уже уехав из дома и поступив в действующую армию к одному из старых знакомых отца, Конрад не забывал о сестренке - и каждый раз, когда приезжал домой на побывку, обязательно привозил ей что-нибудь интересное, сажал на колени и рассказывал свои истории. А после дней, каждый раз пролетающих незаметно, вновь уходил служить.
Чтобы однажды не вернуться прежним.

...Граница с Улл'Парсой всегда слыла негостеприимным и опасным местом - не исключено, что по этой причине именно там находили свое место многие славные, опытные и могучие воины и вожди. Даже сейчас на границе неспокойно - тогда же, чуть более десяти лет назад, ситуация и казалась, и была гораздо мрачнее. К тому моменту Конрад Валлион уже являлся обученным младшим офицером, ни разу, впрочем, не участвовавшим в бою - настоящем бою, с хорошо мотивированным, злым и умелым врагом, которых внутри страны, на прежних местах дислокации, не наблюдалась. Ни он сам, ни его десяток не были готовы к тому, с чем предстоит столкнуться - ведь вот уже целых три долгих недели на заставе не было даже залетных контрабандистов, не говоря о рейде или вторжении. Бои - точнее сказать, стычки - протекали стихийно и где-то далеко, и никто не ожидал, что может умереть. Кто с здравом уме станет нападать на королевских солдат?  И это случилось.
Нет, ни Конрад, ни его бойцы не совершали преступной небрежности, не спали на постах и честно исполняли свой долг. Им не повезло.
Месяцы спустя Конрад будет вспоминать, что видел этот момент в своих истошных снах незадолго до трагедии - видел и забыл, как и десятки и сотни снов ранее, никогда не отличавшихся пророчествами. Да и что можно разглядеть в мешанине красного, черного и охры, заливающей глаза, в дискордантных воплях и неясных образах? Ничего, если не знать, что ищешь.
...Они нагрянули в час Быка, проворно и неслышно ступая во мраке. Часовые не успели и двинуться; вслед за ними - те, чьи палатки располагались ближе к частоколу. В их рядах - звероподобные чудовища; их оскаленные в безумном торжестве пасти с клыками будут сниться Конраду несколько лет, вместе с потоками крови, с разрезанными животами и расколотым черепом, истекающим кровью и чем-то розоватым.
Можно было бы сказать, что он сражался до последнего - но это неправда. Конрад спал, поскольку имел на это право, а разбуженный криками - не успел даже взяться за меч. Ему повезло, как и немногим из всей заставы, кого налетчики решили захватить с собой и угнать прочь - впрочем, такое ли это везение?
Он видел, что делали рейдеры с теми, кто попал в плен перед ним - на стоянке в пустынном лесу, в зловонных ямах, просто там, где захочется. Он видел смерть тех, за кого нес ответ - всего своего десятка, всех тех, кого мог назвать друзьями. Никогда прежде не сталкивавшийся с мучительной смертью, Конрад внезапно ощутил ее дыхание прямо на своем лице, и встреча со смертью оказалась кошмаром, оставившим незаживающие шрамы и на теле, и на душе; когда же пришел его черед - смерть отступила, оставив сломленного и измученного солдата наедине с вечностью. Рыцари Хельдемора спасли немногих уцелевших, и Конрада в их числе - но долгие месяцы он будет жалеть, что рыцари не задержались еще на пару суток.

...Только в сказках герой, получивший увечье, может гордо встать и схватиться за меч. Жизнь - не сказка, а Конрад Валлион - не герой. Лекарства и магия исцелили его тело и разум - но шрамы, оставшиеся на душе, невозможно излечить ничем, кроме времени. Время пройдет, и он вернется в строй - но уже никогда не станет прежним.
Жестокость. Безразличие. Пустота. Он сломлен изнутри и едва ли станет прежним - но на полях бесконечной войны едва ли будет нужда в чем-то ином. За месяцы и годы, что Конрад проведет на границе, он почти до совершенства доведет свое боевое мастерство, не давая пощады ни одному живому созданию из тех, что обитают по ту сторону кордона - неважно, будут ли это вооруженные рейдеры или же истощенные, испуганные беглецы, чья вина станет состоять лишь в нарушении границы. Уже повышенный в чине, Валлион лицом к лицу встретит один из крупнейших прорывов "орды", вновь оставшись единственным выжившим из своего подразделения - но на этот раз он не сломается. Ведь среди тех, кто противостоял им, уцелевших не будет.
А потом его наградят. Даже удостоят королевской аудиенции - в ходе которой он будет молчать, стоя на одном колене и глядя пустым взглядом "в тысячу лиг" сквозь лица придворных. А потом, сверкая орденом поверх мундира, он будет переведен в провинциальный гарнизон далеко от границ - судя по всему, командиры что-то все же узнали.

Что останется от него самого? Годы пройдут, прежде чем шрамы на душе начнут рассасываться - но и по сей день они так и не придут в норму. Словно бледная тень, Конрад будет наполняться жизнью и напоминать самого себя прежнего лишь дома, лишь рядом с теми, кто действительно ему близок. Отец. Мама. Сестра. В обществе Арилы он наконец-то сумеет улыбнуться - жутко, криво, пугающе - но она, кажется, этого и не заметит.
А однажды она исчезнет - и спустя несколько дней Конрад исчезнет следом. Когда же девушку найдут - неподалеку найдут и жутко изувеченные тела ее похитителей.

...Конрад уйдет вновь, направляясь к новому месту службы - но задержится там недолго. Гарнизонная служба - не то, что способствует спокойствию души, ведь Валлион - совсем не кабинетная крыса. Во многом благодаря награде и определенной репутации, а также фамилии отца его без особых проблем примут в ряды Белого Меча - где, после напряженной подготовки и серии сеансов магического лечения, ему доверят участие в боевых операциях. Как окажется вскоре, хватает и внутренних врагов не только у королевства, но и у целого мира - и сражаться с ними Конрад приступит с холодной яростью. На страже порядка он не будет ведать ни страха, ни милосердия: там, где в дело вступает Белый Меч, время милости навсегда ушло. Вскоре его переведут в столичный регион, спустя некоторые время - позволят командовать отрядом. Все меньше времени останется на все, кроме службы - но это, наверное, и к лучшему. "Отец мог бы гордиться" - подумает он, и даже не заметит, насколько безразличной станет ему эта мысль.
В последнее время ему вообще довольно безразлично, о чем думают... почти все. Все реже и реже он станет посещать семью, предпочитая проводить отпускные дни в обществах весьма сомнительного рода; а после того, как его сестра выйдет замуж - то и вовсе почти перестанет там появляться.
Что ему там искать - среди тех, кто предал единственного любимого им человека? Он прекрасно помнит скандал, которым обернулась эта свадьба, и как семья отвернулась от своей дочери. О нет, избранник Арилы ему не понравился сразу - он был слаб, нищ, ничтожен, он был не достоин... Но это был ее выбор, и по мнению Конрада - семья была обязана этот выбор принять.
Как принял он. Даже после того, как узнал, что "избранник" состоит в рядах Левиафана - и начал искренне ненавидеть его еще сильнее, мечтая о том дне, когда лично набросит петлю на его тощую шею.
Он вообще довольно легко ненавидит: чужаков, зверолюдей и орков, преступников, культистов, неподчиняющихся, просто тех, кто покажется ему опасным. Можно ли его за это винить, зная через что пришлось пройти? Вряд ли - да только вот кто станет разбираться в чужом прошлом?

...С тех пор минули несчитанные годы - он уже давно их не считает. Зачем? Случилось многое, и много жизней было отнято в борьбе за закон и порядок. Конрад Валлион продолжает служить Ордену и вести свой бесконечный бой что с врагами, что с собственными мыслями. Демоны прошлого не отпускают, но наследник благородного рода научился искать с ними общий язык. Он знает одно: бой не завершен. Враги таятся в каждой тени, и нет пощады тем, кто на их стороне.
Не сегодня.

Отличительные черты

Глядя на Конрада, будет сложно сильно ошибиться в роде его занятий. Этот человек - воин, и воин не из простых. Есть что-то характерное в его долговязой сухощавой фигуре, горделиво возвышающейся над неведомо кем; в манере передвигаться и оглядываться по сторонам при малейшем движении; в бедных, блеклых выражениях на сухом треугольном лице, отмеченном заросшими шрамами и черными мешками вокруг тусклых льдисто-голубых глаз; в длинных черных волосах, уже неслабо перехваченных седыми прядями. Он силен и вынослив - иначе бы и не выжил, но внешне это не столь и видно. Не сразу.
Его можно назвать красивым - своеобразной, дикой и неправильной красотой, перемноженной на уродство и многократно сломленной, перешитой и перевязанной; на краю зловещей долины - так могли бы описать внешность этого человека мастера изображения, и это описание как нельзя точно отражало его натуру. Сломленную. Чужую.
Под дорогими одеждами, парадным мундиром или тяжелой броней - ужасные шрамы поверх пергаментно-бледной кожи и многократно переломанных, сращенных и переломанных вновь костей; на благородном лице - малоподвижная маска как последствие одной из бессчетных тяжелых травм.

Но самое яркое - взгляд.

Такой, что ни с путать ни с чем; тот самый взгляд, устремленный на тысячи лиг в пустоту, что получает каждый солдат, побывавший в преисподней и вышедший из нее живым. Пускай прошло много лет - но до сих пор этот взгляд то и дело возникает на его лице, когда воспоминания о кошмарах войны вырываются из темницы разума.

Навыки и компетенции

- Конрад - дворянин, и это прежде всего. Он образован и обучен по крайней мере настолько, насколько принято в высшем сословии, и даже годы скитания по гарнизонам, заставам и полям сражений так и не сумели выбить эту выучку. Конечно, старшему Валлиону далеко до обитателей королевского двора, но все же он - далеко не выдернутый с полей крестьянин, и это видно во всем;
- По понятным причинам - будучи человеком, сделавшим службу делом собственной жизни - не понаслышке знаком с рядом военных наук. Не только прикладных, но и рядом теоретических вроде баллистики, фортификации или стратегии. Правда, разумеется, не во всем на одинаковом уровне;
- Обучен и обладает опытом в командовании небольшими подразделениями; главным образом - кавалерийскими вплоть до полуэскадрона, однако в последние годы командовал и пехотой;
- Хорошо обучен сражаться как в пешем строю, так и верхом, в основном при помощи клинкового, дробящего и древкового оружия; привычен к физическим нагрузкам, силен и вынослив;
- Самодостаточен и неприхотлив, способен позаботиться о себе в практически любых условиях;
- Вместе с тем - не совсем стабилен психологически. Уже давно Конрад привык видеть мир в темных оттенках, ожидая предательства и угрозы, отчего обладает достаточно холодным, чуждым и неприятным для большинства окружающих характером. Для многих окружающих и подчиненных он похож на слепое и высокомерное орудие закона, что однако не совсем так;
- Знаток прикладной психологии. На самом деле за громкими словами скрывается умение нагнать ужаса.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Связь с вами

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Конрад Валлион (05.06.2021 17:57)

+13

2

Репутация и артефакт

Предсказание Посланницы:
«Не тронь чужого оружия». 

Орден Белого Меча
(+3)

У тебя отличные перспективы, но ты как будто не с ними, а сам по себе. Отдельно. Они все еще пытаются, радостно приветствуют тебя каждый раз. Но надолго ли их хватит?

Левиафан
(-4)

У Змея длинное тело, оно пронизывает собой все вокруг. Вы взаимно не нравитесь друг другу, но его глаза иной раз кажутся манящими. Просто кажутся, конечно, лучше обойти его стороной.

Аристократия Хельдемора
(+4)

Достойный сын своего отца, "в отличии от этой девчонки". Как тебе общественный успех? Ты - их герой, они превозносят твои достижения... но никогда не интересуются теми, кого уже нет. Их правда - только жизнь.

Артефакт

Крохотная записка

Измятая вдоль и поперек, она уже утомила тебя той загадкой, которую предложено в ней разгадать. Записка состоит всего из трех, бесконечно повторяющихся, слов:
"у̶̣͔̬̝̺̞̭ ̺̘̦̤̠̭̻в͉̣͚͙͙а̛͇̥̗с̘̝̘͖̰̫̩ ͢к̷̟̙ͅр̰̗̙̬͍͠ͅы̵̙̻̰͍̖̩ͅс̠̀а̹͈͓̬̙̺ ̗̜̮̪̣͘у̟ ̖̪в͈̩̟̭͙ͅа͈͍с̬͉͎̰̹̰ ̲̠̖͚̖̮͍к̨̮̭̦͇̳̝р͓ы҉̯͚с̮̻̜̮а̷̪ ̢у̼̳̖̺͇ ̫͇̩̣͝в̨̘͔͎̼̳͓͉а̰̮̗͚͍̼с̛̲̙̤̘̻ ҉к̧̮͉̪ͅр͉͇̲̹̺͖̮͠ы̷̥͔̟̼с̴̙̩͍͈͇͙ͅа͍̫̟͙͎͔ ̡̰̱̮̫ͅу̣̖͠ ͈͔͚̞̙̤͕ва̣̻̳͖̟̠с̻̟̻̲̣̼̤ ̴̼̖к̹̪̗̀р̴̗̖ы̰͔͖с̜̹̼а̗ ̷у͠ ̘̰̼͕͉́в̦а̳͚̩̘̫̹͟с̻͙͞ ͎̜̜̗̭͚к̳р̩̹̘̥̫ы̠̱с̱͡а͠ ̜͓̲̯͠у̗͔̤̪̥̮ ̮̬̟ͅв̩̯̳͖͍а̜̼͕͓̣̹͙̀с̟̰̰̯̹ ̶̗̯̥к͍р̹͖̜̭̮̝̬ы̠̭̝̰͟ͅс̩̥а̗̳̺͈̣̫̺ ̺̠̩͞ͅͅу̳̝̫̪͎̙̖͡ ͎̼в̖͖͡а̵с̨̼̫͇̪͉͙̭ ̤̝͖к̪͉͢р̣̜͔̟̲̪ы͔̻͕̬̰͍с͔̳̩͖̫̞̫а̼̹͖͝ ͙̻̖͔͢у̜͖̣̩̮ ̥͓̮͢в̯͔ас̳̯͖̣͉̭̺ ̷̘͎̮͔̮к̰͉̘̝̠̙р͉̻̰ы̪̥̖̀са͍͈̗͔̖͈ ̰͖у̷͖ ̴̜в̴͉̳͙͍̖а̖̗̲̭̦̗с̧̼̲ ̵̙к̛̤̞р͕̩̭̩̫ы̮̞̳͎̘̀с̳̤͔а̙͓̤̙͉̝ ̖͓̬͠у̵̘̫ ̟̜̠͕̯в̶а̧͓с͢ ̼̠̭͘к̮р͇͍͖̤̱̙ы̙̺̟̭͍̺́с̴̙̘а͓̖̭̦ ̠̝͍͓̭̺̝͠у̲̻̩̕ ̷̜ва̪̖͝с̪̬͔͍́ ̡͍̯̼͖̹ќ̜ры͏̻͎͙̼̤ͅс͍̯̯̘͎͙̟͜а̞͖͖̖̹ ̶у̼ ̥в͙̦̬а̛̖͚̥с̟̟͎̙͙͓ ͍̖к̮̟͕р̟͖̘̺͇̝͝ы̢̪с̸̱а͙̩̗̤͟ͅ ̯̹̲̥̜у̡̟̭̣̞ͅ ̹̜̯̯͎̟͘в̬̗̣̩̖͕̼а͍͍͓͈̪̭̕с̺̻́ ̫̥̺͔̘к͎̳͓̩̼̬р̳̝͇̙̝͎ы̱͕̠̮̙̯̼͝с̢͍͚̙ͅа̯ ̘̼̭̤͇͕̖у̗̦ ̹͎̜̳̩̦͘в̷̬̪̹̗̹͍͖а͉̹̜̲͕̝͜с͕͜ ̳̼̟̰ͅͅк̯͈̲̰̟̗̲р̪̯͎̟͚ы̳с̵̼̞̜а͈̰̜ ͠у̠͙͚͖ ͔̕в̼а̶̥̩̩̖̟̪̩с̴̘ ̠к̛р̵͔͙̘ы̵̘͎ͅͅс̯̺͈̫̩͡а͇͖" ̣̯̞͉̼̘

Фиоры: 0

Начисления

+5 за закрытый эпизод;
+5 за закрытый эпизод;
+5 за закрытый эпизод;
-15 перевод Ариле Валлион;
+5 за закрытый эпизод;
+5 за закрытый эпизод
-10 перевод  Ариле Валлион.

+4

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»


Сегодня в мире Разгар 1059 года.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Архив у озера » Сокровищница » Конрад Валлион | Человек | 32


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно